Влияние родителей на взаимоотношения молодых супругов

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

семья супружеский родительский

Влияние родительской семьи на взаимоотношения супругов. Эта тема особенно актуальна в настоящее время. И не удивительно, ведь до тех пор, пока основой человеческого общества будет являться семья, пока рождаются дети, вырастают и создают свои семьи, потому что не смыслят своего существования без своей семьи, — до этих пор данная проблема будет актуальна. Из поколения в поколение передают люди семейные ценности, традиции, способы взаимоотношений супругов в браке, способы воспитания детей, часто не задумываясь над тем, благо или вред несут эти традиции. То, в какой степени семья может повлиять на формирование характера будущего семьянина, что, пусть неосознанно, но очень прочно, внесёт она в сознание ребёнка как будущего супруга, — всё это нужно и важно знать и понимать всем людям, в чьих семьях воспитываются дети или у кого эти дети выросли и собираются создать собственную семью.

«Не бери у попа лошади, не бери у вдовы дочери», — гласит русская поговорка. Те, кто повторял ее, понимали, — девушка, не видевшая в доме мужчины, выросшая в семье, где всем заправляла женщина, будет претендовать на лидерство в своей семье… Не каждый муж в давние времена переносил такие претензии спокойно. Не все мирятся с подобными притязаниями и сегодня.

Семья — это целый мир, со своими законами и традициями. Пытаясь что-то изменить в себе, и часто, прежде всего, в семье, человек лишен возможности учитывать закономерности развития событий и отношений, в связи с отсутствием знаний в этой области. Зная то, что должно последовать после того или иного поступка, можно сделать более верный шаг и обеспечить гармоничный исход ситуации. Так же очень важно иметь расширенный взгляд на уже пройденный жизненный путь, что касается создания семьи и дальнейшего развития отношений.

Гипотеза исследования состоит в предположении о том, что на взаимоотношения супругов значительное влияние оказывают родительские семьи.

Цель данного исследования — изучение влияния родительского воспитания на взаимоотношения супругов.

Задачи:

1. Изучить типы семейного воспитания и их влияние на формирование установок будущего семьянина.

2. Выявить конкретные механизмы передачи сложившихся стереотипов и моделей взаимоотношений супругов от одного поколения семьи к другому.

3. Изучить особенности взаимоотношений взрослых детей, создавших семью, с родителями.

В данной работе будет большое внимание уделено воспитанию будущего семьянина в родительском доме, так как, чтобы понять причины тех или иных взаимоотношений супругов, необходимо смотреть в корень проблемы, т. е. в детство.

Семья -- это первая общественная ступень в жизни человека. Она с раннего возраста направляет сознание, волю, чувства детей. Под руководством родителей ребенок приобретает свой первый жизненный опыт, элементарные знания об окружающей действительности, умения и навыки жизни в обществе. Впечатления детства оставляют след на всю жизнь. Детские переживания влияют на весь дальнейший уклад, на всю дальнейшую работу человека, хотя часто они и остаются в области подсознательной. Человек может забыть о них, но они, помимо его воли, часто определяют его поступки.

Уровень нравственности родителей, их жизненные планы, идеалы, опыт социального общения имеют решающее значение в формировании моральных качеств растущего человека, будущего семьянина.

Народная мудрость, характеризуя человека, большое значение придавала влиянию на него той семейной обстановки, в которой он вырос. Если о человеке говорят: «Он (или она) из хорошей семьи», -- это значит, что человек этот трудолюбив, честен, доброжелателен, на него можно положиться в беде, с ним хочется поделиться радостью. Такой человек приятен в общении. Он хороший семьянин, гражданин своего Отечества.

В настоящее время в жизни человека семья занимает большое место. Актуальна точка зрения, что в семье человек с первых лет жизни постигает нормы общежития и человеческих отношений, впитывает от семьи добро и зло и всё, чем характерны отношения в его семье. Становясь взрослыми, дети повторяют в своей семье всё то, что видели в семье родителей, в том числе и способы взаимоотношения с супругом. Или в силу компенсаторных законов демонстрируют диаметрально противоположные образцы поведения. В том или ином случае можно проследить силу влияния родительской семьи.

Для того, чтобы понять, каким образом происходит данный перенос образцов взаимоотношений, стоит рассмотреть три наиболее важных аспекта данной проблемы:

1. Воспитание (в широком смысле) ребёнка в семье (определённые детско-родительские отношения формируют склад характера человека, который обязательно отразится на его поведении в роли супруга).

2. Воспитание будущего семьянина в семье (привитие образцов поло-ролевого поведения, осознанное и неосознанное привитие стереотипов взаимоотношений супругов).

3. Влияние родителей на уже сформированную молодую семью.

Методологической основой данной работы явились труды психологов:

А. Е. Личко, Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Л. Леви, Е. Т. Соколовой, Д. Н. Исаева, В. Е. Кагана, З. Фрейда, А. Адлера, Э. Берна, С. Броди.

1. Семья её типы, функции и структура

Вначале рассмотрим само понятие семьи и те причины, по которым семья имеет такое большое влияние на формирование характера будущего семьянина.

В современном семьеведении принято следующее определение семьи:

Семья — это основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью.

Семья как социальный институт проходит ряд этапов.

1. Вступление в брак.

2. Рождение первого ребёнка.

3. Окончание деторождения.

4. «Пустое гнездо» (выделение из семьи последнего ребёнка).

5. Прекращение семьи со смертью одного из супругов.

Если говорить об основных типах семьи, то можно выделить следующие типы:

1) Городская и сельская (в зависимости от места жительства)

2) Семья, состоящая из многих поколений (все члены живут вместе)

3) Нуклеарная семья (муж, жена и дети, функцию обучения и воспитания детей, в том числе их социализацию, берут на себя детский сад и школа)

4) Молодая семья (супружеская пара, с детьми или без, в первом браке, возраст семьи не старше 5 лет, возраст супругов не более 30 лет)

5) Неполная семья (семья с одним родителем в результате развода или смерти одного из супругов)

6) Внебрачная семья (родители не состоят в браке, сопровождается отрицательным отношением со стороны общества)

7) Семья в повторном браке (семья с двумя родителями, где могут быть дети как общие, так и от первых браков)

8) «Маленькая мама» (рождение ребёнка женщиной, недостигшей совершеннолетия, также сопровождается отрицательным отношением со стороны общества)

9) Многодетная семья (семья, в которой более 10детей). [20]

В глубинной подоснове семьи лежат физиологические потребности, которые в мире животных носят название «инстинкт размножения». Но кроме биологических законов, проявляющихся в жизнедеятельности семьи, существуют и социальные законы, так как семья — это социальное образование, имеющее в каждом конкретно-историческом типе общества свои традиции и специфику. Согласно данным социальным законам, семья призвана выполнять ряд функций:

1. Репродуктивная функция — самовоспроизведение, размножение, произведение потомства, обусловленное необходимостью продолжения человеческого рода.

2. Экономическая и хозяйственно-бытовая — накопление богатства для членов семьи (напр., приданое для невесты), бытовое обеспечение неработающих членов семьи.

3. Первичная социализация — семья является первой и главной социальной группой, которая активно влияет на формирование личности ребёнка. Роль семьи состоит в постепенном введении ребёнка в общество, чтобы его развитие шло сообразно природе ребёнка и культуре страны, где он появился на свет.

Обучение ребёнка тому социальному опыту, который накопило человечество, и культуре родной страны, её нравственным нормам, традициям — прямая функция родителей.

4. Воспитательная функция — именно родители всегда были и остаются первыми воспитателями ребёнка. Воспитание ребёнка в семье — сложный социально-педагогический процесс, который включает влияние всей атмосферы и микроклимата семьи на формирование характера ребёнка.

5. Рекреационная и психотерапевтическая — семья должна быть той нишей, где человек мог бы чувствовать себя абсолютно защищённым, быть абсолютно принятым несмотря на его статус, жизненные успехи, финансовое положение.

Наиболее подробную схему анализа семьи предложил известный психиатр А. Е. Личко. [11]

Его описание семьи включает следующие характеристики и их варианты:

1) Структурный состав:

-- полная семья (есть мать и отец);

-- неполная семья (есть только мать или отец);

-- искаженная или деформированная семья (наличие отчима вместо отца или мачехи вместо матери).

2) Функциональные особенности:

— гармоничная семья;

— дисгармоничная семья.

Гармоничная семья. Это действительно здоровая семья. (Имеется в виду, разумеется, не физическое здоровье семьи, а нормальные взаимоотношения между ее членами)

Члены такой семьи:

открыто общаются между собой и слушают друг друга;

поддерживают друг друга;

учат уважать других;

развивают доверие к людям;

имеют чувство юмора и не отказываются от игр и развлечений;

имеют понятие о разделенной ответственности;

учат детей понятиям хорошего и плохого;

дорожат принадлежностью к семье, ее традициям и ритуалам;

уважают потребность в уединении каждого;

ценят услуги друг друга, заботу;

соблюдают время обеда и используют его как прекрасную возможность для беседы;

любят вместе проводить свободное время;

умеют распознать свои проблемы и не боятся обратиться за помощью.

В здоровой семье удовлетворяются психологические потребности каждого члена семьи. Естественно, что потребности в еде, медицинской помощи, образования и тому подобное тоже удовлетворяются. Каждый чувствует свою принадлежность к семье и буквально кожей ощущает, что он дорог.

Если же у кого-то есть необходимость почувствовать свою независимость, то ему предоставляется такая возможность, ему позволяют делать свои собственные ошибки и не стыдят его за это. Каждый член семьи имеет возможность расти духовно. В то же время он может развлекаться, играть даже в «глупые» игры, дурачиться.

Все чувства в здоровой семье могут быть высказаны или выражены бессловесным образом, естественно, в приемлемой, цивилизованной форме. Допускается выражение всех чувств, включая гнев, досаду, ненависть.

Если же есть повторяющиеся проблемы, то они разрешаются усилиями всех членов семьи. В случае необходимости обращаются к специалистам.

Детей любят и не тяготятся ими. Родители выслушивают детей, а не читают им нотации. В то же время родители заботятся о себе, уделяют много времени своим взаимоотношениям, что дает детям модель для построения их отношений с людьми.

В здоровой семье уважают границы духовного суверенитета, границы личности каждого.

Если же в семье имеется предрасположенность к таким болезням, как алкоголизм, депрессия, то члены семьи не замалчивают эти проблемы, а свободно обсуждают их, обращаются за помощью к специалистам, если это нужно.

В здоровой семье каждый отвечает за свои действия, и другие не считают, что должны брать на себя всю ответственность за поступки каждого члена семьи.

В такой семье разговаривают непосредственно друг с другом, прямым и открытым способом, не сплетничают, не шепчутся за спиной, не используют третьих лиц для передачи информации.

Члены семьи разделяют чувства друг друга, но не подавляют один другого, смело смотрят правде в глаза. В то же время они умеют посмотреть на проблему как бы со стороны, отстраненно.

Советы дают только в том случае, когда кто-то об этом просит и когда это уместно. Детей поощряют бороться с трудностями собственными силами, чтобы они не нуждались в родителях каждую минуту, а прокладывали в жизни и свои собственные пути.

Дисгармоничные семьи бывают разными.

Выделяются следующие причины дисгармонии:

1) нет партнерства между родителями (один из них доминирует, другой -- только подчиняется);

2) деструктурированная семья (нет взаимопонимания между членами семьи, существует излишняя автономия членов семьи, нет эмоциональной привязанности и солидарности между членами семьи в решении жизненных проблем);

3) распадающаяся семья (конфликтная, с высоким риском развода);

4) ригидная псевдосоциальная семья (доминирование одного члена семьи с чрезмерной зависимостью других, жесткая регламентация семейной жизни, нет двусторонней эмоциональной теплоты, ведет к автономизации духовного мира членов семьи от вторжения властного лидера).

Разнообразие взаимоотношений между членами гармоничных и дисгармоничных семей очень велико в силу неповторимости жизненного опыта каждой отдельно взятой личности. И таким же образом, растущий ребёнок, будущий семьянин впитывает в свое сознание своеобразный, неповторимый, свойственный только для его семьи стиль взаимоотношений между супругами (как ведут себя друг с другом его мама и папа).

Но передача этого опыта от родителей к детям идёт параллельно в двух направлениях:

1. Родители воспитывают ребёнка, прививая ему те или иные формы поло-ролевого поведения прямыми словесными методами («Мальчики себя так не ведут!», «Папа так никогда не делает!», «Поплачь! Ты же девочка!»).

2. Родители демонстрируют собственным поведением примеры и нормы взаимоотношений между собой (что оставляет гораздо больший след в сознании ребёнка в силу его инстинкта к подражанию). Известнейший факт: мама может долго приучать ребёнка чистить зубы, но он не будет делать этого, пока сама родительница не станет регулярно демонстрировать желательный образец поведения. Также родители в процессе воспитания пользуются приёмами и методами, последствия которых не осознаются.

2. Влияние детско-родительских отношений на формирование личности будущего семьянина

Рассмотрим первое направление. В XVIII в. принято было считать, что ребенок рождается лишенным всяческих характерологических признаков, что его интеллектуальные способности ничем не отличаются от таковых у всех только что родившихся детей. Психику ребенка называли tabula rasa — чистая табличка.

К сожалению, эта формула почти двухсотлетней давности в 30−40-е годы XX в. рассматривалась в нашей стране как единственно научная. Говорить о врожденно-наследственной природе способностей человека, его конституционных особенностей ученые не могли, ибо это противоречило принципу всеобщего равенства. Даже проблему умственной отсталости в те времена пытались объяснить чисто социальными факторами. Будущее же виделось свободным как от социальных противоречий, так и от биологического неравенства. Сегодня мы знаем, что ребенок рождается со своеобразной программой развития, закрепленной в его генетическом коде. И это не только рост и масса тела, не только цвет волос и глаз, но и основные особенности характера и личности. Но не только набор наследственных признаков определяет в дальнейшем поведение человека. Влияние родителей и окружающей среды в первые месяцы и годы жизни ребенка оказывает на него определяющее влияние. Обычно мы ничего не помним о годах нашего раннего развития. Связные воспоминания начинаются с 3−4 лет, и лишь какие-то отрывки приходят в наше сознание о более раннем периоде. У многих людей связные воспоминания начинаются лет с семи. А забытые годы очень важны для нас. В это время мы овладевали первыми словами, учились понимать речь, ходить, сидеть, приобретали «навыки опрятности, усваивали первые принципы отношений между людьми.

Впервые в науке внимание на важную роль раннего и детского развития обратил 3. Фрейд. Безоблачное, счастливое детство, не отягощенное никакими заботами, оказалось очень драматичным и сложным периодом — периодом неудовлетворенных желаний, непредсказуемых воздействий, периодом, когда взрослые и все окружающее представали неконтролируемой грозной силой, перед которой младенец выглядел совершенно беззащитным. Сам факт забывания ранних детских переживаний 3. Фрейд считал доказательством того, что они травматичны для нас, и поэтому подвергаются устранению — вытеснению из сознания.

Действительно, при психоанализе больных неврозами часто удается выяснить, что корни их психического расстройства заложены в период раннего детства. В дальнейшем теорию 3. Фрейда разрабатывали такие ученые, как Э. Фромм, А. Фрейд, X. Сэлливен, К. Хорни, А. Адлер. Они изучали различные стороны развития ребенка, те комплексы переживаний, которые возникают в раннем детстве и в дальнейшем предопределяют поведение человека. Нас это интересует, прежде всего, потому, что причиной семейных конфликтов могут быть аналогичные конфликты раннего детского возраста.

Также очень подробно влиянием раннего детства на жизнь человека занимался Э. Берн. [2] Он считает, что в раннем детстве закладывается своеобразный сценарий дальнейшего поведения человека. Он называет этот период периодом программирования — «сценарное программирование» (язык, характерный для нашего компьютерного века). И кто бы не пытался нас программировать в будущем — средства массовой информации, общественные организации, производственные коллективы, наши родственники, — программа, заложенная в раннем детском возрасте, по мнению Э. Берна, многое предопределяет, хотя фатальности в этой программе нет. Даже в период кормления ребенка поза матери, те слова, которые она говорит ребенку, имеют значение. В дальнейшем отношения между матерью и ребенком становятся более сложными. Будет мать восхищаться ребенком или отталкивать его от себя? Будет ставить его в пример другим детям или, наоборот, ставить других детей в пример ему? Станет, как писал Э. Берн, ребенок «принцем» или «лягушкой», или может быть, он станет «вечным принцем» или «принцессой», имея программу на достижение цели и успех любой ценой? В раннем детском возрасте, по мнению Э. Берна, вырабатывается жизненная позиция. Он образно выделяет несколько типов такой позиции.

Первый тип: у меня все хорошо, и у тебя все хорошо, и у тебя все хорошо. Это позиция оптимиста, который желает работать и который реализует свои возможности в среде других людей. Второй тип: у меня все хорошо, а у вас все плохо. Это позиция самовлюбленного, некритичного к себе человека, который остается заласканным ребенком на всю жизнь, делает других людей ответственными за все свои неудачи. Третий тип: у меня все плохо, а у вас все хорошо. Это позиция человека, который, с одной стороны, завидует окружающим, испытывает собственную неполноценность, с другой — всю жизнь обречен работать не для того, чтобы заработать на хлеб или получить удовольствие, обречен любить не потому, что он влюблен, а для того, чтобы доказать самому себе и окружающим, что он такой же человек, как и все, что он не так плох, как ему самому кажется. Четвертый тип: вы плохие и я плохой. Это наиболее неконструктивная позиция, с которой человек приходит в мир. Он насыщен внутренними конфликтами, склонен к депрессиям, а иногда к более серьезным психическим заболеваниям.

Э. Берн считает, что в жизни каждого ребенка при программировании сценария имеют значение следующие моменты: так называемый сценарный толчок, когда-то или иное замечание матери или отца как бы предопределяет его дальнейшее развитие. Например, если один из родителей в порыве гнева кричит ребенку: «Исчезни» или «Чтоб ты провалился», — это указание на характер смерти ребенка. Когда мать говорит: «Ты кончишь, как твой отец», — и если отец алкоголик, — это приговор на всю жизнь. Подобного рода высказывания Э. Берн называет также сценарным итогом или «проклятьем». Кроме того, родители дают указания-предостережения, которые призваны снять с ребенка «проклятье». Это способ избежать тех неприятностей, о которых они ему говорят. Например: «Не плачь, не капризничай, отстань от отца», «Не приставай к матери», «Будь скромнее при гостях». Иногда родители дают указания, поощряющие поведение ребенка: «Вот так и веди себя, ты хороший мальчик, продолжай сидеть спокойно, наконец-то ты взялся за учебу». Кроме того, они дают предписания, как заполнить время в ожидании действия. Иногда эти предписания носят характер моральных сентенций. Совершенно, казалось бы, простые слова, которые мы слышим в детстве, могут предопределить все наше дальнейшее поведение.

То, что Э. Берн в духе времени называет сценарным программированием, люди веками называли воспитанием. Описывая различные типы воспитания, ученые чаще употребляют прилагательное «неправильное». Очевидно, определить, что такое правильное воспитание, и прийти к согласию по этому поводу нелегко. Дискуссии вызывает каждая деталь, даже требование воспитывать в ребенке честность порой подвергается критике на страницах печати, ибо в итоге ребенок оказывается «неприспособленным к жизни». Можно ли наказывать ребенка и если можно, то как? Допустимы ли противоречия в воспитательных приемах со стороны отца, матери, бабушек и дедушек? Педагоги почти единодушно считают, что все воспитывающие должны придерживаться одних и тех же принципов и форм воспитания. То же подсказывает и здравый смысл. Но, увы, жизнь сложна и противоречива, и чем раньше ребенок столкнется с противоречиями, тем лучше он адаптируется в жизни. Известный психолог В. Леви вспоминает, что он благодарен судьбе за то, что его многочисленные родственники так и не пришли к единому мнению по поводу его воспитания. [10]

Говорить о неправильном воспитании значительно легче. Во-первых, все крайние, отклоняющиеся формы его всегда более четко очерчены и их проще описать. Во-вторых, легче понять «неправильность» воспитания по его итогам — формирование «изломанного» характера, появлению непреодолимых трудностей при попытке адаптироваться в обществе.

А. Адлер определил два крайних полюса неправильного воспитания: гиперпротекция (повышенная опека) и гипопротекция (недостаточная опека, безнадзорность). [1]

Сверхопекаемый ребенок приходит в самостоятельную жизнь капризным, требовательным, неспособным принимать самостоятельные решения, взять на себя ответственность за собственные неудачи.

А. Адлер считал, что основные принципы поведения такого человека — это, во-первых, никогда не предпринимать ничего на свой страх и риск, требовать от окружающих опеки и заботы и, наконец, возложить на окружающих ответственность за неудачи. Стремление получить желаемое «здесь и теперь», не заботясь о возможных последствиях своих поступков, достаточно характерно для таких людей. В супружестве люди, воспитанные в духе гиперпротекции, будут проявлять две противоположные тенденции: стремление повелевать и одновременно повышенную зависимость от партнера и собственных родителей. Именно бывшие сверхопекаемые дети сохраняют тесные связи с родителями, будучи почтенными отцами и матерями семейств, что чревато серьезными конфликтами.

Но если брачный партнер будет обладать сильными родительскими чертами, то брак может оказаться стабильным, хотя и «не безоблачным».

А. Личко, специалист в области подростковой психиатрии, выделяет несколько вариантов повышенной опеки: потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция, воспитание в духе повышенной моральной ответственности. Потворствующая гиперпротекция — воспитание по типу «кумир семьи» — наиболее близка к той, о которой писал А. Адлер. Доминирующая гиперпротекция — подавление любых проявлений самостоятельной активности ребенка: все решения принимаются за него; его увлечения, его друзья принадлежат не ему, а его родителям. Это они выбрали, с кем должен дружить ребенок, какой кружок или спортивную секцию он должен посещать, какие книги он должен читать и какие кинофильмы смотреть, чем он должен восхищаться, а чем — пренебрегать. Естественно стремление родителей навязать своему ребенку и выбор брачного партнера. [11]

Воспитание в духе повышенной моральной ответственности сопровождается постоянным напоминанием ребенку, что он растет в «приличной семье» и это накладывает на него определенные обязанности. Он не может шалить, резвиться, получать плохие оценки, так как это «бросает тень на отца» и т. п. Любовь к ребенку в такой семье -- это не естественное чувство родителей. Ребенок должен своим примерным поведении и высокими достижениями заслужить любовь матери или отца. «А что ты сделал для того, чтобы я поцеловала тебя?» — своеобразный девиз подобного воспитания. Иногда лозунгом является популярное изречение: «Не мы — так наши дети». Родители, не реализовавшие себя в жизни, постоянно напоминают ребенку, что уж он-то просто обязан занять в жизни ту позицию, которую мечтали занять они. «Я имела такие блестящие способности к математике, но не смогла учиться из-за тяжелого положения семьи, а ты…» Родителям и в голову не приходит, что их детские мечты и планы могут не совпадать с желаниями ребенка… «Чтоб сердце загорелось, чтоб каждому хотелось догнать и перегнать отцов…» Песня хороша, оптимистична, но смысл ее достаточно печален, поскольку жизнь детей рассматривается как бег наперегонки, при этом бежать нужно именно по той дорожке, что и твой отец. Чем ответственнее позиции, которые занимают родители, тем труднее ребенку. Сын или дочь знаменитого отца — роль не из легких.

Особенно травматичным оказывается именно требование «заслужить любовь». Обычно в семьях, где к ребенку предъявляются подобные требования, присутствует скрытое эмоциональное отвержение. В силу особенностей характера мать и отец не испытывают к ребенку нежных чувств и поэтому, как бы ни старался ребенок, он все равно не получает того эмоционального тепла, к которому стремится. В лучшем случае его формально хвалят (но голос родителя лишен теплоты), в худшем — заслуги ребенка обесцениваются: «Конечно, ты получил пятерку, но все равно Н. учится лучше тебя». В конечном итоге родители дают ребенку поручение не для того, чтобы ребенок его выполнил, а для того, чтобы он оставил их в покое. Постепенно поведение человека, воспитанного в подобном духе, приобретает специфические черты, которые Э. Берн называл игрой «Посмотри, как я стараюсь».

Играют в эту игру отнюдь не дети, а вполне взрослые люди, создавшие собственные семьи. Часто бывает так, что человек, выбирая себе жену, ищет в ней черты сходства с матерью, даже если его матери были присущи недостаток любви и избыток требовательности к нему. Итак, гражданин Белов женился на гражданке Черновой. Вскоре он убедился, что молодая жена не балует его вниманием и заботой. В семье начинаются мелкие конфликты типа «несвежая рубашка» либо «невкусный обед». Конфликты эти отнюдь не улучшают моральную обстановку в семье Белова и не делают чувства Черновой более нежными. Естественным выходом из подобной ситуации было бы прекращение супружеских отношений либо вдумчивый анализ ситуации с помощью квалифицированного психотерапевта. Кстати, обычно выясняется, что в формировании данной ситуации не последнюю роль играет сексуальная неудовлетворенность жены. Но приученный к тому, что «любовь нужно заслужить», Белов идет привычным путем. Он устраивается на несколько работ, зарабатывает вдвое больше, чем его коллеги, полагая, что этим он улучшит атмосферу в семье. Но никакого улучшения нет. Квартира по-прежнему не убрана, а обед не приготовлен. Зарплата Белова, конечно, помогает Черновой вести хозяйство, но деньги — явно не то, что ей нужно. Раздражительность Белова между тем доходит до критической черты. Выражение лица мужа, поздно возвращающегося с работы, как бы говорит: «Посмотри, как я стараюсь, постарайся и ты». Белов получает законное оправдание своей раздражительности, ибо он устает на работе. Между тем никто не требует его длительного пребывания на работе, он сам выбирает стиль жизни, как морально приемлемую для него форму частичного ухода из дома.

Наиболее явно это прослеживается в случаях, когда муж устраивается на работу, требующую длительного пребывания в командировках (наладка). Образно говоря, наладка станков и приборов вместо налаживания эмоционально теплых супружеских отношении. Печальные судьбы многочисленных семей моряков, уходящих в длительные рейсы, объясняются не столько неспособностью их жен переносить длительное половое воздержание, сколько тем, что подлинной эмоциональной теплоты между супругами нет и муж играет в игру «Посмотри, как я стараюсь».

Нелишне сказать, что «усталость после работы» позволяет мужу, не уверенному в своих силах, уклониться от сексуальной близости, что вполне устраивает жену, которой эта близость удовольствия не доставляет… Э. Берн подчеркивает, что муж не является «жертвой» холодной и нерадивой жены: он полноправный участник конфликта. Ситуация, совершенно неприемлемая при взгляде «со стороны», на самом деле устраивает мужа, поскольку отвечает его не вполне осознанным психологическим потребностям, сохранившимся с детского возраста… Кто из нас, будучи обижен, в детстве не представлял себя тяжело заболевшим, а то и умершим, при этом «обидчики» раскаиваются, плачут, но поздно, поздно! [2]

Наиболее драматичные варианты игры «Посмотри, как я стараюсь», по Э. Берну, всегда связаны с тяжелой болезнью, которую скрывает Белов, продолжая свой утомительный и бесполезный труд. Они могут завершиться самоубийством героя, тяжело заболевшего и обреченного на мучительную смерть… Действительно, сочетание повышенных производственных нагрузок и эмоционального дискомфорта в семье не способствуют хорошему состоянию здоровья.

Потрясенная Чернова читает предсмертную записку мужа, между строк которой просматривается все то же: «Посмотри, как я старался»… Этот упрек обращен не только мужем к жене, но и ребенком к матери.

И, наконец, употребление спиртных напитков. Разумеется, муж будет периодически выпивать, но постарается это скрыть от жены. После того как выпьет, он некоторое время гуляет (и поэтому приходит домой позже) то ли пытается уничтожить запах спиртного с помощью конфеты или какого-нибудь другого, принятого в известных кругах средства. Короче говоря, он будет вести себя так, чтобы его не уличили в приеме алкоголя. Но это произойдет довольно скоро. Почему? Прежде всего потому, что к этому стремятся. Иногда бывает, что супругу сходят с рук куда худшие провинности, о которых знают все: и соседи, и родственники, и сотрудники по работе. Не знает только один человек — жена. Почему? Потому, что она не хочет знать об этом. Здесь же случай обратный: жена хочет знать о том, что муж обманывает ее, даже если обманывает в мелочах. 3. Фрейд писал о том, что страх — это подавляемое желание, и в данном случае страх перед тем, что муж окажется не тем человеком, на которого рассчитывала молодая жена, сочетается с желанием поймать мужа на неблаговидном поступке. Тот день, когда супруг будет уличен в утаивании части денег, в недозволенном времяпрепровождении среди друзей либо, что особенно страшно, в употреблении даже небольшой дозы спиртного, партизанская война перейдет в открытые военные действия. Между супругами возникнет скандал, в ходе которого, возможно, жена узнает, что супруг вовсе не обязан отдавать всю зарплату. Что его друзья — это его друзья. Что пить он имеет право, как любой человек, не страдающий алкоголизмом. И, вообще, он будет пить принципиально, для того чтобы доказать это своей жене. Кроме того, жена может узнать, что ее финансовые права чрезвычайно ограничены, что она получит свои 25% от его зарплаты, после того как родит ребенка. Осложнения отношений в семье выглядят подлинно катастрофическими. Эти отношения портятся с каждым днем. Прежде всего, муж продолжает выпивать, продолжает приходить домой еще позже. Каждый раз приход, мужа домой сопровождается семейным конфликтом. Постепенно молодая жена убеждается в том, что именно то, против чего она боролась, именно то, чего она так боялась, сбывается. Что же произошло? Кто виноват? Прежде всего, обвинят жену, которая контролирует мужа сильнее, чем это следует, и беспричинно разговаривает с ним грубо, подозревая в нем алкоголика. Вспомнят добрым словом и тещу. Только в последнюю очередь, может быть, помянут

В данном конфликте можно обнаружить, по меньшей мере, два направления: явное поведение и скрытый мотив. Явное поведение обычно маскируется естественными, понятными или, как принято говорить, рациональными мотивами. При ближайшем рассмотрении все они сводятся к обычным претензиям, мелочным придиркам. Гораздо сложнее дело обстоит с неосознаваемой мотивировкой, которая, собственно говоря, и служит пружиной, обеспечивающей энергией длительное время продолжающиеся конфликты. В виде такой пружины выступают неосознанные, подавленные, вытесненные переживания, которые формируются, как правило, в раннем детском возрасте. Осознаны и поняты без посторонней помощи они быть не могут. Затяжные, хронические конфликты могут быть успешно разрешены с помощью психолога, психотерапевта, опытного консультанта по вопросам семьи и брака, а иногда просто умудренного жизненным опытом рассудительного и доброжелательного человека. Главный же вывод, который может быть сделан из анализа подобных случаев, состоит в том, что энергия и даже содержание конфликтов во многом не зависят от партнеров, в этом конфликте участвующих. Как в первом, так и во втором случае сценарий конфликтного поведения был, по сути говоря, написан до того, как возникла супружеская пара. Хотя каждому из них не пришло бы в голову искать виновника агрессивного отношения друг к другу в своих родителях.

Таким образом, мы видим далеко не оптимистичную картину внутрисемейных взаимоотношений. Тщательный анализ и весь психологический опыт показывают, что, организуя новую семью, люди приходят в нее не с пустыми руками, а с достаточным багажом, в котором есть место и для деструктивных, агрессивных форм поведения.

Но не стоит излишне драматизировать ситуацию. Естественно, встречаются семьи с гармоничными детско-родительскими отношениями, с комфортным психологическим климатом внутри семьи.

Вот эти принципы, секреты, основы общения: [16]

1.В гармоничной семье при общении супругов между собой и с ребёнком выражение лица максимально доброжелательное, тёплое, приветливое, нераздражённое.

2. Тон голоса (в любых ситуациях, а при разговоре с ребёнком предельно) доброжелательный, тёплый, приветливый, нераздражённый.

3. В лексике по возможности избегание употребления приказных фраз, частиц «не», повелительного наклонения, слов «обязан», «должен», «нужно», местоимений «ты». И частое использование сослагательного наклонения, местоимения «мы».

4. Отказ от иронии и насмешки, постоянных замечаний, ругани и криков.

5. Частое высказывать одобрение, терпение, эмоциональное принятие супругами друг друга и ребёнка.

6. Использование как можно большего количества тактильных контактов: объятия, поглаживания, ласка.

А самое главное — терпение, терпимость и любовь!

И тогда эти стереотипы внутрисемейных взаимоотношений приносит человек в новую семью.

3. Воспитание семьянина в родительском доме

3.1 Возрастные этапы полового воспитания

Очень непростые вопросы -- Можно ли научить семейной жизни? И как этому учить? С какого возраста? Кого учить -- мужчину или женщину, девочку или мальчика? Одно несомненно -- самая лучшая, естественная форма воспитания семьянина -- любящая обстановка, гармония и лад в отчем доме.

Подготовка к семейной жизни разворачивается на ранних этапах жизни.

На важность этого этапа указывал А. С. Макаренко: «…настоящая любовь между отцом и матерью, их уважение друг к другу, помощь и забота, открыто допустимые нежности и ласки, если всё это происходит на глазах у детей с первого года их жизни, является самым могучим воспитательным фактором, необходимо возбуждает у детей внимание к таким серьёзным и красивым отношениям между мужчиной и женщиной». [7]

Супружеская и родительская социализация, также отмечают Д. Н. Исаев, В. Е. Каган, начинается на 2-м году жизни, когда ребенок в семейном общении воспринимает первые образцы маскулинности и фемининности. [6] Супружеское и родительское поведение матери и отца остается еще в тени, не осознается ребенком, но именно они оказываются в роли проводников половых ролей. В 2--3 года, когда ребенок знает свой пол и начинает соотносить «свое «Я» с представлениями о людях своего и другого пола, в ролевых играх он осуществляет маскулинное и фемининное поведение как, прежде всего, супружеское и родительское (социосексуаль-ные игры в «папу-маму», «дочки-матери» и др.). В этих играх отражается формирование первого, простейшего уровня семейных установок, которые соответствуют общим стереотипам семьи. Уже в этих играх мальчики выполняют роли, связанные с выходом за пределы семьи и возвращением в нее (охота, война, работа и т. д.), а девочки -- связанные с домом роли; мальчики в проявлениях стиля игры более эксцентричны и инструментальны в этих играх, а девочки -- более концентричны и эмоциональны.

В 3--5 лет в подобных детских играх уже нетрудно проследить имитацию жизни собственной семьи или других виденных семей. Девочка уже не просто укачивает куклу, но делает это, точно копируя свою мать. Эти игровые перевоплощения -- один из сильных путей формирования супружеских и родительских ролей. Основной механизм этого формирования -- идентификация и имитация. Ребенок идентифицирует себя с родителем своего пола и имитирует его поведение в случаях, когда родитель холоден, груб, несправедлив, жесток. [4]

Многие взрослые в своей семье воспроизводят «почерк» родительской семьи. Эти глубокие неосознаваемые или психологически конфликтно осознаваемые идентификационные установки, по мнению Д. Н. Исаева и В. Е. Кагана, при всей трудности их коррекции должны все же контролироваться взрослыми, чтобы не быть вновь воспроизведенными у детей. В известной мере обретаемые в этом возрасте установки зависят и от структуры характера ребенка.

В этом же возрасте -- 3--5 лет -- дети просят у родителей брата или сестру, бывают трогательно ласковы и заботливы с младшими. Появление еще одного ребенка в семье обычно не сопровождается детской ревностью. Не в каждой семье в это время появляется второй ребенок. Но существенную важность приобретает реакция родителей на детские просьбы -- осуждающая, отталкивающая, запрещающая или мягко объясняющая. Иногда родители пытаются пойти обходным, заместительным путем обзаведения домашними животными. В таком случае лучше, если это будут котята, щенки, а не взрослые собаки или кошки. Это возраст интенсивной закладки основ чадолюбия. Для его формирования небезразличны способы разъяснения происхождения детей -- в них не должно быть места пугающей или «грязной» информации, и они должны сигнализировать ребенку о том, что родительство -- счастливое и необходимое человеку явление.

Младший школьник уже пытается разбираться в семейной ситуации, понимать и оценивать позиции родителей, вырабатывать собственные. При конфликтах с родителем уже может появляться осознаваемое желание «быть не таким». В периоде половой гомогенизации порой можно наблюдать, что, в то время как один ребенок сближается с родителем своего пола, другой ищет близости с взрослым своего пола вне семьи. Это серьезный сигнал для родителей, указывающий на их небольшие воспитательные потенции в будущем. Чем меньше ребенок эмоционально удовлетворен ситуацией в родительской семье, тем он, по-видимому, больше воспринимает внесемейные образцы -- и тогда многое зависит от того, каковы эти образцы.

Подростковый возраст ставит перед воспитателями усложняющиеся задачи.

Согласно педагогическим наблюдениям В. Г. Карпикова, для подростков и юношей из семей с хорошими взаимоотношениями супругов часто характерны завышенные взгляды на женщин и на любовь; подростки и юноши из семей с неустойчивыми отношениями любовь или отрицают, или считают простой привычкой; подростки и юноши из семей с плохими взаимоотношениями чаще отождествляют любовь с «физиологией», скептически смотрят на жизнь и на взаимоотношения мужчин и женщин, вступают в ранние половые связи и потенциально подготовлены к повторению неблаговидных поступков своих родителей. [7]

Но не стоит забывать, что эмансипационные тенденции, высокая критичность подростка делают его строгим судьей отношений в родительской семье. Реальность часто воспринимается через призму собственной, склонной к наивной идеализации, романтической влюбленности. Многие это называют пустяками, хотя, на самом деле, это важнейшие проблемы, которые создают трудности и для подростка, и для взрослых.

Для подростка -- потому, что он еще не готов к этому: влюбленность и собственная семья для него столь же близки, сколько далеки друг от друга. Понятие «иметь ребенка» связывается подростками в основном с беременностью и в лучшем случае с младенцем в коляске, но не с многолетними заботами о нем. Смерть ассоциируется с больницей и похоронами, но не с чувством утраты. Известная трудность состоит в том, что чувства подростков незрелы, представления наивны и контрастны, а открытость миру огромна.

Для взрослых -- потому, что они видят в отношениях подростка то, чего внутренне опасаются. Родители нередко склонны отождествлять подростковую влюбленность и приводящую к браку любовь. Всем матерям знаком ответ «Ну и что?» по поводу их волнений и переживаний за дочь, увлекающуюся «мальчиком». В итоге складывается противоречивая система отношений, требующая от родителей усилий, часто -- немалых, чтобы принять уменьшающие напряжение позиции.

3.2 Отрицательные родительские установки и их влияние на формирование личности будущего семьянина

В основе неправильного полового воспитания лежат неверные установки родителей по отношению к другому полу (негативная, аскетическая, потребительская), к детям (эгоистическая, собственническая), непосредственно к половому воспитанию (паническая, безразличная). Они вырабатываются как реакция на некоторые события жизни -- благоприятные или неблагоприятные с точки зрения данного человека или его референтной группы, под влиянием внушения -- родителями или другими близкими людьми. На выработку их влияет степень информированности по данному вопросу (знание или незнание чего-либо важного для полового воспитания), а также способность или неспособность к самостоятельному критическому анализу. Последнее приводит к тому, что нередко значение какого-либо частного факта или события преувеличивается и занимает неоправданно большое место во взглядах, отношениях, поступках человека. Эти установки устойчивы в силу того, что проявляются индивидуально, часто не осознаются и никак не формулируются, т. е. не выносятся на обсуждение -- люди о них специально не задумываются, хотя и поступают из поколения в поколение в соответствии с этими установками.

Негативная установка. В негативной установке можно выделить три вида. Первый -- негативная установка как месть; ее следует расценивать как проявление непорядочности. Она возникает обычно у женщин вследствие некритического отношения к событиям собственной жизни. Например, личная жизнь по какой-либо причине не сложилась. Не обязательно в этом виноват кто-то другой. Кроме того, порой семейная жизнь не складывается и у хороших людей. Естественно, это особенно вероятно, если попался муж-пьяница или непорядочный человек. В любом из этих случаев некоторые матери внушают своим дочерям негативное отношение ко всем представителям мужского пола, заранее настраивая их против мужчин, давая им резко отрицательные обобщенные характеристики. Наиболее убедительным воспитательным моментом здесь является собственное отношение к бывшему мужу. Поскольку у некоторых женщин он главный мерзавец среди прочих мерзавцев-мужчин, ему чинятся всяческие препятствия во встречах с ребенком. Особый вред при этом наносится девочке. Мальчику внушить отрицательную установку по отношению к собственному полу трудно.

Намного полезнее для девочки знать, что замужество -- дело ответственное. Она должна быть очень серьезна при определении своего выбора, должна сначала хорошо узнать человека. То, какой у нее будет муж -- хороший или плохой,-- зависит от нее самой. Следует быть очень внимательной к возможным его недостаткам, особенно если это склонность к спиртному. Она не должна верить обещаниям, что после женитьбы он сразу же перестанет пить (чаще бывает наоборот), не должна рассчитывать, что сможет его «перевоспитать». Пьющий муж -- это и испорченная семейная жизнь, и слабые, болезненные дети. Преувеличение же своего влияния на будущего мужа -- серьезная и, к сожалению, нередкая ошибка девушек, проявление самонадеянности и житейской неопытности.

Вторая разновидность негативизма -- негативизм как самоутверждение. Чаще это внушенная родителями (точнее, матерью) и поддерживаемая ими форма, являющаяся как бы продолжением семейной традиции. Здесь главенствует принцип, что мужчиной нужно руководить, что его сразу же надо прибрать к рукам и держать крепко. И если это удается, он сводится до положения большого ребенка. Ему что-то позволяется, что-то нет, причем это решается за него. Деньги на текущие расходы выдаются ежедневно, зарплата его ревниво отбирается (последнее не просто действие, а незыблемый семейный принцип, один из краеугольных камней в фундаменте семейной политики). Существование подобных случаев в жизни доказывает живучесть такой установки. Однако следует иметь в виду, что, выходя замуж с такими взглядами, рискуешь быстро остаться у разбитого корыта -- ведь не все мужчины бесхарактерны или глупы и то, что получилось у одной, у десятков не получается, а жизнь испорчена. Интересно, что именно женщины этой группы, потерпев неудачу в личной жизни, тем не менее, продолжают считать себя большими специалистками в семейных делах и весьма охотно наставляют своих более молодых подруг в том, как именно следует обращаться с мужчинами, строить семейную жизнь. Эта разновидность негативизма внешне не имеет негативистических черт, но является таковым по существу. Наиболее эффективно -- как с точки зрения «руководства» мужем, так и с точки зрения фактически возможного развала семьи -- эта вредная установка реализуется, как правило, при непременном участии и под руководством матери (тещи), которая считает своим первейшим родительским долгом вмешиваться в личную жизнь дочери.

Третья разновидность негативизма -- негативизм как профилактика. Эта разновидность чаще возникает из общих соображений или понаслышке. Сводится она к тому, что мать внушает сыну, что ему следует быть очень осторожным с женщинами: от них можно заразиться дурной болезнью или же, женившись, попасть «под каблук», а потому следует их всячески избегать. Дочери же внушается, что цель всякого мужчины -- «обмануть» и затем «бросить», воспользоваться невинностью и неопытностью девушки.

Разумеется, все эти родительские воздействия основаны на реальных фактах, но некритически оцененных. Ясно, что существуют венерические болезни и сварливые жены, что есть мужчины -- принципиальные соблазнители. Но ведь такое -- в меньшинстве. Гораздо полезнее, если мать учит своего ребенка разбираться в людях, ценить в них хорошее, отличать истинное от показного, научит, какие качества он должен ценить в мужчине, а какие -- в женщине.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой