Выдача лиц, совершивших преступление.
Экстрадиция – материально-правовые и процессуальные аспекты

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

на тему: «Выдача лиц, совершивших преступление. Экстрадиция — материально правовые и процессуальные аспекты»

Введение

Представленная курсовая работа посвящена исследованию такого правового явления как экстрадиция.

Актуальность выбранной тематики

На сегодняшний день, в условиях развития технического прогресса и международных отношений, лицо, совершившее преступное деяние на территории одного государства, имеет возможность покинуть его пределы и укрыться на территории другого государства, с продолжением своей преступной деятельности. В этой связи государства объединяют все свои усилия, развивают и совершенствуют такой важный институт международно-правового сотрудничества — институт экстрадиции или выдачи лица совершившего преступление.

Данный институт не случайно признается одним из ведущих институтов права. Это обусловлено тем, что международное сотрудничество по борьбе с преступностью является системным сложным явлением, его содержание составляют как согласованные между государствами меры по оказанию помощи по расследованию уголовных дел, так и меры по осуществлению уголовного преследования, а также исполнения уголовных наказаний.

В современном мире вопросы экстрадиции преступников, а также лиц, которые подозреваются в совершении преступлений, Становятся все более значимыми, учитывая процессы глобализации, значительной миграции, транснациональной преступности, а также динамичного развития межгосударственных отношений в различных сферах. Проблема серьезного становления изучаемого правового института и оказания международно-правовой помощи по экстрадиции, применительно к Российскому государству, приобрела особую актуальность в конце XX столетия. Этот факт связан с падением так называемого «железного занавеса», а также непосредственно с реализацией принципа свободы передвижения, чем поспешили воспользоваться не столько обычные граждане, сколько преступные элементы.

Научный интерес исследуемого института усматривается в том, что он, являясь одним из ведущих видов международного сотрудничества в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам, непосредственно затрагивает суверенитет государства и тем самым представляет собой наиболее сложное мероприятие по непосредственному его осуществлению.

Институт экстрадиции, вне всякого сомнения, играет важную роль в развитии и укреплении международного сотрудничества между государствами. Не меньшее влияние возможность экстрадиции оказывает и на охрану прав, свобод и законных интересов личности, общества и государства, укрепление международного правопорядка и борьбу с преступностью. Все это обуславливает повышенный интерес к вопросам экстрадиции ученых, юристов и практиков.

Объект данного исследования — институт экстрадиции лица, совершившего преступление.

Предмет исследования — нормы уголовного права и уголовного процесса.

Цель исследования — изучение понятия экстрадиции, ее принципов, процедуры выдачи лица, совершившего преступление, а также проблем экстрадиции.

В соответствии с поставленной целью был определен ряд необходимых для ее достижения задач:

ознакомиться с нормативной базой, регламентирующей изучаемый правовой институт;

подобрать и изучить необходимую литературу по данной тематике;

исследовать теоретические и методологические основы института выдачи лица, совершившего преступление, обозначить его основные проблемы;

раскрыть понятие института экстрадиции, раскрыть его принципы;

исследовать процедуру выдачи лица, совершившего преступление;

подвести основные итоги проведенного исследования.

Нормативную базу исследования представили: Конституция Р Ф, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г., Уголовный кодекс РФ, Уголовно — процессуальный кодекс РФ, ратифицированные Российской Федерацией международные договоры и международные конвенции, а также судебная практика.

Научная база проводимого исследования представлена работами отечественных и зарубежных специалистов в области уголовного права, уголовного процесса, а также международного публичного права.

Глава 1. Понятие и принципы экстрадиции

1.1 Понятие и основания экстрадиции, основания отказа в экстрадиции

Экстрадицию рассматривают как один из древнейших институтов в международном уголовном праве. В классическом понимании она определяется как «передача лица государством, на территории которого такое лицо располагается, иному государству с целью привлечения его к уголовной ответственности либо для приведения приговора в исполнение».

Во многом под влиянием данного подхода в юридической науке зафиксировалась следующая формулировка экстрадиции как «отдельного института выдачи подозреваемых в совершении преступлений и осужденных преступников».

Именно поэтому в литературе, посвященной юриспруденции концепция экстрадиции, которая лежит в основе анализа ее понятия, содержания, целей, нормативной регламентации, а также процедур чаще всего ограничивается аспектами выдачи объявленных в международный розыск лиц, подозреваемых в совершении преступлений или передачи одним государством другому лиц, осужденных для отбывания наказания.

В то же самое время, экстрадиция и выдача — понятия не тождественные. Экстрадицию нецелесообразно сводить к выдаче, а также объяснять ее выдачей потому, что в настоящих условиях экстрадиция не ограничивается одной лишь выдачей преступников. Следует отметить, что процедура экстрадиции может завершиться также и отказом в выдаче.

Кроме того, нормы уголовно-процессуального законодательства России выделяют:

выдачу лица для уголовного преследования;

передачу лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания назначенного наказания.

Передача осужденных между двумя государствами для отбывания наказания согласуется с положениями Европейской конвенции о выдаче 1957 года, которые, в частности, предусматривают не только передачу, но и такие ее разновидности, как: передача с условиями и отсроченная передача.

На сегодняшний день Российская Федерация заключила 5 международных договоров о передаче лиц, осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, в их числе:

с Финляндией (1990 г.);

Латвией (1993);

Туркменистаном (1995);

с Азербайджаном (1995);

Грузией (1996).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что выдача и передача — это разные понятия. И, соответственно, отсюда вытекает, что экстрадиция — это не только выдача, не всякая процедура экстрадиции обязательно должна закончиться выдачей запрашиваемых лиц. В указанных случаях процедура экстрадиции наличествует, но реальной выдачи нет. Выдача — это лишь одна из форм реализации процедуры экстрадиции.

Анализируя законодательные и иные нормативно-правовые акты, регламентирующие вопросы экстрадиции, а также исследуя данные практики можно выделить следующие формы реализации экстрадиции:

передача;

экстрадиционный транзит;

выдача;

отсрочка выдачи;

отказ в выдаче;

временная выдача.

Они связаны с экстрадицией, охватываются ее нормами, однако к непосредственной выдаче преступников не сводятся. Поэтому экстрадицию можно охарактеризовать как комплексный отдельный и самостоятельный правовой институт.

Поэтому институт выдачи «представляет собой достаточно разработанный материал», в то время как институт экстрадиции в качестве самостоятельного института права выступает относительно новым явлением в международной практике государств и как новообразование в праве.

Он являет собой совокупность нормативных предписаний, которые регламентируют передачу лица, совершившего преступление, одним (запрашиваемым) государством другому (запрашивающему) государству для привлечения к уголовной ответственности и (или) отбывания наказания.

Применительно к Российской Федерации решение вопроса об экстрадиции лица зависит от его государственно-правового статуса, то есть: является ли оно гражданином Российской Федерации, либо иностранным гражданином или же лицом без гражданства. Проведем исследование нормативной регламентации решения данного вопроса.

Согласно части 1 статьи 61 Конституции Р Ф: «Гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству». Часть 1 статьи 13 УК РФ конкретизирует это предписание и устанавливает: «Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству».

Указанное правило распространяется также и на ту часть бипатридов, которые помимо российского имеют и еще одно гражданство или подданство иностранного государства. В части 1 статьи 6 Федерального закона от 19 апреля 2002 года «О гражданстве Российской Федерации"предписано следующее: «гражданин Российской Федерации, имеющий также иное гражданство, рассматривается в Российской Федерации только как гражданин Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных международным договором Российской Федерации или Федеральным законом».

В соответствии с частью 2 статьи 62 Конституции Р Ф «наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации». Данный подход российского законодателя основан на незыблемости суверенитета Российской Федерации и выступает в качестве дополнительной гарантии реализации принципа гражданства, закрепленного в части 1 статьи 12 УК РФ.

Решение вопроса об экстрадиции гражданина РФ мы осветили, теперь коснемся вопроса о выдаче иностранных граждан и лиц без гражданства. Здесь следует отметить то, что исходной точкой в этом отношении является часть 2 статьи 63 Конституции Российской Федерации: «Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляется на основании федерального закона или международного договора Российской Федерации».

Согласно же части 2 статьи 13 УК РФ «Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации».

Единственное основание выдачи — это совершение иностранным гражданином или лицом без гражданства экстрадиционного (то есть влекущего выдачу) преступления.

В данном качестве признается преступление, наказуемое в соответствии с уголовным законодательством запрашивающего и запрашиваемого государств лишением свободы на срок не менее одного года или более строгим наказанием, исходя из принципа «тождественности» (иначе «двойной криминальности»).

В указанную категорию преступлений не включаются:

политические;

воинские;

и финансовые преступления.

Важно отметить, что субъектом рассматриваемых преступлений наряду с иностранным гражданином может выступать также и любое лицо без гражданства, вне зависимости от того, постоянно или временно оно проживает на территории Российской Федерации. Это усматривается при сопоставительном анализе частей 1, 3 статьи 12 и части 2 статьи 13 УК РФ.

Кроме отмеченного выше основания, экстрадиция предполагает выполнение следующего ряда условий:

преступное деяние совершено на территории запрашивающего государства или направлено против интересов данного государства, или же преступник является гражданином данного государства;

преступник находится на территории запрашиваемого государства;

запрашиваемое и запрашивающее государства — участники соответствующего международного договора о выдаче;

соблюдение принципа, запрещающего дважды привлекать к ответственности за одно и то же преступление;

сроки давности привлечения к ответственности за совершенное преступление еще не истекли;

предоставление запрашиваемому государству, законодательство которого в отличие от законодательства запрашивающего государства не предусматривает за совершенное преступление смертную казнь, достаточных гарантий того, что этот вид наказания к выданному лицу не будет применен;

преступление не преследуется в порядке частного обвинения (то есть по заявлению потерпевшего) и прочие.

Из толкования части 2 статьи 13 УК РФ можно сделать вывод о том, что экстрадиция есть право, а не обязанность государства. В каждом конкретном случае уполномоченные органы должны рассматривать данный вопрос индивидуально. При отсутствии хотя бы одного из вышеуказанных условий экстрадиция не производится по общему правилу.

Кроме этого, Российская Федерация, ратифицируя Конвенцию 1957 г., определила за собой сохранение права дополнительного отказа в экстрадиции в следующих случаях:

— если выдача лица запрашивается в целях привлечения к ответственности в чрезвычайном суде или в порядке упрощенного судопроизводства либо в целях исполнения приговора, вынесенного чрезвычайным судом или в порядке упрощенного судопроизводства, когда есть основания полагать, что этому лицу не будут или не были обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные общепризнанными нормами международного права;

— если есть серьезные основания полагать, что лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, либо что этому лицу в процессе уголовного преследования не были или не будут обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные общепризнанными нормами международного права;

— исходя из соображений гуманности, когда есть основания полагать, что выдача лица может повлечь для него серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья;

— если выдача лица может нанести ущерб суверенитету, безопасности РФ, общественному порядку или другим существенно важным интересам.

Отказ в выдаче не исключает, а, напротив, предполагает обязанность Российской Федерации осуществлять уголовное преследование в соответствии со своим законодательством, руководствуясь при этом либо универсальным либо реальным принципом действия уголовного преследования в пространстве. Данное правило не распространяется на отказ в выдаче, поскольку он обуславливается реализацией права на политическое убежище, установленного Конституцией Р Ф.

Согласно части 1 статьи 63 Конституции Р Ф «Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права». Часть 2 статьи 63 Конституции Р Ф провозглашает: «В Российской Федерации, — не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением».

Подобная регламентация указанного права имеется в Положении о порядке предоставления в Российской Федерации политического убежища, утвержденном Указом Президента Р Ф от 21 июля 1997 г. № 1417. В нем, в частности, предусматривается не предоставление политического убежища в случае, если лицо преследуется за действия (бездействие), признаваемые в РФ преступлением, или же если оно виновно в совершении действий, противоречащих целям и принципам Организации Объединенных Наций (п. 5). П. 7 указанного Положения гласит, что лицо может быть лишено предоставленного ему Российской Федерацией политического убежища по соображениям государственной безопасности, а также в случае, если это лицо занимается деятельностью, которая противоречит целям и принципам Организации Объединенных Наций, или же если оно совершило преступление и в отношении него имеется вступивший в законную силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор суда.

Для подавляющего большинства функционирующих международных договоров об экстрадиции традиционна такая формулировка: «В выдаче может быть отказано в следующих вариантах: в случае если преступление, за которое затребована выдача, в законодательстве запрашивающей стороны наказуемо смертной казнью, а в законодательстве запрашивающего государства ненаказуемо; если только запрашивающая сторона не предоставит достаточных гарантий о том, что смертный приговор не будет вынесен или не будет приведен в исполнение».

1.2 Принципы осуществления экстрадиции

Принципы экстрадиции — это руководящие начала, базовые правила, закрепленные в правовых нормах международных договоров и соглашений об урегулировании процедуры экстрадиции (выдачи) и нормативных актов внутригосударственного (национального) права, в первую очередь Конституции, в которых выражаются базовые основания осуществления процедуры выдачи (а также отказа в выдаче).

Минкова Ю.В. определяет следующие принципы экстрадиции:

принцип двойной подсудности;

принцип экстрадиционности преступления;

принцип универсальности;

принцип специализации; принцип взаимности;

принцип «autdedereautjudicare» (или принцип невыдачи собственных граждан);

принцип истечения срока давности;

принцип совершения преступления на территории страны, к которой обращено требование;

принцип политического убежища;

принцип ответственности за совершение политического преступления;

принцип невыдачи лица, выдача которого требуется, на территории страны, к которой обращено требование, если по тому же преступлению был вынесен приговор или прекращено преследование по делу;

принцип выдачи гражданина третьего государства;

принцип невозвращения;

принцип отказа в выдаче по гуманным соображениям;

принцип ответственности за совершение финансового преступления (в области налогообложения, таможенных сборов);

временная выдача, дополнительная выдача.

Проведем анализ некоторых из перечисленных принципов экстрадиции.

Принцип выдачи лиц, совершивших преступление, на основе международного договора Российской Федерации или федерального закона закрепляется в части 2 статьи 63 Конституции Российской Федерации.

Однако сотрудничество государств иногда бывает настолько многосторонним, а их взаимоотношения — сложными и многогранными, что отдельные вопросы остаются упущенными при заключении договоров. Поэтому важное значение приобретает так называемый «принцип взаимности». Он гласит, что «в соответствии с заверениями иностранного государства, направившего запрос о выдаче, можно ожидать, что в аналогичной ситуации по запросу Российской Федерации будет произведена выдача» (пункт 2 статьи 462 УПК РФ).

По мнению Д. П. Никольского, «выдача предполагает юридическое отношение между двумя государствами, выражающееся в форме взаимного соглашения, которое может быть или молчаливым, определяемое по началу взаимности, или письменным, заключаемое в виде определенного договора, а также конвенции о выдаче».

Принцип выдачи только иностранных граждан и лиц без гражданства закреплен в части 1 статьи 62 Конституции Российской Федерации, согласно которому гражданин РФ не может быть выслан за пределы Российской Федерации либо выдан другому государству. Данное правило конкретизирует статья 13 УК РФ: «Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации». Также, согласно пункту 1 статьи 462 Уголовно-процессуального кодекса РФ: «Российская Федерация… может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства…». Указанные правила необходимы для достижения важнейшей цели — защиты граждан Российской Федерации от необоснованного преследования, а также обеспечения суверенного права РФ на осуществление над своими гражданами правосудия.

Однако практику невыдачи собственных граждан, по мнению Ю. В. Минковой, нецелесообразно считать общепризнанной, потому что многие государства (Великобритания, Австралия, Канада, Израиль, Индия, США) придерживаются противоположной точки зрения.

Правило двойной преступности, в юридической литературе известное также как принцип двойной инкриминации, двустороннего определения состава преступления, двойного вменения и т. д., означает:

во-первых, выдача лица предполагает необходимое основание уголовной ответственности — наличие преступления. Если такового нет хотя бы у одной из сторон, либо запрос о выдаче, либо его удовлетворение лишаются своего правового основания.

во-вторых, деяние должно быть квалифицировано как преступление в законодательствах обеих сторон — и запрашивающего, и запрашиваемого государств. По словам Бойцова А. И., «никто не может быть экстрадирован иначе, как на основании того, что инкриминируемое ему деяние считалось преступным в силу закона, действовавшего в момент его совершения», и «двойная криминальность должна не только иметь место на момент совершения соответствующего общественно опасного деяния, но и сохранять свою юридическую значимость на момент принятия решения о выдаче».

Правило «минимального срока наказания» (или принцип экстрадиционности преступления) определяет обязанность сторон о выдавать запрашиваемых лиц за все деяния, наказуемые лишением свободы не ниже определенного срока. Данное правило содержится практически во всех международно-правовых документах о выдаче.

Далее, правило (принцип) конкретности означает, что выданное лицо должно быть судимо и подвергнуто наказанию исключительно за то преступление, в связи с которым запрашивалась и осуществлялась экстрадиция. Валеев Р. М. полагает, что выход за пределы уголовного преследования, очерченные в процессе экстрадиции, может привести к произволу в отношении выданного лица, а также нарушению принципа, в соответствии с которым всякая выдача может осуществляться лишь по соглашению сторон. Нельзя привлечь выданное лицо к уголовной ответственности без согласия договаривающейся стороны, к которой обращено требование, поскольку это означало бы неуважение суверенитета государства, выдавшего преступника. Бойцов А. И. отмечает, что исторически рассматриваемое правило конкретности, определяющее пределы уголовной ответственности выданного лица, неразрывно связано с принципом невыдачи политических преступников, которые пользуются правом убежища.

Уголовно-процессуальное законодательство РФ содержит норму, предписывающую запрет на задержание и привлечение лица в качестве обвиняемого, а также его осуждение без согласия выдавшего его государства, а также запрет на его выдачу третьему государству за преступное деяние, в запросе не указанное. Согласие иностранного государства не требуется только в двух следующих случаях:

выданное им лицо в течение сорока четырех суток со дня окончания уголовного судопроизводства, отбытия наказания или освобождения от него по любому законному основанию не покинуло территорию Российской Федерации. В этот срок не засчитывается время, когда выданное лицо не могло не по своей вине покинуть территорию Российской Федерации (часть 1 статьи 461 УПК РФ);

выданное лицо покинуло территорию Российской Федерации, а затем добровольно возвратилось в Российскую Федерацию (часть 2 статьи 461 УПК РФ).

Однако из этого общего правила допускаются некоторые исключения:

когда Сторона, передавшая его, согласна на это;

когда выдаваемое лицо, имея возможность покинуть территорию Стороны, которой оно было передано, не сделало этого в течение 45 дней после своего окончательного освобождения или возвратилось на эту территорию после того, как покинуло ее (п. «а» и «b» части 1 статьи 14 Европейской конвенции о выдаче).

Принцип исключения из оснований выдачи политических преступлений наличествует в большинстве двусторонних договоров о выдаче и международных конвенций, а также закреплен в части 2 статьи 63 Конституции Р Ф в виде упоминаемого ранее правила о невыдаче другим государствам лиц, которые преследуются за политические убеждения.

Следует отметить то обстоятельство, что уголовному праву России не известно понятие «политическое преступление». Именно поэтому, ратифицируя Европейскую конвенцию и протоколы к ней, Российская Федерация расширила перечень преступлений, которые не будут рассматриваться в качестве «политических преступлений» или «преступлений, связанных с политическими преступлениями». По мнению Минковой Ю. В., очень важно осознавать, что четкое и общепризнанное определение политического преступления отсутствует, как и отсутствует международный критерий применения принципа исключения.

Ю.Г. Васильев высказал точку зрения, что институт экстрадиции и институт убежища неразрывно связаны, поскольку любой акт открытия судебного производства по выдаче сразу же включает в постановочном плане вопрос о возможности одновременного открытия судебного производства о предоставлении убежища. «Вынесение в конклюдентном порядке положительного решения по этому вопросу в автоматическом режим и снимает всю потенциальную проблему выдачи данного конкретного физического лица».

Право убежища определяется в юридической литературе не иначе как право суверенного государства провозгласить в своих законах и осуществлять предоставление лицам, преследуемым в других государствах, возможности проживания на своей территории без привлечения их к уголовной ответственности.

Право на убежище предоставляется любым лицам, кроме тех, кто совершил преступления против мира и безопасности человечества или общеуголовные преступления, выступая, таким образом, как право политического убежища.

Институту экстрадиции характерны и иные принципы, например:

принцип «non bis in idem» (означающий отказ от выдачи запрашиваемого лица в случае, если на территории страны, к которой обращено требование, по тому же преступлению был вынесен приговор или постановление о прекращении преследования по делу);

учет гуманных соображений.

Глава 2. Принятие решения об экстрадиции — порядок и проблемы

2.1 Процессуальный порядок принятия решений о выдаче

экстрадиция законодательство преступник выдача

В том случае, если компетентным органам государства, заинтересованного в выдаче преступника, становится известно местонахождение этого преступника — а именно на территории иностранного государства, то они направляют требование о выдаче преступника запрашиваемому государству в форме запроса. При этом должны иметь место два обязательных условия:

наличие двустороннего договора о правовой помощи с запрашиваемым государством, либо данное государство является участником соответствующей многосторонней конвенции;

отсутствие обстоятельств, исключающие выдачу преступника.

Вытекающие из Конвенции СНГ сношения по вопросам выдачи преступников осуществляют генеральные прокуроры (прокуроры) стран-участниц (статья 80Конвенции СНГ). В соответствии с Европейской Конвенцией о выдаче Генеральная прокуратура Российской Федерации назначена органом Российской Федерации, который уполномочен рассматривать вопросы о выдаче преступников (статья 4 Федерального закона от 25 октября 1999 г. о ратификации Европейской Конвенции).

Рассмотрим процессуальный порядок принятия решений о выдаче лица, совершившего преступление.

Когда возникает необходимость направить запрос о выдаче лица, совершившего преступление, при условии наличия для этого перечисленных выше оснований, все требуемые материалы предоставляются в Генеральную прокуратуру РФ. Там решается вопрос о предоставлении в соответствующий компетентный орган иностранного государства запроса о выдаче лица, находящегося на территории данного государства.

Итак, запрос о выдаче должен содержать:

1) наименование и адрес запрашивающего органа;

2) полное имя запрашиваемого лица, дата его рождения, данные о гражданстве, месте жительства либо месте пребывания и иные данные о его личности, а также по возможности описание внешности, фото и другие материалы, которые позволяют идентифицировать личность;

3) изложение фактических обстоятельств и правовая квалификация деяния, совершенного запрашиваемым лицом, включая также сведения о размере причиненного им ущерба, обязательно с приведением текста закона, предусматривающего ответственность за данное деяние, и обязательным указанием санкций;

4) сведения о времени и месте вынесения приговора, вступившего в законную силу или постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого с приложением заверенных копий соответствующих документов.

К запросу о выдаче для уголовного преследования также должна быть приложена заверенная копия постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу.

К запросу о выдаче для исполнения приговора должны быть приложены: заверенная копия приговора с отметкой о вступлении его в законную силу, текст положения уголовного закона, на основании которого лицо осуждено, а также справка о неотбытом сроке наказания.

Решение о выдаче:

а) иностранного гражданина;

б) либо лица без гражданства,

которые находятся на территории Российской Федерации и обвиняются в совершении преступления либо уже осуждены иностранным судом, принимается Генеральным прокурором Российской Федерации (либоего заместителем).

Генеральный прокурор Российской Федерации (или его заместитель) о принятом решении письменно уведомляет лицо, в отношении которого данное решение принято, а также разъясняет ему право на обжалование решения в суд по статье 463 УПК РФ (части 4 — 7 статьи 462 УПК РФ).

Решение Генерального прокурора РФ (или его заместителя) о выдаче может быть обжаловано:

а) в Верховный Суд республики;

б) краевой или областной суд;

в) суд города федерального значения;

г) суд автономной области или суд автономного округа

по месту нахождения лица, в отношении которого принято данное решение самим этим лицом (либо его защитником) в течение 10 суток с момента получения уведомления.

Если же указанное лицо находится под стражей, то администрация места содержания под стражей, получив адресованную суду жалобу, немедленно направляет ее в соответствующий суд, а также уведомляет об этом прокурора.

Прокурор направляет в суд материалы, которые подтверждают законность и обоснованность вынесенного решения о выдаче лица в течение 10 суток.

Срок проверки законности и обоснованности решения о выдаче лица — один месяц со дня получения жалобы. Проверку проводит суд, состоящий из трех судей, в открытом судебном заседании с участием:

прокурора;

лица, в отношении которого принято решение о выдаче;

и защитника, если он участвует в уголовном деле.

В начале заседания председательствующий:

объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению;

разъясняет присутствующим их права, обязанности и ответственность.

Далее заявитель и (или) его защитник обосновывают жалобу, после чего слово предоставляется прокурору. Главная особенность данного судебного рассмотрения состоит в том, что суд не обсуждает вопросы виновности лица, принесшего жалобу, а лишь занимается проверкой соответствия решения о выдаче данного лица законодательству и международным договорам Российской Федерации.

По результатам такой проверки суд выносит определение:

а) о признании решения о выдаче лица незаконным или необоснованным и его отмене (в случае отмены решения суд также отменяет и меру пресечения, которая избрана в отношении подавшего жалобу лица);

б) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Определение суда об удовлетворении жалобы либо отказе в этом может быть обжаловано в порядке кассации в Верховный Суд Российской Федерации в течение 7 дней со дня его вынесения.

В случае если выдача лица не производится, Генеральная прокуратура Российской Федерации уведомляет об этом компетентные органы иностранного государства, указывая при этом основания отказа в выдаче.

Если иностранный гражданин, либо лицо без гражданства, в отношении которого поступил запрос о выдаче:

а) подвергается уголовному преследованию,

б) или отбывает наказание за другое преступление на территории Российской Федерации — его выдача может быть отсрочена до прекращения уголовного преследования, либо освобождения от наказания соответственно по любому законному основанию либо до окончания исполнения приговора (часть 1 статьи 465 УПК РФ; пункт 1 статьи 19 Европейской конвенции о выдаче; статья 63 Конвенции СНГ).

Такая отсрочка выдачи может иметь последствия в виде:

а) истечения срока давности уголовного преследования (статья 78 УК РФ);

б) либо причинение ущерба расследованию преступления.

В этом случае запрашиваемое к выдаче лицо выдается лишь на время, при этом оно обязано соблюдать условия, установленные Генеральным прокурором Российской Федерации (его заместителем) (статья 465 УПК РФ). Выданное лицо должно быть возвращено после проведения действия по уголовному делу, для которого оно было выдано (не позднее чем через три месяца со дня передачи данного лица). Указанный срок в обоснованных случаях может быть продлен решением Генерального прокурора запрашиваемого государства (статья 64 Конвенции СНГ).

В ситуации коллизии требований о выдаче лица за совершение одного и того же преступления либо различных преступлений (иными словами, когда требования о выдаче поступили от нескольких государств), запрашиваемое государство управомочено самостоятельно решить, какое из поступивших требований надлежит удовлетворить (статья 65 Конвенции СНГ). Такое решение запрашиваемое государство принимает, учитывая все обстоятельства, особое внимание, уделяя обстоятельствам тяжести и места совершения преступления, соответствующих дат просьб, гражданства запрашиваемого лица, а также возможности последующей выдачи его другому государству (ст. 17 Европейской конвенции о выдаче). В Российской Федерации данное решение принимает Генеральный прокурор Российской Федерации (либо его заместитель).

Прокурор управомочен решить вопрос о необходимости избрания меры пресечения в отношении запрашиваемого лица в предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством порядке в целях обеспечения возможности выдачи лица иностранному государству, если к запросу о выдаче не было приложено решение судебного органа об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (статьи 97 — 110 УПК РФ).

Если же к запросу о выдаче лица указанное решение судебного органа иностранного государства прилагается, то прокурор подвергает запрашиваемое лицо домашнему аресту, либо заключает его под стражу без подтверждения решения судом Российской Федерации.

Генеральный прокурор (или его заместитель) незамедлительно уведомляет направивший запрос о выдаче лица компетентный орган иностранного государства (статья 466 УПК РФ). Уведомление содержит сведения о месте, дате и времени передачи требуемого лица. Если такое лицо принимается в течение 15 суток со дня, назначенного для передачи, то оно может быть освобождено из-под стражи. Однако дата передачи требуемого лица может быть перенесена, но только в случае уведомления Российской Федерации иностранным государством о том, что оно по не зависящим от него обстоятельствам не может принять это лицо. В этом же порядке изменяется дата передачи, если Российская Федерация не может передать требуемое лицо по не зависящим от нее причинам.

В любом случае лицо подлежит освобождению спустя 30 суток со дня, назначенного для его передачи (статья 467 УПК РФ).

Вместе с выдаваемым лицом соответствующему компетентному органу иностранного государства может быть передано следующее:

предметы, которые являются орудиями преступления;

предметы, имеющие на себе следы преступления либо добытые преступным путем;

Данные предметы также передаются по запросу и в случае, если выдача запрашиваемого лица не может состояться по причине его смерти, либо по другим причинам. Передача таких предметов может временно задерживаться, если они необходимы для производства по иному уголовному делу.

Конвенция СНГ, в частности статья 60, предписывает запрашиваемому государству после получения требования о выдаче незамедлительно принять меры по розыску и взятию запрашиваемого лица под стражу в целях обеспечения возможности его выдачи, а в последствии известить запрашивающее государство о месте и времени выдачи преступника.

Если запрашивающее государство не принимает подлежащее выдаче лиц течение 15 дней после назначенной даты передачи, то данное лицо освобождается из-под стражи (статья 67 Конвенции СНГ). Однако статья 67.1 Конвенции СНГ постановляет, что освобождение лица из-под стражи при этом не препятствует его повторному задержанию и взятию под стражу в целях выдачи, при условии последующего получения требования о выдаче. Указанная Конвенция также регламентирует вопросы:

розыска требуемого лица;

взятия под стражу либо задержания лица до получения требования о выдаче;

освобождения его при поступлении уведомления от запрашивающего государства о необходимости освобождения этого лица, а равно при неполучении требования о выдаче запрашиваемым государством (со всеми необходимыми документами).

Освобождение лица по указанным основаниям осуществляется в течение сорока дней со дня заключения под стражу либо в течение срока, предусмотренного законодательством для задержания (статьи 61, 61. 1, 61. 2, 62 Конвенции СНГ).

Европейской конвенцией о выдаче 1957 года устанавливаются схожие правила. Согласно этому документу запрашивающее государство информируется государством, запрашиваемым о своем решении в отношении выдачи; при отказе (полном или частичном) в выдаче должны быть указаны причины. В случае удовлетворения просьбы запрашивающему государству направляются сведения о месте и дате передачи требуемого лица, а также о периоде времени, в течение которого данное лицо задерживалось с целью его передачи. Если принять задержанное лицо запрашивающему государству либо передать его запрашиваемому государству препятствуют не зависящие от него обстоятельства то, оно уведомляет другое государство и согласовывает с ним другую дату передачи. Если же требуемое лицо не передается в назначенную дату, оно может освободиться по истечении 15 дней и должно быть освобождено в любом случае по истечении 30 дней (статья 18 Европейской конвенции о выдаче).

Конвенция СНГ (статьи 61 — 62) и Европейская конвенция о выдаче предписывают сходные положения о том, что в случае, не терпящем отлагательства, компетентные органы запрашивающего государства могут обратиться с просьбой о временном задержании разыскиваемого лица до получения запрашиваемым государством запроса о выдаче. Компетентные органы запрашиваемого государства принимают решение по данному вопросу в соответствии с его законом. Просьба о временном задержании направляется компетентным органам запрашиваемого государства по дипломатическим каналам, или непосредственно по почте или телеграфу, или через посредство Международной организации уголовной полиции (Интерпол), или с помощью любых других средств, обеспечивающих письменное подтверждение или приемлемых для запрашиваемого государства. Запрашивающий орган незамедлительно информируется о предпринятых действиях по его просьбе. Временное задержание может быть отменено, если в течение 18 дней после задержания запрашиваемое государство не получило просьбу о выдаче и прилагаемых к ней документов. В любом случае этот период не может превышать 40 дней с даты такого задержания. Возможность временного освобождения в любое время не исключается, однако запрашиваемое государство принимает любые меры, которые оно считает необходимыми, для предотвращения побега разыскиваемого лица. Освобождение не препятствует повторному задержанию и выдаче, если впоследствии получена просьба о выдаче (ст. 16 Европейской конвенции о выдаче).

Решения, которые принимает Генеральный прокурор Российской Федерации как уполномоченное должностное лицо, относительно выдачи требуемого лица, а также иных вопросов, вытекающих из правоотношений, регламентированных статьями 460 — 468 УПК РФ, Европейской конвенцией о выдаче, Конвенцией СНГ и другими соответствующими двусторонними договорами Российской Федерации могут быть обжалованы в суд заинтересованными лицами (в соответствии со статьей 46 Конституции Р Ф и статьями 19 и 125 УПК РФ).

2.2 Проблемы совершенствования законодательства о выдаче преступников

Вопросу выдачи преступников в Российской Федерации посвящено всего две статьи Конституции РФ- 61 и 63.

Частью 1 статьи 61 Конституции Российской Федерации устанавливается положение, в соответствии с которым «гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству».

Частью 2 статьи 63 Конституции Российской Федерации регламентируется: «в Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением». Анализируя данные положения, приходим к следующему выводу:

Конституцией Российской Федерации закрепляется принцип невыдачи собственных граждан.

Вместе с этим многосторонние конвенции, затрагивающие преступления международного характера, устанавливают возможность альтернативного поведения сторон.

Рассмотрим данные случаи.

Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (от 14 декабря 1973 года) в статье 7 устанавливает, что государство-участник, на территории которого оказывается предполагаемый преступник (в том числе, если оно не выдает его) передает дело без каких-либо исключений и без необоснованной задержки своим компетентным органам для целей уголовного преследования с соблюдением процедур, установленных законами этого государства.

В это же время, Статут Международного Суда постановляет, что лицо, совершившее преступление против человечности, геноцид, военные преступления, а также преступления агрессии находится под юрисдикцией Международного Уголовного Суда и поэтому должно передаться в распоряжение его структур.

При этом Государство-участник Статута не имеет возможности сослаться на какие-либо обстоятельства для отказа в передаче лица Суду. Если Суд обратится к государству с просьбой выдать ему своего гражданина, это государство обязано удовлетворить данную просьбу.

В соответствии с вышеизложенным совершенно очевидно противоречие между закрепленным в Конституции Р Ф принципом о невыдаче собственных граждан и требованием о передаче собственных граждан Международному Уголовному Суду для осуществления правосудия.

Разрешение данного противоречия усматривается в следующих случаях:

1. Необходимо провести четкое разграничение между категориями"выдача лица другому государству" и «передача лица Суду"в законе, который касается имплементации Статута. Благодаря такому различию государства, несмотря на ограничения по поводу выдачи их граждан за пределы их государств, предусмотренные их законодательством, смогли бы передавать своих граждан Суду. На сегодняшний день большинство юристов и правоведов высказывают свое мнение о трактовке принципа невыдачи собственных граждан как об"излишне расширительной». На самом деле, данная норма запрещает выдачу собственных граждан только лишь другому государству и при этом никак не регулирует процесса их выдачи межгосударственным организациям, каковой является упоминаемый Международный Уголовный Суд. Этой же позиции придерживается и Римский Статут, различающий данные понятия. Он определяет, что «выдача международному Суду» это «передача лица Суду определенным государством». А вот «экстрадиция» — это «передача лица определенным государством определенному государству». При таком подходе данные понятия определяют две различные процедуры, при этом являясь нетождественными терминами, имеющими различное содержание;

2. Необходимо внести поправку в текст Конституции. Иными словами существующий текст нуждается в незначительной поправке, которая могла бы обеспечить отступление от имеющегося принципа и тем самым позволить рассматривать передачу собственных граждан Суда не как антиконституционный акт. Преимущество данной меры состоит в устранении возможных коллизий норм во внутригосударственном праве. В этом случае национальным судам гарантируется принятие их решений в соответствии с их Статутными обязательствами, не взирая на возможное сопротивление со стороны государств предоставлять своих граждан в распоряжение иного органа суда.

Конституция Российской Федерации закрепляет принцип о невыдаче другим государствам преследуемых за политические убеждения лиц. В то же время международное право исключает из числа лиц, преследуемых по политическим убеждениям, в отношении которых наличествуют основания полагать, что они совершили:

преступления против мира;

военные преступления;

преступления против человечества;

незаконный захват воздушных судов и заложников;

акты терроризма и пр.

Российская Федерация, ратифицируя Европейскую конвенцию о выдаче, признала закрепленные в самой конвенции и в дополнительных протоколах к ней положения. В статье 2 Федерального закона от 25 октября 1999 года № 190-ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней» делается оговорка, что «Российская Федерация не считает исчерпывающим содержащийся в статье 1 Дополнительного протокола от 15 октября 1975 года к Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 года перечень преступлений, не являющихся преступлениями политического характера», тем самым создавая себе возможность самостоятельно устанавливать расширительный перечень не имеющих политический характер преступлений.

Также закрепляется правило о невыдаче другим государствам лиц, за деяния (действия или бездействие), которые не признаются в Российской Федерации преступлением.

Конституция Российской Федерации закрепляет принцип «двойной криминальности». Его суть в следующем: для выдачи лица с целью привлечения его к уголовной ответственности необходимо наличие наказания в виде лишения свободы в праве обеих стран за совершенное преступное деяние.

Итак, Конституция Российской Федерации объединила основания отказа в выдаче лица:

из договоров о правовой помощи взяты и закреплены два абсолютных основания — невыдача собственных граждан и невыдача за деяния, не являющиеся преступлениями.

из Конвенции о борьбе с захватом заложников (1979 года) — преследование за политические убеждения.

Одновременно с этим, Конституция Российской Федерации не закрепила иные обстоятельства отказа в выдаче лица. Данные основания уже выработаны практикой международного права и зафиксированы международными договорами как главные снования отказа в выдаче:

— невозможность возбуждения уголовного дела либо приведения в исполнение приговора по причине истечения срока давности, амнистии или по иному законному основанию, которое предусмотрено законодательством РФ;

— вынесение приговора (иного окончательного решения по делу), вступившего в законную силу, в отношении лица, выдача которого требуется, на территории Российской Федерации по тому же преступлению. И международно-правовые документы и законодательство Российской Федерации предусматривают соблюдение принципа запрещения повторного осуждения лица за одно и то же преступление («non bis in idem»). В рамках данного принципа запрещается также подвергать уголовному преследованию лицо, в отношении которого компетентные органы запрашиваемого государства вынесли решение не возбуждать уголовное дело либо же прекратить судебное разбирательство;

— предоставление запрашиваемому к выдаче лицу в Российской Федерации права убежища;

— иные основания, закрепленные в Конвенциях и двусторонних договоров, которые были ратифицированы Российской Федерацией.

Следует отметить, что не отражение вышеуказанных обстоятельств в тексте Конституции Российской Федерации в качестве оснований отказа в выдаче, вовсе не означает их непризнание. Эти обстоятельства не противоречат Конституции Р Ф, а потому могут быть закреплены в иных внутригосударственных актах о выдаче лиц.

Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство конкретизирует ряд положений Конституции Российской Федерации о выдаче. Статья 13 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года постановляет: «граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации».

Однако в статье 13 Уголовного кодекса Российской Федерации не нашло отражение конституционное положение о невыдаче лица, которому предоставляется политическое убежище Российским государством. Помимо этого, частью 2 статьи 13 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливается правило о выдаче только в соответствии с международным договором Российской Федерации. А ведь Конституция Российской Федерации в качестве основания выдачи закрепляет еще и федеральный закон.

Также в Уголовном кодексе Российской Федерации отсутствуют нормы, которые бы рассматривали выдачу как санкцию за совершение конкретных преступлений.

Необходимо также отметить, что сама редакция статьи 13 Уголовного кодекса Российской Федерации является не достаточно конкретной. Часть 1 данной статьи указывает, что: «граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству». Данная норма содержит лишь запрет на выдачу граждан России, которые совершили преступление на территории иностранного государства, но при этом не содержит абсолютного запрета на выдачу российских граждан. Поэтому совершенно очевидно возникает вопрос: какова судьба граждан Российской Федерации, которые совершили преступление на территории Российской Федерации, которое наносит ущерб другому государству, либо совершивших преступления на территории третьего, не запрашивающего о выдаче, государства, либо за переделами территории какого-либо государств вообще (например, в открытом море)?

Не является безупречной с точки зрения юридической техники и ч. 2. ст. 13 УК РФ: «иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации». Во-первых, международные договоры допускают возможность выдачи иностранцев и лиц без гражданства и за преступления, совершенные и на российской территории (например, ст. Конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 г). Во-вторых, по международным обязательствам Российской Федерации выдача производится не «для отбывания наказания» (как записано в ч. 2 ст. 13 УК РФ), а «для приведения приговора в исполнение». Так что ст. 13 УК РФ нуждается в определенном уточнении.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой