Договоры в сфере интеллектуальной собственности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы

В современных условиях юридической наукой разрабатываются новые виды договоров. Число же заключаемых договоров растет из года в год. Вместе с тем постоянно меняющееся законодательство недостаточно подробно урегулировало вопросы, связанные с договорами, объектом которых являются результаты интеллектуальной деятельности. Все это обусловило необходимость скорейшей разработки правовой доктрины, основанной на комплексном исследовании тех договоров, которые могут быть заключены в отношении прав на результаты интеллектуальной деятельности, позволяющей ответить на существующие в теории и на практике вопросы.

Проблема заключается и в том, что многие научные исследования посвящены отдельным договорам, заключаемых в отношении прав на охраняемые законом результаты интеллектуальной деятельности. Одни авторы рассматривали договоры, ограничившись отдельно авторским или патентным правом. Другие занимались изучением отдельных видов договоров (например, только лишь лицензионным договором или договором коммерческой концессии, который пользовался особой популярностью). Третьи рассматривали отношения по поводу отдельных результатов интеллектуальной деятельности. Все вышесказанное обусловило актуальность и предопределило выбор темы курсовой работы.

Цель курсовой работы состоит в том, чтобы выявить и обобщить имеющуюся в правовой науке систему классификации договоров в сфере интеллектуальной собственности в свете изменений в Гражданском кодексе.

Поставленная цель может быть реализована с помощью решения следующих задач:

1) проанализировать понятие и классификацию договоров интеллектуальной собственности;

2) выявить особенности и место договоров интеллектуального права в гражданских правоотношениях;

3) дать анализ договора об отчуждении интеллектуального права;

4) рассмотреть изменения в Гражданском кодексе РФ, связанные с интеллектуальным правом;

5) изучить новеллы проекта изменения ГК РФ, посвященные договорам интеллектуальной собственности.

Степень научной разработанности темы: во время написания курсовой работы в качестве информационной базы были использованы материалы Информационного банка «КонсультантПлюс: Высшая школа», учебные пособия по курсу «Интеллектуальное право», периодические издания по теме, а также публикации ведущих ученых.

Методы исследования, применяемые при изучении выбранной темы: сравнение, наблюдение, обобщение, анализ, абстрагирование, сравнительно-правовой, формальный — юридический метод и другие.

По структуре курсовая работа состоит из двух глав, каждая из которых отражает определенный аспект изучаемой проблемы и решение конкретных задач. В первой главе раскрываются общие вопросы договорного регулирования в сфере интеллектуальной собственности, исследуются сложившиеся в науке классификации договорных конструкций в сфере интеллектуальной собственности, их достоинства и недостатки, отражаются особенности отдельных договорных конструкций.

Во второй главе проводится анализ положений законодательства, направленных на адекватную реализацию и совершенствование заложенных юридических конструкций и институтов.

ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

§ 1. Классификация договоров в сфере интеллектуальной собственности

В соответствии со статьей 138 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) под интеллектуальной собственностью признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и тому подобное).

Условия владения, пользования и распоряжения интеллектуальной собственностью определяются законодательством Российской Федерации, а также не противоречащими ему договорами (контрактами) сторон — субъектов научной и (или) научно-технической деятельности и потребителей научной и (или) научно-технической продукции.

Интеллектуальная собственность и результаты творческой деятельности людей неразрывно связаны между собой. В широком понимании термин «интеллектуальная собственность» означает закреплённое законом временное исключительное право, а так же личные неимущественные права авторов на результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Законодательство, которое определяет права на интеллектуальную собственность, устанавливает монополию авторов на определённые формы использования результатов своей интеллектуальной, творческой деятельности, которые таким образом могут использоваться другими лицами лишь с разрешения первых.

Право интеллектуальной собственности исторически возникло как специфическое средство правовой охраны интересов инвесторов (издателей, книготорговцев, владельцев мануфактур и др.), которые в условиях рыночной экономики всегда оставались главными партнерами создателей художественных произведений и технических решений. Как отмечают многие признанные специалисты, авторское право и сейчас остается «правом издателей» более чем «правом авторов», защищая интересы организации-правопреемника через защиту интересов автора. Для реализации результата творческой деятельности чаще всего необходимо наличие такой организации, получающей от автора его имущественные права и принимающей на себя (в расчете на соответствующие доходы) затраты по доведению достигнутого автором творческого результата до тех, для кого он предназначен: читателей, зрителей, слушателей.

Характерной чертой действующего российского законодательства об интеллектуальная собственность является его рыночная направленность. имущественные права на объекты интеллектуальной собственности становятся своеобразным товаром, который может свободно отчуждаться и передаваться в результате совершения гражданско-правовых сделок. Обычно утверждается, что свободный рыночный оборот имущественных прав на объекты интеллектуальная собственность «поощряет стремление создавать значительные работы и облегчает возможность использования этих работ в коммерческих целях» Близнец И. А., Леонтьев К. Б. Общая теория интеллектуальной собственности [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. copyright. ru/ru/library_old/inside/58/?doc_id=399. Следовательно, возможность передачи имущественных прав составляет основу рынка интеллектуальной собственности и косвенно способствует улучшению социального положения авторов и других творческих деятелей.

В связи с приведенными нормами классификация договорных отношений в сфере интеллектуальной собственности представляется необходимой и носит не только академический, но и практический интерес. Классификация может быть весьма затруднена в связи с выбором ее основания. Данную проблему предлагается решать введением многоступенчатой классификации договоров. Но это не столько снимает проблему, сколько трансформирует ее, ибо создание многоступенчатой классификации требует определения ее основания на каждом последующем уровне. Многоступенчатая классификация — наиболее оптимальный способ построения классифицированной системы договоров. Рассмотрим подробно существующие подходы к основаниям классификации. Так, О.А. РузаковаРузакова О. А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //rbis. su/article. php? article=199 предлагает классифицировать договоры по признаку направленности (цели) договора. Причем цель каждого из них видит в использовании прав на результаты интеллектуальной и приравненной к ней деятельности. На этом основании договоры делятся на договоры:

— создания результатов интеллектуальной деятельности (договоры заказа);

— предоставления прав на использование результатов интеллектуальной и приравненной к ней деятельности на различных квалифицирующих условиях — лицензионные договоры (по сути это договоры, обременяющие исключительные права);

— об отчуждении исключительных прав.

Такая классификация имеет ряд недостатков, главный из которых в том, что она не учитывает договоры, связанные с использованием объектов интеллектуальной собственности (например, договоры между соавторами или между правообладателями). Кроме того, О. А. Рузакова, предлагающая данную классификацию, разграничивает данные договоры с другими договорами, предусмотренными законодательством, такими, как договор доверительного управления исключительными правами, договор залога исключительных прав, брачный договор и др. И хотя такое разграничение уместно, поскольку указанные договоры исторически складывались не в системе интеллектуальной собственности, но, соприкасаясь с защищаемыми законом результатами интеллектуальной деятельности, они приобретают свою особенность. И, как представляется, указанные договоры должны входить в общую классификацию договоров в сфере интеллектуальной собственности. Также существует классификация договоров по виду объектов интеллектуальной собственности, которая включает в себя договоры:

— авторские;

— об использовании смежных прав;

— патентно-лицензионные на объекты патентного права;

— об использовании прав на средства индивидуализации предпринимателей;

— об использовании прав на топологии интегральных микросхем;

— об использовании прав на селекционные достижения;

— коммерческой концессии (франчайзинга), хотя они не всегда выделяются отдельно Гришаев С. П. Интеллектуальная собственность: [учебное пособие для юрид. вузов] / С. П. Гришаев. — 2-е изд., перераб. и доп. — Москва: Юристъ, 2009. — С. 211..

В связи с вступлением в силу четвертой части ГК РФ данная классификация остается под вопросом хотя бы по той причине, что теперь официально такие договоры, как авторские, уже не упоминаются, а их нишу заняли лицензионные договоры.

Кроме того, О.А. РузаковаРузакова О. А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //rbis. su/article. php? article=199 предлагает следующую классификацию договоров в сфере интеллектуальной собственности на основании развития и унификации законодательства в сфере интеллектуальной собственности (в ее основе лежит признак направленности, цели, результата договора):

1. Договоры об отчуждении исключительных прав, которые включают в себя договоры об отчуждении исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, объекты смежных прав, объекты патентных прав, на средства индивидуализации (товарный знак, коммерческое обозначение), на селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства (договоры о передаче ноу-хау).

2. Лицензионные договоры (включают лицензии на предоставление прав на использование произведений науки, литературы, товарных знаков, коммерческих обозначений, топологии интегральных микросхем, селекционных достижений).

3. Договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности (договоры заказа), в том числе объектов исключительных прав (договоры авторского заказа, заказа на создание объектов смежных прав, заказа на создание топологий интегральных микросхем, селекционных достижений, ноу-хау, в том числе обладающее признаками патентоспособности).

Три вышеназванные группы договоров О. А. Рузакова относит к договорам о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами.

4. Иные договоры, взаимосвязанные с вышеназванными и входящие в число договоров в сфере интеллектуальной собственности, объектом которых также могут быть исключительные права, но не направленные на их создание и использование контрагентом по договору. Они включают: договор доверительного управления исключительными правами, договор коллективного управления исключительными правами, брачный договор, договор простого товарищества, договор залога, сделки с предприятиями и др. Недостатком такой классификации, как и классификации, основанной на направленности (цели) договора, является отсутствие договора между соавторами или правообладателями, который, как представляется, должен быть выделен в отдельную группу.

Наконец, в учебной литературе выделяется классификация договоров в зависимости от того, насколько они посвящены передаче или созданию объектов и передаче прав на их использование. На основании данного критерия к договорам, которые целиком посвящены передаче или созданию объектов и передаче прав на их использование, относятся договоры:

— авторские;

— о передаче смежных прав;

— патентно-лицензионные;

— об использовании прав на средства индивидуализации товаров и их производителей Коршунов Н. М. Интеллектуальная собственность (Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации): учебное пособие / под общ. ред. Н. М. Коршунова.- М.: Норма, 2010. — 400с. C. 150.

К этой же группе, по мнению авторов данной классификации, примыкают договоры коммерческой концессии и доверительного управления исключительными правами, а также об управлении этими правами на коллективной основе.

В свою очередь, к договорам, которые посвящены передаче или созданию объектов и передаче прав на их использование лишь отчасти, относятся договоры:

— на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ;

— на передачу научно-технической продукции;

— на продажу или аренду предприятия;

— брачный договор;

— аренды исключительных прав;

— об их отчуждении при продаже с публичных торгов в качестве предмета залога;

— об их отчуждении при продаже предприятия-должника при внешнем управлении или конкурсном производстве.

Такая классификация представляется неполной, так как не учитывает договоры заказа, договоры между соавторами и правообладателями, а также договоры, регулирующие создание служебных объектов интеллектуальной собственности.

Итак, представляется, что основанием классификации договоров в сфере интеллектуальной собственности должно являться то, в отношении какого защищенного результата интеллектуальной деятельности заключается договор — уже созданного или нет.

Договоры должны быть разделены на:

— договоры, предметом которых является создание объектов интеллектуальной собственности;

— договоры, предметом которых являются уже созданные объекты интеллектуальной собственности.

Разумеется, каждая группа должна быть классифицирована. Так, договоры, связанные с созданием объектов интеллектуальной собственности, в зависимости от наличия трудовых отношений могут быть классифицированы на:

— договоры, опосредующие создание служебных объектов интеллектуальной собственности;

— договоры по созданию объектов интеллектуальной собственности вне трудовых отношений (договор заказа, договор на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ).

В рамках обеих подгрупп, при наличии нескольких авторов, может быть заключено соглашение между соавторами о создании объекта интеллектуальной собственности. Но поскольку наличие или отсутствие трудовых отношений кардинально не влияет на содержание этого соглашения, оно может быть выделено отдельно.

Договоры, связанные с уже созданными объектами интеллектуальной собственности, в зависимости от правомочий собственника можно классифицировать на договоры:

— по использованию объектов интеллектуальной собственности;

— по распоряжению объектами интеллектуальной собственности.

Различие между этими подгруппами заключается в том, что в рамках договоров по использованию объектов интеллектуальной собственности новые правообладатели не появляются, а существует несколько правообладателей, которые в заключенном соглашении регламентируют порядок использования принадлежащих им прав.

Договоры второй подгруппы направлены на появление у третьих лиц права на использование объектов интеллектуальной собственности. Такое право может быть получено третьими лицами по-разному.

Такая классификация вкупе с классификацией в зависимости от того, создан объект интеллектуальной собственности или нет, имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Это связано с п. 2 ст. 1232 ГК РФ, который требует регистрировать договоры определенного вида. Исходя из смысла данной статьи, подлежат регистрации только договоры по распоряжению правами на объекты интеллектуальной собственности, поскольку отчуждение, залог и предоставление исключительного права по своей природе относятся к правомочию собственника по распоряжению своим имуществом.

Договоры по использованию объектов интеллектуальной собственности в зависимости от субъектного состава можно классифицировать на:

— брачный договор;

— договор между соавторами;

— договор между правообладателями.

Сторонами первых двух видов договоров являются специальные субъекты. Сторонами договора между соавторами — авторы произведения, которое создано их совместным трудом, в связи с чем они все имеют право на одно произведение. В брачном же договоре таковыми являются супруги, состоящие в браке, то есть лица, наделенные в силу брака специальными правами и обязанностями. Субъекты третьего договора — лица, которым принадлежат права на один объект интеллектуальной собственности, но которые не являются ни авторами, ни супругами.

Наконец, договоры по распоряжению объектами в зависимости от объема предоставляемых прав могут быть классифицированы на:

— договоры по предоставлению исключительного права на использование объектов интеллектуальной собственности, к которым относятся авторский и лицензионный договоры, договоры коммерческой концессии и дистрибьюторский;

— договор доверительного управления интеллектуальной собственностью;

— залог исключительного права;

— договоры по отчуждению исключительного права на объекты интеллектуальной собственности.

Таким образом, используя разные основания классификации на разных уровнях, можно объединить все разнообразие договоров в сфере интеллектуальной собственности и создать четкую систему. Если объединить приведенные классификации, то получается следующая система договоров в сфере интеллектуальной собственности (схема 2) Сова В. В. Классификация и содержание договоров в сфере интеллектуальной собственности: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / В. В. Сова; науч. рук. В. В. Орлова. — М., 2012. — 26 с. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //law. edu. ru/book/book. asp? bookID=1 466 931.

1. Договоры, предметом которых является создание объектов интеллектуальной собственности:

— договоры, опосредующие создание служебных объектов интеллектуальной собственности;

— договоры по созданию объектов интеллектуальной собственности вне трудовых отношений (договоры заказа, а также на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ);

— соглашение между соавторами о создании объектов интеллектуальной собственности;

2. Договоры, объектом которых являются уже созданные объекты интеллектуальной собственности:

2.1. Договоры по использованию объектов интеллектуальной собственности:

— брачный договор;

— договор между соавторами;

— договор между правообладателями;

2.2. Договоры по распоряжению объектами интеллектуальной собственности:

— договоры по предоставлению исключительного права на использование объектов интеллектуальной собственности, к которым относятся авторский и лицензионный договоры, договор коммерческой концессии, дистрибьюторский договор;

— договор доверительного управления интеллектуальной собственностью;

— залог исключительного права;

— договоры по отчуждению исключительного права на объекты интеллектуальной собственности.

Таким образом, нами были рассмотрены понятие и возможные классификации договоров интеллектуальной собственности по различным основаниям, что позволит в дальнейшем провести более детальный анализ их структуры и особенностей.

§ 2. Правовая специфика договоров интеллектуального права

Специфику договоров интеллектуального права составляют условия, которые устанавливаются соглашением сторон. Содержанием обязательственного правоотношения, основанного на авторском договоре, являются права и обязанности сторон. Совокупность условий определяет состав подлежащих совершению сторонами действий.

Для любого договора одним из важных существенных условий является условие о предмете, который охватывает все то, по поводу чего заключается договор. Содержание предмета зависит от вида договора.

К существенным условиям договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности относятся:

— предмет договора, которым является создание результата интеллектуальной деятельности;

— срок создания обусловленного предметом договора результата;

— условие о принадлежности прав на интеллектуальную собственность;

— цена договора.

К обычным условиям договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности относятся:

— порядок сдачи созданного результата интеллектуальной деятельности, в котором выражен результат интеллектуальной деятельности;

— порядок внесения изменений и исправлений в созданный по договору результат интеллектуальной деятельности;

— принадлежность прав на результаты интеллектуальной деятельности (является обычным для договора между соавторами о создании результата интеллектуальной деятельности).

Предметом авторского договора может выступать произведение науки, литературы и искусства, по поводу которого стороны заключили соглашение, либо имущественные права, которые автор или иной правообладатель уступает пользователю. В первом случае речь идет о предмете авторского договора заказа, во втором предметом авторского договора является не само произведение, а права, которые по нему передаются, т. е. авторские права действуют в отношении определенного произведения.

Предметом договора, по утверждению С. А. Чернышевой, стали конкретные права, которые передает автор. Произведение как предмет договора автора и издателя отошло на второй план. Смещение акцента с результата творческого труда автора на его права вряд ли оправданно См.: Жильцов В. Правовая природа исключительных прав В. Жильцов Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — № 1. — 2013. — С. 3.

В авторском договоре должны быть предусмотрены:

— способы использования произведения (конкретные права, передаваемые по данному договору);

— срок, на который передается право;

— территория, на которой может осуществляться использование;

— размер вознаграждения и (или) порядок определения размера вознаграждения за каждый способ использования произведения, порядок и сроки его выплаты;

— другие условия, которые стороны сочтут существенными для данного договора.

Условия об объеме передаваемых прав по авторскому договору и размер вознаграждения являются существенными условиями договора. К важным условиям авторского договора относятся условия о сроке и территории, на которые передается право. Но данные условия не являются обязательными, поскольку их отсутствие не влечет недействительности авторского договора.

Авторский договор как любой гражданско-правовой договор совершается в результате взаимного согласия сторон, когда совпадают их встречные волеизъявления. Авторский договор (договор об отчуждении исключительного права -- п. 2 ст. 1234 ГК РФ и лицензионный договор -- п. 2 ст. 1235 ГК РФ) должен быть заключен в письменной форме. Договоры в отношении произведений периодической печати могут заключаться в устной форме. Это вызвано короткими сроками опубликования материала в газетах и журналах.

Стороны в авторско-договорных отношениях должны придерживаться основного принципа гражданского права -- свободы договора, который закреплен ст. 1 и 421 ГК РФ. Свобода заключения гражданско-правового договора вообще и авторского в частности проявляется в следующем Коршунов Н. М. Интеллектуальная собственность (Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации): учебное пособие / под общ. ред. Н. М. Коршунова.- М.: Норма, 2010. — C. 157.

Стороны авторского договора свободны в установлении своих прав и обязанностей. Понуждение к заключению договора не допускается за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. Так, согласно добровольно принятому обязательству по авторскому договору заказа автор обязуется в соответствии с заявкой, исходящей от организации, создать произведение, которое требует заказчик.

Стороны в ходе заключения договора самостоятельно определяют вид договора, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, которому хотят подчинить свои отношения. Закон предоставляет субъектам в необходимых случаях право создавать любые модели договоров, не противоречащие действующему законодательству. Также стороны могут заключить смешанный договор, имеющий элементы различных договоров.

Права и обязанности по авторскому договору взаимны. Основной обязанностью, например, по авторскому договору заказа является создание и передача организации-заказчику готового произведения. Если произведение не будет соответствовать требованиям, установленным в специальной заявке, то автор по требованию заказчика в пределах условий договора обязан осуществить доработку произведения. Сколько раз заказчик может возвращать произведение автору на доработку, лучше сразу оговорить в договоре. Выполнение автором всех обязанностей по авторскому договору должно вписываться в рамки оговоренных договорных условий.

Немаловажное значение при исполнении договора играет личность самого автора. Привлечение других лиц к работе над произведением должно быть оговорено заранее с согласия заказчика. Нарушение автором обязанности не заключать с другими пользователями (издательствами) новых договоров дает право покупателю-заказчику не только расторгнуть договор, но также и взыскать с автора понесенные убытки Лисицын-Светланов А. Г. Интеллектуальная собственность и инновационные процессы в современной России: правовые аспекты: [тема заседания Президиума РАН] / А. Г. Лисицын-Светланов //Вестник Российской академии наук. — 2010. — № 1. — С. 9.

На пользователе лежат такие основные обязанности -- рассмотрение представленного произведения, его дальнейшее использование и распространение, выплата автору вознаграждения. Существенным условием авторского договора заказа для исполнителя является срок передачи произведения заказчику.

Стороны должны сами в договоре предусмотреть не только сроки рассмотрения произведения, но и сроки рассмотрения доработок и поправок, сделанных автором. В противном случае произведение должно быть рассмотрено заказчиком в разумные сроки, которые может в случае спора установить суд.

Пользователь не может без согласия автора вносить в произведение никаких изменений, в частности сокращать его объем, снабжать произведение предисловиями и комментариями и т. д. Организация-пользователь обязана соблюдать все личные неимущественные права автора.

Одной из самых важных для обеих сторон обязанностей пользователя является выплата авторского вознаграждения, которая связана с использованием и распространением произведения. Аванс -- это предоплата не за использование произведения, а за его создание. Поэтому, если произведение создается по заявке заказчика, должен быть выплачен аванс, а если автор сам обратился к издательству с готовым произведением, то вознаграждение, по сути, должно быть выплачено после распространения произведения, хотя стороны могут предусмотреть любые другие условия взаимоотношений Коршунов Н. М. Интеллектуальная собственность (Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации): учебное пособие / под общ. ред. Н. М. Коршунова.- М.: Норма, 2010. — 400с. C. 154.

При заключении договора автор может дать согласие на изменение своего произведения, например, с включением биографии самого автора, предисловия, работ фотохудожника и др. Но эти изменения необходимо осуществлять в пределах заключенного договора, не злоупотребляя ими.

Проанализировав правовую специфику интеллектуального права, нам удалось выявить отличительные черты договоров интеллектуальной собственности в целом от других гражданско — правовых договоров. На основании проделанной работы и для более детального понимания особенностей необходим структурный анализ, какого либо из договоров интеллектуальной собственности.

ГЛАВА II. ПРАВОВАЯ СУЩНОСТЬ ДОГОВОРОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ПРАВА

§ 1. Изменения в гражданском кодексе РФ, связанные с интеллектуальной собственностью

Во второй половине 2010 г. внесены изменения и дополнения в отдельные законодательные акты, в которых были отражены, в том числе вопросы интеллектуальной собственности. Некоторые из этих актов относятся непосредственно к интеллектуальной собственности (часть четвертая ГК РФ), в других вопросы интеллектуальной собственности не были главными. Представляется целесообразным рассмотреть эти изменения и дополнения в той последовательности, в какой были приняты соответствующие законодательные акты. Как известно, необходимость внесения изменений и дополнений в часть четвертую ГК РФ обусловлена наличием в ней множества внутренних противоречий, пробелов и явно ошибочных положений, о чем неоднократно указывалось в юридической литературе Еременко В. И. Об изменениях в российских законодательных актах, связанных с интеллектуальной собственностью / В. И. Еременко //Адвокат. — № 1. — 2011. — С. 5.

Изменения и дополнения в часть четвертую ГК РФ, внесенные Федеральным законом от 4 октября 2010 г. № 259-ФЗ (далее -- Закон № 259-ФЗ)', были приняты с целью реализации обязательств, взятых на себя Российской Федерацией в рамках процесса присоединения к Всемирной торговой организации (ВТО).

Первые изменения и дополнения, внесенные Законом № 259-ФЗ, коснулись положений пункта 5 ст. 1229 ГК РФ относящихся к общим положениям главы 69. При этом абзац первый п. 5 данной статьи остался неизменным «Ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, в том числе в случае, когда использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, устанавливается настоящим Кодексом».

Вышеизложенное означает, что только в рамках ГК РФ допустимы случаи ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, которые закреплены в различных главах части четвертой ГК РФ (особенно многочисленны они в главах 70 «Авторское право», 71 «Права, смежные с авторскими», 72 «Патентное право», 73 «Право на селекционное достижение»). Кроме того, из нормы абзаца первого п. 5 ст. 1229 вытекает, что к ограничениям исключительного права относятся не только случаи свободного использования результатов интеллектуальной деятельности без выплаты вознаграждения (например, указанные в статьях 1272--1280 ГК РФ), но и случаи свободного использования результатов интеллектуальной деятельности с выплатой вознаграждения (к примеру, в соответствии со статьей 1245 ГК РФ).

Из пункта 5 ст. 1229 исключен абзац второй («Указанные ограничения устанавливаются при условии, что они не наносят неоправданный ущерб обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей»), который заменен новыми четырьмя абзацами.

Согласно новому абзацу третьему п. 5, прообразом которого послужила статья 13 Соглашения ТРИПС, ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства устанавливаются в определении особых случаях при условии, что такие ограничения / противоречат обычному использованию произведения и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей Проблемы охраны интеллектуальной собственности в условиях всемирной торговой организации: аналитико-темат. обзор по материалам отечеств. и зарубеж. лит. / Информ. -издат. центр Роспатента; [сост., вступ. ст. Л. Г. Кравец]. — М.: ИНИЦ Роспатента, 2005. — С. 76.

В соответствии с абзацем пятым п. 5 ст. 1229 ГК РФ ограничения исключительных прав на товарные знаки устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения учитывают законные интересы правообладателей и третьих лиц.

Подводя итоги анализу изменений, внесенных в пункт 5 ст. 1229 ГК РФ, можно сделать вывод о двух режимах ограничений исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, возникших вследствие этих изменений.

Первый из этих режимов, предусмотренный абзацем первым п. 5 данной статьи, относится к результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, не указанным в последующих абзацах п. 5, практически это ограничения исключительных прав на полезные модели, селекционные достижения и топологии интегральных микросхем. Следует полагать, что в отношении указанных выше ограничений исключительных прав не предусмотрено никаких условий их соблюдения.

Второй режим ограничений исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации снабжены условиями их соблюдения, предусмотренными абзацами третьим, четвертым и пятым п. 5 ст. 1229 ГК РФ. Однако на практике мало что изменилось, поскольку в статьи, предусматривающие указанные ограничения исключительных прав, внесены минимальные изменения, о которых пойдет речь ниже. Главный итог рассмотренных изменений -- формальное выполнение требований Соглашения ТРИПС в целях устранения препятствий для вступления России в ВТО Еременко В. И. Об изменениях в российских законодательных актах, связанных с интеллектуальной собственностью / В. И. Еременко //Адвокат. — № 1. — 2011. — С. 7.

В статье 1273 ГК РФ урегулированы вопросы свободного воспроизведения произведения в личных целях. Законом № 259-ФЗ данная статья изменена структурно: вместо одного абзаца она разбита на два пункта, в результате чего устранена ранее допущенная ошибка в пункте 1 ст. 1275, в котором сделана ссылка на ранее не существующий пункт 1 ст. 1273 ГК РФ.

Согласно пункту 1 ст. 1273 допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином при необходимости и исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения.

Кроме того, статья 1273 ГК РФ дополнена пунктом 2, согласно которому авторы, исполнители, изготовители фонограмм и аудиовизуальных произведений имеют право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245 Кодекса, в случаях, когда воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений осуществляется исключительно в личных целях, т. е. установлена взаимосвязь статей 1273 и 1245 ГК РФ, что предположительно позитивно скажется на практике сбора вознаграждения за копирование в личных целях.

В статье 1299 ГК РФ речь идет о технических средствах защиты авторских прав, т. е. любых технологиях, технических устройствах или их компонентах, контролирующих доступ к произведению, предотвращающих либо ограничивающих осуществление действий, которые не разрешены автором или иным правообладателем в отношении произведения (например, код доступа, криптография и т. п.).

В пункте 3 данной статьи предусмотрена ответственность лиц, осуществляющих действия по устранению ограничений использования произведения вследствие применения технических средств защиты авторских прав, а также производителей устройств и технологий, предназначенных для устранения указанных технических средств: автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя возмещения убытков или выплаты компенсации в соответствии со статьей 1301 ГК Р Ф Правовые проблемы права интеллектуальной собственности: материалы круглого стола, [Вологда, 30 октября 2009 г.] / Федер. агентство по образованию, Моск. гос. юрид. акад. им. О. Е. Кутафина, Фил. в г. Вологде; [отв. ред.: Е. А. Шелепина]. — Вологда: Киселев А. В., 2011. — С. 49.

В статье 1362 ГК РФ регламентировано предоставление принудительной лицензии на изобретение, полезную модель или промышленный образец. В пункте 1 данной статьи предусмотрены условия предоставления, а также прекращения действия принудительной лицензии в случае неиспользования или недостаточного использования патентообладателем запатентованных объектов. Законом № 259-ФЗ указанный пункт дополнен абзацем, определяющим новую разновидность принудительной лицензии: на использование изобретения, относящегося к технологии полупроводников.

Предоставление такой принудительной лицензии допускается исключительно для некоммерческого использования указанного изобретения в государственных, общественных и иных публичных интересах или для изменения положения, которое в установленном порядке, признано нарушающим требования антимонопольного законодательства Российской Федерации.

Из подпункта 3 п. 9 ст. 1483 ГК Р Ф Законом № 259- ФЗ исключены слова «доменному имени», в результате чего исключена возможность отказа в государственной регистрации товарного знака, если он тождественен доменному имени, право на которые возникло ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака Близнец И. Ограничения и исключения. Перспективы принятия нового международного договора / И. Близнец //Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2012. -№ 3. — С. 8.

Завершает перечень изменений и дополнений, внесенных Законом № 259-ФЗ, дополнение пунктом 1 ст. 1516 ГК РФ, относящегося к определению наименования места происхождения товара. Согласно нововведению положения настоящего пункта соответственно применяются к обозначению, которое позволяет идентифицировать товар как происходящий с территории определенного географического объекта и, хотя не содержит наименования этого объекта, стало известным в результате использования данного обозначения в отношении товара, особые свойства которого отвечают требованиям, указанным в абзаце первом указанного пункта Еременко В. И. Об изменениях в российских законодательных актах, связанных с интеллектуальной собственностью / В. И. ЕременкоАдвокат. — № 1. — 2011. — С. 9.

§ 2. Обзор нововведений, предусмотренных проектом нового гражданского кодекса в сфере договоров интеллектуального права

За пять лет действия четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) стали очевидными некоторые пробелы в правовом регулировании указанных отношений. В этой связи в 2012 г. в Государственную Думу Р Ф поступил законопроект № 47 538−6 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, отдельные законодательные акты Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» Лапин Н. Новеллы общих положений о договорах в проекте изменений ГК РФ и их влияние на авторское право Н. Лапин Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2013. -№ 3. — С. 11. В Проекте Ф З предлагаются комплексные изменения всех четырех частей ГК РФ, в том числе касающиеся вещных правоотношений, общих положений об обязательствах, договорах, интеллектуальной собственности и т. д.

На практике стороны заключают рамочные договоры при необходимости оформления длительных отношений. В частности, в авторском праве заключение подобных договоров распространено в сфере оборота программного обеспечения. Для этого они заключают рамочный лицензионный договор, в котором предусматривают условия об ответственности, непреодолимой силе, порядке разрешения споров и взаимодействия, но не прописывают предмет и иные существенные для лицензионного договора условия. Существенные условия подобного рамочного лицензионного договора (такие как идентификация объекта и прав пользования, срок предоставления прав, территория, на которой допускается пользование объектом, размер и порядок выплаты лицензионного вознаграждения и др.) определяются сторонами в случае возникновения необходимости получения и предоставления. Как правило, существенные условия указываются в приложениях к договору, являющихся его неотъемлемыми частями.

Учитывая изложенное, очевидно, что в случае принятия Проекта Ф З в предлагаемой редакции, введение подобного вида договора будет являться положительным явлением для отечественного права, поскольку облечет в законодательную форму отношения, которые распространены на практике.

Статья 431.2 ГК РФ в редакции Проекта Ф З вводит еще один новый для отечественного права институт — заверения об обстоятельствах. Смысл его состоит в том, что сторона, которая при заключении договора или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора или для его исполнения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию), обязана возместить другой стороне, разумно полагавшейся на соответствующие заверения, причиненные этим убытки Васильева Е. Н. Оборотоспособность в сфере интеллектуальной собственности / Е. Н. Васильева Государство и право. — 2011. — № 8. — С. 26−34.

В авторском праве подобная ситуация может возникнуть, например, при заключении сублицензионного авторского договора, когда лицензиат дает сублицензиату недостоверные заверения относительно наличия прав, которые предполагается передать по сублицензионному авторскому договору, и, как следствие, ставит под сомнение возможность правомерного использования соответствующего произведения.

Исходя из определения, приведенного выше, можно сделать вывод, что законодатель предлагает ввести в ГК РФ новый способ защиты, который будет заключаться в возможности взыскания убытков стороной, разумно полагавшейся на соответствующие заверения. При этом важно отметить, что данный способ защиты может быть применен независимо от признания соответствующего договора недействительным или незаключенным (абз. 2 п. 1 ст. 431.2 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ).

Для того чтобы воспользоваться указанным способом защиты, стороне, которая понесла убытки, необходимо доказать, что сторона, предоставившая недостоверные сведения, считала или имела разумные основания считать, что такая сторона на них полагается. При этом важно отметить, что термин «разумные основания» носит оценочный характер и в случае утверждения законодателем нормы в редакции Проекта Ф З у сторон оборота могут возникнуть проблемы с ее применением. Представляется, что толкование данной нормы судами и формирование соответствующей судебной практики позволит определить ориентиры для сторон оборота при применении указанной нормы.

К убыткам, подлежащим возмещению при недобросовестном ведении переговоров, законодатель относит расходы на ведение переговоров, а также так называемый отрицательный договорный интерес — утрату возможности заключить договор с третьим лицом

Дополнительно необходимо отметить, что п. 2 ст. 431.2 ГК РФ в редакции Проекта Ф З позволяет стороне, которая понесла убытки, если иное не определено договором, наряду с требованием о возмещении убытков также отказаться от договора.

Любопытными представляются новеллы Проекта Ф З в части ст. 434.1 ГК РФ. По сути, содержание данной статьи представляет сторонам договора дополнительный способ защиты своих прав, но его основное отличие заключается в том, что если большинство способов защиты, представленных в ГК РФ, может применяться сторонами, между которыми уже имеются договорные отношения, то положения ст. 434.1 ГК РФ относятся к ситуации, когда стороны имеют намерение заключить договор, но фактически договорных обязательств между ними нет Лапин Н. Новеллы общих положений о договорах в проекте изменений ГК РФ и их влияние на авторское право / Н. Лапин //Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2013. -№ 3. — С. 1.

Прежде всего, п. 1 указанной статьи дополняет базовый принцип «свободы договора», указанный в ст. 421 ГК РФ, и определяет, что граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о заключении договора и не несут ответственности за то, что соглашение не достигнуто, если иное не определено законом или договором.

Вместе с тем законодатель в п. 2 ст. 434.1 ГК РФ устанавливает лимиты такой свободы, которые обусловлены, прежде всего, принципом добросовестности участников гражданских правоотношений — еще одной новеллой, предложенной в п. 5 ст. 10 ГК РФ в редакции Проекта Ф З Лапин Н. Новеллы общих положений о договорах в проекте изменений ГК РФ и их влияние на авторское право / Н. Лапин //Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2013. — № 3. — С. 15. В частности, в соответствии с п. 2 ст. 434.1 ГК РФ на сторону, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, возлагается обязанность по возмещению другой стороне причиненных убытков. Некоторые примеры недобросовестных действий приведены в абз. 2 п. 2 ст. 434.1. ГК РФ в редакции Проекта Ф З. Стоит отметить, что указанные положения соответствуют ст. 2.1. 15 и 2.1. 16 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) 2004 г., применение которых в коммерческой практике распространено и является обычаем оборота. К убыткам, подлежащим возмещению при недобросовестном ведении переговоров, законодатель относит расходы на ведение переговоров, а также так называемый отрицательный договорный интерес — утрату возможности заключить договор с третьим лицом Лисицын-Светланов А. Г. Интеллектуальная собственность и инновационные процессы в современной России: правовые аспекты: [тема заседания Президиума РАН] / А. Г. Лисицын-Светланов //Вестник Российской академии наук. — 2010. — № 1. — С. 7.

Помимо этого, сторонами может устанавливаться иная ответственность за недобросовестное ведение переговоров. Любопытными представляются особенности применения данной нормы. Во-первых, исходя из буквального толкования, иные меры ответственности могут быть определены только соглашением сторон, в отличие от убытков, возмещение которых презюмируется при недобросовестном ведении переговоров (для заявления такого требования не требуется наличия отдельного соглашения или иных специальных условий). Поскольку термин «соглашение» не является тождественным термину «договор», то представляется, что на практике под данное определение будут попадать как предварительные договоры, так и протоколы переговоров сторон, электронная переписка, соглашения о конфиденциальности и др. источники, которые могут являться формой выражения соответствующего соглашения. Во-вторых, в случаях если стороны определяют иные меры ответственности за недобросовестное ведение переговоров, то утрачивают право применять положения п. 2−3 ст. 434.1 ГК РФ в редакции Проекта Ф З.

В п. 3 ст. 434.1 ГК РФ в редакции Проекта Ф З определяется специальный способ защиты, который касается исключительно использования конфиденциальной информации, полученной при ведении переговоров. В случае раскрытия конфиденциальной информации раскрывающая сторона обязана возместить передавшей стороне убытки, причиненные ей вследствие раскрытия такой информации, причем данная мера ответственности не связана с фактом заключения договора. Касательно данной нормы Проекта Ф З следует отметить, что по общему правилу вся информация, полученная сторонами в ходе переговоров, не является конфиденциальной. Стороны свободны в использовании ее в своей деловой практике. Однако при необходимости сторона может установить режим конфиденциальности в отношении соответствующей информации. В таком случае другая сторона должна быть извещена об этом. А сам режим конфиденциальности может быть определен в отношении соответствующей информации путем заключения соглашения о конфиденциальности, проставления специальных письменных или технических отметок на документах и т. д. Провоторов А. В. Некоторые аспекты защиты интеллектуальной собственности в сети Интернет / А. В. Провоторов //Экономические науки. — 2010. — № 11. — С. 38.

Как уже отмечалось выше, в авторском праве распространенным является заключение лицензионных договоров на предоставление права использования соответствующего программного обеспечения. Зачастую такие договоры имеют эксклюзивный характер и содержат конфиденциальную информацию. В связи с этим представляется, что ст. 434.1 ГК РФ, в случае ее принятия в редакции Проекта Ф З, предоставит сторонам оборота дополнительные гарантии и механизмы защиты при ведении переговоров, предшествующих заключению лицензионного договора.

Проект ФЗ содержит новеллы, касающиеся недействительности и незаключенности договоров. В ст. 431.1 ГК РФ законодателем отмечается, что недействительные договоры являются частным случаем недействительных сделок. Как следствие, к таким договорам применяются правила параграфа 2 главы 9 ГК РФ, если иное не установлено положениями об отдельных видах договоров и самой статьи 431.1 ГК РФ.

По требованию стороны договора или другого лица, указанного в ГК РФ или ином законе, суд может принять решение о признании соответствующего договора недействительным. Требование о признании договора ничтожным и (или) о применении последствий недействительности ничтожного договора может быть предъявлено любым заинтересованным лицом при условии представления им доказательств нарушения его прав и охраняемых законом интересов в результате заключения соответствующего договора. Последствия недействительности ничтожного договора не могут быть применены судом по собственной инициативе.

Статья 446.1 ГК РФ в редакции Проекта Ф З регулирует вопросы, связанные с оспариванием факта заключения договора. В соответствии с п. 1 указанной статьи договор, при заключении которого сторонами не было достигнуто соглашение по условиям, определяющим предмет договора, признается судом по требованию одной из сторон договора незаключенным. Комментируя данный пункт, важно отметить, что в случае если у сторон имеются разногласия относительно предмета договора, то соответствующий договор не является незаключенным автоматически. Он может быть признан таковым только судом и только на основании требования одной из сторон договора.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой