Влияние статусного положения подростка в группе на формирование уровня его сексуальной самооценки

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Особенности между половым развитием и представлением о собственном телесном и духовном облике у детей подросткового возраста

1.1 Познание собственного тела, его чувственных и половых потребностей и реакций

1.2 Формирование половой самоидентификации

1.3 Психосексуальные особенности подросткового возраста

1.4 Структура межличностных отношений в группах детей и подростков

Глава 2. Экспериментальное изучение межличностных взаимоотношений и сексуальной самооценки детей подросткового возраста

2.1 Описание методик

2.2 Описание выборки испытуемых

2.3 Описание условий и процедуры исследования

2.4 Обработка данных эксперимента

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Становление личности индивида не может рассматриваться в отрыве от общества, в котором он живет, от системы отношений, в которые он включается. По словам К. Маркса, общество «не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу».

Природа межличностных отношений в любых общностях достаточно сложна. В них проявляются как сугубо индивидуальные качества личности — её эмоциональные и волевые свойства, интеллектуальные возможности, так и усвоенные личностью нормы и ценности общества. В системе межличностных отношений человек реализует себя, отдавая обществу воспринятое в нем. Именно активность личности, её деяния являются важнейшим звеном в системе межличностных отношений. Вступая в межличностные отношения самых разнообразных по форме, содержанию, ценностям, структуре человеческих общностях — в детском саду, в классе, в дружеском кругу, в различного рода формальных и неформальных объединениях, — индивид проявляет себя как личность и представляет возможность оценить себя в системе отношений с другими.

Ребенок живет, растет и развивается в переплетении различного рода связей и отношений. В детских и подростковых группах складываются межличностные отношения, отражающие взаимосвязи участников этих групп в конкретно-исторической ситуации развития общества. Несмотря на то, что проявления межличностных отношений в каждой конкретной группе имеют свою неповторимую историю, на разных возрастных этапах действуют общие закономерности их становления и развития.

Первая из них отражает обусловленность природы межличностных отношений тем местом, которая возрастная социальная группа занимает в обществе. Вторая характеристика межличностных отношений — это их зависимость от совместной деятельности, которая в любую историческую эпоху опосредствует развитие межличностных отношений в группе, определяет их строение. Третья особенность межличностных отношений заключается в их уровневой природе — сколько-нибудь сложившаяся группа имеет определенный уровень развития, от которого зависит наличие или отсутствие тех или иных её социально-психологических особенностей и характер её влияния на индивидов.

Любая группа на любой возрастной ступени характеризуется своей особой социальной ситуацией развития. Понятие социальной ситуации развития было введено Л. С. Выготским для характеристики развития личности ребенка внутри определенного возрастного этапа на основе конкретно — исторической системы его отношений с социальной действительностью. Понятие социальной ситуации развития может быть применено и к характеристике детской группы.

Это, прежде всего, объективные условия существования данной группы, определяемые исторической эпохой, культурой и пр.

Другим компонентом социальной ситуации развития детской группы является её объективный социальный статус, определяемый, прежде всего, положением детства как социально — возрастной группы в структуре общества.

Помимо объективных условий социальной ситуации развития детской группы существует субъективный аспект социальной ситуации развития. Он представлен социальной позицией, т. е. отношение членов детской группы к этим объективным условиям, статусу, и их готовностью к принятию этой позиции и действиям в соответствии с ней.

Анализ социальной ситуации развития позволяет раскрыть содержание межличностных отношений в детских группах. В детских и подростковых группах могут быть выделены функционально — ролевые, эмоционально — оценочные и личностно — смысловые отношения между сверстниками.

Эмоционально-оценочные отношения выявляются в непосредственном взаимодействии детей, отражая систему их предпочтений. Знание этих отношений позволяет ответить на многие вопросы, связанные с поведением ребенка. На первый план здесь выступают эмоциональные предпочтения — симпатии, антипатии, дружеские предпочтения и т. д.

В последнее время, с притоком новых социальных взглядов, когда многое меняется, и нажитое за последние десятилетия переходит в небытие необходимо находить новые цели, новые способы деятельности, которые бы давали нам больше, позволяли бы более продуктивно работать в новой сложившейся ситуации. Отход от тоталитарного общества и попытки прийти к более демократичному укладу жизни требует от нас пересмотра многих аспектов окружающей нас действительности.

Исходя из этого, актуальность данной темы определяется следующими аспектами: наше внимание должно затрагивать особую ситуацию развития детей данного возраста, в данном случае 10−11 лет; необходимо найти точки соприкосновения изменяющегося мира и процесса становления такого вида деятельности ребенка в этом возрасте, как эмоционально — личностное общение, а также уточнить влияние сложившейся социальной ситуации на него; следующим аспектом можно назвать необходимость изучения мотивов эмоционального выбора в межличностных отношениях подростков, что в свою очередь выражается необходимостью изменений в воспитательной работе школы, в связи с появлением новых воспитательных технологий. Большинство этих технологий находится только в стадии теоретической разработки и требуют скорейшей практической апробации, в то время как различные технологии обучения довольно успешно практикуются многими школами на всей территории Российской Федерации.

В данной работе планируется подойти к решению некоторых из обозначенных проблем и оказать реальную помощь, в которой нуждается практика современной общеобразовательной школы.

Цель работы: изучить влияние статусного положения подростка в группе на формирование уровня его сексуальной самооценки.

В данной работе нами решались следующие задачи:

Проанализировать литературные источники по данной проблеме.

На основе анализа источников построить схему исследования межличностных отношений и самооценки детей младшего подросткового возраста.

Подготовить и провести необходимые исследования, позволяющие подтвердить или опровергнуть гипотезу.

Обработать результаты и сделать соответствующие выводы.

Ознакомить работников школьного учреждения с полученными результатами, а также дать необходимые рекомендации.

Гипотеза: дети с низким статусным положением в группе будут иметь более низкую самооценку, чем дети, имеющие более высокий статус.

Предмет исследования: зависимость уровня самооценки ребенка подросткового возраста от его статуса в данной группе.

Объект исследования:

экспериментальная группа «А» в количестве 25 человек, из них 13 мальчиков и 12 девочек в возрасте 10−11 лет;

экспериментальная группа «Б» в количестве 25 человек, из них 12 мальчиков и 13 девочек также в возрасте 10−11 лет.

Для изучения уровня самооценки каждого ребенка группы была использована методика самооценки качеств личности (Т. Дембо — С. Рубинштейна).

Для проведения диагностики межличностных отношений в группе подростков была использована методика выявления социометрического статуса личности и структуры межличностных связей в группе (социометрия).

Глава 1. Особенности между половым развитием и представлением о собственном телесном и духовном облике у детей подросткового возраста

1.1 Познание собственного тела, его чувственных и половых потребностей и реакций

Детям подросткового возраста хочется выглядеть привлекательными. Это желание имеет самое непосредственное отношение к тому, как они воспринимают собственное тело, какой его образ они сами для себя создали. Хорошо это или плохо, но мы живем в обществе, для которого ценность личности нередко измеряется степенью внешней привлекательности. Подростки, находящиеся под сильным влиянием средств массовой информации, очень быстро начинают это осознавать[13, с. 43].

Кем бы вы ни были: мужчиной или женщиной, вы, вероятно, вспомните, обращаясь мыслями к отроческим годам, как стояли перед зеркалом и рассматривали свое лицо, боясь заметить на нем прыщик, искали изъяны в своей фигуре, как вас волновали ваши рост, вес и телосложение. Весьма печально, но даже многие взрослые чересчур заняты собственной внешностью. «Не слишком ли мал мой рост? Не слишком ли я толстая (ый)? неуклюжая (ый)? некрасивая (ый)?» В подростковом возрасте озабоченность внешним видом переходит все доступные рамки. Пятнадцатилетний мальчик, у которого еще не начался подростковый рывок роста, может быть на 15 см ниже средней девочки из своего класса, а 14-летняя девочка может весить 65 кг при росте 165 см. Страдания от сознания собственной неполноценности делают их робкими и застенчивыми. «Как я выгляжу?» — обычно для подростка более серьезный вопрос, чем для взрослого человека. Как замечает Зигель:

«В этом возрасте практически любая и все вместе взятые физические особенности становятся предметом самого пристального внимания и изучения.

Это время, когда подросток любой иеной стремится избежать непохожести на других и когда нежелательное физическое отклонение от стандарта угрожает насмешками, поддразниванием и отторжением общества сверстников".

Одна из причин такой концентрации внимания на собственной внешности состоит в том, что подросток еще до конца не ощутил себя личностью, поэтому для него вопросы:

«Как я выгляжу?», «Каким другие видят меня?» тождественны вопросу: «Что я из себя представляю?» Другая причина в том, что большинство подростков еще не выработали достаточно широкой концепции самооценки на основании собственных достоинств, личностных особенностей и характера взаимоотношений с окружающими, которая могла бы служить противовесом мнению о собственной непривлекальности.

Озабоченность подростка по поводу своей внешности усугубляется тем, что в процессе полового созревания происходит непрерывный рост тела, почти необъяснимым образом изменяются его размеры, форма, очертания. Девочки-подростки остро ощущают развитие молочных желез, не только наблюдая за их увеличением у себя, но и сравнивая собственные параметры с тем, что они видят у подруг и знакомых. (Мальчики тоже замечают рост молочных желез у девочек-сверстниц и иногда сравнивают их размеры у одноклассниц; отчасти по этой причине чрезмерное развитие бюста вызывает у девочек такое же чувство неловкости, как и его малые размеры.) Внимание мальчиков-подростков на развитии собственных половых органов не столь заострено, поскольку последние не столь заметны. Однако они сами и их товарищи оценивают степень мужской зрелости по росту, развитости мускулатуры, наличию волос на лице и понижению тембра голоса. Подросткам, которые медленно развиваются физически, слишком хорошо знакомо чувство страха перед раздевалкой для мальчиков, где им приходится обнажать и выставлять тело на обозрение сверстников, подвергаясь насмешкам из-за отсутствия волос на лобке, или недостаточно развитых мышц. Связанная со всеми этими явлениями озабоченность по мере психического и физического развития в большинстве случаев постепенно исчезает, однако в раннем периоде отрочества описанные проблемы по понятным причинам имеют первостепенное значение. В конце концов, переживания в связи с представлениями о собственном теле вполне логичны, коль скоро существует прямая связь между физической привлекательностью и социальным статусом в сообществах подростков[22, с. 19].

Подростки озабочены не только своей внешностью, но и изучением собственного тела. Это не так просто, как может показаться, поскольку взрослые не всегда берут на себя труд разъяснить им все аспекты полового созревания, а недостаток знаний порождает вполне объяснимую тревогу. В частности, многие девочки-подростки не знают, что повышение концентрации эстрогенов в крови сопровождается нормальными выделениями из влагалища и нередко приходят в замешательство или испытывают беспокойство, замечая пятна на нижнем белье. Мальчики могут сходным образом реагировать на эякуляцию в ночное время, если никто не объяснит им, что это — следствие нормального развития организма. Неожиданная эрекция, зачастую возникающая в самые неподходящие моменты (когда мальчика вызывают к доске решать задачу по алгебре, во время купания в компании приятелей или даже во время церковной проповеди), тоже почти всегда приводит подростка в смущение, вызывает у него растерянность или беспокойство. Вот как описывает один студент университета такой обескураживающий случай[13, с. 56]:

«На первом курсе я выиграл соревнование по плаванию, что было большим успехом. Все члены команды на тренировки и соревнования надевали короткие, плотно облегающие тело трусы, чтобы уменьшить сопротивление воде. И вот, когда во время торжественной церемонии я поднялся на пьедестал почета, чтобы получить медаль, случилась эрекция. Я стоял по стойке смирно, слушая победный гимн в свою честь, а мой член выпирал из плавок, как будто в них засунули переросший огурец». (Из картотеки авторов)

Один из основных способов познания собственного тела для подростков — разглядывание и ощупывание. Некоторые из них могут часами рассматривать мельчайшие подробности строения наружных половых органов, иногда пользуясь ручным зеркалом, а также линейкой или сантиметром (это особенно касается мальчиков), чтобы знать их размеры. Так же тщательно некоторые девочки-подростки рассматривают груди, обращая внимание на разницу их размеров, наличие или отсутствие волос вокруг околососковых кружков, величину сосков, размеры и форму этих органов. Наружный осмотр обычно переходит в ощупывание, во время которого подростки того и другого пола, экспериментируя, пытаются понять, какие ощущения приносит то или иное прикосновение и какие вызывает реакции. Одна 18-летняя девушка описывает это следующим образом[13, с. 59]:

«Когда мне было 13 или 14 лет, я часто смазывала половые органы детским кремом или кремом для рук, чтобы узнать, что я при этом буду чувствовать. Я терла свои органы рукой, дотрагивалась до них разными предметами, в частности пером или пушистым мехом чучела какого-то зверька. Я не думала, что мастурбирую и не стремилась к оргазму. В то время я и не знала, что такое оргазм. Но я хорошо помню, как играла сосками, то прикасаясь, то сдавливая их, брызгала на грудь теплой водой, иногда трогала клитор и, в то же время, терла сосок. Впечатление такое, что я пыталась найти какой-то рецепт, только не знала для чего». (Из картотеки авторов)

Такой способ знакомства с собственным телом постепенно переходит в осознанные попытки добиться полового возбуждения.

Подросткам интересно, каким путем можно себя возбудить, как быстро это случится, как увязать фантазии с их физическими следствиями, как долго может сохраняться возбуждение, как скоро оно возобновится, если ослабить его на время, что ощущаешь при оргазме и как себя чувствуешь, возбудившись, в отсутствие оргазма. Все это представляет собой как бы репетицию будущей сексуальной активности и отчасти — форму самоисследования, узнавания собственного тела и его реакций. Поскольку, вообще говоря, мы чувствуем себя увереннее в окружении знакомых вещей, такое повторяющееся самоисследование, в конце концов, приводит к лучшему пониманию себя и более комфортному состоянию.

Процесс познания собственного тела у каждого подростка проходит по-разному, но, вероятно, найдется немного мальчиков, которые, уединившись в своей комнате, не пробовали бы надеть кондом — просто посмотреть, «что же это такое». Точно так же большинство девочек-подростов пробуют ввести тот или иной предмет во влагалище, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Любопытство или желание «делать как взрослые» — это нормальные компоненты развития ребенка в подростковом возрасте[42, с. 11].

Познание тела происходит не только наедине с самим собой — оно имеет место при взаимных прикосновениях, поцелуях, обнажениях друг перед другом. В раннем подростковом возрасте выраженные сексуальные действия обычно отсутствуют. Подростки ограничиваются тем, что подолгу держат друг друга за руки или прижимаются друг к другу (причем мальчик кладет руку на плечи девушки, и только постепенно, иногда через несколько недель, его рука опускается ниже, чтобы впервые «случайно» коснуться ее груди). В последующем правила игры существенно меняются: некоторые 17−18-летние подростки уже на первом свидании прибегают к оральному сексу.

1.2 Формирование половой самоидентификации

Известный психолог Эрик Эриксон (1968, 1985) полагал, что обретение чувства половой принадлежности и преодоление сопутствующей этому процессу неуверенности занимают центральное место в развитии подростка. Задача найти себя осложняется для подростка разнообразными потенциальными препятствиями, в том числе устойчивостью представлений о роли того или другого пола (культурными стереотипами признаков или поведения, присущих мужчинам и женщинам) и связанной с ней половой ориентацией. Этот период легче переносится подростками, у которых быстрее складывается образ «силача и заводилы», предполагающий атлетическое сложение, самообладание и готовность идти на риск (у мальчиков) и внешнюю привлекательность, плаксивость и способность идти на жертвы (у девочек). Труднее протекает формирование половой самоидентификации у подростков, которым сложно усвоить задаваемые стереотипом роли мужчины и женщины. Мальчик-подросток, больше интересующийся балетом, нежели бейсболом, или девочка, способная далеко толкнуть ядро, могут безо всяких оснований получить неприятную кличку, если он или она не в состоянии представить неоспоримые доказательства своей мужественности или женственности другими способами[13, с. 32].

В начале или середине периода подросткового развития половое поведение в значительной мере мотивировано не истинным половым влечением, а представлением подростка о том, как следует себя вести и его желанием быть адекватно воспринятым окружающими. Подростки отчасти «доказывают» свою принадлежность к мужскому или женскому полу, демонстрируя требуемое установившимися стандартами гетеросексуальное поведение или рассуждая о сексе с видом искушенного человека. Так, сверстники с подозрением относятся к 16-летнему подростку, если у того никогда не было подружки, если он не прижимается к партнершам во время танцев или не высказывается по поводу фотографии на развороте последнего номера «Плейбоя». Точно так же 16-летняя девушка, которая не ходит на свидания, может подвергнуться насмешкам как «никому ненужная». Такое отрицательное отношение может быть выражено в еще более резкой форме, если она одевается не так, как «положено» девочкам в данной школе, или чрезмерно подчеркивает свое несексуальное поведение.

Ребенок начинает познавать сексуальные и любовные отношения между людьми в раннем подростковом возрасте, когда у мальчиков и девочек формируются необходимые навыки социального общения в процессе групповой деятельности, от выходов на прогулки до танцев, участия в вечеринках или совместных походах в кино. Для большинства подростков все это служит подготовкой к установлению более «серьезных» взаимоотношений, которые в последующем принимают форму гетеросексуального общения пар (поведение подростков с гомосексуальной ориентацией будет обсуждаться в этом же разделе несколько ниже). Вообще говоря, степень эмоциональной близости и сексуальной интимности в процессе таких взаимоотношений усиливается по мере взросления подростков и приобретения ими соответствующего опыта. Большинство из них проходит через целую серию такого рода романтических отношений на протяжении рассматриваемого периода. Они могут быть весьма разнообразными по форме: в некоторых случаях наступает самая настоящая влюбленность, приводящая к половой близости уже в 13- и 14-летнем возрасте, хотя чаще сексуальное экспериментирование завершается половым актом лишь в позднем подростковом. Известны, однако, примеры половой активности подростков в отсутствие любовного чувства. Хотя в настоящее время лишь немногие мальчики-подростки получают первый сексуальный опыт от проституток (в отличие от относительно высокой частоты такого пути потери невинности в 1940-х годах, выявленной Кинзи), довольно часто это происходит «от нечего делать», без всякой романтической подоплеки или еще хуже — в состоянии наркотического опьянения[36, с. 20].

Несмотря на то, что на протяжении последних 25 лет сильно изменились старые строгие «правила», устанавливавшие общепризнанные (и разные) нормы полового поведения для мужчин и женщин; секс в большинстве случаев продолжает оставаться для мальчиков-подростков способом самоутверждения и демонстрации превосходства, тогда как для их сверстниц наибольшее значение имеет возможность привлечь внимание, стать объектом ухаживания, наладить интимные. Самое примечательное состоит, однако, в том, что большинство подростков в наше время отбросило устаревший «двойной стандарт», приветствовавший сексуальное экспериментирование мужчинами, но настаивавший на необходимости сохранения девственности молодыми девушками. Теперь популярнее более эгалитарный стандарт. Важной стороной развития в середине и конце подросткового периода служит изучение правил и приобретение навыков сексуального общения, будь то любовная связь или другая форма социальных взаимоотношений. При этом подростки узнают пределы дозволенного, учатся выражать сексуальные переживания словами и иными способами, избегать недоразумений (не создавать впечатление кокетки для девушек и не выглядеть слишком агрессивным или нечутким для мальчиков), показывать партнеру, что тебе нравится и что не нравится. Опыт и уверенность, которые приобретаются подростками в процессе такого сексуального общения, чрезвычайно важны во взрослой жизни. Так, девушка, которая будучи подростком, научилась говорить «нет» слишком настойчивому ухажеру или тактично освобождаться от парня, «распускающего руки» на вечеринке, когда она не хочет этого, повзрослев, будет чувствовать себя увереннее в более серьезных ситуациях. Подростки, пережившие неудачу при сексуальном общении, в будущем станут с осторожностью вступать в близкие отношения, что лишит их непосредственности и беззаботности[19, с. 28].

Формирование индивидуальной системы сексуальных ценностей происходит параллельно с поисками самого себя и представляет собой важный аспект развития подростка. Отвечая на вопрос: «Что я из себя представляю?», подросток одновременно ищет ответы и на такие вопросы: «Каковы мои взгляды?», «Во что я верю?», «Кого я должен избрать в качестве образца для подражания?» Подросток может, например, избрать в качестве общей линии поведения честность или, напротив, решить, что обман позволителен, если помогает добиться того, чего хочется. Точно так же, подросток может оказаться перед выбором считать секс способом выражения симпатии, удобной возможностью удовлетворить сексуальное желание или чем-то, что лучше отложить до прихода любви. Выбор приходится делать отнюдь не в вакууме, моральном или интеллектуальном. В конечном счете, он, несомненно, зависит от семейных и религиозных ценностей, а также от того, каких взглядов на эту проблему придерживаются близкие и друзья подростка

1.3 Психосексуальные особенности подросткового возраста

Сексуальные фантазии

Сексуальные фантазии и сновидения (подробнее они рассматриваются в гл. 14) у подростков встречаются чаще и выражены более четко, чем у детей младшего возраста; нередко они сопровождают мастурбацию. В одном из исследований было показано, что только у 7% девочек и 11% мальчиков подросткового возраста, практикующих мастурбацию, она не связана с сексуальными фантазиями, тогда как примерно у половины подростков фантазии сопровождают мастурбацию практически все время. Назначение сексуальных фантазий у подростков многообразно: они усиливают удовольствие от сексуальной активности, служат суррогатом реального (но недоступного) полового опыта, вызывают половое возбуждение или оргазм, обеспечивают психическую подготовку к сексуальной активности в более старшем возрасте, создают возможность для безопасного сексуального экспериментирования в отсутствие стесняющих факторов. Сексуальные фантазии намечают те направления, по которым развивается сексуальное воображение у большинства взрослых людей. По этой причине опыт, приобретаемый подростком в процессе формирования индивидуального набора фантазий и познания способов их использования, имеет важное значение для его или ее последующей половой активности и приобретения уверенности в себе[20, с. 44].

Самостоятельность

По мере того как у подростка формируется сознание собственной индивидуальности и уменьшается степень зависимости от родителей и других оказывающих на него влияние взрослых, возрастает значение взаимоотношений со сверстниками. Именно в процессе общения друг с другом подростки получают необходимые им поддержку и руководство. В этом возрасте чрезвычайно велико желание жить по-своему, исправить ошибки предыдущего поколения. Лишь с годами приходит осознание собственных целей, вырабатываются правила поведения и способы его контроля. Потребность подростков в свободе обычно сочетается с желанием быть похожим на своих друзей, хотя нередко им не удается совместить то и другое.

Отношение к сексу в разных молодежных группах может быть различным, поскольку отражает этнические и экономические особенности данной группы. В одном случае правила сексуального поведения могут быть вполне традиционными и возводить невинность девушки в степень высшей добродетели; тогда почти всякая сексуальная активность ограничивается рамками «законных» отношений. Если девушка не следует этим правилам, она приобретает плохую репутацию, которая может испортить ее будущее и делает ее жертвой мужчин, ищущих «легкой добычи». Если подросток входит в компанию, в которой на секс смотрят как на символ успеха и делят людей на «посвященных» и «непосвященных», это может заставить его быть сексуально-активным только из желания соответствовать принятым в его обществе стандартам. Более того, есть основания говорить о своего рода тирании сексуальных ценностей: сверстники ожидают от подростка приобретения сексуального опыта в возможно более раннем возрасте и считают тех, кого не устраивает такое требование, несовременными, людьми второго сорта.

Отношение подростка к сексу, принятие им решений, касающихся сексуальных отношений, отражает степень индивидуальной психологической зрелости, личную систему ценностей, моральные соображения, страх перед опасностью нежелательных последствий и наличие увлечения или любви. Эти личностные характеристики нередко вступают в противоречие с требованиями, предъявляемыми средой сверстников, и их ограничивающий эффект в современном обществе, по-видимому, сильнее ощущается подростками-девочками, нежели мальчиками. Создается впечатление, что подростки, начавшие половую жизнь или вплотную приблизившиеся к этому, выше других ценят личную независимость, больше полагаются на друзей, чем на собственную семью, чаще употребляют наркотики и алкоголь и в большей степени склонны к участию в политических выступлениях по сравнению со своими сверстниками[41, с. 13].

В стремлении освободиться от опеки родителей некоторые подростки используют секс как доказательство своей независимости и способности самостоятельно принимать решения. Такая свобода достается им нелегко: ведь подростки получают от старшего поколения наследство, отягощенное устойчивым двойным стандартом в отношении секса и глубоким чувством сексуальной вины. И хотя мнение о равенстве полов в настоящее время распространено очень широко, влияние старых представлений во многих отношениях ощущается еще достаточно сильно. Мужчина до сих пор рассматривается как инициатор сексуальных отношений. Если же эту роль берет на себя женщина, ее чаще всего считают «агрессивной» или «сексуально озабоченной». Подростки еще не в состоянии разрешить все противоречия, возникающие при сексуальном общении, страдают от информации и неосведомленности. Более того, они зачастую склонны подменять один круг проблем другим.

Реакция родителей

Хотя в целом взрослые приветствуют стремление подростков к самостоятельности и порой даже требуют от них взрослого поведения, на сексуальные отношения в большинстве случаев это требование не распространяется. Очевидно, что многих родителей пугает сексуальность их подрастающих детей, и они пытаются повлиять на нее самыми нелогичными способами: запрещают сексуальное образование в школах («нельзя забивать голову вредными мыслями»), ограничивают получение подростками информации о противозачаточных средствах («надо, чтобы девушка страшилась беременности»), осуществляют надзор за тем, что читает подросток и какие смотрит фильмы («в чистых умах не заводятся дурные мысли»), изобретают школьную форму («умеренность подавляет похоть») либо делают вид, что подростковая сексуальность просто напросто не существует[34, с. 22].

К счастью не все родители придерживаются столь ханжеских взглядов на сексуальность подростков, некоторые из них относятся к этой проблеме гораздо более либерально. Есть родители, которые открыто обсуждают с детьми вопросы пола и даже помогают им в выборе противозачаточных средств. Более того, некоторые буквально толкают детей на приобретение сексуального опыта. Такое отношение можно объяснить желанием родителей заново пережить собственную юность, наблюдая за личной жизнью детей.

Важно сознавать, что половая активность подростков служит источником волнений для их родителей. Большинство тех, кто имеет дочерей, обеспокоены возможностью их нежелательной беременности, поскольку нет никакой гарантии, что противозачаточные средства будут употреблены ими правильно и в нужное время. Беспокоит родителей и возможность заражения болезнями, которые передаются половым путем. Кроме того, многие взрослые оказываются в двойственном положении: они искренне верят в необходимость соблюдения освященных традицией правил сексуального поведения, которые подростку кажутся непонятными, и в то же время не хотят выглядеть в глазах своих детей чересчур строгими и старомодными. Интересно, что у некоторых родителей вызывает беспокойство, если их ребенок-подросток не проявляет интереса к сверстникам противоположного пола; они рассматривают это как вероятный признак склонности к гомосексуализму.

Большинство взрослых, каким бы ни был их собственный стиль половой жизни, стараются ограничить половую активность своих детей до женитьбы или замужества. В результате такого отношения в тех случаях, когда родителям принадлежит основная роль в половом воспитании, у ребенка формируется более традиционная система сексуальных ценностей и возрастает вероятность сохранить девственность в подростковом возрасте. Кроме того, последние исследования показали, что у подростка, привязанного к матери, повышается вероятность формирования взглядов на половые отношения и соответствующего поведения, которые свойственны матери

1.4 Структура межличностных отношений в группах детей и подростков

Важным вопросом при изучении характеристики внутригрупповых взаимоотношений как детей подросткового возраста, так и не только их является выявление непосредственно самой структуры таких отношений, их содержания. Это можно осуществить исходя из анализа социальной ситуации развития группы[26, с. 13].

В детских и подростковых группах могут быть выделены функционально — ролевые, эмоционально — оценочные и личностно — смысловые отношения между сверстниками.

Функционально — ролевые отношения выступают при изучении «делового» общения и совместной деятельности, что позволяет ответить на вопросы: «в какой конкретной деятельности разворачиваются эти отношения?» и «что они отражают?». Эти отношения зафиксированы в специфичных для данной общности сферах жизнедеятельности детей (трудовой, учебной, продуктивной, игровой) и разворачиваются в ходе усвоения ребенком норм и способов действия в группе под непосредственным руководством и контролем со стороны взрослого. Взрослый санкционирует те или иные образцы поведения: дежурный должен быть аккуратным и исполнительным; во время самостоятельной работы на уроке нельзя смотреть в тетрадь соседа и т. д. Функционально — ролевые отношения, проявляющиеся в игровой деятельности, в значительной степени самостоятельны и свободны от непосредственного контроля со стороны взрослого.

В самой игре, как, впрочем, и во всех других формах совместной деятельности детей в группе, проявляются два вида отношений: собственно игровые отношения и отношения по поводу совместной деятельности в игре. Например, собственно — игровые отношения воспроизводят социально — типические образцы поведения: доктор к больному — добр; учитель с учеником строг. Это отношения «вообще», они «бессубъектны» и заданы ребенку в общении со сверстниками. Другой тип игровых отношений возникает «вокруг» игры, при обсуждении её замысла, построении «сценария», распределении ролей. Психологический смысл общения ребенка заключается здесь в том, что именно в контексте этих отношений ребенок сам осуществляет личностный выбор той или иной роли. Так возникают и разрешаются существенно важные конфликты детской жизни: «во что играть?»; «кого принимать в игру?»; «кто будет главным?». Функционально — ролевое поведение в группе проявляется и в действиях, соответствующих статусу ребенка или его конкретным обязанностям: дежурного, командира бригады, старосты класса и т. д. Такое поведение обнаруживается и в неформальных группах детей и подростков[40, с. 62].

Рассмотрение эмоционально — оценочных отношений позволяет ответить на вопросы: соответствует ли поведение детей в группе социальным нормам? какие эмоции оно вызывает? что нравится или не нравится им в сверстниках? Основная функция эмоционально — оценочных отношений в детской и подростковой группе — осуществление коррекции поведения сверстника в соответствии с принятыми нормами совместной деятельности. На первый план здесь выступают эмоциональные предпочтения — симпатии, антипатии, дружеские привязанности и т. д. Они возникают в онтогенезе довольно рано, и формирование этого типа отношений либо обусловлено чисто внешними моментами восприятия (например, ребенку нравятся кудрявые девочки), либо опосредствовано оценкой взрослого, либо прошлым опытом общения с этим ребенком — негативным или позитивным.

Эмоционально — оценочные отношения являются регуляторами в ситуациях возможных конфликтов при распределении ролей в игре. Каждый ребенок, претендуя на значимую роль в игре, сталкивается с подобными стремлениями других детей. В этой ситуации могут стихийно возникнуть первые проявления требования справедливости во взаимоотношениях — ориентация на норму очередности при распределении престижных ролей, наград и отличий, которая, как предполагают дети, должна строго соблюдаться. Однако иногда притязания ребенка так и остаются нереализованными и ему приходиться довольствоваться незначимой ролью, не получать ожидаемое.

В детской группе осуществляется взаимная коррекция поведения в соответствии с усвоенными социальными нормами. Если ребенок следует этим нормам, то он оценивается другими детьми позитивно, если отходит от этих норм, то возникают «жалобы» взрослому, продиктованные желанием подтвердить норму[19, с. 28].

Анализ мотивационного плана совместной деятельности в детской и подростковой группе открывает путь к изучению личностно — смысловых отношений, которые выделяются при ответе на вопрос: ради чего, во имя кого осуществляется совместная деятельность? Личностно — смысловые отношения — это взаимосвязи в группе, при которых мотив одного ребенка приобретает для других сверстников личностный смысл. При этом участники совместной деятельности начинают переживать интересы и ценности этого ребенка, как свои собственные мотивы, ради которых они, принимая различные социальные роли, действуют. Личностно — смысловые отношения особенно ярко проявляются в тех случаях, когда ребенок во взаимоотношениях с окружающими берет на себя реально роль взрослого и действует согласно ей. Это может обнаружиться в критических ситуациях, когда, к примеру, ребенок заботиться о младшем братишке во время тяжелой болезни матери. Особенно отчетливо эти отношения проявлялись в годы Великой Отечественной войны, когда на территории, захваченной фашистскими оккупантами, такие извечные забавы, как сбор ягод и ловля рыбы становились для ребенка подлинной продуктивной деятельностью и едва ли не единственным источником пропитания для всей семьи. Таким образом, когда в силу изменения социальной позиции ребенок принимает на себя ответственность за благополучие других людей, тогда четко проступают его личностно — смысловые отношения с ними.

Экспериментальное исследование функционально — ролевых отношений представлено многими традиционными приемами: опросниками, беседой, наблюдением, интервью и др. Эмоционально — оценочные отношения выявляются в непосредственном взаимодействии детей, отражая систему их предпочтений. Относительно полную картину этих отношений дает социометрический опрос в различных его модификациях. Личностно — смысловые отношения представляют собой складывающиеся в совместной деятельности необходимые связи, которые в ней реализуются. При этом мотивом действия каждого участника таких отношений становится другой человек, тот, ради которого, в конечном счете, осуществляется совместная деятельность. Возникая в реальном взаимодействии детей, эти связи обладают определенной независимостью от непосредственных предпочтений ребенка. Более того, они оказывают существенное влияние на эмоционально — оценочные отношения, порой меняя их знак на противоположный[11, с. 80].

На наш взгляд важно также понять, каким образом решается вопрос положения ученика в системе межличностных отношений. Дифференциация в группах детей и подростков подвержена определенным закономерностям. Одной из них можно назвать связь статуса ученика в группе с его успеваемостью. В то же время не столько сама по себе успеваемость определяет статус ученика в классе, сколько те личностные качества, которые характеризуют его отношение к учебе: трудолюбие, добросовестность и т. д. Популярными в учебном коллективе, как правило, являются ученики с широким кругом интересов и серьезными духовными запросами. Эту группу школьников отличает серьезное отношение к учебной деятельности. Учащиеся, занимающие неблагоприятное положение в структуре межличностных отношений, относятся либо к слабо успевающим, либо к неуспевающим и имеют низкий статус.

Взаимосвязь статуса и успеваемости учащихся имеет свое психологическое основание. Успеваемость для школьников выступает показателем уровня интеллектуальных и волевых свойств личности. Хорошие отметки выступают как социальная оценка компетентности учеников в различных областях знаний, их ответственности, целеустремленности, общительности, а именно это высоко ценится в группах школьников.

Также, экспериментально выявлено, что чем ниже успеваемость того, кто оценивает отличников, тем эти оценки выше, а отношение — доброжелательнее. Соответственно, чем значительнее собственные достижения в учебной деятельности, тем ниже оценка, которую эта группа учащихся дает отличникам. У учащихся средних и старших классов школы выявлена тенденция расхождения статусов в различных сферах взаимодействия. Чем выше у подростка положение в системе межличностных отношений в неформальной компании, тем оно ниже в коллективе класса, разумеется, при условии различного уровня развития этих групп. Подростки, стремясь повысить в школе свой статус, но, не обладая для этого достаточными социально приемлемыми средствами, сплошь и рядом реализует свои цели неадекватными способами, привнося в общение с одноклассниками нормы и «ценности» компании — зачастую имеющей характер асоциальной ассоциации, — которые, как они надеются, обеспечат им признание среди соучеников.

Потребность в приобретении и поддержке статуса — одна из важных социальных потребностей. Невозможность занять определенное положение в структуре групповых отношений или угроза утраты имеющегося статуса может вызывать состояние «аффекта неадекватности». Это явление возникает у подростков в том случае, когда высокие притязания в какой — то сфере деятельности не могут быть подкреплены реальными достижениями. При этом негативные эмоциональные реакции зачастую обращены на тех, кто указывает ученику на его промахи, — «виноватыми» оказываются все, но не он сам. Аффект неадекватности в подобных ситуациях наблюдается у школьников всех возрастных групп, как у успевающих, так и у слабых учеников. Переживаемое ими чувство неудовлетворенности проявляется в агрессии, в отказе выполнять требования учителя, в демонстративном нарушении дисциплины[20, с. 56].

На протяжении всей жизни индивид оказывается включенным в различные социальные группы, в которых происходит его половая социализация. Важным инструментом половой социализации является группа сверстников, которая позже всех «подключается» к этому процессу, но значение, которой трудно переоценить. В этих группах совместная деятельность и общение «на равных» способствуют объединению детей. Одновременно происходит противопоставление своей половой принадлежности противоположному полу. Эта оппозиция возникает, утверждается и отстаивается в совместной деятельности, структура которой изменяется с возрастом. Такое резкое разделение детей в процессе совместной деятельности и общения на однополые объединения получило названия «половой сегрегации». Сообщества детей и подростков, основанные на «половой сегрегации», возникают на определенном этапе развития общества, являясь реальными половозрастными объединениями, регламентированными социальной структурой общества. Стихийная «сегрегация» затрагивает преимущественно неофициальную структуру детской группы, отражая избирательный характер детских симпатий и антипатий, дружбы и привязанностей. Своеобразным пиком половой сегрегации является средний школьный возраст, когда подросток заново осмысливает и оценивает собственную половую идентичность в группе сверстников своего пола. Значимость такой группы для подростка постепенно снижается к юношескому возрасту, уступая место разнополой компании.

Переход от младшего школьного возраста к подростковому характеризуется рядом важнейших изменений происходящих в физическом, умственном и эмоциональном развитии школьника. Все более начинает проявлять себя мотивационно — потребностная сфера — сфера общения, эмоциональных контактов. Общаться его заставляет все более усложняющаяся учебная деятельность.

В период 10 — 11 лет у учащихся начинает происходить бурный физический рост и значительные изменения в строении организма. Физическое развитие определяет не только внешние и внутренние изменения в организме подростков, но и потенциальные способности их к интеллектуальной, умственной деятельности. Вместе с тем в период раннего подросткового возраста определяющим фактором поведения ребенка и отношения к поведению и отношению к нему других являются внешние данные, характер сопоставления себя со взрослыми. Отличие «паспортного» возраста и физического способствует тому, что у детей возникает неадекватная оценка самих себя, своих возможностей[20, с. 58].

Для подростков стремление быть, как взрослый переходит в потребность быть взрослым, быть самостоятельным. Появляется стремление осознавать себя как личность, иметь собственную оценку, отличную от мнения взрослых. Подросток стремиться быть в обществе, в среде сверстников и иметь там определенный авторитет, занимать определенное положение. В этом возрасте становиться наиболее выраженным конфликт между предметной и мотивационно — потребностной сферой деятельности ребенка. Это противоречие возникает на основе «надвигающейся тесноты» учебной деятельности. Ребенок по некоторым причинам переходит к тем видам деятельности, которые требуют меньшей дисциплины и где мнение сверстников является определяющим.

Уже сформировавшаяся способность детей к обобщению дает возможность подростку делать обобщения в достаточно сложной области — деятельности по усвоению норм человеческих взаимоотношений. Поэтому ведущей деятельностью подростка является интимно — личностное общение в различных сферах деятельности. Это дает ему возможность проявить себя и самоутвердиться. Именно поэтому подростки активизируют интимно — личностное и стихийно — групповое общение как в школе, так и вне её.

Ведущим центральным психическим новообразованием подростка становится чувство взрослости и становящееся самосознание. Это приводит к тому, что начинает меняться личность подростка, сфера его интересов и потребностей. Формирование мотивационно — потребностной сферы требует от подростка расширения всех форм общения. Такое общение уже не может проходить только в рамках учебной деятельности, т.к. особенности и характер развития детей в этом возрасте определяется сознанием того, что его собственные возможности значительно возросли.

В подростковом возрасте дети большей частью замкнуты на себя, на сверстников, поэтому все привносимые в их среду нормы не носят устойчивого характера и часто отторгаются подростками.

Д.И. Фельдштейн рассматривая генезис развития подростка отмечал, что в этом возрасте значительное внимание следует уделять эмоциональной сфере, так как именно она определяет многие моменты поведения и общения подростков. Хотя большинство организуемых подростками групп носит моногамный характер, вместе с тем в среде сверстников возникают такие качества и формы общения, которые начинают определять первые попытки юношеской дружбы и любви[11, с. 43].

Межличностные отношения ребенка со сверстниками, возникающие стихийно или организуемые взрослыми, имеют отчетливо выраженные возрастные социально — психологические характеристики.

Фаза индивидуализации, относительно преобладающая в подростковом возрасте над собственно адаптационными процессами, характеризуется уточнением и развитием представлений о самом себе — активным формированием образа «Я». По сравнению с начальной школой у детей интенсивно развивается самосознание, расширяются контакты со сверстниками. Участие в работе различных общественных организаций, кружков по интересам, спортивных секций выводит подростка на орбиту широких социальных связей. Развитие ролевых отношений сочетается с интенсивным формированием личностных взаимоотношений, которые с этого времени приобретают особо важное значение.

Взаимоотношения со сверстниками становятся более избирательными и стабильными. При сохранении высоко ценимых свойств «хорошего товарища» повышается роль нравственного компонента во взаимооценках. Морально — волевые характеристики партнера становятся важнейшим основанием предпочтений. Статус личности более всего связан с волевыми и интеллектуальными свойствами ученика. Высоко оцениваются сверстники, которых отличают готовность и умение быть хорошим товарищем. Доброта, как и в начальной школе, остается одним из ведущих оснований межличностного выбора.

Выявлено, что «предпочитаемые» и «отверженные» подростки в классе отличаются разными системами ориентаций. «Предпочитаемые» в большей степени ориентированы на совместную деятельность. Когда они осознают угрозу утраты статуса, их стратегия поведения становиться активной и деятельность приобретает более интенсивный, целенаправленный, организованный характер. Ученики с неблагоприятным положением в классе фиксированы главным образом на взаимоотношениях со сверстниками. В случае угрозы их и без того неблагополучному положению в группе они аффективно реагируют на ситуацию и даже готовы вовсе разорвать отношения со сверстниками [9, с. 13]. Значимость эмоциональных связей в группах сверстников столь велика, что их нарушения, сопровождающиеся стойкими состояниями тревоги и психологического дискомфорта, могут оказаться причиной неврозов.

Как популярные, так и непопулярные школьники отличаются по уровню социального развития личности. Первые демонстрируют более зрелые подходы к анализу конфликтов. Они анализируют ситуации достаточно объективно и рассматривают их даже несколько отстраненно. Восприятие событий у непопулярных ограничено рамками конкретной конфликтной ситуации. Они либо уходят от решения, либо, ориентируясь на сиюминутный результат, не задумываются о последствиях предпринятых ими действий.

Обостренная потребность в индивидуализации личности в сочетании с максимализмом в оценках окружающих, которые тоже стремятся обрести и продемонстрировать свою индивидуальность, может осложнять процессы группового развития. «Индивидуализация рождает напряженную потребность, которая была бы одновременно самораскрытием и проникновением во внутренний мир другого"[19, с. 76].

Уровень развития коллективных отношений определяет специфику процессов индивидуализации. В классах, где взаимоотношения основаны на доверии, взаимопомощи, ответственности, проявления самобытности, независимо от статуса членов группы, встречают поддержку и способствуют интеграции личности в группе. Обогащенной оказывается не только личность, проявляющая творческую инициативу, смелость в отказе от отрицательных традиций, но и коллектив. В группах с низким уровнем коллективных отношений проявления индивидуальности пресекаются без учета их нравственного содержания. Необычность одноклассника воспринимается как нежелательный фактор и несет в себе угрозу для персонализации остальных. В классах с подобным типом межличностных отношений индивидуализация одного происходит за счет деиндивидуализации других.

Каждый подросток психологически принадлежит к нескольким группам: семье, школьному классу, дружеским компаниям и т. п. Если цели и ценности групп не противоречат друг другу, формирование личности подростка проходит в однотипных социальных условиях. Противоречивость норм и ценностей различных групп ставит подростка в позицию выбора. Нравственный выбор может сопровождаться межличностными и внутриличностными конфликтами.

Из множества сфер общения подростком выделяется референтная группа сверстников, с требованиями которой он считается и на мнение которой ориентируется в значимых для себя ситуациях.

Один из самых важных моментов в развитии личности подростка — формирование у него самосознания, потребности осознать себя как личность. У подростка возникает интерес к себе, своей внутренней жизни, качествам собственной личности, потребность в самооценке, сопоставлении себя с другими людьми. Он начинает всматриваться в самого себя, стремится познать сильные и слабые стороны своей личности. Потребность самосознания возникает из жизни, практической деятельности, определяется растущими требованиями взрослых коллектива. У подростка возникает потребность оценить свои возможности, для того чтобы найти свое место в коллективе.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой