Влияние оценочной деятельности учителя на формирование учебно-познавательной мотивации младших школьников

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В настоящее время возрастает число беспризорных детей, детей регулярно не посещающих школу, в школе нарушено отношение между учениками и учителями. В школе доминирует традиционная методика обучения, сложившаяся в течение ряда десятилетий. Традиционная методика включает в себя пятибалльную оценочную систему, по которой определяется уровень знаний, умений и навыков ученика.

В письме Министерства образования РФ «Об организации обучения в первом классе четырехлетней начальной школы» от 25. 09. 2000 г. записано, что «в первом классе четырехлетней начальной школы исключается система балльного (отметочного) оценивания. Недопустимо также использование любой знаковой символики, заменяющей цифровую отметку (звездочки, самолетики, солнышки и т. п.). Допускается лишь словесная объяснительная оценка. Кроме этого, нельзя при неправильном ответе ученика говорить „не думал“, „не старался“, лучше обходиться репликами „это твое мнение“, „давай послушаем других“ и т. д.». В законе РФ «Об образовании» от 1999 г. в статье 15 «Общие требования к организации учебного процесса» в п. 6 указано, что «дисциплина в учебном учреждении поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся. Применение физического и психического насилия к обучающимся и воспитанникам не допускается». В письме «Об организации обучения…» записано, что никакому оцениванию «не подлежат: темп работы ученика; личностные качества школьников, своеобразие психических процессов». Так записано в документах РФ, но на практике уже в первой четверти 1 класса ставятся символы, заменяющие отметки (тучки, флажки, рожицы и т. д.), а в некоторых школах цифровая отметка появляется уже во второй четверти 1 класса. Это приводит к нарушению психического равновесия ребенка, расстройствам, неврозам; конфликтному поведению в сфере «учитель — ученик».

Важным является и тот факт, что в школе такие понятия, как «отметка» и «оценка», используются как синонимы, часто заменяя «отметку» словом «оценка». Такое не различение наблюдается не только среди учителей. Так, в дневниках учащихся, в графе, где выставляются отметки, стоит заголовок «оценка».

Таким образом, эти два понятия изначально отождествляются для учеников и их родителей. Но отметки нет ни в одном виде деятельности, кроме школы, а оценка присуща любой деятельности человека.

Проблемой исследования является изучение влияния отметки и оценки на ребенка, и как в соответствии с ней необходимо учителю оценивать работы учеников и выставлять им отметки.

Цель исследования выявить, как влияет отметка и оценка на личность ребенка, его взаимоотношения с окружающими, и как учителю необходимо оценивать работы учеников.

Гипотеза: реакция младшего школьника на оценочную ситуацию характеризуется недифференцированностью и порождает повышенную психологическую напряженность; определение критериев оценки и отметки, ознакомление с ними учащихся и эмоциональная поддержка со стороны учителя заметно снижают уровень психологической напряженности.

Задачи исследования:

Показать глубинные корни оценочной системы.

Выявить варианты оценочной системы со стороны учителя (стили оценочной деятельности).

Выявить варианты восприятия детьми оценочной деятельности учителя.

Определить условия организации оценочной ситуации.

Объектом исследования является оценочная деятельность учителя; предметом исследования является восприятие оценочной деятельности младшими школьниками.

Методы исследования:

Анкетирование учащихся

а) открытая анкета для учащихся 2−3 классов;

б) методика незаконченных предложений для учащихся 2−3 классов.

2. Анкетирование родителей (методика незаконченных предложений).

Глава 1. Психологическая сущность оценочной деятельности учителя

Психологическая сущность оценочной деятельности.

Оценочная деятельность человека сложна и противоречива, она давно привлекает исследователей. В начале XX в. Курт Левин отметил существование в оценочном акте человека «объективной шкалы ценностей» и «субъективной оценочной деятельности». Он предполагал, что между ними «могут существовать связи, но временами они могут совершенно не совпадать друг с другом». (цит. по 2.С. 155)

В.Н. Мясищев определяет оценочную деятельность как результат внутреннего сопоставления человеком своих действий и поступков с «образцами», содержащимися в общественных оценках социальных процессов, т. е. заданных извне. (2.С. 155)

Субъективные критерии оценки определяются потребностями, стремлением личности, настроением человека, т. е. внутренней позицией человека. Объективные критерии оценки определяются психологической атмосферой, стилем общения, позицией и мировоззрением коллектива, т. е. внешними факторами, независящими от человека. С позиции ребёнка любая объективная оценка учителя будет субъективной; адекватная оценка возникает при соотнесении субъективных критериев с объективными. С позиции учителя объективной оценкой будет оценка без пристрастия, без отношения учителя к ученику, как к «хорошему» или «плохому», а субъективной будет оценка с учётом всех особенностей ученика, его отношения к учёбе, отношения учителя к ученику.

Когда говорят о контрольно-оценочной деятельности, то в первую очередь имеют в виду деятельность учителя. Оценочная деятельность учителя — это особого рода деятельность, включающая в себя контроль, проверку, оценку и конечный результат — отметку, направленная со стороны педагога на ученика, с целью определения уровня знаний ученика и воздействия на него с положительной стороны. В зависимости от личностных качеств педагога, от направленности его деятельности, от стиля и манеры преподавания предмета у каждого учителя свои формы контроля, критерии оценки и отметки.

В специальной литературе, в курсах педагогики и дидактики, в школьной практике ещё не до конца раскрыты и осмыслены такие понятия, важные для осознания сущности оценивания учения, как «учёт», «контроль», «проверка», «оценка», «отметка». Часто эти понятия отождествляются друг с другом, применяются без предварительного раскрытия их сути; особенно это касается понятий «оценки» и «отметки». В сложившейся отечественной системе обучения «оценка» и «отметка» трактуются, как правило, в качестве идентичных терминов, с оговоркой, что «оценка» выступает в форме отметок (баллов), но дальше этой оговорки об отметках и оценках рассуждения не идут. Разграничение сути понятий «оценка» и «отметка» очень важно для более глубокого рассмотрения психолого-дидактических, воспитательных и педагогических аспектов оценочной стороны традиционного обучения.

По Ф. В. Костылеву, «оценка» «в любой деятельности всегда есть выражение отношения уровня достигнутого к тому, что должно быть сделано (к идеалу, образцу, шаблону). Она заложена в самой сущности человеческого поведения и любых его занятий». Так возникает саморегуляция, самоуправление на основе самооценки. (4.С. 83)

Ш. А. Амонашвили, указывает, что «оценка — это процесс, деятельность (или действие) оценивания, осуществляемая человеком»; «отметка является результатом этого процесса, этой деятельности (или действия), их условно-формальным отражением». (1.С. 17). Под проверкой и оценкой знаний, умений и навыков учащихся, по мнению Амонашвили, «понимается выявление и сравнение на том или ином этапе обучения результата учебной деятельности с требованиями, заданными программой. Проверкой устанавливается: правильно ли выполнено учебное задание, нет ли отклонений в формировании представлений и понятий, каковы уровень и качество умений и навыков. Точность и полнота оценки определяют рациональность движения к цели. ЗУНы должны быть оценены с той единственной целью, чтобы наметить пути их совершенствования, углубления, уточнения для активного включения школьников в многостороннюю трудовую и творческую деятельность, направленную на познание и преобразование действительности». (1.С. 20). Однако не трудно заметить подтекст оценочной системы обучения, заключающийся в поощрении и принуждении учащихся к учению. Такая «функция оценки достигает своей вершины при выставлении отметки». (1.С. 20). Учитель пользуется оценкой с помощью отметок не только для определения уровня продвижения учеников в усвоении знаний и ориентирования в их качестве, но и для поддерживания дисциплины, воздействия на школьников. На основе анализа обнаруженного проверкой уровня знаний и навыков каждого отдельного школьника учитель может оценить этот уровень в форме словесных суждений и отметки". На основе этого учитель даёт необходимые советы и указания ученику и проявляет своё отношение к его личности и учебным стараниям. (1.С. 18). Ш. А. Амонашвили считает, что «уподобление оценки и отметки равносильно отождествлению процесса решения задачи с его результатом. На основе оценки может появиться отметка как её формально-логический результат». (1.С. 17).

В «Педагогической энциклопедии» 1964 г. издания говориться: «Оценка успеваемости школьников выражается в баллах, а так же в оценочных суждениях учителя» (С. 243), здесь же рассматриваются понятия «оценка» и «отметка» как синонимы.

Е.И. Перовский выступает, как и Ш. А. Амонашвили, против отождествления понятий «оценка» и «отметка». Он считает, что «отметки, или баллы, есть одна из форм выражения отношения, т. е. оценки». (цит. по 4.С. 54).

Н.Ф. Талызина в своих работах не разводит понятия «оценка» и «отметка», она использует только термин «оценка». (6.С. 152).

История развития отметок исчисляется веками, а система контроля и проверки — тысячелетиями. Вместо отметок и вместе с ними применялись телесные наказания, но были и такие системы, которые предполагали не отметки и наказания, а развитие личности ребёнка, обогащение его прочными знаниями, умениями и навыками.

В древнем Китае, Египте, Греции, Риме, у славян и других народов обучение строилось следующим образом: богатые родители нанимали учителя, который занимался одним ребёнком, т. е. индивидуальные или репетиторские занятия. Эта форма считалась оптимальной, получила широкое распространение и дошла до наших дней. Дети простых и небогатых людей учились в школах, где обучение строилось на страхе физического наказания за неуспеваемость и плохое поведение.

Историк М.В. Довнар-Запольский описывает учёбу на Руси: «Ученики переводились из класса в класс не по знаниям, а по возрасту. Учение велось не целым классом, а с каждым учеником в отдельности» (цит. по 4.).

В средневековой Европе большое распространение получил Иезуитский орден, который наложил свой отпечаток в образовании. В школах ордена учебный процесс строился на основе метода «кнута и пряника», предполагавшего награды за успешную учёбу и различные наказания за плохую учёбу (сверхурочные работы, позорящие колпаки и др.). С целью поощрения и наказания иезуиты ввели в школы систему отметок — баллами. Учебный год заканчивался проведением экзаменов, а в ходе учёбы вёлся постоянный контроль — письменные испытания. В школах были широко распространены соревнования между учащимися: у каждого ученика был антипод, который радовался провалу одноклассника. Всех учащихся делили на «худших», которые сидели на задних скамейках, и «лучших», которые сидели спереди и были помощниками учителя.

Параллельно школам Иезуитского ордена в XV—XVIII вв. в Чехии, Литве, Белоруссии и на Украине создавались братства при православных церквях. В школах таких братств использовались элементы классно-урочной системы. Школы оказали большое влияние на деятельность Я. А. Коменского, который считается основоположником дидактики и существующей до сих пор системы обучения. Именно Коменский предложил ориентироваться на ученика со средними способностями, чтобы «сдерживать … наиболее даровитых и подгонять вялых». (цит. по С. 23). Он ввёл классно-урочную систему, считал необходимым строго следить за успеваемостью каждого ученика, но был против наказаний, которые вызывают у учащихся страх и нежелание учиться. Я. А. Коменский рекомендует следующие испытания:

1) часовые (то, что сегодня называется опросом);

2) дневные (вёл беседу с учениками, которую ежедневно оценивал, как ученики усвоили урок);

3) недельные (соревнования между школьниками, с помощью которых ученик, сидящий на задней скамейке, мог поменяться с одноклассником, сидящим спереди);

4) ежемесячные (письменные работы, по результатам которых учитель пересаживал учеников: с хорошими результатами — ближе к себе, с плохими — назад);

5) триместровые и годовые (экзамены, но спрашивали не всех, а по выбору).

На основе системы обучения, созданной Я. А. Коменским, И. Ф. Гербарт в XIX в. обосновал четыре последовательные ступени усвоения знаний. Со временем эту структуру усовершенствовали, применив на практике как схему урока. Сейчас её называют «трёхблочной схемой»: проверка, объяснение, закрепление; или «пятихвосткой»: оргмомент, опрос, объяснение нового материала, закрепление, домашнее задание. Получается целостная методическая система, элементы которой тесно связаны между собой.

В России к отметочной системе обучения пришли позже, чем в Европе. М. В. Ломоносов хорошо понимал необходимость контроля за знаниями и стимулирования познавательных усилий учеников. Он пропагандировал классно-урочную систему занятий со схемой урока, схожей с усовершенствованной схемой Гербарта. Ломоносов, как и Коменский, считал необходимым знать успехи каждого ученика. Для этого он предлагал учёт знаний вести так — отмечать ежедневно в клеточках напротив фамилии ученика первыми буквами слов итоги учебной работы и поведения школьника:

«В.И. — всё исполнил.

Н.У. — не знал урока.

Н.Ч.У. — не знал части урока.

З.У.Н.Т. — знал урок не твёрдо.

Н.З. — не подал задачи.

Х.З. — худа задача.

Б.Б. — был болен.

Х. — не был в классе.

В.И.С. — всё исполнил с избытком.

Ш. — шабаш". (цит. по 4.С. 26)

Эти своеобразные «отметки» полнее и точнее, чем пятибалльная система, отражают уровень владения учащимися материалом.

Ломоносов предлагал поощрять и награждать за отличную учёбу, два раза в год проводить переводные и выпускные экзамены, рекомендовал систематически проводить самостоятельные работы.

Начальник Киевского учебного округа Ф. Брадке впервые сделал попытку оценивать знания цифрами. Он по каждому предмету и классу установил наивысшие отметки или «годное число баллов». Такие правила действовали до 29 января 1837 г., когда Министерство просвещения обнародовало временное положение (на 4 года) о пятибалльной системе оценки знаний. 15 февраля 1846 г. это положение было окончательно утверждено, т. е. в учебных заведениях России официально вводилась отметка. Так как отметка была удобна, проста и выгодна учителям, то она очень быстро распространилась по всей России и существует в настоящее время.

К.Д. Ушинский сильно критикует учебный процесс, основанный на проверке и оценке знаний, предлагал заменить баллы в виде цифр подробными письменными замечаниями о поведении и успехах каждого ученика, рекомендовал отметки-баллы исключить за поведение и прилежание, вместо них советовал завести для младшеклассников книжки для ежемесячной записи «прилежания, успехов и поведения ученика». К. Д. Ушинский указывал, что баллы влияют на всю систему преподавания, определяют соответствующую систему обучения, «парализуют ход уроков», «отнимают все те живительные элементы, которые придают преподаванию всю его живость». (цит. по 4. С. 30−31). Вместо организации учебной деятельности учащихся на уроке преподаватель расходует часть времени на опрос нескольких человек, оставляя остальных учеников без занятий и знаний. Он называл основным условием сохранения балльной системы — стимулирующее воздействие на учеников проверки знаний и отметки баллами, которое внушает страх, поддерживает их внимание и подстрекает самолюбие. (4. С. 30). В качестве наказаний предлагал «штрафные» уроки и арест провинившихся. Важнейшим условием искоренения баллов считал «образ преподавания», под которым понимал систему обучения, заставляющую учеников пустить в ход мышление так, что «они в одно и то же время будут и слушать и думать». (цит. по 4.С. 33). Система, «оживляющая как учителя, так и ученика», которая «согласует требования урока с назначенным для него сроком», «уничтожает наказания и избавляет нас от устарелой … дисциплинарной системы». (цит. по 4.С. 33). Однако Ушинский рекомендовал сохранить в качестве предварительной меры на какой-то период баллы при условии, что баллы будут характеризовать не только знания, но и внимание, поведение, чтобы усилить «рвение ученика к занятиям»; а затем постепенно приступать к обучению без баллов, начиная с начальных классов.

Л.Н. Толстой явился основоположником теории свободного воспитания в России, основывался на положении о том, что «свобода есть необходимое условие всякого истинного образования». (цит по 4.С. 36). Он уверен в том, что знания должны выявляться в ходе самого учебного процесса по результатам приложения этих знаний в жизни. Для этого Толстой рекомендовал такую методику, которая позволяла бы учителю хорошо видеть, как успевает каждый ученик, как он продвигается в учении, без специально организованной проверки. «Для успешного обучения, — писал он, — нужно не принуждение, возбуждение интереса». (цит. по 4.С. 38). В школе Л. Н. Толстого было введено свободное посещение, которое показывало, что, если ученики пропускали уроки, значит, их не устраивала методика обучения. Учителя его школы никогда не обвиняли учащихся в неуспехе. Свобода создавалась самим учителем, самой организацией учебной деятельности учащихся, методикой обучения. В условиях, когда ученики «были совершенно свободны в классе», а между «учителями и учениками устанавливались дружеские, естественные отношения, при которых только и возможно учителю узнать вполне своих учеников». (цит. по 4.С. 38). В новой системе, созданной Толстым, большое внимание уделяется индивидуальному подходу к учащимся, организации их самостоятельной работы, развитию мышления детей, активизации познавательной деятельности. Толстой указывал, что интерес у учащихся вызывает не любая самостоятельная работа, а постоянно усложняющаяся; определил основные причины тяги к знаниям учащихся. Во-первых, урок должен быть «соразмерен силам ученика, не слишком лёгок, не слишком труден». (цит. по 4.С. 39). Во-вторых, всё внимание ученика должно быть «поглощено заданным уроком. Для этого давайте ученику такую работу, чтобы каждый урок чувствовался ему шагом вперёд в учении». (цит. по 4.С. 39). Впоследствии Л. С. Выготский назвал такое обучение развивающим.

Такая система обучения требует от учителя постоянного творческого поиска, кропотливой и упорной работы и не может строиться догматически, по шаблону.

Подход Толстого к проверке и оценке знаний актуален и в наши дни. «От решения этой проблемы в значительной степени зависит повышение качества учебно-воспитательной работы школы». (4.С. 40).

Н.И. Пирогов разделяет точку зрения Л. Н. Толстого о том, что знания должны выявляться в ходе учебного процесса; предлагал переводить учеников на основе узнавания их учителями в течение года, а переводные экзамены заменить, как в Германии, мнением классных учителей. «При этом способе оценки знаний берутся в соображение успехи, оказываемые каждым учеником в течение года, и его способности, а не минутные испытания, подверженные различного рода случайностям». (цит. по 4.С. 42). Пирогов, как Ушинский и Ломоносов, был против оценки познания и поведения цифрами, предлагая словесный способ оценивания. Он выступал за самостоятельность учащихся, за развитие их внимания. Пирогов советовал применять сократовский метод преподавания, хотел, чтобы объяснение нового было связано со спрашиванием учащихся, т. е. слить экзамены с самим преподаванием". Считал, что на спрашивание расходуется слишком много времени за счёт учебного курса, поэтому рекомендовал отвести для спрашивания определённые дни недели, а остальное время — на изложение предмета. Был против каких-либо наказаний за леность, считая наказание как «остаток рутинной методы воспитания». (цит. по 4.С. 43)

Всю вторую половину XIX в. велась критика балльной системы, но она в основном сводилась к обсуждению вопроса, какую систему предпочесть: трёхбалльную, шестибалльную, десятибалльную, двенадцатибалльную, стобалльную, цифровую или словесную, но были и такие высказывания и идеи, которые призывали отменить всякие отметки.

В начале XX в. сторонников запрета отметок стало ещё больше, а на Всероссийском съезде учителей было решено не выставлять отметки ученикам в начальных классах. 31 мая 1918 г. А. В. Луначарский подписал постановление Наркомпроса, в котором говорилось, что «применение балльной системы отменяется во всех … случаях школьной практики». А в 19-ой статье положения «О единой Трудовой школе РСФСР» указывалось, отменяются все вступительные, переводные и выпускные экзамены, кроме того, были отменены все наказания за плохую успеваемость. (4.С. 44) Баллы запретили, но, как учить без них, сказано не было.

Первые шаги Наркомпроса дали толчок для поиска гуманной системы обучения.

В.Т. Шацкий доказывал, что отметки отрицательно влияют на учащихся. Он, как и Пирогов, считал, что на спрашивание уходит слишком много времени, был против длительных объяснений учителя. Вместо спрашивания предлагал самостоятельные работы под руководством учителя, во время которых в случае затруднений ученики могут спрашивать учителя, советоваться с ним, а учитель помогает детям. Шацкий отстаивал такой контроль, который помогал бы детям учиться и не затрагивал бы их личность. Был против тайных записей учителями в блокнот, т.к. считал, что ученики могут его прочесть.

Безотметочное обучение с самого начала было обречено на неудачу, т.к. Наркомпрос, совершив формальный акт отмены баллов и экзаменов, устранил неизбежно вытекающее следствие, а истинные и главные причины, порождающие это следствие, оставил нетронутыми. Система обучения, существовавшая в практике учителей, не была усовершенствована, оставив понятие обучения как процесс передачи знаний. Наркомпрос отменил отметки, не подумав об оценке успеваемости. Поэтому учителя тайно пользовались старыми методами оценивания, т.к. другого выхода они не видели. А учёт знаний выступал «главным образом в качестве организационного момента, являясь способом проверки и контроля работы и знаний учащихся». (Педагогич. Энциклопедия — М., 1929. Т.1. — С. 580). Существовали:

1) устная, письменная, тестовая проверка;

2) индивидуальные книжки, круговые тетради, в которых записывалась проделанная работа;

3) выставка изделий учащихся;

4) характеристика на учеников, которую писали учителя и доводили до сведения родителей. Характеристика непосредственно связывает качество познаний с оценкой самой личности, поэтому на отрицательную характеристику ученики реагировали более негативно, чем на низкий балл.

Всё это выступала в качестве своеобразной проверки, как средство внешнего давления и стимулирования учеников.

Однако бездумная отмена баллов привела к ухудшению успеваемости и дисциплины в школах, и поэтому в 1933 г. вернулись цифровые отметки от «0» до «5», с 1934 г. и по сей день занятия стали оценивать по пятибалльной системе от «1» до «5». А в 1935 г. вернули словесные отметки: «отлично», «хорошо», «удовлетворительно», «плохо», «очень плохо».

В 1960 г. в издательстве Академии Педагогических Наук РСФСР вышла книга Е. И. Перовского «Проверка знаний учащихся в средней школе», в которой он с научной точки зрения защитил проверку знаний и балльную отметку. Его теоретические выводы сводились к тому, что проверка знаний учащихся составляет особую самостоятельную часть учебного процесса, которой присущи функции выявления состояния знаний школьников и воспитание у них чувства ответственности за свой учебный труд, добросовестности к выполнению задания. Перовский указывает, что проверка является не только целью контроля, но и служит целям обучения. (4.С. 52) Точка зрения Перовского стала доминирующей и вошла во всю педагогическую литературу того времени.

В.А. Сухомлинский указывает на то, что в начальных классах не надо выделять время на проверку знания правил, т.к. их можно проверить в процессе выполнения практических работ. «Путём применения знаний мы стремимся обеспечить постоянную обратную связь: получение учителем информации о том, как ученики думают, каких результатов достигает каждый ученик». (цит. по 4.С. 76). Он писал: «Отметка должна вознаграждать трудолюбие, а не карать за лень и нерадивость. Если учитель усматривает в двойке или единице кнут, а в четвёрке и пятёрке пряник, то вскоре дети возненавидят и кнут и пряник». Главным стимулом, побуждающим к учению, он считал радость труда, успехи в учении. Сухомлинский говорил о том, чтобы не было лёгких, случайных, незаслуженных отметок, чтобы каждая отметка была результатом упорного труда по овладению знаниями. В Павлышской школе учителя не выставляли разовых текущих отметок, в младших классах отметка ставилась только за определённый период наблюдения учителя над всей работой ученика (классной, домашней, творческой), в зависимости от индивидуальных особенностей. (4.С. 77).

Такая система сходна известной зачётной системой оценки знаний.

Во второй половине XX в. широкое распространение получает программированное обучение. Но сторонники использования кибернетики в педагогике не учли, что если контролировать каждый шаг учащихся, то учитель будет получать столько информации, сколько он не в силах переработать, и что учащиеся и в этом случае не будут давать объективные знания, разгадывая код работ и получая положительные баллы. «При системе, когда обучение состоит из двух частей: обучение и контроль — такой подход не эффективен». (цит. по 4.С. 55).

В ходе овладения знаниями промахи и недостатки являются естественным состоянием, т.к. нет такого дела, которому можно было бы научиться сразу в совершенстве. Оценка является неотъемлемой частью выполнения любого дела, в том числе и учения. Но при балльной системе оценивания все промахи учеников «наказываются» отрицательной отметкой, превращая естественный процесс по овладению знаниями, умениями и навыками в повинность, отбивая нередко охоту заниматься. Отметка появилась давно, и сразу после её появления и внедрения учебную практику началась критика балльной системы, поиски безотметочной гуманной системы обучения, которая развивала бы ребёнка, формировала бы полноценную личность. Таким образом, для объективности оценки необходимо в первую очередь поменять систему обучения на такую систему, в которой нет необходимости выделять для контроля особого времени. Сегодня, в начале XXI в., назрела необходимость в обучении «по-новому», об этом говорят критика проверки знаний, кризис существующего учебного процесса, выразившийся в процентомании, научно-техническая революция.

Особенности оценочной деятельности учителя в современной начальной школе

В настоящее время в школе доминирует традиционная методика обучения и оценивания. Термином «традиционная методика» обозначается методика, которая действует в массовой практике на протяжении ряда десятилетий. «Она сохраняется до сих пор, и после перехода на новые программы, но не в силу своих высоких качеств, а лишь как издавна привычное». (цит по 4.С. 11). В условиях традиционной системы обучения оценочный компонент выносится из целостной структуры учебной деятельности. Педагог контролирует, проверяет, находит ошибки и указывает на них (а ученик с самого начала освобождается от такого рода активности, т.к. она всецело возлагается на учителя), высказывает своё суждение о результате учебной деятельности, не вдаваясь в анализ её хода. Следствием этих операций является отметка как «проявление воли и единоначалия педагога». (1.С. 72) Таким образом, ученик не может быть самостоятельным в своей учебной деятельности, поскольку он полностью находится в зависимом положении от учителя. Учебная деятельность младшего школьника, формируемая в условиях традиционной системы, будет страдать несовершенством из-за наличия в ней оценочного компонента. (1.С. 69). Для авторитарной педагогики оценка с помощью отметок, нацеленная на принуждение детей к учению является фундаментом практики.

Традиционно обучение делится на проверочную и обучающую части. Каждая из частей имеет свои особенности и присущие только ей функции.

Как считает Ф. В. Костылев, реализуя проверочную часть, учитель ставит следующую цель: выяснить, как усвоен изученный материал. Следовательно, проверку знаний сделать по-настоящему обучающей невозможно, т.к. основная функция проверки — контроль, а учитель никогда не стремился и не будет стремиться чему-то научить во время контроля, его задача: выявить степень усвоения и выставить отметку. (4.С. 54)

Сложившаяся практика обучения направлена на то, чтобы оценивать «чистые» знания, имеющиеся у ребёнка, в отрыве от его усилий и стараний, от содержания учебной деятельности, мотивов побуждений.

На практике процесс оценивания обычно выступает в форме развёрнутого суждения учителя, обосновывающего отметку, или как свёрнутое «объявление», т. е. прямое выставление отметки. Старания и усилия ребёнка, этого растущего, развивающегося человека, как правило, не принимаются во внимание, не учитывается рациональность его учебной деятельности. Не принимается во внимание и тот побудитель, который заставил ученика выучить учебный материал (ради знаний или процесса овладения ими, ради доставления радости учителю или родным, чтобы выделиться среди одноклассников, или ради игрушки, которую обещали купить). Хотя мотивы приобретения знаний меняют суть отношений школьника к знаниям, на оценку эти личностные отношения не влияют.

Отметки в глазах многих учителей выступают главным средством формирования мотивов учения, становясь основным регулятором жизненных отношений учащихся в их микросоциальной среде. У школьных учителей отметка часто выступает в качестве средства наказания. Ученик забыл тетрадь — «2», стукнул соседа — «2», не выучил урок — то же «2». Костылев называет это «педагогическим невежеством». Такое неадекватное поведение вредит авторитету педагога, т.к. в этом случае ученики видят в «плохой» отметке с одной стороны — несправедливость учителя, а с другой стороны — бессилие учителя. «Педагогическое невежество» показывает, что учитель не может держать дисциплину, не приучил детей к ответственности, выступает как нечестный человек. По словам К. Д. Ушинского, учителя «совершенно бы растерялись без единицы и пятёрки, а воспитанники не знали бы границ своей лености». (цит. по 4.С. 28). При традиционной системе по баллам судят о самом человеке, поскольку традиционная дидактика ещё не рассматривает школьника как целостную личность, изучаются только отдельные стороны психики: внимание, память, волю.

По мнению Н. Ф. Талызиной, анализируя практику контроля в школе, не реализуется в должной мере ни один из видов валидности. (6.С. 152). Валидность — это соответствие предъявляемых контрольных заданий тому, что намечено проверить; валидность должна касаться как предметных знаний, так и видов (приёмов) познавательной деятельности. При составлении контрольных заданий необходимо проконтролировать не только виды деятельности, но и их качество, с которыми они сформированы. Следует помнить, что одни и те же действия и знания можно усвоить с разными показателями.

Содержательная валидность связана с предметными знаниями. В соответствии с её требованиями в контрольных заданиях должно быть отражено всё основное содержание учебного предмета (или раздела). Практика контроля, как правило, этого не реализует. Так, например, в экзаменационные билеты включается всего 2−3 вопроса, которые, естественно, не могут охватить всего содержания предмета. Поэтому экзамен часто не отражает истинных достижений учащихся, а, следовательно, такой экзамен не валиден. Чтобы смягчить ситуацию, ввели правило: при выведении итоговой отметки учитывать не только экзаменационную, но и годовую. Но оценка учителя, который учил ученика данному предмету несколько лет, объективнее экзаменационной. Однако закон есть закон: ответил сегодня по «счастливому билету» на «отлично» — получи «пять», и наоборот, ответил «плохо» — получи «два».

Функциональная валидность подразумевает соответствие контрольного задания тому познавательному действию, которое подлежит контролю. При составлении контрольных заданий должны быть учтены связи между знаниями, специфическими и логическими приёмами познавательной деятельности.

Итоговый контроль выражается в виде числа (отметки). Объективность и обоснованность оценки и отметки возможны при следующих условиях, обозначенных Н. Ф. Талызиной:

1. Учёт всех характеристик знаний и умений, которые предусмотрены целью обучения и которые должны контролироваться. Контроль предполагает получение дифференцированных показателей по каждому из направлений и наличие обоснованных контрольных заданий, строго отвечающих именно этим характеристикам.

2. При контроле той или иной характеристики усвоения, при одних и тех же целях обучения и результатах контроля выставляется одно и тоже количество баллов. (6.С. 155−160).

На практике данные условия не реализуются: при одних и тех же контрольных заданиях, одних и тех же ответах, но заложенных в разные контрольные устройства, учащиеся получают разные отметки.

Отношение учащихся к учению зависит от характера педагогического процесса, от стиля общения между учителем и учащимися, от способов организации учебного материала и учебно-познавательной деятельности школьников, от системы оценивания результатов учения.

Педагогическая деятельность учителя характеризуется определённым стилем деятельности (общения, управления, оценивания). По Е. А. Климову, индивидуальный стиль деятельности — «это обусловленная типологическими особенностями устойчивая система способов, которая складывается у человека, стремящегося к наилучшему осуществлению данной деятельности». (цит. по 3.С. 363). Стиль педагогической деятельности выявляет воздействие следующих факторов: индивидуально-психологических особенностей учителя (включает личностные, поведенческие особенности); особенностей самой деятельности; особенностей обучающихся (возраст, пол, статус, уровень знаний). Эти особенности соотносятся с характером взаимодействия учителя с учениками, с характером организации деятельности учителя и учеников, с предметно-профессиональной компетентностью учителя, с характером общения. (3.С. 366). Стили педагогической деятельности делятся на авторитарный, демократический и либеральный.

При авторитарном стиле педагогической деятельности ученик рассматривается как объект педагогического воздействия, а не равноправный партнёр. Учитель устанавливает жёсткий контроль за выполнением предъявляемых им требований, использует свои права без учёта ситуации и мнений учащихся, не обосновывает свои действия перед учащимися. Главными методами являются приказ и поучение, субъективные похвала порицание, запреты без снисхождения и с угрозой, чёткий и неприветливый тон, деловые и краткие распоряжения; определяются только непосредственные цели. Такой стиль деятельности учителя благоприятно сказывается на внешних показателях дисциплины, организованности учащихся. Однако учащиеся теряют активность или осуществляют её при ведущей роли учителя, характерны личностные изменения школьников — конформизм, фрустрация, снижение уровня притязаний, низкую самооценку и агрессивность. Силы учеников в этом случае направлены не на усвоение знаний и развитие, а на психологическую защиту. Авторитарный стиль педагогической деятельности нуждается в коррекции.

В условиях демократического стиля педагогической деятельности ученик рассматривается как равноправный партнёр в общении, как коллега в совместном поиске знаний. Учитель учитывает мнение учеников, поощряет их самостоятельность суждениё, учитывает не только успеваемость, но и личные качества ученика учеников. Методами воздействия на учащихся являются побуждение к действию, совет, просьба, инструкции в форме предложений, похвала и порицание с советом. При таком стиле деятельности школьники испытывают состояние спокойной удовлетворённости, обнаруживают высокую самооценку. Ориентация учителя направлена на результативность обучения, сочетается с ориентацией на личностное развитие учащихся. В условиях современной школы демократический стиль является оптимальным, но вероятны отдельные ошибки в оценочных ситуациях.

При либеральном стиле педагогической деятельности учитель передаёт инициативу ученикам. У учителя преобладает стремление к созданию благоприятной психологической атмосферы в классе. Однако такой стиль даёт хорошие результаты только при высоком уровне профессионального мастерства педагога. Если уровень не является максимально высоким, то существует опасность потери возможностей управления ходом урока в классе. (3.С. 364−365; 2.С. 186).

Никонова А.Я. и Маркова А. К. выделили стили педагогической деятельности на основе содержательной характеристики стиля (ориентация учителя на процесс и результат труда, развёртывание учителем ориентировочного и контрольно-оценочного этапов), на основе динамической характеристики стиля (гибкость, устойчивость) и результативности (уровень ЗУНов школьников и их интерес к предмету).

При эмоционально-импровизационном стиле (ЭИС) ориентация учителя на процесс обучения. Во время опроса учитель опрашивает только сильных учеников в быстром темпе, давая мало им говорить, не дожидается, пока ученик сформулирует ответ. Недостаточно представлены закрепление, повторение материала и контроль за знаниями учащихся.

Учитель ориентируется на процесс и результаты обучения при эмоционально-методическом стиле (ЭМС), производит поэтапную отработку материала, внимательно следит за уровнем знаний всех учащихся, постоянно представлены повторение и закрепление. Учитель стремится заинтересовать детей особенностями предмета.

В условиях рассуждающе-импровизационного стиля (РИС) происходит ориентация на процесс и результаты обучения. Во время опроса учитель предпочитает воздействовать на учащихся косвенным путём посредством подсказок, уточнений, давая возможность оформить ответ.

При рассуждающе-методическом стиле (РМС) учитель ориентируется на результаты обучения, использует стандартный набор методов обучения, способов и средств педагогической деятельности (систематичность закрепления, повторения, контроля знаний), предпочитает репродуктивные виды деятельности учащихся. Во время опроса обращается к небольшому количеству учеников, давая время на обдумывание ответа, уделяет особое внимание слабым ученикам. (3.С. 369−372).

Известно, что когда человека заставляют, принуждают, то он не проявляет в полной мере инициативу, активность, творчество. А самое главное, принуждение вызывает у учащихся отрицательное отношение к учебному труду и нежелание заниматься им, желание учиться ради отметки. Но в сложившейся традиционной системе каждый элемент играет важную роль, и если устранить какой-либо из элементов, то разрушится вся система. Традиционная, авторитарная педагогика может полностью разрушиться, если из неё изъять отметки. Отметки — как монолитные столбы, на которых держится процесс обучения. (4.С. 5). Учебная деятельность школьника формируется в основном в таких условиях, когда постоянно контролируются и проверяются его знания, повторяется уже изученное, а это всё идёт в ущерб самостоятельности мысли. Учебная деятельность, лишённая собственной оценочной активности, одновременно лишается корректирующей и мотивирующей основы. Ш. А. Амонашвили отмечает, что «сознательность учения, самокритичность и критичность мысли, творческий поиск, самовоспитание — все эти проблемы связаны с оценочными умениями их учебной деятельности». (1.С. 72). Само учение не приобретает для школьника самостоятельного смысла, т.к. не позволяет ему пережить радость добровольного включения в учение. Поэтому при такой системе обучения и понимания оценки отменить баллы и проверку нельзя. Но ещё К. Д. Ушинский говорил, что «если мы до сих пор применяем поощрения и наказания, то это показывает несовершенство нашего искусства воспитания». (цит. по 1.С. 39)

Важно не заглушить желание учиться, а дать возможность каждому ученику проявить себя в процессе самостоятельного овладения ЗУНами с самой лучшей стороны. Ребёнок, «достигнув цели напряжением воли и мысли, чувствует отвращение к подсказке, шпаргалке, списыванию». (цит. по 4.С. 76)

Е.И. Перовский отмечал, что существует три формы проверки: устная, письменная и графическая. Любая форма контроля и проверки сопровождается оценочным суждением либо со стороны самого ребёнка, либо со стороны учителя или другого взрослого.

К устной проверке относится опрос, который является самым распространённым и ведётся по материалу урока и по домашнему заданию. Опрос даёт сразу результат — отметку, которая является своеобразным кнутом, подхлёстывающим учеников. Н. И. Пирогов пишет: «Входя в класс, мы видим учеников, сидящих перед раскрытыми учебниками; один из учеников, обыкновенно, стоит и отвечает; другие сидят и читают „про себя“ в книге или в тетрадке; никто не следит за ответами товарища; немногие слушают учителя. Я не раз пробовал останавливать отвечающего на недоконченном ответе, заставляя продолжать другого… и нередко убеждался, что он совсем не слышал о чём шло дело. Можно ли ожидать успеха при таком способе преподавания?» (цит. по 4.С. 42−43). После проведённого опроса, почти все ученики сказали, что никаких новых знаний и сведений они не получили, а те, кто не усвоил материал, после прослушивания ответа одноклассника, так и не усвоили его. (4.С. 65−66). Факт побуждения учащихся к слушанию говорит о том, что ученики не видят в этом необходимости.

Таким образом, «экзаменационное направление» в наших училищах не приносит никаких благих результатов, мешает учащимся овладеть знаниями. «Оно вредно, оно возбуждает в учащихся учиться для экзамена, а не для науки». (цит. по 4.С. 42−43). Кроме того, в современной школе доминирует практика «среднего балла», когда итоговые отметки выводятся из слагаемых отметок, полученных учеником по предмету в течение четверти. Как, например, можно приписать одинаковый содержательный смысл двум «тройкам», если одна выведена из слагаемых «2+4», а другая — «3+3»? Они содержат совершенно разный психологический смысл. Если сегодня ребёнок получил «2» за незнание одного параграфа, то завтра он получит «5» за знание другого параграфа. «Двойка» заставила ученика готовиться более усиленно, чтобы исправить отметку. Но в этом случае пробелы в знании того, невыученного материала не пополнятся, и нельзя будет сказать, что ученик «исправил отметку».

Ш. А. Амонашвили так высказывает по проблеме «среднего балла»: «Средний балл — чисто формальный, несоответствующий действительности фиксатор уровня ЗУНов, т.к. манипуляция баллами не отражает движения и состояния знаний у ребёнка». (1.С. 26)

Письменная проверка имеет преимущество перед устной, т.к. охватывает весь класс и даёт более ясную картину о знаниях учащихся (если не брать во внимание использование нечестных способов для получения «хорошей» отметки). У такой проверки есть свои отрицательные стороны. Так, например, сильный ученик выполнит задание за несколько минут и будет оставшееся время просто сидеть без дела, а, следовательно, урок для него пройдёт впустую, он уверен, что получит «5» или «4». С другой стороны — слабый ученик, не справляясь с этим же заданием, понимает, что он всё равно не выполнит работу и получит «2», сидит и ждёт звонка.

В зарубежных странах в практике контроля нередко используют «тесты успешности», которые включают в себя несколько десятков заданий, охватывающих основные разделы курса. Однако эти тесты подвергаются серьёзной критике, т.к. преподаватель имеет дело только с конечным продуктом деятельности ученика, не имеет возможности оценить путь, которым шёл ученик к данному ответу. Таким образом, учитель не получает сведений о познавательной деятельности школьника. Кроме того, задания с выборочным типом ответа подавляют самостоятельность, творчество учащихся, часто оказываются необъективными по отношению к способным, думающим ученикам; учащиеся не получают сразу результата, им не указывают, где они совершили ошибку, а, следовательно, возможно запоминание неверных ответов.

Всеобщее среднее образование в России привело к возрастанию количества учащихся в школе, что увеличило количество учеников, нежелающих учиться, а это привело к второгодничеству. Ф. В. Костылев считает, что второгодничество психологически травмирует личность; он пишет: «При наличии соответствующего закона второгодничество превратилось во врага обязательного среднего образования, стало невозможным и бессмысленным». (4.С. 69).

Свою лепту внесла процентомания, которая возникла с появлением отметок (баллов) и заключалась в действиях, направленных на получение высокого процента успеваемости учащихся нечестным путём, т. е. завышение отметок ученикам. Процентомания возникла очень легко: высокий процент «четвёрок» и «пятёрок» — хороший учитель, низкие показатели — плохой учитель (в число таких учителей нередко попадали учителя, работающие добросовестно и объективно оценивающие знания учащихся, а «хороших» учителей награждали и поощряли). Детям, конечно, это нравилось, т.к. можно не учить урок, а «хорошую» отметку учитель всё равно поставит. Но, если неовладевшего знаниями по предмету ученика перевести в следующий класс, то он не сможет усвоить новый материал по этому предмету и будет неуспевающим.

Многие считают, что причиной процентомании является отсутствие точных критериев оценки знаний. Если причиной процентомании является проверка и отметка, то следует не проводить её и не выставлять баллов. Но предыдущий опыт отмены отметок показал, что в условиях существующей системы обучения без баллов не обойтись, т.к. учащиеся просто перестанут учиться. Если деятельность осуществляется под руководством учителя, то он своими оценками и подсказками управляет процессом созидания.

Однако не оценивать работу школы по качественному и количественному показателю нельзя, т.к. главной задачей любого учебного заведения является развитие личности и вооружение учащихся прочными и глубоким ЗУНами.

К.Д. Ушинский писал: «Почти во всех русских учебных заведениях принято обозначать цифрами прилежание и успехи школьников. Мы употребляем цифры от „0“ до „5“. „0“ показывает, что ученик совсем не исполнил своих обязанностей… „Единицу“ и „два“ ставят тогда, когда ученик неудовлетворительно приготовил урок. „3“ ставят за посредственное прилежание; „4“ — когда ученик хорошо исполнил свои обязанности; „5“ получает он за отличное знание урока». (цит. по 4.С. 28). Со времён Ушинского эта балльная система претерпела некоторые преобразования, превратившись фактически в «четырёхбалльную» систему (хотя её называют «пятибалльной»), но содержательный смысл баллов остался. Так, сегодня полностью исключена отметка «0», а «единица» применяется на практике в исключительных случаях, ставится она для того, чтобы в последствии исправить её на «4», или за поведение, и выражает она скорее крайнее обострение отношений между учеником и учителем, чем объективную оценку уровня знаний учащегося.

Таким образом, старая традиционная система обучения устарела и изжила себя. Отметка и проверка знаний учащихся является неотъемлемой частью существующего ныне процесса обучения. Пока этот процесс не будет изменён, без проверки и отметок обойтись невозможно, и тем более их нельзя отменить. Отметки нет ни в одном виде деятельности, кроме школы. Поскольку баллы отрицательно влияют на учение и воспитание подрастающего поколения, приучают школьников обманывать и совершать антиобщественные поступки, то назрела необходимость найти другую систему учебной деятельности, которая не требовала бы отведения особого времени урока на контроль.

Восприятие младшими школьниками оценки их учебной деятельности

Отметка, которой приписывается лишь невинная роль простого отражателя и фиксатора результата оценки, на практике становится для ребёнка источником радости или горя. Не замечать эту действительность, значит, допустить серьёзный просчёт в анализе оценочной стороны обучения.

Зарождается привыкание учащихся к тому, что их оценивают другие: «Надо только выполнять, а хорошо или плохо выполнено, об этом скажут учителя, они знают, как оценивать». Такая деятельность способна вызывать у ученика неверие в объективность педагога.

С первых дней школьной жизни на пути учения перед ребёнком появляется своеобразный «идол» — отметка. Для ребёнка этот идол то добрый, снисходительный, то жестокий, безжалостный, неумолимый. Ребёнок старается удовлетворить «идола» или обмануть его и постепенно привыкает учиться не ради личной радости, а для отметки.

Отметки выполняют функции принуждения, подстёгивания, поощрения. Но начинающий школьник в силу возрастных особенностей на первом этапе не понимает значения отметки и её объективность. В смене позиций дошкольника на школьника, «маленького» на «большого» отметки воодушевляют ребёнка. Здесь действует простая возрастная логика в оценивании приобретённых знаний, умений и навыков: кто больше старался и трудился, тот заслуживает большей похвалы, а кто меньше старался — меньшей похвалы; и всё это независимо от качества результата. Учебная деятельность может переживаться школьником как процесс, унёсший много труда и стараний, и тогда результат деятельности будет расцениваться школьником субъективно, в зависимости от затраченного труда и энергии. Ученик строго не отличает учебную деятельность (т.е. старание, усердие) от результата (усвоенных ЗУНов) и хочет, чтобы они были оценены педагогом в целостности.

В начале педагогу приходится приучать детей к отметкам, объектировать их разность, градацию, и вскоре ребёнок увидит, что отметки во многом будут определять и регулировать его отношение к окружающим. Со временем ребёнок начинает понимать зависимость своего положения в классе от результатов своего учебного труда и отметок. Скорость и глубина этого процесса зависят от: возрастания роли учебной деятельности в жизни школьника, от оценочных суждений учителя и от отметок как материализованных форм этих суждений.

Детская любознательность, генетическое стремление к познанию движут младшим школьником. Необходимы лишь рационально организованный учебный материал и педагогическое руководство, создающие условия для проявления разносторонних внутренних потенций и включения детей в процесс познавательной деятельности.

Ш. А. Амонашвили считает, что чем выше осознание учеником важности учения, тем больше влияние его успехов и неудач в учении, т.к. создаётся общественное мнение о нём, регулирующее его отношения между ним и другими. Исключения в этой закономерности, по мнению Амонашвили, могут быть, если:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой