Доказательства в уголовном процессе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Аннотация
  • Введение
  • 1. Понятие и общая характеристика доказательств
  • 1.1 Уголовно-процессуальные (судебные) доказательства в царской России
  • 1.2 Модернизация системы доказательств в постреволюционный период
  • 2. Сущность и содержание доказательств в уголовно-процессуальной системе России
  • 2.1 Понятие и значение доказательств
  • 2.2 Источники доказательств и классификация доказательств в уголовно-процессуальной системе РФ
  • 3. Проблемные вопросы в системе доказательств и пути их решения
  • 3.1 Спорные вопросы в определении понятия и элементов доказательства
  • 3.2 Совершенствование системы доказательства в России
  • Заключение
  • Список использованных источников
  • Приложение А
  • Список сокращений

Аннотация

Тема курсового исследования «Доказательства в уголовном процессе». Курсовая работа состоит и трех глав, введения, заключения, списка использованных источников и приложения. Базой для исследования послужили труды современных авторов в области уголовно-процессуальных расследований и сбора доказательств по делам различной степени тяжести.

Целью исследования является изучение сущности, источников и значения доказательств в системе уголовно-процессуального законодательства России.

В процессе работы были использованы аналитические статьи современных авторов о проблематике системы доказательств в современной России, классические труды по уголовному праву, информационная справочная система «Консультант Плюс» и ряд других.

В работе изложены основные положения о сущности и значении доказательств в уголовном процессе, определен порядок учета доказательств в уголовном деле, а также рассмотрены примеры судебной практики. В работе обозначены проблемные вопросы и пути их урегулирования в уголовном процессе нашей страны. Выявлены основные законодательные недостатки как в праве СССР, так и в современной России.

Основными методами в процессе исследования были анализ и синтез, а также индукция и дедукция.

Введение

Тема доказательства является одной из самых широких и сложных в уголовном процессе, поэтому выбранная тема курсового исследования актуальна. На основе вещественных доказательств строится доказывание в уголовном деле, правила которого регулируется уголовно-процессуальными нормами. Эти правила настолько существенно затрагивают права и свободы человека и гражданина, что их принципиальные основы регулируют нормы Конституции Российской Федерации. Статья 49 Конституции устанавливает, что доказывание виновности в преступлении должно производиться в порядке, предусмотренном Федеральным законом. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. В соответствии со ст. 50 Конституции при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением Федерального закона. На основании ст. 51 Конституции никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Нормы о доказательствах и доказывании неразрывно связаны со всеми нормами уголовно-процессуального права, определяющими задачи судопроизводства и его принципы, полномочия государственных органов, права, обязанности и гарантии прав участников процесса, порядок производства следственных и судебных действий, требования, которым должны отвечать решения, принимаемые в уголовном процессе. В науке о доказывании в уголовном процессе используются достижения различных наук, в том числе логики, психологии, криминалистики, судебной медицины, психиатрии и другие. Важную роль в развитии теории доказательств играет изучение следственной и судебной практики.

Цель состоит в том, чтобы исследовать и проанализировать правовую природу доказательств в уголовном процессе. Дать общую характеристику доказательствам в уголовном процессе. Рассмотрим теорию доказательств, основываясь на научных публикациях российских ученых, изучим источники и свойства доказательств. Классификация доказательств будет рассмотрена по наиболее существенным признакам, распространенным в научной литературе и имеющая значение в практической деятельности.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает правила собирания, проверки и оценки различной информации и придание ей доказательственного значения.

Исходя из цели работы, определены задачи:

1. определить понятие и общую характеристику доказательств;

2. изучить сущность и содержание доказательств в уголовно-процессуальном законодательстве России;

3. выявить проблемные вопросы в системе доказательств и пути их решения.

Предметом исследования является изучение сущности доказательства в уголовном процессе.

Объектом исследования являются доказательства в уголовном процессе.

В процессе работы были использованы аналитические статьи современных авторов о проблематике системы доказательств в современной России, классические труды по уголовному праву, информационная справочная система «Консультант Плюс» и ряд других.

Основными методами в процессе исследования были анализ и синтез, а также индукция и дедукция.

доказательство уголовный процесс россия

1. Понятие и общая характеристика доказательств

1.1 Уголовно-процессуальные (судебные) доказательства в царской России

В период образования примитивных варварских государств родоплеменная форма общества выработала свои формы судебной самопомощи, которые носили демонстративный характер и должны были убедить соплеменников в правоте позиций одной из спорящих сторон и тем самым разрешить конфликт, избегая столкновений при выяснении отношений.

Способами разрешения конфликтов между членами родовых общин первобытного общества являлись социальные нормы, к которым относились ордалии, присяга, поединок, мораль.

Ордалии (испытание или суд божий) — способ решения спора, проникнутого религиозной идеологией. Сначала были двухсторонние ордалии, когда обе стороны подвергались одному и тому же испытанию, носящему символический или физический характер. Позже ордалии стали применяться к одной стороне.

К ордалиям относились испытания святым причастием, железом и водой. Обряд проводился в религиозно-торжественной обстановке с принятием предварительной присяги. Если испытуемый выдерживал этот обряд без серьезных для себя последствий, он выигрывал дело, так как считалось, что божество вмешалось в решение дела, обличая неправую сторону. Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. — М., 2011. — ISBN 978−5-9916−0559−5.

Присяга — торжественное, в определенную форму заключенное утверждение стороной своей правоты в споре с призывом сверхъестественных сил в свидетели своей правоты.

Поединок — способ разрешения споров при помощи физической силы.

Таким образом, ордалии, присяга, поединок не были доказательствами в собственном смысле. Они не устанавливали фактов, относящихся к спору сторон. Они были формализованными, наглядными действиями, которые не всегда приводили к установлению происшедших событий. Иногда выигрывал спор не тот, кто прав, а кто сильнее, изворотливее, богаче.

Большую помощь в изучении видов доказательств в период возникновения варварских государств и становления феодальных отношений оказывает «Русская правда», включающая множество княжеских законов, изданных между серединой XI и началом XIII вв. В этот период господствуют начала родового и общинного быта, нет разделения в сфере гражданского и уголовного права и процесса.

«Русская правда» относит к доказательствам:

1. Собственное признание. Под признанием понималось такое показание ответчика, которым он подтверждает справедливость иска. Юридическое последствие собственного признания ответчика — окончание судебного разбирательства.

Собственное признание должно быть: сходным с исследуемыми обстоятельствами, признание должно быть добровольным, произнесено в суде и перед судом, достоверность и истинность признания не должны вызывать сомнения.

Если же ответчик не был согласен с иском, возникала необходимость подтверждения иска другими доказательствами.

2. Распространенным видом доказательств являлись показания свидетелей. Свидетели различались двух видов: «видоки» — очевидцы происшедшего и «послухи» — свидетели доброй славы, не являющиеся свидетелями факта. Они вызывались в суд истцом или ответчиком, если не было очевидцев (видоков). Послух должен был полностью подтвердить на суде все заявления стороны, которую он поддерживал. Это свидетельство приводило к окончательному решению спора. Если послух «не договорит» или «переговорит», послушество его теряет силу. Если послухи обеих сторон покажут согласно со словами тех, кто их вызвал, они идут на «роту» (присягу).

Свидетелями могли быть только свободные лица. Не допускались в качестве свидетелей «неспособные» (малолетние до 15 лет, безумные, сумасшедшие, глухонемые, преступники, а также лица, показания которых основывались на слухах от других) и «подозрительные» (родственники, крепостные подсудимых, а также находящихся в дружеских отношениях или вражде).

Законодательство определяло необходимое количество свидетелей: очевидцев должно быть не менее двух, а послухов — семь.

3. Способом разрешения конфликтов была «рота». «Русская правда» не давала объяснение этому термину. Исследователи полагают, что это присяга. «Русская правда» различала 2 вида присяги (роты). Дополнительная присяга представлялась истцу для подтверждения правоты заявленных требований, очистительная присяга приносилась ответчиком для отрицания иска.

4. В указанном источнике права предусматривался жребий, который определял кому из «сутяжников» принимать присягу.

Присяга и жребий были дополнительными средствами доказывания, когда отсутствовали другие доказательства.

5. Доказательствами признавались внешние признаки — следы, свидетельствующие о происшедшем событии.

6. В «Русской правде» упоминается такой вид доказательств, как свод. Если у лица обнаружена украденная вещь, то держатель этой вещи должен был доказать правомерность нахождения у него этой вещи. Свод продолжался до тех пор, пока не находили вора.

7. В рассматриваемый период продолжают использовать поединок, ордалии в случае отсутствия доказательств (истец не представил свидетелей, либо ответчик отвергал показания свидетеля).

8. Поединок. В «Русской правде» нет указания на такой вид доказательств. Однако исследователи полагают, что в этот период он был широко распространен, так как возник в древности и сохранился в феодальную эпоху как метод разрешения судебных споров. В видоизмененном виде применялся еще в XVI в.

Основными источниками российского права в Средневековье являются Судебник 1497 г. Громов Н. А. Уголовный процесс России // Учебное пособие. — «Юристъ», 2007. — ISBN 918−5-9956−0519−8., Судебник 1550 г., Соборное Уложение 1649 г. 5, «Краткое изложение процессов», являющееся приложением «Воинского Устава» Петра I 1716 г.

Отражая социально-экономические процессы рассматриваемого периода, изменяется суд, форма процесса, виды доказательств. В обвинительном процессе появляются розыскные начала, и постепенно он превращается в розыскной или инквизиционный процесс. 4

Отпадает необходимость использования клятвы, жребия, ордалии, ограничивается «поле», а затем отмирает. Появляются свидетели факта, которые заменили древних послухов. Возрастает значение письменных актов. Доказательством розыскного процесса являются показания обыскных людей. Эти показания получались путем повального обыска специальными представителями. При этом допрашивались все местные лица, которые могли сказать что-либо об обстоятельствах совершенного деяния или о конкретном лице.

К концу XVII в. доверие к показаниям обыскных людей снижается, а потом и вовсе отменяется. Существует собственное признание, которое стало получаться под пыткой.

Соборное Уложение 1649 г. расширило и укрепило розыскной процесс. Обвинительный процесс применялся редко к лицам по делам, не затрагивающим «государиевый интерес». Присущие ему доказательства отмирают (ордалии, поединок) либо утрачивают первоначальное значение (крестоцелование, послушество).

Учащается применение пыток для получения собственного признания. При Иване Грозном пытка стала важнейшим способом получения доказательств по тяжким преступлениям. Петр I принял меры к ограничению применения пыток. Екатерина II продолжила сокращать случаи пыток. Окончательно пытка была отменена Александром I Указом от 27 сентября 1801 г.

При Петре I исчезают остатки обвинительного процесса. В 1716 г. в приложении к «Воинскому уставу» «Кратком изложении процессов» Петр I установил правила инквизиционного (розыскного) процесса. Законодатель устанавливал силу каждого вида доказательств. Карнеева Л. М. Доказательства в советском уголовном процессе // Учебное пособие. — Волгоград, 2009. — ISBN 958−1-9936−0159−5.

По этой системе доказательства делились на совершенные и несовершенные. Совершенными доказательствами признавались:

1) собственное признание, данное судье добровольно и сходное с происшедшими действиями. Собственное признание есть лучшее свидетельство всего света (гл. II, с. 312);

2) письменные доказательства, признанные тем, против кого они предъявлены: грамоты, записи в городовых книгах, судейских книгах, купеческие письма, духовные и др. (гл. IV);

3) одинаковые показания двух «имоверных» свидетелей, если же показания их друг другу противоречат, то берется то, которое вернее. К негодным свидетелям относились клятвопреступники, изгнанные из государства, у кого резаны уши и нос. Свидетель должен присягать. Если не присягает — показаниям нельзя верить (гл. III). Очистительной присяге придавалось важное значение (гл. V);

4) личный судебный осмотр и показания сведущих лиц.

При оценке показаний судья должен ставить выше показания мужчины, чем женщины; духовного лица — чем светского; знатного — чем незнатного, ученого — чем неученого. Если в деле не было совершенного доказательства, обвиняемый оставался в подозрении. Теория формальных доказательств существовала в российском процессе до судебной реформы 20 ноября 1864 г.

Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. отменялась система формальных доказательств. Доказательства оценивались по внутреннему убеждению судей. В Уставе перечисляются следующие виды доказательств: показания подсудимого, свидетельские показания, экспертиза, дознание через окольных людей, вещественные доказательства, письменные доказательства.

1. Показания подсудимого — сведения об обстоятельствах совершенного преступления, сообщенные подсудимым в судебном разбирательстве. Показания обвиняемого, полученные в ходе предварительного следствия, судом не оглашались и не учитывались при вынесении решения. По закону показания подсудимого не являлись «царицей доказательств» и оценивались судом по внутреннему убеждению в совокупности с другими доказательствами по делу. Запрещалось применять принуждение при получении показаний подсудимого.

2. Показания свидетеля — это сведения об обстоятельствах уголовного дела, сообщенные лицом, не причастным к совершению рассматриваемого преступления. Свидетель мог сообщать сведения, которые он наблюдал лично, или получил от других известных ему лиц. Показания, основанные на слухе, не допускались. Для обеспечения достоверности свидетельских показаний применялась присяга, а также предупреждение судьей об ответственности за ложные показания.

3. Экспертиза рассматривалась Уставом уголовного судопроизводства как самостоятельное доказательство. По существу же экспертиза — это проводимое по решению суда исследование объектов лицами, имеющими специальное знание, с целью получения заключения. Заключение эксперта отличалось от личного осмотра, свидетельских показаний. Оно не имело предустановленного значения и оценивалось в совокупности с другими доказательствами.

4. Дознание через окольных людей — это видоизмененный повальный обыск, который существовал в инквизиционном процессе. Оно проводится на предварительном следствии в порядке, установленном законом (составление предварительного списка судебным следователем из местных жителей-соседей обвиняемого, исправление списка, выборка по жребию 12 человек, отвод избранных окольных людей сторонами, приведение к присяге). Допрос проводился судебным следователем. Сведения, полученные от окольных людей, заносились в протокол, который являлся доказательством. На судебное разбирательство окольные люди не вызывались. Оглашение протокола допускалось по заявлению сторон. Дознание через окольных людей не было обязательно для суда.

5. Вещественные доказательства — это предметы материального мира, удостоверяющие какое-либо обстоятельство, подлежащие судебному исследованию. Вещественным доказательством Устав уголовного судопроизводства признает:

1) поличное;

2) орудие, коим совершено преступление;

3) подложные документы;

4) фальшивые монеты;

5) вообще все, найденное при «осмотре места, обыске или выемке и могущее служить к обнаружению преступления и к улике преступника» (ст. 371). Вещественные доказательства должны быть описаны в протоколе и приобщены к делу.

6. Письменные доказательства деяния — это различные документы, содержащие определенную информацию, имеющую отношение к делу. Письменные доказательства могут быть проявлением преступной деятельности (клеветнические письма, подделка документов), могут быть письмами, содержащими обстоятельства, имеющие значение по делу и др. Ни одно письменное доказательство не имеет для суда обязательной силы.

1.2 Модернизация системы доказательств в постреволюционный период

Декрет о суде № 1, опубликованный 24 ноября 1917 г. упразднил все царские судебные установления, судебных следователей, прокурорский надзор, частную и присяжную адвокатуру. Поскольку нового законодательства еще не было создано, Декрет о суде № 1 предписывал местным судам при вынесении решений и приговоров пользоваться «Законами свергнутых правительств» при условии, чтобы они не противоречили «революционной совести» и «революционному правосознанию». Декрет о Суде № 2 от 7 марта 1918 г. подтверждал ведение процесса по правилам судебных уставов 1864 г.

Положение о народном суде РСФСР 30 ноября 1918 г. запретило ссылки на законы свергнутых правительств, обязав суд решать дела на основании декретов рабоче-крестьянского правительства, а при их неполноте — на основании социалистического правосознания.

Таким образом, после Октябрьской Революции 1917 г. отсутствовало новое законодательство, регулирующее доказывание и доказательства. Разрешение использовать законы свергнутых правительств, в частности, Устава уголовного судопроизводства 1864 г. не могло обеспечить надлежащей работы с доказательствами. Поэтому законодатель разрешал суду не ограничиваться никакими формальными соображениями и допускать те или иные доказательства по своему усмотрению, а при вынесении решения руководствоваться социалистическим правосознанием. Подобное положение не способствовало вынесению правосудных решений.

По окончании Гражданской войны советское государство приступило к созданию революционной законности. В этот период были приняты УПК РСФСР 1922 г. и УПК РСФСР 1923 г. В них не содержалось определения доказательства, а перечислялись виды (источники) доказательств.

Обновление уголовно-процессуального законодательства началось с середины 1950-х годов. В 1958 г. были приняты «Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик», где в ст. 16 определялось понятие доказательств и перечислялись источники. В соответствии с общесоюзным законом 27 октября 1960 г., был принят УПК РСФСР, где в ст. 69 давалось следующее определение доказательства. «Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются показанием свидетеля, показанием потерпевшего, показанием подозреваемого, показанием обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами».

За 40 лет действия этого кодекса в ст. 69 было внесено лишь одно изменение: ввели новый источник доказательств «Материалы ревизии и документальных проверок» (Федеральный закон от 17 декабря 1995 г. № 200-ФЗ).

Серьезные изменения в социально-экономической, политической сферах потребовали совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. — М., 2009. — ISBN 078−5-0916−0159−9.

После принятия Верховным Советом РСФСР 1991 г. «Концепции судебной реформы» началась подготовка нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Были созданы рабочие группы по подготовке проекта УПК РФ в Министерстве юстиции, ГПУ при администрации Президента Р Ф, ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры. Подготовленные проекты УПК РФ отражали в определенной степени теоретические позиции членов рабочих групп.

После обсуждения предложенных проектов на всероссийской научно-практической конференции (декабрь 1994 г.) было принято решение взять за основу проект, подготовленный в Минюсте, и доработать его с учетом высказанных замечаний и положений, содержащихся в проекте ВНИИ Генеральной прокуратуры.

Процесс доработки проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой, длился более четырех лет и закончился внесением в июне 2001 г. проекта УПК РФ, который отличался от предыдущего концепцией и редакцией. 22 ноября 2001 г. УПК РФ был принят Государственной Думой, 5 декабря одобрен Советом Федерации, 18 декабря подписан Президентом. 22 декабря 2001 г. опубликован в «Российской газете». В ст. 73−88 УПК РФ содержатся положения о предмете, средствах и способах доказывания. Пятилетняя практика применения УПК РФ 2001 г. выявила многие недостатки, которые приходилось устранять принятием федеральных законов, постановлений, определений Конституционного Суда Р Ф, постановлений Верховного Суда Российской Федерации. За прошедшее время было принято 28 федеральных законов, внесших 900 изменений и дополнений в УПК РФ.

2. Сущность и содержание доказательств в уголовно-процессуальной системе России

2.1 Понятие и значение доказательств

Понятие доказательства в уголовном процессе относится к числу основных положений, имеющих теоретическое и практическое значение. Таким значением данное понятие обладает в связи с тем, что в силу особенностей установления события преступления, виновности обвиняемого и других обстоятельств, которые произошли в прошлом и не могут быть воспроизведены во всех деталях повторно, доказательства являются единственно допустимой возможностью познания того, что произошло в объективной реальности.

В литературе существуют и иные мнения. Некоторые исследователи полагают, что кроме доказательств к средствам доказывания относятся источники доказательств и способы собирания и получения доказательств, находящихся в тесной связи между собой, результаты оперативно-розыскной деятельности, общеизвестные, преюдициально установленные факты и правовые презумпции. Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. — Казань, 2010. — ISBN 978−5-9016−0599−1

Но многие социалистические и современные авторы стали утверждать и отстаивать позицию о том, что доказательства в уголовном процессе — это факты (объективно существующие факты реальной действительности), при помощи которых устанавливается совершённое преступление. В частности, А. Я. Вышинский писал, что судебные доказательства — это обычные факты, те же совершающиеся в жизни явления, те же вещи, те же люди, те же действия людей. Судебными доказательствами они являются лишь постольку, поскольку они вступают в орбиту судебного процесса, становятся средством для установления интересующих суд и следствие обстоятельств, для решения интересующих суд и следствие вопросов".

В дальнейшем некоторые процессуалисты начали определять доказательства через фактические данные, однако, понимали под последними те же самые факты реальной действительности. Так, В. Д. Арсеньев писал, что уголовно-процессуальными доказательствами являются фактические данные (факты настоящего и прошлого), связанные с подлежащими установлению фактическими обстоятельствами уголовного дела.

На мой взгляд, судебные доказательства — это основа любого дела, без доказательств не возможен сам по себе уголовный процесс и от качества доказательств зависит скорость и качество раскрываемости преступлений.

Сами по себе жизненные факты не обладают свойствами устанавливать обстоятельства дела. Для того чтобы они стали доказательствами, необходимо их собрать, проверить в установленном законом порядке, т. е. придать им процессуальную форму: обнаружить лицо, которое предположительно располагает необходимыми сведениями, вызвать в качестве свидетеля, допросить, зафиксировать сказанное в протоколе.

Поэтому другие учёные придерживались точки зрения, согласно которой доказательствами в уголовном процессе признавались одновременно и факты и источники этих фактов. Профессор М. С. Строгович писал: «Доказательствами являются все фактические данные, которые в предусмотренных процессуальных формах устанавливают или опровергают событие преступления, уличают или оправдывают привлеченных к уголовной ответственности лиц и устанавливают степень их ответственности».

Однако теория, согласно которой доказательствами в уголовном процессе признавались одновременно и факты и источники этих фактов была подвергнута обоснованной критике, основанной на выводе о том, что ни при расследовании, ни в суде не фигурируют объективно существующие и достоверные факты, могущие быть использованы «в готовом виде» для установления предмета доказывания. Поэтому доказательствами, по мнению ряда авторов, должны являться не факты, познанные и процессуально закреплённые, а сведения о фактах, если они могут устанавливать или опровергать подлежащие доказыванию обстоятельства уголовного дела. Именно данная концепция получила наибольшее признание и распространение среди учёных.

Одним из основных разработчиков этой концепции понятия доказательств, основывающейся на выводе о том, что доказательства представляют собой фактические данные (сведения о фактах, информацию о фактах, но не сами факты), содержащиеся в законом установленном источнике, стал В. Я. Дорохов.

Такое количество подходов, моделей, концепций понятия уголовно-процессуальных доказательств несколько негативно повлияла на формирование единой трактовки и понимания этой важнейшей уголовно-процессуальной категории на современном этапе развития науки уголовного процесса. Так, и в настоящее время среди процессуалистов отсутствует единство взглядов относительно определения понятия уголовно-процессуальных доказательств. Одной же из причин этого явления, безусловно, служит наличие разработанных ещё в советский период всевозможных подходов к определению понятия доказательств, которые получили своё дальнейшее развитие и совершенствование в современных условиях.

Попытка модернизировать нормативное регулирование рассматриваемого понятия не увенчалась успехом. В процессуальной литературе появилось много работ, в которых не только реанимируются прежние концепции, но предлагаются новые, увеличивающее разнообразие взглядов ученых на понятие доказательств.

В теории доказательств одни авторы считают, что доказательствами являются только факты, а источники сведений о фактах не являются доказательствами. Это мнение противоречит теории отражения, раскрывающей процесс формирования доказательств: преступные события отражаются в окружающей среде в виде следов на предметах или в памяти людей. В сознании людей существуют не факты объективной реальности, а их образы, сведения о них. Последние и служат средством доказывания обстоятельств, входящих в предмет доказывания. К тому же нельзя отрывать сведения о фактах от процессуальных источников, в которых они содержатся.

Другие авторы обосновывают двойственное понятие доказательств: как источников получения следователем и судом сведений о том или ином факте и доказательств как фактов, обстоятельств, на основе которых следствие и суд делают выводы по данному уголовному делу. Основной недостаток этой концепции состоит в том, что сведения о фактах и источники рассматриваются отдельно друг от друга, не подчеркивается их связь и взаимозависимость. Отрыв источников доказательств от сведений о фактах, признание за ними самостоятельных доказательств может привести к ошибкам на практике. Шеифер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. — М., 2008. — ISBN 948−5-3916−0559−6.

Некоторые авторы предлагают рассматривать доказательство «как единство не двух, а трех основных элементов:

1) сведений о фактах;

2) источников сведений о фактах;

3) способов и порядка собирания, закрепления и проверки сведений о фактах и их источников, причем не как простое суммированное единство, а как систему их самих и возникающих в этой связи отношений".

Вряд ли можно согласиться с этим мнением. Доказательства и доказывание — тесно связанные понятия. Доказательства являются единственным средством установления обстоятельств предмета доказывания. Доказывание — это урегулированная законом деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств. Собирание и проверка доказательств является способом отыскания носителей информации, получение сведений и их закрепление. Главная цель доказывания — придание процессуальной формы обнаруженным носителям (объектам) информации. Доказательства являются результатом доказывания. Доказательства — это средства установления обстоятельств предмета доказывания. Таким образом, доказывание как деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств не может быть составной частью результата своей деятельности.

Нормативное регулирование понятия доказательств позволяет сделать вывод о том, что в ст. 74 УПК РФ закреплено единое понятие доказательства. С этим мнением не согласны некоторые процессуалисты. Так, например, В. Зажицкий считает, что уголовно-процессуальный закон закрепляет двойственное понятие доказательств по уголовному делу: с одной стороны, это любые сведения, а с другой — их процессуальные источники. Такой подход, по мнению автора, противоречит научно обоснованному пониманию доказательства как единства сведений и процессуальных источников.

Доказательство выступает в единстве своего содержания (сведения) и процессуальной формы, в которую они обличены. Процессуальная форма, если она не содержит относящихся к делу сведений, сведения вне процессуальной формы не могут рассматриваться как доказательства.

Ученые неоднократно отмечали, что нельзя разделять сведения и источники доказательств, являющихся процессуальной формой сохранения информации, полученной от ее носителей. Любое понятие всегда имеет оформленное содержание и содержательную форму. Применительно к понятию доказательств это означает, что источники сведений о фактах, сами факты приобретают доказательственное значение только в связи друг с другом.

Обобщив судебную практику, Пленум Верховного Суда Р Ф в Постановлении от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ» постановил:". п. 13 Обвинительное заключение или обвинительный акт в соответствии с пунктами 5 и 6 части 1 статьи 220 УПК РФ и пунктом 6 части 1 статьи 225 УПК РФ должны включать в себя, в частности, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Если по делу привлечено несколько обвиняемых или обвиняемому вменяется несколько эпизодов обвинения, то перечень указанных доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду обвинения. Под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу ч.1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу". Уголовно-процессуальный Кодекс Р Ф от 18. 12. 2001 г. (с измен. и доп. от 18. 10. 2011 N 23-П) — Электронная справочная система «Консультант плюс», выпуск 19 (весна-2012)

Редакция ст. 74 УПК РФ позволяет утверждать, что доказательствами являются любые сведения еще до того, как они будут получены в установленном законом порядке. Использование прилагательного «любые» к сведениям лишний раз подтверждает, что «всякий», «какие угодно» сведения, не ограниченные по содержанию и правовым последствиям, могут быть доказательствами.

Собирая доказательства, следователь имеет дело с любыми сведениями. Задача его состоит в том, чтобы установить их относимость, не допускать нарушение закона, проверить сведения на их соответствие действительности. Только относимые, допустимые и достоверные доказательства могут устанавливать обстоятельства, подлежащих доказыванию.

Подводя итог, можно сказать, что доказательствами по уголовному делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, содержащихся в источниках (видах) доказательств, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Значение доказательств как средства доказывания обусловлено наличием всеобщей связи между явлениями окружающей действительности. Событие преступления отражается на объектах в виде следов. Снятая со следа информация в установленном законом порядке становится доказательством, средством восстановления совершенного преступления и лица, его совершившего. Именно наличие связи доказательств с искомыми фактами является главным признаком, в силу которого доказательство является средством доказывания.

В процессуальной литературе существуют разные взгляды на то, что может служить средством доказывания. К ним ученые относят сведения и факты; источники доказательств; способы получения доказательств, источник доказательств и собственно доказательства; способы собирания фактических данных; результаты оперативно-розыскной деятельности, презумпции, общеизвестные факты.

Различие во взглядах вызвано неодинаковым пониманием доказательства. Сведения о фактах, источники доказательств сами по себе не могут быть доказательством. К способам собирания доказательств относятся следственные и иные процессуальные действия, которые способствуют формированию доказательств.

Презумпции, общеизвестные факты, результаты оперативно-розыскной деятельности не устанавливают обстоятельства уголовного дела и не могут это сделать, так как не являются следами преступления и не содержат сведений о совершенном преступлении. Их можно отнести к фактам, которые влияют на пределы доказывания: исключают необходимость устанавливать общеизвестные факты. Презумпция вообще и презумпция невиновности в частности влияет на ход расследования, обязывая уполномоченные законом органы и должностные лица, доказывать виновность, ибо невиновность обвиняемого презумируется. В случае недоказанности причастности лица к совершению преступления они обязаны вынести решение в пользу обвиняемого. Уголовно-процессуальный Кодекс Р Ф от 18. 12. 2001 г. (с измен. и доп. от 18. 10. 2011 N 23-П) — Электронная справочная система «Консультант плюс», выпуск 19 (весна-2012)

Результаты оперативно-розыскной деятельности не являются доказательствами, так как они получены в иных условиях, иными субъектами, оперативно-розыскными мероприятиями, закреплены в иных материалах, т. е. без соблюдения условий процессуальной формы. Не случайно в ст. 89 УПК РФ сказано: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом».

В Уголовно-процессуальном кодексе часто используется термин «материалы уголовного дела» (ч.3 ст. 84, ч.5 ст. 154, ст. 155, 199, 215−219, ч.3 ст. 299, ст. 286, ч.2 ст. 290, ч.3 ст. 319 УПК и др.). При этом, как правило, не разъясняется, что относится к материалам уголовного дела, каково их правовое значение. Иногда закон рассматривает материалы уголовного дела, выделенного в отдельное производство как доказательства по данному делу (ч.5 ст. 154 УПК), или регулируя вынесение приговора в особом порядке, закон устанавливает, что материалы уголовного дела, сформированного на предварительном следствии, могут содержать доказательства, подтверждающие обвинение (ч.7 ст. 316 УПК).

Анализ закона свидетельствует о том, что в материалах уголовного дела могут находиться доказательства, предусмотренные ст. 74 УПК. Постановление следователя, определение и приговор суда, заявление и сообщения о совершенных преступлениях, материалы проверки этого сообщения, протоколы следственных действий, протоколы судебных заседаний, протоколы ознакомления с материалами уголовного дела, запросы, повестки, ходатайства, кассационные, апелляционные, надзорные жалобы и представления являются материалами уголовного дела.

Не все перечисленные материалы могут быть доказательствами. Постановление следователя, определение суда, обвинительное заключение, приговор — документы, которые выносятся на основании доказательств, — доказательствами не являются.

Протоколы бывают также разных видов: в одних фиксируются сведения, собранные при производстве следственных и судебных действий, других — констатируется осуществление определенного действия (ст. 218 УПК).

Из изложенного следует, что доказательства относятся к материалам дела, но не все материалы имеют доказательственное значение.

В материалы уголовного дела входят и дополнительные материалы, приобщенные к жалобе или представлению, направляемых в кассационную и надзорную инстанции (пп. 5−7 ст. 377, п. 2.1 Постановления Пленума Верховный Суд Р Ф от 11 января 2007 г. «О применении судами норм главы 48 УПК РФ»). Они в совокупности с имеющимися в уголовном деле доказательствами могут быть положены в основу решения только об отмене приговора, определения и постановления суда с возвращением прокурору либо передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в суд первой или второй инстанции. Изменение приговора и последующих решений или их отмена с прекращением производства по уголовному делу на основании дополнительных материалов, приобщенных к жалобе или представлению, не допускается.

Во всех перечисленных случаях дополнительные материалы не являются доказательствами. Отмеченное правовое значение дополнительных материалов объясняется тем, что в судебном разбирательстве при рассмотрении дела по существу этих материалов не было. Суд их не проверял, не оценивал и при вынесении приговора суд не учитывал. Если дополнительные материалы содержат новые сведения об обстоятельствах уголовного дела, то их надо исследовать в новом судебном заседании и только после этого использовать в вынесении приговора. Шеифер С. А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы//Издательство Саратовского университета, 2008. — ISBN 938−6-9906−0559−2.

Вместе с тем дополнительные материалы могут служить основанием для изменения приговора и последующих решений или их отмены с прекращением производства по уголовному делу, если достоверность фактов, устанавливаемая такими материалами, не нуждаются в проверке судом первой инстанции (документы, свидетельствующие о недостижении осужденным возраста, с которого наступает уголовная ответственность, об отсутствии судимости, о применении акта об амнистии по предыдущему приговору и др.).

Без доказательств не устанавливается ни одно обстоятельство совершенного преступления. Поскольку преступное событие совершается в прошлом, а следователь, дознаватель или судья лишены возможности воспринимать его лично, познание в уголовном процессе осуществляется при помощи доказательств, т. е. опосредованным путем.

Существует и иное мнение. Ученые полагают, что отдельные обстоятельства могут быть восприняты следователем, судьей непосредственно. К ним относятся факты, которые сохранились к моменту расследования и рассмотрения дела: последствия пожара, обезображенное лицо, фальшивая водка и т. д.

В связи с этим возникает вопрос, можно ли устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания, непосредственно, не прибегая к помощи доказательств, и выносить решения на основе непосредственных знаний об искомых фактах? На этот вопрос положительно отвечал В. Я. Дорохов. Он писал: «Если тот или иной факт, подлежащий установлению в деле, доступен для непосредственного восприятия следователя, судей, то в таком случае нельзя говорить о доказательстве, поскольку непосредственное восприятие факта является самостоятельным способом доказывания».

Из приведенного высказывания следует вывод о том, что судьи могут выносить процессуальные решения, основанные не на доказательствах, а на результатах непосредственного восприятия. В. Я. Дорохов утверждает, что «принимая решение, следователь опирается непосредственно на результаты наблюдения соответствующих обстоятельств». Эти рекомендации не противоречат закону, а применение их на практике может привести к вынесению процессуальных решений по усмотрению следователей и судей, не опирающихся на доказательства, и в силу этого не поддающихся какому-либо контролю.

Соотношение опосредованного установления обстоятельств преступления путем использования доказательств и непосредственного восприятия различного вида доказательственной информации применительно к уголовному процессу проявляется следующим образом.

Приведу пример из практики. По факту кражи, совершенной несовершеннолетними лицами было возбуждено уголовное дело по ст. 158 ч.3 п. а «Квартирные кражи». По горячим следам были задержаны двое, в содеянном сознались. У них были обнаружены и изъяты некоторые вещи. По факту допроса были составлены протоколы. Результаты допроса пострадавших и подозреваемых совпали, поэтому показания были признаны доказательствами по делу. Кроме того, на месте происшествия были обнаружены отпечатки пальцев, которые также послужили доказательством преступления. Также сотрудники следственного отдела в ходе допроса выяснили, что у задержанных были подельники в виде наводчиков и сбытовиков украденного. Данные лица сперва не были задержаны по факту недостаточности оснований. Затем в ходе следственных действий сбытовика задержали по факту сдачи похищенного имущества в одном из ломбардов города. Он также был задержан и допрошен.

В итоге все задержанные были осуждены на сроки от 1 до 4 лет за совершенное преступления и приговорены к отбыванию наказания в колонии общего режима.

Как уже указывалось, ч.3 ст. 303 УК РФ предусмотрен квалифицированный состав преступной фальсификации доказательств. При этом законодателем введены два самостоятельных критерия фальсификации, отягчающих вину.

Во-первых, по ч.3 ст. 303 УК РФ получает юридическую оценку фальсификация доказательств по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. При этом следует руководствоваться ст. 15 УК РФ, в соответствии с которой тяжкими являются умышленные деяния, наказуемые лишением свободы на срок до 10 лет, а особо тяжкими — преступления, за которые предусмотрена мера ответственности в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет либо более строгая. Следует отметить, что по данной части рассматриваемой статьи Кодекса квалифицируется фальсификация как «обвинительных», так и «оправдательных» доказательств, представляемых следователем, дознавателем или защитником по соответствующему уголовному делу.

Во-вторых, критерием уголовной ответственности по ч.3 ст. 303 УК РФ является наступление в результате фальсификации тяжких последствий, характер которых в законодательстве не раскрывается.

В науке авторами приводятся несколько разновидностей общественно опасных последствий, которые могут быть оценены судом в качестве тяжких. Таковыми следует признать, например, осуждение лица к лишению свободы, пожизненному лишению свободы, самоубийство подозреваемого, незаконное взыскание, приведшее к банкротству предпринимателя, причинение крупного ущерба и т. п.

Вместе с тем представляется ошибочным утверждение, согласно которому тяжкие последствия может повлечь только фальсификация доказательств по уголовному делу, в силу того, что закон не вводит подобного ограничения, а злоупотребления по гражданским делам также вызывают общественно опасные последствия, относящиеся к категории тяжких.

Непосредственное восприятие события преступления в уголовном процессе невозможно, так как производство по делу осуществляется после совершения преступного деяния. Вместе с тем преступление, несмотря на все меры предосторожности правонарушителя, оставляет в окружающей действительности определенные следы. Ими могут быть пальцевые отпечатки, следы ног, взлома, похищенные ценности, сгоревший дом, очевидцы деяния и т. д. Основная задача следователя состоит в обнаружении предметов, людей, наблюдавших происходящее и т. д. Порядок обнаружения, собирания, фиксации выявленных фактов предусмотрены законом. Следователь, дознаватель, прокурор или суд осуществляют следственное и судебное действие, непосредственно воспринимают всю доказательственную информацию. Федеральный закон от 31. 05. 2002 № 00-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации (в ред. 21. 11. 2011) — Электронная справочная система «Консультант Плюс», выпуск 19 (весна-2012)

Одним из общих условий судебного разбирательства является непосредственность (ст. 240 УПК РФ). Непосредственность исследования доказательств присуща в несколько ограниченной форме и предварительному расследованию. Непосредственность исследования доказательств обеспечивает наиболее правильную передачу сведений о происшедших событиях (меньше утечки и искажения информации при их передаче), а также способствует формированию правильного внутреннего убеждения.

Однако специфика доказывания в уголовном процессе требует, чтобы непосредственное (чувственное) восприятие было зафиксировано в различных протоколах следственных и судебных действий.

В уголовно-процессуальном доказывании в силу специфики объекта, формы и методов исследования исключается, вынесение процессуальных решений следователем и судом на основе результатов личного наблюдения ими соответствующих обстоятельств, так как в этом случае нет доказательств, которые служат основанием для вынесения решения и его проверки в последующих судебных испытаниях.

Опосредованный путь установления искомых фактов имеет важное значение для практики. Все выводы следователя в обвинительном заключении, дознавателя в обвинительном акте, суда в приговоре должны основываться на доказательствах. Закон требует, чтобы все решения следователя и суда были законными, обоснованными и мотивированными (ч.4 ст. 7 УПК). Нарушение этого требования — основание для обжалования приговора в апелляционном, кассационном порядке. Теория доказательств в советском уголовном процессе / под редакцией Жогина Н. В. / Издание 0-е исправленное и дополненное, — М., «Юридическая литература», 2010. — ISBN 908−5-9216−0550−5.

Характерная черта познания в уголовном процессе — не только выявление обстоятельств совершенного преступления, но и их удостоверение.

2.2 Источники доказательств и классификация доказательств в уголовно-процессуальной системе РФ

Источники получения любых сведений (сведений об интересующих следствие и суд обстоятельствах) делятся на следующие виды: показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого, заключение и показания эксперта, вещественные доказательствами, протоколы следственных и судебных действий и иные документами. Перечень этих видов доказательств установлен законом (ч.2 ст. 74 УПК) и является исчерпывающим. Любые другие сведения полученные из иных, не предусмотренных законом источников, не имеют доказательственного значения, они недопустимы.

Показания свидетеля — это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями статей 187−191 и 278 УПК РФ. Свидетельские показания являются самым распространенным видом доказательств. Они фигурируют в каждом уголовном деле. Предметом свидетельских показаний могут служить любые обстоятельства, подлежащие установлению по делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о взаимоотношениях с ними (ст. 79 УПК). Но в силу ч.1 ст. 51 Конституции Р Ф никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Перечень близких родственников дан в ч.4 ст. 5 УПК РФ.

Показания потерпевшего — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями статей 187−191 и 277 УПК РФ. Предмет и порядок допроса потерпевшего совпадает с предметом и порядком допроса свидетеля. При этом необходимо знать, что в соответствии со ст. 78 УПК дача показаний не только обязанность, но и его право. Это предполагает получение показаний как по инициативе процессуального органа, так и по инициативе самого потерпевшего.

Показания обвиняемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями статей 173, 174, 187−190 УПК Р Ф Дача показаний является для обвиняемого правом, а не обязанностью. Он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, что является одной из гарантий обеспечения права обвиняемого на защиту. Показания обвиняемого имеют двойственную природу. С одной стороны, они являются источником доказательственной информации, с другой — средством защиты от предъявленного обвинения.

Показания подозреваемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями статей 187−190 УПК РФ.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой