Денотативная соотнесенность австралийских сленгизмов

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Уральский государственный педагогический университет»

Институт иностранных языков

Кафедра английской филологии и сопоставительного языкознания

ДЕНОТАТИВНАЯ СООТНЕСЕННОСТЬ АВСТРАЛИЙСКИХ СЛЕНГИЗМОВ

Курсовая работа

Екатеринбург 2009

Содержание

  • Введение 3
  • Глава I 6
    • 1.1 Уровневовое членение языка 6
    • 1.2 Место сленга в языке лексической системе языка. 7
    • 1. 3 Классификация сленга по способу образования. 8
    • 1. 4 Научное понимание сленга в России и зарубежом 11
  • Выводы по главе I 19
  • Глава II 21
    • 2. 1 Лексические особенности австралийского варианта английского языка 21
    • 2. 2 Лексические особенности австралийского варианта английского языка в разговорной речи 26
  • Выводы по главе II 27
  • Глава III 28
    • 3. 1 Соотнесение по денотативным сферам 28
  • Выводы по главе III 41
  • Заключение 42
  • Список литературы 43

Введение

На сегодняшний день английский язык является государственным языком в Великобритании, Соединенных Штатах Америки, Австралии, Новой Зеландии и большей части территории Канады. В каждом из национальных вариантов есть свой стандарт, как произносительный, лексический и грамматический, которые закреплены в словарях.

Австралийский вариант английского языка развивался в условиях географической и культурной изоляции под влиянием экстралингвистических факторов — особенностей окружающей природы и образа жизни, влияния контактирующих языков — английский язык в Австралии приобрел ряд особенностей, которые позволяют определить его статус, как австралийского национального варианта английского языка. Австралийский английский язык не ограничен сферой бытовой устной речи. Он используется в государственных учреждениях, учреждениях образования, является языком средств массовой коммуникаций и художественной литературы. австралийский английский разговорный сленг

Об актуальность данной темы свидетельствует широкий интерес исследователей к вариантам английского языка или к языковой вариативности. Интерес к вариантам языка можно объяснить неоднородностью и сложностью их применения. Сегодня необходимость теоретического исследования и практического изучения языка в сочетании с развитием общества, глубоким изучением культуры народа — носителя языка является общепризнанной. Не вызывает сомнения и то, что сегодня уже нельзя обучать некоему «усредненному языку», без учета его варьирования. В связи с этим приобретает особое значение изучение сложной системы форм существования языка — от литературного языка до диалекта. Каждый территориальный вариант английского языка является не только пространственной проекцией языка, а также проекцией социальной, культурной и исторической. Поэтому правильная оценка всех этих факторов может пролить свет на сложность и самобытность лингвистической ситуации в Австралии. И конечно, для нас особенно актуально изучение австралийского варианта английского языка, ведь отношения России и Австралии приобретают все большее значение: в Австралии проходят дни России, там открываются филиалы Российских университетов, уже в течение 200 лет развиваются экономические отношения.

Цель, которая ставилась при работе над этой темой — изучить денотативные сферы, представленные сленгизмами австралийского варианта английского языка.

Задачи, используемые при раскрытии поставленной цели:

1. Определить место сленга в языке;

2. Ознакомиться с научным пониманием сленга в России и зарубежом;

3. Рассмотреть источники австралийских сленговых выражений;

4. Проанализировать словари австралийского сленга и изучить их денотативные сферы.

Объект данной работы — австралийский вариант английского языка. Предмет — денотативная соотнесенность сленгизмов австралийского варианта английского языка.

При работе над данной темой были использованы энциклопедические, лингвистические словари и словарь австралийского сленга. Были рассмотрены работы следующих авторов: И. Р. Гальперина, Г. А. Орлов, Д. А. Шахбагова, Э. Патриджа, Д. Кристалла и др.

Результаты данного исследования имеют теоретическое и практическое значение. В теоретическом плане данная курсовая работа вносит вклад в изучение сленгизмов австралийского варианта английского языка, дополняет и обобщает существующие в лингвистической литературе сведения относительно данной проблемы.

Практическая ценность курсовой работы заключается в возможности использования выводов и фактического материала исследования для студентов в дальнейшем изучении данной проблемы или применения результатов исследования на практике.

Глава I

1. 1 Уровневое членение языка

Лингвисты отмечают, что любой живой вербальный язык -- это многоуровневое образование, состоящее из:

1. Общеупотребительного уровня, включающего слова и выражения, используемые, понимаемые и принимаемые большинством носителей языка независимо от места их проживания и контекста употребления. Значение подобных слов легко объяснить, их правописание и произношение представлено в толковых и орфографических словарях. Как правило, именно этому языковому уровню обучают иностранцев;

2. Разговорного уровня, используемого в бытовой речи и письме, но не подходящего для деловой переписки, переговоров и вежливой речи. Данный уровень используется и понимается практически всеми носителями языка. Если употребление сленга предполагает принадлежность к некоему «братству» и посвященность во что-то неведомое другим, то разговорная лексика подчеркивает лишь информативность и повторяемость общих житейских ситуаций. Например, так: «Заруби себе на носу, что мне не стоит вешать лапшу на уши и пудрить мозги»;

3. Уровня диалектов, который включает в себя слова, выражения, специфическое произношение и разговорные обороты, свойственные тем или иным географическим местностям, этнической группе. Например, в южных областях России предлог «за» употребляется вместо «о» или «про»: «Я говорю за свою покупку», «Ты мне ничего не расскажешь за Василия?»;

4. Уровня сленга, состоящего из слов и выражений, свойственных отдельным группам людей (профессиональным, возрастным, социальным). Суть сленга в том, что он не предназначен для того, чтобы быть понятным всем.

Указанные выше уровни языка (кроме общеупотребительного) максимально проявляются в разговорной речи, а в письменную практически не проникают. Сленг здесь не представляет исключения.

Судьба сленговых слов и выражений неодинакова: одни с течением времени переходят в общеупотребительную речь, другие существуют какое-то время вместе со своими носителями, а затем забываются даже ими и, наконец, третьи сленговые слова и выражения так и остаются таковыми на протяжении длительного времени и жизни многих поколений, никогда полностью не переходят в общеупотребительный язык, но в то же время и совсем не забываются [Гриценко Е., 2004].

1. 2 Место сленга в языке лексической системе языка

Вся лексика того или иного языка делится на литературную и нелитературную. К литературной относятся:

1. Книжные слова;

2. Стандартные разговорные слова;

3. Нейтральные слова [Радзиховский Л.А., 1989: 23].

Все это лексика, употребляемая либо в литературе, либо в устной речи в официальной обстановке. Существует также нелитературная лексика, мы делим ее на:

1. Профессионализмы;

2. Вульгаризмы;

3. Жаргонизмы;

4. Сленг [Радзиховский Л.А., 1989: 23].

Эта часть лексики отличается своим разговорным и неофициальным характером.

Профессионализмы — это слова, используемые небольшими группами людей, объединенных определенной профессией.

Вульгаризизмы — это грубые слова, не употребляемые образованными людьми в обществе, специальный лексикон, используемый людьми низшего социального статуса: заключенными, торговцами наркотиками, бездомными и т. п.

Жаргонизмы — это слова, используемые определенными социальными или объединенными общими интересами группы, «которые несут тайный, непонятный для всех смысл».

Сленг — это слова, которые часто рассматриваются как нарушение норм стандартного языка. Это очень выразительные, ироничные слова, служащие для обозначения предметов, о которых говорят в повседневной жизни.

Сленг — это слова и выражения, употребляемые людьми определенных возрастных групп, профессий, классов. Теперь, на наш взгляд, определение сленга должно быть следующим:

Сленг — слова, живущие в современном языке полноценной жизнью, но считающиеся нежелательными к употреблению в литературном языке.

Тем не менее, авторство тех или иных слов и выражений все равно остается за определенными группами людей.

С помощью сленга говорящий может наиболее полно и свободно выразить свои чувства и эмоции.

Механизм формирования сленговых систем основан на заимствованиях. Этот способ органично сочетается с аффиксацией и метафорика [Ячменова К., 2004].

1. 3 Классификация сленга по способу образования

Пути и способы образования сленга весьма разнообразны, но все они сводятся к тому, чтобы приспособить английское слово к российской действительности и сделать его пригодным для постоянного использования. Вот основные методы образования сленга, которые, по нашему мнению, охватывают большинство ныне существующей сленговой лексики:

1. Калька (полное заимствование)

Этот способ образования включает в себя заимствования грамматически не освоенные тем или иным языком. При этом слово заимствуется целиком со своим произношением, написанием и значением. Такие заимствования подвержены ассимиляции. Каждый звук в заимствуемом слове замещается соответствующим звуком в русском языке в соответствии с фонетическими законами. Эти слова кажутся иностранными в произношении и написании, они соответствуют всем нормам английского языка.

2. Полукалька (заимствование основы)

При переходе термина из одного языка в другой, последний подгоняет принимаемое слово под нормы не только своей фонетики как в предыдущей группе, но и спеллинга с грамматикой. Например, при грамматическом освоении английский термин поступает в распоряжение русской грамматики, подчиняясь ее правилам. Слова этой группы образуется следующим образом. К первоначальной английской основе определенными методами прибавляются словообразовательные модели русского языка. К ним относятся, прежде всего, уменьшительно — ласкательные суффиксы существительных -ик, -к (а), -ок и других, также встречаются суффикс -юк, характерный в русском языке для просторечий. В соответствие с тем, что одной из причин необходимости сленга является сокращение длинных профессионализмов, существует такой прием, как прием универбизации (сведение словосочетания к одному слову). Довольно большое количество слов этой группы произошли от различных аббревиатур, названий различных протоколов, фирм.

Производные от различных прочтений этих сокращений попадали в русский сленг. Таким путем появилось много слов.

3. Перевод

а) с использованием стандартной лексики в особом значении;

б) с использованием сленга других профессиональных групп.

Не всегда в русский сленг попадают слова, заимствованные из английского языка. Очень часто сленговая лексика образуется способом перевода английского профессионального термина. В своей классификации я различаю два возможных способа перевода. Первый способ включает в себя перевод слова с использованием существующих в русском языке нейтральных слов, которые при этом приобретают новое значение со сниженной стилистической окраской.

В процессе перевода работает механизм ассоциативного мышления. Возникающие ассоциации или метафоры могут быть самыми разными: по форме предмета или устройства (диск — блин).

Нужно заметить, что к этой группе относятся лишь те слова, которые ранее не имели никаких сленговых значений. Но гораздо более многочисленна вторая группа — это термины, которые приобрели свой сленговый перевод путем использования лексики других профессиональных групп. В результате значение слова несколько изменяется, приобретая специфический для сленга смысл. Когда человек впервые слышит сленговое «фонарь», ему вряд ли станет понятно, о чем речь, т.к. это слово указывает лишь на то, что предмет разговора излучает свет. Слово, вероятно, появилось в сленге благодаря его тенденции к преувеличению, которое создает несоответствие. И из небольшого «светодиода» появился «фонарь».

4. Фонетическая мимикрия

Этот метод, на наш взгляд, наиболее интересен с точки зрения лексикологии. Он основан на совпадении семантически -- несхожих общеупотребительных слов и английских терминов. Слово, которое переходит в сленг, приобретает совершенно новое значение, никаким образом не связанное с общеупотребительным. К этому явлению также относятся случаи звукоподражания, без каких- либо сходств со словами из стандартной лексики. Такие слова представляют собой своеобразную игру звуками. Они образуются путем отнимания, прибавления, перемещения некоторых звуков в оригинальном английском термине [Береговская Н. В, 1996: 46−52].

1. 4 Научное понимание сленга в России и зарубежом

Неизвестно, когда слово slang впервые появилось в Англии в устной речи. В письменном виде оно впервые зафиксировано в Англии в 18 веке. Тогда оно означало «оскорбление». Приблизительно в 1850 году этот термин стал использоваться шире, как обозначение «незаконной» просторечной лексики. В это же время появляются синонимы слова slang — lingo, использовавшийся преимущественно в низших слоях общества, и argot — предпочитавшийся цветным населением [Partridge E, 1979: 3].

Об объеме самого концепта «сленг» говорят появившиеся позже его описательные определения вроде «нецензурная разговорная речь» или поэтические «дифирамбные» описания сленга как «монетного двора языка» (Д. Голсуорси); или «сленг — это язык, который закатывает рукава, плюет на ладони и приступает к работе» (Карл. Сэндберг), это «поэзия простого человека» и т. п. Понятно, что в научном смысле ценность таких определений невелика, хотя из них все же видно, что сленг считается языком простонародья и основой для производства национального словаря.

В российском языкознании чаще всего приводится определение В. А. Хомякова: «Сленг — это относительно устойчивый для определенного периода, широко употребительный, стилистически маркированный (сниженный) лексический пласт (имена существительные, прилагательные и глаголы, обозначающие бытовые явления, предметы, процессы и признаки), компонент экспрессивного просторечия, входящего в литературный язык, весьма неоднородный по своим истокам, степени приближения к литературному стандарту, обладающий пейоративной экспрессией» [Хомяков В. А, 1980: 43−44].

В этом определении обращают на себя внимание следующие признаки сленга: сленг, по мнению В. А. Хомякова, хотя и относится к «экспрессивному просторечию» и входит в литературный язык, его степень приближения к литературному стандарту «весьма неоднородна», то есть можно найти примеры «почти стандартные» и «совсем не стандартные». И, разумеется, сленгу присуща пейоративность как самая характерная черта: трудно представить себе сленгизм с яркой мелиоративной коннотацией, хотя, вероятно, определенная степень «стандартности» все же представима.

Совсем иная трактовка предлагается в «Словаре лингвистических терминов» О. С. Ахмановой:

Сленг —

1. Разговорный вариант профессиональной речи.

2. Элементы разговорного варианта той или иной профессиональной или социальной группы, которые, проникая в литературный язык или вообще в речь людей, не имеющих прямого отношения к данной группе лиц, приобретают в этих языках особую эмоционально-экспрессивную окраску [Ахманова О.С., 1966: 419].

В первой дефиниции сленг — это просто ряд слов не — терминов, использующихся в терминологическом значении, вроде «дворник» или «запаска» у автомобилистов. Такие слова не годятся для официальной инструкции, но удобны для делового разговора профессионалов.

Во втором случае это уже нечто совершенно иное: перед нами слова, уже покинувшие профессиональную сферу и вышедшие «в свет».

Несколько иное решение предлагается в Энциклопедическом словаре 1980 года. Здесь тоже два определения.

1. Сленг здесь — речь профессионально обособленной группы в противоположность литературному языку.

2. Это вариант разговорной речи, не совпадающий с нормой литературного языка [Советский энциклопедический словарь, 1980: 1234]. Это определение представляется весьма неадекватным. Как видим, в (1) — это просто синоним профессионального языка (речи), четко противопоставленный языку литературному. Непонятно, чем сленг в таком случае отличается от терминологии и в каких отношениях с языком литературным он все-таки находится. В (2) это нелитературный вариант разговорной речи; очень «неопределенное определение». Совершенно игнорируется проблема непристойности сленга.

Отличается от этих определений дефиниция Большого энциклопедического словаря 1998 г. :

Сленг —

1. То же, что жаргон (в отечественной литературе преимущественно к англоязычным странам). Как видим, здесь сленг просто объявляется синонимом жаргона, притом преимущественно жаргона англоязычных стран.

2. Совокупность жаргонизмов, составляющих слой разговорной лексики, отражающей грубо-фамильярное, иногда юмористическое отношение к предмету речи. Употребляется преимущественно в условиях непринужденного общения: англ. junkie — наркоман, gal — девушка [БЭС Большой энциклопедический словарь, 1998: 161].

В отличие от некоторых других дефиниций, здесь подчеркивается грубость и фамильярность сленгизмов. «Юмористическое отношение» не считается обязательным признаком сленга. Сленг здесь — часть жаргонного слоя лексики.

«Словарь-справочник лингвистических терминов» 1985 г. просто ставит знак равенства между сленгом, жаргоном и арго: Сленг — слова и выражения, употребляемые лицами определенных профессий или социальных прослоек. Сленг моряков, художников, ср. арго, жаргон [Словарь-справочник лингвистических терминов, 1985: 287].

Такой разнобой в определении сленга дал повод И. Р. Гальперину вообще отрицать сам факт существования сленга.

Его аргументация основана на изучении лексикографических помет: одно и то же слово в различных словарях дается с пометами «сленг», «просторечие» или без всяких помет, что вроде бы свидетельствует в пользу литературной нормы. Поэтому И. Р. Гальперин не допускает существования сленга в качестве отдельной самостоятельной категории, предлагая использовать термин «сленг» в качестве синонима английского слова «жаргон» [Гальперин И.Р., 1956: 107−114].

Аргументация И. Р. Гальперина не кажется слишком убедительной уже в силу недостаточной разработанности системы лексикографических помет: разнобой в данном случае можно объяснить не столько особенностями стиля, сколько особенностями подхода каждого лексикографа к данной проблеме.

К уже приведенным разнообразным трактовкам сленга можно добавить столь же разнообразные дефиниции английских филологов. Термин «сленг», отмечает известный американский лингвист Ч. Фриз, настолько расширил свое значение и применяется для обозначения такого количества различных понятий, что крайне затруднительно провести разграничительную линию между тем, что является сленгом и что нет [Fries Ch, 1987: 52].

Целый ряд английских исследователей использует слово slang просто как синоним жаргона, арго или кэнта. Таково мнение знаменитого исследователя сленга Эрика Партриджа [Partridge E, 1979: 3].

Наиболее детально высказался по поводу дефиниции термина «сленг» автор словаря сленга Р. Спирс. Он отмечает, что термин «сленг» первоначально использовался для обозначения британского криминального жаргона в качестве синонима слову «кэнт» (cant). С годами «сленг» расширяет свое значение и в настоящее время включает в себя различные виды нелитературной лексики: жаргон, просторечия, диалекты и даже вульгарные слова [Spears Richard A, 1982: 10−11]. Концепция Р. Спирса позволяет вывести сленг из криминального жаргона, но ему сленг не уподобить, а, напротив, подчеркнуть, что в это понятие входит целый список различных видов нелитературной лексики. В этом его позиция смыкается с позицией Ч. Фриза.

The Oxford English Dictionary дает более разумное определение сленга: «…язык разговорного типа, считающийся ниже уровня стандартной речи, состоящий как из новых слов, так и из слов относящихся к той или иной сферы деятельности…».

Люди относятся к сленгу скептически, но едва ли могут не использовать его в устной речи. Считается, что сленг употребляют только люди низкого социального статуса, однако, даже люди высокого социального статуса используют сленг в речи, например, сленг врачей или адвокатов, футболистов или коллекционеров марок.

Сложность сленга также очевидна при рассмотрении его функций:

1. Выражение шутливости или комичности;

2. Выражение остроумного высказывания или изобретательности в юмористической ситуации;

3. Придание речи новизны;

4. Придание окрашенности речи (как в положительном, так и в отрицательном смыслах);

5. Избегание клишированных выражений;

6. Обогащение языка новыми словами и выражениями;

7. Отказ от чрезмерной формальности;

8. Смягчение какой-либо трагедии;

9. Употребление сленга для того, чтобы не выделятся из группы людей, в которой человек находится или, чтобы показать, что человек принадлежит определенной группе;

10. Упрощение социального взаимодействия;

11. Придание речи непонятности для остальной массы людей [Crystal D. 1995: 182].

Определение сленга осложняется и тем, что исследователи подразумевают под этим термином два тесно связанных и еще не разграниченных языковых явления, которые, однако, требуют резкого разделения. С одной стороны, сленг -- это набор слов и выражений языка, с другой стороны, -- это речевое и стилистическое употребление этих форм.

Утверждение, что сленг можно понимать как стилистическое явление, в зарубежной специальной литературе нашло широкое распространение. Некоторые англоязычные работы считают сленг стилистическим языковым слоем. Например, Андерсон и Традгилл дали определение сленга, зная, что это определение релятивное. Они считают сленгом употребление стилевого слоя, находящегося под стилистически нейтральной лексикой [Spears Richard A, 1982: 14].

Симо Хемелейнэн считает сленг особой разновидностью стиля, когда люди используют чуждые и неприемлемые в разговорной речи выражения в определенных речевых ситуациях и при определенном настроении. Сознательность в употреблении этих сленговых выражений позволяет финскому ученому разграничить собственно сленг и народную речь: народная речь естественно сопровождается пословицами и поговорками, а о сленге можем говорить только тогда, когда образованный говорящий сознательно выбирает слово или выражение, которое не входит в общеупотребляемую лексику.

Эти тезисы являются спорными, «сленг -- по утверждению Марианне Лили -- нельзя рассматривать как отдельный стилевой слой, ведь раньше его определяли как низкий стиль, низший уровень речи. Сленг содержит разнообразные стилистические элементы, и так как он является разговорным языковым явлением, для него характерен свободный стиль. Именно поэтому очень трудно отделить его, с одной стороны, от непринужденной повседневной речи, с другой, от народного разговорного типа речи. Стилевое разнообразие выражается и в том, что изменяется и стилистическая значимость данного слова в разных речевых ситуациях. Например, различают прямое употребление слова и переносное».

По нашему мнению, сленг как стилистическое явление нельзя определить на основе стилистических оттенков, поскольку сленг является стилистической категорией высшего уровня: это стиль речи или, употребляя термин М. М. Бахтина, -- один из речевых жанров [Бахтин М. М, 1989: 237].

Говорить на сленге -- значит сопровождать свою речь терпким, циничным юмором, шуткой, которые являются следствием непринужденного поведения и мировоззрения. Говорящий на сленге смотрит на мир сквозь сильную эмоциональную призму. Это сильное эмоциональное отношение к миру в сленге выражается в эмоциональной окраске слов и выражений. По сравнению с литературным языком лексика сленга обычно имеет презрительный, пренебрежительный оттенок. Из этого следует, что говорящий относится к этим вещам и явлениям критически (главным образом отрицательно), и это и выражается им (чаще всего в фамильярной, шутливой, насмешливой или оскорбительной и грубой форме). В этих новых сленговых выражениях хорошо ощущается «аккумуляция энергии» языковых элементов. Некоторые специалисты этим явлением объясняют сближение сленга и языка художественной литературы [Судзиловский Г. А. 1973: 21].

В результате аккумуляции энергии слов и сильного эмоционального наполнения возникают выражения, которым присущи определенные стилистические характеристики (грубое, презрительное, ироническое, шутливое, ласкательное и т. д.). (Хорошим примером эмоционального наполнения слов служат предложения из словаря военного сленга Кевешди-Силади, в конце которых ставится восклицательный знак.)

Из требования эмоционального наполнения речи следует, что важнейшим типом в словообразовании сленга является эмоциональное словообразование, при котором слова формально и семантически не изменяются, но получают новую стилистическую окраску [Судзиловский Г. А., 1973: 3−8]. Эмоциональное наполнение слов нельзя считать традиционным словообразованием, поскольку в этом случае не образуются новые слова: при эмоциональном словообразовании происходит реорганизация семантической структуры слова (изменяется иерархия сем), в результате чего слово попадает в другой стилистический слой. С точки зрения участников речевого акта можно говорить о том, что в определенной ситуации и говорящий, и слушатель чувствуют и знают, что они употребляют данное слово как элемент сленга.

Эмоциональное словообразование может сопутствовать семантическому или формальному созданию слов (так возникают собственно сленговые слова), но иногда и оно само может быть продуктивным. «„Сленгом“ считаются нередко и контекстуальные значения слов, возникающие в результате применения отдельных стилистических приемов (иронии, перифразы и др.)» [Судзиловский Г. А., 1973: 3−8].

Это явление, т. е. «преобразование» слов в разных речевых жанрах, характерно и для сленга, Бахтин объясняет так: «Речевой жанр -- это не форма языка, а типическая форма высказывания; как такая жанр включает в себя и определенную типическую, свойственную данному жанру экспрессию. В жанре слово получает некоторую типическую экспрессию. (…) Отсюда и возможность типических экспрессий, которые как бы наслаиваются на слова. (…) Речевые жанры вообще довольно легко поддаются переакцентуации (…). Эту типическую (жанровую) экспрессию можно рассматривать как «стилистический ореол» слова, но этот ореол принадлежит не слову языка как таковому, а тому жанру, в котором данное слово обычно функционирует, это отзвук жанрового целого, звучащий в слове [Бахтин М. М, 1989: 267].

Учитывая определение сленга Бахтиным, мы можем констатировать, что первично сленг является речевым жанром, и только потом может стать лексической категорией, самостоятельным элементом словаря, ввиду того, что слова сленга регулярно употребляются только в этом речевом жанре.

Выводы по главе I

Таким образом, можно констатировать, что, при всей своей популярности, «сленг» в настоящее время терминологической точностью не обладает.

Тем не менее, приведенные выше точки зрения позволяют как-то обобщить его наиболее существенные свойства.

1. Сленг — это не литературная лексика, т. е. слова и сочетания, находящиеся за пределами литературного английского (Standard English) — с точки зрения требований современной литературной нормы;

2. Сленг — это лексика, возникающая и употребляющаяся прежде всего в устной речи;

3. Сленг — это эмоционально окрашенная лексика;

4. Сленг характеризуется более или менее ярко выраженной фамильярной окраской подавляющего большинства слов и словосочетаний. Это свойство сленга ограничивает стилистические границы его употребления;

5. Фамильярная эмоциональная окраска многих слов и выражений сленга отличается большим разнообразием оттенков (шутливая, ироническая, насмешливая, пренебрежительная, презрительная, грубая и даже вульгарная);

6. В зависимости от сферы употребления сленг можно подразделить на общеизвестный и общеупотребительный (General Slang) и малоизвестный и узкоупотребительный (Special Slang);

7. Многие слова и выражения сленга непонятны или малопонятны для основной массы населения (особенно в период их возникновения и перехода в более широкую сферу употребления), потому что они прежде всего связаны со своеобразной формой выражения — например, при многочисленных случаях переноса значения (фигурального употребления), столь характерного для сленга. Непонятность может также быть результатом того, что эти сленгизмы представляют собой заимствования из диалектов и жаргонов иностранных языков;

8. Сленг включает в себя различные слова и словосочетания, с помощью которых люди могут отождествлять себя с определенными социальными и профессиональными группами;

9. Сленг — это яркий, экспрессивный слой нелитературной лексики, стиль языка, который занимает место, прямо противоположное крайне заформализованной речи. Сленг — это живой, подвижный язык, который идет в ногу со временем и реагирует на любые перемены в жизни страны и общества.

Изучив материал, можно сделать вывод, что сленг — это один из уровней любого вербального языка. Также можно сказать, что сленг — сложное языковое явление. Точки зрения ученых-лингвистов на сленг достаточно противоречивы. Противоречия эти касаются, прежде всего, объема понятия «сленг»: спор идет, в частности, о том, включать ли в сленг одни лишь выразительные, ироничные слова, которые являются синонимами литературных эквивалентов, или же еще и всю нестандартную лексику, использование которой осуждается в кругу образованных людей. Одна вещь все же является очевидной — сленг существует в каждом языке.

Глава II

2. 1 Лексические особенности австралийского варианта английского языка

Сопоставление варианта английского языка на уровне лексико-семантических явлений показывает, что большая часть австралийского словарного состава совпадает со словарным составом британского варианта. Однако это совпадение относительно, и утверждение некоторых авторов о том, что толковый словарь английского языка, выпущенный в Великобритании, например, Oxford English Dictionary, в такой же мере может удовлетворить австралийца, как и англичанина, не соответствует действительности.

При сравнении лексико-семантической системы австралийского варианта английского языка (АВАЯ) с британской обнаруживаются следующие случаи:

1. Слова совпадают в двух вариантах;

2. Слова имеются в двух вариантах, но различаются:

a. Семантически

b. Эмоционально-экспрессивной окраской

c. Функционально — стилистически

d. В частотности

3. Слова сохраняются в британском варианте, но исчезли из австралийского:

a. Совсем

b. Заменились другими

4. Слова сохраняются в австралийском варианте, но вышли из употребления в Великобритании:

a. Совсем;

b. Заменились другими.

5. Слова появились в британском варианте, но отсутствуют в австралийском варианте;

6. Слова появились в австралийском варианте:

a. Путем словообразования на основе словообразовательных элементов и моделей английского языка или на основе смешанных по происхождению элементов;

b. Заимствования:

· Из языков австралийских аборигенов;

· Из других европейских языков;

· Из других вариантов английского языка.

c. Были созданы искусственно. На фоне слов, оставшихся без изменения и совпадающих в обоих языках (типа come, black, time, eat, yesterday, little, week и т. п.) отчетливо выступают слова, подвергшиеся преобразованиям. Так, у большой группы слов обнаруживаются семантические сдвиги, и, в частности, появляются лексико-семантические варианты, которых нет у соответствующих слов в британском варианте. Подобные значения помечаются в толковых словарях английского языка определением австрализм. К таким словам относятся, например, to hat — «работать в одиночку, особенно о золотоискателях»; show — «шахта, месторождение»; station — «овцеводческая ферма»; trooper — «конный полицейский» и т. п. [Орлов Г. А., 1978: 89].

Гораздо сложнее случаи, когда сдвиги происходят в предметно-логической отнесенности в пределах одного и того же значения слова. Например, слово plain означает в Австралии не столько «пространство с ровным рельефом, равнина», но прежде всего «пространство, свободное от зарослей, от буша». Словом scrub, имеющим в британском варианте значение «кустарник, низкорослые заросли», в Австралии называют огромные территории, поросшие деревьями высотою до 30 метров. В обоих вариантах известны слова premier и prime minister, но для англичанина они являются синонимами, а для австралийца между ними существует важное семантическое различие: prime minister — «премьер-министр федерального правительства». Тогда как premier — это «премьер-министр правительства штата». Особенно часто такие расхождения наблюдаются в названиях растений и животных, когда одни и те же слова обозначают в Австралии и в Англии явления, не принадлежащие даже к одному роду — bear (koala), bream, oak, cod, и т. п. [Шахбагова Д.А., 1980: 87].

Изменение эмоционально-экспрессивной окраски отмечено у таких слов, как cow и beauty (beaut), которые используются в Австралии как общие термины соответственно отрицательной и положительной оценки:

А сow of a road — не дорога, а черт знает что

The car is a beaut — просто прелесть, а не машина.

В связи с вопросом о стилистических изменениях можно указать на относительно меньшее значение «высокой» лексики в австралийском варианте по сравнению с британским вариантом.

Большой интерес представляют случаи, когда слова, известные в обоих вариантах английского языка, имеют в каждом из них различную частотность. Предпочтительное употребление того, а не другого слова или выражения является в этих случаях своеобразной лексической характеристикой каждого варианта. Так, например, и в британском, и в австралийском варианте английского языка существуют слова paraffin и kerosene, но первое употребляется почти исключительно в Англии, а второе — в Австралии. В обоих вариантах известны слова cinema и pictures, но «пойти в кино» англичанин передаст как to go to the cinema, a австралиец — как to go to the pictures.

Расширению лексико-семантических различий между британским и австралийским вариантами способствовали также процессы выпадения некоторых слов из словарного состава австралийского английского и пополнение его лексическими единицами, не имеющими соответствий в британском варианте. Так, вышли из употребления некоторые слова, связанные с особенностями деревенской жизни и деревенского ландшафта Великобритании: glade — «поляна», glen — «лощина», brook — «ручей», field — «поле», wood — «лес» и т. п. Причиной могло явиться как разительное отличие природных условий Австралии, так и то обстоятельство, что в речи первых белых поселенцев Австралии, которые были носителями городского просторечия, городских полудиалектов и жаргонов деклассированных элементов, подобные слова отсутствовали. Многие из этих слов были заменены другими, тоже общеанглийскими по происхождению, но получившими в Австралии иное значение и употребление. Так, вместо слов field и meadow в Австралии употребляются paddock — «поле или выгон, обнесенный изгородью» и run — «скотоводческая ферма и ее угодья». Слова herd, flock «стадо» были вытеснены словом mob, которое обозначает совокупность любых животных и не имеет отрицательной коннотации. Слова brook «ручей» и mountain «гора» уступили место словам creek — «эпизодическая река, крик» и range — «горный кряж» [Орлов Г. А., 1978: 124].

Множество явлений было названо словами, созданными из английского материала и на основе английских словообразовательных моделей: outback — «внутренние районы Австралии», sundowner — «бродяга», digger — «золотоискатель, старатель», lyre bird — «птица лира», grass tree — «травяное дерево» и т. д. Иногда в словообразовании использовались иноязычные элементы, например, kangaroo dog — «собака для охоты на кенгуру, австралийская гончая», cockatooer — «мелкий фермер» и т. п.

Много слов было заимствовано из языка аборигенов для обозначения новых предметов и явлений, специфических для Австралии. Kangaroo, dingo, koala — животные; cockatoo, galah, emy, kookaburra, budgerigar — птицы; gum, karri, jarrah — названия разновидностей эвкалипта; brigalow — разновидность акации; mia-mia — хижина; corroboree — ритуальный праздник и многое другое [Орлов Г. А., 1978: 109−115].

Многие из этих слов относятся к так называемой безэквивалентной лексике — для данных явлений нет других названий-эквивалентов в других языках, их австралийские обозначения стали интернациональными названиями данных явлений. Однако если в других языках эти слова употребляются как своего рода термины (или в художественных произведениях для создания местного колорита), и являются однозначными, то в Австралии они имеют гораздо более сложную и богатую семантическую структуру. Так, слово cockatoo, помимо названия птицы, имеет значение «мелкий фермер», в слэнге «тот, кто стоит на шухере» и другие. Dingo кроме значения «дикая собака» имеет значение «предатель», corroboree приобрело более общее значение «шумный праздник», galah помимо названия попугая разновидности какаду имеет значение «глупый человек».

Из языков других национальных групп в австралийский язык вошли очень немногие лексические единицы, например, из испанского lasso, ranch, из немецкого lager (beer). Что касается заимствований из американского варианта английского языка, то установить факт таких заимствований значительно труднее. Считается, что такие слова как prospector «золотоискатель», squatter — «человек, незаконно захвативший участок земли» (в современном австралийском употреблении — «крупный землевладелец») пришли в австралийский вариант из американского варианта [Шахбагова Д.А., 1980: 90].

Некоторые единичные слова были созданы искусственно. Как правило, это ботанические термины, ставшие общепринятыми названиями растений — Banksia, Boronia и т. п.

В области словообразования обращает на себя внимание большая продуктивность суффиксов существительных -ie / -y и -ee. При этом с помощью суффикса -ie образуются не только существительные от основ прилагательных (bluey — «котомка бродяги», toughie — «хулиган, гангстер») но и существительные с общим значением агента действия от основ существительных (postie — «почтальон», milkie — «молочник», schoolie — «учитель»). Большинство таких слов имеет просторечно-разговорную окраску.

Характерной чертой австралийской лексики является значительное количество сокращенных слов, что свидетельствует об особой активности этого способа обогащения словарного состава языка: abo — «туземец», uni — «университет», speedo — «спидометр». При этом многие сокращенные слова образуются с использованием суффикса -ie или -y: possie — «опоссум», Aussie — «австралиец», bandy — «бандикут» [Partridge E., 1979: 288].

2.2 Лексические особенности австралийского варианта английского языка в разговорной речи

Разговорная речь носителей австралийского вариант английского языка богата идиоматическими выражениями и сленгом. Австралийский сленг имеет четыре основных источника:

1. Языки аборигенов;

2. Родные языки белых переселенцев;

3. Влияние смешивания языков в результате миграции населения;

4. Сленг, сформировавшийся в результате развития собственно этого варианта английского языка [Шахбагова Д.А., 1980: 77].

Зачастую довольно сложно определить, является ли тот или иной австрализм [Орлов Г. А., 1978: 92] сленговым словом или общеупотребительным. Многие из них являются лексической нормой для АВАЯ, хотя происходят от сленга или ненормативной лексики, присущей социальному субстрату, сформировавшему австралийское общество.

По данным Australian Encyclopedia (1963), общее число австрализмов достигает 10 000. Однако следует учитывать, что в соответствии с пониманием этого термина авторами Энциклопедии, в это число включается слова типа boomerang и kangaroo, являющиеся австрализмами лишь по своей этимологии. С другой стороны, за пределами рассмотрения авторов Энциклопедии оказываются многие термины и терминологические сочетания из области наименований фауны и флоры, топонимики и т. д. [Орлов Г. А., 1978: 92].

Данные о количестве австрализмов можно трактовать по-разному. В указанное число включена значительная часть слов, относящихся к профессионализмам, сленгу, арго и т. п., лексическим единицам, которые фактически находятся за пределами литературного словаря.

Выводы по главе II

Наблюдения австраловедов показывают, что роль австрализмов в лексике, соответственно в их речи различна в зависимости от сферы книжно-письменной речи до весьма ощутимой в устной, особенно, разговорной сфере общения. В разговорной речи удельный вес австрализмов заметно возрастает, и многие из них по частотности употребления приближаются к общеанглийским словам каждодневного употребления.

На развитие лексической системы языка решающее влияние оказывают внеязыковые факторы: естественно-географическая среда, социальные, экономические и иные факторы.

Глава III

3.1 Соотнесение по денотативным сферам

I. Растительный мир

К данной сфере мы относим лексические единицы, характеризующие или называющие объекты растительного мира

· Растения

Mull

grass

Vedgies

vegetables

· Плоды

Avos

avocados

· Цветы

Bluey

bluebottle

· Деревья

Turps

turpentine

Изучив лексические единицы, характеризующие объекты растительного мира, можно сделать вывод, что данные сленговые выражения были образованны путем сокращения слов.

II. Животный мир

Данная сфера содержит лексические единицы, принадлежащие области животного мира

· Зоология

Bities

biting insects

Bitzer

mongrel dog

Boomer

a large male kangaroo

Brumby

a wild horse

Dunny budgie

blowfly

Joey

baby kangaroo

Jumbuck

sheep

Kelpie

Australian sheepdog originally bred from Scottish collie

Mossie

mosquito

Roo

kangaroo

· Орнитология

Chook

a chicken

Cockie

cockatoo

Просмотрев лексические единицы, относящиеся к животному миру, можно сделать вывод, что данные слова характеризуют животный мир Австралии, т.к. большинство слов, которые представлены выше, произошли от местного языка аборигенов, например, boomer, joey или jumbuck. Также среди приведенных выше слов есть слово, заимствованное из языка африкаанс — mossie.

III. Человек и его характеристики

В данную область включаются лексические единицы, характеризующие человека с различных сторон

· Половая и возрастная принадлежность

Ankle biter

A small child

Sheila

a woman

Galoh

a chap, a fellow

Данные лексические единицы, характеризующие половую и возрастную принадлежность, можно отнести к австралийским коренным словам. Например, sheila произошло от женского имени Sheila, а ankle biter можно считать местным сленгизмом.

· Расовая и национальная характеристика

Aussie

Australian

Pom, pommy, pommie

an Englishman

Reffo

refugee

Seppo

an American

Wog

person of Mediterranean origin

Abo

an aboriginal

Pommy

an English immigrant in Australia

Eggs-a-Cook

an Egyptian

Данные сленговые выражения, относящиеся к расовой и национальной характеристике, в основном образованны путем сокращения. Например, Aussie, abo, pom и pommy. Pom и pommy произошли от выражения Prisoner of Mother England. Слово wog по своему происхождению обозначало человека со смуглой или темной кожей.

· Внешность, жесты

Cactus

dead, not functioning

Stickybeak

nosy person

Сленговое выражение stickybeak было образованно от сочетания двух слов sticky и beak.

· Особенности характера, поведения

Bastard

endearment

Battler

someone working hard and only just making a living

Big-note oneself

brag, boast

Bludger

lazy person, layabout, somebody who always relies on other people to do things or lend him things, a sponger

Bounce

a bully

Conch (adj. conchy)

a conscientious person

Cranky

in a bad mood, angry

Dag

a funny person

Earbashing

nagging, non-stop chatter

Knocker

somebody who criticises

Larrikin

a bloke who is always enjoying himself

Mug

gullible person

No-hoper

somebody who’ll never do well

Not the full quid

not bright intellectually

Ocker

an unsophisticated person

Show pony

someone who tries hard, by his dress or behaviour, to impress those around him

Wobbly

excitable behaviour

Изучив лексические единицы, характеризующие особенности характера и поведения человека, можно сделать вывод, что данная группа является одной из многочисленных по сленговым выражениям. Среди перечисленных слов есть сленгизмы, совпадающие с британским и американским сленгами. Например, mug в австралийском варианте совпадает с британским, а cracky с американским. Многие из приведенных лексических единиц, заимствованы из греческого, латинского и датского языков, например, bounce было заимствованно из датского и conch из латинского. Возможно, это связанно с речью каторжников, которые были сосланы в Австралию.

· Принадлежность к социальной группе

Bizzo

bussiness

Brickie

bricklayer

Bushranger

highwayman, outlaw

Cockie

farmer

Lair

a flashily dressed young man of brash and vulgar behaviour

Journo

journalist

Greenie

environmentalist

Hoon

hooligan

Offsider

an assistant

Postie

postman, mailman

Spruiker

man who stands outside a nightclub or restaurant trying to persuade people to enter

Spunk

a good looking person

Swaggie

swagman

Tall poppies

successful people

Vejjo

vegetarian

Wowser

straight-laced person

Wuss

coward; nervous person

Yobbo

an uncouth person

Jack

a policeman

Trap

a mounted policeman

Amen-Snorter

a clergyman

Well In

rich

Приведенные выше лексические единицы, обозначающие принадлежность человека к социальной группе, в основном образованны путем сокращения, например, bizzo, brickie, postie и другие, также среди данных сленгизмов есть те, которые совпадают с британским вариантом. Например, jack и yobbo.

· Жители какой-либо местности

Bloke

man, guy

Bushie

someone who lives in the Bush

Cane toad

a person from Queensland

Cockroach

a person from New South Wales

Crow eater

a person from South Australia

Mexican

a person from south of the Queensland or New South Wales border

Sandgroper

a person from Western Australia

Taswegian

derogatory term for a person from Tasmania

Banana bender

a resident of Queensland

Данные сленгизмы, характеризующие принадлежность человекам к той или иной местности, определены особенностями географического положения и природными условиями жителя определенной местности. Например, sandgroper обозначает жителя Западной Австралии, если вспомнить климатические условия данного региона, то известно, что большая часть Западной Австралии покрыта песками, а точнее в этой части Австралии находится Большая пустыня Виктория.

IV. Государственное устройство и общественно-политические отношения

В данную сферу включены лексические единицы, характеризующие государственное устройство Австралии, общественные отношения и особенности политического устройства

· Государственное устройство

Woop Woop

invented name for any small unimportant town

· Общественные отношения

Dero

tramp

Cook (noun)

One’s wife

Cobber

friend

Mate

buddy, friend

Mob

group of people, not necessarily troublesome

Oldies

parents

Rellie

family relative

· Политика

Compo

Workers' Compensation pay

Dole bludger

somebody on social assistance when unjustified

Polly

politician

True blue

patriotic

Vinnie’s

St. Vincent De Paul’s (charity thrift stores and hostels)

Данные лексические единицы, определяющие государственное устройство и общественные отношения, в основном образованны путем сокращения, например, polly, vinnie’s, compo и другие. Среди представленных сленгизмов есть слова, заимствованные от латинского языка, например, mob. австралийский английский разговорный сленг

V. Торговля и финансы

В результате торговых отношений между Австралией и другими странами появились лексические единицы, которые представляют собой торговые термины, либо имеют отношение к торговле и фінансам

Bodgy

of inferior quality

Docket

a bill, receipt

Doco

documentary

Durry

tobacco, cigarette

Dux

top of the class

Fisho

fishmonger

Lippy

lipstick

Milko

milkman

Port

suitcase

Servo

petrol station

Zack

sixpence

Moolah

money

Данные лексические единицы, определяющие термины, которые имеют отношение к торговле, образованны путем сокращений, например, doco, fisho, lippy и milko. Также в данной группе слов есть сленгизмы, заимствованные из шотландского варианта, например, dux и французского языка, например, port. Данное слово было образованно путем сокращения от portmanteau.

VI. Морское и военное дело

Blue

fight

Cut lunch commando

army reservist

Digger

a soldier

Nasho

National Service (compulsory military service)

Salvos

Salvation Army

Tinny

small aluminium boat

Weekend warrior

army reservist

Woodbine

an English soldier

Shanghai

a catapult

Squirt

a revolver

Перечисленные выше лексические единицы, характеризующие военное и морское дело, образованны как путем сокращения (nasho, salvos), так и слова, которые приобрели иное значение после заимствования, например, shanghai, которое поменяло свое значение.

VII. Науки

В пределах данной сферы можно выделить несколько тематических групп, представляющие собой научные термины

Bluey

equipment

Boogie board

a hybrid

Metho

methylated spirits

Strine

Australian slang and pronunciation

Uni

university

В данной группе лексических единиц, характеризующие научные термины. В основном, перечисленные выше сленгизмы образованы путем сокращений.

VIII. Техника и производство

В данной сфере представлены лексические единицы, представляющие собой термины, которые можно отнести к сфере техники и производства

· Техника

Bingle

motor vehicle accident

Ambo

ambulance, ambulance driver

Kero

kerosene

В данной группе лексические единицы, относящиеся к сфере техники, в основном образованы путем сокращения.

· Производство

Bog standard

basic

Clayton’s

fake, substitute

Crook

badly made

Данные лексические единицы, характеризующие производственные термины, были заимствованы из шведского и гаэльского языков.

· Транспорт

Booze bus

police vehicle used for catching drunk drivers

Divvy van

Police vehicle used for transporting criminals.

Rego

vehicle registration

Road train

big truck with many trailers

Truckie

truck driver

Ute

utility vehicle, pickup truck

Vee dub

Volkswagen

В группе лексических единиц, характеризующие транспортные термины, преобладают сленгизмы, которые были образованны путем сокращения. Например, rego, truckie, ute и vee dub.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой