Жизнь Карла Маркса и Фридриха Энгельса в эмиграции

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Карл Маркс и Фридрих Энгельс являются великими революционерами своего времени, основателями марксизма, научного коммунизма, вождями пролетариата, написавшие множество значимых трудов, которые используются некоторыми исследователями и по сей день.

О Марксе и Энгельсе написано множество литературы, авторами различных стран. Но в большей степени она посвящена непосредственно их вкладу в развитие исторического процесса, их научной деятельности. А в данной работе подход к изучению их жизни и деятельности взят с иной стороны. Здесь рассматривается их жизнь как английских горожан.

Интересно взглянуть на знаменитых людей оказавшихся в новой обстановке, в стране, которая лидировала в процессе формирования нового, индустриального общества, в которой походил интенсивный процесс урбанизации, повышение роли города в развитии, как общества, так и личности.

О жизни Карла Маркса и Фридриха Энгельса множество доступной литературы и источников — это и переписка с различными деятелями того времени, переписка Маркса и Энгельса с членами семьи Маркса, воспоминания друзей и знакомых которые часто бывали у них в гостях, фотодокументы.

Маркс и Энгельс являются великими людьми своего времени, которые не жалея себя, во имя идеи, не смотря на все трудности которые встречались на их пути, в частности жизнь в эмиграции, без нормальных условий жизни и работы, делали все, что бы простым людям, пролетариям, жилось хорошо, без угнетения со стороны буржуа.

Объектом исследования является жизнь Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Предметом исследования является жизнь Карла Маркса и Фридриха Энгельса в условиях эмиграции, их жилищные условия, семья, работа, отдых, общение, здоровье.

Цель исследования — изучение на основе жизни Карла Маркса и Фридриха Энгельса изменения английской городской жизни в середине и конце XIX века.

маркс энгельс английский эмиграция

1. Источники и историография

История изучения английской городской жизни в большей своей части рассматриваются в учебных пособиях и учебниках, которые носят общий характер [12]. Отечественными исследователями она мало изучена. А работы самих английских исследователей на русский язык практически не переведены.

В основном встречаются исследования, касающиеся отдельных аспектов жизни, таких, как быт, досуг, статистические данные и тому подобное.

Одной из работ носящих информацию о населении, городском устройстве, социальном аспекте является работа специалиста в области социальной географии, профессора Лондонского университета Хью Клаута — история Лондона [11].

История быта, проведения досуга, привлекала внимание многих исследователей, как зарубежных так отечественных начиная с 19 века. Основополагающей работой по изучению истории быта и нравов английского общества является исследование английского историка Дж. М. Тревельяна «Социальная история Англии» [20]. Большое внимание на страницах книги отведено сфере досуга. «Социальной истории Англии» повествует об отдельных видах досуга английских горожан: парках и спорте, кофейнях и клубах, ассамблеях и курортах. Однако рассказ исследователя о досуге англичан основан на отдельных примерах и носит частный характер.

Составитель «Клубной жизни» Джон Тимбс -- известный публицист середины XIX века, собиратель анекдотов и сплетен английской столицы. Его книга рассказывает об истории становления и развития лондонских кофеен, таверн и клубов. Примечательно, что Дж. Тимбс один из первых сделал попытку подсчитать наиболее известные лондонские клубы и кофейни [21].

Одним из величайших трудов, посвященных жизни неимущих в Лондоне конца XIX века, было и остается исследование Чарльза Бута «Жизнь и труд лондонцев»; оно разрослось до семнадцати томов и выдержало три издания. Масштаб его был под стать предмету -- самому городу. Творение Бута полно выразительных подробностей и проникнуто останавливающей внимание жалостью. Пристальный взгляд на лондонские жизни -- вот что придает его труду такое значение [15].

Одним из источников информации по городской жизни являются электронные источники. Он несет в себе разрозненную информацию, которая требует сортировки и систематизации [13],[16].

Источников и литературы о К. Марксе и Ф. Энгельсе большое количество. Написано множество биографических работ авторами как из бывшего СССР, так и зарубежными.

В первую очередь нужно отметить биографические работы самих К. Маркса и Ф. Энгельса друг о друге. Ведь кому, как не им самим знать больше других о жизни своего лучшего друга и соратника.

Касаясь работ советских авторов в первую очередь необходимо отметить работы доктора исторических наук Е. А. Степановой краткий биографические очерк жизни и деятельности К. Маркса, и второй книги о Ф. Энгельсе. Книги предназначены для широко круга читателей, написанных простым и понятным языком [8],[9].

Другая биографическая работа группы авторов: Л. Ф. Ильичев (руководитель), Е. П. Кандель, Н. Ю. Колпинский, А. И. Малыш, Г. Д. Обичкин, В. В. Платковский, Б. Г. Тартаковский. Авторский коллектив стремился обстоятельно осветить те стороны жизни и деятельности Энгельса, которые в меньшей степени исследованы в биографической литературе: его роль в основании Союза коммунистов, в I Интернационале, его деятельность после смерти Маркса, его вклад в разработку марксистской политической экономии, философии, исторической науки и т. д. При работе над книгой был привлечен широкий круг разнообразных источников [10]. Среди них главное место занимают произведения и письма самих Маркса и Энгельса, вошедшие во второе издание их Сочинений [2].

Подобной работой является биография К. Маркса под общей редакцией Н. Е. Федосеевой. В ней тщательно расписаны все этапы жизни Маркса, в работе имеются множество фотографий [7].

Над биографией Энгельса работали также марксистские историки ГДР, Франции, Болгарии и некоторых других стран. Значительным событием в исследовании жизни и деятельности Энгельса явилась двухтомная работа прогрессивного немецкого историка Г. Майера «Фридрих Энгельс».

Г. Майер привлек огромный биографический материал, в 20-х -- начале 30-х гг. в значительной части еще не опубликованный: переписку Маркса и Энгельса между собой и со своими соратниками, письма их современников, мемуары и другие документы. Майеру удалось показать жизнь Энгельса на фоне исторических событий, ввести в научный оборот новые интересные и весьма важные факты [14].

Более современной работой является биография Карла Маркса и Фридриха Энгельса написанная видным специалистом по теории и истории марксизма из ГДР профессором Г. Гемковым. Ее оригинальность состоит в том, что в ней биография К. Маркса и Ф. Энгельса даются в тесной связи друг с другом. В книге, написанной в увлекательной форме, нашли отражение все значительные факты жизненного пути и творческой деятельности, приводятся интересные подробности их личной жизни [6].

Не последнее место в изучении жизни и деятельность К. Маркса и Ф. Энгельса занимают их многотомные сочинения, содержащие в себе и биографические сведения, и переписку с единомышленниками, друзьями и членами семьи [19].

Полное собрание сочинений и писем Маркса не издано еще до сих пор. На русский язык переведена большая часть произведений Маркса, чем на какой-либо другой язык.

Касаясь писем, нужно отметить, что они являются неисчерпаемым источником изучения жизни и деятельности Маркса Энгельса. В этом эпистолярном наследии особое место занимают письма Маркса и Энгельса к членам семьи Маркса. Написанные обычно по конкретному поводу, они искрятся юмором и веселой шуткой, блестящи по форме. В этой работе содержатся письма жены Маркса Женни, его дочерей -- Женни, Лауры, Элеоноры и зятя Маркса -- Поля Лафарга. В изданной книге публикуется переписка Маркса, Энгельса и членов семьи Маркса с ноября 1835 по сентябрь 1871 г. Несмотря на то, что охвачен лишь ограниченный период и что не все письма дошли до нашего времени (в частности, ничего не сохранилось за 1847--1848 гг.), опубликованная переписка образует своего рода документальную летопись жизни Маркса и Энгельса. В ней находят отражение важные этапы их биографии, отдельные вехи их научной, авторской и редакторской деятельности, практической работы [4].

Одним из основных источников по изучению жизни Маркса и Энгельса являются воспоминания их друзей, соратников, знакомых [1]. Важными источниками в изучении жизненного пути К. Маркса и Ф. Энгельса являются сборники документов и фотографий. В них содержатся фотографии различного информативного характера: семейные фотографии, фотографии домов которых жили Маркс и Энгельс. В этом источники находятся документы, которые несут в себе различную информацию касающихся различных этапов жизни и деятельности Маркса и Энгельса [3],[5]. Одним из источников информации о жизни и деятельности Карла Маркса и Фридриха Энгельса является интернет-источник. В интернет источниках содержится различная информация, которая требует сортировки и проверки достоверности [17],[18],[22].

В целом источников и литературы по данной проблеме достаточное количество. Они представлены различными жанрами: эпистолярные, документальные, фотодокументы, воспоминания представителей того времени, интернет источники.

2 Жилье, бытовые условия, семья

2.1 Облик Англии второй половины XIX века

К середине XIX века в Англии завершилась промышленная революция. Возникли огромные фабричные города с промышленностью, снабжавшие весь мир своими изделиями. Англия покрывалась сетью шоссейных дорог и каналов, убыстрявшие темп ее жизни. Основными классами английского общества стали пролетариат и буржуазия. Три четвертых населения промышленных городов составляли теперь фабричные и ремесленные рабочие [12, c. 420]. Столицей этого великого государства был Лондон.

К середине 1840-х годов Лондон приобрел славу величайшего города на земле -- имперской столицы, международного торгово-финансового центра, огромного интернационального рынка, куда стекался весь мир.

Но была и другая сторона. Внутри бедные викторианские жилища, как правило, мрачны и грязны. Среди коптящих сальных светильников висит тряпье. Население Лондона, составлявшее в начале века миллион человек, к концу его выросло примерно до пяти миллионов. К 1870 году город стал смущать умы уже простым количеством содержащейся в нем жизни. Ежедневно каждые восемь минут кто-то в нем умирал, каждые пять минут кто-то рождался. В Лондоне было сорок тысяч уличных торговцев фруктами и рыбой, сто тысяч бродяг; здесь обитало больше ирландцев, чем в Дублине, и больше католиков, чем в Риме. Здесь было двадцать тысяч пабов, где одновременно находилось до пятисот тысяч посетителей [13].

Особенный город этот не поддается описанию, и Энгельс мог лишь настойчиво возвращаться к образам, передающим громадность: «Бесчисленное множество судов… сотни пароходов… бесконечные вереницы экипажей и повозок… сотни тысяч, представители всех классов и всех сословий… В огромном лабиринте улиц есть сотни и тысячи скрытых переулков и закоулков… пристанища жесточайшей нищеты… последним заднюю комнату занимал вдовец, мусорщик управления городского хозяйства, который не верил ни в бога, ни в черта… В № 7 обитает возчик-инвалид. Он свалился со своей телеги и, попав ногой под колесо, сломал ее. Этажом выше живет на вспомоществование женщина -- очень бедная, старая, но счастливая душой, чающая небес» [19]. Вот они, постоянные обитатели Лондона.

К последним десятилетиям XIX века Лондон стал имперским городом. Главные площади, железнодорожные вокзалы, отели, громадные доки, новые большие улицы, перестроенные рынки -- все это зримо воплощало в себе беспримерную, исполинскую мощь. Город стал международным финансовым центром и локомотивом империи; в нем бурлила жизнь, полная великих ожиданий. Часть его изящества и многообразия была утрачена [17, c. 85].

Лондон конца XIX века был основан на деньгах. Он стал источником коммерческой активности и инструментом кредитования для всего мира. На Сити держалась Англия, богатства империи питали и омолаживали Сити. По улицам беспрерывно текла река транспорта на конной, моторной и паровой тяге; средняя скорость двухколесных и четырехколесных экипажей, фургонов и омнибусов по-прежнему составляла около двенадцати миль в час. Сидевшие на улицах старухи торговали травами, яблоками, спичками, сандвичами. В городе обитала непоседливая братия оборванных босоногих детей, ночевавших в узких проулках или под железнодорожными арками. Уличные торговцы продавали с тачек всевозможный товар -- уголь, цветы, рыбу, булочки, чай, фаянсовую посуду. Вспыхивали эпидемии, стремительно и жестоко распространявшиеся среди подвижного городского населения [20]. Вот он город, в который направился Карл Маркс после своего изгнания

2.2 Жилищно-бытовые условия

26 августа 1849 г. Маркс прибыл в Лондон. В третий или четвертый раз он вступил на английскую землю. Он рассчитывал пробыть здесь несколько месяцев, возможно год.

В середине сентября вместе с Ленхен Демут (служанка) и тремя детьми к нему присоединилась Женни, ожидавшая четвертого ребенка. С помощью Георга Веерта была снята квартира в доме № 4 по Андерсон-стрит в лондонском районе Челси [3, c. 289]. Несмотря на тесноту, в квартире находили приют еще и приезжавшие в город друзья.

В конце марта 1850 года выселенная в связи с неуплатой денег за квартиру, семья Маркса вынуждена была переехать в немецкую гостиницу на Лейсон-стрит 1. Пробыв там совсем недолго переселились в городской район Сохо, в узком переулке неподалеку от Сити, они нашли новую квартиру, состоявшую из двух комнат и кухни [7, c. 418]. Общая комната одновременно служила рабочим кабинетом Карлу Марксу. В расположенной за ней комнате ночью спала вся семья. Так как поначалу им не хватало мебели, все спали на полу. Ленхен ночевала на кухне. Санитарные условия были никудышными. От голодной смерти их спасала только скромная финансовая поддержка со стороны матери Женни.

Семья Маркса жила в такой же неописуемой материальной нужде, в какой существовали в то время миллионы пролетариев. [6, с. 149]. Долги семьи росли: долги домохозяину, торговцам, а нередко и врачу. Это видно из письма Жени Марксу: «Право, Карл, не знаю, что мне делать, домохозяйка не может и не хочет больше ждать… к тому же еще булочник, гувернантка, бакалейщик и мясник» [4, с. 137].

Повседневные лишения и густой лондонский туман вызывали частые заболевания у детей. Над семьей постоянно висела угроза лишиться крыши над головой. Именно тогда Фридрих Энгельс принял решение. Возвращение к коммерческой деятельности, для того, чтобы помочь семье Маркса.

Семье Маркса пришлось претерпеть все ужасы эмигрантского существования. Немногие ценности, даже одежда, обувь и белье отправлялись в ломбард. Марксу снова и снова приходилось откладывать свою научную работу, чтобы просить многочисленных кредиторов о деньгах. «Моя жена больна, Женничка больна, у Ленхен что-то вроде нервной лихорадки. Врача я не мог и не могу позвать, так как у меня нет денег на лекарства. В течение 8--10 дней моя семья питалась хлебом и картофелем, а сегодня еще сомнительно, смогу ли я достать и это. Поэтому я отсрочил на начало сентября уплату всем кредиторам, которым, как ты знаешь, все время выплачивались лишь небольшие части долга теперь меня атакуют со всех сторон» [4, с. 115.].

Некоторое время Маркс со своей семьей в 1855 году жили в пригороде Лондона, Кемберуэлле, в квартире предоставленной уехавшим в Шотландию эмигрантом. Это было связано с невыплатой квартирной платы. Но через некоторое время им удалось вернуться обратно, когда получили денежный перевод от Энгельса: «Только, что мамочка и Лаура, пошли к домохозяину, чтобы заплатить ему. Думаю, что завтра мы снова будем жить в нашей старой норе. Мамочка была в высшей степени щедра и потратилась в день рождения Лауры на виноград, кекс, курицу и много леденцов» [4, с. 152].

C 1864 К. Маркс со своей семьей жил в северном предместье Лондона Хемстеде, 1, Модена Виллас, Майтленд-парк-род. С внешней стороны дом на Мейтленд-парк-род выглядел как обычная пригородная вилла. В кабинете Маркса, три стены, уставленные полками с книгами, письменный стол близ окна и еще другой, меньший столик у диванчика и зеленый абажур над зажженной лампой. У стены стояли шкафы, которые были заполнены книгами и до самого потолка загружены свертками газет и рукописей. В комнате находилось и два стола, камин [1, с 222].

В середине ноября 1850 г. Энгельс переехал в Манчестер и поселился в доме № 44/70 по улице Грейт Дачи-стрит. В этом доме он прожил до конца сентября 1852 г. 5, c. 367]. Ежедневно отправлялся он в дом № 7 по улице Саузгейт Дин-стрит, в торговую контору «Эрмен и Энгельс», где и проводил большую часть дня.

Манчестер был крупнейшим центром южного Ланкашира -- колыбели английской текстильной промышленности. Это был город с населением более 400 тысяч человек. Значительную часть старого города с его извилистыми, узенькими улочками занимали рабочие кварталы; неподалеку от них, на прямых, широких улицах жила средняя буржуазия, а крупная буржуазия -- преимущественно в роскошных загородных домах и виллах [16].

В Манчестере Энгельс несколько раз менял свое местожительство. Одну квартиру, как правило, в центре города, он использовал для приема своих деловых знакомых, а также отца и братьев во время их приездов в Манчестер. Но большую часть свободного времени он проводил в скромном жилище на окраине, где поселился с Мери Бёрнс.

20 сентября 1870 г., окончательно уладив все дела в Манчестере, Энгельс переехал в Лондон. Он поселился на Риджентс-парк-род, 122, в десяти минутах ходьбы от дома, в котором жил Маркс. Поиском жилья для Энгельса занималась Женни жена Маркса: «Я уже много раз была у агента по найму квартир господина Смита, чтобы побудить его ускорить дело» [4, с. 492].

Квартира выглядела вполне прилично: «Две комнаты с хорошими обоями выглядят прекрасно. Гостиная с оранжереей все еще красуется в пурпурном убранстве» [4, с. 500].

Русанов вспоминал: «Его дом напоминал большую библиотеку. Полки с книгами закрывали стены от пола до потолка, столы и этажерки были завалены рукописями и корректурными листами. В кабинете Энгельса был лишь небольшой кусочек стены, свободный от книжных полок, и там висела большая фотография Карла Маркса. Мы восхищались прекрасным, живым портретом, а Энгельс рассказал, что это — увеличенная фотография с небольшого снимка, сделанного за несколько лет до смерти Маркса» [1, с258].

В начале октября 1894 г. Энгельс переехал из дома № 122 на Риджентс-парк-род в дом № 41 нотой же улице. Причиной переезда было то, что Луиза Каутская, выполнявшая роль секретаря Энгельса и хозяйки его дома, вышла замуж за доктора Л. Фрейбергера, и они ожидали ребенка. Потребовалась более обширная квартира. Как ни велики были трудности с арендой нового дома и переездом в него, Энгельс решился на это. Новый дом был более удобен как для работы Энгельса, так и для его отдыха. Расположенные поблизости Риджентс-Парк и Примроз-Хилл были обычным местом его послеобеденных прогулок [9, с. 285].

В начальный период пребывания в Лондоне жилищные условия у Маркса и его семьи были невыносимы, учитывая и то, что семья была большой, и порой приходилось ютиться всем в одной комнате, часто приходилось переселяться с места на место. Арендная плата была велика, когда за те же деньги в Германии семья Маркса жила в большом уютном доме.

У Энгельса положение было получше, он имел постоянный достаток и у него не было большой семьи. И при случае всегда помогал Марксу материально.

2.3 Семья

После прибытия в Лондон 5 ноября 1849 г. появился на свет Генрих Гвидо Маркс. Но тяжелые условия пребывания не заставили себя долго ждать. 19 ноября 1850 г. умер годовалый Генрих Гвидо, став первой жертвой этой нужды, нужда была так велика, что они не могли оплатить расходы по его погребению и сами погребли его во дворе своего жилища. В эту ночь Маркс поседел [17].

Не прошло и полутора лет, как 14 апреля 1852 г. за сыном последовала родившаяся 28 марта 1851 г. маленькая Франциска. Женни пришлось после родов отдать девочку кормилице, потому что было невозможно оставить малышку в тесной, сырой квартире.

Тяжелым роком для Женни и Карла была смерть их сына Эдгара, их Муша, как они его прозвали. Эдгар заболел три года спустя после смерти маленькой Франциски, предположительно туберкулезом. Маркс целыми днями не отходил от кровати сына, которому в то время было восемь лет. Но все заботы родителей были напрасны. Он умер у Маркса на руках между 5 и 6 часами. 1855 г. [6, с. 146].

После такой череды горестных событий, двум дочерям, Женни и Лауре, 16 января 1855 г. прибавилась еще одна -- Элеонора, ставшая общей любимицей семьи.

Несмотря на всю свою загруженность работой, Маркс часто находил время, чтобы поиграть с детьми, побродить с ними, рассказать им сказку или эпизоды из истории, почитать отрывки из «Песни о Нибелунгах», «Одиссеи» Гомера или «Дон Кихота».

Дети в шутку прозвали отца за смуглый цвет лица и черные волосы Мавром. Эту кличку с середины 50-х годов все чаще стали употреблять Энгельс и другие друзья семьи. У Мавра позже появилось еще одно прозвище «Зевс». Вообще в семье Маркса очень любили давать прозвища. Мать охотно называли Мэмэ, а Ленхен Демут -- Ним. Между собой дочери называли друг друга весьма поэтическими именами: старшую Женни в течение многих лет звали Кви-Кви император Китая, Лаура среди других прозвищ носила кличку Какаду, Элеонора -- Тусси, Кво-Кво китайский принц и Карлик Альберих. Благодаря точному предвидению хода военных действий. В семье Маркса за Энгельсом утвердилось шутливое прозвище «Генерал» [6, с. 242].

Даже во времена самой горькой нужды Карл и Жени не отказывали детям в удовольствии держать домашних животных -- птиц, ежа, кошек и даже собаку [20]. Несмотря на тяжелое материальное положение, родители заботились о том, чтобы дать детям хорошее общее образование. Все они постоянно пополняли приобретенные дома или в школе знания в области литературы и иностранных языков, естественных и общественных наук, занимались физическими упражнениями, рисованием, музыкой и пением.

Карл и Женни воспитывали детей, прежде всего своим личным примером. Они уделяли им много времени, терпеливо отвечали на их вопросы, учили их сознательно относиться к своим обязанностям и уже в детские годы шаг за шагом вовлекали их в работу.

Женни (дочь) много читала, широк был ее кругозор и как она восхищалась всем благородным и прекрасным. Она была большой почитательницей Шекспира и обладала драматическим талантом. Старшая дочь, исключительно красивая девушка, отличалась гармоничной красотой. Деньги, которые она получила тогда в Лондоне как артистка, она отдала на пальто из настоящего бархата для старой верной служанки — Елены Демут, которая вместе с семьей Маркса приехала из Трира в Англию и всю жизнь в радости, горе и нужде сохраняла свою любовь и привязанность к этой семье, к которой она, по существу, принадлежала [1, с. 244].

В мае 1872 г. Женни обручилась с Шарлем Лонге — французским журналистом, а через несколько месяцев они поженились. Семья Лонге разрасталась. После того как умер в годовалом возрасте первый ребенок, Жени между 1876 и 1882 годами родила еще четырех мальчиков и девочку [18]. Дети часто бывали у деда. Особенно дед был привязан к старшему внуку Жану, прозванному Джонни; большую часть времени мальчик жил у стариков. Болезнь 11 января 1883 г. свела Жени в могилу. После нее осталось пятеро детей -- Жан, Анри, Эдгар, Марсель и Жени, старшему из них было 7 лет, младшему 4 месяца. Лаура Лафарг и другие друзья помогали Шарлю ухаживать за детьми и воспитывать их.

Белокурая Лаура первой покинула родительский кров. В 1868 г. она вышла замуж за французского социалиста Поля Лафарга -- стройного, черноволосого и весьма темпераментного начинающего врача. После свадьбы, на которой Фридрих Энгельс выступал в качестве свидетеля, Поль и Лаура Лафарг переехали в Париж, где посвятили себя пропаганде научного коммунизма [6, с. 265].

В 1872 г. Лафарги вернулись в Лондон. После смерти детей Поль не желал больше практиковать как врач, поэтому супруги с трудом перебивались его заработками в качестве журналиста и фотографа. Лаура давала частные уроки, чтобы обеспечить пропитание семьи, однако часто, как и в последующие годы, Энгельсу приходилось помогать чете Лафаргов. Но однажды в воскресенье в их вилле в Дравейе, они рука об руку встретили смерть.

После замужества Женни с родителями осталась только Элеонора. Хотя ей было тогда лишь 17 лет, Тусси приняла от старшей сестры обязанности секретаря отца.

В 1873 г., то есть с 18-летнего возраста, Элеонора начала зарабатывать на жизнь своим трудом. Она выезжала в курортный городок Брайтон, где работала учительницей в школе. Однако болезнь заставила ее ограничить свою педагогическую деятельность. Работая с отцом, Элеонора приобрела богатый духовный багаж, позволивший ей впоследствии, после смерти Маркса, всего лишь за несколько лет стать известной публицисткой и политическим деятелем [20].

Элеонора, ни внешне, ни по своему внутреннему складу совсем ни походила на свою старшую сестру. У нее были менее тонкие черты лица, но те же умные карие глаза отца, и, не будучи красивой, она обладала весьма привлекательной внешностью, которую — в особенности мужчины — находили очень милой. У нее были прекрасные темно-русые волосы, отсвечивающие золотом. Она одевалась хотя и элегантно и со вкусом, но также несколько вызывающе. Отец предоставлял ей полную свободу действий и говорил: «молодые девушки должны наряжаться». Как вспоминала Кравчинская: «Ей было, по-моему, тогда 19 лет, и она считала себя невестой Лиссагаре, с которым усердно переписывалась. Внешне это был невзрачный человек, значительно старше Тусси. Он был граф, но отказался от своего титула и порвал со всей своей семьей из-за своих социалистических убеждений. Маркс, по-видимому, не признавал этой помолвки, он никогда не говорил о ней» [1, с. 169].

Вместе с Элеонорой работал врач Эдуард Эвелинг, который стал сторонником теории научного коммунизма. С 1884 г. Элеонора и Эдуард стали жить вместе.

Маркс по праву гордился своими тремя дочерьми, выросшими, в противоположность буржуазным барышням того времени, умными, самостоятельно мыслящими, обладающими чувством собственного достоинства женщинами.

Женни была шотландского происхождения и в родстве с герцогами Аргайл — женщина прекрасной души, восхищавшая своим острым умом, политическим тактом, ее энергичный, страстный характер, ее преданность и самоотверженность в служении великому делу, которому посветил себе ее муж.

2 декабря 1881 г. Женни скончалась. Это был самый тяжелый удар из всех, когда-либо выпадавших на долю Маркса. Энгельс был прав, сказав в день смерти Женни: «Мавр тоже умер». Над ее могилой на Хайгетском кладбище, расположенном в северной части Лондона, Энгельс произнес прощальное слово [8, с. 280].

У семьи Маркса была и экономка — Еленой, которая разделяла судьбу семьи Маркса вплоть до его смерти. Затем она стала вести хозяйство Энгельса. Кугельман: «Елена замечательно готовила — я до сих пор постоянно вспоминаю ее торты с вареньем. Это была пожилая женщина с прекрасным цветом лица; она носила золотые серьги и покрывала волосы сеткой. Она сохраняла за собой право „говорить свое мнение откровенно“. Ее мнение воспринималось всеми членами семьи уважительно, даже с кротостью, исключением была Элеонора, которая часто возражала ей» [1, с. 397].

Фридриха Энгельса так же можно считать, членом семьи Маркса. Многие праздники они проводили вместе и относились как к родному. У самого Энгельса семья жила в Германии.

После смерти отца 20 марта 1860 г., Энгельс выехал в Бармен. После похорон братья предложили Фридриху отказаться от его части наследства в Энгельскирхене на том основании, что он постоянно живет за границей. Быстрое урегулирование вопросов о разделе наследства во многом было предопределено доброй волей Энгельса, его горячим желанием пойти навстречу матери. Понятны тревога и переживания Энгельса, когда он узнал об опасной болезни матери, начавшейся вскоре после смерти отца. С 12 по 25 мая 1860 г. Энгельс снова находился в Бармене у больной матери. И лишь когда она поднялась с постели, он возвратился в Англию [10, с. 548].

В Англии же часто спутницей Энгельса была ирландская девушка Мери Берне, работница фабрики, в конторе которой он служил. Которая впоследствии стала его женой. Преданная и любящая Мери была огромной поддержкой и утешением Энгельсу в это тяжелое для него время. Когда 6 января 1863 г. она умерла от болезни сердца, Энгельс тяжко переживал утрату. Он чувствовал, что со смертью этой женщины, которая была его юношеской любовью, безвозвратно прошла и его собственная молодость. Его скорбь разделяла Лидия, или, как ее еще называли, Лиззи, сестра покойной. Больше десяти лет Энгельс, Мери и Лиззи жили вместе. После смерти Мери Энгельс еще больше сблизился с Лидией. Чувство глубокого взаимного уважения и симпатии, желание заботиться друг о друге с годами переросло в крепкую любовь. Лиззи стала второй женой Энгельса [9, c. 167].

Энгельс и Лиззи Берне часто приглашали в гости младшую дочь Маркса Элеонору. В 1869 г. четырнадцатилетней девочке, к ее великой радости, было разрешено сопровождать Энгельса и Лиззи в их путешествии по Ирландии. В то время в доме Энгельса жила также Мери Эллен Берне, племянница Лидии, которую прозвали Пумпс. Энгельс заботился о ее воспитании и относился к ней так, будто девочка была его собственным ребенком.

С 1876 г. его жене Лидии нездоровилось. Энгельс, разумеется, взял на себя часть забот по дому. Он пытался облегчить страдания Лиззи поездкой на морское побережье и в шотландские горы, но в середине 1878 г. состояние ее здоровья стало быстро ухудшаться.

Лиззи прожила с Энгельсом пятнадцать лет. На смертном ложе она попросила Энгельса выполнить последнее желание: она хотела умереть его официально признанной женой. Энгельс, которому благословение церкви и государства на его брак всегда представлялось излишним, исполнил волю умирающей и оформил с ней брак 11 сентября 1878 г. На следующий день Лиззи умерла у него на руках [10, с. 256]

После смерти Маркса Ленхен начала вести хозяйство Энгельса. Она прожила у него до конца cвоей жизни.

Когда умерла Ленхен, стал вопрос, кто будет теперь заботиться об Энгельсе. Ему было уже под семьдесят, он часто болел, за ним требовался хороший уход. Вскоре место Ленхен заняла Луиза Каутская, которая к тому времени разошлась со своим мужем. Каутской не хватало мягкости и деликатности, в которых нуждался Энгельс. Она слишком много думала о себе и слишком мало об Энгельсе. Это с особенной силой обнаружилось, когда в начале 1894 года Каутская вторично вышла замуж. Вскоре у Каутской родилась дочка. Вместе с мужем и дочкой она жила у Энгельса, но интересовалась не столько Энгельсом, сколько своей семьей. В один прекрасный день Каутская решила, что дом, который до того занимал Энгельс, теперь чересчур мал, что Энгельса надо перевезти на новую квартиру. Энгельсу этого страшно не хотелось. Он жил в своем доме 25 лет, привык к нему, знал в нем каждый уголок и легко находил здесь все нужные ему книги, материалы, рукописи. Нетрудно представить себе чувства Энгельса в связи с проектом переезда на новое место. Но он был болен, беспомощен, деликатен — и Каутская, в конце концов, добилась своего: она перевезла-таки Энгельса в другой дом [1, с. 111].

В начале пребывания в Лондоне семья Маркса потеряла троих детей, что стало большим горем. В последствии у них родилась дочка, так у Маркса осталось три дочери, которых он со своей женой воспитали должным образом. Все они вышли замуж за стоящих людей, с которыми тесно был знаком Маркс.

У Энгельса не было постоянной семьи, он был женат два раза на женщинах которых он очень любил. У него не бало своих детей, которых ему заменили дочери Маркса.

3. Работа как призвание и как средство существования

Карл Маркс прибыл в Лондон в 1849 г. В этом он опирался на поддержку Энгельса, который к моменту приезда Маркса жил в Англии уже семь лет. Энгельс прибыл в конце ноября 1842 г. в Манчестер, для коммерческой практики на бумагопрядильной фабрике фирмы «Эрмен и Энгельс», совладельцем которой был его отец. Пребывание Энгельса в Англии длилось почти два года. Первые статьи, были написаны Энгельсом сразу же по приезде в Англию и опубликованные в «Rheinische Zeitung» в декабре 1842 г.

До середины мая 1843 г. Энгельс не выступал в печати. Все свободное время он посвящал теперь изучению жизни английского пролетариата. Отсидев положенные часы в конторе на улице Соутгейт, Энгельс вечерами и по воскресеньям отправлялся в рабочие кварталы, посещал убогие жилища пролетариев, беседовал с рабочими, расспрашивал их об условиях жизни и труда. Он оставил общество и званые обеды, портвейн и шампанское буржуазии и посвятил свои часы досуга почти исключительно общению с настоящими рабочими [10, с. 250].

После прибытия в Лондон, в качестве первоочередной меры Маркс вместе с другими немецкими эмигрантами создает Комитет помощи немецким эмигрантам, который был призван помочь им преодолеть нужду. Маркс, а вскоре и Энгельс были избраны в состав руководства комитета. Энгельс работал секретарем комитета. Он отвечал за переписку и сбор денежных средств.

Второй ближайшей заботой Маркса являлось объединение разбитых контрреволюцией революционных сил. Важнейшим шагом на пути к этой цели он считал реорганизацию Союза коммунистов. Маркс, прежде всего, сформировал новый Центральный комитет, чтобы дать партии политический и организационный центр, руководящий орган.

Энгельс помогал Джонсу в создании нового журнала «Notes to the People». С помощью Энгельса в журнале был создан отдел, в котором печатались сообщения о важнейших событиях за границей. По этому поводу Джонс писал ему 16 января 1852 г.: «Никто, кроме тебя, не может мне помочь. Согласен ли ты еженедельно присылать мне корреспонденции… под каким-либо псевдонимом?» [19, с. 415].

Вскоре рухнули надежды на получение небольшого дохода от издания «Новой Рейнской газеты. Политико-экономического обозрения», в которой по началу работал К. Маркс. В последующие годы ни один редактор, ни один издатель на континенте не решался публиковать статьи и другие работы, вышедшие из-под пера Маркса или Энгельса. Посредством жестокого экономического принуждения и голода она пыталось теперь добиться того, чего не сумело достичь с помощью судебных процессов, провокаций и изгнаний [6, с. 151].

И тогда Фридрих Энгельс принял трудное решение — возвращение к коммерческой деятельности. Только в этом случае можно было бы спасти от голода Маркса и его семью и дать другу возможность продолжить его научную и политическую работу. Таким образом, Энгельс вновь оказался служащим фирмы «Эрмен и Энгельс» в Манчестере. В ноябре 1850 г. Фридрих Энгельс приступил к исполнению обязанностей служащего и помощника Эрмена, управляющего делами фирмы. По десять и более часов в день он должен был проводить в конторе, окруженный пряжей и нитками, вести деловые книги, заниматься перепиской с зарубежными фирмами на английском, французском, немецком, а когда нужно было, и на итальянском или испанском языках, следить за биржевыми известиями.

В первое время Энгельс не получал твердого жалованья, а лишь деньги «на представительство и на жизнь» от отца. Лишь постепенно он стал получать постоянный доход. Но вместе с тем расширялся и круг его обязанностей. Он приобретал все большие полномочия, и после смерти отца в 1860 г. стал совладельцем фабрики. Теперь ему пришлось самому представлять фирму на бирже и взять на себя ряд других представительских функций. Так, Энгельс должен был жертвовать большей частью дня для «проклятой торговли», вместо того чтобы посвятить дорогое время главным образом научным занятиям. Однако необходимость зарабатывать себе на жизнь, а, кроме того, оказывать постоянную поддержку Марксу [17].

Энгельс мучительно страдал, видя себя бессильным совсем избавить семью Маркса от лишений. Поэтому, когда ему представилась возможность оказать дополнительную материальную помощь Марксу путем литературной работы, он ухватился за это обеими руками. В августе 1851 г. Маркс получил от прогрессивной американской газеты «New-York Daily Tribune» предложение о сотрудничестве. Дав свое согласие, Маркс тотчас же обратился за помощью к Энгельсу. Энгельс немедленно засел за работу и стал систематически поставлять Марксу одну статью за другой, которые тот регулярно пересылал в «New-York Daily Tribune». Так родилась знаменитая серия статей «Революция и контрреволюция в Германии». Только с опубликованием переписки выяснилось, что эта работа принадлежит перу не Маркса, а Энгельса. И в дальнейшем статьи, написанные Энгельсом, печатались либо за подписью Маркса -- официального корреспондента газеты, либо шли без всякой подписи, как редакционные.

Кроме огромного количества статей, которые Энгельс написал вместо Маркса для «Tribune», он оказывал ему помощь, переводя статьи, написанные самим Марксом, на английский язык (пока Маркс не овладел английским языком в совершенстве).

Так, Жени Маркс пишет Энгельсу: «Мавр просит, если это только возможно, изготовить ему статью к пятнице или субботе. К сожалению, несколько статей упущено. Любая вещь пойдет» [4, с. 179].

В 50-е годы между Марксом и Энгельсом сложилось определенное разделение труда. В то время как Энгельс систематически углублялся в исследование военного дела, языкознания, а позже и все сильнее -- естественных наук, Маркс сконцентрировал свое внимание главным образом на изучении политической экономии, всемирной истории и внешней политики европейских государств.

На протяжении всей жизни они заметно отличались друг от друга стилем работы. Маркс в своем стремлении к безусловной научной точности иногда совершенно изводил себя в поисках наиболее подходящей формулировки, наиболее точного выражения и с большим трудом решался признать рукопись готовой и выпустить ее из своих рук. Энгельс, по словам Мавра, был не менее основателен, но в то же время «работоспособен в любое время дня и ночи, трезвый и навеселе, пишет и соображает быстро, как черт…» [6, с. 246].

Однако, несмотря на большую литературную работу, которую Маркс при содействии Энгельса выполнял для «New-York Daily Tribune», получаемый им гонорар был крайне невелик. В связи с этим материальное положение Маркса опять резко ухудшилось. В этот тяжелый для Маркса период Дана (который ранее работал с Энгельсом) предложил ему сотрудничать в издаваемой им «Новой американской энциклопедии». Хотя работа эта, была не особенно интересной, Энгельс охотно согласился принять в ней участие, видя в этом большое подспорье для Маркса. Так как он днем был занят в конторе, то ему приходилось работать для энциклопедии по ночам.

Дела Маркса стали улучшатся. Так Жени пишет мужу: «По видимому эти ослы твердо определили тебе 15 фунтов в квартал. Ну это совсем неплохо, если ты сможешь обходиться 1−2 статьями в неделю. Теперь я смогу вернуть некоторые вещи из ломбарда» [4, с. 200].

Ни одна важная теоретическая оценка Марксом не высказывалась, ни одно политическое решение не принималось до тех пор, пока друг не выскажет своего суждения по данному поводу. Всегда, если только позволяло время, рукопись направлялась издателю лишь после того, как Энгельс критически оценит ее. Их мысли и дела настолько слиты, что иногда невозможно определить вклад, внесенный лично Марксом или лично Энгельсом в их научные труды или политические выступления. Такие книги, как «Немецкая идеология» или «Манифест Коммунистической партии», на которых стоят имена обоих авторов, доказывают это. Маркс написал целую главу для более поздней работы Энгельса «Анти-Дюринг», военно-политические разделы вышедшей в 1871 г. известной работы Маркса «Гражданская война во Франции» принадлежат Энгельсу.

Политика и революционная работа никогда не кончались для Маркса у порога его дома, они составляли неотъемлемую часть его жизни, где бы она ни проходила.

В помещении Британского музея находилась лучшая и самая крупная в мире библиотека того времени. Туда, начиная с осени 1850 г., Маркс отправлялся почти ежедневно. В круглом, перекрытом высоким куполом читальном зале он просиживал над книгами с раннего утра до вечера. Позже, в 60-е годы, его часто сопровождала дочь Лаура, которая помогала ему просматривать специальную литературу и делать необходимые выписки [18].

Вильгельм Либкнехт так вспоминал об этом времени. Маркс «работал всегда, когда только представлялась малейшая возможность. Даже на прогулки он брал с собой свою записную книжку и поминутно делал в ней пометки. Нередко он поднимался среди ночи, чтобы записать пришедшую в голову мысль или исправить написанное накануне днем» [10, с. 559].

Часто после окончания вечерних заседаний Генерального Совета Интернационала Маркс просиживал еще пару часов за письменным столом, а нередко эти часы превращались в целые ночи. При этом он непрерывно курил, вопреки советам врачей, причем, самый дешевый, а потому и самый плохой табак.

Он всецело уходила в научную работу, задачи которой Маркс понимал весьма широко. Он возобновил также занятия математикой, дифференциальными и интегральными вычислениями для того, чтобы сознательно отнестись к только что возникавшему тогда математическому направлению в политической экономии [1, с. 179]. Проделывая такой большой труд, Марксу, естественно, нужны были помощники, ему помогала его жена и дочь Лаура с 1864 г., которая исполняла услуги секретаря.

В связи с усиленными занятиями восточным вопросом Энгельс изучает персидский язык, а в конце 50-х годов -- древнегерманские языки. В это же время приступил к основательному изучению естественных наук: химии, физики, биологии, физиологии. Датская война 1864 г., борьба из-за Шлезвига и Гольштейна побудила Энгельса заняться скандинавскими языками. В конце 60-х годов, когда в I Интернационале остро встала ирландская проблема, Энгельс принимается за кельтско-ирландские языки. В эти же годы Энгельс работает над голландско-фризским и шотландским языками. На склоне своей жизни Энгельс занялся изучением румынского и болгарского языков. Настоящий полиглот, Энгельс говорил и писал свободно на 12, а читал почти на 20 языках [10, с. 540].

С 1 июля 1869 года Энгельс прекратил работу в фирме «Эрмен и Энгельс», что позволило ему заняться, тем, что ему было близко. 4 октября 1870 г., по предложению Маркса, Энгельс был единогласно избран членом Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих. Вскоре же после избрания в Генеральный Совет Энгельс стал активно участвовать в решении многообразных задач, стоявших перед этим руководящим органом Интернационала. Он был одним из самых аккуратных членов Генерального Совета, не пропускал ни одного заседания. Большую работу он провел как секретарь-корреспондент Генерального Совета для Бельгии. Много сил и внимания ему пришлось уделить крупной стачке сигарочников Антверпена. Энгельс регулярно информировал Совет о ходе забастовки, о мерах, которые он принимал для оказания помощи стачечникам.

После смерти Маркса Энгельсу предстояла огромная работа по выпуску в свет «Капитала». Ленхен Демут обнаружила среди многочисленных пакетов, ящиков, свертков и книжных завалов на квартире Маркса рукопись с продолжением «Капитала». Уже после беглого просмотра Энгельсу стало ясно, какая гигантская работа здесь еще предстояла. Он писал Иоганну Филиппу Беккеру: «Прежде всего, необходимо издать второй том „Капитала“, а это не шутка. Рукопись второй книги существует в 4 или 5 редакциях, из которых только первая закончена, а позднейшие только начаты. Понадобится немало труда, так как у такого человека, как Маркс, каждое слово на вес золота. Но мне этот труд приятен -- ведь я снова вместе со своим старым другом» [19, с. 421].

Еще больше работы предстояло над третьим томом, но шестидесятидвухлетний Энгельс, не задумываясь, взялся за нее. Она началась с длившейся месяцы, даже годы трудной расшифровки Марксовых рукописей с бесчисленными сокращениями. Он тщательно проверял каждое слово, чтобы текст был выдержан в духе автора. При издании он пометил все сделанные им изменения, вставки и дополнения. Таким образом, Энгельс в результате многолетнего труда завершил «Капитал» так, как это сделал бы сам Маркс.

Помимо подготовки к печати не завершенных Марксом работ, в первую очередь II и III томов «Капитала», он намеревался также написать подробную биографию Маркса в связи с историей немецкого и международного рабочего движения. На плечи Энгельса теперь целиком легли и заботы по руководству международным рабочим движением, которые раньше они делили с Марксом.

В 1885 г. Энгельс смог опубликовать второй, а в 1894 г. -- третий том «Капитала». Почти двенадцать лет подготовка к печати «Капитала» занимала центральное место в научной деятельности Энгельса [20].

Несмотря на свой возраст, Энгельс неизменно присутствовал на всех первомайских демонстрациях английских рабочих и поднимался на грузовую платформу, служившую трибуной для ораторов. До конца своей жизни Энгельс обладал огромной работоспособностью и энергией. Поражала уже одна почта, которую он получал. Ежедневно в дом на Риджентс-парк-род приносили груду газет и писем на всех европейских языках. И Энгельс находил время все это просматривать, откликаться на все события, отвечать на письма. Энгельс работал по своему обыкновению упорно, четко, методически. В его квартире царил нерушимый, навсегда заведенный порядок. В его двух больших светлых кабинетах, стены которых были заставлены книжными шкафами, не валялось на полу ни одного клочка бумаги, а книги, за исключением какого-нибудь десятка, лежавшего на письменном столе, стояли все на своих местах… [9, с279].

К. Маркс и Ф. Энгельс не жалея себя, парой брались за не самую интересную им работу. В основном это было связано с материальными трудностями Маркса, и Энгельс всегда приходил на помощь своему другу. Между ними установилась разграничение в работе, каждый занимался тем, что ему было ближе, и в чем тот или иной больше разбирались. И это помогало им преодолевать те трудности, которые у них возникали.

4. Общение, отдых, здоровье

4.1. Карл Маркс

В то время основным местом отдыха были клубы, которых было около четырех тысяч. Клубы имели библиотеку, читальную комнату, помещение для общения. Оплата была не велика, поэтому они были доступны. Клубы делились по интересам: литературные, художественные, спортивные, политические, военные. Много времени английские рабочие проводили в пабах (пивных).

Много было и форм развлечения. Спорт: бокс, борьба, теннис, катание на коньках; туризм — в конце XIX века появляются туристические фирмы; кинематограф, музеи, выставки, театры.

Долгое время, живя вдалеке друг от друга, Маркс и Энгельс воспринимали, как праздник любую возможность встретиться. Энгельс не раз посещал семью Маркса во время рождественских и новогодних праздников останавливался у него всякий раз, когда представлялась возможность. Маркс же, если ему удавалось приехать в Манчестер, старался задержаться там как можно дольше. Нередко он оставался у Энгельса -- в 60-е годы обычно с кем-нибудь из членов своей семьи -- по нескольку недель. Однажды, в 1855 г., он даже провел в Манчестере около трех месяцев [7, c. 548].

Дневные часы, которые Энгельсу приходилось проводить в конторе, Маркс использовал для научной работы или переписки. Вечера и воскресенья целиком принадлежали только им. В эти часы друзья могли позволить себе забыть обо всех тяготах эмигрантской жизни. Они радовались и крепким анекдотам и тому, что они могут всю ночь напролет прокутить вдвоем.

После переезда в 1870 г. в Лондон Энгельс ежедневно приходил к Марксу, и они либо отправлялись гулять, либо оставались в кабинете Маркса. Как рассказывает Элеонора Маркс, они ходили по комнате, каждый по своей диагонали, часами беседуя друг с другом о самых различных вещах. Иногда обсуждение какого-нибудь вопроса продолжалось в течение нескольких таких встреч [17].

Когда для этого представлялась возможность, к ним присоединялся Вильгельм Вольф -- старый испытанный соратник по борьбе еще со времен «Новой Рейнской газеты». Он жил в Манчестере, давая частные уроки, и был связан с Марксом и Энгельсом узами тесной дружбы. Радостно встречали они и Георга Веерта -- поэта, когда тот останавливался в Манчестере [6, с. 200].

Появились и новые друзья. Через Энгельса Маркс познакомился с жившим в Манчестере немцем Карлом Шорлеммером, ученым-естествоиспытателем, который позже стал одним из крупнейших химиков своего времени. В Манчестере Маркс и Энгельс были тесно связаны личными и политическими узами с руководителем английских рабочих и публицистом Эрнестом Джонсом, а также с юристом Сэмюэлем Муром, который впоследствии перевел на английский язык «Капитал» Маркса. Там проживал немецкий врач Эдуард Гумперт, которому Маркс и Энгельс особенно доверяли. Дружба с этими людьми делала жизнь Энгельса в Манчестере более сносной, но сам город был ему противен.

Маркс всегда был весел, любил пошутить и посмеяться и ничто ему так не докучало, как бестактные требования случайных собеседников рассказать что-нибудь о его учении, на это он никогда не соглашался.

Не только в области науки и изобразительного искусства, но и в области поэзии у Маркса был тончайший вкус, его начитанность и память были одинаково поразительны. Он восхищался великими поэтами греческой классической древности, а также Шекспиром и Гёте, но к его любимцам принадлежали также Шамиссо и Рюккерт. Не прочь был Маркс пойти со знакомыми в театр, послушать Сальвини в роли Гамлета или несравненно более ценимого им Ирвинга [20].

В доме Маркса собирались почитатели Шекспира (Догбери-клуб), душой которого была его младшая дочь Маркса Элеонора. Среди членов клуба были Эдуард Роуз, драматург, г-жа Теодор Райт, прелестная Долли Редфорд, поэтесса, сэр Генри Юта, Фридрих Энгельс и другие, каждый из которых получил определенную известность. Эти шекспировские чтения должны были проводиться раз в две недели, попеременно в домах различных членов клуба, но фактически они устраивались значительно чаще в доме Маркса, чем в других местах. Поскольку он по вечерам выходил из дома очень редко, единственным местом, где он мог их слушать, был его собственный дом. Он никогда сам не читал ту или иную роль, что, может быть, было даже на пользу пьесе, ибо у него был гортанный голос и сильный немецкий акцент. Непредубежденному человеку может показаться несколько несообразным, что члены Догбери-клуба после окончания серьезного чтения завершали свои вечера играми и такими развлечениями, как шарады и шарады-пантомимы, главным образом ради удовольствия д-ра Маркса, — это можно было заключить из того, какую радость он при этом испытывал. Лоренцо вспоминает: «Он был превосходным слушателем: никогда не высказывал своего критического отношения, всегда понимал шутки и так хохотал, если что-либо казалось ему особенно смешным, что слезы текли у него по щекам. Он был старшим по возрасту, но по своему духу так же молод, как любой из нас. И его друг, верный Фридрих Энгельс, вел себя столь же непринужденно» [1, с. 220].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой