Депрессивность сельских территорий Украины

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение 2

Депрессивность сельских территорий Украины 4

Выводы 19

Литература 21

Введение

Тема контрольной работы «Депрессивность сельских территорий Украины».

В работе на основе разработанной системы индикаторов и показателей, оценки существующих методических подходов к проблематике сельской депрессивности осуществлены делимитацию сельских депрессивных территорий в разрезе административных районов Украины; проведена типология сельских депрессивных территорий Украины, определены их характерные признаки; сформулированы общие подходы к разработке системы мероприятий по стимулированию развития сельских проблемных территорий и намечены пути их финансирования.

Проведенное по инициативе Кабинета Министров Украины Всеукраинское совещание по вопросам социально-экономического развития сельских населенных пунктов с участием председателей сельских, поселковых советов в очередной раз подтвердило важность проблематики сельских территорий для обеспечения стабильного развития не только сельского социума, но и государства в целом.

Общемировые тенденции отраслево-территориальных трансформаций регионального развития, следствием которых стало усиление поляризации пространства, наряду с «доморощенными, рукотворными вызовами в виде неспособной… и безнаказанно-безответственной государственной аграрной политики», обусловили углубление деструктивных процессов в развитии сельских территорий. Необходимость борьбы с наиболее острыми формами проявления сельской деградации — депрессивностью территорий — подчеркивается как в «Государственной целевой программе развития украинского села на период до 2015 года», так и в Законе Украины «Об основных принципах государственной аграрной политики на период до 2015 года» № 2982-IV от 18 октября 2005 г. Однако вопрос об объективной их делимитации остается открытым. Существующие на данный момент исследования депрессивности или уровня развития сельских районов базируются на показателях отдельных групп индикаторов, например, демографических, жизнеспособности сельских поселений, интегральных, но без определения конкретного перечня депрессивных территорий. В то же время объективное, научно обоснованное определение таких территорий необходимо для разработки эффективной системы мероприятий региональной политики, направленных на решение проблем депрессивности сельских регионов, а также для распределения финансовых ресурсов, выделенных на ее преодоление в соответствии с действующим законодательством.

Первоосновой выделения сельских депрессивных территорий является научно обоснованный отбор показателей, которые наиболее точно и объективно отражают современное состояние и тенденции развития сельских регионов. В данном исследовании при определении таких показателей учитывались:

— официально существующие показатели депрессивности сельских районов, указанные в Законе Украины «О внесении изменений в Закон Украины „О стимулировании развития регионов“»;

— исследования научных работников по проблематике определения разных типов проблемных территорий;

— системная сущность сельских территорий как совокупность природной, экономической, демографической и социальной составляющих (подсистем);

— функции сельских территорий и особенности их трансформации в 90-х годах XX в. ;

— различия показателей-стимуляторов и показателей-дестимуляторов, которые положительно или отрицательно влияют на конечный результат.

Депрессивность сельских территорий Украины

Учитывая системную сущность и многофункциональность сельских территорий, для оценки состояния их депрессивности были отобраны 19 показателей, отражавших производственно-инфраструктурный, финансовый, социальный потенциал, а также особенности демографической ситуации и расселения административных районов Украины (см. рис. 1).

Информационными источниками данного исследования служили статистические ежегодники регионов Украины, первичные материалы Госкомстата Украины (формы А-1 — естественное движение населения и МА-1 — миграционное движение населения), а также показатели мониторинга социально-экономического развития регионов Украины для определения депрессивных территорий, осуществляемого Госкомстатом Украины по заказу Министерства экономики Украины.

Главная сложность отбора показателей определялась необходимостью, с одной стороны, выделения сельской местности как отдельной общественно-территориальной единицы административных районов (разделяется мнения И. Прокопы и О. Поповой о целесообразности определения депрессивных территорий среди сельской местности административных районов), с другой — учета существующей сегодня практики статистической отчетности, в соответствии с которой информация по городам областного подчинения и возглавляемым ими районам предоставляется отдельно. Поскольку социально-экономические показатели городов областного подчинения не учитываются при оценке экономического развития соответствующих районов, то мы получаем характеристику именно сельской местности. То обстоятельство, что в других районах учитывались показатели районных центров, не могут быть основанием для сомнений в «чистоте эксперимента», поскольку, по мнению некоторых ученых, поселки городского типа и города районного значения являются составляющей сельских территорий и вместе с сельской экономикой отражают интегральный экономический потенциал района.

Рис. 1. Показатели определения депрессивности сельских районов Украины

Во всех случаях, за исключением определения коэффициента Энгеля, территориального разнообразия природно-ресурсного потенциала «и расстояния до областного центра использовались средние значения показателей за 2005−2007 гг., что и предусмотрено действующим законодательством. Полученная из разных источников информация была упорядочена в виде матрицы (490×19), строками которой стали 490 районов Украины, а столбцами — показатели, характеризующие разные подсистемы сельских территорий страны.

Официально утвержденные Кабинетом Министров Украины методики, критерии и процедура определения сельских депрессивных территорий не позволяют осуществить их объективную делимитацию, поскольку они, во-первых, предполагают учитывать требование, по которому депрессивными являются лишь районы, отвечающие самым низким значениям всех пяти критериев одновременно, во-вторых, не содержат критериальных границ депрессивности. В новой редакции Закона Украины «О стимулировании развития регионов», № 3567-І от 25 июня 2009 г. указанные недостатки не устранены. Речь идет, прежде всего, о критериальных границах депрессивности. Законом предусмотрено, что предельные уровни отклонения социально-экономических показателей развития территорий от средних значений будут определяться Кабинетом Министров Украины.

По нашему мнению, делимитацию сельских проблемных территорий следует осуществлять, с учетом указанного, на основе интегрального показателя депрессивности, определяемого по формуле

R = (

где R- интегральный показатель депрессивности территории,

Xmin и Хmах — соответственно, минимальное и максимальное значения исходных показателей.

Первая часть формулы используется для показателей-симуляторов, вторая — для показателей-дестимуляторов.

Важным фактором достижения объективности выделения сельских депрессивных территорий является учет значимости отдельных показателей и их неодинакового количества в составе основных блоков. Определение интегрального показателя осуществлялось следующим способом. Сначала находили нормированные значения каждого из 19 показателей, затем — частичные интегральные индексы каждой из групп показателей, которые делились на их количество. Таким образом удалось избежать влияния на конечный результат неодинакового количества показателей в каждой из групп.

В целом по стране интегральный показатель депрессивности варьирует в довольно значительных пределах и имеет максимальное значение в Чернухинском районе Полтавской области (2,287 ед.). Величины интегральных показателей депрессивности позволяют определить рейтинг сельских районов, однако не дают ответа на вопрос: какое количество районов может претендовать на получение статуса депрессивных? Результаты исследований по данной проблематике показывают, что у ученых и руководящих работников нет однозначного мнения по его решению. Сомнительным и методически не совсем правильным представляется подход, когда определение депрессивных районов осуществляется по каждой области, а за точку отсчета принимаются средние для региона значения. Более объективно сопоставление уровня депрессивности каждого района со средним для страны показателем. Не совсем удачным является также определение количества депрессивных районов, которое базируется на объемах финансовых ресурсов, выделяемых на преодоление их депрессивности.

Обоснован, по нашему мнению, методический подход, когда выделение проблемных территорий осуществляется на базе критериальных пределов депрессивности. При этом установление их может осуществляться или на основе конкретных формул, как это предлагает 3. Герасимчук, или на основе действующих в отечественной и мировой практике критериев (например, 10 или 15% отклонения в худшую сторону от средних для страны значений). Применение таких подходов на примере сельских районов Украины показало, что нижний критический предел принадлежности территорий к депрессивным, определенный на основе упомянутой формулы, отвечает 10-процентному отклонению интегрального показателя депрессивности в худшую сторону от среднего значения. Это позволило положить в основу дальнейшего ранжирования сельских районов по уровню депрессивное™ критерии, приведенные в таблице 1.

Таблица 1

Критериальные пределы интегрального показателя депрессивности различных типов районов

Тип района по уровню депрессивности

Критериальные пределы

Депрессивные

-10% от среднего показателя

Отсталые

от-10% до+10%

Среднего развития

от+10% до+30%

Относительно развитые

от+30% до+50%

Развитые

свыше +50% от среднего показателя

Как и ожидалось, большинство — около 75% сельских районов Украины попали в категорию депрессивных и отсталых территорий. При этом непосредственно критериальным пределам депрессивности отвечает 190 районов, что составляет 38,8% общего количества административных районов Украины (см. табл. 2).

Как видно из таблицы, самое большое представительство в группе депрессивных территорий имеют Винницкая (18 районов), Черниговская (17), Одесская (16), Сумская (15), Хмельницкая (14) и Николаевская (13 районов) области, а наивысшим процентом депрессивных районов в составе своих территорий выделяются Черниговская (77,7), Сумская (83,3) и Хмельницкая (70,0) области.

В Законе Украины «О внесении изменений в Закон Украины „О стимулировании развития регионов“» выделяются пять официальных показателей депрессивности сельских районов. В связи с этим представляется целесообразным сравнение состава депрессивных районов, выделенных на основе официальных и 19 указанных выше показателей депрессивности. Результаты исследования подтверждают, что полностью совпадают по обоим подходам 140 депрессивных районов.

Описанное выделение сельских депрессивных территорий было применено ко всем административным районам Украины. В то же время, в соответствии с действующей законодательно-нормативной базой, выделение депрессивных территорий должно проводиться из сельских и промышленных районов. В данном исследовании, согласно нормам законодательства, в Украине было выделено 289 аграрных и 201 промышленный район. Как и ожидалось, в составе депрессивных территорий Украины доля аграрных районов оказалась самой высокой — 76,3% (см. рис. 2).

Аналогичные тенденции прослеживаются также на уровне отдельных регионов. Однако в дальнейшем, учитывая особенности трансформации структуры занятости населения в последние годы (по средним данным 2005−2007 гг., количество районов с преобладанием работающих в сфере услуг достигла 163 единиц), целесообразно отказаться от деления районов на сельские и промышленные при определении в их составе депрессивных территорий. Для научного анализа следует принимать сельские территории всех районов, используя при этом различные показатели депрессивности. Такой подход позволит избежать недоразумений, когда, например, в Закарпатье, где доля сельских жителей составляет почти 63%, нет ни одного аграрного района, то есть такого (по действующим нормам Закона Украины «О внесении изменений в Закон Украины „О стимулировании развития регионов“»), где доля занятых в сельском хозяйстве была бы доминирующей. Выделенные на основе 19 показателей 190 депрессивных районов довольно неоднородны, прежде всего, в силу их формирования, а потому они требуют более глубокого изучения, в частности, на базе кластерного анализа. Процедура кластеризации осуществлялась с использованием программного обеспечения STATISTICA 6. 0, в частности дивизийной (k-means) его разновидности. Учитывая высокую схожесть районов по показателям депрессивности, которая была обеспечена процедурами предыдущего отбора, нами были выделены три группы районов.

Таблица 2

Распределение сельских районов по уровню депрессивности в разрезе регионов Украины

Регионы

Типы районов

Д

О

С

ОР

Р

количество

%

количество

%

количество

%

количество

%

количество

%

АР Крым

4

28,6

6

42,8

3

21,4

1

7,2

-

-

Винницкая

18

66,7

8

29,6

-

-

1

3,7

-

-

Волынская

7

43,8

7

43,8

1

6,2

1

6,2

-

-

Днепропетровская

2

9,1

6

27,3

8

36,4

5

22,7

1

4,5

Донецкая

3

16,7

5

27,8

3

16,7

4

22,1

3

16,7

Житомирская

10

43,5

11

47,8

2

8,7

-

-

-

-

Закарпатская

-

-

4

30,8

7

53,8

1

7,7

1

7,7

Запорожская

4

20,0

12

60,0

2

10,0

2

10,0

-

-

Ивано-Франковская

-

-

7

50,0

4

28,6

2

14,3

1

7,1

Киевская

7

28,0

4

16,0

4

16,0

6

24,0

4

16,0

Кировоградская ,

9

42,8

8

38,1

3

14,3

1

4,8

-

-

Луганская

6

33,3

5

27,8

3

16,7

2

11,1

2

11,1

Львовская

-

-

11

55,0

5

25,0

3

15,0

1

5,0

Николаевская

12

63,2

5

26,3

2

10,5

-

-

-

-

Одесская

16

61,5

7

26,9

1

3,8

-

-

2

7,8

Полтавская

9

36,0

10

40,0

5

20,0

1

4,0

-

-

Ривненская

4

25,0

7

43,8

3

18,8

2

12,4

-

-

Одесская

15

83,3

1

5,6

2

11,1

-

-

-

-

Тернопольская

9

52,9

7

41,2

1

5,9

-

-

-

-

Харьковская

8

29,6

11

40,8

4

14,8

2

7,4

2

7,4

Херсонская

10

55,6

5

27,8

3

16,6

-

-

-

-

Хмельницкая

14

70,0

6

30,0

-

-

-

-

-

-

Черкасская

4

20,0

12

60,0

4

20,0

-

-

-

-

Черновицкая

2

18,2

6

54,5

3

27,3

-

-

-

-

Черниговская

17

77,3

3

13,6

2

9,1

-

-

-

-

Украина в целом

190

38,8

174

35,5

75

15,3

34

6,9

17

3,5

**Д — депрессивные; О — отсталые; С — среднего развития; ОР — относительно развитые; Р -развитые.

Рис. 2. Доля аграрных и промышленных районов в составе сельских территорий с разным уровнем депрессивности

В состав первой группы вошли 59 административных районов, которые сосредоточены главным образом в северо-восточной части страны. Здесь они составляют типозону, которая включает свыше 30 административных районов. Больше всего представлены в данной группе районы Черниговской и Сумской областей — 54,2% от общего количества районов этого типа. В остальных регионах страны они не формируют значительных типозон и размещаются преимущественно на периферии (Харьковская, Донецкая, Полтавская, Житомирская, Хмельницкая области). Величины демографических показателей, людности сельских поселений, динамики поселенческой сети дают основания относить районы этого типа к территориям демографического и поселенческого кризисов. По объемам производства сельскохозяйственной продукции прослеживается четкая поляризация между районами с более (лесостепные регионы) и менее (полесские) благоприятными природными условиями.

Таблица 3

Обобщенная характеристика типов сельских депрессивных районов Украины

Типы районов

Главные регионы распространения (области)

Отклонение усредненных для районов соответствующего кластера значений от средних по стране показателей (%)

Первый (59 районов)

Черниговская и Сумская

Депопуляция сельского населения — 70,3 Динамика сокращения сельского населения — 61,4 Плотность сельского населения — минус 62,3 Средняя людность сельских поселений — минус 58,8

Второй (75 районов)

Херсонская, Одесская, Хмельницкая, Тернопольская

Инвестиции в основной капитал — минус 46,3 Уровень безработицы — 68,6 Доля занятых в сельском хозяйстве — 26,8 Среднее расстояние до областного центра — 45,1

Третий (56 районов)

Винницкая, Одесская, Николаевская, Херсонская

Самодостаточность районных бюджетов — минус 45,0 Объем реализованных услуг на 1 чел. — минус 43,6 Доходы местных бюджетов на одного сельского жителя -минус 46,7

Вторая группа оказалась как самой многочисленной (75 районов), так и самой неоднородной. Территориально она простирается от севера Крыма до северо-запада Волынской области, но практически нигде, в отличие от первой группы, не образует значительных типозон. Самые большие по площади и количеству районов типозоны сформировались на севере Крыма и юге Херсонской области, в юго-западной части Одесской области, на севере Хмельницкой и Тернопольской областей. Неоднородность районов данной группы усложняет определение их главных типоформирующих признаков. По нашему мнению, таковы периферийность, высокий уровень безработицы и доля занятых в аграрном секторе, а также низкая инвестиционная привлекательность этих регионов. Например, данные таблицы 3 показывают, что уровень безработицы здесь превышает средние для страны показатели на 68,6%, доля занятых в сельском хозяйстве — на 26,8%, периферийность, мерилом которой выступает отдаленность районного центра от областного на расстояние свыше 100 км, — на 45,1%. Учитывая утверждение, что «…без развитого центра не может быть и развитой периферии», можно констатировать, что одной из весомых причин депрессивности районов второй группы является низкий социально-экономический потенциал их центров, 83% которых представлены поселками городского типа.

Третья группа областей включает 56 административных районов, однако в пределах Украины они составляют лишь одну, довольно значительную по количеству районов, неоднородную типозону. Она насчитывает свыше 30 районов, которые административно относятся к Винницкой, Одесской, Николаевской и Херсонской областям.

Главными причинами депрессивности районов данной группы являются низкие показатели финансовой самообеспеченности (доходы местных бюджетов в расчете на 1 чел.) и социальной сферы (объем реализованных услуг на 1 чел.). При этом демографические индикаторы почти соответствуют средним для страны значениям, а плотность сельского населения здесь почти вдвое выше, чем в районах двух предыдущих групп.

Следует отметить, что, во-первых, депрессивны не только регионы демографического и поселенческого кризиса, но и другие типы районов, основой формирования которых являются финансовые и социальные факторы; во-вторых, между разными подсистемами сельских территорий отсутствуют четкие зависимости (например, районы с очень высокими и низкими показателями сельскохозяйственного производства практически не различаются между собой по уровню заработной платы или товарообороту), что является основанием для поиска новых подходов и методов объяснения этих процессов.

Проведенный анализ, наряду с исследованиями факторов, механизмов и закономерностей формирования явлений региональной депрессивности, позволяет сформулировать следующие типичные признаки сельских депрессивных территорий.

1. Сложная демографическая ситуация, низкие доходы населения и высокий уровень безработицы.

2. Пассивность и неготовность сельских жителей к изменениям в жизнедеятельности своих общин, утрата веры в результаты любых реформ.

3. Ухудшение условий жизни людей не отдельных сельских поселений, а целых сообществ (своеобразных анклавов смежных районов и поселений).

4. Архаизация экономической жизни, формой проявления которой является высокая доля занятого населения в малотоварных крестьянских хозяйствах.

5. Усиление неоднородности сельской местности (пригородные районы, периферийные территории, сельские районы вокруг столицы).

6. Уплотненность экономического пространства, в частности рост концентрации производства сельскохозяйственной продукции в наиболее выгодных по агроклиматическим условиям регионах и пригородных районах.

7. Низкий уровень финансовой самодостаточности сельских территориальных общин, сужение, прежде всего, их человеческого потенциала.

Выделение на основе кластерного анализа групп сельских депрессивных районов — одна из первых попыток их типологизации, которая не решает полностью проблему, однако с учетом других исследований ученых и практиков может стать предпосылкой для разработки системы мер санации проблемных территорий и распределения финансовых ресурсов на их восстановление в соответствии с действующим законодательством.

Меры по стимулированию развития депрессивных территорий и источники их финансирования указаны в Законе Украины «О внесении изменений в Закон Украины „О стимулировании развития регионов“». В нем отражены также требования к разработке и структура программ преодоления состояния депрессивности отдельных территорий. Следует отметить, что меры по стимулированию развития регионов имеют общий характер и не конкретизированы применительно к разным типам депрессивных территорий. В мировой практике для решения проблем сельских депрессивных территорий используется довольно широкий арсенал мер. Например, в США таковыми являются субсидии, общественная занятость, налоговые льготы при создании новых рабочих мест и активизации предпринимательской деятельности, поддержка и развитие объектов инфраструктуры и т. д. Здесь, как и в странах ЕС, создан Фонд сельского развития, где аккумулируются финансовые ресурсы, направляемые на решение проблем сельских территорий.

В Украине внедрение даже общих механизмов региональной политики, в частности создание специальных экономических зон, территорий приоритетного развития, не дало желаемых результатов. Что касается стимулирования развития сельских депрессивных территорий, то ситуация еще усложнилась и сводится фактически к словесным «баталиям» о необходимости «спасения села».

Наряду с упомянутым Законом, проблемы сельской депрессивности наиболее полно отражены в «Государственной целевой программе развития украинского села на период до 2015 года» и в Законе Украины «Об основных принципах государственной аграрной политики на период до 2015 года». В то же время, как справедливо отмечают Е. Бородина и И. Прокопа, у них, очевидно в силу традиций, основное внимание уделено опять-таки аграрной сфере, а не селу. Хотя в соответствии со статусом указанная программа предполагает именно государственную поддержку депрессивных территорий, в ней недостаточно учтены возможности участия в этом процессе местных органов власти. При таких условиях нарушается один из принципов региональной политики — принцип партнерства. Местные органы власти должны обязательно участвовать как в разработке программ преодоления депрессивности сельских территорий, так и в их финансировании. Таким образом, из пассивных наблюдателей они превращаются в активных соучастников этого процесса.

Первоосновой успешного решения проблем всех, а не только депрессивных сельских территорий, является правильно выбранная стратегия их реформирования. Практика постсоветской аграрной политики показала, что «аграрно-отраслевая парадигма», когда село, крестьянство, сельские территории фактически отождествлялись с сельскохозяйственным производством, неэффективна и требует замены. На ее место должна прийти новая парадигма — сельского развития, базирующегося на концепции многофункциональности села и сельского хозяйства. Принципиальное отличие парадигмы сельского развития от предыдущего ведомственно-отраслевого подхода заключается в том, что в ней приоритет отдается селу, сельскому социуму, сохранению социальных функций сельских территорий. Не меньшее значение имеет осознание того, что будущее украинского села будет решаться, очевидно, за пределами сельского хозяйства, причем утверждение о том, что при всех других условиях «прогрессивное развитие села невозможно», хоть и дискуссионно, но не лишено логики. Следует признать, что в ближайшей перспективе основой сельской экономики будет оставаться все-таки сельское хозяйство.

Обоснование системы мер по стимулированию развития и преодолению состояния депрессивности сельских территорий — настолько важная задача, что требует отдельного тщательного исследования. Обозначим лишь общие подходы к ее решению.

Главными направлениями стимулирования развития сельских депрессивных территорий должны стать:

— признание приоритетности сельских общин сельского социума по сравнению с аграрным сектором;

— диверсификация сельской экономики, в том числе за счет развития внеаг-рарных видов деятельности (сельского зеленого туризма, обслуживающих кооперативов, народных промыслов);

— создание условий для продуктивной занятости сельского населения;

— преодоление бедности сельских жителей;

— реформирование социальной сферы села, существенное улучшение транспортной инфраструктуры и качества жилого фонда, доведение уровня предоставления услуг и их доступности до существующих стандартов 26;

— усиление активности, рост ответственности сельских общин за жизнедеятельность на своих территориях, преодоление отрицательных последствий маргинализации сельского населения;

— дальнейшая децентрализация бюджетных отношений, рост финансовой самодостаточности сельских общин;

— оптимизация системы землепользования, аграрной специализации, расселения в районах демографического и поселенческого кризисов.

При этом средства стимулирования развития и преодоления состояния депрессивное™ сельских территорий должны учитывать естественные эволюционные закономерности пространственного развития, а также отвечать общественным настроениям, уровню квалификации и готовности населения к соответствующим изменениям.

Совершенствования требуют финансовые механизмы стимулирования развития депрессивных территорий. Сегодня фактически единственным источником их финансирования является государственный бюджет страны. В соответствии с Законом Украины «О внесении изменений в Закон Украины „О стимулировании развития регионов“» на данные цели предполагается ежегодно выделять не менее 0,2% государственного бюджета. В «Государственной целевой программе развития украинского села на период до 2015 года» на преодоление депрессивности сельских территорий запланировано выделить 526,6 млн. грн. (на 2008−2015 гг.). Кроме того, финансирование отдельных мер по стимулированию развития сельских территорий осуществляется через государственные целевые программы, субвенции из государственного и местного бюджетов на реализацию отдельных проектов по строительству на селе объектов инфраструктуры, сферы услуг и др.

Анализ объемов финансирования таких программ в течение 2007−2008 гг. показал, что указанные нормы не выполняются. Так, в 2008 г. не были профинансированы несколько мероприятий «Государственной целевой программы развития украинского села на период до 2015 года», в том числе и направленных на решение проблемы депрессивности, в частности: стимулирование депрессивных территории; компенсацию расходов предприятии агропромышленного комплекса на строительство объектов социальной сферы в сельских населенных пунктах; обеспечение жильем работников образования, здравоохранения и др., которые проживают в сельской местности 21.

Существенно улучшить ситуацию с финансированием сельских территорий должны принятые Верховной Радой Украины изменения к Бюджетному кодексу, а также те поправки к законодательным актам, которые разработаны по результатам Всеукраинского совещания по вопросам социально-экономического развития сельских населенных пунктов.

Решению проблем депрессивных территорий будет способствовать также образование Фонда регионального развития, предусмотренное законопроектом «Об основах государственной региональной политики"28. По мнению специалистов, ежегодные поступления в него только за счет отчислений от налога на прибыль предприятий (5%) составят от 3 до 5 млрд. грн. Значительную часть этих средств целесообразно направить на решение проблем сельских депрессивных территорий, принимая во внимание результаты паспортизации сельских поселений и учитывая уровень остроты депрессии и причины ее формирования.

Выводы

Обобщение методических подходов к определению сельских депрессивных территорий, анализ возможных направлений стимулирования их развития, финансовых аспектов указанной проблематики дают основания сформулировать следующие выводы.

1. Вопрос объективной делимитации депрессивных территорий остается нерешенным, поскольку в принятом Верховной Радой Украины Законе «О внесении изменений в Закон Украины „О стимулировании развития регионов“» ключевая проблема — критериальные пределы депрессивности — не нашла окончательного решения.

2. Основываясь на результатах аналитических исследований, проведенных в разрезе всех административных районов Украины, предлагаем признать предельной границей депрессивности сельских районов 10% отклонения интегрального показателя депрессивности от среднего для страны значения в худшую сторону.

3. Исследование состояния депрессивности сельских территорий целесообразнее осуществлять во всех административных районах, без их предварительного разделения на промышленные и аграрные.

4. Исходя из полифункциональности, многоэлементности и системной сущности сельских территорий набор мер по преодолению их депрессивности должен отвечать требованиям, выдвигаемым к разработке программ преодоления такого состояния на отдельных территориях, целевых программ социально-экономического развития регионов, и согласовываться с целями и задачами государственной региональной политики и региональными стратегиями, то есть одновременно сочетать общую процедуру и меры регионального характера, формирующиеся с учетом местных особенностей и причин возникновения депрессивных территорий.

5. Приоритетными объектами поддержки государства должны стать сельский социум, социальные функции села (историко-культурная, социального контроля над территорией, рекреационная), сельские территории как общественно-территориальная подсистема, а не аграрный сектор или субъекты хозяйствования.

6. Источники и объемы финансирования, направляемые на стимулирование развития и преодоление депрессивности сельских территорий, в соответствии с нормами действующего законодательства, желательно выделять в нормативных документах отдельной строкой во избежание возможности их использования на высшем иерархическом уровне.

Проблематика преодоления депрессивности сельских территорий слишком сложна и давно требует решения, чтобы рассчитывать на быстрый результат. Однако необходимо делать реальные шаги в этом направлении, так как в противном случае отрицательные тенденции в развитии села и сельского социума, которые во многих районах уже приобрели необратимый характер, будут обостряться и в дальнейшем.

Литература

1. Онищенко А., Юрчишин В. Сельское развитие: основы методологи и организации. «Экономика Украины» № 10, 2006, с. 6.

2. Официальный сайт Министерства аграрной политики Украины, http: // www. ininagro. kiev. ua.

3. Официальный сайт Верховной Рады Украины, http: //www. zakon. rada. gov. ua/cgi-bin/ laws/main. cgi.

4. Прокопа I. В., Попова О. Л. Заселеність сільських територій: деструктивні зміни і загрози. «Економіка прогнозування» № 1, 2008, с. 63--84.

5. Біттер О. А. Розвиток сільського господарства і рівень життя сільського населення Карпатського регіону. Автореф. дис. д.е.н. Львів, 2008, с. 15.

6. Лисовой А. Определение депрессивных сельских территорий на уровне административных районов Украины. «Экономика Украины» № 9, 2008, с. 38−45.

7. Прокопа И., Попова О. Депрессивные сельские территории: методические основы определения. «Экономика Украины» № 8, 2007, с. 62.

8. Павлов О. І. Сільські території України: історична трансформація парадигми управління. Монографія. Одеса, «Астропринт», 2006, с. 26.

9. Севастьянов Л. И. Индикаторы социально-экономического развития регионов: методические подходы к разработке. «Регион: экономика и социология» № 1,1996, с. 53.

10. Руденко В. П. Довідник з географії природно-ресурсного потенціалу України. К., «Вища школа», 1993, с. 76.

11. Постанова Кабінету Міністрів України «Порядок здійснення моніторингу показників розвитку регіонів, районів, міст республіканського в А Р Крим і обласного значення для визначення територій депресивними», http: //www. rada. gov. ua.

12. Коломийчук В. С. Соціально-економічний розвиток адміністративного району: теорія, методологія, практика. Тернопіль, 1998, 313 с.

13. Герасимчук З. В., Галущак В. Л. Політика розвитку проблемних регіонів: методологічні засади формування та реалізації. Монографія. Луцьк, «Надстир'я», 2006, с. 76.

14. Методологічні підходи до визначення проблемних територій та напрями їх подальшого регулювання. Монографія. Дніпропетровськ, 2003, с. 51

15. Слава С., Самборський Д., Сегварі П., Дацишин М. Розвиток економічно проблемних територій: міжнародний досвід. К., «К.І.С. «, 2007, с. 55.

16. Дністрянський М. С. Периферійність соціального розвитку віддалених депресивних районів України як чинник електоральної активності населення. «Вісник Львівського національного університету. Сер. «Географія», 2007, с. 87.

17. Грицай О. В., Иоффе Г. В., Трейвиш А. И. Центр и периферия в региональном развитии. М, «Наука», 1991, с. 38.

18. Барановський М. О. Механізми формування та чинники розвитку депресивних аграрних територій України. «Наукові записки Тернопільського національного педагогічного університету. Сер. «Географія» № 2, 2007, с. 91−96

19. Барановський М. О. Методологічні засади аналізу процесів регіональної депресивності. «Часопис соціально-економічної геоірафії». Вип. 5(2), 2008, с. 61−68.

20. Вatгік Т. J. Jobs for the poor: Can labor demand policies help? New York, Russell Sage Foundation, 2001, p. 47.

21. Бородина E., Прокопа И. Сельское развитие в Украине: проблемы становления. «Экономика Украины» № 4, 2009, с. 81.

22. Гнатишин Й. Комплексний розвиток сільських територій і модельні параметри доходів сільського населення Львівської області. «Вісник Львівського державного аграрного університету. Серія: Економіка АПК» № 11(1), 2004, с. 217−222.

23. Официальный сайт Министерства регионального развития и строительства, http: //www. minregionbud. qov. ua.

24. Довідник соціальних стандартів, нормативів, вимог і обмежень. Наказ Міністерства аграрної політики № 39/05 від 20 січня 2009 р. http: //www. minagro. gov. ua.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой