Договор поручения

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность. Договор поручения широко используется на практике, преимущественно в области предпринимательской деятельности, в том числе и при оказании юридической помощи гражданам и организациям, представительстве в судах и иных публичных органах государственной власти.

Исходя из универсальности предмета договора, установленного Гражданским Кодексом Российской Федерации Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26. 01. 1996 N 14-ФЗ (от 28. 12. 2013) // Собрание законодательства РФ N 5, ст. 410 (с изменен.)., договор поручения может применяться как в области публичного права, так и частного. Однако, несмотря на относительно широкое применение договора поручения в разного рода правоотношениях, проблематика договора слабо разработана в современной правовой доктрине. Одной из причин можно назвать — недостаточный объем правового регулирования договорных отношений по поручению, однако при исследовании смежных договоров, сравнительный анализ с договором поручения всё же проводится, что может послужить ценным теоретическим материалом при осуществлении научной разработки договора поручения.

Степень научной разработанности темы. В России активные исследования вопросов представительства и договора поручения в частности проводились в дореволюционный период.

В настоящее время тематика договора поручения слабо разработана — последней работой, исследовавшей некоторые вопросы и проблематику поручения, является кандидатская диссертация Сайфутдинова А. А. от 2009 года Сайфутдинов А. А. Договор поручения в гражданском праве Российской Федерации. — Дис. … канд. юрид. наук. — Казань 2006. Предшествовала ей лишь работа Клигмана А. В. от 2005 года Клигман А. В. Договор поручения (с участием граждан). — Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008.

На сегодняшний день имеются лишь отдельные работы, посвященные некоторым вопросам договора поручения (Щербаков А.Б., Гайдук Э. Г, Крылов С., Санникова Л. В., Сафонов М. Н. и др.)

Таким образом, можно сделать вывод о том, что комплексного научного исследования отношений по поручению в постсоветский период не проводилось, в связи с чем, есть необходимость дальнейшего развития научной доктрины в этой области, ввиду расширения сферы применения договора поручения: возникновении организаций, занимающихся коммерческим представительством, оказанием консалтинговых и маркетинговых услуг, юридическому обслуживанию.

Юридическая доктрина, тем не менее, уделяет должное внимание договорам смежным с поручением (Станкевич А.В., Пак М. З., Парфенов Д.И.), а так же коммерческому представительству (Баулин О.В., Згонников А. П., Сергеева-Левитан М.В., Карпычев М. В., Мельник С.В.). Для исследования договора поручения все эти работы ценны тем, что в них анализируются отдельные аспекты договора поручения.

Договор поручения, имея достаточно сложную правовую природу, несёт в себе двойственный характер отношений по поручению. С одной стороны это правоотношение между доверителем и поверенным, оформленное в рамках гражданско-правового договора, а с другой — возможность возникновения юридических связей посредством доверенности, т. е. односторонней сделки.

При таких условиях на практике часто могут возникать проблемы при оформлении отношений по представительству, заключающиеся в необходимости выбора между одной лишь доверенностью (которая заменит собою договор поручения) и договором поручения, не закрепленным доверенностью. Сам по себе договор поручения уже содержит в себе элементы доверенности, наряду с иными положениями, свойственными самому договору поручения (цена; ответственность сторон и т. д.), что позволяет предположить, что он может заменить собой доверенность для оформления отношений по представительству.

Помимо этого, законодатель предоставляет возможность оформлять отношения по коммерческому представительству посредством гражданско-правового договора с указанием в нём полномочий представителя, что говорит о возможности не использовать доверенность при соблюдении в самом договоре основных её положений.

Представительство и поручение являются относительно самостоятельными правовыми явлениями, однако оказывают значительное влияние друг на друга, при этом представительство возникает, в том числе, и на основании поручения.

Ещё одной особенностью договора поручения является возможность порождения не только представительских отношений договором поручения, но и обязательственных, например, обязательства по оказанию посреднических услуг, которые в отличие от представительства могут облекаться исключительно в форме возмездного договора. Парфенов Д. И. Природа, предмет, характер, место и роль договора поручения в гражданском праве России // Актуальные проблемы правоведения, 2014, № 3 (9).- С. 100−104

Специфика договора поручения, помимо вышеуказанных тезисов, заключается в особенностях предмета договора, его формы, возмездности, и порядка прекращения.

Предмет исследования. Договор поручения.

Объект исследования. Понятие и особенности договора поручения.

Цель исследования. Рассмотрение и анализ правового регулирования правоотношений по поручению в современной цивилистической науке Российской Федерации, определение его места в системе гражданского права.

Задачи исследования:

— рассмотреть правовую природу и выделить особенности правового регулирования отношений по поручению;

— обозначить предмет договора поручения;

— произвести классификацию договора поручения на основе практики применения договора и действующего законодательства;

— определить место договора поручения в системе гражданско-правовых договоров и выявить его соотношение со смежными правовыми конструкциями.

Методы исследования: При подготовке курсовой работы использовались как общенаучные (анализ, синтез, индукция, дедукция), так и частнонаучные (сравнительно-правовой и формально-юридический) методы.

В структурно-композиционном плане работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.

Глава I. Место договора поручения в системе гражданско-правовых обязательств

1.1 Понятие и характеристика договора поручения

Согласно п. 1 ст. 971 ГК РФ, по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счёт другой стороны (доверителя) определенные юридические действия.

Приведенное определение говорит о классической форме представительских отношений, в соответствии с которой можно выделить ряд базисных признаков, характерных для договора поручения.

В первую очередь, можно выделить предмет договора поручения, выражающийся в юридических действиях физических и юридических лиц. Эти действия, осуществляемые поверенным, выражающие услугу, которую он оказывает доверителю, совершаются от имени последнего, тем самым порождают права и обязанность сразу у него (таким образом, поверенному нет необходимости переуступать их доверителю).

Денежные затраты, которые могут возникнуть в процессе осуществления юридических действий, в любом случае относятся к числу расходов доверителя и относятся на его счёт.

Отношения между поверенным и третьими лицами, вытекающие из договора поручения, оформляются в виде доверенности. Таким образом, обязательства на совершение определенных действий на поверенного возлагаются посредством договора поручения, а полномочиями на их совершение он наделяется посредством доверенности.

Основанием возникновения прав и обязанностей у доверителя по отношению к третьим лицам служит не сам договор поручения, а сделки, совершаемые поверенным от имени доверителя. В случае расхождения между содержанием доверенности и договора поручения в отношениях между поверенным и доверителем, бесспорным приоритетом будет пользоваться договор поручения, а между поверенным и третьим лицом — доверенность Брагинский М. И., В. В. Витрянский. Договорное право. Книга третья. — М.: Статут 2013.С. 284.

Отличительной особенностью договора поручения в юридической доктрине обозначается её фидуциарный характер, специфика которого заключается в том, что отношения сторон носят особый, личный и доверительный характер. Парфенов Д. И. К вопросу о доверительном характере договора поручения // Право и политика. — М., 2008, № 8.- С. 129−135

О.С. Иоффе считал необходимым элементом любой сделки наличие доверия, однако обозначал ряд сделок, «само существо которых опирается на взаимное доверие их участников. Фидуциарная сделка — это такая сделка, которая обусловливает несовпадение между внутренними отношениями участников сделки и их внешним выражением». При этом фидуциарность присуща договору поручения вне зависимости от субъектного состава, то есть контрагентом может быть как физическое, так и юридическое лицо (например, адвокатская контора), которых доверитель счёл «честными» и «надёжными». Кроме того, отнесение договора поручения к числу фидуциарных сделок предполагает возможность его расторжения в связи с утратой доверия.

Однако вопрос фицудиарности договора поручения в юридической доктрине является дискуссионным, поэтому лично-доверительный характер отношений признается не всеми в качестве характерного признака договора поручения Боровая Л. Д. Правовое регулирование фидуциарных (лично-доверительных) отношений // Пробелы в российском законодательстве, 2008, № 2. — С. 139−140.

Л.Г. Ефимова обращает внимание на то, что «лично-доверительный характер сделки только тогда имеет юридическое значение, когда он выражен в определенных юридических последствиях. В противном случае любое определение сделки как доверительной становится юридически-безразличным» Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика — М.: НИМП, 2011. — 654 С.

Оппоненты сторонников признания договора поручения фидуциарной сделкой указывают на отсутствие в законодательстве указаний на лично-доверительный характер сделки с юридическим лицом, таким образом, оснований для признания договора поручения фидуциарным в целом нет, поэтому данная особенность может быть отнесена только к отношениям с физическими лицами.

Г. Ф. Шершеневич обозначил личный элемент в поручении, основанный «на взаимном доверии, на предположении честности и способности в контрагенте» Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. / - М.: Спарк, 2005. — 556 С., что следует отнести и к поверенному юридическому лицу, тем более, что законодателем дифференциации сторон договора на физические и юридические лица вообще нет.

Несмотря на то, что фидуциарность является применительно к поручению односторонней, существование договора поручения в равной степени зависит и от судьбы того, кому оказано доверие, и кто его оказал. Этим договор поручения отличается, например, от договора простого товарищества, в котором та же фидуциарность является взаимной: каждый из товарищей доверяет остальным, и одновременно то, что ему предстоит делать, является объектом их доверия. По указанной причине применительно к обеим сторонам в договоре установлены аналогичные последствия для одних и тех же обстоятельств. Боровая Л. Д. Правовое регулирование фидуциарных (лично-доверительных) отношений // Пробелы в российском законодательстве, 2008, № 2. — С. 139−140

Не подвергается сомнению консенсуальный характер договора, в связи с легальным закреплением нормы о достижении между сторонами соглашения по всем существенным условиям, о чём свидетельствует определение договора поручения статей 971 ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 972 ГК («Вознаграждение поверенного») договор поручения является возмездным, при условии отражения этого в договоре или в законе. В то же время, если договор поручения связан с осуществлением одной из сторон (или обеими одновременно) предпринимательской деятельности, то доверитель обязан уплатить вознаграждение поверенному. Однако и в этом случае законодатель предоставляет возможность заключения безвозмездного договора поручения по соглашению сторон.

А.О. Гордон отстаивал позицию презюмируемой возмездности договора поручения, признавая при этом, что «безвозмездность действий поверенного является лишь редким исключением». Оппонентом этой позиции в частности являлся Д. И. Майер, который исключал право поверенного на вознаграждение, за исключением тех случаев, когда исполнение поручения является «промыслом поверенного», например, услуги адвоката.

Договор поручения относится к числу взаимных сделок (синаллагматических), т. е. имеет взаимнообязывающий характер, когда обе стороны договора имеют и права, и корреспондирующие им обязанности. Однако, некоторые авторы уточняют, что взаимным можно считать только возмездный договор поручения, когда же вознаграждение поверенному не причитается, но выполнение поручения связано с издержками, возместить которые обязан доверитель, то поручение представляет собой несовершенный двусторонний договор Гражданское право. Учебник. Т.2 / Под ред. А. П. Сергеева, М.: Т К Велби, 2009. — С. 296.

В то же время есть сторонники позиции, что договор поручения может быть и односторонне обязывающим договором, т.к. если исходить из толкования ст. 975 ГК РФ («Обязанности доверителя»), то три из четырёх предписанных ему обязанностей диспозитивны, т. е. могут предусматриваться договором поручения, а могут и не найти отражения в нём. Остаётся лишь одна императивная обязанность, которая заключается в выдаче доверенности доверителем, которая укладывается в рамки предусмотренных ст. 406 ГК РФ кредиторских обязанностей. Этого обстоятельства достаточно, чтобы признать существования одностороннего договора поручения. Однако, если бы даже все четыре обязанности доверителя являлись императивными, то это не сделало бы любой договор поручения взаимным, т.к. двусторонность предполагает наличие у обоих контрагентов интереса к договору, а в безвозмездном договоре интерес у поверенного отсутствует Брагинский М. И., В. В. Витрянский. Договорное право. Книга третья. — М.: Статут 2008. С. 291.

О.С. Иоффе считал, что «взаимным может быть и безвозмездное поручение, если оно связано с расходами, возместить которые обязан доверитель. Когда же по характеру поручения не возникает необходимости в таких расходах, совершенная безвозмездно сделка становится односторонней: поверенный обязан выполнить поручение, а доверитель вправе требовать его исполнения» Иоффе О. С. Обязательственное право. — М.: Статут, 2013. — С. 509.

Весьма справедливо, на мой взгляд, будет упоминание о договоре поручения в римском праве, где под именем поручения (mandatum) разумелся договор, в силу коего одно лицо принимало на себя безвозмездно выполнение порученного ему дела. Основанием этого отношения предполагалось дружественное расположение (ex officio et amicitia), вследствие чего главным признаком его почиталась безвозмездность, так что выговоренная плата изменяла свойство договора и превращала его из поручения в личный наем. Правда, допускалась и возможность вознаграждения за услугу, но лишь в качестве почетного дара (honorarium), и притом не в смысле условия о плате, как воздействия за действие с другой стороны. Этот отличительный признак поручения, в сравнении с личным наймом, был, конечно, несущественный. Существенным признаком отличия может служить одно лишь понятие о полномочном представительстве, которое есть в поручении, и которого нет в личном найме. Но личного представительства в договоре не допускало римское право; строгое римское понятие о договоре не признавало в нем иного, кроме непосредственного личного отношения; поверенный, вступая в отношение с третьим лицом по поручению своего доверителя, не мог установить прямой связи между сим последним и третьим лицом, но приобретенные на свое лицо права мог только переносить особым актом на лицо своего доверителя. В римском договоре мандатарий действует для своего доверителя, в его интересе Курс гражданского права. В 3-х томах. Т. 3 / Под ред.: Томсинов В. А. — М.: Зерцало, 2010. — С. 424.

Для определения правовой природы договора поручения необходимо последовательно изучить три понятия, составляющих триаду: представительство — поручение доверенность.

Для реализации принадлежащих лицу гражданских прав необходимо выражение им своей воли, при помощи которых он становится или перестаёт быть стороной соответствующего правоотношения. Однако, бывают такие ситуации, когда ввиду разного рода препятствий лицо самостоятельно не может совершить действия, необходимые для реализации своих прав и тогда он может воспользоваться возможностью прибегнуть к посторонней помощи, которая может выражаться как в совершении фактических действий, так и юридических. Предпосылками для подобных действий может служить необходимость передачи волевого действия тому, кто это сделает лучше, чем сам волеизъявитель, для достижения максимально полного и эффективного удовлетворения своей потребности. Актуальнее всего это используется при осуществлении предпринимательской деятельности, например, для расширения территориальных границ своей деятельности, сокращения издержек, достижения наиболее выгодного положения в своём секторе предпринимательства.

По этим и другим причинам существует особый юридический институт «представительство», посредством которого «юридическая личность человека переходит за пределы, очерченные его физической природой» Нерсесов Н. О. Понятие добровольного представительства в гражданском праве, М.: Статут, 2008. С. 24.

Немецкий юрист Ф. Бернгефт называл этот институт «персонификацией, олицетворением», т. е. воплощением одной личностью в себе личности другого, что означает господство одного лица в той области, которая составляет собственную сферу другого. Брагинский М. И., В. В. Витрянский. Договорное право. Книга третья. — М.: Статут 2008. С. 248. Одно лицо замещает другое, однако действия первого влекут за собой последствия для второго, например, действие при заключении договора совершает один, а стороной по договору становится другой. Подобная конструкция, применяемая ещё в римском праве, называется «юридической фикцией».

В современной юридической доктрине представительство классифицируется на: прямое (действия представителя порождают права и обязанности и представляемого) и косвенное (права и обязанности порождаются сначала у представителя, с последующим переносом их на представляемого); так же на: законное (обязательно и для представителя и для представляемого), добровольное (основанием служит волеизъявление представляемого в виде сделки) и уставное (выступление от имени юридического лица названных в его уставе органов). Выделение уставного представительства в настоящее время является спорной точкой зрения, обозначенной в советское время Б. С. Антимоновым. Её сторонники объясняли это тем, что при совершении сделок, как орган юридического лица, так и его представитель, действующий по доверенности выступают от имени юридического лица. Тем самым оба случая объединяются общим понятием представительство. Брагинский М. И., В. В. Витрянский. Договорное право. Книга третья. — М.: Статут 2008. С. 255. Возражения оппонентов такой классификации представительства обосновывались тем, что представительство предполагает существование двух субъектов — представителя и представляемого. В случае с так называемым «уставным» представительством, юридическое лицо и его орган — это один субъект.

Для исследования второго элемента, «поручение», в триаде «представительство — поручение — доверенность» необходимо рассмотрение добровольного представительства, которое нормативно закреплено в главе 10 ГК РФ. При этом в науке гражданского права не прекращаются споры по поводу соотношения представительства и договора поручения.

Г. Ф. Шершеневичем была дана следующая формулировка договора поручения: «препоручение одним лицом исполнения, его именем и под его ответственностью, известных действий, определенных или неопределенных, и принятие на себя другим лицом (доверенным) сих действий к исполнению, безвозмездно или за условленное вознаграждение». Данное определение легло в основу последующих концепций, определяющих правовую природу отношений по поручению. В настоящее время в правовой доктрине широко распространена точка зрения, которая признаёт отношения по поручению разновидностью отношений по оказанию работ и выполнению услуг. Однако необходимо чётко индивидуализировать тот перечень услуг, который выполняется по поручению, учитывая предмет договора поручения: совершение определённых юридических действий, не совмещая его с понятием «правовые услуги», которые носят лишь вспомогательный характер по отношению к юридическим действиям.

Данное разграничение было осуществлено Высшим Арбитражным Судом Р Ф, где правовые услуги были отнесены к нормам главы ГК РФ «Возмездное оказание услуг», а не главы 49 «Поручение» Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29. 09. 1999 г. «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание услуг» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Р Ф. 1999. № 11. С. 81.

В то же время широко распространена концепция о развитии отношений по договору поручения из подрядных отношений, при этом не только в науке российского гражданского права, но и среди немецких юристов-цивилистов. В том числе, следует обратить внимание на то, что договор поручения как особый вид договора известен только лишь праву государства континентальной Европы. Сайфутдинов А. А. Договор поручения в гражданском праве РФ. — Автореф. Дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2006, С. 18.

В науке гражданского права так же имели место дискуссии о правовой природе договора поручения как договора в пользу третьего лица. Подробную характеристику данной проблематики представил профессор Е. А. Суханов, ссылаясь на ст. 430 ГК РФ, где предусмотрено, что договором в пользу третьего лица признаётся договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения его в свою пользу.

Таким образом, исходя из смысла договора в пользу третьего лица, сделку, совершаемую поверенным от имени доверителя с третьим лицом, можно рассматривать в качестве сделки в пользу третьего лица, а сделку доверителя с поверенным (т.е. договор поручения) нельзя. Гражданское право: Т. II, Учебник / Отв. ред. Суханов Е. А., М.: Волтерс Клувер, 2014, С. 93

Наконец, третий элемент триады «представительство — поручение — доверенность», соотносится с двумя предыдущими следующим образом. Представительством называется сделка, совершенная одним лицом, от имени другого в силу полномочий, основанных, как правило, на доверенности, т. е. письменном уполномочии для представительства перед третьими лицами. Таким образом, доверенность является внешним оформлением отношений по представительству, основанных на договоре поручения.

В то же время, предшествующая роль договора поручения доверенности тоже является спорной, так как из этого вытекает вывод о том, что доверенность приобретает силу только при наличии юридического состава, включающего в себя в том числе и заключенный договор поручения между представляемым и представителем.

Однако О. С. Иоффе была дана оценка соотношения договора поручения с доверенностью. По мысли автора, доверенность «фиксирует не договор поручения, а одностороннюю сделку доверителя о предоставлении поверенному определенных полномочий, хотя в случае судебного спора и может служить письменным доказательством существования обязательства по договору поручения» Иоффе О. С. Обязательственное право. М.: Статут, 2013, С. 513. Речь идёт о том, что доверенность предназначена для представительства доверителя перед третьими лицами, вне зависимости от наличия или отсутствия договора поручения, то есть с целью подтверждения наличия полномочий у поверенного. Договор поручения же делает это представительство предметом договорного обязательства, не имеющего особого значения для третьего лица.

Кроме того, не всегда отношения между лицом, выдавшим доверенность и принявшим её, основаны на договоре поручения (это всего лишь одно из возможных оснований представительства и выдачи доверенности). Именно поэтому, законодатель разместил нормы, относящиеся к институту представительства и доверенности в гл. 10 ГК РФ, а договор поручения перенёс в особенную часть Кодекса, посвященную отдельным видам договоров. Однако, коммерческое представительство, речь о котором идёт в ст. 184 гл. 10, по сути, регулируется нормами о договоре поручения, разновидностью которого оно и является. В связи с чем, считаю целесообразнее размещение этого вида представительства в разделе об обязательственных правоотношениях.

Нельзя не подчеркнуть то обстоятельство, что договор поручения сформулирован в современном законодательстве как самостоятельный договор. При этом справедливо можно сказать, учитывая признаки и фундаментальность поручения в представительстве, что ряд посреднических договоров (например, договор комиссии, агентский договор, договор о доверительном управлении имуществом) формируются именно на основе положений о договоре поручения.

1.2 Правовое регулирование отношений по поручению

Как уже было сказано, основу отношений по поручению составляют нормы о представительстве, которые закрепляются в главе 10 Гражданского Кодекса Р Ф «Представительство. Доверенность» и являются фундаментальными при регулировании отношений по поручению.

Правильнее всего, на мой взгляд, правовое регулирование договора поручения будет выглядеть в форме иерархии юридических источников по частоте их применения в процессе регулирования отношений по поручению.

Первым источником в этой иерархии является Гражданский Кодекс Р Ф, а именно главы 49 «Поручение» и 10 «Представительство. Доверенность», при этом какую из них следует считать приоритетной и специальной, вопрос открытый, ввиду отсутствия на это указания в законе и отсутствия большого объема судебной практики и соответствующих научных доктрин. Брагинский М. И. полагает, что нормы главы 49 ГК РФ, несмотря на место, которое она заснимает в Кодексе, не должны рассматриваться специальными и как следствие приоритетными по отношению к нормам главы 10 ГК РФ. Он обосновывает свою позицию тем, что следует разграничить данные нормы по направленности: «глава 49 регулирует внутренние отношения представительства, а глава 10 — внешние». Тем самым, принцип, по которому специальные нормы вытесняют частные, будет применяться только в случае возникновения коллизии между главой 49 и остальными главами общей части ГК, за исключением гл. 10 ГК. Брагинский М. И., В. В. Витрянский. Договорное право. Книга третья. — М.: Статут 2008. С. 301. Однако в юридической доктрине существует мнение о невозможности говорить о приоритете норм «специальных» над «частными», так как в Гражданском Кодексе нет положения, фиксирующего презумпцию приоритета одних над другими, а всего лишь существуют специальные указания над приоритетом одного нормативного правового блока в рамках Гражданского Кодекса Р Ф над другим. Сайфутдинов А. А. Договор поручения в гражданском праве РФ: Дис. … канд. юрид. наук. — С. 29.

В свою очередь В. Ф. Яковлев обосновывают следующую позицию: «договор поручения есть договор о представительстве. Поэтому правила, относящиеся к договору поручения, должны применяться в совокупности с правилами, относящимися к институту представительства (гл. 10 ГК)» Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право. Курс лекций / Под ред. О. Н. Садикова. — М, 2009. — С. 539.

Следующим источником в иерархии уровней правового регулирования отношений по поручению следует считать нормы других разделов Гражданского Кодекса Р Ф, которые регулируют смежные с поручением отношения по представительству, именуемые в юридической доктрине «квази-представительскими» или «квази-поручение» Алекссенко Д. О. Действия в чужом интересе без поручения по российскому гражданскому праву // Дис. … канд. юрид. наук. — М. :2011. — 180с. Например, ст. ст. 980−989 ГК (гл. 50 «Действия в чужом интересе без поручения»), анализ которых позволяет сделать вывод о тенденции уравнивания юридических последствий действий в чужом интересе без поручения к юридическим последствиям, возникающим из отношений по поручению, на что прямо указывает ст. 982 ГК РФ. В отличие от сложной структуры отношений по поручению (внешняя и внутренняя стороны), отношения из действий в чужом интересе без поручения представляют собой более упрощенную структуру отношений между субъектами: лицо, действующее в интересах другого лица, не имеет какого-либо полномочия от имени последнего (в поручении — это доверенность), в то же время отсутствует внутренняя правовая связь между ними, которая в отношениях по поручению выражается в форме договора поручения.

В этот же уровень можно отнести нормы главы 52 ГК «Агентирование». В основе агентирования может лежать как договоры поручения и комиссии, так и агентский, который в качестве дополнительного элемента предмета договора предполагает совершение агентом фактических действий. В ст. 1011 ГК РФ прямо предусмотрена возможность применения норм главы 49 и 51 ГК в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от своего имени или от имени принципала, если данные положения не противоречат положениям гл. 52 или существу агентского договора.

Третьим уровнем в иерархии источников отношений по поручению можно считать нормативные правовые акты, отличные от Гражданского Кодекса Р Ф. Примером может служить Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 2002 г., а именно ст. 25 («Соглашение об оказании юридической помощи»), которая гласит об осуществлении адвокатской деятельности на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи Федеральный закон от 31. 05. 2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ст. 25 (от 02. 07. 2013) // Собрание законодательства РФ", 10. 06. 2002, N 23, ст. 2102. (с изм.). Справедливо будет заметить, что до редакции закона Федеральный закон от 20. 12. 2004 N 163-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации (ред. от 21. 11. 2011)// Собрание законодательства РФ», 27. 12. 2004, N 52 (часть 1), ст. 5267 в нём было положение о выступлении адвоката в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском, административном судопроизводстве, в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях, а также при представлении интересов доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления и в отношениях с физическими лицами, только на основании договора поручения. Иные же виды юридической помощи адвокат оказывал на основании договора возмездного оказания услуг. В настоящее время эти положения исключены, тем самым законодатель предоставил более гибкую формулировку при выборе вида гражданско-правового договора. Однако, в ч.4 ст. 25 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» термин «доверитель», «поручение», «поверенный», продолжают употребляться. Тем самым, можно предположить, что законодатель оставил некую «презумпцию заключения договора поручения» Сайфутдинов А. А. Договор поручения в гражданском праве РФ: Дис. … канд. юрид. наук. — С. 32. при оформлении юридических услуг.

В Кодексе торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ глава XIV посвящается договору морского посредничества Кодекс торгового мореплавания РФ (КТМ РФ) от 30. 04. 1999 N 81-ФЗ (от 03. 02. 2014) // Собрание законодательства РФ, 03. 05. 1999, N 18, ст. 2207. (с изменен.). В соответствии со статьей 240 «Определение договора морского посредничества» КТМ РФ, посредник (морской брокер) обязуется от имени и за счет доверителя оказывать посреднические услуги при заключении договоров купли-продажи судов, договоров фрахтования и договоров буксировки судов, а также договоров морского страхования. Согласно статье 232 главы XIII КТМ РФ («Договор морского агентирования») морской агент по договору морского агентирования обязуется за вознаграждение совершать по поручению и за счет судовладельца юридические и иные действия от своего имени или от имени судовладельца в определенном порту или на определенной территории.

В Законе Р Ф «Об организации страхового дела в Российской федерации» N 4015−1 от 27 ноября 1992 года Закон Р Ф от 27. 11. 1992 N 4015−1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (ред. от 28. 12. 2013) // Ведомости СНД и ВС РФ, 14. 01. 1993, N 2, ст. 56. (с изменен). одними из участников отношений, регулируемых Законом, являются страховые брокеры и страховые агенты. В соответствии с п. 1 ст.8 Закона страховые агенты осуществляют свою деятельность на основании гражданско-правового договора, представляют страховщика в отношениях со страхователем и действуют от имени страховщика и по его поручению в соответствии с предоставленными полномочиями. Согласно п. 2 той же статьи страховые брокеры могут действовать в интересах страховщика и осуществлять деятельность по оказанию услуг, связанных с заключением договоров страхования (перестрахования) между страховщиком и страхователем.

Учитывая упомянутые выше отношения по морскому агентированию, страхованию и их взаимосвязь с отношениями по поручению, данные отношения следует признать частью системы правового регулирования отношений по поручению.

Некоторые нормы, посвященные договору поручения и представительству содержатся, в том числе, и в следующих Федеральных законах: «О рынке ценных бумаг» Федеральный закон от 22. 04. 1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (ред. от 28. 12. 2013) // Собрание законодательства РФ, N 17, 22. 04. 1996, ст. 1918 (с изменен.); «О товарных биржах и биржевой торговле» Закон Р Ф от 20. 02. 1992 N 2383−1 «О товарных биржах и биржевой торговле» (ред. от 23. 07. 2013) // Ведомости СНД и ВС РФ, 07. 05. 1992, N 18, ст. 961. (с изменен.); «О переводном и простом векселе» Федеральный закон от 11. 03. 1997 N 48-ФЗ «О переводном и простом векселе» // Собрание законодательства РФ, 17. 03. 1997, N 11, ст. 1238 (с изменен.).

Наконец, четвёртый уровень в иерархии источников правового регулирования договора поручения можно обозначить нормативные правовые акты процессуального права, а именно в гражданском и арбитражном процессе и так же в исполнительном производстве.

В главе 5 Гражданском Процессуальном Кодексе Р Ф от 14 ноября 2002 г. «138-ФЗ Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14. 11. 2002 N 138-ФЗ (ред. от 02. 04. 1014) // Собрание законодательства РФ», 18. 11. 2002, N 46, ст. 4532 (с изменен.) («Представительство в суде») говорится об оформлении отношений по представительству в гражданском процессе. Исходя из указанных положений, можно говорить о приоритетности заключения именно договора поручения, хотя законодатель в статьях главы 5 обозначил внешнюю сторону представительских отношений, а именно необходимость соответствующего оформления доверенности. Похожие положения содержатся, в том числе и в Арбитражном процессуальном Кодексе Р Ф от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24. 07. 2002 N 95-ФЗ (ред. от 02. 11. 2013)// Собрание законодательства РФ", 29. 07. 2002, N 30, ст. 3012. (с изменен.), в главе 6 («Представительство в арбитражном суде»), а так же в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» Федеральный закон от 02. 10. 2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (ред. от 05. 05. 2014)// Собрание законодательства РФ, 08. 10. 2007, N 41, ст. 4849 (с изменен.) от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ (ст. ст. 53−54).

1.3 Классификация договоров поручения

Договор поручения, является довольно распространенной договорной конструкцией, имея в свою очередь разнообразные основания для классификации.

Прежде всего, договор поручения можно подразделить на возмездный и безвозмездный. Статьей 421 ГК РФ предусмотрен принцип возмездности гражданско-правового договора, если нормативными правовыми актами или договором не предусмотрено иное. В случае с договором поручения, законодательство предусматривает оба его вида.

Исходя уже из характера возмездности либо безвозмездности договора поручения, можно подразделить его в зависимости от сферы применения: на предпринимательский и непредпринимательский. Таким образом, в непредпринимательском договоре поручения будет действовать презумпция безвозмездности, а в предпринимательском — соответственно презумпция возмедности.

В свою очередь возмездные договоры поручения можно классифицировать по субъектному составу на договоры, где обе стороны — предприниматели; только доверитель или только поверенный осуществляют предпринимательскую деятельность.

Особое положение в данной классификации занимает договор поручения на коммерческое представительство, закрепленный положениями статьи 184 ГК РФ («Коммерческое представительство»). При этом коммерческим представителем считается лицо, постоянно и самостоятельно представительствующее от имени предпринимателей, в качестве которого может выступать только гражданин, являющийся предпринимателем, либо коммерческое юридическое лицо. Особенностью коммерческого поручения является то, что традиционно поверенный от имени доверителя не может совершать сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, но в коммерческом представительстве допускается представительство разных сторон сделки в случаях, когда на это имеется согласие этих сторон, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Отношения по коммерческому представительству характеризуются большей свободой в действиях поверенного с одновременным предъявлением к нему повышенных требований. Например, существует специфика при изменении и расторжении договора поручения коммерческого представительства, связанная с тем, что такой договор применяется исключительно в сфере предпринимательской деятельности, участники которой преследуют цели извлечения прибыли, а потому материальные потери сторон вследствие его досрочного расторжения могут быть весьма существенны. В ряде случае поверенный — коммерческий представитель несет ответственность в форме возмещения убытков в изъятие из общих правил в договоре поручения. Так, в соответствии с п. 3 ст. 972 ГК поверенный, действующий в качестве коммерческого представителя, вправе в соответствии со ст. 359 ГК удерживать находящиеся у него вещи, которые подлежат передаче доверителю, в обеспечение своих имущественных требований по договору поручения. К такого рода требованиям относятся как право на вознаграждение, так и право на возмещение понесенных поручителем издержек.

По общему правилу, поверенный вправе отступить от указаний доверителя лишь в тех случаях, когда по обстоятельствам дела это необходимо в интересах доверителя и поверенный не мог предварительно запросить доверителя или не получил ответа на свой запрос в разумный срок. Поверенному же, действующему в качестве коммерческого представителя, может быть предоставлено доверителем право отступать в интересах доверителя от его указаний без предварительного запроса об этом. Коммерческий представитель обязан лишь в разумный срок уведомить доверителя о допущенных отступлениях, причем и от этой обязанности он может быть освобожден договором поручения.

В соответствии со ст. 977 ГК РФ договор поручения может быть прекращён в результате отмены доверителем поручения, либо отказа от него поверенным. Однако, по договору коммерческого представительства сторона, прекращающая договор, обязана уведомить об этом другую сторону не позднее чем за 30 дней до прекращения договора.

Наиболее важной особенностью договора поручения на коммерческое представительство является то, что на него не распространяются общие правила договора поручения об освобождении от ответственности в форме возмещения убытков стороны, прекратившей договор в одностороннем порядке. По договору на осуществление коммерческого представительства доверитель, отменивший свое поручение, и поверенный, отказавшийся от исполнения поручения, несут обязанность возмещения убытков, понесенных вследствие таких действий другой стороной. Особенности этих правил объясняются, во-первых, возмездностью договора на коммерческое представительство и, во-вторых, тем, что хотя элемент доверия присутствует и в этих отношениях, в целом лично доверительными они не являются, а относятся к числу коммерческих отношений.

В зависимости от сложности состава правового регулирования договоры поручения можно подразделить на сложные и простые Белов В. Н. Коммерческое представительство и агентирование (договоры). — М., 2009, С. 174. К простым относят договоры поручения, где в правоотношении присутствует только основная обязанность представителя совершать юридические действия по поручению доверителя и от его имени. К ним относятся договоры поручения, заключенные в порядке ст. 971 ГК РФ. В сложных договорах поручения состав правового регулирования комбинированный, тем самым договор поручения входит в состав более сложной договорной конструкции. Например, глава 49 ГК РФ «Поручение» тесно связана с тремя последующими главами Кодекса (гл. 50 «Действия в чужом интересе без поручения», гл. 51 «Комиссия», гл. 52 «Агентирование») что выражается в том, что каждая из этих глав регулирует отношения, складывающиеся при выступлении одного лица в интересах и за счёт другого. В дореволюционной российской юридической доктрине подобные отношения весьма удачно были названы «заместительством» Брагинский М. И., В. В. Витрянский. Договорное право. Книга третья. — М.: Статут 2008. С. 292.

Много сходства договор поручения имеет и с договором комиссии, несмотря на кажущиеся, на первый взгляд, различия в их правовом регулировании. В правовой доктрине отмечается отличие между указанными договорами, нашедшее легальное отражение в нормах Г К Романец Ю. В. Общая характеристика договоров оказания юридических услуг (поручение, комиссия, агентирование) // Законодательство. — М., 2011, № 4. — С. 38−43, в основе которого лежит признак степени доверия между сторонами. Правовые нормы данных договорных институтов отражают различную степень доверия между доверителем (комитентом) и поверенным (комиссионером). Если договор поручения представляет собой прямое представительство, то комиссия осуществляется на основе так называемого косвенного представительства Иоффе О. С. Обязательственное право. — М.: Статут, 2013. — С. 509. (более точной является формулировка о том, что договор комиссии не порождает отношений представительства Гражданское право. Учебник. Ч.2 / Под ред. А. П. Сергеева, Толстой Ю. К — М.: Проспект (ТК Велби), 2009 С. 561). Данный признак носит ключевой характер, что подтверждается судебными решениями. Вестник Высшего Арбитражного Суда Р Ф, 2010 № 6. С. 25; № 11. С. 27−28.

Согласно п. 1 ст. 990 по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени и за счет комитента. При этом по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. Законодатель не случайно ограничил предмет договора отношениями по поводу совершения гражданско-правовых сделок, поскольку все иные юридические действия, о которых речь шла выше, не могут быть совершены представителем от своего имени, но для представляемого Сайфутдинов А. А. Применение договора поручения для оформления представительских отношений в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. — М.: Юрист, 2006, № 7. — С. 15−18.

Несмотря на то, что законодателем, обязанным по совершенной за счёт иного лица в комиссии, определяется комиссионер, в соответствии с п. 1 ст. 996 ГК РФ вещи, поступившие к комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счёт комитента, являются собственностью последнего. В этом заключается представительский характер комиссии, как договорной конструкции, взаимодополняющей поручение.

Агентский договор рассчитан на предпринимательские отношения, предметом которых в равной мере могут быть как юридические, так и любые иные действия за счёт принципала. В соответствии со ст. 1005 ГК РФ агентский договор представляет собой фактически сложное образование, состоящее из отношений по поручению (или комиссии) и отношений по возмездному оказанию услуг Оболонкова Е. В. О совершенствовании законодательного регулирования одностороннего отказа от исполнения договора, не обусловленного какими-либо обстоятельствами (на примере договоров поручения, комиссии, агентского договора) // Законодательство и экономика. — М, 2009, № 11. — С. 27−30. Агентский договор, не имея, закрепляемых в ГК РФ индивидуализирующих его признаков, может быть составлен посредством применения п. 3 ст. 421 ГК РФ, т. е. с содержанием в себе различных договоров, предусмотренных законодательством, который называется смешанным договором. Щербаков А. Б Договоры комиссии и агентирования: сравнительно-правовое исследование, соотношение с договором поручения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук — Казань, 2007. — С. 26 При этом правила о договоре поручения будет в соответствующей части применяться к агентскому договору.

Из числа правовых конструкций, связанных с поручением, наиболее близок ему, пожалуй, договор доверительного управления имуществом, Брагинский М. И., В. В. Витрянский. Договорное право. Книга третья. — С. 294 который по своей природе является сложным. Доверительный управляющий совершает юридические действия от своего имени, однако обязан предоставлять третьему лицу информацию о своём статусе, как действующем в чужих интересах. В юридической доктрине Сухановым Е. А., Витрянским В. В. и рядом других авторов говорится о сходстве договора доверительного управления имуществом с договором поручения Витрянский В. В. Доверительное управление денежными средствами //Хозяйство и право. — 2011. — № 12; Суханов Е. А. Агентирование. Доверительное управление имуществом // Журнал российского права. — 2002. — № 12. — С. 83−88, и др., Фунтикова Н. В. О регулировании доверительной собственности и договора доверительного управления имуществом // Журнал российского права. — 2002. — № 12. — С. 83−88, и др. Между тем самим законодателем подчеркивается эта взаимосвязь, например, по ст. 41 ГК РФ по просьбе совершеннолетнего дееспособного гражданина, который по состоянию здоровья не может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, над ним может быть установлено попечительство в форме патронажа. При этом распоряжение имуществом, которое принадлежит подопечному, осуществляется помощником на основании договоров поручения, доверительного управления имуществом или иного договора, что подчёркивает сходство и взаимосвязь этих договоров, а так же особую фидуциарность, отличающую эти договоры.

В настоящее время имеет место концепция развития отношений по поручению по схеме подрядных отношений. Сайфутдинов А. А. Договор поручения в гражданском праве Российской Федерации. — Автореф. дис. … канд. юрид. наук — Казань, 2006. — С.6 Эти договоры имеют много общего, прежде всего, они заключаются по поводу совершения действий одним лицом по поручению другого. Среди различий, помимо возможности существования безвозмездного договора поручения, (что в принципе исключается при подряде), выделяются следующие: 1) предмет поручения — услуги, предмет подряда — работы риск (как следствие риск неполучения результата в подряде возлагается на подрядчике, а в поручении на поверенном); 2) в договоре подряда подрядчик действует от своего собственного имени в отношении с третьими лицами, а в поручении поверенный действует от имени своего контрагента по договору.

В дореволюционной России широкое распространение имела место концепция сопоставления договора поручения с договором личного найма (т.е. трудовым договором). В послевоенные годы появилась даже особая конструкция — «договор трудового поручения», под которым подразумевались договоры о выполнении гражданами отдельных работ для учреждений (организаций, предприятий). Выступая за необходимость существования такого договора, К. А. Граве обращал внимание на то, что, несмотря на включение в его название слова «поручение», договор трудового поручения не имеет никакой связи с договором поручения, хотя бы потому, что предметом его служат не юридические, а фактические действия. В то же время договоры трудового поручения презюмировались, как безусловно возмездные, а так же в них отсутствовала свобода их расторжения, присущая договору поручения.

С точки зрения гражданского права, договор поручения все-таки отдаленнее от трудового договора, в отличие, например, от договора подряда (предмет подряда — работа, а поручения — услуга). В дореволюционной литературе имели место так же взгляды тех, кто основное значение придавал как раз различию предмета каждого из указанных выше договоров. Так, предметом договора личного найма (т.е. трудового договора) считался физический труд, а предметом договора поручения — умственный Анненков К. Система русского гражданского права: Введение и общая часть. Т. 1, С-Пб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 2010. — С. 249. Шерешевский В. И. отмечал, что «предмет договора поручения — обещание услуг по замещению другого, чего нет в трудовом договоре».

Генкин Д.М. при сопоставлении договора поручения с трудовым договором выразил позицию, что в первом речь идет о таком же трудовом процессе, как и при выполнении иных работ, что фактически говорит о том, что договор поручения является формой трудовых правоотношений (за исключением случаев, когда поверенный — юридическое лицо). Данная концепция вызвала сомнение, как у юристов цивилистов, так и у представителей науки трудового права. Например, Александров Н. Г. признавал, что различия между трудовым договором и договором поручения лишь на первый взгляд сложно уловимы, отмечая, что «предметом договора поручения является совершение тех или иных юридических действий в смысле результата соответствующего поведения поверенного. Самое поведение поверенного, необходимое для совершения обусловленных договором действий, самый процесс труда поверенного не составляют предмет договорного обязательства, а являются только способом их исполнения. Поверенный обязан исполнить поручения, действуя соответственно указаниям доверителя, но последний не руководит поведением поверенного в процессе его труда и вправе требовать от него лишь всех сведений о ходе исполнения поручения».

Наиболее распространенными в современной цивилистической литературе, на что уже в основном обращалось внимание ранее, можно считать взгляды, которые сводятся, в конечном счете, к выделению трех особенностей трудового договора: во-первых, субъектами в нем выступают только граждане, во-вторых, в обязанности стороны входит осуществление трудовых функций с подчинением при этом правилам трудового распорядка и, в-третьих, трудовой договор всегда является возмездным (т.е. предполагает безусловную выплату вознаграждения). Наиболее полное отражение они нашли в Трудовом Кодексе Р Ф, в частности в ст. 15 и ст. 56.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой