Доказательства в спорах по вопросам интеллектуальной собственности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Доказательства в спорах по вопросам интеллектуальной собственности

доказывание электронный интеллектуальный собственность

Специфика отношений интеллектуальной собственности накладывает отпечаток на практическое применение процессуальных правил о представлении и исследовании доказательств. Во-первых, объекты интеллектуальной собственности нематериальны. Поэтому в деле всегда возникнет вопрос о свидетельских показаниях, заключениях и показаниях экспертов, документах и предметах материального мира, представляемых в подтверждение требований сторон. Есть категории дел, в которых эти вопросы всегда решаются очень болезненно, — распределение прав на служебные объекты интеллектуальной собственности, доказывание авторства, установление режима конфиденциальности для той или иной информации и наиболее популярная в настоящее время проблема нарушений прав интеллектуальной собственности в Интернете1.

Во-вторых, отношения интеллектуальной собственности с иностранным элементом неизбежно поднимают очень сложные вопросы международного гражданского процесса: судебные поручения иностранных судебных органов, легализация документов, имеющих иностранное происхождение, признание актов, совершенных за границей. Эти традиционные механизмы международного частного права в значительной степени влияют на относимость, допустимость, достоверность доказательств и достаточность их совокупности для вынесения решения.

По вопросам доказывания государственные суды и арбитражи имеют много общего. Этот процесс зиждется на принципе состязательности. Стороны доказывают обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений.

Доказательства подразделяются на:

— письменные и вещественные, к которым относятся документы и материалы, содержащие сведения, необходимые для правильного разрешения спора;

— объяснения и показания сторон и других лиц;

— заключения экспертов.

Но, в принципе, законодательство не исключает, что могут быть и другие доказательства. В процессе могут быть рассмотрены и другие носители информации, если с их помощью можно получить сведения о фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела (ст. 178 ГПК Республики Беларусь). В спорах по вопросам интеллектуальной собственности доказательная база должна быть и обширной, и разнообразной по средствам доказывания. Вступая в договорные отношения интеллектуальной собственности, предвидя возможность нарушения прав интеллектуальной собственности и даже приступая к процессу создания объекта интеллектуальной собственности, необходимо готовить доказательную базу. Особенно в тех случаях, когда на использовании объектов интеллектуальной собственности построена предпринимательская деятельность, небесполезно фиксировать каждый шаг, имеющий отношение к интеллектуальной собственности. Очень важно, чтобы в организации, учреждении была правильно организована работа с внутренними документами.

Если в спорах по другим отношениям можно положиться на устные выступления свидетелей, то в спорах по вопросам интеллектуальной собственности этого никогда не будет достаточно. В отношениях с иностранным элементом ситуация еще сложнее. Свидетеля бывает непросто вызвать для дачи показаний в иностранное государство. Письменные показания, заверенные подписью свидетеля, а в некоторых случаях удостоверенные нотариусом или другим лицом, аффидевиты, а также другие варианты оформления свидетельских показаний, полученных за пределами суда, — это процессуальный вопрос, в котором различия правового регулирования в разных странах очень велики.

Практика в области интеллектуальной собственности характеризуется наработанными приемами в использовании особых средств доказывания. Приведем некоторые примеры. Результаты социологических опросов часто используются в спорах по товарным знакам, в частности, с их помощью может быть обоснована общеизвестность знака, наличие или отсутствие различительной способности обозначения, степень смешения разных знаков или введения потребителей в заблуждение относительно производителей товаров или поставщиков услуг через их использование. В социологическом опросе приводится следующая информация:

— объемы производств и продаж товаров под определенным обозначением;

— территория реализации товаров, услуг под ним;

— длительность использования обозначения для товаров, услуг;

— объемы затрат на рекламу;

— сведения о степени информированности потребителей об обозначении;

— сведения о публикациях в открытой печати информации о товарах под обозначением;

— сведения о размещении товаров под обозначением.

Социологические опросы составить довольно сложно. Они должны быть максимально объективными и конкретными. Результаты социологических исследований не должны вызвать обоснованные сомнения в достоверности и относимости информации к сути рассматриваемого дела. Так, если знак зарегистрирован или охраняется для определенного класса товаров, то в социологическом опросе должна принимать участие его целевая группа потребителей.

Для объектов интеллектуальной собственности, особенно промышленной собственности, большое значение имеют внутренние документы, которые составляются в ходе научно-исследовательской, производственной, инновационной деятельности. Внутренние документы важны в процессе доказывания по спорам о ноу-хау, секретах производства, конфиденциальной информации. Доказательствами часто выступают лабораторные записи, журналы испытаний, опытов и экспериментов, акты о внедрении в производство, расписки о режиме информации. Это документы внутреннего пользования, составленные в соответствии со служебными инструкциями. В доказательных целях могут быть также использованы документы учета и оценки объектов интеллектуальной собственности и документы об инновационной деятельности. Внутренние документы имеют очень большое значение в определении даты, на которую те или иные разработки, охраноспособные по праву промышленной собственности, были созданы, в установлении авторства, в распределении прав и обязанностей в отношениях интеллектуальной собственности.

Доказательства в делах по авторскому праву обычно имеют свою специфику в связи с электронным документооборотом и интернет-отношениями2. Электронный документ — очень сложное понятие современного права. Для целей процесса доказывания важно, что информация может содержаться в цифровой форме на электронных носителях (жесткий диск, флэш-карта и пр.)3. Суды и арбитражи принимают ее, как и другие средства доказывания, в целях ознакомления с информацией без предъявления специальных требований, хотя представленная в цифровой форме информация и может именоваться как «электронный документ». Но есть также ситуация, когда не просто информация, а документ составлен или преобразован в цифровую форму. В Республике Беларусь, как и во многих других странах, в последние годы развивается правовое регулирование в отношении электронного документооборота. Представляя в качестве доказательств документы в цифровой форме, необходимо учитывать особые требования, которые могут предъявляться в отношении электронно-цифровой подписи, формы внешнего представления электронных документов, признания или непризнания иностранных регистрационных и удостоверяющих центров иностранных государств. В Республике Беларусь они определены Законом Республики Беларусь от 28 декабря 2009 года «Об электронном документе и электронной цифровой подписи», постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 20 июля 2010 г. № 1086 «Об утверждении Положения о порядке удостоверения формы внешнего представления электронного документа на бумажном носителе», постановлением Совета Министров Республики Беларусь и Национального Банка Республики Беларусь от 19 июля 2010 г. № 1077/8 «Об утверждении Положения о порядке функционирования Государственной системы управления открытыми ключами проверки электронной цифровой подписи Республики Беларусь». Сложность текущего момента состоит в том, что различия в понимании электронного документа в различных источниках права недостаточно определены. Если предъявлять к любой информации в цифровой форме, представляемой в качестве доказательств, императивные требования в отношении электронного документа, то защита прав интеллектуальной собственности через судебное или арбитражное рассмотрение дела будет чрезвычайно осложнена.

Современные технологии позволяют мгновенно и неоднократно копировать и передавать информацию, воплощающую объекты интеллектуальной собственности по коммуникационным каналам связи, в результате чего ею может пользоваться одновременно неограниченное число пользователей. В делах о нарушениях прав интеллектуальной собственности, особенно авторских и смежных прав, в Интернете информация в электронной форме выступает основным, а иногда единственно возможным средством доказывания. Основные проблемы, связанные с его использованием, заключаются в его аутентичности (закреплении, фиксации содержания) и идентификации лица, с которым связан интернет-ресурс или которое совершило определенные действия в Интернете.

В электронном документообороте этим целям служит механизм электронно-цифровой подписи (ЭЦП), опирающийся на методы криптографии. ЭЦП — это последовательность символов, составленная и используемая по специальной технологии (методом криптографии) с помощью системы открытого и личного ключей. Она подтверждает целостность и подлинность электронного документа и выступает реквизитом электронного документа, соответствующим собственноручной подписи в документе на бумажном носителе. Основная область применения ЭЦП в интеллектуальной собственности — договоры, заключаемые с помощью электронных средств связи. Она имеет важное значение для письменной формы договора. Кроме того, ЭЦП позволяет установить, что документ исходит от конкретного лица. Но для споров о нарушениях прав интеллектуальной собственности в Интернете более важны другие средства идентификации личности. Это уникальный IP-адрес (Internet protocol address) компьютера через выделение номеров сети и узла, карточные и PIN-кодовые подписи.

Прежде чем обратиться в суд или арбитраж необходимо собрать и обеспечить возможность представления доказательств, подтверждающих состав правонарушения. Это можно сделать путем заверения распечаток страниц интернет-сайтов у нотариуса. В таком случае нотариус свидетельствует обстоятельства, имеющие значение для дела, а именно: содержание интернет-ресурса на определенную дату, адрес ресурса в Интернете. Фактически нотариус совершает два действия: открывает страницу на экране монитора и производит ее осмотр. Эти два действия должны быть отражены в нотариальном протоколе. Распечатанные страницы сшиваются с протоколом, в котором расписывается нотариус и заинтересованное лицо, указывается другая информация в соответствии с законодательством по месту совершения нотариального действия.

Об удостоверении копии электронного документа, скрепленного в установленном порядке ЭЦП, на бумажном носителе в доступной и понятной для восприятия человеком форме сказано в постановлении Совета Министров Республики Беларусь от 20 июля 2010 г. № 1086. Согласно этому акту удостоверение осуществляется нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать нотариальные действия, государственным органом в пределах его компетенции, организацией или индивидуальным предпринимателем, имеющими лицензию на осуществление деятельности по технической защите информации, в том числе криптографическими методами, включая применение ЭЦП.

В качестве доказательств могут быть использованы лог-файлы, под которыми понимают автоматические дневники сервера4 провайдера5, в которых содержится информация о выполненных с файлами на сервере действиях и лицах, их совершивших. При использовании лог-файлов в доказывании возникает проблема их быстрой фиксации, поскольку новая информация замещает старую. Поэтому следует своевременно обращаться к провайдеру с просьбой о предоставлении копии лог-файла или его части как можно быстрее заверенной после обнаружения факта незаконного использования произведений и других объектов интеллектуальной собственности на сайте. Желательно получать распечатки лог-файлов с подписью его провайдера, а также электронные документы с ЭЦП. Проблема состоит в том, что действовать надо незамедлительно, а провайдер может отказаться предоставить частному лицу свои лог-файлы. Необходимо продумать вопрос о направлении запроса в надлежащем порядке.

Для доказывания используются также возможности интернет-ресурсов по характеристике масштабов и территории нарушения. Отчеты поисковых систем, данные статистических интернет-сервисов Mail. ru, SpyLOG и других дают представление о количестве, частоте, региональной специфике посещений сайта. Данная информация имеет важное значение для определения размера убытков. Для ее представления в процессе доказывания используются описанные выше приемы.

Другой важной проблемой является установление личности и местонахождения нарушителя. Ситуация такова: есть лицо, ответственное за незаконное использование объекта интеллектуальной собственности, а есть лица, с помощью которых это сделано. В последнем случае речь идет о провайдере, регистраторе доменного имени и о других лицах, которые с технической точки зрения делают возможным нарушение прав интеллектуальной собственности в Интернете. Информация о второй группе лиц легкодоступна6. Они в свою очередь должны предоставить информацию о лицах первой группы.

Кроме того, необходимая информация может быть получена у хостинг-провайдеров7, к которым относятся лица, предоставляющие услуги по хранению сайта (набора файлов) на своем сервере и предоставлению доступа к сайту. Лог-файлы хостинг-провайдеров, как правило, содержат информацию о том, кто, в какое время, каким способом произвел действие с файлами сайта на сервере.

Собирая доказательственную базу в обоснование своей позиции, сторонам спора необходимо учитывать отличия в процессе доказывания в суде и в арбитраже. Арбитры решают дело в объеме тех доказательств, которые представлены сторонами. Принцип свободы в оценке доказательств является характерным признаком разрешения спора в арбитражном порядке. С одной стороны, арбитраж доказательства по своей инициативе, как правило, не истребует. Суд в этом отношении играет более активную роль. Для чего у него есть гораздо больше возможностей. Если необходимо совершить действия по обеспечению доказательств, арбитраж или стороны с его согласия обращаются в суд. В частности, ст. 12 Регламента МАС предусматривает, что он обращается в суд Республики Беларусь или иностранного государства с просьбой об обеспечении доказательств (ст. 12 Регламента МАС). С другой стороны, арбитраж более лоялен в проверке и оценке доказательств. Доказательство, которое суд может счесть неотносимым и недопустимым, арбитраж примет во внимание. Арбитраж характеризуется компетентностью и процесс доказывания в нем, как правило, осуществляется проще и быстрее. Факты, которые необходимо доказывать в суде, арбитраж может счесть общеизвестными. Арбитражи, специализирующиеся в интернет-спорах, обладают всем необходимым оборудованием, которое может исключить необходимость использования услуг нотариусов и механизмов ЭЦП.

Вместе с тем нельзя полагать, что позволены значительные отступления в правилах доказывания по национальному праву государства по месту проведения арбитража и по месту признания и приведения в исполнение вынесенного решения. В частности, требования права Республики Беларусь необходимо принимать во внимание, если местом проведения арбитража является Республика Беларусь или решение арбитража, состоявшегося за границей, обращается к признанию и приведению в исполнение в Республике Беларусь.

Доказывание в спорах по отношениям с иностранным элементом осложняется связью спора с несколькими юрисдикциями. Вследствие этого:

— расхождения в национально-правовом регулировании могут запустить в действие механизм оговорки о публичном порядке;

— совершение процессуальных действий в разных государствах требует судебных поручений, что зависит от наличия между соответствующими государствами договоров о правовой помощи;

— возникает вопрос о юридической действительности документов, составленных в разных государствах, и требуется их легализация (апостилирование);

— доказательства представляются на разных языках, что требует нотариально заверенного перевода.

В спорах по интеллектуальной собственности это сказывается следующим образом. В вопросах процесса закон суда не случайно является основополагающим коллизионным принципом. Процессуальное право разных стран содержит очень много различий и определяется публично-правовыми методами регулирования. Практически любое расхождение суды склонны рассматривать в рамках оговорки о публичном порядке. Принцип территориальности интеллектуальной собственности добавляет свои ограничения на применение правовых конструкций, неизвестных в рамках юрисдикции государства, где решение обращается к признанию и приведению в исполнение.

Решение относительно допустимости, относимости, существенности и значимости любых доказательств относится к компетенции арбитража. Неверный выбор может рассматриваться как нарушение принципа равенства сторон и стать основанием к отмене или отказу в принудительном исполнении арбитражного решения национальным судом. Особенно остро эти проблемы стоят в тех случаях, когда стороны процесса представляют разные правовые системы или когда приведение в исполнение арбитражного решения испрашивается в юрисдикции иной, чем та, из которой происходят арбитры и где происходил арбитражный процесс.

Например, процессуальное право США содержит очень много специфических конструкций. Раскрытие доказательств (discovery) предполагает, что стороны обязаны предоставить друг другу возможность допросить свидетелей, исследовать документы, то есть довольно подробно изучить доказательную базу. Раскрытие осуществляется уже с первых этапов разрешения спора. Судопроизводство в США в большей степени полагается на свидетельские показания. Процессуальное право подробно регламентирует письменный опрос сторон или свидетелей (interrogatories). Это ситуация, когда ответы даются под присягой на устные или письменные вопросы, зафиксированные в особом порядке, и поступают на рассмотрение суда. Обычно сторона ограничена возможностью представить 25 письменных опросов. Ответы даются при содействии адвоката, и лицо тщательно продумывает их, поэтому суды ограничивают письменные опросы определенными фактами, например, это может касаться идентификации личности свидетеля. С одной стороны, эти правила слишком специфичны, с другой стороны, в процессе, связанном с несколькими государствами, физическое присутствие свидетелей довольно затруднительно и в суде или в арбитраже нередко возникают различного рода документы (например, аффидевиты), которыми оформляются показания свидетелей в иностранном государстве по праву этого государства.

В некоторых случаях арбитражные регламенты специально оговаривают эту ситуацию. Так, согласно ст. 54(d) Правил арбитража ВОИС по выбору сторон или арбитража показания свидетелей могут быть представлены письменно в виде подписанных утверждений, аффидевитов, скрепленных присягой, и т. д. В каждом конкретном случае арбитраж вправе решать вопрос о допустимости таких показаний с учетом возможности устных показаний свидетелей.

Арбитраж обладает неоспоримыми преимуществами в языковых вопросах. Документы на иностранных языках, представленные в суде, требуют нотариально удостоверенного перевода. Арбитры готовы свободно принимать документы на иностранных языках. Стороны могут оговорить определенный язык арбитражного процесса. Хотя арбитражные регламенты оговаривают право арбитража требовать перевода заявлений и документальных доказательств на определенный язык.

Регулятивное воздействие на процесс доказывания в арбитраже оказывает значительно более широкий круг источников, чем в суде: международные соглашения, национальные законы, арбитражные регламенты, обычаи и обыкновения. Поэтому нельзя ожидать, что арбитраж, состоявшийся за границей, будет проведен по праву страны места признания и исполнения решения. Кроме того, на процесс доказывания в арбитраже оказывает значительное влияние правовая система, в которой практикуют арбитры и адвокаты сторон.

Для оценки процесса доказывания в арбитраже могут быть использованы нормы, специально разработанные с учетом особенностей разрешения отношений с иностранным элементом и отношений интеллектуальной собственности. В рамках ЮНСИТРАЛ были разработаны Дополнительные правила для представления и исследования доказательств в международном коммерческом арбитраже 1983 г. Новая редакция этого документа получила название «Правила Международной ассоциации адвокатов (International bar association, IBA) для исследования доказательств в международном коммерческом арбитраже». Стороны договора могут сделать оговорку об их применении. Рекомендован следующий текст: «стороны договариваются о том, что в дополнение к (выбранным сторонами правилам арбитража (арбитражному регламенту)) арбитражное разбирательство будет проводиться в соответствии с правилами IBA о доказательствах».

Вопросы доказывания довольно фрагментарно определены в регламентах институционных арбитражей. На усмотрение сторон оставлено решение о проведении устных слушаний, допроса свидетелей и прений. В целях восполнения пробелов арбитраж может принять во внимание документы международных организаций, в частности, Комментарий ЮНСИТРАЛ по организации арбитражного разбирательства 1996 г.

Вместе с тем Правила арбитража ВОИС в вопросах доказывания довольно подробны. Предоставляя свободу сторонам в определении стратегии доказывания в конкретном деле, они регулируют такие особенные для интеллектуальной собственности ситуации как исследование мест (site visits), — ст. 50 Правил. По запросу стороны или по собственной инициативе арбитраж может осмотреть или запросить осмотр любого места, собственности, механизмов, устройств, производственных линий, моделей, фильмов, материалов, изделий и процессов. В ст. 51 Правил содержится регулирование в отношении таких средств доказывания, как согласованные подготовительные материалы и модели. Арбитраж может по соглашению сторон определить, что они должны совместно предоставить: предварительные разработки, раскрывающие основы научной, технической или другой специальной информации, необходимой для понимания существа оспариваемого вопроса, а также модели, чертежи, наброски, другие материалы, которые арбитраж или стороны запросят на любой стадии слушаний.

Вместе с тем специальное правовое регулирование в отношении доказывания в спорах по интеллектуальной собственности развивается в национальном праве. На этот процесс большое влияние оказало ТРИПС. В ст. 43 это Соглашение содержит следующие стандарты для законодательства государств-участников: достаточность доказательств одной стороны является основанием для судебного приказа о представлении других необходимых ей доказательств другой стороной при соблюдении конфиденциальности; если эта другая сторона намеренно и без веских причин отказывает в доступе к необходимой информации, не предоставляет ее в течение разумного периода времени, значительно затрудняет разрешение дела, судебные органы вправе принимать решения на базе предоставленной информации.

Интересным примером специального регулирования рассматриваемых вопросов является Акт Финляндии от 7 апреля 2000 г. № 344/2000 «Об обеспечении доказательств в гражданском процессе по вопросам интеллектуальной собственности». Меры по предварительному обеспечению доказательств могут быть запрошены при определенных условиях, в частности, если:

— ходатайствующее лицо может подтвердить вероятность того, что оспариваемое право принадлежит ему и что его нарушение предполагается;

— существует риск сокрытия, уничтожения, изменения доказательства противной стороной или лицом, у которого оно находится.

В целях содействия изъятию доказательств могут быть привлечены судебные приставы. Они имеют право делать фотографии, копии, аудио, видеозаписи, брать образцы и осуществлять другие необходимые действия для обеспечения доказательств. Особо оговариваются обязанности стороны, испросившей осуществление соответствующих действий, и судебного исполнителя не причинять неудобства лицу, у которого находятся доказательства, и соблюдать режим конфиденциальности.

На развитие права стран — членов ЕС в рассматриваемой области оказала большое влияние Директива 2004/48 от 29 апреля 2004 г. о защите прав интеллектуальной собственности. Она предусматривает, что по требованию стороны, обосновавшей свои требования и указавшей на нахождение под контролем другой стороны доказательств в свою пользу, судебные власти могут истребовать эти доказательства в условиях конфиденциальности. Если нарушение прав интеллектуальной собственности было осуществлено на коммерческой основе, то судебные власти могут истребовать банковские, финансовые и коммерческие документы.

В Директиве 2004/48 особо выделен вопрос обеспечения сохранности доказательств. Уже до начала рассмотрения дела по существу судебные власти по запросу стороны, представившей достаточное обоснование того, что ее права интеллектуальной собственности были или могут быть нарушены, могут распорядиться о применении быстрых и эффективных мер по сохранению доказательств при условии охраны конфиденциальной информации. Этими мерами может быть детальное описание и изъятие товаров, нарушающих права интеллектуальной собственности, материалов, оборудования и документов, использовавшихся при производстве и распространении этих товаров. Эти меры могут быть приняты без заслушивания другой стороны, в таком случае она должна быть извещена в кратчайшие сроки после их осуществления. В целях предупреждения злоупотреблений со стороны правообладателя Директива 2004/48 предусматривает, что от него может быть потребованы гарантии или другое обеспечение компенсации в случае возможных претензий.

В законодательстве стран-членов должны быть предусмотрены специальные меры по раскрытию личности лиц, нарушающих права интеллектуальной собственности. Правообладатели в ходе рассмотрения дела могут потребовать через суд предоставления им всей информации о происхождении товаров и услуг, которые нарушают права интеллектуальной собственности, и о дистрибьюторской сети их распространения.

Доказывание в спорах по вопросам интеллектуальной собственности — сложный процесс, который предполагает, что правообладатель заранее должен собрать пакет доказательств. Нельзя рассчитывать, что один документ решит все вопросы. Даже патент, охранный документ, который выдается компетентным государственным органом, не дает стопроцентных гарантий. Во-первых, в патентном праве достаточно детально регламентированы процедуры оспаривания патента. Во-вторых, в рамках иностранной юрисдикции по принципу территориальности прав промышленной собственности (в частности, согласно ст. 4 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.) патент, выданный в другом государстве, оценивается не более чем как одно из представленных доказательств. Еще до обращения в компетентные государственные органы в целях получения охранных документов необходимо приступить к обеспечению доказательственной базы. Целесообразно диверсифицировать эту деятельность: собирать документы об использовании обозначения на определенных товарах и услугах, публиковать результаты своей интеллектуальной деятельности, направлять по почте и депонировать экземпляры произведений и пр. Вместе с тем расходы на эту деятельность должны быть сопоставимы со стоимостью объекта интеллектуальной собственности. В последнее время распространилась практика регистрации, депонирования, выдачи сертификатов на объекты интеллектуальной собственности и прав на них в частном (добровольном) порядке. Юридические фирмы, библиотеки, авторские общества за определенную плату предоставляют услуги по закреплению доказательств, имеющих отношение к интеллектуальной собственности. Хотя для клиента (правообладателя) не всегда очевиден характер такого рода действий. Никакого правоустанавливающего значения документы, выдаваемые в таком порядке, не имеют. Аналогия с патентом или свидетельством на товарный знак неуместна, свидетельства о регистрации произведений, о депонировании ноу-хау и тому подобном будут оценены судом в ряду других доказательств. Если плата за услуги по их обеспечению высока (сотни и тысячи долларов США), то можно обойтись без них.

1 Рассолов, И. М. Право и Интернет: теоретические проблемы: автореферат диссертации на соиск. уч. степ. доктора юридич. наук: 12. 00. 14 [ГОУ ВПО «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации"] / И. М. Рассолов. М., 2008. 37 с.; Великомыслов, Ю.Я., Равлик, А. В. Право и Интернет: Как защитить права в сети: практическое пособие / Ю. Я. Великомыслов, А. В. Равлик. М.: Allpravo. Ru, 2005.

2См., в частности, Вершинин, А. П. Электронный документ: правовая форма и доказательство в суде / А. П. Вершинин. М.: ООО «Городец-издат», 2000. С. 102; Леанович Е. Б. Электронный документ: скромное настоящее, большое будущее // Бюллетень нормативно-правовой информации. 2001. № 8. С. 27; Леанович Е. Б. Проблемы правового регулирования интернет-отношений с иностранным элементом // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2000. № 4. С. 39−44.

3Цифровую форму можно охарактеризовать как объективную статическую запись двоичного кода, как правило, в виде файла с внешними атрибутами (имя, расширение, дата создания, объем) на различных электронных носителях, позволяющую воспринимать и обрабатывать информацию посредством динамически изменяющихся физических полей электромагнитных, электрических, оптических и акустических сигналов, характеризующуюся аутентичностью и интерактивностью.

4Сервер (от английского «server», обслуживающий) — это либо программное обеспечение, принимающее запросы от клиентов, либо компьютер и другое компьютерное оборудование для выполнения определенных сервисных функций. В данном случае использовано второе значение.

5Интернет-провайдер, иногда просто провайдер (от английского «Internet service provider», поставщик интернет-услуги) — это организация, предоставляющая услуги доступа в Интернет.

6См., в частности http: //www. internic. com/whois. html для получения сведений об администрировании доменов верхнего уровня (. com,. net,. org.).

7Хост (от английского «host», хозяин, принимающий гостей) — это любое устройство, предоставляющее сервисы формата «клиент-сервер» в режиме сервера по каким-либо интерфейсам и уникально определенное на этих интерфейсах. В более частном случае под хостом могут понимать любой компьютер, сервер, подключенный к локальной или глобальной сети.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой