Влияние татаро-монгольского ига на культуру Руси (по воспоминаниям иностранных путешественников)

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

факультет иностранных языков и регионоведения

кафедра региональных исследований и международных отношений

Курсовая работа

Влияние татаро-монгольского ига на культуру Руси

(по воспоминаниям иностранных путешественников)

Выполнил:

Максимов Иван

студент 201 группы

Руководитель:

ст. пр. Штульберг

Анна Моисеевна

Москва 2014 г.

Содержание

Введение

1. Русские глазами европейцев

2. Татаро-монголы глазами европейцев

3. Монгольский национальный характер

4. Влияние татаро-монголов на культуру Руси

Заключение

Список источников и литературы

культура русь монгольский иго

Введение

Период в истории Руси с начала XIII по конец XVвв. в отечественной историографии принято называть эпохой татаро-монгольского ига. Энциклопедия Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона даёт нам строгое определение данного понятия: «Монголо-татарское иго на Руси — система властвования монголо-татарских феодалов над русскими землями в XIII--XV вв., имевшая целью регулярную эксплуатацию завоёванной страны путём различных поборов и грабительских набегов». Однако в последнее время влияние татаро-монгольского ига на русскую культуру является предметом жарких дискуссий, так как данный период истории средневековой Руси является критичным для всего хода развития нашего государства. Известно, что в домонгольский период на территории Руси развивались государства, управлявшиеся по принципу народного голосования (вече). А князья в таких государствах играли роль лишь одной из ветвей власти (исполнительной). Такая политическая ситуация в русских княжествах свидетельствовала о движении их по пути демократических режимов. Примером таких государств были Новгород Великий, Псковская республика, Белгород Южный, Вятская земля, Киевское княжество. Тем не менее, с окончанием татаро-монгольского ига на Руси, к тому времени уже едином государстве, формируется режим абсолютной власти великого князя, что говорит о влиянии на него деспотического режима власти бывшей монгольской империи.

Таким образом, период татаро-монгольского ига представлял и до сих пор представляет собой актуальную тему для подробных исследований как профессиональными историками, так и теми, кому небезразлично прошлое российского государства. С течением времени историки и археологи удивляют научный мир новыми находками и исследованиями. Так, в XX веке член-корреспондент АН СССР нашёл фрагмент из рукописи Плано Карпини Джиованни дель Пьяно Карпине — итальянский дипломат, первым из европейцев посетивший Монгольскую империю и оставивший письменные воспоминания о своей миссии., хранившийся в научной библиотеке Иркутского государственного университета им. А. А. Жданова. Эта рукопись является ценным источником информации при изучении истории Руси монгольского периода, так как она даёт взглянуть на проблему более объективно, опираясь не только на данные русских летописей, но и на сведения иностранного путешественника. В своей рукописи Плано Карпини запечатлел увиденное им по пути в Монгольскую державу, путь к которой пролегал через опустошённые русские земли. Поэтому мы решили выбрать указанную рукопись в качестве основного источника для того, чтобы достичь поставленной научной цели, то есть выяснить, какое влияние на русскую культуру оказало татаро-монгольское иго в первой половине XIIIвека.

В соответствии с целью нами были поставлены следующие научные задачи:

1) Выявить представления европейцев о русской культуре в XIIIв. и показать её образ в видении европейцев;

2) Выявить представления европейцев о монгольской культуре и сравнить их с представлениями о русской культуре;

3) Выявить черты монгольского национального характера и выяснить, свойственны ли они русской культуре;

4) Определить степень влияния татаро-монгольского игана культуру Руси указанного периода.

Помимо основного были выбраны вспомогательные источники, такие, например, как «Известия венгерских миссионеров XII — XIIIвв.» в переводе С. А. Аннинского, а также описание путешествия Гильома Рубрука в восточные страны. Первый из этих источников проливает свет на некоторые стороны русского национального характера, а второй позволяет лучше понять культуру татаро-монголов, и, следовательно, выявить черты их национального характера.

Однако прежде чем приступить к работе, следует отметить, что проблема роли 250-летнего татаро-монгольского ига в русской истории волнует умы выдающихся учёных вот ужеболее трёх столетий.

Так, историк XVIII века И. Н. Болтин, считал, что татаро-монгольская культура никоим образом не повлияла на русскую, а принесённое разорение не было столь значительным и мало чем отличалось от разорений после иных завоеваний: «Татары, завоевав удельные княжества одно по одному, наложили на порабощённых дани, оставили для взыскания сел своих баскаков и по городам войска, сами возвратилися восвояси. При владычестве их управляемы были русскими теми же законами, кои до владения их имели… Нравы, платья, язык, названия людей и стран осталися те же, какие были прежде…"Греков Б.Д., А. Ю. Якубовский. Золотая Орда и её падение. — М., 1998. С. 55 (http: //www. rulit. net/books/zolotaya-opda-i-ee-padenie-read-179 116−55. html).

Иной позиции придерживается великий русский историк Н. М. Карамзин. Он утверждает, что иго «ниспровергло» Русь и тем самым отбросило её в развитии на несколько веков назад, а также повлекло пресечение правовых свобод, ожесточение нравов и формирование рабского менталитета. Однако историк видит в произошедшем не только отрицательные, но и положительные стороны. Своим знаменитымизречением «Москва обязана своим величием ханам» он подчёркивает положительную роль татаро-монгольского ига в объединении русских земель.

Другой известный историк С. М. Соловьёв не придаёт особого значения влиянию татаро-монголов на русскую культуру. По его мнению, «даже в первое время завоевания татары не имели серьёзного влияния на внутренний строй завоёванной страны» Там же. С. 55, а посему он не выделяет данный отрезок времени как особый период в истории русского государства.

Позиция Н. И. Костомарова по данному вопросу схожа с позицией Н. М. Карамзина в положительности татаро-монгольского воздействия на культуру Руси. Он отмечал, что «рабство, общее для всех, созданное татарами, дало единство раздробленной на уделы стране"Там же. С. 55.

В.О. Ключевский, ученик и преемник С. М. Соловьёва на кафедре русской истории Московского Университета, принял позицию Костомарова и лишь подчеркнул роль политики монгольского хана, направленной на объединениераздробленныхрусских земель.

О роли татаро-монгол в русскойисторииписал лингвист Н. С. Трубецкой, который пришёл к выводу о том, что ключом к правильному пониманию истории Московского государства является осознание политических и нравственных принципов, составлявших основу татаро-монгольской империи.

По справедливому замечанию Г. В. Вернадского В.А. Рязановский и Б. Д. Греков вернулиськ позиции С. М. Соловьёва: Рязановский, тщательно исследовав татаро-монгольское право, свёл к минимуму его значение для русской правовой системы; Позиция же Грекова сформулирована так: «Русское государство во главе с Москвой было создано не при помощи, татар, а в процессе тяжёлой борьбы русского народа против ига Золотой Орды». Отсюда видно, что Греков не отрицает факт значительного влияния татаро-монгольского ига на историю Руси, но он также подчёркивает его отрицательную сущность, приписывая потенциал к объединению русскому народу.

Таким образом, в отечественной историографии на настоящий момент наиболее распространены две точки зрения на монгольское иго. Первая, основная, состоит в том, что для Руси иго являлось страшным бедствием, принёсшим множественные материальные и культурные потери. Данная концепция проистекает из текстов древнерусских летописей (таких как Лаврентьевская, Ипатьевская, Тверская), а также произведений литературы тех лет («Повесть о разорении Батыем Рязани»).

Российский историк В. В. Каргалов, являясь ярким выразителем данной концепции, считал татаро-монгольское иго трагическим явлением для всего русского народа, явившемся основной причиной почти трёхвекового экономического и культурного отставания Руси от других стран.

В свою очередь, приверженцы иной точки зрения расценивают Батыево нашествие как рядовое нападение кочевых народов степи на русские государства. Более того, отдельные представители данной теории считают, что ига на Руси вовсе не было, а вместо него имело место взаимовыгодное экономическое и политическое сотрудничество двух государств. И хотя большинство представителей подобных взглядов не отвергают факт подчинения русских княжеств сначала империи Чингизидов, а затем и ханам Золотой Орды, равно как и не отвергают они тяжесть такой зависимости, периоду ига они оценивают положительно.

Из данной группы исследователей особого упоминания заслуживает Л. Н. Гумилёв своей экстравагантной теорией этногенеза. По его мнению, причина разнообразных исторических событий кроется в энергии, поступающей из космоса и неравномерно распределённой по поверхности Земли. Вследствие попадания указанной энергии на ту или иную общность людей (т.н. «пассионарный толчок») из неё рождается этнос, который со временем проходит стадии развития, как то: подъём, расцвет, надлом, инерция, обскурация и т. п. Если следовать концепции Гумилёва, поход Батыя был обусловлен всплеском пассионарности татаро-монгольского этноса, который, в свою очередь, совпал со спадом оной у этноса русского. Отсюда историк делает вывод о неизбежности саморазрушения русского этноса и о том, что поход Батыя лишь ускорил данный процесс. Далее, считает Гумилёв, происходит новый пассионарный толчок, на сей раз направленный на объединение русских земель, чем и объясняется успех русских в борьбе против татаро-монгольского ига.

Однако помимо двух основных точек зрения существуют и менее популярные, зародившиеся в последние годы. Так, историки Д. В. Калюжный и С. И. Валянский выдвигают теорию «звуковой галлюцинации», в которой утверждается, что русские сражались не с татарами, а с татаровцами — жителями венгерских Татр. Впоследствии католики-крестоносцы завоевали данную местность и стали устраивать оттуда карательные походы на восточнославянские территории, за что получили название топонима и стали именоваться тартарами — выходцами из адаВалянский Г. В., Калюжный Д. И. Монголо-татарское иго — великая ложь истории // Комсомольская правда. — 1998. — 11 августа.

http: //pressa. viperson. ru/main. php? G=89&ID=166 990&id_ext=338 538.

Из всего вышесказанного следует, что в вопросе о влиянии татаро-монгольского ига на русскую культуру нет единого мнения, что является побудительной причиной к написанию данной работы, цель которой на основании иностранных источников восстановить историческую картину тех времён и сформулировать собственную позицию по отношению к данному периоду отечественной истории. К тому же данная тема, на наш взгляд, ещё долго не утратит своей актуальности в виду того, что Россия есть государство, стоящее на разломе цивилизаций. Это значит, она совмещает в себе как западную, так и восточную культуру, что, безусловно, создаёт противоречие в сознании многих и ставит ребром вопрос, Европа мы или Азия.

1. Русские глазами европейцев

Прежде чем начать исследование, хотелось бы остановиться на личности Плано Карпини, а также внести ясность в цель его миссии в восточных землях. В своём отчёте о проделанной работе автор так пишет о себе: «Иоанн де Плано Карпини, брат орденаминоритов Католический монашеский орден, являющийся подразделением францисканцев, легат В католической церкви легатами назывались посланники папы римского,

обладавшие большими полномочиями. В отдалённых странах легаты

исполняли функции викариев, т. е. ведали всеми делами церкви данной области. апостольского Престола, посланец кТатарам и иным народамвостока". Этот монах-францисканец, стоявший у истоков одноимённого монашеского ордена, лично знакомый с Франциском Ассизским, прожил довольно насыщенную жизнь, участвуя во многих христианских миссиях не только на территории Европы, но и в Азии. Именно благодаря своему богатому опыту и дару убеждения Плано Карпини был выбран в качестве посла от всех католических земель.

Говоря о миссии Плано Карпини, следует рассказать краткую предысторию. В XIII веке могущественная монгольская армия под предводительством внука Чингис-ханаБату (Батыя) продвигается с востока на запад, завоёвывая новые территории и облагая их данью. Однако, дойдя до Западной Европы, армия внезапно разворачивается и возвращается в монгольские степи. Но европейские правители продолжают оставаться в страхе в ожидании нового военного вторжения, ведь они были хорошо осведомлены о притязаниях монголов на мировое господство Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. Под ред. Н. П. Шастиной. Гос. изд-во геогр. лит-ры. М. 1957. С. 46 — 47. Проповедь римского папы Иннокентия IV с целью организовать крестовый поход против монголов не возымела должного успеха. Энергичный Иннокентий IV также предпринял попытки выяснить дальнейшие намерения монголов и, по возможности, обратить их в христианство, для чего в 1245 г. послал Плано Карпини с буллой к монгольскому хану. К такому необычному ходу, как крещение татаро-монголов, папа прибегнул в связи с бытовавшей в то время в Европе легендой о пресвитере Иоанне, правившем неким могущественным христианским государством в Азии Там же. С. 6 — 7.

Таким образом, у миссии, организованной папой римским, было две основные задачи: разведывательная и миссионерская. Последняя задача определила состав миссии, подобранной целиком из францисканцев-миноритов, слывших хорошими проповедниками.

Итак, Плано Карпини совершил большое путешествие, посетив такие страны как Польша, Венгрия, Богемия, Русь и Монголия. И поскольку исследование русской культуры у него (как и у Гильома Рубрука), не являлось приоритетной задачей дипломатической миссии, описания русских нравов встречаются крайне редко. То же самое можно сказать и об «Известиях венгерских путешественников», в которых особое внимание уделяется культуре татаро-монголов. Однако это не помешало нам выяснить, как же выглядела Русь в восприятии европейских путешественников.

На территорию Русского государства Плано Карпини попадает по дороге из Богемии через Польшу, где у него были знакомые и покровители. В Польше миссию встречают князь Конрад, «некие воины и епископ Краковский», которые за свой счёт снаряжают её в дальнейшее путешествие, а также «усердно просят» русского князя Василько Василько Романович, кн. Волынский (ум. 1269 г.), сын Романа Мстиславовича,

кн. Галицкого., «чтобы он помог … в переезде к татарам"Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. Под ред. Н. П. Шастиной. Гос. изд-во геогр. лит-ры. М. 1957. С. 66 — 67. В этом эпизоде видно, что русский князь действует далеко не бескорыстно. Об этом говорит и тот факт, что Василько одновременно вёл переговоры как с Бату, так и с папой Иннокентием IV, желая добиться ослабления ига с одной стороны и заручиться поддержкой католических стран с другой Там же. С. 216. Думается, что такие качества, как хитрость и гибкость в отношениях с разными культурами свойственны русской культуре. И обусловлены они географическим положением русского государства, обязывающим уметь договариваться с представителями как восточной, так и западной культур.

По прибытии в Киев Плано Карпини видит печальную картину разорённого русского государства: «они [татары — прим. автора]вступили затем в землю Турков, которые суть язычники, победив её, онипошли против Руссиии произвели великое избиение в земле Руссии, разрушили города и крепости и убили людей, осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады они взяли его и убили жителей города"Там же. С. 46 — 47. Из данного описания мы видим, что европейский монах не считает Русь языческой страной и относится к ней скорее положительно, называя её на манер европейской державы (для сравнения Руссия и страна Руссов). Значит, европейцы видели Русь как сформировавшееся государство, а к несчастью, постигшему русский народ, относятся с участием. Это видно из того, насколько полно Плано Карпини описывает бедствия на Руси и насколько скудно — оные в земле Турков. Также мы видим, что католик Карпини сочувствует православному народу больше, нежели мусульманскому (Карпини считает ислам язычеством), а это говорит о духовной близости русской и европейской культур.

Примечательно то, что европейцы считали Киев отнюдь не большим городом, что ярко показывает цитата Карпини: «когда мы ехали через их землю[Русь — прим. автора], мы находили бесчисленные головы и кости мёртвых людей, лежавшие на поле; ибо этот город был весьма большой и оченьмноголюдный» Там же. С. 47. Очевидно, в представлении западных путешественников укоренилось представление о русской столице как о маленьком, экономически неразвитом поселении, затерянном где-то среди полей.

Тем не менее, францисканские дипломаты продолжили свой путь и «поспешно направились из Киева к иным варварским народам» Там же. С 67. Эта фраза ясно даёт понять, что, несмотря на хорошее отношение к русской культуре, европейцы считают её дикарской, т. е. стоящей ниже развитых европейских цивилизаций. Интересно, что стереотип о том, что русские — народ варварский, отстающий от цивилизованного Запада, существует до сих пор и принимается не только европейцами, но и русскими.

Продолжая повествование, Плано Карпини перечисляет народы, завоёванные татарами. При этом он говорит о неведомых странах, в которых живут невиданные чудовища Там же. С 48. Некоторые из легенд итальянец слышал из уст русских клириков, что говорит нам о суеверности русских людей и об их вере во всевозможные чудеса. Примечательно также, что подобные легенды о невероятных народах были распространены как в Европе, так и в Азии. Можно ли считать суеверность чертой национального характера? Думается, что нельзя, ведь даже те культуры, которые ставят материализм и рациональность во главу угла, подвержены суеверности в не меньшей, а порой и в большей степени, нежели другие культуры.

Проявление яркой черты русского национального характера, по нашему мнению, в красках запечатлел Плано Карпини в главе о нравах и верованияхтатаро-монголов. Черта эта — преданность идее вместе с большой силой воли. Так, автор приводит эпизод, в котором русский князь Михаил Известный по русским летописям случай,

происшедший в ставке Бату-хана в 1246 г. с русским великим князем Михаилом

Всеволодовичем Черниговским и его боярином Фёдоромотправился на поклон к Бату. Татары требовали от него «пройти между двух огней; после они сказалиему, чтобы он поклонился на полдень Чингис-хану». Михаил отказал им, мотивируя свой поступок тем, что «христианамэтого делать не подобает», и добавил, что «лучше желает умереть, чем сделатьто, чего не подобает». За такой смелый поступок князя Михаила жестоко избили, а затем обезглавили. Та же участь постигла одного из его дружинников пытавшегося приободрить своего князя словами: «Будь твёрд, так как эта мука недолгодля тебя продолжится, и тотчас воспоследует вечное веселие» Там же. С. 29. Возможно, это было не столько проявление веры, сколько желание показать поработителю свою стойкость и бесстрашие.

Наконец, миссия Плано Карпини добралась до резиденции императора монгольской империи. К послам относились крайне плохо, не давая ни есть, ни пить. Как раз тогда, по словам итальянца, «Господь … предуготовал … некоего Русского по имени Косму, бывшего золотых дел мастером у императора и очень им любимого». Очевидно, речь идёт о русском пленном ремесленнике, захваченном во время первых набегов татаро-монголов на Русь. Данный эпизод интересен тем, что в нём русский ремесленник, проявил чувство сострадания к голодным иностранным посланникам и «оказал … кой в чем поддержку» Там же. С. 78. На наш взгляд, чувство сострадания свойственно русскому человеку и является яркой и типичной чертой русского национального характера.

Подводя итог вышесказанному, нам хотелось бы отметить, что образ Русской культуры и цивилизации в восприятии европейских путешественников не совпадал с тем, что они увидели. Для них Русь — это варварское государство (неразвитое, полудикое), главный город которого, Киев — маленький неразвитый город. Плано Карпини сам опровергает этот стереотип, видя реальные размеры древнерусской столицы, а также констатируя факт, что татаро-монголы угнали в плен множество русских ремесленников (это свидетельствует о высоком уровне развития русской культуры). Иными словами итальянец не видит никаких признаков варварского народа, более того, он положительно относится к правящим этим государством «господину» Василько (такое же обращение Карпини употребляет по отношению к папе ИннокентиюIV) и «королю» Даниилу Там же. С. 82 (обращение к государственному деятелю на европейский манер). Также из повествования Плано Карпини мы узнали о таких чертах русского национального характера, как хитрость, умение найти общий язык с разными (зачастую противоположными) культурами, преданность идее, сила духа, чувство сострадания. На основании того, какой иностранцы видели Русь, мы можем приступить к дальнейшему сравнению русской и монгольской культур, так как имеется общее основание для такого сравнения.

2. Татаро-монголы глазами европейцев

Поскольку миссии венгерских монахов, Плано Карпини, а также Гильома Рубрука носили разведывательный характер, а главным объектом их миссии была держава татаро-монголов (у венгерских миссионеров объектом была Великая Венгрия), в отчётах этих европейцев о проделанной ими работе мы можем почерпнуть много ценных сведений о монгольской культуре.

Повествуя о прибытии в государство монголов, Рубрук пишет о том, что был шокирован, когда увидел жизнь совершенно иной культуры. По его словам, он будто «попал в какой-то другой мир» Там же. С. 91. Для городского человека, привыкшего к компактному типу проживания, было в необычно увидеть, как лишь один двор богатого татарина имеет вид «как бы большого города». Также Рубрука поразило и то, что этот народ со всеми своими постройками кочует по степям, что позволяли большие пространства той местности.

Далее посол пишет о нравах монголов, например, о том, что они относятся ко всем другим народам с презрением, так как «считают себя владыками мира». Скорее всего, это связано с политикой завоеваний, проводимой монгольской империей, внушившей монголам чувство превосходства над другими. Этим же объясняется негодование Рубрука, уверенного, по-видимому, в превосходстве европейской нации.

Гильом Рубрук открыто называет монгольскую империю страной варваров Там же. С. 103. Очевидно, здесь прослеживается чувство превосходства европейского путешественника над необразованными и наглыми кочевниками. Но такое предположение кажется не совсем верным ввиду чувствующейся личной обиды Рубрука на «неблагодарных» монголов, которые «очень надоедливо и бесстыдно просят то, что видят, и если человек даёт им, то теряет, так как они неблагодарны» Там же. С. 104.

Действительно, среди монголов был распространён обычай приносить всяческие дары тому, от кого просящий хотел бы получить услугу. Причём чем богаче были подношения, тем охотнее и качественнее оказывалась услуга. Карпини и Рубрук отмечают, что монголы не просто предлагали свои услуги в обмен на подарки, но требовали их. Возможно, со временем обычай предоставлять услугу за подарки перекочевал в русскую культуру, и настолько прочно укоренился, что существует до сих пор. Однако различием между нашей культурой и монгольскойв данном случае может служить то, чтов русской культуре не принято требовать подарков от просящего.

Плано Карпини отмечает суровость монгольских законов, а именно, наличие: смертной казни за «грабёж или явное воровство», «явное прелюбодеяние»; жестокого избиения за государственную измену, оскорбление старших. Если сравнивать эти санкции с санкциями, закреплёнными Русской правдой, то можно убедиться, что последние гораздо мягче, так как основным видом наказания в этом документе является денежное взысканиеРусская правда: историко-правовой анализ

http: //ruelect. com/people/russkaya-pravda-istoriko-pravovoj-analiz. Этот факт свидетельствует о том, что русский национальный характер был менее жесток по сравнению с монгольским.

Важной особенностью духовной культуры монголов является то, что они, так же как и русские, прибегают не к точному изображению внешности божеств, а к символьным образамПутешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. Под ред. Н. П. Шастиной. Гос. изд-во геогр. лит-ры. М. 1957. С. 28. Эта особенность одновременнообъединяет русскую и монгольскую культуры и отделяет русскую культуру от европейской.

Таким образом, Гильом Рубрук и Плано Карпини увидели кочевой народ, блуждающий по обширным степным территориям, причём народ этот живёт по суровым законам и обладает скверным нравом, то есть презирает другие народы, считая себя хозяином всего мира, но в то же время очень нескромный в плане прошения подарков. Эти черты сильно отличают монгольскую культуру от русской, менее агрессивной, живущей оседлой жизнью и представляющейся нам более скромной. Но в то же время у обеих культур присутствуют и некоторые общие черты, как то: дарение подарков в надежде получить ту или иную услугу, а также преобладание содержания над формой в религиозной сфере жизни.

3. Монгольский национальный характер

Данная глава содержит описание основных черт монгольского национального характера, отмеченных иностранными путешественниками.

В первую очередь, стоит отметить, что выявление характера татаро-монголов было тогда приоритетной миссией Плано Карпини и Гильома Рубрука, так как Европа готовилась к войне с ордами кочевников и, следовательно, нуждалась в наиболее точных сведениях о них как о потенциальном враге. Однако первыми из европейцев в деле описания монголо-татар были венгерские миссионеры, отправившиеся далеко на восток в поисках Великой Венгрии, считавшейся тогда языческим государством. В ходе путешествия они встречали как самих монголов, так и тех, кому доводилось иметь с ними дело.

В своём письме о Монгольской войне брат Юлиан подробно описывает военную тактику татаро-монголов. А поскольку они были постоянно воюющим народом, логично было бы искать черты их национального характера в образе военных действий. Так, например, «на укреплённые замки они не нападают, а сначала опустошают страну и грабят народ и, собрав народ той страны, гонят на битву осаждать его же замок"Аннинский С.А. «Известия венгерских миссионеров 13−14 веков». Изд-во АН СССР. Ленинград, 1940 г. С. 88. Из этого отрывка видно: открытым сражениям монголы предпочитают тактику грабительских налётов, что характеризует их как очень осторожных, если не сказать трусливых воинов, подчас жестоких и хитрых. Думается, русские усвоили некоторые элементы тактики татаро-монголов, и стали применять военные хитрости татаро-монголов в бою против них самих. Имеется в виду использование засадного полка во время Куликовской битвы. Однако нет достаточных доказательств того, кому именно принадлежит авторство данной военной хитрости.

Примечательно вероломство монгольских военачальников, осаждающих укреплённые города. Если нет возможности взять город приступом, монголы «ласково говорят с его жителями и много обещают им с той целью, чтобы те предались в их руки». После чего они «убивают всех, кого берут в плен, разве только пожелают сохранить кого-нибудь, чтобы иметь их в качестве рабов"Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. Под ред. Н. П. Шастиной. Гос. изд-во геогр. лит-ры. М. 1957. С. 54. Мы считаем, что вероломство ради достижения корыстных целей не свойственно русской культуре. Доказательством этого служит долго просуществовавшеена Руси устное право, подразумевавшее такое понятие, как слово чести. К тому же в русской истории имеется крайне мало примеров вероломства военачальников, захватывавших таким образом крепости.

У Плано Карпини отдельная глава дипломатического отчёта посвящена описанию хороших и дурных нравов монголо-татар. Так, итальянец подчёркивает положительные качества: беспрекословное подчинение вышестоящему должностному лицу, взаимопомощь (нашедший возвращает пропавший скот его владельцу, монголы выкупают своих пленных воинов), взаимоуважение (Взаимной зависти … у них нет; среди них нет почти никаких тяжебных ссор; никто не презирает другого"), терпение, душевность и высокое самосознание («голодая одиндень или два и вовсе ничего не вкушая, они … поют и играют, как будто хорошо поели» Там же. С. 34), культура питья («хотя они доходят до сильного опьянения, однако, несмотря на своё пьянство, никогда не вступаютв словопрения или драки»). Если рассмотреть эти качества пристальнее, то можно заметить, что железная дисциплина в монгольском государстве-войске была достигнута за счёт административных мер (деление войска на десятки, сотни, тысячи; ответственность командующего за вверенных ему воинов), взаимопомощь, как и взаимоуважение, были обусловлены жизнью в суровых климатических условиях. В таком случае представляется возможным выделить в черты национального монгольского характера душевность и культуру питья. Первая черта объединяет монгольскую культуру с русской, а вторая — наоборот, делает их различными (известная черта русского характера состоит в том, чтобы после сильного опьяненияговорить с собеседником «по душам», зачастую горячо доказывая что-либо).

Также Карпини перечисляет дурные нравы монголов, среди которых: гордыня и презрение к другим нациям («всехпрезирают, мало того, считают их, так сказать, ни за что» Там же. С. 34), вероломство и хитрость («Всё зло, какое они хотят сделать другим людям, они удивительным образомскрывают»), почитание пьянства («кто много выпьет, там же извергает обратно, но из-за этого не оставляет выпить вторично»), скупость вместе с мастерством «выпросить что-нибудь». Здесь чертами монгольского характера можно назвать презрение к другим нациям, противоположное любопытству русского характера; вероломство и хитрость, не присущие русскому менталитету; почитание пьянства, отчасти свойственное и русской культуре; скупость и нескромность в просьбах, составляющие, на наш взгляд, полную противоположность русской щедрости и скромности.

Итак, мы попытались выделить некоторые основные черты монгольского национального характера, а также сравнили их с чертами характера русского. Получается, что монголам свойственны такие положительные черты как душевность и культура питья и отрицательные черты, такие как презрение к другим народам, коварство и хитрость, почитание пьянства, скупость и «мастерство выпросить что-нибудь». В то же время русскому национальному характеру присущи душевность, отличная от монголов (более активная) культура питья, любопытство к другим нациям, скорее противоречивое отношение к пьянству, щедрость и, вместе с тем, скромность.

4. Влияние татаро-монголов на культуру Руси

В предыдущих трёх главах мы попытались выявить характерные черты русской и монгольской культуры, а также черты их национальных характеров. Следовательно, теперь мы сравним русскую и монгольскую культуры для того, чтобы ответить на вопрос: оказало ли татаро-монгольское иго влияние на культуру Руси в первой половине XIII в.

Что же представляла из себя Русь первой половины XIII в. в восприятии европейских миссионеров? Вопреки стереотипам, укоренившимся к тому моменту в европейском сознании, Русь являлась развитой и некогда экономически активной державой до Батыева нашествия и установления татаро-монгольского ига. Столица Руси — Киев, ранее большой и многолюдный город, стал кладбищем, где «находили бесчисленные головы и кости мёртвых людей, лежавшие на поле» и где «едва существует … двести домов» Там же. С. 47. Влияние татаро-монгольской культуры здесь очевидно. Состоит оно в сокращении численности русского населения, что означает сокращение числа носителей русской материальной и духовной культуры. Но имеется ли в русском национальном характере нечто, роднящее русскую и монгольскую культуры?

Мы уже выяснили, что русскому национальному характеру свойственны миролюбие, гибкость и иногда хитрость в отношениях с другими народами, составляющая полную противоположность бескомпромиссному и наглому характеру татаро-монголов, считающих себя хозяевами на этой земле. Возможно, именно жёсткость и иногда суровость татаро-монгольской культуры повлияли на культуру Руси таким образом, что последняя больше дистанцировалась от первой, противопоставляя созидательный характер характеру разрушительному. Иначе говоря, русская культура начала дистанцироваться от жестокости и коварства татаро-монголов, вырабатывая в себе черты характера, необходимые для мирного существования рядом с сильным и агрессивным соседом.

Подтверждением данной точки зрения служит упоминание о золотых дел мастере Косме, с пониманием отнёсшемся к голодавшим итальянским послам и оказывавшем им «кой в чем поддержку», в то время как сами монголы, принимавшие послов, морили их голодом.

О влиянии ига на русскую культуру, на наш взгляд, говорит и обычай дарить подарки должностным лицам взамен какой-либо услуги, даже той, оказание которой и без того обязательно по регламенту. Так, монгольские пограничники вымогали у Карпини и Рубрука подарки, несмотря на то, что проводить пословв ставку к начальству являлось их прямой обязанностью, а не доброй волей.

Заключение

Подводя итог данному исследованию, мы хотели бы отметить, что несмотря на то, что рассматриваемый период времени довольно мал (~ 100 лет), татаро-монгольское влияние посредством ига всё же сказалось на русской культуре. Влияние это состоит в том, что культура татаро-монголовсвоими отрицательными качествами заставила русскую дистанцироваться, противопоставляя себя культуре захватчиков.

Однако если проводить более детальное исследование на уровне материальной культуры, влияние монгольской культуры, безусловно, станет заметным и предсказуемым. Так, например, влияние материальной культуры монголов проявляется в роскошной отделке покоев русских царей XV — XVIвв. Возможно, исследование данного вопроса станет темой нашей следующей работы, так как вопрос о влиянии татаро-монгольского ига, на наш взгляд, до сих пор является очень острым и дискуссионным.

Если же мыслить глобально, то влияние татаро-монгольской культуры на русскую таково, что Российское государство сегодня совмещает в себе как рационализм западной, так и духовность восточной культур.

Список источников и литературы

1. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. Под ред. Н. П. Шастиной. Гос. изд-во геогр. лит-ры. М. 1957.

2. Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров 13−14 веков. Исторический архив, т. III. Изд-во АН СССР. Ленинград, 1940 г.

3. Греков Б. Д., А. Ю. Якубовский. Золотая Орда и её падение. — М., 1998. http: //www. rulit. net/books/zolotaya-opda-i-ee-padenie-read-179 116−55. html

4. Русская правда: историко-правовой анализ

http: //ruelect. com/people/russkaya-pravda-istoriko-pravovoj-analiz

5. Валянский Г. В., Калюжный Д. И. Монголо-татарское иго — великая ложь истории // Комсомольская правда. — 1998. — 11 августа.

http: //pressa. viperson. ru/main. php? G=89&ID=166 990&id_ext=338 538

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой