Господство Османской империи на территории Молдавии в 1538-1774 гг

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Курсовая работа
    • Господство Османской империи на территории Молдавии в 1538—1774 гг.
      • Содержание
      • молдавия османский турецкий
      • Глава 1. Молдавия и турецкое владычество
      • Глава 2. Политическое положение
      • Глава 3. Население и хозяйство
      • Глава 4. Общественные отношения
      • Список использованной литературы

Глава 1. Молдавия и турецкое владычество

Одну из причин быстрого превращения небольшого турецкого государства (бейлика) в Малой Азии, созданного в конце XIII в. султаном Османом, в мировую державу следует видеть в агрессивной политике, освященной исламским миропониманием. Мир виделся поклонникам аллаха трехчастным, Освоенное ими пространство именовалось «домом ислама». Ему противостоял враждебный «дом войны», а промежуточное положение занимал «дом мира», объединявший земли, признавшие верховную власть султана. Включение стран в разряд замирившихся обеспечивал османам перевес над соперниками, ведь их собственные ресурсы были сравнительно невелики. Такой вассалитет давал возможность завоевателям усилить зависимость «дома мира» и подготовить полную инкорпорацию отдельных его частей.

Молдавское государство насильно превратили в вассальное после серии военно-политических акций османов, проводившихся на протяжении целого столетия. Только в 1538 г. султан Сулейман I приказал поместить на стене крепости Бендер надпись: «Я изгнал злоумышленника бунтовщика Петра. Когда подковы моей лошади подняли пыль, я завоевал Молдавскую землю». Однако вхождение Молдавии в «дом мира» не было безусловным. Это показала вспыхнувшая спустя три десятилетия антитурецкая война под предводительством Иоанна Лютого. Впрочем, поражения в борьбе с османами приводили к усилению зависимости Молдавии. Не раз над страной нависала угроза полного поглощения «домом ислама». Тем не менее сопротивление молдаван, пограничное положение их земель, соседство с опасными для Турции противниками, в частности с Польшей, удерживали Порту от последнего шага. Стамбул предпочитал, сохраняя внешние атрибуты молдавской государственности, максимально приспосабливать экономику и политическую структуру Молдавии к нуждам империи. Установленная в 1456 г. дань (харач) в 2 тыс. золотых быстро увеличивалась. В начале XVI в. она составляла уже 8 тыс., а к 1541 г. измерялась 12 тыс. золотых. В последние десятилетия века харач достиг 60 тыс. золотых -- цена 10−12 тыс. быков. За 137 лет (1456−1593) дань возросла примерно в 32 раза. Затем ее размер уменьшился -- в 1637 г. она соответствовала стоимости 8 тыс. быков (70 тыс. талеров).

Общая сумма иных денежных повинностей, выплачиваемых османскому государству, продолжала расти. В конце XVI в. фактическая покупка претендентом господарского престола требовала затрат, пятикратно превышавших величину годового харача. Расходы были выше, если учесть, что будущего господаря чаще всего финансировали турецкие кредиторы, с которыми затем приходилось еще долго и щедро расплачиваться. Помимо того Порта взимала чрезвычайные поборы. В 1660 г. затребованная сумма в 40 тыс. талеров оказалась непосильной для страны и тогда не обеспечивший ее сбор господарь Григорий Гика был низложен.

В число особенно обременительных поборов входили ставшие едва ли не официальными подарки (пешкеш) и взятки (бикшиш, рушвет). Без этих подношений представителям султанского окружения невозможно было решить ни одного вопроса. Известно, что в 1551 г. молдавский господарь прибыл в Стамбул со 100 лошадьми, предназначенными для подарка. В XVII в. обязательными стали ежегодные платежи при утверждении господаря (мукарер) и к главному мусульманскому празднику (байрамлык). Зачастую в совокупности они даже превышали размер дани. С ослаблением Османской империи в конце XVII-nep- вой половине XVIII в. происходило усиление экономического гнета Молдавии. За полстолетия до середины XVIII в. ежегодный мукарер вырос с 25 тыс. до 150 тыс. талеров. Уже с середины XVI в. Молдавия поставляла в Османскую империю продукцию сельского хозяйства по заниженным фиксированным ценам. Более того, Порта установила монополию на приобретение продовольственных товаров, в первую очередь на зерно. Это усилило экономическую зависимость страны от турок. В 1556—1566 гг. обязательные ежегодные поставки ячменя Молдавией составляли около 2225 тонн. Не случайно в Стамбуле считали Молдавию своей «кладовой».

Растущая политическая зависимость Молдавского княжества от завоевателей ярко проявилась в практике передачи господарского престола. От утверждения кандидатур и ликвидации власти династии Му- шатинов султанская администрация перешла к фактическому назначению господарей. Нередко борьба претендентов на престол принимала форму аукциона. Если Петр Рареш заплатил за указ (фирман) султана 150 тыс. золотых, то Арон Тиран через полвека израсходовал до 1 млн. золотых. Затем османы ввели утверждение господарей через каждые три года, а потом и ежегодно. В результате получение господарства стало сродни назначению чиновником. За XVI—XVII вв. в Молдавии сменилось около 50 господарей, в числе которых были люди, добивавшиеся престола по 2−3 раза.

С 1711 г. в стране устанавливается правление, получившее название турецко-фанариотского режима. Молдавский престол по воле Порты попал в руки нескольких кланов богатых греков из стамбульского квартала Фанар. Они заняли ведущие посты в господарском совете, который на османский манер назывался диван, и даже создали периодически правящие династии. Представитель султана -- эфенди -- присматривал за деятельностью дивана.

Ограничение суверенитета Молдавии проявилось и в свертывании ее самостоятельной внешнеполитической деятельности. Этому способствовал захват османами с 1484 по 1715 гг. стратегически важных районов на Дунае и Днестре с крепостями Килия, Белгород, Бендеры, Хотин. Они управлялись непосредственно османской администрацией. К тому же в конце XVI в. в южные степи -- Буджак были переселены с востока татары, ставкой которых стали Каушаны.

В середине XVI в. по требованию Стамбула столица государства была перенесена из Сучавы в лежащие ближе к османским границам и лишенные оборонительных сооружений Яссы. В угоду туркам почти все крепости внутри страны разрушили. С конца XVI в. изменой (хит- лянством) в Молдавии считаются действия, направленные не только против господаря, но и против султана. В ряде документов господарь выступает всего лишь как «один из беков» империи. Молдаване в числе до 10 тыс. воинов должны были выступать в походы вместе с турками. Страна была обязана поставлять рабочую силу, транспорт и строительные материалы для ремонта турецких крепостей, дорог и мостов. Например, в 1587 г. под Очаков господарь направил 15 тыс. рабочих. Страшное разорение молдаванам приносили вмененные им в обязанность постои турецко-татарских войск. Немало физически крепких людей, особенно женщин и детей, «постояльцы» уводили в рабство.

Губительное воздействие иноземного господства усугублялось оттого, что османский фактор, грозивший превратиться из внешнего во внутренний, долгое время балансировал на грани этого перехода. Такого рода пресс привел к крайним деформациям всех областей жизни Молдавии. Вырождение государственности, экономический упадок, демографический кризис и духовный надлом фиксировали симптомы надвигающейся общей катастрофы. Опасность тупика дала ростки общественного сознания, видевшего выход в свободном будущем страны.

Глава 2. Политическое положение

Первые десятилетия и иноземного господства: разгром Молдавии войсками султана Сулеймана I открыли новую эпоху в истории независимости и государства. Османы взяли под свой контроль сучавский престол -- борьба за него условиям всячески подогревалась из Стамбула. Титул господаря стал предметов торгов -- его удостаивался претендент, обещавший максимальную ежегодную дань и заплативший самую большую сумму в качестве откупа за престол. Особенно преуспела в этом Кяжна, дочь Петра Рареша, стремившаяся добыть для своих сыновей троны в Молдавии и Валахии. Вся экономическая тяжесть данной ситуации ложилась на плечи рядового населения разоренной войной страны.

Сын Петра Рареша Ильяш (1546−1551), заняв престол, впервые обложил налогом монастыри. В результате острого конфликта со знатью он бежал в Турцию, где принял ислам. Господарь Александр Лэпушняну (1552−1561, 1564--1568), стремясь прекратить заговоры, только за один день своего жестокого правления убил 47 бояр. Правда, вскоре погиб и сам господарь, вероятно, отравленный собственной женой.

Массовым недовольством в стране и благоприятной внешнеполитической обстановкой (в 1570—1573 гг. Порта была занята войной с Венецией, Испанией и папством) воспользовался господарь Иоанн Лютый, который сам потратил ради получения власти огромные средства. Однако когда в 1574 г. вместо установленной ежегодной дани в 40 тыс. золотых Стамбул потребовал 80 тыс., он призвал население Молдавии к борьбе. Поддержанный народом и частью боярства, Иоанн собрал войско из 35 тыс. человек. К нему присоединился отряд из 1200 украинских казаков.

Султан объявил новым господарем Петра Хромого, который вместе со своим братом, занимавшим престол Валахии, пошел войной на Иоанна Лютого. Однако обладавший несомненным полководческим талантом Иоанн разгромил врага и взял Бухарест. Под Браилой он нанес новое поражение противнику, на стороне которого действовали и турецкие отряды. Войска молдавского господаря осадили Аккерман и Бендеры, но турецкие крепости выстояли. Султан Мурад III направил против бунтовщика многочисленную армию, насчитывавшую от 90 до 200 тыс. человек. Одновременно внутри страны зрел заговор знати, недовольной усилением господарской власти. Во главе его стоял боярин Голия. Уже в начале решающего сражения с турками бояре-заговорщики предали Иоанна Лютого. Молдавские отряды и казаки попали в окружение. Не желая бессмысленной гибели своей народной армии, господарь решил сложить оружие в обмен на обещание сохранить всем жизнь. Однако турки тут же жестоко казнили сдавшегося им на милость Иоанна Лютого, а затем беспощадно уничтожили его безоружных воинов. Молдавская земля подверглась новому опустошению.

В 1593 г. Османская империя вступила в войну со Священной лигой, объединявшей Австрию, Испанию и Папскую область. В следующем году в антитурецкую борьбу включились Молдавия, Трансильвания и Валахия. Наиболее активные действия повел валашский господарь Михай Храбрый. Он сжег в ноябре 1594 г. в своем дворце турок-кредиторов и отказался платить дань султану, а затем вместе с молдавским господарем Ароном нанес несколько поражений посланным на подавление бунта отрядам османов. Будучи не в состоянии справиться с воинами Михая, в числе которых целые отряды составляли наемники и добровольцы из христиан (венгров, сербов, болгар), Порта пошла на перемирие. Однако распался и военно-политический союз христианских государств.

Военные действия возобновились в 1598 г. Признав себя вассалом австрийского императора и одержав ряд побед над османскими отрядами в болгарских землях, Михай решил создать к северу от Дуная государство, способное противостоять натиску турок. С этой целью в 1599 г. он совершил удачный военный рейд в Трансильванию, а в мае 1600 г. с 45-тысячной армией предпринял поход в Молдавию. Войско Иеремии Мовилэ (1595−1606) перешло на сторону валашского воеводы. Михай, получив «по праву войны» Трансильванию и Молдавию, стал правителем трех княжеств. Долгому существованию этого объединения препятствовали сложная внутриполитическая обстановка, отсутствие надежной экономической основы, неблагоприятное международное положение. Несмотря на раздаваемые льготы, Михай не нашел прочной поддержки у молдавского боярства. Иеремия Мовилэ почти без боев при поддержке поляков уже осенью 1600 г. вернул себе престол. Вскоре поляки взяли Бухарест и с помощью части валашского боярства провозгласили господарем брата Иеремии -- Симеона. В 1601 г. восставшая трансильванская знать нанесла военное поражение Михаю Храброму, который вслед за тем и погиб.

Османская империя сумела быстро восстановить свое господство во всех трех и сближение с Польшей государствах, еще более ограничив их самостоятельность. Одним из путей к этому стало приведение на господарский престол людей, не имеющих местных корней. Подходящими для таких ролей оказались богатые греки-фанариоты, имевшее большое влияние при дворе султана, где многие из них служили драгоманами (переводчиками). Фанариоты нередко субсидировали претендовавших на молдавский и валашский престол бояр, тем самым добиваясь поддержки верхушки обеих стран. При их активном участии в Молдавии возникла сильная группировка, стремившаяся обеспечить здесь стабильность лояльностью и четким исполнением обязательств перед Портой. Ей противостояли бояре, традиционно ориентировавшиеся на Польшу. Молдавия стала ареной османско-польского соперничества, с которым связана частая -- за 1616−1634 гг. 16 раз -- смена господарей. В 1619—1620 гг. на троне оказался даже католик-авантюрист Гаспар Грациани. Очередной обладатель престола раздавал привилегии боярам, надеясь сделать из них надежных союзников. Однако чехарда правителей и грубые вмешательства извне османов и поляков продолжались до прихода к власти Василия Лупу (1634−1653).

Став господарем, удачливый торговец щедрыми подарками и подкупами обеспечил себе поддержку двора султана, фанариотов и константинопольского патриарха. В Молдавии Василий Лупу открыл путь к власти и обогащению многим грекам, способствовал введению в церкви греческого языка и избранию грека главой церкви. Одновременно в стране воцарилась атмосфера террора. По различным сведениям, господарь, прозванный Лупу-«волк», приказал казнить от 14 до 20 тыс. «разбойников». Молдавские крестьяне окончательно лишились права перехода с одного места на другое, что усиливало позиции землевладельцев.

Василий Лупу неоднократно пытался подчинить своей власти и Валахию. В 1639 г. султан действительно издал фирман о низложении валашского господаря Матея Басараба, вступившего в тайные переговоры с Трансильванией и Венецией, и передаче трона Василию Лупу. Последний вторгся в Валахию, но после поражения под Бухарестом вернулся обратно. В 1650—1653 гг. господарь, не оставляя надежды завоевать Валахию, сблизился с Польшей. Тогда же ему пришлось заключить союзный договор с украинским гетманом Богданом Хмельницким. Связи с казачеством, дестабилизировавшие положение страны, и усиление влияния греков вызвали недовольство молдавского боярства. Переворот произошел, когда в новой неудачной войне с Матеем Басарабом господарь потерял большинство войска. Василий Лупу был изгнан из Молдавии.

Пришедший к власти Георгий Стефан попытался пойти по стопам Богдана Хмельницкого. В 1656 г. в Москву направилось посольство, заключившее договор о переходе молдаван в подданство России. (До 1812 г. молдавская сторона более 10 раз обращалась к России с такой рросьбой.) Однако международная обстановка не способствовала осуществлению договоренности. Зато Молдавия и Валахия признали себя вассалами трансильванского правителя Георгия Ракоци II. Возможность объединения сил трех государств встревожила Польшу и особенно Османскую империю. Великий везирь собирался превратить обе страны в пашалыки. Только тяжелая война с Венецией, а также сопротивление местного боярства и греков удержали Стамбул от таких губительных для молдавского и валашского обществ преобразований.

Однако в условиях смертельной опасности борьба вокруг трона продолжалась. Обычным делом стало пребывание на господарском престоле не более двух-трех лет. За три десятилетия после Василия Лупу сменилось 12 господарей. Правителями все чаще оказывались выходцы из Стамбула. Заведенный султанской администрацией порядок подтверждения прав на престол каждые три года давал возможность более действенного контроля за Молдавией и увеличивал доходы османов.

Турецко-польские войны нанесли большой урон молдавским землям. Страна неоднократно подвергалась опустошению иноземными войсками. Не дал облегчения и переход господаря Стефана Петричейко в ходе войны 1672−1676 гг. на сторону поляков, занявших северную часть Молдавии. По договору 1676 г. в руки Польши перешел Хотин, но общее положение края не изменилось.

Турецко-фанариотский режим Для укрепления собственных позиций и усиление роли России Молдавии османы передали престол своим прямым ставленникам и агентам из числа фанариотов. Международная обстановка вновь ориентировала правящую в стране верхушку на строгое соблюдение вассальных обязательств перед Портой. По этой причине посольство Антиоха Кантемира (1695−1700, 1705−1710), предложившее союз России, в Москве восприняли с подозрением. Тем не менее показателен отход от пропольской позиции и наметившееся вновь сближение с русскими. Данная линия не была чуждой и некоторым укоренившимся в Молдавии греческим родам. Это ярко проявилось в XVIII в. В 1710 г. господарь Дмитрий Кантемир заключил тайный договор с Петром I, надеясь с помощью русских войск избавиться от османской зависимости. Получив обещания помощи, обеспечения продовольствием и фуражем не только от молдавского, но и от валашского господаря, малочисленная и плохо обеспеченная провизией армия Петра I в 1711 г. вошла в Молдавию. Однако Валахия не поддержала этот поход. Русско-молдавские отряды попали в окружение на Пруте, у села Стэнилешты, встретившись с более многочисленным войском Османской империи. Несмотря на частный успех русских воинов, взявших турецкую крепость Браила, пришлось подписать очень тяжелый для стран-союзниц мир. Вместе с русской армией из Молдавии вынужден был уйти и Дмитрий Кантемир со своими сподвижниками. С этих пор здесь правили исключительно фанариоты, посланные администрацией султана. Аналогичная участь вскоре постигла и Валахию.

В 1735 г. турки начали новую войну с Россией, а затем с Австрией. Русские войска взяли причерноморские крепости Очаков и Кинбурн, а австрийцы ряд городов Боснии, Герцеговины и Валахии. Однако военные действия велись с переменным успехом и османам удалось потеснить противников с занятых земель. Затем в августе 1739 г. русские войска, начав новое наступление, взяли Яссы. Но в итоге Молдавия осталась под властью турок, поддержанных Францией. Уже в сентябре война прекратилась без особых успехов для Петербурга.

Стремление Российской империи овладеть Северным Причерноморьем опять привело к войне с турками осенью 1768 г. Русские войска после взятия Ясс в 1770 г. разгромили османов на р. Ларга и у оз. Кагул. В их руках оказались молдавские и валашские земли, а война перекинулась за Дунай. Победы на суше (Балканы, Кавказ, Крым) и море заставили Турцию 21 июня 1774 г. подписать мир в с. Кючук-Кайнарджи близ Си- листры. Владения России от Молдавии теперь отделяла лишь узкая полоса между Бугом и Днестром. Стамбул признал широкие права русских на морскую торговлю, покровительство православию и открытие консульств в зависимых от османов землях. Туркам запрещалось селиться в Молдавии и Валахии. Христиане из подчиненных султану стран могли переселяться в другие государства и освобождались от преследований за участие в войне на стороне России.

Со времени Кючук-Кайнарджийского мира зависимость Молдавии от Османской империи пошла на убыль. Одновременно возрастало влияние России, на которую многие молдаване, как и другие христианские народы европейской Турции, возлагали надежды на спасение от гнета иноверцев.

Глава 3. Население и хозяйство

Сельчане и их занятия Османское господство прямо отразилось наэкономике Молдавии, темпы развития производства заметно снизились, а в последние десятилетия XVII- первой половине XVIII в. страна пережила период упадка хозяйства. Количество сел росло медленно: от 1700 (XV в.) и 1900 (XVII в.) до более 2000 (середина XVIII в.). Средних размеров поселения имели 20−40 дворов. В основном шло освоение зоны Кодр в восточной части государства. И все же в междуречье Днестра и Прута в 1774 г., когда количество жителей Молдавии составляло около 500 тыс. человек, проживало всего 25% населения. Его плотность была примерно на 40% ниже, чем в землях между Карпатами и Прутом. Появляются тогда же и молдавские поселения на не входившем в пределы государства левобережье Днестра.

Молдавия, в которой сельчане составляли от 82 до 90% населения, являлась страной сельского хозяйства. Ведущее положение принадлежало животноводческо-земледельческой системе. Комбинированное циклическое землепользование -- лес или залежь-пашня (царинэ) — сенокос-пастбище-пашня и т. д. -- позволяло обеспечить первенство животноводству. Эта система создала возможности для развития плужного земледелия: при вспашке целины использовались иногда до 12 быков в упряжке.

Восстановление плодородия земли достигалось прежде всего чередованием угодий, отведенных под траву и зерно. Наиболее распространенными в XVI—XVII вв. были посевы пшеницы, овса, ячменя, ржи, проса, из которого до появления во второй половине XVII в. кукурузы молдаване готовили мамалыгу. Среди зерновых преобладали яровые, а из технических культур возделывали лен, коноплю, позднее табак.

Помимо животноводческо-земледельческой системы в Молдавии развивалось пастбищно-лесное, пастбищно-степное и горное скотоводство. О заготовке кормов на зиму свидетельствуют многочисленные упоминания о местах сенокосов, которые вместе с пастбищами составляли абсолютное большинство сельскохозяйственных угодий. Немалое значение для прокорма скота имел лес. Объемы ориентированного на рынок зернового производства намного уступали товарному животноводству, а в некоторых хозяйствах -- виноградарству и пчеловодству.

О том, что сельские жители Молдавии разводят и продают в больших количествах крупный рогатый скот, овец, лошадей, сообщают многие побывавшие здесь в XVI—XVII вв. иностранцы. Только овец в конце XVI в. насчитывалось почти 1 млн. голов. Породистый молдавский скот, в частности быки, получил общеевропейскую известность.

В стране сложились крупные центры виноделия: Котнарь, Хушь, Одобешть. Значительная часть виноградников принадлежала господарям и боярам, порой владевшим участками в несколько десятков гектаров. Виноград (предпочитали возделывать белые сорта) в основном перерабатывался на вино. Пчеловодство обеспечивало население медом и воском, необходимым для изготовления свечей и прилагавшихся к документам оттисков печатей. Медовые напитки конкурировали с виноградными. В основном на крестьянский двор в XVII в. приходилось от 6 до 30 ульев. В вотчинных хозяйствах держали от 80 до 200 ульев, а в крупных владениях -- порой более 1000. Особенное распространение пчеловодство получило в центральной части страны.

Подсобную роль в хозяйстве молдаван играло возделывание плодоовощных и бахчевых культур. В документах XVI—XVII вв. среди продукции садоводства называются сливы, орехи, груши, яблоки, черешни, вишни, абрикосы, персики, айва. Разнообразны огородные растения: капуста, лук, чеснок, хрен, свекла, горох, фасоль, редис, огурцы, петрушка. В богатых хозяйствах в середине XVII в. появились парники.

После завоевания турками южных районов упало значение морского рыболовства, а центром добычи рыбы на Дунае стал район Рени-Галац. Здесь вылавливали много осетровых, дунайской сельди, щуки, карпа, раков. Возросла роль озерного и особенно прудового рыболовства. Только в центральной части Молдавии 1500 прудов занимали площадь в 20 тыс. га. В XVI—XVII вв. пруд и мельница стали непременными составными молдавского сельского хозяйства.

В начале XVII в. источники называют ремесленное производство 28 молдавских городов, количество которых через полстолетия выросло до 32. В 1666 г. впервые упоминается как город Кишинев. Несколько городских центров -- Аккерман, Бендеры, Килия, Измаил, Рени -- находились на отторгнутых турками землях. Примерные подсчеты показывают, что удельный вес горожан в Молдавии был довольно высок: 12% (40 тыс.) в XVI в., 18% (70 тыс.) в XVII в., 10% (50 тыс.) в XVIII в. В основном городское население -- временами до 40 тыс. человек -- проживало в Яссах. Столь значительное число жителей столицы обусловлено многочисленным служилым сословием, разросшимся вокруг господаря. Основную и постоянно увеличивавшуюся часть горожан составляли молдаване. Напротив, сокращалось число венгров и немцев. Правда, в городах появляется немало выходцев из различных областей Османской империи, особенно греков и армян.

Молдавский город мало походил на европейский. Отсутствие крепостных стен и плотной застройки, масса одноэтажных домов, обширные дворы делали его похожим на большое, а столицу на огромное село. Это впечатление усиливалось оттого, что вокруг располагались большие сельскохозяйственные угодья, а многие горожане занимались животноводством и земледелием. Города, в которых преобладали деревянные сооружения, сильно страдали от войн и нашествий. Нередко после разрушений и пожаров их целиком отстраивали заново.

Основную массу жителей в городах Молдавии составляли ремесленники и торговцы, хотя многие из них еще не порвали с сельским хозяйством. В XVI—XVII вв. отмечено 14 специальностей, связанных только с добычей и обработкой металла. Продукция железных дел мастеров включает детали плугов, косы, серпы, цепы, топоры, ножи и ножницы, проволоку и гвозди, замки и ключи, кольчуги и оружие.

Поскольку местного сырья не хватало, руду и металлоизделия ввозили из Трансильвании и Польши (Львов). В кожевенном деле и деревообработке отмечено по 11 специальностей, в переработке продуктов питания -- Ю, изготовлении одежды -- восемь, обработке камня -- шесть. О более глубоком разделении труда свидетельствует почти троекратный по сравнению с XV в. рост числа городских ремесленных профессий -- к концу в. их количество достигло 80. Для сравнения: в селе имелось около 50 видов ремесленников, а в вотчине -- лишь около 40. Хотя Молдавия, задавленная иноземным гнетом, сильно отставала от других стран, городские ремесленники стали открывать собственные лавки.

Постепенно изменялись и формы организации ремесла. На смену заселению мастеров одного профиля на отдельных улицах приходят цехи. В Молдавии такие замкнутые корпорации существовали в виде религиозно-профессиональных «братств». В 70-е гг. XVI в. впервые встречается упоминание о сучавском цехе живописцев -- «братстве зугравском». Материалы конца XVII в. содержат сведения о 17 цеховых организациях. Некоторые из них имели уставы, регламентировавшие ремесленную деятельность с целью ограждения от конкурентов и произвола властей. Уставы определяли права и обязанности входивших в цех трех групп лиц: мастеров, подмастерьев и учеников. Такая организация ремесла отразила этап перехода к массовому производству изделий для внутренного рынка, когда работа на заказ отходила на задний план.

Купцы и торговля Внутренний обмен в условиях османской зависимости также испытывал трудности. Однако связь между районами различной специализации осуществлялась. В границах страны из одних мест в другие доставлялись вино, рыба, соль, деготь, поташ, лес. Правда, созданию постоянного городского рынка препятствовал полуаграрный характер городов. Поэтому вплоть до конца XVI в. особенную важность представляли розничная торговля вразнос и ярмарки. Только к середине XVII в. в городах сложились постоянные рынки сельскохозяйственной продукции и определилась направленность ремесленного производства на сбыт изделий сельчанам, прежде всего из ближайшей округи. Заметно расширяется лавочная торговля. Если верить некоторым современникам, только в Яссах имелось более 2 тыс. лавок.

О росте роли купцов во внутренней торговле говорит появление их объединений -- гильдий. Купцами становились наиболее удачливые в торговле ремесленники. В то же время существовала группа торговцев (марджии), сбывавших изготовленную на заказ продукцию. Вместе с тем непосильные поборы в пользу Турции, круговая порука в оплате податей мешали созданию крупных состояний местными выходцами и сдерживали формирование собственного купеческого сословия. Не случайно в 20−30-х гг. XVII в. многие столичные торговцы в поисках выгоды предпочли покинуть Молдавию. Пагубные последствия для страны имело и проникновение сюда торговцев из Османской империи. Захватив отдельные отрасли внутреннего товарного обмена, они, как правило, вывозили вырученные средства за рубеж.

Европейская «революция цен» не обошла и Молдавию. Здесь цены на товары животноводства выросли в 4--5 раз, на зерно и вино -- в 3--4, одежду -- в 2−3 раза, а денежная оплата в 1592—1646 гг. осталась на одном и том же уровне. Эти перемены вызвали вовлечение в торговлю основных товаропроизводителей -- крестьян и вотчинников.

В рассматриваемый период на рынках страны господствовали иноземные монеты -- золотые, серебряные и медные деньги Польши, Венгрии, Турции, стран Прибалтики. Попытки наладить собственную чеканку не увенчались успехом, а затем она была запрещена османами. Наплыв иноземных монет в Молдавию объясняется в какой-то мере и долгим преобладанием внешнего рынка над внутренним.

Изменение после Великих географических открытий сети мировых торговых путей и захват османами всего Причерноморья привели к падению роли Молдавии в транзите товаров. Ее значение в связях Востока и Запада ограничилось маршрутами из Османской империи в Речь Поспо- литую и Россию. В то же время Молдавия втягивалась в международный товарооборот как поставщик сельскохозяйственной продукции и в меньшей мере как потребитель ремесленных и промышленных изделий. Традиционно важнейшую статью вывоза составлял скот и продукты животноводства -- быки, коровы, овцы, свиньи, лошади, а также кожи, шерсть, сало, масло. Кроме того, экспортировались вино, рыба, мед, воск, поташ, табак. В Турцию отправлялось зерно. Страна ввозила металл, серпы, косы, ножи, топоры, оружие, ювелирные изделия, пушнину, бумагу, краски и порох, дорогие ткани и одежду. Хотя вывоз товаров из Молдавии намного превышал их ввоз, большинство вырученных средств уходило за рубеж -- в Османскую империю.

В течение XVI в. объем экспорта в Польшу и Трансильванию быстро рос. Вывоз скота достиг десятков тысяч голов. При этом оба государства перепродавали молдавских быков в другие страны Европы. Исключением являлась располагавшая аналогичной продукцией Валахия. Наблюдалось оживление торговли и с Венецией, Рагузой (Дубровником), германскими государствами. После воссоединения Украины с Россией произошла активизация торговых связей с северо-востоком. Молдавские купцы по царской грамоте 1656 г. стали свободно торговать «всякими товары» в России.

С XVII в. объем молдавского экспорта начал уменьшаться. Сказались упадок многих торгово-ремесленных центров Речи Посполитой и Центральной Европы и особенно вывоз сельскохозяйственной продукции в

Османскую империю. В Турцию отправляли скот и продукты животноводства, воск и мед, а также зерно, лес, соль. Поставки были в основном принудительными, что отражало стремление Порты прибрать к рукам внешнюю торговлю Молдавии. Турки обладали монополией на вывоз хлеба, хотя сумма ежегодных поставок скота из Молдавии оставалась выше. Ассортимент ввозимых турецких товаров составляли пряности и фрукты, оружие, восточные ткани и предметы роскоши. Османская империя превратилась в главного, хотя и маловыгодного, партнера. В первой половине XVIII в. для отправки туркам требуемого количества хлеба господари вынуждены были даже ввозить зерно из-за границы.

Глава 4. Общественные отношения

Традиционное в Европе деление средневековых обществ на молящихся, воюющих и работающих неприменимо в полной мере для Молдавии. Хотя верхушку княжества и составляли крупные светские и духовные землевладельцы, крестьяне долгое время призывались в большое господарское войско, сохраняя значительную степень свободы. Шаткое положение отдельных групп землевладельцев нередко приводило к их окрестьяниванию. Сказывалось то, что общественную структуру страны формировали не только внутренние потребности, но и обстоятельства внешней зависимости.

Крупнейшим землевладельцем являлся господарь. За сто лет до правления Иоанна Лютого господарский домен вырос почти вдвое, объединив 11% сел страны. Большие владения принадлежали церкви. Затри четверти XVI в. они также удвоились, включив 16% сел Молдавии. Напротив, доля земельной собственности потомственного боярства уменьшилась с четырех пятых до менее половины светских владений. Зато со времени Стефана Великого увеличивается число куртян, слуг, немешей. К 1591 г. военно-служилое сословие объединяло почти 9 тыс. человек, располагавших небольшими земельными наделами. Эти имения составляли до 55% светского землевладения (против примерно 19% в конце XVв.). Резеши обладали лишь небольшими частями отдельных сел, поэтому многие из них разорялись и переходили к ведению хозяйства собственными силами.

Часть светской верхушки располагала двумя источниками доходов. Кроме поступлений из своих вотчин, они получали средства из богатств, стекавшихся в казну государства для осуществления платежей Османской империи. Стране требовалось немало людей, для сбора налогов. Став, по сути дела, государственными чиновниками, они правдами и неправдами увеличивали собственные богатства. Скупкой и захватом силой в основном резешских земель создавались новые большие имения. В 1571—1625 гг. только восемь десятков вотчин объединяли 900 сел, или около 60% светских имений.

Во второй половине XVII в. семь самых крупных вотчин охватили более трети светского землевладения -- 562 села. В числе бояр вырос удельный вес выходцев с Балкан, особенно греков (роды Кантакузиных, Паладиев, Русетов). Параллельно произошла почти полная ликвидация военных сил государства -- куртяне и служиторы окрестьянились. В течение XVII в. путем пожалований и продаж произошло большое сокращение господарского домена. В нем оставались лишь городские земли, около половины которых к середине XVIII в. также перешло во владение служилых бояр и церкви. Церковные земли уже во второй половине XVI в. охватывают 21% сел и несколько уменьшаются к концу рассматриваемого периода -- 19%.

Новое служилое боярство богатело за счет должностей и не особенно интересовалось развитием вотчинной экономики. Не способствовали этому и непомерные турецкие поборы. Однако рост цен и спроса на продукцию сельского хозяйства в Европе сделали часть вотчинников товаропроизводителями. Они использовали труд зависимых крестьян -- вечинов, плативших натуральный оброк в виде десятины и работавших в хозяйстве землевладельца. В XVI в. барщинные повинности возросли с 3−6 до 12 дней в год, а в XVII в. кое-где достигли 24 дней. В вотчинах, целенаправленно развивавших товарное живодноводство, виноградарство и пчеловодство, барщина составляла 100−150 дней в году. В таких случаях крестьяне (их было менее 10%) освобождались от других повинностей. В период экономического упадка конца XVII-середины XVII в. барщина повсеместно заменялась подворным денежным оброком, равным стоимости 1−2 овец. На виноградниках постепенно стали использовать наемный труд. Наиболее бесправной категорией низов в Молдавии являлись рабы-холопы, чаще всего цыгане. Владельцы нередко продавали их целыми семьями.

Стремление господарей избавиться от опеки знати вызвало необходимость создания опоры в лице небогатых, но преданных служилых людей. Скупая и конфисковывая имения бояр-изменников, господари затем раздавали небольшие наделы за службу. Кроме того, возникло крупное служилое боярство, благополучие которого сильно зависело от должностей. Манипулируя назначениями, центральная власть также добивалась поддержки. Наконец, фиксируя крестьянские повинности в пользу вотчинника, господари усиливали государственную эксплуатацию.

Основные средства государство получало в виде денежных налогов. Их количество с конца XVI в. резко возросло и скоро достигло нескольких десятков. Самой тяжелой являлась подворная подать (дань царская, или бир). В начале XVII в. объем платежей на каждый двор составлял от 7 до 25 золотых в год (стоимость 1−3 быков). Эта сумма превышала общую совокупность повинностей крестьян в пользу землевладельца. На рубеже XVII—XVIII вв. подати равнялись уже стоимости 2,5−5 быков. Государственные повинности в расчете на двор в 7−10 раз превышали частновладельческие.

В казну поступали многочисленные пошлины и штрафы. В конце XVI-начале XVIII в. в стране появилось более 90 новых податей. Примерно 40−60 из них существовали одновременно, а взимание налогов порой напоминало ограбление. Для получения платежей государство использовало сохранившуюся в сельской общине круговую поруку -- напасту. Нередко неплатежеспособность одних покрывалась раскладкой налогов на население всего уезда, а то и страны. Ограничение напасты происходит только с середины XVIII в. в ходе реформ К. Маврокордата и Г. Гики. Со временем возросла роль государственных отработок. Из 56 трудовых повинностей 25 относились к животноводству. Часть работ крестьяне выполняли в пользу турок на территориях вокруг отнятых у Молдавии крепостей.

Нужда государства в налогоплательщиках, а вотчинников -- в рабочих руках вызвала запрет крестьянских переходов. Этому служила первая общегосударственная перепись 1590−1591 гг. Вечинов, перешедших на новое место, предписывалось возвращать, как беглых, «с веревкой на шее». Крестьяне, прибывавшие из-за рубежа, тут же становились вечинами. Правда, в начале XVII в. вводятся сроки исковой давности беглых -- сначала 15 (1622 г.), затем семь лет (1628 г.). Благодаря им появились люди, имевшие право перехода, литураши (от «латура» — сторона). Прикрепление крестьян на церковных землях происходило через закладничество -- патронат. При этом законодательство ограничивало количество зависимых от церкви крестьян-послушников, поскольку они освобождались от несения государственного тягла.

В середине XVII в. сближается положение вечинов и холопов. Это отразилось в Уложении Василия Лупу 1646 г. В повседневной практике вечинов не только насильно возвращали в случае бегства, но могли вместе с землей продать, подарить, обменять, заложить. В чем-то положение вечинов было даже тяжелее рабства, поскольку после реформы Мирона Барновского боярские и монастырские холопы не платили государственных податей. Однако закрепощение не было полным. Землепользование находилось в ведении крестьян. Они сами женились, а их жены не ходили на барщину. Вечины могли обращаться с жалобами на своего господина в государственный суд. Так центральная власть ограничивала судебные полномочия вотчинников.

Происходило наступление государства на город. Налоговое бремя вело к массовому обеднению горожан. Чтобы рассчитаться с казной, в середине XVII в. властям Пятры пришлось продать городскую дубраву. Увеличилось и налогообложение вотчинников. С 1636 г. основная подать -- бир -- была распространена на всех светских и духовных землевладельцев, а в начале XVIII в. многие вотчины платили подати «по-крестьянски». Происходило перераспределение доходов в пользу государства, за которым стояли служилые бояре во главе с господарем и Порта, получавшая более половины этих средств. Некоторые из фанариотов вообще не заводили вотчины, заботясь о получении максимальных доходов от государственной эксплуатации.

Государство маневрировало, то ускоряя, то пытаясь остановить процесс разорения мелких вотчинников. Уложение Мирона Барновского 1628 г. предусматривало возвращение куртян к службе, обещая им «великое послабление» в налогах. Тем не менее число служилых людей продолжало сокращаться. То же касалось и потерявших должности представителей верхушки -- мазилов (в переводе с турецкого «отстраненный»), В 1741 г. все боярство было разделено на три категории. В первые две вошли бояре, поколениями находившиеся на высоких должностях, -- они составляли разряд нямурь. Третья группа объединяла мазылов, также получавших жалованье из казны и имевших право передавать свое звание по наследству. Для обеспечения существования некоторых высоких светских и духовных лиц к ним прикрепляли 5−60 специально освобожденных от государственных налогов крестьян (так называемых скутельников). Результаты их труда разделялись между вотчинником и представителем служилого боярства.

Свободное распоряжение землевладельцев вечинами, включая продажу и вывоз их в другие вотчины, препятствовало получению государством податей в нужное время и в достаточном объеме. Однако центральной власти было невыгодно превращение латурашей и резе- шей в вечинов. Поэтому проведенная в середине XVIII в. серия реформ привела к упразднению в 1749 г. института вечинии. Но крестьяне не могли покидать село, к которому они были приписаны в качестве налогоплательщиков. Бывшим вечинам и латурашам приходилось отрабатывать на вотчинника барщину до 24 дней в году. Затем в 1766 г. государство ограничило отработочную повинность 12 днями, а в пограничных районах шестью. Была установлена однодневная норма работ на барщине (урок), но она оказалась столь высокой, что часто требовала нескольких дней труда.

Обострения внутренней ситуации в государстве происходило на разных уровнях и проявлялось во множестве форм. Конфликты между вотчинниками и служилым боярством переплелись с выступлениями против насилия турецких властей и фанариотов. Стихийные волнения крестьян и горожан совпали с протестом разорившихся мелких служилых людей.

Вопреки запретам, грозившим наказаниями, крестьяне, руководствуясь традициями, самовольно выпасали скот, ловили рыбу, охотились, пахали, косили сено, собирали хмель и орехи в местах, объявленных землевладельцами заповедными. За такие противоправные действия крестьян били, отнимали их одежду. Особенно обостряли отношения с вотчинниками переносы межевых знаков, за что назначались большие штрафы (хаталм) от 3 до 50 голов скота. Отмечены случаи отказа несения отработочной повинности, когда она превышала установленные от века нормы. Известны факты выступления против непомерных государственных податей. В 1630 г. в селе Зорилены крестьяне избили сборщиков налогов. Но чаще люди бежали за границу -- в Венгрию, Польшу, Валахию и даже в южные занятые турками земли. Иной раз молдаване целыми семьями уходили за Днестр в казаки.

В стране было немало людей, потерявших свой прежний социальный статус и попросту промышлявших разбоем. Естественно, что разорения и поджоги с их стороны грозили в первую очередь богатым. Государство официально объявило в 1588 г. вне закона «злых людей». Некоторые из этих «разбойников» прятали или уничтожали документы вотчинников на владения землей, вечинами, холопами.

В XVII в. появляются ростки гайдуцкого движения. В 1621 г. один крестьянин угрожал представителям власти в случае невозвращения двух последних быков, взятых у него в качестве штрафа, обратиться за помощью к разбойникам. Известны также имена некоторых руководителей вооруженных отрядов, например, Гурия.

Документы свидетельствуют и о массовых выступлениях крестьян. Так, в 1563 г. 20 тыс. восставших захватили самого господаря. Он едва спасся, пообещав помощь возмущенной черни. Во главе повстанцев во второй половине XVI в. не раз становились господари-самозванцы. В 1566 г. в стране действовал некий Штефан Мызга, называвший себя Штефаном-воеводой. В 1581 г. выступлением низов руководил человек по имени Лунгу, которого величали Иоанном-воеводой. Еще более частыми становятся народные волнения в конце XVI-первой четверти

в. В 1633 г. в Яссах выступили собравшиеся здесь из окрестностей крестьяне и поддержавшие их горожане. Местной знати удалось было направить гнев низов на фанариотов, но затем восставшие повернулись против всех имущих. Верхи, объединившись, жестоко подавили мятеж. Восстание городской черни имело место в столице и в 1653 г., когда горожане взбунтовались против фанариотов, служилого боярства и ясской торгово-ремесленной верхушки.

С конца XVII в. протесты все чаще обращены против тяжелых государственных податей. Растет число жалоб государству на неправильную раскладку налогов и беззакония их сборщиков. Распространенным становится отказ платить подати. Особенно часто отмечается бегство вечинов во время сбора подушных податей. Введение каждой новой подати сопровождалось целой волной крестьянских побегов. Некоторые вотчины вообще лишились крестьян. В 1693 г. жители сел, находившихся на землях 10 монастырей, попросту разбежались. Массовые протесты и бегства горожан вызвала передача городов в собственность вотчинников.

В тот же период увеличивается число сведений об отрядах «разбойников». Господарю К. Кантемиру пришлось вести с ними настоящие сражения. От их нападений в 1690 г. опустели почти все горные монастыри. Только за 1741−1743 гг. сохранилось более 30 упоминаний о нападениях на представителей знати. Характерными чертами гайдуцкого движения являлось сочетание борьбы с молдавскими верхами, фанариотами и османскими завоевателями.

Среди восстаний особый размах приобрело выступление в Jla- пушнянско-Оргеевском уезде под руководством Хынку и Дурака в 1671—1672 гг. В страхе служилые бояре, а также сын и жена господаря бежали из столицы. Восставшие вошли в Яссы, где к ним присоединились городские низы. Разгрому подверглись многие богатые дома и лавки. Только при помощи османов и татар господствующей верхушке удалось справиться с объявшим восток страны бунтом.

Толчком к некоторым народным выступлениям XVIII в. послужили войны европейских государств против Турции. В ходе австрийско-турецкой войны 1716−1717 гг. множество простых людей из Молдавии присоединилось к австрийскому отряду, вызванному молдавскими боярами, чтобы свергнуть ставленника Порты М. Раковицэ. По сообщению летописца, именно тяжелые поборы, введенные этим господарем, подняли против него низы. Большая активность населения наблюдалась во время русско-турецких войн. Так, с приближением русских войск в 1739 г. в Романе, Бакэу, Галаце, Фокшанах восставшие горожане нападали на турок, греков-фанариотов, а также богатых купцов и ростовщиков.

В 1759 г. в Яссах вспыхнуло большое восстание, начатое отстраненными от должностей местными боярами. Они попытались направить крестьян из окрестных сел против господаря И. Калимахи и его фанариотского окружения. Однако толпа, разгромив господарский дворец, принялась за своих молдавских бояр. Некоторые из них получили ранения. Только вмешательство митрополита, обещавшего от имени господаря удовлетворить требования обиженных, позволило утихомирить восставших.

молдавия османский турецкий

Список использованной литературы

1. История Молдавской ССР. В двух томах. Кишинев, 1965. Т. 1; 1968. Т.2.

2. История народного хозяйства Молдавской ССР (с древнейших времен до наших дней) В 4-х кн. Кишинев, 1974−1978.

3. История Молдавской ССР. С древнейших времен до наших дней. Кишинев, 1982.

4. История Молдавской ССР. В шести томах. Кишинев, 1987. Т.1.

5. Коллективизация крестьянских хозяйств в правобережных районах Молдавской ССР: Документы и материалы. Кишинев, 1969.

6. Голод в Молдове. (1946−1947): Сборник документов. Кишинев, 1993.

7. Пасат В. И. Трудные страницы истории Молдовы. 1940−1950 гг.: Сборник документов и материалов. М., 1994.

8. Гуцу Ион Т. Республика Молдова: экономика переходного периода. Кишннэу, 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой