Влияние супружеских конфликтов на проявление эмоциональных нарушений детей старшего дошкольного возраста

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Проблема эмоциональных нарушений в психолого-педагогической литературе

1.1 Понятия и основные классификации эмоциональных нарушений

1.2 Характеристика основных эмоциональных нарушений и особенности их проявления у детей старшего дошкольного возраста

1.2.1 Тревожность как эмоциональные нарушения

1.2.2 Страхи как эмоциональные нарушения

1.2.3 Агрессивность как эмоциональные нарушения

Глава 2. Исследование супружеских конфликтов в социально-психологической литературе

2.1 Общая характеристика конфликтов

2.1.1 Основные подходы к рассмотрению конфликта

2.1.2 Структура и динамика конфликта

2.1.3 Особенности поведения в конфликте и способы разрешения конфликтных ситуаций

2.2 Характеристика супружеских конфликтов

Глава 3. Экспериментальное исследование влияния супружеских конфликтов на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста

3.1 Описание методик исследования

3.2 Качественный и количественный анализ результатов исследования

3.3 Методические рекомендации для родителей, направленные на оптимизацию супружеских взаимоотношений

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Проблема эмоций, эмоционального состояния и развития является одной из традиционных в психологии. Здесь накоплен достаточный материал отечественных и зарубежных психологов (Абрамян, В. Вундт, А. С. Выготский, К. Е. Изард, А. Р. Лурия, А. М. Прихожан и другие).

Однако эмоциональные нарушения (тревожность, страхи, агрессивность) в общем контексте психологического развития ребёнка, особенно ребёнка старшего дошкольного возраста, изучено недостаточно системно.

В отечественной психологии исследования по данной проблеме достаточно редки и носят фрагментальный характер. В известной степени это связано, по — видимому, с хорошо известными всем социальными причинами — условиями, не поощрявшими анализа явлений, отражающих восприятие человеком окружающей его действительности как угрожающей и нестабильной. В последние десятилетия интерес российских психологов к изучению эмоциональных нарушений значительно возрос в связи с резкими изменениями жизни общества.

Вместе с тем, в настоящее время эмоциональные нарушения исследуются преимущественно в узких рамках конкретных проблем. Данный подход в изучение проблемы развития отечественной психологической науки, в которой изучение эмоций, эмоциональных состояний индивида проводилось преимущественно на психофизиологическом уровне, а область устойчивых образований эмоциональной сферы оставалась, по сути, не исследованной.

Таким образом, мы до сих пор не можем сказать однозначно, влияют ли супружеские конфликты на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста или нет.

Цель исследования: Экспериментальным путём выявить влияние супружеских конфликтов на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста.

Объект исследования: Эмоциональные нарушения

Предмет исследования: Влияние супружеских конфликтов на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста.

Гипотеза исследования: Мы предполагаем, что:

1) семейные конфликты между родителями влияют на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста.

2) семейные конфликты между родителями не влияют на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста.

Задачи исследования:

1. теоретически изучить и проанализировать психолого-педагогическую литературу по проблеме проявления эмоциональных нарушений.

2. на основе анализа литературы выделить причины супружеских конфликтов.

3. выявить тревожных, страхи детей и агрессивных детей старшего дошкольного возраста.

4. экспериментальным путём выявить влияние супружеских конфликтов на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста.

5. составить рекомендации по оптимизации супружеских отношений.

Теоретико-методологическая основа исследования: Культурно-историческая концепция Л. С Выготского, теория личностного развития Л. И. Божович. Положение А. Л. Леонтьева, А. В. Запорожца о том, что эмоции, носящие негативный характер способствуют возникновению негативных смысловых установок. Работы А. Г. Здравомыслова о социологии конфликта. Труды В. А. Сысенко о супружеских конфликтах.

Методы исследования:

1. теоретические — анализ психолого-педагогической литературы по проблеме исследования.

2. эмпирические — тест «Методика диагностики супружеских отношений» (В.П. Левкович, О.Э. Зуськова); тест «Тревожности» (Р. Темлл, М. Дорки, В. Амен); тест «Страхи в домиках» (А.И. Захаров); тест «Рука» (Н.Я. Семаго).

3. интерпритационно-описательные — количественные и качественные анализы эмпирических данных по результатам исследований.

Практическая значимость: Состоит в том, что данное исследование позволит уточнить и расширить знания о влиянии супружеских конфликтов на проявление эмоциональных нарушений (тревожность, страхи, агрессивность) детей старшего дошкольного возраста.

Дипломная работа: Состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Проблема эмоциональных нарушений в психолого-педагогической литературе

1.1 Понятие и основные классификации эмоциональных нарушений

Термином эмоциональные нарушения обозначаются особенности протекания эмоциональных процессов и реакций (Г.М. Бреслав, 1990).

К эмоциональным нарушениям в дошкольном возрасте относятся:

1. отсутствие эмоциональной децентрации — ребёнок не способен сопереживать ни в реальной ситуации, ни при прослушивании литературных произведений;

2. отсутствие эмоциональной синтонии — ребёнок не способен откликаться на эмоциональное состояние другого человека, прежде всего близкого;

3. отсутствие специфического феномена эмоциональной саморегуляции — ребёнок не испытывает вины, связанной с новым этапом самосознания («это я сделал») и способностью эмоционально возвращаться в прошлое. Г. Е. Сухарев (1959), В. В. Ковалёв (1995) и другие авторы отмечают наличие у детей — неврастеников дошкольного возраста такого эмоционального нарушения, как повышенная аффективная возбудимость. У ребёнка быстро возникает состояние гнева по незначительным поводам, после аффективной разрядки он может плакать, испытывать чувство вины.

Ю.М. Миланич (1997) разделяет детей с эмоциональными нарушениями на три группы.

В первую входят дети с выраженными внутриличностными конфликтами. Родителями и педагогами у этих детей отмечается тревожность, необоснованные страхи, частые колебания настроения.

Вторую группу составляют дети с межличностными конфликтами. Эти дети отличаются повышенной эмоциональной возбудимостью, раздражительностью, агрессивностью.

Третью группу составляют дети, как с внутренними, так и межличностными конфликтами. Для них характерно для них характерна эмоциональная неустойчивость, раздражительность, агрессивность, с одной стороны, и обидчивость, тревожность, мнительность и страхи — с другой стороны.

В первой группе преобладают девочки, во второй и третьей — мальчики, с возрастом от 4,5 до 6−7 лет. Количество детей, относящихся к первой и третьей группам, повышается, а относящихся ко второй группе — уменьшается.

Из всего массива обнаруженных эмоциональных нарушений Ю. М. Миланич выделяет три группы:

1. острые эмоциональные реакции, окрашивающие конкретные конфликтные для ребёнка ситуации: агрессивные, истерические, протестные реакции, а так же реакции страха, чрезмерной обиды;

2. напряжённые эмоциональные состояния более стабильные во времени, надситуативные негативные переживания: мрачность, тревожность, подавленное настроение, боязливость, робость;

3. нарушение динамики эмоциональных состояний: аффективная взрывчатость и лабильность (быстрые переходы от положительных эмоций к отрицательным и наоборот).

В этой классификации мы отмечаем, что в картине эмоционального неблагополучия дошкольника, выделенные нарушения могут сочетаться и взаимообуславливать друг друга.

А. Голик, Н. Иовчук, В. Мальцева относят к эмоциональным нарушениям — эмоциональную незрелость, эмоциональное недоразвитие, эмоциональную лабильность, эмоциональную неадекватность, эмоциональную холодность, эмоциональное огрубение.

Рассмотрим каждое из этих нарушений более подробно:

Недоразвитие эмоций — отсутствие или недостаточность эмоциональных реакций на окружающее. В раннем возрасте отсутствует или ослаблен «комплекс оживления», преобладает вялость, сонливость. В дошкольном возрасте отсутствует или снижен дифференциальный интерес к окружающим, к игровой действительности. В старшем возрасте страдают высшие эмоции (А. Голик, В. Мальцева).

Эмоциональная лабильность — неустойчивость эмоционального фона, его зависимость от внешних обстоятельств, частые изменения настроения, обусловлены незначительными положительными или отрицательными ситуациями. Наиболее характерны изменения настроения от приподнято — сентиментального к подавленно — слезливому или от повышенного с оттенком благополучия, злобой, агрессией. Эмоциональная лабильность возникает в рамках астенического, церебрастенического, энцефалопатического синдрома.

Эмоциональная неадекватность — несоответствие основного оттенка настроения формы аффективного реагирования актуальной ситуации, тусклость эмоциональных реакций. Эмоциональная неадекватность может проявляться гневом или безучастностью (И. Иовчук).

Эмоциональная незрелость — состояние эмоциональной сферы соответствует более младшему возрасту. Выражается в крайней изменчивости и неустойчивости эмоциональных реакций, «капризности» с инфантильным оттенком.

Эмоциональная холодность — недостаточность эмоциональных реакций, связанных с межличностными отношениями.

Эмоциональное огрубление — резко выраженное эмоциональное опустошение с утратой привязанности к близким, потеря интереса к окружающему. Ребёнок не реагирует на разлуку с родными, спокойно расстаётся с матерью и не выражает радости при встрече с ней.

Эмоциональные нарушения, характерны преимущественно для младенчества и раннего возраста.

К распространённым психическим нарушениям первых двух лет жизни относятся эмоциональные расстройства. Основными их проявлениями являются изменения темпов и сроков развития эмоциональных функций. Первым признаком возможного нарушения эмоционального развития является запаздывающее возникновение основных форм эмоционального реагирования — улыбки и «комплекса оживления».

При эмоциональных нарушениях последний либо отсутствует, либо формула его изменена: чаще всего выпадает его голосовой компонент, а иногда отсутствует и улыбка, так что положительные эмоции ребенка выражаются лишь хаотическим двигательным возбуждением.

Нередко эмоциональные расстройства в младенчестве проявляются в отсутствии свойственной раннему возрасту эмоциональной лабильности. Дети при этом выглядят «непроницаемыми», редко улыбаются, а ситуационно возникающие отрицательные эмоции сохраняются и после изменения ситуации в виде долго сохраняющего настроения, часто с оттенком недовольства.

Среди других проявлений эмоциональных расстройств следует отметить неадекватность и парадоксальность эмоциональных реакций. Дети избегают ласки, не реагируют на мать. Эти нарушения негативно сказываются на коммуникативном поведении.

1.2 Характеристика основных эмоциональных нарушений и особенности их проявления у детей старшего дошкольного возраста

1.2.1 Тревожность как эмоциональные нарушения

Тревожность рассматривается как одна из характеристик эмоционального развития. В различных подходах это явление трактуется по-разному. Различают тревожность как эмоциональное состояние и как устойчивое свойство, черту личности или темперамента.

В отечественной психологии это различение зафиксировано соответственно в понятии «тревога» и «тревожность».

Тревога — трактуется как негативное эмоциональное состояние, возникающее обычно в ситуациях неопределённой опасности, в ожидании неблагополучного развития события или неудач в социальном взаимодействии и представляет собой беспредметный страх.

Это состояние обычно проявляется как ощущение беспомощности, неуверенности в себе, бессилия перед объективными внешними факторами. Причём угрожающий характер воздействия этих факторов обычно субъектами преувеличен. В поведенческом плане тревога проявляется в дезорганизации деятельности и снижения её продуктивности, переориентации целей.

В отличие от тревоги тревожность считается эмоциональным состоянием, особенностью характера или чертой личности.

Склонность человека к переживанию тревоги называют тревожностью, которая является одним из показателей индивидуальных различий и субъективных проявлением неблагополучия взаимодействия личности с окружающей средой.

Таким образом, основным психическим показателем, отличающим тревожность от других эмоциональных состояний, выступает оценка ситуации как содержащей опасность, сознание возможности неуспеха. Н. В. Имедадзе [18] показывает тревожность «специфически социализированной эмоцией». Он экспериментально доказал, что на проявление тревожности у детей большое влияние оказывает процесс социализации, интенсивно протекающий в детских садах.

Исследования В. Р. Кисловской [13] показали, что уровень тревожности надёжно коррелирует с социометрическим статусом во всех возрастах. На основании этого учёный делает вывод о том, что тревожность в значительной мере является функцией социального общения.

Прихожан даёт такое понимание феномену тревожности. Тревога — эмоциональное состояние. Тревожность — устойчивое личностное образование [36]. Некоторый уровень тревожности в норме свойственен всем людям и является

необходимым для оптимального приспособления человека к действительности. Наличие тревожности как устойчивого образования — свидетельство нарушения в личностном развитии. Она мешает нормальной деятельности, полноценному развитию.

Одной из основных причин устойчивости тревожности особое место отводится роли внутриличностного конфликта. В этой связи правомерно считать, что существует связь между тревожностью и неудовлетворением ведущих потребностей, так как это едва ли не самое важное следствие внутриличностного конфликта. Разнонаправленность мотивационных тенденций, порождаемых столкновением различных компонентов «Я — концепции», ведёт к неудовлетворению фундаментальных потребностей.

Тревожность — эмоциональная реакция, возникающая на основе условного рефлекса. Она создаёт почву для широкого репертуара оперантных реакций избежаний, на основе которых и происходит социализация индивида, и возникают невротические и психические нарушения.

Большое влияние на изучение тревожности оказала «концепция влечения» К. Л. Халла. Она легла в основу работ по тревожности. В основе этих взглядов лежит представление о том, что исходные нейтральные стимулы через научение становятся эмоциональными и приобретают вызывающие тревожность свойства.

В результате проводившихся исследований было установлено, что тревожность, легко возникая, в дальнейшем приобретает качества очень стойких преобразований, с большим трудом подающихся переучиванию.

По мнению О. Х. Маурера, тревожность оказывает решающее влияние на выбор, и закрепления способов поведения.

О.Х. Маурер считал основной функцией тревожности-сигнализирующую функцию. Многие исследователи, принадлежащие к данному направлению, считают, что тревожность играет основную роль в социализации ребенка, причем она может способствовать выработке как положительных, так и отрицательных видов поведения (Юж. Доллард, Н. Е. Миллер, Р. Уолтерс).

Признавая значение полученных в исследованиях данного направления факторов, многие психологи (Л.И. Божович, В. В. Давыдов, А. Н. Леонтьев, Н. Левин, Ж. Пиаже), с различных позиций доказали теоретическую и методическую несостоятельность данной теории.

С.В. Спенсор рассматривал тревожность — как приобретенное влечение, имеющее стойкий характер. Их школой было введено понятие «уровень тревожности».

З. Фрейд [66] определял тревожность, как неприятное эмоциональное переживание, являющееся сигналом акцентируемой опасности. Содержание тревожности

— переживание неопределенности и чувство беспомощности. Тревожность (З. Фрейд) характеризуется тремя основными признаками:

1. специфическим чувством неприятного;

2. соответствующими соматическими реакциями;

3. осознанием этого переживания.

Первоначально З. Фрейд считал, что тревожность возникает вследствие задержки подавленной энергии, однако он пересмотрел свою точку зрения, и пришел к выводу, что тревожность вызывает подавление, а не является его результатом.

Тревожность- повторение в наших фантазиях ситуаций, связанных с испытанными в прошлом опыте переживания беспомощности.

З. Фрейд выделял три основных вида тревожности:

1. объективную (реальный страх) — опасность внешнего мира;

2. невротическую неопасность, неопределяемую и неизвестную;

3. моральную тревожность- «тревожность совести».

Анализ невротической тревожности позволил З. Фрейду выделить два ее основных отличия от объективной:

1. опасность является внутренней;

2. она осознанно не признается.

Моральная тревожность возникает вследствие восприятия. Данный вид тревоги выражается в чувствах стыда или вины.

Тревожность — с точки зрения З. Фрейда — основной фактор, порождающий защитный процесс, ведущий к нервозам.

А. Адлер видел источники формирования тревоги в комплексе неполноценности, противостоящему стремлению к совершенству.

Вопрос о причинах устойчивой тревожности является центральным и вместе с тем наименее исследованным в изучении этой проблемы. Ответ на него во многом зависит от того, рассматривается ли она как личностное образование или как свойство темперамента.

При понимании тревожности как свойства темперамента в качестве основных факторов признаются природные предпосылки — свойства первой и эндокринной системы.

Вопрос о природных предпосылках тревожности чрезвычайно сложен. В ряде исследований [Мусина Н.А., 1993; Рейновский П., 1979] этот вопрос решается через представление о двух типах факторов, продуцирующих состояние тревоги, — безусловных и обусловленных.

Предполагается, что многократное повторение ситуаций, в которых актуализируются указанные типы факторов, ведёт к закреплению тревожности как устойчивого образования (тревожности как свойство, черта. Ч.Д. Стилбергер) [51]. Иной подход Кеттела и его коллег — выделяется собственно феномен тревожности. Был выделен ряд типичных для состояния тревоги физиологических и психологических показаний.

Понимание тревожности как относительно устойчивой личностной характеристики заставляет обратить особое внимание на роль её возникновения и закреплении личностных и социальных факторов.

Одним из существенных факторов в понимании тревожности является проблема в локализации её источника. И. А. Мусина [25] придерживаясь представления о том, что разная локализация источников порождает разные типы тревожности, предлагает, ввести термин «внешняя» и «внутренняя», межличностная тревожность, ссылаясь при этом на известное положение С. Л. Рубинштейна о «действии внешнего через внутреннее».

Длительное и многократное воздействие стрессовой ситуации при соответствующей её оценке индивидом рассматривается как основной источник невротических и преневротических состояний, в том числе и тревожности.

Тревога — основное противодействие стремления к самореализации. Хорни подчёркивал роль среды в возникновении тревожности ребёнка. Возможности удовлетворения основных потребностей ребёнка зависят от окружающих его людей. У ребёнка есть определённые межличностные потребности: в любви, заботе, одобрения со стороны других. Если эти потребности удовлетворяются в раннем опыте ребёнка, если он чувствует любовь и поддержку, то у него развивается чувство безопасности и уверенности в себе. Но часто близкие люди не могут создать для ребёнка такой атмосферы: их отношение к ребёнку блокируется их собственными искажёнными, невротическими потребностями, конфликтами, ожиданиями. В результате у ребёнка развивается чувство «мы», а переживание глубокой ненадёжности и случайной озабоченности «базисная тревожность».

Э. Фромм [50] считал, что источником тревожности является переживание отчуждённости связанное с представлением о себе как отдельной личности и чувствующей свою беспомощность перед силами природы и общества.

Роль неблагополучия в общении, прежде всего семейном, в возникновении ситуации тревоги и образовании тревожности как устойчивой личностной характеристики признаётся большинством психологов.

Б.И. Когубей, Е. В. Новиков, В. Н. Мясищев, А. И. Захаров, К. Роджерс, К. Хорни и другие [70] считают тревожность порождением внутреннего конфликта.

Внутренний конфликт (В.Н. Мясищев) [42] особое сочетание объективных и субъективных факторов, нарушающее значение нарушения личности и способствующие вследствие этого устойчивому переживанию эмоционального напряжения, интенсивность которого определяется объективной значимостью для личности нарушенных отношений центральными моментами оказываются противоречиями, имеющимися у личности возможностями и предъявляемой к ней требованиями действительности, с которыми человек по разным причинам не может справиться (Мясищев В.Н., 1972) что является основой для возникновения тревожности. Акцент здесь делается на переживание и оценку внешних факторов.

В работах выполненных под руководством Л. Б. Бороздиной [12] авторы подчёркивают, что тревожность вызывается конфликтом, рассогласованным уровнем самооценки и уровня притязаний препятствует выбору целей поведения, соответствующих оценке человеком своих возможностей, что ведёт к переживанию напряжённости, внутреннего дискомфорта, выражением которых и является повышение личностной тревожности. В психологической науке рассматриваются различные формы тревожности как личностного образования.

Под формой тревожности понимается особое сочетание характера переживания, осознания, вербального и невербального выражения в характеристиках поведения, общения и деятельности. Форма тревожности проявляется в стихийно складывающихся способах её преодоления и компенсации, а также отношения ребёнка к этому переживанию.

Существует две основные категории тревожности:

1. открытая — сознательно переживаемая проявляемая в поведении и деятельности в виде состояния тревоги;

2. скрытая — в разной степени неосознаваемая, проявляющаяся чрезмерным спокойствием, нечувствительностью к реальному неблагополучию и даже отрицанием его.

Внутри этих категорий были выявлены различные формы тревожности. Выделены три формы открытой тревожности:

1. острая, нерегулируемая или слаборегулируемая тревожность — проявляемая внешне через симптомы тревоги, самостоятельно справиться с ней индивид не может. Эта форма была представлена одинаково во всех возрастах.

2. регулируемая и компенсируемая тревожность, при которой дети самостоятельно вырабатывают достаточно эффективные способы, позволяющие справиться с имеющейся у них тревожностью. Выделились две субформы: а) снижения уровня

тревожности; б) использование её для стимуляции собственной деятельности, повышенная активность.

3. культивируемая тревожность — осознаётся и переживается как ценное качество личности. Культивируемая тревожность наблюдается преимущественно в старшем, подростковом — раннем юношеском возрасте.

Формы скрытой тревожности отличаются примерно в равной степени во всех возрастах. Скрытая тревожность встречается существенно реже.

Одна из её форм — «неадекватное спокойствие». В этих случаях индивид, скрывая тревогу, как от окружающих, так и от самого себя.

Проведённые исследования (Прихожан) позволили представить сему происхождения и закрепления тревожности как устойчивого личностного образования.

У дошкольников ситуация в семье, отношение с близкими взрослыми провоцирует переживание ребёнком постоянных психологических микротравм и порождают состояние аффективной напряжённости и беспокойства, носящее реактивный характер.

Ребёнок часто чувствует незащищённость, отсутствие опоры в близком окружении и потому беспомощность. Такие дети ранимы, повышенно сенситивны к предполагаемой обиде, обострённо реагируют на отношение к ним окружающих. Всё это, а также то, что они запоминают преимущественно негативные события, ведёт к накоплению отрицательного эмоционального опыта, который постоянно увеличивается по закону «замкнутого психологического круга» и находит своё выражение в относительно устойчивом переживании тревожности.

Таким образом, в дошкольном возрасте тревожность возникает вследствие фрустрации потребности в надёжности, защищённости со стороны ближайшего окружения и отражает неудовлетворённость именно этой потребности, которую можно рассматривать в этом возрасте как ведущую. В этот период тревожность ещё не является собственно личностным образованием, она представляет собой функцию неблагоприятных взаимоотношений с близкими взрослыми.

Проанализировав данные труды можно сказать, что тревожность — устойчивое личностное образование. Она имеет собственную побудительную силу и устойчивые формы реализации в поведении. Возникновение и закрепление тревожности как устойчивого образования связаны с неудовлетворением ведущих возрастных потребностей ребёнка, которые приобретают гипертрофический характер.

1.2.2 Страхи как эмоциональные нарушения

По мнению К. Изарда, результаты ряда исследований убеждают в том, что необходимо различать страх и тревогу, хотя ключевой эмоцией при тревоге является страх.

Страх- это эмоциональное состояние, отражающее защитную биологическую функцию человека или животного при переживании или реальной или мнимой опасности для их здоровья и благополучия. Следовательно, для человека, как биологического существа возникновение страха не только целесообразно, но и полезно. Однако для человека, как социального существа страх часто становится препятствием для достижения поставленных им целей.

Причины страха. Состояние страха является довольно типичным для человека, особенно в экстремальных видах деятельности и при наличии неблагоприятных условий и незнакомой обстановки. Во многих случаях механизм появления страха у человека является условнорефлекторным, в результате испытанной ранее боли или какой-либо неприятной ситуации. Возможно инстинктивное проявление страха.

В зависимости от авторов отмечаются различные причины, вызывающие страх. Дж. Боулби (1973) отмечает, что причиной страха может быть как присутствие чего-либо угрожающего, так и отсутствие того, что обеспечивает безопасность (матери для ребенка). Дж. Грей (1971) считает, страх может возникнуть, если событие не происходит в ожидаемом месте и в ожидаемое время. Многие авторы отмечают, что страх вызывается объектом (предметом, человеком, явлением природы), но что бывают и бепредметные страхи, то есть не связанные ни с чем конкретным.

Дж. Боулби выделил две группы причин страха «природные стимулы» и «их производные». Он полагает, что врожденные детерминанты страха связаны с ситуациями, которые действительно имеют высокую вероятность опасности. Производные стимулы больше подвержены влиянию культуры и контекста ситуации, чем природные стимулы. Он считает одиночество наиболее глубокой и важной причиной страха и связывает это с тем, что как в детстве, так и в старости вероятность опасности при болезни или одиночестве значительно возрастает.

К. Изард подразделяет причины страха на внешние (внешние процессы и события) и внутренние (влечения и гомеостатические процессы, когнитивные процессы). Во внешних причинах он выделяет культурные детерминанты страха, являющиеся, как показано С. Речменом (1974), результатом исключительно научения. С этой точкой зрения не согласен Дж. Боулби, который полагает. Что многие культурные детерминанты страха при ближайшем рассмотрении могут оказаться связанными с природными

детерминантами. Например, боязнь воров или приведений может быть рационализацией страха темноты, страх перед попаданием молнии — рационализацией страха грома. Многие страхи связаны с боязнью боли: ситуации, которые вызывают боль (угроза боли), могут вызывать страх независимо от наличного ощущения боли. Речмен возражает против концепции травматического обуславливания страха, которая импонирует многим учёным (среди отечественных учёных В.С. Дерябин). Он отмечает тот факт, что многие люди боятся змей, однако никогда не имели с ними контакта, тем более болезнен.

Некоторые факторы облегчают возникновение страха. К ним относят:

1) контекст, в котором происходит событие, вызывающее страх;

2) опыт и возраст человека;

3) индивидуальные различия в темпераменте или предрасположенностях.

Так, Н. Д. Скрябин выявил, что величина и качество вегетативных и нейродинамических сдвигов при страхе зависит от того, насколько у человека развито самообладание. У лиц, склонных к трусливости, частота сердечных сокращений при оценке ситуации как опасной может не повыситься, а снизиться, а вместо покраснения лица наблюдается его побледнение. Трусливые характеризуются меньшей устойчивостью баланса нервных процессов и для них наиболее характерен сдвиг его в сторону торможения (в отличие от смелых, у которых баланс чаще сдвигается в сторону возбуждения).

Одним из первых (1927) предпринял попытку дифференцировать разные виды страха Н. Е. Осипов (2000). Он писал, что при восприятии реальной опасности у человека появляется страх, при восприятии таинственного, фантастического — жуть, а при восприятии комбинации того и другого — боязнь. Ужас испытывается при наличии всяких моментов опасности одновременно. Эта классификация опирается лишь на внешние причины появления страха, но не раскрывает психофизиологические различия разных видов страха.

О. А. Черникова (1980) выделяет следующие формы проявления страха: боязнь, тревожность, робость, испуг, опасение, растерянность, ужас, паническое состояние.

Боязнь как ситуативную эмоцию она связывает с определенной и ожидаемой опасностью, то есть представлениями человека о возможных нежелательных и неприятных последствиях его действий или развития ситуации.

Эмоция опасения, полагает Черникова, — это чисто человеческая форма переживания опасности, которая возникает на основании анализа встретившейся ситуации, сопоставление и обобщения воспринимаемых явлений и прогнозирования вероятности опасности или степени риска. Это интеллектуальная эмоция, «разумный страх», связанный с предугадыванием опасности.

В «словаре русского языка» С. Ожегова написано, что опасаться — значит бояться, то есть испытывать беспокойство, страх. Опасение- это беспокойство, чувство тревоги, предчувствие опасности. Наконец, опасливый — это человек осторожный, действующий с опаской. Отсюда опасение и боязнь- это скорее синонимы, отражающие чаше тревогу, чем страх.

Скорее всего, боязнь, опасение-это обобщающие термины, характеризующие отношение человека к опасным ситуациям, но не обязательно связанные с переживаниями или иной эмоции. Эти ситуации могут вызвать у него тревогу, которая может перерасти в страх различной степени выраженности (от робости до ужаса и паники), то есть сопровождаться переживаниями, но могут быть восприняты и без переживаний, когда человек ограничивается лишь констанцией её опасности (когда он говорит, что боится змей, это не значит, что в данный момент он переживает эмоцию страха, в данный момент угрозы для него нет). Последнее означает, что у человека возникла эмоциональная установка на отношение к тому или иному объекту. Это знаемый страх, зафиксированный в эмоциональной памяти вместе с вызвавшим его объектом, но не обязательно переживаемый.

Знаемые страхи существенно отличаются от так называемых аффективных страхов, то есть страхов реальных, переживаемых и проявляемых человеком в экспрессии. К аффективным страхам относятся робость, ужас, паническое состояние, испуг.

Робость (О.А. Черникова) — это слабо выраженная эмоция страха перед новым, неизвестным, неиспытанным, непривычным, которая иногда может носить ситуативный характер, но чаще всего обобщённый. Характеризуется тормозными влияниями на поведение и действие человека, что приводит к скованности движений и сужению объёма внимания (оно приковано к собственному внутреннему состоянию и в меньшей степени направлено на внешнюю ситуацию, от чего действия становятся нецеленаправленными и беспомощными).

Ужас и паническое состояние характеризуются автором как наиболее интенсивные формы выражения страха, и здесь с ней трудно спорить, хотя с их физиологической интерпретацией (только как сильным корковым торможением) согласиться трудно, особенно в отношении паники. Человек в панике убегает от опасности не потому, что в результате торможения коры головного мозга растормаживается подкорка, а потому, что заражается эмоцией страха от других людей, подчас не понимая даже саму опасность.

Таким образом, рассмотренные выше формы страха, по сути, не являются формами, а характеризуют лишь различную степень (силу) выраженности страха — от

боязни и робости до ужаса и паники. Качественных различий между этими переживаниями у Черниковой не обнаруживается.

Выделенные ею другие формы страха — тревожность, неуверенность, растерянность не могут считаться формами страха, так как прямо не относятся к нему.

Особый, фило — и онтогенетически первой формой страха является испуг («неожиданный страх»). Испуг, как отмечал И. И Сеченов, — явление инстинктивное, а возникающие в результате его защитные действия — непроизвольное. Испуг проявляется в трёх формах: оцепенении, паническом бегстве и беспорядочном мышечном возбуждении. [74]

Изучение вегетативных сдвигов и тремора при испуге, осуществлённое Н. Д. Скрябиным (1974), показало, что реакция испуга протекает у лиц с различным уровнем смелости по — разному. У лиц с низкой степенью смелости выражено учащение пульса, причём сразу после выстрела нередко бывают «паузы» в сокращении сердца. У лиц с высокой степенью смелости таких «пауз» нет.

Внешне проявление сильного страха описаны ещё Ч. Дарвином и весьма характерны. У человека дрожат ноги, руки, нижняя челюсть, срывается голос. Глаза при страхе раскрыты более широко, чем в спокойном состоянии. Внутренние углы бровей сдвинуты друг к другу. Рот открыт, губы напряжены и слегка растянуты.

При страхе затормаживаются процессы восприятия, оно становится более узким, сфокусированном на каком-то одном объекте. Мышление замедляется, становится более ригидным. Ухудшается память, сужается объём внимания, нарушается координация движений. Наблюдается общая скованность. Всё это свидетельствует об ослаблении у человека самоконтроля. Иногда сильный страх сопровождается потерей сознания.

Вегетативные изменения при сильном страхе ярко выражены. Обычно это учащение сокращений сердца, подъем артериального давления, нарушение ритма дыхания, расширенные зрачки. Поверхность кожи холодна. Однако могут наблюдаться и противоположные сдвиги. При сильном страхе может наблюдаться рвота, непроизвольное опорожнение мочевого пузыря и кишечника.

Когда страх возрастает до аффекта, картина несколько меняется. Ч. Дарвин описывает её следующим образом: «сердце бьется совершенно беспорядочно, останавливается и наступает обморок; лицо бледное; дыхание затруднено, губы конвульсивно двигаются, впалые щёки дрожат, в горле происходит глотание и выдыхание, выпученные глаза устремлены на объект страха и вращаются из стороны в сторону… Зрачки при этом непомерно расширены. Все мышцы коченеют или приходят в конвульсионные движения. Появляется неудержимое стремление обратиться в бегство» (У. Джемс, 1991, с. 285).

По данным С. А. Зобова (1983), на эффективность действий в ситуациях угрозы оказывает влияние эмоциональная реактивность (эмоциональность): чем она выше, тем в большей мере снижается эффективность [64].

Страх, как отмечает К. К. Платонов, проявляется в двух основных формах — астенической и стенической. Первая проявляется в пассивно — оборонительных реакциях («рефлексы мнимой смерти») и в активно — оборонительных реакциях (бегство). Пассивно — оборонительные реакции И. П. Павлов связывал с торможением корковых центров. «То, что психологически называется страхом, трусостью, боязливостью имеет своим физиологическим субстратом тормозное состояние больших полушарий» (1951, с. 432).

И.П. Павлов, однако, слишком узко трактовал механизмы страха, не учитывая, что он может быть связан и с состоянием возбуждения корковых клеток, то есть с бессистемной двигательной активностью человека.

Стеническое проявление страха выражается в состоянии «боевого возбуждения», по терминологии Б. М. Теплова. Оно связано с активной сознательной деятельностью в момент опасности и положительно окрашено. То есть человек испытывает своеобразное наслаждение и повышение психической активности («упоение страхом»).

В различном возрасте проявляются разные страхи, что зависит от процессов созревания и развития детей (Левис, Розенблум, 1974). Первичные эмоции страха на сильный раздражитель (испуг) наблюдается уже у новорождённого. Страх перед незнакомыми людьми возникает на первом году жизни между шестью и девятью месяцами (Бронсон, 1974). Раньше этот страх не может возникать по той причине, что младенец не умеет ещё отличать знакомые лица от незнакомых. Боязнь животных и темноты появляется у детей после трёх лет, достигая пика в четыре года. Дети боятся спать одни при выключенной свете. Обсуждая природу этого страха, К. Д. Ушинский писал: «Некоторые, как например, Рид и отчасти Руссо, думают, что дети уже по природе боятся темноты, но мы скорее согласны с Бэном, отвергающим эту боязнь. Темнота, скрывая от нас окружающее, может сильно способствовать развитию у нас всякого рода страхов, которые зависят уже от других причин, но сама по себе темнота едва ли может быть причиной страха… Кажется, мы можем принять за истину, что человек не боится ничего, пока собственные опыты или рассказы других не покажут ему, что у него не всегда станет сил для преодоления препятствий, и не познакомят его с душевным страхом, с чувством силы, отступающей от препятствий, вместо того чтобы кинуться на них…» (1974, с. 400).

В настоящее время выявлено, что и у маленьких детей незнакомые объекты, в частности люди, могут вызывать страх. Феномен реакции страха на незнакомца привлёк внимание ряда западных психологов.

А. Джерсилд и Ф. Холмс (1935) показали, что в возрасте от одного года до шести лет постепенно уменьшается боязнь звуков и незнакомых предметов, а страх перед воображаемыми ситуациями в возрасте пяти — шести лет усиливается. Через полвека было показано, что страх темноты, боязнь одиночества, чужих людей и незнакомых предметов стали появляться в более раннем возрасте (Драпер, Джеймс, 1985).

По данным П. С. Зобова (1983), в дошкольном возрасте преобладают мнимые (выдуманные, фантастические) страхи над реальными, в содержании которых фигурируют фантастические образы из прочитанных сказок, фильмов ужасов и тому подобное; в последующие годы значимость мнимых опасностей снижается, а реальных — возрастает.

Среди реальных страхов в дошкольные годы первое место занимает боязнь воды. Второе место занимает страх, вызванный угрозой нападения животных, третье — боязнь падения с большой высоты, и боязнь дорожно-транспортных происшествий.

Игнорирование страха даёт отрицательный результат. Разумнее признать наличие у человека страха и помочь ему преодолеть его.

Для снятия страха может использоваться психотерапевтический метод (десенсибилизация), он осуществляется поэтапно с постепенным нарастанием интенсивности стимульного воздействия. Также используют психорегулирующую тренировку, внушённый сон, медикаментозные средства.

Однако все эти приёмы, помогая адаптироваться к данной опасной ситуации, не делают человека смелым. Попадая в новую незнакомую ситуацию, человек снова становится дезадаптированным к опасности (Скрябин, 1975).

1.2.3 Агрессивность как эмоциональные нарушения

Агрессия (от латинского «agressio» — нападение, приступ) — это мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящие вред объектам нападения (одухотворённым и неодухотворённым), приносящее физический ущерб людям (отрицательные переживания), состояния напряжённости, страха, подавленности (Психологический словарь, 1997). Реан А. А. предлагает не идентифицировать понятия «агрессия» и «агрессивность». Давая определения данным терминам, он обращает внимание на то. Что «агрессия» — это намеренное действие, направленное на причинение ущерба другому человеку, группе людей, животному (Реан А.А., 1999).

Агрессивность — это свойство личности, «выражающееся к готовности к агрессии». (Реан А.А., 1999). Таким образом, можно сделать вывод: если агрессия — это действие, то агрессивность — готовность к совершению таких действий.

Р. Беррон и Д. Ричардсон (1997) выделяют следующие основные детерминанты агрессии: социальные (фрустрация, вербальное и физическое нападение, подстрекательство); внешние (жара, шум, теснота); индивидуальные (личность, установки, гендер).

Агрессия, как правило. Не возникает неожиданно. Она может появляться в результате различных межличностных взаимодействий. Впрочем, и вербальные, и невербальные провокации могут вызвать физические действия.

Различные особенности среды, в которой находится человек, также повышают или снижают вероятность возникновения агрессивных действий. Кроме того, большую роль в появлении агрессивных реакций играют индивидуальные особенности человека. Среди «нормальных» личностей, более агрессивными являются люди раздражительные, с предвзятой атрибуцией враждебности, люди со сниженным и повышенным самоконтролем. Для таких людей характерны следующие индивидуальные особенности: напористость, склонность к соперничеству, нетерпение, высокий уровень враждебности.

Существует несколько подходов в изучении и объяснении феномена агрессии. А. А. Реан выделяет следующие базовые направления: инстинктивную теорию агрессии, фрустрационную, теорию социального научения, теорию переноса возбуждения.

Так, З. Фрейд [67] связывает становление агрессивного поведения ребёнка со стадиями сексуального развития (З. Фрейд, 1957). К. Лоренц, как и З. Фрейд [66], считает, что человеку не дано справиться со своей агрессивностью, он только может направлять её в нужное русло (К. Лоренц, 1994). А согласно Дж. Долларду, агрессия представляет собой реакцию на фрустрацию. Сторонники теории социального научения, напротив, считают, что чем чаще человек совершает агрессивные действия, тем в большей степени эти действия становятся неотъемлемой частью его поведения. В этом велика роль родителей, которые своим примером, не осознавая того, могут обучить ребёнка проявлению агрессии.

Э. Фромм считает, что существует два вида агрессии: «доброжелательная» и «злокачественная». Первая проявляется в момент опасности и носит оборонительный характер. Как только опасность исчезает, затухает и данная форма агрессии. «Злокачественная агрессия» представляет собой жёсткость и деструктивность и бывает спонтанной и связанной со структурой личности.

На становление агрессивного поведения ребёнка оказывают влияние многие факторы, в том числе и социальные. В настоящее время появляется всё больше научных исследований, подтверждающих тот факт, что сцены насилия, демонстрируемые в кино или на экранах телевизоров, способствуют повышению уровня агрессивности зрителей.

Существует также непосредственная связь между проявлениями детской агрессии и стилями воспитания в семье (Берон Р., Ричардсон Ю., Поппер П.). Отмечают, что если ребенка строго наказывают за любое проявление агрессивности, то он учится скрывать свой гнев в присутствии родителей, и это не гарантирует подавления агрессии в любой другой ситуации. 41]

Пренебрежительное, попустительское отношение взрослых к агрессивным вспышкам ребенка также приводит к формированию у него агрессивных черт личности. Малыши, родители которых отличаются чрезмерной устойчивостью, неуверенностью, а иногда и беспомощностью в воспитательном процессе, не чувствуют себя в полной безопасности и также становятся агрессивными.

Исходя из выбранного субъектом способа поведения, выделяют вербальную и физическую агрессию, а так же третий самостоятельный вид такого поведения — косвенную агрессию.

Первая выражается в ругани про себя, в скандале с близкими людьми, не имеющими никакого отношения к конфликтной ситуации; вторая выражается в хлопанье дверью при уходе, в стучании кулаком по столу, в бросании предметов. Поэтому логичнее говорить о прямой и косвенной вербальной агрессии, а так же о прямой и косвенной физической агрессии. Целесообразность их выделения и самостоятельного изучения подтверждается, по данным П. А. Ковалева (1995, с. 16), тем, что, во-первых, они имеют различную степень проявления (или склонность к проявлению); косвенная вербальная агрессия выражена вдвое больше, чем косвенная физическая агрессия; во-вторых, показатели косвенной вербальной агрессии, как правило, не коррелируют на значимом уровне.

Агрессивное поведение начинается с возникновения конфликтной (при общении) или фрустрирующей (при деятельности) ситуаций, играющих роль внешнего стимула. (Следует отметить, что в зарубежных теориях мотивации конфликтность не упоминается при рассмотрении агрессивного поведения, хотя в методиках изучения агрессивности — с помощью опросников — определяется и конфликтность). Однако возникновение этих ситуаций ещё не свидетельствует о возникновении у человека состояния конфликта или фрустрации. Так, для возникновения состояния конфликта, во-первых, необходимо, чтобы столкновение мнений, желаний, интересов, целей между общающимися было осознанно субъектами как таковое; во-вторых, необходимо, чтобы субъекты общения не захотели пойти на компромисс; в-третьих, необходимо, чтобы между ними возникли взаимные неприязненные отношения — враждебность (или, по крайней мере, у одного из них). В этом отношении я разделяю мнение И. В. Гришиной (1995), относящей к конфликту не всякое разногласие и называющей неотягощённые эмоциональным напряжением и «выяснением отношений» разногласия столкновением позиций или предметно — деловым разногласием. Если это не учитывать, тогда любая дискуссия, протекающая мирно и спокойно, может быть отнесена к агрессивному поведению.

Несмотря на то, что у высокоорганизованных субъектов почти все конфликтные свойства выражены сильно (значительно сильнее, чем у низко организованных), их влияние на общую агрессивность различно. По П. А. Ковалёву (1996), наибольший вклад в агрессивное поведение вносят такие эмоциональные особенности как мстительность и обидчивость, в меньшей степени — вспыльчивость. Склонность косвенной вербальной агрессии в большей степени зависит от обидчивости и мстительности, склонность к прямой вербальной и физической агрессии — от мстительности.

Кроме «возбудимости» на возникновение агрессивного поведения, как показал А. А Реан (1996), влияет и такая особенность личности (характера), как «демонстративность». Демонстративная личность постоянно стремиться произвести впечатление на других, привлечь к себе внимание. Очевидно, именно чрезмерное тщеславие и приводит к обидчивости, заносчивости, которая, играет важную роль в возникновении красивого поведения.

Некоторые учёные предполагают, что агрессивность как личностное свойство имеет врождённый характер. Эту точку зрения развивал ещё З. Фрейд, связывающий агрессию с прирождённым стремлением к смерти, которое побуждает к саморазрушению. Агрессия же является механизмом. Благодаря которому это влечение переключается на другие объекты, в первую очередь на других людей.

У. Мак — Дугалл признавал «институт драчливости», заложенный в человеке от природы. Г. Мюррей (1938) писал о первичной потребности в агрессии, побуждающей

искать случай атаковать с целью причинения вреда. Р. Лоренц (1994) также полагает, что человек обладает «институтом агрессии». А. Маслоу (1998) не относит агрессивность к инстинктам, но считает, что она имеет природную основу.

В исследовании Нгуен Ки Тыонга (2000) показано, что склонность к авторитарному стилю руководства связан, с одной стороны, с агрессивностью как личностным свойством, а с другой стороны — с большой силой нервной системы. Отсюда можно предполагать связь и между агрессивностью и силой нервной системы, что нашло прямое подтверждение при сопоставлении атакующего (агрессивного) стиля ведения спортивных поединков с силой нервной системы: большая сила нервной системы чаще встречалась среди спортсменов атакующего стиля, чем защитного (обзор этих работ см.: Ильин, 2001). А поскольку сила нервной системы генетически обусловлена, есть основание говорить и о генетической обусловленности агрессивности как свойства личности. [4]

Несомненно, и то, что агрессивность и агрессивное поведение также зависят от общественных условий, что показано как отечественными, так и зарубежными авторами. О. И. Шляхтина (1997) показала зависимость уровня агрессивности от социального статуса. Наиболее высокий её уровень наблюдается у «лидеров» и «отверженных». В первом случае агрессивность поведения вызывается желанием защитить или укрепить своё лидерство, а во втором — неудовлетворённостью своим положением.

А. Бандура и другие показали на детях трёх — пяти лет роль воспитания в проявлении агрессивных реакций — дети, смотревшие фильм, в котором демонстрировалось грубое обращение с куклой, вели себя после его просмотра также агрессивно при попытке отнять у них куклу. Обобщая подобные факты, Г. Левин и Р. Флейшман рассматривают агрессивное поведение как выученные реакции.

Возникновение конфликта может зависеть и от партнёра по общению, который проявляет по отношению к субъекту вербальную или физическую агрессию, что вызывает у субъекта определённые отрицательные эмоции, с проявлениями которых и начинается формирование мотива агрессивного поведения. Переживание этих состояний приводит к возникновению потребности (желания) субъекта общения устранять психическое напряжения. Эта потребность ведёт к формированию пока абстрактной цели: что надо сделать, чтобы наказать обидчика, устранить его как источник конфликта, унизить, навредить, сохраняя чувство собственного достоинства.

Хотя агрессия рассматривается как социально — негативное явление, для сохранения внутреннего гомеостаза в организме, а в конечном итоге — и здоровье человека, оно может играть положительную роль. Существует мнение, что открытое агрессивное поведение является чем-то очищающим, освобождающим от длительного и тягостного состояния злости. Однако, как показали исследования, такая «разрядка» не всегда приводит к желаемому результату.

Таким образом, мы рассмотрели проблему эмоциональных нарушений в дошкольном возрасте, изучением которой занимались Л. С. Выготский, А. В. Запорожец, Ю. М. Миланич, А. Голик, В. Мамцев и другие. Одними из видов эмоциональных нарушений являются тревожность, страхи и агрессивность.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой