Жизнь и общественно-политическая деятельность Эвы Перрон (1919-1952)

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО «КубГУ»)

Кафедра истории и методики ее преподавания

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ)

РАБОТА

Жизнь и общественно-политическая деятельность

Эвы Перрон (1919−1952)

Работу выполнил

И.Н. Пириева

Славянск-на-Кубани 2014

СОДЕРЖАНИЕ

перрон перонистский режим общественный

Введение

1. Специфика изучения политического лидерства в Латинской Америке

1.1 Политико-психологическая специфика лидерства в странах Латинской Америки

1.2 Политико — психологический аспект гендерной политики в странах Латинской Америки

2. Эвита Перон — прототип женского политического лидерства в Латинской Америке

2.1 Формирование личности Эвиты Перон в детские и юношеские годы

2.2 Общественно-политическая деятельность

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность. Женщины играют все более заметную роль во всех сферах: культурной, общественной, экономике, политике. Мария Эва Дуарте де Перон одна из наиболее харизматичных лидеров в истории Латинской Америке. Она не только стала символом эпохи, но и заставила поверить всех женщин Аргентины, что каждая из них может прийти к власти. Во временном отрезке -- с 1973 по 2011 г. -- в латиноамериканских странах пост президента женщины занимали 8 раз Яковлева Н. М. Женщины — президенты американских стран // Латинская Америка- № 2. — 2012. -с. 4;.

В современных условиях изучение такого феномена, как политическое лидерство — одна из главных тем в рамках политической психологии. Объектом исследования при таком комплексном и междисциплинарном взаимодействии являются и личность лидера с наиболее ярко проявляющимися персональными чертами, и общие закономерности статики и динамики политического контекста, а также процесс восприятия лидера его сторонниками, соратниками, исследователями и даже противниками.

Исследование проблемы женщин — политических лидеров латиноамериканского континента представляется актуальным с точки зрения прогностического потенциала прихода женщин к власти в странах латиноамериканского региона.

Для латиноамериканского региона феномен женского общественно-политического лидерства является новаторским, т.к. исторически регион был подвержен колониальной зависимости от Испании, наличию военных хунт и диктаторов у власти. Так в регионе сформировалась маскулиная политическая культура, когда к власти приходили только мужчины — диктаторы и националистические лидеры. Проходит полвека и латиноамериканцы начинают отдавать предпочтение женщинам, т.к. считают, что женщины могут быть лучшими руководителями, чем мужчины, более внимательными к повседневным нуждам людей.

В этой связи, личность и политическая деятельность женщины -общественно-политического лидера вызывает особый интерес у современных исследователей института политического лидерства. Существует объективная необходимость в проведении серьезного и подготовленного исследования основных особенностей личности женщины — политического лидера, а также выделении основных факторов, повлиявших на ее генезис в рамках исторически сформировавшейся маскулиной политической культуры латиноамериканского общества.

Историография вопроса. Жизнь и особенно общественно-политическая деятельность Евы Перон в сущности остаются малоизученными. Большая часть литературы о ней не является научной. Это мемуары Э. Перон «Смысл моей жизни» //KUPRIENKO — научное издательство: книги статьи публикации Издательство научной исторической и переводной книги: история, политика, экономика, общество, религия, искусство и многое другое. Испания и Америка http: //kuprienko. info/eva-duarte-de-peron-la-razon-de-mi-vida/ Kuprienko. info., перонистские пропагандистские издания Мариса Новарро, публицистика, художественные произведения в жанре биографии Мэри Мэйн. Эвита. Женщина с хлыстом. Издательство: Центрполиграф, 2000. Томас Элой Мартинес. Святая Эвита//Электронная библиотека bookz. http: //bookz. ru/authors/tomas-martines/svataa-e418/page-14-svataa-e418. html. В последние годы к ним прибавились даже киносценарии Эвита. Художественный фильм/реж. Алан Паркер. -Голивуд., 1997. и либретто музыкальных шоу-постановок Эвита. Мюзикл Э. Л. Уэбер и Т. Райс. -1978. Почти все эти публикации страдают субъективизмом, поверхностностью и односторонностью (только «за» или «против» Эвиты), а некоторые лишь удовлетворяют обывательское любопытство к подробностям се личной жизни. Только отдельные стороны деятельности Евы Перон нашли отражение в более общих монографиях о Пероне и перонизме, написанных как аргентинскими, так и другими зарубежными историками и социологами. Научных исследований, специально посвященных Эвите, крайне мало. К ним, например, можно отнести работы социологов из США -- Марисы Наварро Мариса Новарро. Эвита: Реальная жизнь Евы Перон. В 1998 г. появилась первая статья о Еве Перон отечественной исследовательницы И. Е. Шокиной Шокина И. Е. Эва Дуарте Перрон// Вопросы истории. — 1998. — № 4..

В нашей стране выходили следующие книги о Эве Перон:

Сильвен Райнер «Эвита» Сильвен Райнер Эвита. Издательство: Русич, 1998. Данная книга в простой и доступной форме позволяет понять, кто такая Эвита. Минусы — неточности в изложении Аргентинской истории. Неточностей достаточно много: не соответствие дат и событий, искажение сущности понятия перонизм. В результате ценность ее теряется и данная работа больше походит по жанру на роман. Мэри Мэйн «Эвита. Женщина с хлыстом» Мэри Мэйн. Эвита. Женщина с хлыстом. Издательство: Центрполиграф, 2000. В данном издании автор довольно критически относиться к Эвите Перон, раскрываются финансовые скандалы работы её фонда, экономические конфликты с Аргентинской аристократией. Благодаря этой книге можно узнать, за что же на самом деле многие невзлюбили Эвиту, что скрывалось за мехами и бриллиантами, как на самом деле работала «социальная политика» Эвы Перон. Абель Поссе «Страсти по Эвите» Абель Поссе. Страсти по Эвите // «Иностранная литература» 2005, № 1. книга основывается на фактах и текстах предсмертного автобиографического издания Эвы «Смысл моей жизни». Томас Элой Мартинес «Святая Эвита» Томас Элой Мартинес. Святая Эвита//Электронная библиотека bookz. http: //bookz. ru/authors/tomas-martines/svataa-e418/page-14-svataa-e418. html.

Довольно увлекательно, но написана тяжелым языком, возможно это связано с некачественным переводом. Основная идея автора — рассказать о «Жизни» Эвиты после смерти. Хотя о земной жизни сказано тоже немало. Причем, на мой взгляд, наиболее правдоподобно, без каких либо пристрастий.

Для понимания факторов, приведших к возникновению специфического женского лидерства, важно обратиться к исследованиям, анализирующим политическую культуру латиноамериканских стран и Аргентины в частности. Для этого были использованы работы Б. И. Коваля, А.А. Cлинько, С. И. Семеноваи и Я. Г. Шeмякина См.: Человек и общество в современной латиноамериканской цивилизации / Отв. ред. Коваль Б. И. Аналитические тетради ИЛА РАН. -- М., 2000.; Слинько А. А. Правая и левая альтернативы//Латинская Америка. 2008. № 7.; Слинько А. А. Региональные типы революционаризма в Латинской Америке/Политические изменения в Латинской Америке: история и современность. Сб. статей памяти С. И. Семенова. -- Воронеж, 2007.

Среди книг, посвященных проблеме женщины — политического лидера, как элемента власти, хотелось бы выделить работы Л. Т. Шинелевой Шинелева Л. Т. Женщина и общество. М., 1990. С. 176. и В. В. Аврорского Аврорский В. В. Эвита. Жизнь и трагедия. Международные отношения — М., 2006, 232 с.

Для анализа политической деятельности женщин — президентов в Латинской Америке использовались статьи в периодических изданиях А. Д. Щербаковой Щербакова А. Д. Аргентина: новые ориентиры внешней политики // Латинская Америка. — 2007. — № 12 — С. 53−65., М. А. Ярышиной Ярышина М. А. Образ Эвы Дуарте де Перон в предвыборной кампании Кристины Киршнер// Латинская Америка- № 5. — 2012. — с. 60−66., Н. М. Яковлевой Яковлева Н. М. Женщины — президенты американских стран // Латинская Америка- № 2. — 2012. -с. 4−18.; Яковлева Н. М. Женское лицо аргентийской политики // Латинская Америка — № 3. — 2010. — с. 51−69. и М. Л. Чумаковой Чумакова М. Л. Итоги избирательного цикла. // Латинская Америка- № 3. — 2007. -с. 51−69.

Объектом исследования является политический лидер — женщина — жена президента Аргентины Хуана Перона Эвита.

Предмет — исследование основных политико-психологических Эвиты Перон как политического лидера.

Целью исследования является анализ личности общественно-политического лидера — женщины на примере Марии Эвы Перон в Аргентине.

Задачей нашей работы является: 1) проследить основные этапы биографии и направления деятельности Евы Перон; 2) показать, что она была политиком популистского типа; 3) выяснить ее роль в упрочении и стабилизации перонистского режима; 4) Определить инструментальное содержание понятий «политическое лидерство» и «гендер»;

Источниковая база.

При работе над дипломной работе были использованы следующие виды источников:

1. правительственные документы;

2. речи, выступления и труды Эвиты Перон

3. воспоминания современников, политических и общественных деятелей.

Начнем с характеристики материалов официального характера. К этой группе источников относятся публикации законодательных актов и правительственных документов. Они позволили нам осветить более или менее полно основные направления социально-экономической политики перонистского правительства в 1946—1953 гг.

Для изучения этих вопросов привлекались правительственные документы из двухтомного издания «Аргентина. правительственные документы». Издание было подготовлено правительством и законодательным органом Аргентинской Республики -Национальным конгрессом — и вышло в свет в 1974 г. Первый том включает законы и декреты, принятые в 1947 г., второй том — соответственно в 1948—1950 гг. правительственные документы располагаются в хронологическом порядке; каждому документу присвоен свой номер. Законы, вступление в силу которых было отложено на некоторое время Аргентина. правительственные документы. М., 1987.

Сведения о социально-экономических преобразованиях перонистской администрации, включая программы развития промышленности и аграрного сектора, были нами почерпнуты в «Трехлетнем плане реконструкции и национального освобождения: 1947−1954» Трехлетнем плане реконструкции и национального освобождения: 1947−1954. Л., 1978. В этом же издании опубликован

важный документ, ставший основополагающим при проведении социально-экономической политики в 1947—1954 гг., так называемый «Социальный пакт» или «Акт национального согласия» Акт национального согласия // Трехлетнем плане реконструкции и национального освобождения: 1947−1954 Л., 1978 — договор между рабочими, предпринимателями и правительством о повышении заработной платы и замораживании цен.

Следующую группу источников составляют речи, выступления и труды Эвиты Перрон и руководителей политических партий Речи, выступления и труды Эвиты Перрон // Институт Латинской Америки [Электронный ресурс] / ИЛА РАН — Электрон. дан. — Режим доступа: http: //www. ilaran. ru/, свободный. Э. Перон «Смысл моей жизни» //KUPRIENKO — научное издательство: книги статьи публикации Издательство научной исторической и переводной книги: история, политика, экономика, общество, религия, искусство и многое другое. Испания и Америка http: //kuprienko. info/eva-duarte-de-peron-la-razon-de-mi-vida/ © Kuprienko. info. Их ценность в том, что они принадлежат непосредственным участникам событий, хорошо осведомленным о происходившем. Данные материалы позволяют ознакомиться с позициями ведущих политических деятелей того времени и представляемых ими партий и движений. Естественно, что при использовании таких источников необходимо учитывать политическую принадлежность автора, когда он интерпретирует те или иные события.

Наиболее важными источниками этой группы являются работы самого Х. Д. Перона Я, Хуан Доминго Перрон. — М., 1989. Это его выступления, книги, интервью, переписка и др. В них мы можем проследить развитие взглядов Перона от близких к корпоративизму фашистского типа до национал-реформизма и становление концепций «хустисиализма» и «национального социализма».

Необходимо отметить выразительность речей Перона, его эрудицию в вопросах международной политики и знание основных государственно-правовых концепций. С другой стороны, стоит обратить внимание и на то, что Перон не являлся глубоким мыслителем, теоретиком. Он был прагматиком, популистом, и идеология служила ему инструментом в политической борьбе.

1. Специфика изучения политического лидерства в Латинской Америке

1.1 Политико — психологическая специфика лидерства в странах Латинской Америки

Перенеся все возможные ужасы конкисты, и лишь в XIX веке избавившись от гнета испанцев, Латинская Америка мгновенно попала под влияние военных хунт, диктаторства и националистов. И хотя формально регион перестал быть колонией и обрел независимость, на деле в регионе не прекращались локальные междоусобные войны, которые велись как внутри отдельных стран региона, так и между ними. Конфликты по определению границ государств и спорным территориям не исчерпали себя до сих пор, таким образом, фактически можно представить Латинскую Америку как историю сопротивления и освобождения. Так в латиноамериканском регионе постепенно сформировалась маскулиная политическая культура.

Именно конфликты и междоусобицы способствовали формированию на континенте политического радикализма, по сей день проявляющегося во многих сторонах политического процесса. В качестве красноречивой иллюстрации данного тезиса отметим, что, начиная с середины XIX столетия, ротация в высших эшелонах власти в самых разных странах разворачивалась насильственным методом — через военные перевороты и вооруженные восстания, через террор и периоды (зачастую весьма продолжительные) исключительной политической нестабильности. В ряде стран, например в Боливии, количество переворотов и восстаний за последние полтора века пересекло отметку в сто восемьдесят государственных переворотов. Фактически это означает, что смена руководства страны могла происходить несколько раз в год; та же ситуация наблюдалась в других латиноамериканских странах.

Отличительной чертой политического лидерства в Южной Америке можно назвать особую роль в регионе военных, понимаемых и как сплоченная элитарная группировка, и как некоторый собирательный образ, который может использовать политический деятель в рамках своей деятельности. Связан такой вес образа военного, прежде всего, с тем, что карьера военного с определенного времени становится фактически единственным путем к власти для выходцев из низших слоев населения. Кроме того, весь путь развития латиноамериканского региона говорит о ключевой роли армии в политической сфере государств. Так большинство государственных переворотов было совершено либо представителями высших офицерских кругов, либо при непосредственном участии последних.

В XX веке треть совершенных путчей, военных переворотов и заговоров в Латинской Америке подошли к концу захватом властных полномочий и установлением военного правления диктатурыРощупкин В. Т. Эволюция авторитарных режимов в Латинской Америке. -- М, 1998. Управляя государством насильственными методами, хунты и диктаторы заручались поддержкой армии в лице старших офицеров и генералов. Среди представителей таких режимов можно назвать Х. Урибуру в Аргентине, Р. Ортуньо в Боливии, К. Бранко в Бразилии, П. Хименес в Венесуэле, Ф. Батиста на Кубе, Х. Альварадо в Перу, А. Пиночет в Чили и др.

В целом, в Латинской Америке, процесс вовлечения армии и военных в политику имел широкомасштабный характер. В массовом сознании народа возник устойчивый политический образ, основным элементом которого является сильный военный национальный лидер. Рощупкин В. Т. Эволюция авторитарных режимов в Латинской Америке. -- М, 1998, с. 14.

В силу описываемых явлений южноамериканский континент представляет собой широкое поле для исследования и анализа типов лидерства. Особый интерес вызывает и то обстоятельство, что регион, во многом, выступает в качестве новатора на политической сцене: именно здесь зародилось течение, называемое отечественными политологами «левым дрейфом» см. напр. Давыдов В. М. Левый дрейф в Латинской Америке // Свободная мысль, 2006; Левый поворот" в Латинской Америке. -- М., ИЛА РАН, 2007; Аналитические тетради ИЛА РАН. Вып. 21. Изменение геополитической ситуации в Латиноамериканском регионе. -- М., 2009..

Уже с середины ХХ века страны региона Латинской Америки осуществляли попытки реализоваться в рамках новой и динамично изменяющейся глобальной мировой политической системы мира. Режимы военных хунт, их попытки использовать неолиберализм, после 1980-х — поиски возможности преодоления кризисов, но уже вне попыток изменения с помощью революций, затем начало демократизации, уход военных, как главной движущей политической силы, приватизация 90-х гг XX столетия, новые попытки создать сильную экономику с помощью неолиберализма — через все это прошла Латинская Америка. Как раз в это время в регионе и возникло течение «левого поворота».

Латиноамериканские и зарубежные политологи распределили новых левых лидеров в три условные группы См.: Кальюни Э. О. Экономическая стабильность и кризис неолиберализма в Латинской Америке // Латинская Америка. 2007. № 5. C. 18−28. В первую входят так называемые «фундаменталисты» — они настроены против глобализации, полагают, что в процессе столкновения с локальной культурой последует утрата национальной идентичности.

Вторую, наиболее важную для представленного исследования, группу представляют левые реформаторы (умеренные), которые реализуют экономический неолиберализм, хотя и с учетом его провала в социальной сфере. Перуанский ученый А. Варгас Льоса охарактеризовал политику «левых реформаторов» как «националистический популизм левого толка», реализующий политику «экономического национализма» Варгас Льоса А. Популизм возвращается? // Россия в глобальной политике. -- 2006. № 2. С. 113−115.

Третью составляют так называемые «левые популисты», которые формируют более тесный контакт с населением, и характеризуются неопатримониализмом в своей политике. В качестве примеров можно привести персоналии политических лидеров Э. Моралеса в Боливии, У. Чавеса в Венесуэле, и Л. Гутьерреса в Эквадоре.

Специфика политических взглядов латиноамериканских левых определяется многими общими чертами у всех трех групп. Общим для них являются условиях и появления в политическом процессе: в первую очередь это социальные неудачи в политике правительств, рост расслоения между нижним и средним классом, ощутимое социальное недовольство, бедственное положение стран в связи с финансовыми кризисами и провал неолиберальной политики. Все это обеспечило общую риторику лидеров в латиноамериканских странах.

Важнейшей их характеристикой можно считать прагматизм политики: лидеры четко понимают современные реалии, осознают роль рыночной экономики и ее механизмов для развития общества. Основное направление политики региональных лидеров — обеспечение и политическая риторика по решению проблемы бедности. Основная идея заключается в том, что экономический рынок не может существенно и равномерно повысить уровень жизнь всех социальных слоев общества, деятельность частного сектора не может преодолеть последствия социального неравенства.

Таким образом, ключевую роль в политической системе призвано играть государство, а его основная задача заключается как раз в создании условий для сокращения разрыва между слоями общества. Именно это и является причиной того, что современные левые лидеры в Латинской Америке выступают за рост роли государства, которое должно обеспечить снижение провалов экономических рынков в социальной части.

Основная задача экономической и политической деятельности новых лидеров заключается в обеспечении социальной справедливости (что в первую очередь заключается в распределении доходов), за существенное сокращение численности маргинальных слоев, так называемых «исключенных».

Подчеркнем, что одну группу формируют такие страны как Боливия, Эквадор и Венесуэла, как радикальные режимы. В другую входят лидеры Чили, которой реализуют политику социал-демократического толка с рыночной экономикой, делая основной упор на средний класс. Между ними можно условно поставить Бразилию, Аргентину, Уругвай. По некоторым оценкам к ним можно отнести и Панаму, Перу, Никарагуа и Коста-Рику: лидеры данных стран при реформе социальной сферы проводят неолиберальную рыночную политику.

Отметим, что в целом за двенадцать лет — с 1998-го — по 2010-й годы в 14 государствах Латинской Америки (трижды в Венесуэле и дважды в Бразилии, Аргентине, Чили, Боливии и Уругвае, Эквадоре, Панаме, Никарагуа, Перу, Коста-Рике, Сальвадоре) у власти появляются левые лидеры, причем в рамках институционального легального пути.

Данное обстоятельство чрезвычайно важно для анализа. Так как именно оно способствовало, тому, что в своем политическом развитии страны Южной Америки с течением времени обозначают тенденцию сильно персоницифицированной власти, которая обращается к популистским высказываниям.

Подчеркнем, что в Латинской Америке популизм в деятельности политических лидеров представлен очень широко. На данный момент представлено множество трудов латиноамериканских авторов, которые исследуют данный феномен политического лидерства. В ряде работ он представлен не только как фактор, позволяющий манипулятивную деятельность с населением или же средства по привлечению голосов и повышению собственного политического капитала, но и в качестве традиции политического лидерства государств Латинской Америки.

Большинство культур (преимущественно восточных), долгое время не признавали женщину как самостоятельную единицу не только в сфере политики, но также и в способности владеть и распоряжаться собственностью. На Западе в ХХ веке благодаря волне феминизма и борьбы за права женщин произошел «прорыв». Вслед за западом «мода» распространилась и на другие страны.

Можно определить, что стили женского политического лидерства имеют специфические отличия от стилей мужского.

Выделяют три основных стиля женского политического лидерства:

1. «Мать». Характерными особенностями этого стиля являются внимание, мягкость, забота об окружении и зависимость от него. «Мать» ориентирована на поддержание контактов в «семье».

2. «Амазонка» — умна, уверена в себе, обладает мощной энергетикой и даром убеждения, сильная, волевая, независимая от своего окружения Митрофанова Е. П. Женщина — политический лидер: мать, амазонка или светская львица? // Без темы. — 2008. — № 1(7). — С. 26−30.

3. «Светская львица» обладает такими качествами как: ум, умение очаровать, внешняя привлекательность, исключительная образованность. Особенно хорошо ладит с мужским окружением

Крайним проявлением стиля «Светская львица» является «Обольстительница», которая, использует свои внешние данные для манипулирования окружением. Хотя это и нельзя назвать плюсом к ее авторитету и влиянию Овчарова О. Г. Политическое лидерство и проблемы личности// КрСтол. — 2011. — С. 53.

Феномен политического лидерства женщин принято анализировать в сравнении с мужским, но, если задуматься, то, при всей схожести этих явлений, их нельзя сравнивать. Любое сравнение будет некорректным, так как политическое лидерство женщин — явление несколько иного порядка. С одной стороны, женщина-политик, вследствие, как уже говорилось выше, определенных гендерных стереотипов воспринимается как некое подобие политика, поэтому чтобы завоевывать доверие, она обязана обладать традиционным, а значит — маскулинным набором качеств, с другой — женщина обязана сохранять феминность, так как, прежде всего она — женщина и должна оставаться таковой. Следовательно, женщине при продвижении необходимо уметь умело сочетать в себе как мужские, так и женские качества, чтобы не только гармонично вписываться, но и выделяться на фоне политиков-мужчин.

Различая мужское и женское политическое лидерство, необходимо осветить вопрос о мотивации стремления к власти.

Если для мужчин власть, кроме прочего, — это большая игра, подразумевающая сам процесс, конкуренцию с другими мужчинами, то лидеры-женщины в ходе исследования, как правило, говорили об отсутствии желания сделать карьеру. Пытаясь объяснить свое стремление к власти, они называют такие мотивы, именно в такой последовательности:

1. «мотивация самореализации»;

2. «мотивация достижения», желание доказать себе, что все задуманное реализовалось;

3. интерес к работе;

4. доказать первому лицу, что его выбор при назначении на руководящую должность был правильным.

И лишь в самом конце женщины упоминают о мотивах материального преуспевания и достижения высокого социального статуса.

Итак, женщина ориентирована на результат, у нее высокая мотивация достижений. Все это свидетельствует о том, что женщина как руководитель на высоких постах во властной иерархии имеет все необходимые личностные ресурсы для достижения поставленных целей и может преуспеть в этом не хуже лидера-мужчины.

Завершая размышления о феномене женского политического лидерства, можно сказать, что это явление, хотя и не сильно распространено на сегодняшний день, все же является очень интересным объектом для исследований.

Несмотря на то, что современное общество находится под влиянием некоторых гендерных стереотипов, женщины не хуже мужчин могут справляться с ролью политического лидера, а в некоторых смыслах еще и лучше. Так как женщинами, в отличии от большинства мужчин, при стремлении к власти в меньшей степени движет мотив материального преуспевания и достижения высокого статуса, они более ответственные и совестливые.

Отметим, что при рассмотрении темы женского политического лидерства наряду с сугубо политологическими моментами явственно дают о себе знать моменты социологического и психологического порядка, поскольку женское лидерство в политике не успело ещё стать привычным делом. Многих исследователей, традиционно анализирующих политическое лидерство, смущает примесь «женскости» в данном вопросе. И, вообще, можно ли женщин (даже в политике) мерить с помощью того же инструментария, что и мужчин?

Феномен женского политического лидерства принято анализировать в сравнении с мужским, но, если мыслить глубже, можно заметить, что при всей схожести этих явлений сравнивать их не совсем корректно. Любое сравнение будет поверхностным, поскольку политическое лидерство женщин — явление несколько иного порядка, в силу психологических особенностей оных. С другой стороны, исторически женское политическое лидерство вырастает на основе «мужских» наработок в этой сфере — как в инструментальном, институциональном, так и в личностном планах.

Биографии большинства женщин-политических лидеров показывают, что в построении своей политической карьеры они «отталкивались» от мужского авторитета — ориентировались на него, либо использовали в своих интересах. Особенно велика в этом смысле была роль мужчин (ы) из числа ближайших родственников. Отец (дед, муж, брат), как правило, становились первыми «учителями» для будущих политических лидеров-женщин, и последние, используя полученные знания, затем дорастали до масштабов национального лидера. Однако, вместе с тем, механизм встраивания женщин-лидеров в политическую реальность остаётся иным, нежели у мужчин, — «женским».

Ни одна из женщин, добившихся высших государственных постов в своей стране, не могла бы использовать только мужские механизмы прихода в политику, поскольку политика вписана в контекст культуры данной страны с присущими ей традиционными ролями мужчин и женщин. Большинство культур (особенно восточных) долгое время не признавали самостоятельной роли женщин не только в сфере политики, но также и во владении и распоряжении собственностью, семейном быту. На Западе «прорыв» произошёл в XX в. на волне феминизма и борьбы за права женщин. Тенденцию подхватили другие страны, однако страны Востока по-прежнему оставались верны своим культурным традициям — послабления стали возможны лишь для женщин из высших сословий (каст). Показательны примеры таких восточных политических лидеров, как Индира Ганди и Беназир Бхутто, которым именно в силу их принадлежности к ведущим национальным кланам было позволено заниматься политической деятельностью.

Женщин-политических лидеров Запада и Востока, безусловно, объединяет то, что все они получили в своё время прекрасное образование, преимущественно западное, и сумели использовать полученные знания для управления своей страной.

Если обратиться к роли семьи в становлении женщин-политических лидеров, на основе целого ряда биографий легко сделать вывод, что именно семья оказывает первоочередное и решающее воздействие на формирование лидерских качеств у человека. Подобную гипотезу выдвигал и Жан Блондель в своей работе о политическом лидерстве Щербинина Н. Г. Теории политического лидерства. Учебное пособие. — Москва: Издательство «Весь мир», 2004- С. 84−85. Об этом свидетельствуют и факты из биографий упомянутых нами в начале статьи женщин-политических лидеров. Каждая из них воспитывалась и взрослела под влиянием авторитета отца (мужа), прошедшего школу политической борьбы в своей стране. Неудивительно, что «любимые дочери» пошли по их стопам, ведь, как правило, в этих семьях не было наследников мужского пола.

Таким образом, приход женщин в политику при ближайшем рассмотрении оказывается совсем не случайным, а закономерным. Развитые лидерские качества, хорошее образование и умение разбираться в политической ситуации и соответствовать ей играют наиглавнейшую роль в становлении политических лидеров из числа женщин. Если в этом аспекте особых отличий от мужского политического лидерства не наблюдается, то в стилях этого лидерства и способах осуществления власти они есть, и значительные.

Различия в «мужском» и «женском» политическом лидерстве начинаются с вопроса о мотивации стремления к власти. Для женщин власть — инструмент осуществления конкретных социальных реформ, для мужчин, кроме прочего, — это большая игра, подразумевающая сам процесс, конкуренцию с другими мужчинами. Наряду с этим стили женского политического лидерства, как уже говорилось, специфичны по сравнению с «мужским» лидерством.

Завершая размышления над феноменом женского политического лидерства, его причинах, особенностях, стилях, отметим, что сегодня в политической науке ощущается недостаток комплексных теорий, которые бы описывали данное явление во всей его уникальности. Существуют теории общего плана, описывающие политическое лидерство как таковое, однако представляется неправомерным исключать из анализа существенный пласт данного явления — женское политическое лидерство.

На основе анализа военной, маскулиной, популистской политической культуры можно выявить некоторые сущностные характеристики популизма в латиноамериканских странах:

— неустойчивая политическая система;

— обязательное наличие фигуры харизматического лидера;

— манипуляция населением для достижения целей, определенных лидером;

— присутствие националистических идей в риторике лидера;

-институционализация политической деятельности (создание определенной структуры, в рамках которой проходит основная политическая жизнь).

1.2 Политико — психологический аспект гендерной политики в странах Латинской Америки

Перед тем, как перейти к рассмотрению феномена лидерства Эвиты Перон представляется необходимым обращение к условиям, позволившим появится на политической арене Аргентины женщине. Важно рассмотреть не просто контекст политического лидерства в регионе, но и проследить этот контекст в условиях всего латиноамериканского континента.

Феномен лидера состоит в признании природных качеств человека, его особенностей, отличий. Универсальная концепция сводится к тому, что лидер — личность, способная донести до общества необходимые мысли и провести в жизнь материальные и социальные потребности народа.

Наука разрабатывала критерии деятельности лидеров. Место и роль женщин в системах власти не изучено. Анализ различных материалов выявил ряд характеристик, составивших социально-психологический портрет женщины-политика. Согласно гендерным исследованиям, мужчина стремится к власти для «индивидуального пользования», женский подход к пониманию власти заключается в достижении «соучаствующей власти», основанной на принципах разделения власти и использования власти для общего блага.

Причина низкой оценки способностей женщины руководить в низкой самооценке самих женщин и обыденном стереотипе неприятия женщины-политика в мужском мире политики. Стереотипы являются барьерами на пути женщин в выборные органы.

Анализ личностных поведенческих особенностей мужчин и женщин не является новым в современной науке. Рассмотрение обозначенной в названии проблемы предполагает анализ нескольких аспектов. Во-первых, речь должна идти о роли женщины в политической социализации детей и о ее способности передавать политические убеждения другим членам семьи. Еще в начале 1970-х годов американские исследователи установили, что фактические роли родителей в семье являются важным фактором, поскольку относительное доминирование матери или отца влияет на политические установки детей. Большинство детей растут в семьях, где оба родители разделяют сходные политические взгляды, имеют общую политическую идентичность. Установки родителей определяют, насколько ребенок будет интересоваться политикой. Дети из семей, где доминирует мать, менее склонны интересоваться политикой и участвовать в ней, чем в семьях, где доминирует отец.

Отклонение от партийной привязанности родителей проявляется ярче, если родители имеют «слабую» политическую самоидентификацию, встречается реже в тех семьях, где родители имеют «сильную» партийную идентификацию. Если политическая идентификация родителей различается, то более влиятельной оказывается позиция матери. В семьях, где молодежь имеет школьное образование, лучше усваивается политическая идентификация отца.

Исследователи проблематики гендерного равенства в Латинской Америке часто пытаются классифицировать случаи избрания женщин президентами, используя разные критерии: биографии, образование, профессии, возраст и пр. Предложим свой вариант и мы. Для этого разделим страны, где женщины избирались на высший государственный пост демократическим путем, на три группы. За основу классификации возьмем их биографии и стиль управления. Конечно, при анализе мы не можем исключать и временной фактор.

Первая группа — Никарагуа и Панама. Здесь можно указать на особые политические условия, в которых избирались В. Барриос де Чаморро в 1990 г. и М. Москосо в 1999 г., связанные со свержением диктатур в этих странах. Обе были женами людей, боровшихся за демократию: М. Москосо была супругой трижды свергнутого президента Панамы Арнульфо Ариаса, В. Барриос де Чаморро — известного никарагуанского журналиста, убитого в 1978 г. Обе возглавили партии, лидерами которых их мужья были до своей кончины. У обеих не было высшего образования, обе прожили часть жизни в изгнании. Именно заслуги мужей стали решающими факторами, оказавшими влияние на выбор электората. Приход к власти В. Барриос де Чаморро и М. Москосо был воспринят жителями Никарагуа и Панамы как знак перехода к демократии после длительных периодов нестабильности, и в данном случае было не так важно, что президентами стали именно женщины.

Новый тип политического лидерства в регионе представляют М. Бачелет, Д. Руссефф и Л. Чинчилья. Это — первые в истории своих стран женщины-президенты. Полностью состоявшиеся, образованные, прошедшие хорошую политическую школу, имевшие опыт руководства и занимавшие министерские посты в правительствах, эти дамы отличаются от всех других женщин-президентов тем, что их приход во власть определялся личными качествами, способностями и трудолюбием. Благодаря этому они были выдвинуты своими предшественниками, не имевшими права по Конституции баллотироваться на следующий президентский срок. М. Бачелет работала министром здравоохранения и министром обороны в правительстве Рикардо Лагоса в Чили, Л. Чинчилья была вице-президентом и министром безопасности в годы президентства Оскара Ариаса в Коста-Рике, Д. Руссефф — министром энергетики и главой администрации президента Бразилии Луиса Инасио Лулы да Силвы Биографию Дилмы Руссефф см.: Л. С. Окунева. Дилма Руссефф — первая женщина президент в истории Бразилии. — Латинская Америка, 2011, с. 27 — 40. Конечно, без поддержки предшественников их «путь наверх» был бы более долгим и трудным.

М. Бачелет была первой женщиной — президентом Чили, первой, избранной на этот пост в странах ЛКА в этом веке, и третьей в этом регионе, полностью завершившей свой мандат (так же В. Барриос де Чаморро и М. Москосо). В 2002 г. она была назначена первой в Чили и государствах Южной Америки женщиной — министром обороны. Два года спустя после начала своего президентского мандата она превратилась в самого популярного политика страны после РЛагоса, во многом благодаря вниманию к социальной сфере Подробнее о М. Бачелет см.; Л. В. Дьякова. Деятельность правительства Мишель Бачелет в 2006 — 2008 гг. — Латинская Америка, 2009, N 3, с. 27 — 37. К концу президентства рейтинг одобрения ее политики достигал 80%, что в любой стране с популистским или авторитарным режимом могло стать основанием для пересмотра Конституции с целью предоставления возможности для переизбрания. Но Чили — страна со сложившимися демократическими устоями, и у М. Бачелет не было искуса их нарушать. Ее богатый политический опыт пригодился на международной арене — она заняла пост руководителя Агентства ООН по вопросам тендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (с сентября 2010 г.). М. Бачелет говорит, что «момент истины для женщин наступил», и они уже «не вернутся на кухни». Ее пример дал импульс продвижению на вершину власти женщин в других странах региона. Возвращение самой Бачелет на вершины национальной политики — лишь дело времени, учитывая ее нынешнюю популярность в Чили.

Л. Чинчилья стала президентом Коста-Рики при безусловной поддержке О. Ариаса, который хотел, в соответствии с общественными пожеланиями, видеть на этом посту женщину. За последние 20 лет в стране было многое сделано для этого. «Выбор женщины на пост президента Коста-Рики является шагом вперед в политической жизни региона и качественным прогрессом в плане демократизации», — считает политолог, известный гватемальский ученый, член ассоциации «Латиноамериканский центр за развитие, интеграцию и сотрудничество» Хосе Давила Мембреньо. Л. Чинчилья имеет высшее политологическое образование, сама строила карьеру и никак не зависела в этом плане от мужа, испанца Хосе Мариа Рико. На президентском поприще ей удалось добиться некоторых успехов. Она обновила кабинет министров и преуспела в налаживании диалога с оппозицией, которая одобрила новую налоговую реформу. Наибольшую самостоятельность Л. Чинчилья продемонстрировала во внешней политике. Взяв курс на укрепление отношений со странами Центральной Америки, она совершила турне по субрегиону. Одной из целей стало налаживание отношений с соседней Никарагуа, с которой был заключен ряд соглашений в области борьбы с организованной преступностью и наркоторговлей. Была также достигнута договоренность об открытии границы между Коста-Рикой и Панамой для граждан двух стран. Во время визита в Мексику Л. Чинчилья подписала базовый Договор о стратегическом сотрудничестве и ряд соглашений по борьбе с наркотрафиком. Но, несмотря на все перечисленное, рейтинг президента Коста-Рики падает: с 76% в октябре 2010 г. до 46% - осенью 2011 г., что, как считают эксперты, связано с нехваткой лидерских качеств.

Кстати, эта общая претензия ко всем «женским» каденциям. Однако справедливости ради отметим, что период безусловной поддержки лидеров стран Центральной Америки завершился, и рейтинги даже двух весьма популярных президентов — Маурисио Фунеса (Сальвадор) и Рикардо Мартинелли (Панама) — в октябре 2011 г. не превышали 65 и 52% соответственно.

Если рассматривать историческое наследие Латинской Америки, чему был посвящен предыдущий фрагмент данной работы, можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что классическое демократическое устройство государства вряд ли является характерным для государств континента (в том числе Аргентины) но, вместе с этим, может рассматриваться как ценностный политический ориентир в прогнозировании. Возможность подобного подхода обеспечивается тем, что даже армейская элита, традиционная для государств исследуемого региона, в Аргентине постепенно трансформировалась из «заповедника авторитаризма» Мартынов Б.Ф. Аналитические тетради ИЛА РАН, Латинская Америка: Дилемма демократического развития. -- 2001.. № 11. и экспериментальной площадки для решения назревших социально — экономических проблем в кузницу актуальных и соответствующих требованиям времени социальных кадров, способных к решению сложных задач государственного управления и администрирования.

Так в своем политическом развитии страны Южной Америки с течением времени обозначают тенденцию к преодолению ряда характерных особенностей политического лидерства. Военные перевороты в Латинской Америке сегодня, скорее исключение, нежели правило: большинство стран региона придерживаются принципа преемственности власти.

В 1973 г. на политической сцене Аргентины появляется первая женщина — президент в мире — Эвита Перон. В XXI веке в четырех государствах Латинской Америки президентами стали представительницы слабого пола. В связи с этим Б. Ф. Мартынов Яковлева Н. М. Женщины — президенты американских стран // Латинская Америка- № 2. — 2012. -с. 4 называет феномен президентства женщин «розовой волной», который развивается в одном из наиболее военных регионов мира — Латинской Америке. Можно заключить, что это связано с усталостью в обществе Латинской Америки от военных переворотов, хунт и диктаторов во главе власти. Латиноамериканцы — люди эмоциональные и экспрессивные, формирование диктатора у власти приводит к снижению эмоциональности и подчинению эмоций рациональным действиям, что вызывает негативизм. Со временем в обществах стран Латинской Америки приход женщин к власти и экспрессия и истеройдность их как политических деятелей характерна для образности и ментальности латиноамериканцев, где экспрессия является важной фигурой в обществе и во власти.

Всего в латиноамериканском регионе было восемь женщин — президентов (в Гайане, две в Аргентине, в Эквадоре, Коста — Рике, Чили, Боливии и Бразилии). Там же. с. 5.

В последнее десятилетие XX в. насчитывались 24 женщин -- кандидата на пост президента. Лидером активности представительниц слабого пола в политике Южной Америки является Аргентина. В следующем десятилетии наблюдалась положительная динамика: в период с 2001 по октябрь 2011 г. женщины 43 раза становились кандидатами в президенты, причем многие выдвигались повторно. Лидерами среди государств, где женщины участвовали в президентских выборах, являются Аргентина и Перу. Из них победили на выборах три — в Бразилии, Чили, и дважды — в Аргентине. В наши дни в Латинской Америке заседают две избранных женщины — президента -- в Бразилии и Аргентине, мандаты которых еще не завершены.

В 2011 г. попытки занять президентский пост были продолжены представительницами «слабого пола» в трех странах — Гаити, Перу и Аргентине. Кандидатами были заявлены десять женщин, из которых лишь одной удалось добиться успеха. Ситуация, сложившаяся при выдвижении женщин — кандидатов, стала лишним доказательством того, что «розовая волна» прокатилась по всему региону, и успешный пример избранных женщин — президентов в странах Южного конуса стал вдохновляющим стимулом для прочих.

Прогрессу и развитию новых культурных норм в преодолении латиноамериканским обществом старых маскулиных и патриархальных установок и стереотипов способствовало много факторов. Например, развитие медицины, улучшение экономической конъюнктуры, доступность образования, научно-технический прогресс в целом, стремление к профессиональному совершенствованию, рост уровня и продолжительности жизни, распространение СМИ, в том числе интернета и телевидения.

Касаемо восприятия женщин во главе государства, общество латиноамериканцев проявляет все большую благосклонность к их приходу во власть; растущее количество избирателей считает, что женщины могут быть лучшими руководителями, чем мужчины, более внимательными к повседневным нуждам людей. Например, в Аргентине это связано с крушением экономики и последующего кризиса экономической системы в конце XX — начале XXI веков, когда мужчины — политические лидеры так и не смогли поднять экономику страны. Так разочаровавшись в курсе предыдущих политиков, которые не смогли решить социально — экономические проблемы, глядя на политический курс первой леди- Эвиты Перон, как на альтернативу мужчинам — политическим лидерам, аргентинцы отдали предпочтение именно ей.

Следует обратиться к отдельным примерам женщин — президентов и их управленческой деятельности, чтобы показать специфику гендерной политики в латиноамериканских странах. Например, М. Бачелет в Чили, Д. Руссефф в Бразилии и Л. Чинчилья в Коста — Рике — они были первыми в истории своих государств женщинами — президентами. Образованные и прошедшие политическую школу, имевшие опыт руководства и занимавшие министерские посты в правительствах, эти дамы отличаются от других женщин-президентов тем, что их приход во власть определялся личными способностями, качествами и трудолюбием. М. Бачелет работала министром здравоохранения и министром обороны в правительстве Рикардо Лагоса в Чили, Л. Чинчилья была вице-президентом и министром безопасности в годы президентства Оскара Ариаса в Коста — Рике, Д. Руссефф — министром энергетики и главой администрации президента Бразилии Луиса Инасио Лулы да Силвы. Конечно, без поддержки предшественников их «путь наверх» был бы более долгим и трудным.

В целом, всем трем женщинам — президентам — М. Бачелет, Л. Чинчилье, Д. Руссефф — присущ умеренный, взвешенный, цивилизованный стиль управления, характерный для стран региона с укоренившимися демократическими традициями, но, разумеется, руководство государством дается им нелегко. В этом им помогают социальное окружение, ориентация на социальную политику государства и имидж, строящийся на тотальном консерватизме, который подкрепляется удачным ведением политической деятельности. Женщины-политические лидеры, имеющие такой имидж, используют жесткие методы и способы работы, имея при этом маскулиные качества характера. При этом их отличает умение одеваться со вкусом и выглядеть на высоте.

Особняком среди перечисленных стран и их женщин-президентов стоит Аргентина.

Стоит заметить, что активная позиция женщин является характерной чертой аргентинской Аргентины. В частности, они сыграли большую роль в борьбе против военной диктатуры и за сохранение гражданского общества. В 1991 г. в этой стране был принят первый в регионе закон о гендерных квотах, способствовавший существенному продвижению женщин в политику. Женщины возглавляли министерства экономики, обороны, безопасности, промышленности и социального обеспечения. В Аргентине успешно функционируют различные организации солидарности и программы помощи женщинам, есть и Национальный совет женщин. Аргентина является государством с одним из самых высоких в мире процентов женского представительства в парламенте.

В 90-е годы XX века во многих государствах латиноамериканского континента были приняты законы, регулирующие участие женщин в политических институтах. Это были так называемые «законы о гендерных квотах», устанавливающие гарантию на определенное количество мест для женщин при занятии руководящих должностей, в государственных институтах, и административном управлении.

Закон об установлении квот (la Ley de Сиро Femenino) был принят Национальным конгрессом Аргентины ранее, чем в других странах региона. Он установил минимальную 30% квоту представительства женщин в предвыборных списках политических партий Яковлева Н.М. Женское лицо Аргентийской политики // Латинская Америка- № 2. — 2012. -с. 67. Введение в действие Закона о квотах принесло свои плоды: с 1993 года наметилась отчетливая тенденция к росту числа женщин в парламенте, правительстве и органах местной власти. В соответствии с представленной ООН и Межпарламентским союзом картой «Женщины в политике 2008», был отмечен значительный прогресс женского представительства в парламенте Аргентины Там же. с. 68.

2. Эвита Перон — прототип женского политического лидерства в Латинской Америке

2.1 Формирование личности Эвиты Перон в детские и юношеские годы

в выступлениях перед народом Ева любила называть себя «обыкновенной простой женщиной», ее жизненный путь был далеко не ординарным. Мария Ева Ибаргурен родилась 7 мая 1919 г. в местечке Лос Тольдос провинции Буэнос-Айрес, в деревенской глуши, где керосиновая лампа и та считалась роскошью. Ее детство трудно назвать счастливым. Она была младшей из пяти незаконнорожденных детей Хуана Дуарте, владельца небольшой животноводческой фермы, и его служанки Хуаны Ибаргурен, происходившей из бедной семьи эмигрантов басков. Вероятно, эту пару действительно связывали довольно прочные узы, поскольку дети, пусть и не избалованные достатком, все же воспитывались в доме отца. К несчастью, в 1926 г. Хуан Дуарте погиб в автомобильной аварии и жизнь Хуаны и детей резко изменилась. Принадлежавшие к богатому помещичьему клану законная супруга с детьми предъявили свои права на наследство, и «побочная семья» была изгнана из дома. Воспоминания о пережитой несправедливости навсегда остались памяти Марии Евы Э. Перон «Смысл моей жизни» //KUPRIENKO — научное издательство: книги статьи публикации Издательство научной исторической и переводной книги: история, политика, экономика, общество, религия, искусство и многое другое. Испания и Америка http: //kuprienko. info/eva-duarte-de-peron-la-razon-de-mi-vida/ Kuprienko. info.

Женщина волевая и энергичная, Хуана Ибаргурен сумела устроиться с детьми в соседнем маленьком городке Хунинс, зарабатывая на жизнь шитьем и домашними обедами. Устроенный ею семейный пансион сослужил добрую службу, позволив обзавестись полезным знакомствами и связями. Несмотря на унизительное в глазах многих положение «незамужней вдовы», Хуана смогла выдать замуж трех старших дочерей за солидных людей «из общества», а единственно сына определить на военную службу в столичный гарнизон.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой