Выбор темпа в произведениях В.А. Моцарта

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Музыка


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

«Выбор темпа в произведениях В.А. Моцарта»

метроном темп интерпретатор моцарт

по предмету «Методика»

студентки 4 курса

Детковой Татьяны

Темп

Выбор темпа

«И по самой пьесе нужно уметь разгадать, требует ли она медленного или несколько более быстрого движения. Правда, перед каждой пьесой стоят слова, чьё предназнaчение — указать нa это, как-то: Allegro (весело), Adagio (медленно) и т. д. Однако „медленное“, точно так же, как „быстрое“ и „веселое“, имеет свои ступени… Следовательно, темп надо определять по самой пьесе, и тут можно безошибочно узнать, действительно ли человек понимает музыку. В каждой мелодической пьесе есть по меньшей мере один отрывок, по которому можно совершенно точно определить xарактер движения пьесы… Заметьте это, но знайте, что для достижения такого рода умения необходим долгий опыт и хорошее критическое чутье. Кто же станет мне возражать, если я это умение причислю к основным достоинствам музыканта?»

Так писaл Леопольд Моцарт в своей Школе скрипичной игры (1756). «Долгий опыт и хорошее критическое чутьё», — но при исполнении произведений минувших эпох находить правильный темп помогает и чувство стиля, которое совершенно необходимо. Абсолютно и единственно правильного темпа, конечно, не существует. У каждого музыканта всегда остается известная индивидуальная свобода, и ее не следует недооценивать; в определенных пределах изменения темпа могут быть допустимы.

При выборе темпа необходимо принимать во внимание некоторые моменты, прежде всего, «самые быстрые ноты, из которых состоят пассажи».

Моцарт не оставил нам ни вычислений биения пульса, ни цифровых показателей метронома. Поэтому за сведениями о темпах Моцарта мы вынуждены обращаться к немногочисленным данным описательного характера, встречающимся, например, в его письмах: в них он сетует на слишком быстрый темп игры того или иного музыканта, то предостерегает от слишком медленного исполнения определённых произведений.

Moцapт протестует всякий раз, когда ясность и ритмическая точность страдает из-за слишком быстрого темпа. Здесь отец и сын единодушны; и Леопольд Моцарт часто недоволен слишком быстрыми темпами: «Я не поклонник страшно быстрой игры, при которой приходится всё исполнять на скрипке в полутонах и, так сказать, едва прикасаться к скрипке смычкам и играть почти по воздуху…»

В письмах последнего периода жизни Моцарта, после смерти его отца, нет замечаний по поводу темпов, но наблюдения современников все же дают нам некоторый материал для суждения.

Воспоминания Ф. Рохлица о Моцарте, помещенные в лейпцигской «Allgemeine Musikzeitung» (декабрь 1798 г.), хотя автора часто упрекали в склонности к фантазированию, кажутся нам вполне достоверными: «Моцарт ни на что так резка не сетовал, как на «порчу» его сочинений при публичном исполнении, главным образам, из-за преувеличенно быстрых темпов.

«Они ведь полагают, — говорил он, — что, благодаря этому оно станет пламенным, однако, если в самом произведении нет огня, то по правде говоря, спешкой его туда не внесёшь…».

Судя по многим рассказам Моцарт находил нужным исполнять части произведений, обозначенные Allegro, в умеренном темпе. В настоящее же время их часто играют слишком быстро. Если Моцарт хотел, чтобы ту или иную пьесу или часть её действительно играли быстро, он надписывал: «Presto», а иногда «Allegro assai». «Allegro», если к нему ничего не добавлено, еще часто соответствует первоначальному значению этого слова: бодро, весело.

Что касается частей, обозначенных Andante и Adagio, то замечания Моцарта и сообщения современников приводят к выводу, что Моцарт, видимо, представлял их себе в подвижном темпе. Конечно, и теперь порой можно услышать торжественное, широкое Аdаgiо, исполняемое весьма неторжественно, в быстром темпе. Однако гораздо чаще встречаешься, пожалуй, с обратным явлением: части, обозначенные, Andante, исполняются слишком патетично и медленно. В одном из писем к отцу Моцарт делает замечание сестре относительно концертов E-dur (К. 413), A-dur (К. 414) и C-dur (К. 415):

«Но я прошу сказать ей, что ни в одном концерте не должно быть Adagio, а только лишь Andante…».

Для Моцарта и его эпохи Andante, собственно не является медленным темпом. Таким оно стало только в 19столетии. В представлении Моцарта оно было довольно подвижным, целиком сохранившим ещё первоначальное значение слова «идущий», и находилось оно примерно где-то в середине между быстрым и медленным темпом. Рондо F-dur (К. 494) было обозначено как Andante; но два года спустя Моцарт использовал его в качестве финальной части Сонаты F-dur (К. 533) и обозначил как Allegretto. Следовательно, разница в темпе между Andante и Allegro не могла быть очень большой. Разумеется, не все Andante Мцарта требуют одинакового темпа, и некоторые следует играть не слишком быстро, всегда делая заметное различие между легкими, грациозными и глубоко прочувствованными Andante (например, в Концерте C-dur, К 503, или в скрипичной сонате E-dur, К 454). Посылая сестре в Зальцбург фуги, Моцарт заметил:

«Я намеренно надписал Andante maestoso для того только, чтобы ее [фугу] не играли быстро. Ибо если фугу не исполнять медленно, то нельзя будет внятно и ясно расслышать вступление темы и, следовательно, фуга не произведет никакого впечатления».

6 декабря 1777 года он пишет отцу:

" Andante, которое не должно быть быстрым, она играет с очень большим чувством".

В этом Andante на? тепм должен быть таким «текучим», чтобы можно было всё же ощущать ритм по целым тактам. Именно тогда представляется возможным играть фигуры, состоящие из мелких нот, мелодично, ровно, без ударений, не теряя выразительности.

Задумываясь над столь важным вопросом, как выбор темпа, необходимо всегда помнить о следующем: впечатление, что характер движения вялый, создается нередко главным образом потому, что звучность слишком густа; чем она прозрачнее, тем движение представляется более подвижным. Именно при исполнении произведений Моцарта понимание этого имеет решающее значение. Поражаешься, как впечатляюще можно сыграть и в подвижном темпе, если заботишься о прозрачной звучности. Пусть выразительность отдельных звуков пострадает, но это пойдет на пользу мелодическим фразам, их взаимосвязи и целостности.

Нет, конечно, ничего удивительного в том, что в отношении темпов Моцарта мнения расходились чаще, чем в отношении темпов в произведениях более поздних композиторов, проставлявших метрономные указания. Некоторые музыканты придерживаются взгляда, что музыку Моцарта надо, по возможности, играть «невесомо», легко и быстро; они при этом ссылаются на детский нрав Моцарта, на его умение шутя преодолевать даже самые большие композиционно-технические трудности, на грациозность его манеры письма, далеко не столь тяжеловесной, как у Бетховена или Брамса. Этому взгляду противостоит мнение других музыкантов, выдвигающих на первый план у Моцарта трагико-демоническую сторону. Они решительно отвергают точку зрения, будто Моцарт в божественной безмятежности всю жизнь изливал свою душу в мелодиях; на им порой грозит опасность «трагически» воспринимать и те произведения, которые действительно отличаются легким, игривым характером и очарованию которых излишне серьезная и тяжеловесная трактовка нанесла бы явный вред.

Конечно, в каждом из этих мнений есть нечто верное; моцартовское творчество содержит в себе и легкость и трагизм; этим, кроме всего прочего это единственное в своём роде положение, которое он занимает в истории музыки. Даже в его самых галантных произведениях есть следы глубочайшей жизненной серьёзности и наоборот.

К примеру, первая часть трагического Концерта c-moll (К. 491) при слишком быстром темпе потеряла бы глубину и выразительность.

Часто по артикуляционным указаниям Моцарта можно судить о правильном темпе. Так. В крайних частях Концерта B-dur (К. 595) имеются артикуляционные тонкости, которые в слишком быстром темпе невозможно было бы надлежащим образом показать.

В своих сочинениях Моцарт обозначал темпы очень точно, гораздо точнее, чем принято обычно об этом думать. В отношении понимания Моцартовских темповых обозначений и в наше время часто еще бывают заблуждения. Поэтому сделана попытка составить шкалу моцартовских темповых обозначений:

Largo — самый медленный темп у Моцарта; обозначение «Lento», насколько известно, в его фортепианных произведениях не встречается. Largo указано, например, во вступлении скрипичной сонаты B-duг (К. 454). Предлагаемый темп: восьмая = приблизительно 69−72.

Adagio. Adagio, конечно, — медленный темп, но следует уяснить себе, что Adagio XYIII столетия надо играть подвижнее, чем Adagio XIX века. В «галантных» произведениях Моцарта Adagiо (например, во второй части концерта для трех фортепиано, предлагаемый темп восьмая = приблизительно 80−84) следует играть, как правило, несколько живее, чем лирические Adagio в более поздних его сочинениях (Соната с-moll, К. А57, вторая часть: восьмая = примерно 76, Аs-duг'ная средняя часть: восьмая= 76−80; Фантазия c- moll, К. 475, вначале: восьмая= примерно 72−80, от такта 11 — приблизительно 80−84, D-duг'ная часть — примерно 80−88; Adagio h-mоll, К. 540; восьмая = около 76 и т. д.) Особый случай — торжественное Adagio в начале Фантазии C-dur (К. 394), которое следует играть в темпе: восьмая = приблизительно 92.

Larghetto. К сожалению. снова и снова приходится сталкиваться с ложным мнением, будто Larghetto — более медленный темп, чем Adagio.

Aпdante. Как уже было сказано, Andante — темп, ставящий наибольшее число вопросов. Моцарт часто указывал дополнительными словами, желает ли он исполнения Andante в более медленном или в более подвижном темпе. Когда Andante следует играть более спокойно, обозначения таковы: Andante un росо adagio (вторая часть Сонаты C-dur, K. 309; вторая часть Концерта B-dur, K. 238, J =приблизительно 56); Andante соn espressione (Соната D-dur, К. 311, вторая часть); Andante cantabile соn espressione (Соната а- moll, K. 310 J =приблизительно 80−88; следует играть агогически свободно, в средней части несколько быстрее, до 96); Andante sostenuto (вторая часть скрипичной сонаты C-dur, K. 296). Подвижное Andante Моцарт чаще всего называет Andante grazioso (Соната A-dur, K. 331).

Aпdantino также указывает на несколько более подвижный характер Andante (вторая часть Концерта Es-dur, K. 449; J =приблизительно 50−52). Однако большая часть Andante не снабжена дополнительными определениями, и часто приходится приложить немало усилий, чтобы найти правильный темп. Особенно трудным представляется выбор темпа в Andante Сонаты F-dur (К. 533), которое следует исполнять торжественно и все же подвижно (J =приблизительно 58−63) с небольшим ускорением во взволнованной разработке. Явно бурное Апdаntе — в Фантазии C-dur (K. 394), J =приблизительно 66.

Allegretto в известном отношении близко к Andante, и его надо играть лишь умеренно быстро. В крайних частях цикла оно приближается к Allegro, в средних — его следует скорее понимать как весьма подвижное Andante (например, вторая часть Концерта F-dur, K. 459).

Allegretto grazioso. В то время как определение «grazioso» в Аndаntе указывает на более подвижный темп, в Allegro дело обстоит как раз наоборот. Для грациозного исполнения Allegretto нужно время! Типичными частями такого рода являются финал Трио для фортепиано, скрипки и виолончели G-dur (К. 496) и особенно Рондо Концерта D-dur K. 382), J =56−60, свободно, в некоторых вариациях, J =63−66.

Теmро di Menuetto. Это часто встречающееся у Моцарта обозначение (как и Меnuetto) также требует более точного определения. Моцартовский менуэт, в противоположность менуэту эпохи барокко, был спокойным танцем на ¾. Менуэты Моцарта часто играют теперь слишком быстро. Тетро di Menuetto в финале Концерта для трех фортепиано (К. 242) и Менуэт из Сонаты A-duг (К. 331) не следует играть в более быстром темпе, чем J = 126−132. Указать определенный темп для менуэтов Моцарта, разумеется, невозможно. Знаменитый Менуэт из «Дон-Жуана» должен быть, конечно, исполнен очень спокойно (J = приблизительно 84−92), тогда как, например, менуэты в трех последних симфониях — почти в два раза быстрее (J = между 152 и 168). Моцарт обозначал эти быстрые менуэты большей частью как «Al1egretto» (в противоположность подлинным «Теmро di Меnuettо»). Важно отметить, что в менуэте — три ритмических удара в такте, а не один, как, например, в скерцо Бетховена.

Allegro. Это обозначение, чаще всего употребляемое Моцартом, охватывает все, что может относиться к nонятию «быстро». Дополнительные определения для спокойных Al1egro: Allegro ma non troppo или Allegro maestoso. Но и там, где нет дополнительных обозначений, следует отличать лирико-певучие Al1egro (например, в Концерте A-dur. К. 488, первая часть; в концерте B-dur, К. 595, первая часть) от «пламенных», виртуозных Allegro (например, первая часть Хаффнер-симфонии). В автографе первой части. Сонаты c-тоll (K. 457) помечено «Allegro», в первом издании — «Allegro molto». В даннoм случае следует, конечно, играть это Allegro быстро (J =приблизительно 80−89).

Allegro vivace (Концерт Es-dur, К. 449, первая часть) означает скорее оживленное, а не быстрое Allegro, тогда как

Allegro molto и

Allegro assai уже приближаются к самому быстрому темпу Моцарта — Presto. Allegrо assai в финале Сонаты c-mоll (к. 457) правильно будет звучать в темпе: J =приблизительно 72−76.

Presto следует играть так быстро, как это возможно, но чтобы все ноты и все артикуляционные указания звучали ясно и отчетливо и не была нарушена прозрачность звучания.

Prestissimo, насколько нам известно, в произведениях Моцарта не встречается.

О точности Моцарта в обозначении темпа можно косвенным образом заключить также из его известного высказывания о Клементи в письме от 7 июня 1783 года:

" … Клементи — ciarlatano *, как все итальянцы: он пишет в сонате presto, также и prestissimo и alla breve, а играет ее как allegro на 4/4; я это знаю, так как слышал его … «.

Таким образам, Моцарт ясно отличал друг от друга Al1egro C/,

AlIegro 4/4; Presto C/ и Presto 4/4 и т. п. и, записывая Allegro на 4/4, не имел в виду а1lа bгеvе — AlIegro, и наоборот. Как редко можно встретить в концертном зале внимание к этому вопросу!

Обозначение «а1lа bгеvе» Моцарт осознанно применяет и в медленных пьесах. Эта значит, что в четырехдольном такте вместо четырех ударов следует отмечать только два. И в очень медленных темпах это не только возможно, но с музыкальной точки зрения даже необходима. В Larghettо Концерта B-dur (К. 595) а1lа bгеvе имеет чрезвычайна важное значение. Тут не может быть речи об ошибке Моцарта. Это видно из следующего: если не считать заключительных тактов, здесь совсем не встречаются пассажи тридцать вторыми, столь типичные для моцартовских Larghetto (предлагаемый темп: J =приблизительно 84).

И в медленной части Концерта d-mоll (К. 466), которая объединяет в себе характер задушевного ноктюрна с изумительной грациозной серенадой (сопровождение staccatо в тактах 11 и 12!), обозначение «а1lа bгеvе» примечательно. В данном случае нужно найти правильный тот темп, который позволяет без заметного ускорения перейти к бурному среднему эпизоду.

Каждый интерпретатор, выбирая правильный темп, пользуется известной свободой в пределах, обязательных в художественном отношении. Было бы ошибочно и совершенно бесполезно связывать всех артистов определенными цифрами метронома — слишком большую роль играют индивидуальные особенности. В течение ряда лет на радиостанциях в Берлине неоднократно наблюдали, что на утренних концертах все дирижеры берут более медленные темпы, чем на вечерних, что одни и те же программы вечером длятся несколькими минутами меньше, чем в предобеденных концертах. Но сказывается не только время дня; в еще большей степени темп обусловлен тем, чувствует ли себя интерпретатор во время исполнения усталым или окрыленным, спокойным или возбужденным; само собой pазумеется, что играет роль и его темперамент. Для ощущения темпа немалое значение имеет также возраст. В качестве девятого правила из «десяти золотых правил» Рихард Штраус написал в альбом одному молодому капельмейстеру:

«Когда ты полагаешь, что достиг самого быстрого Prestissiтo, возьми темп вдвое быстрее!».

23 года спустя (В 1948 году) Штраус па этому поводу заметил:

" Я мог бы сейчас изменить эту запись: возьми темп вдвое медленнее (К дирижёрам Моцарта!)".

И Фуртвенглер, как известно, в конце своей жизни предпочитал относительно медленные темпы. Он доказал, что впечатление абсолютно правильного темпа зависит не только от темпа в собственном смысле этого слова, но и от одухотворенности и способности передать напряжённость развития.

Единственным исключением из правила, гласящего, что в старости интерпретаторы предпочитают менее быстрые темпы, был Тосканини. Темпы, которые он брал на своих последних концертах, бывали порой другими, чем на ранних, но в общем отнюдь не многим медленнее!

Быть может, хорошо, что Моцарт не оставил нам голых цифр метронома, — при нынешней, столь высоко ценимой верности нотному тексту, могло бы случиться, что музыканты вопреки их внутреннему чувству, были бы связаны этими цифрами; и в результате подавление внутреннего инстинкта привело бы к мертвенному, безжизненному исполнению. Скорее можно согласиться с неверным темпом, убежденно преподнесенным. Цифры метронома следует понимать как примерное обозначение верного темпа в определенных рамках. Желательно, чтобы цифры метронома были именно так поняты.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой