Влияние факторов дифференциальной социализации на формирование гендерной идентичности личности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Влияние факторов дифференциальной социализации на формирование гендерной идентичности личности

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические подходы к изучению факторов формирования гендерной идентичности личности в процессе дифференциальной социализации

1.1 Проблема дифференциальной социализации в социально-психологической литературе

1.2 Проблемы формирования гендерной идентичности личности в процессе дифференциальной социализации

Глава 2. Исследования сформированности гендерной идентичности личности в процессе дифференциальной социализации

2.1 Методики и методы исследования факторов сформированности гендерной идентичности личности

2.2 Обсуждение результатов исследования гендерной идентичности личности и подверженности личности гендерным стереотипам

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

В течение последних нескольких веков человеческое общество претерпело ряд существенных изменений и преобразований, основная часть которых пришлась на XX век. В частности, изменился взгляд на проблему социальной природы женщин и мужчин, а также проблему их взаимодействия друг с другом в социально-культурном и психолого-педагогическом контекстах. Стремление женщин к эмансипации от мужского давления, обращение внимания научной общественности к проблемам феминизма, гомосексуальности и бисексуальности, а также механизмам их зарождения и развития послужили основательным толчком для начала оформления особой области психологического знания, особенно актуальной в наше время — гендерной психологии, которую сегодня неразрывно связывают с дифференциальной социализацией.

В современном понимании проблемы социализаций сложились явные противоречия между оценкой влияния факторов дифференциальной социализации на формирование гендерной идентичности личности и степенью их реального воздействия ввиду недостаточной изученности данного вопроса научной общественностью.

Этим объясняется выбор темы нашего исследования, проблема которого заключается в определении степени влияния факторов дифференциальной социализации на становление гендерной идентичности личности.

Решение данной проблемы составляет цель нашего исследования.

Объектом исследования выступает гендерная идентичность личности, а предметом — формирование гендерной идентичности личности в процессе дифференциальной социализации.

Задачи исследования:

1. Дать характеристику теорий социализации в гендерном контексте;

2. Выявить проблемы формирования гендерной идентичности личности;

3. Экспериментальным путем выявить реальное влияние факторов дифференциальной социализации на формирование гендерной идентичности личности.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что факторы дифференциальной социализации и гендерной стереотипизации не определяют сформированность гендерной идентичности личности.

Методологическая основа исследования. Становление гендерной идентичности мы рассматриваем через концепцию В. С. Мухиной о единстве структурных звеньев самосознания личности, среди которых гендерная идентичность выступает как специфичная и равнозначная всем остальным звеньям. Содержательное наполнение звеньев зависит в частности от социально-культурного контекста, особенностей социализации, а также от индивидуальных различий.

Мы также опираемся на концепцию А. В. Мудрика о становлении и развитии личности путем влияния на нее средовых факторов.

Методы исследования. Для реализации целей и задач нашего исследования были использованы следующие методы: теоретический анализ психолого-педагогической литературы, анкетирование, беседы и интервьюирование, статистическая обработка полученных результатов.

Эмпирическая база и субъекты исследования. В исследовании участвовали юноши и мужчины в возрасте от 20−23 лет.

Практическая значимость определяется возможностью использования теоретических и практических материалов нашего исследования в сфере педагогической деятельности, направленной на разрешение внутри- и межличностных конфликтов на почве гендерной идентичности, а также в области психологического сопровождения лиц, пребывающих в подобном конфликте.

Структура работы. Научная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Теоретические подходы к изучению дифференциальной социализации в науке

1. 1 Проблема дифференциальной социализации в социально-психологической литературе

С точки зрения социальной психологии, гендер находится под сильным влиянием как культурных норм, устанавливающих, что должны делать мужчины, а что — женщины, так и социальной информации, внушающей людям, насколько велика разница между мужчинами и женщинами, т. е. становление гендерной идентичности личности существенным образом зависит от процесса социализации индивида.

Но прежде чем перейти к обзору основных теорий социализаций, необходимо определить само понятие «социализация». В социальной педагогике социализация понимается как развитие и самоизменение человека в процессе усвоения и воспроизводства культуры, что происходит во взаимодействии человека со стихийными, относительно направляемыми и целенаправленно создаваемыми условиями жизни на всех возрастных этапах. Сущность же социализации состоит в сочетании приспособления и обособления человека в условиях конкретного общества Мудрик А. В. Социальная педагогика. — М., 2002. — С. 9.

Ю.Е. Гусева дает следующее определение: социализация — это процесс усвоения социальных норм, правил, особенностей поведения, процесс вхождения в социальную среду. Гендерную социализацию Ю. Е. Гусева определяет как процесс усвоения норм, правил поведения, установок в соответствии с культурными представлениями о роли, положении и предназначении мужчины и женщины в обществе Практикум по гендерной психологии / Под ред. Клециной И. С. — СПб., 2003. — С. 85.

Похожее определение социализации дает и Ш. Берн: социализация есть процесс, посредством которого человек обучается соответствующим моделям поведения в обществе, ценностям и т. д. Под дифференциальной социализацией Ш. Берн понимает процесс, в ходе которого мы учим мужчин и женщин, что есть вещи, которые свойственны одним и несвойственны другим, в зависимости от пола обучаемого Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007. — С. 46.

Разработка представления о гендерной идентичности женщин и о нарциссизме принадлежит З. Фрейду Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М., Наука, 1989. В своей работе «Женственность» он изобразил женщин завидующими мужской анатомии (комплекс кастрации). Они также должны были быть пассивными, зависимыми, подчиненными, склонными к мазохизму — именно этот набор, по мнению З. Фрейда, являлся «феминным». Мужчины же изображались иначе: активными, стремящимися к власти и к контролю над миром, склонными к садизму. Всякое отклонение от этих эталонов считалось проявлением нездоровой гендерной идентичности. В частности, стремление женщин к власти называлось фаллическим.

Поскольку взгляды З. Фрейда пользовались огромной популярностью во всем мире, то на долгие годы женщины многих стран старались соответствовать этому идеалу, очень ценимому в обществе, и многие из них отказывались от определенных видов деятельности и ролей (например, от лидерства), только бы не быть обвиненными в утрате женственности и в сходстве с мужчинами. Точно так же мужчины стремились во что бы то ни стало соответствовать маскулинному идеалу — проявление мягкости и сочувствия считалось признаком слабости и презираемой феминности.

Некоторые идеи психоанализа об идентичности по-прежнему популярны: например, представление о том, что гендерная идентичность формируется в раннем детстве, при общении с матерью и отцом. Важным считается и фактор порядка рождения в семье, в частности для девочек. Так, девочки, родившиеся первыми и имеющие младших братьев (т.е. старшие сестры), благодаря особым условиям формирования гендерной идентичности (они проходят обучение лидерству, командуя младшими братьями) во взрослости становятся, например, мэрами городов Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008; Кун Д. Основы психологии. — СПб., 2003.

Вообще считается, что здоровая гендерная идентичность может сформироваться лишь под влиянием мужчин:

а) отцов — для обоих полов;

б) мужей — для женщин Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008. — С. 43.

Психоанализ оставил нам в наследство и представление о феномене нарциссизма. Нормальный нарциссизм (который возникает у ребенка в первые два года жизни) — необходимый элемент самооценки и уверенности в себе обычного человека (все люди в какой-то мере нуждаются в том, чтобы их любили и ими восхищались). Патологический нарциссизм развивается:

а) как следствие его наличия у одного или обоих родителей;

б) в результате серьезных травм, полученных в раннем детстве, а также

в) в результате нарциссических травм более поздних периодов — это могут быть неудачи в деятельности или во взаимоотношениях с другими людьми, а также физические заболевания и так далее Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008.

Идеи З. Фрейда получили свое дальнейшее развитие в современной психоаналитической теории и практике (Х. Когут, О. Кёрнберг).

В рамках когнитивизма известны 3 концепции:

1. «информационной обработки человека Д. Гамильтона;

2. «теория схемы» С. Тейлора и Дж. Крокера;

3. теория гендерной схемы С. Бем.

Все эти концепции перекликаются друг с другом. Суть их такова.

Человек стремится упорядочить свое знание об окружающем мире и прибегает при этом к схемам (т.е. стереотипизированным стимулам). При обработке социальной информации используется три типа схем: личностные, ситуационные и ролевые. Последние могут быть связаны с полом (гендерная роль) или должностью, позицией в группе (к примеру, лидерская роль). Схема позволяет быстро опознать социальный стимул и предсказать его поведение. Так рождаются стереотипы о том, как должны вести себя мужчины и женщины (гендерные стереотипы). Мальчики и девочки растут в мире, где очень важны категории «мужское» и «женское». Из всей окружающей информации мальчики выбирают то, что относится к «мужскому», а девочки — к «женскому», т. е. пользуются гендерными схемами Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008; Кун Д. Основы психологии. — СПб., 2003.

Встречаются ситуации, когда индивид ведет себя «не по схеме» (т.е. отклоняется от гендерного стереотипа), но такие случаи неприятны, и человек стремится устранить рассогласование между прогнозируемым по стереотипу и реальным поведением другого человека. Делает он это с помощью следующих приемов:

1. казуальная атрибуция (к примеру, достижение успеха объясняется удачей, а не способностями);

2. игнорирование рассогласования (оно просто не замечается);

3. ролевое выравнивание (поведение индивида подгоняют к ролевому стереотипу, к примеру, интерпретируя его поступки по-своему);

4. навешивание девиантного ярлыка (к примеру, женщину, делающую карьеру, называются «синим чулком», мягкого женатого мужчину — «подкаблучником»);

5. вытеснение из группы (женщинам-менеджерам, например, дают меньше информации, слишком короткие сроки для выполнения задания; мужчин не приглашают выпить пива, на футбол).

Гендерная схема более ярко проявляется при встрече незнакомых людей — в лабораторных условиях.

Теория гендерной схемы Сандры Бем Бем С. Линза гендера. — М., 2004. пытается совместить когнитивизм с теорией социального научения. Ее основные положения заключаются в следующем. «Гендерная схема» — это когнитивная структура, сеть ассоциаций, которая организует восприятие индивида и руководит им. Дети кодируют и организуют информацию, в том числе и информацию о себе, по дихотомической схеме «маскулинность-феминность». Сюда включаются данные об анатомии мужчин и женщин, их участии в рождении детей, их профессиях и разделении занятий (в том числе и по дому), их личностных характеристиках и поведении. Эта дихотомия «мужское-женское» — самая важная из всех классификаций людей, которые существуют в человеческом обществе. Усвоив, что означает эта дихотомия, ребенок сортирует всю информацию по двум критериям: к примеру, понятия «чувствительность» и «соловей» он относит к «женскому», а «ассертивность» и «орел» — к мужскому. Следующий шаг — ребенок делает обобщение: какие атрибуты составляют «женское», а какие — «мужское». Формируется соответствующий гендерный стереотип — что могут делать и как себя вести мальчики и что и как — девочки. Тот, кто ведет себя согласно стереотипу, обладает гендерной типичностью — типичный мальчик или типичная девочка Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008; Практикум по гендерной психологии / Под ред. Клециной И. С. — СПб., 2003..

Гендерная социализация должна осуществляться по гендерной схеме, т.к. ребенок будет жить в обществе, которое организовано по принципу гендерной дихотомии. Некоторые современные родители воспитывают детей по-новому. Они покупают мальчикам и девочкам одинаковые игрушки (куклы и машинки), одежду и розового и голубого цветов. Мамы и папы делают одинаковую работу по дому. С детьми играют в одинаковые игры и т. п. Но ребенок растет не только в семье, его социализация определяется еще и внесемейными факторами. Ребенок смотрит телевизор, наблюдает за поведением мужчин и женщин в реальной жизни, и он все равно поймет, что мальчик в сочетании с куклами — это ненормально для данного общества. Родители должны помогать ребенку сортировать информацию на «мужское-женское», начиная с анатомии — объясняя связь гениталий с мужским и женским полом. Но это не значит, что детей надо обучать сексизму (сексизм — идеология и практика дискриминации людей по признаку пола). Раньше говорили, что мальчик может быть летчиком, а девочка — стюардессой, мальчик — доктором, а девочка — медсестрой. Согласно С. Бем, сейчас родители обсуждают с детьми, почему ни одна женщина не была президентом США, говорят о дискриминации по фактору пола и ее последствиях. Родители выбирают, по какой системе воспитывать детей Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008. — С. 45−46.

Понятие андрогинности проблематично с точки зрения теории гендерной схемы, т.к. оно предполагает, что фемининность или маскулинность существует внутри человека, что они — независимые и реальные явления, а не когнитивные конструкты. Однако индивид может быть андрогинным — по определенным параметрам. Общество должно влиять на индивида — но в определенных границах. Должны быть сферы, где индивид может вести себя не в соответствии с гендерной схемой и стереотипом. Необходимо также смягчить свои требования по поводу повсеместной дихотомии «маскулинное-фемининное» Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008.

Американская исследовательница Шон Берн описывала осуществление дифференциальной социализации двумя механизмами: дифференциальным усилением (процесс социализации, в ходе которого приемлемое для данного общества поведение поощряется, а неприемлемое наказывается социальным неодобрением) и дифференциальным подражанием (процесс социализации, в ходе которого человек выбирает ролевые модели в соответствующей его с точки зрения общепринятых норм группе и начинает подражать их поведению). О дифференциальном усилении мы говорим, когда приемлемое гендерное поведение вознаграждается, а неприемлемое — наказывается, при условии, что поощрение или наказание человека за определенные модели поведения, интересы и т. д. зависит от его биологического пола Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007. — С. 48−49.

Вознаграждение часто выступает в форме общественного одобрения. И наоборот, всякое отклонение от модели поведения, которая в данной культуре считается соответствующей гендерной роли, в большинстве случаев наказывается социальным неодобрением. Например, в ряде исследований было показано, что мальчики, которые, вопреки нормам, играют не только с детьми одного с собой пола, больше подвергаются насмешкам со стороны сверстников и менее популярны в их среде, чем те, кто подчиняется поло-ролевым стереотипам.

По Ш. Берн, уже в 3 года дети с уверенностью относят себя к мужскому или женскому полу. Как только завершается гендерная идентификация и ребенок начинает замечать различия, существующие между мужчинами и женщинами, у него обычно проявляется повышенное внимание к ролевым моделям, обладающим тем же полом, что и он сам, обусловленное желанием быть самым лучшим мальчиком или девочкой. В ходе этого процесса, который ученые обозначили социализацией «Я», мальчики обычно подражают поведению мужчин, а девочки — поведению женщин. Описанное явление и называется дифференциальным подражанием, и оно согласуется с теорией социального научения.

Итак, в данном параграфе были сформулированы основные понятия социализаций, принятые в современной науке, а также рассмотрены и охарактеризованы основные теории социализаций в рамках психоанализа З. Фрейда, когнитивизма (теория гендерной схемы С. Бем) и теории социального научения.

1. 2 Проблемы формирования гендерной идентичности личности в процессе дифференциальной социализации

Очевидно, что важной составляющей процесса социализации является гендерная социализация, включающая в себя вопросы формирования психологического пола, психических половых различий и гендерной дифференциации. Дифференциация деятельности, статусов, прав и обязанностей индивидов в зависимости от их половой принадлежности относится к категории «гендерная роль». Гендерные роли социальны, нормативны, выражают определенные социальные ожидания, проявляются в поведении. Гендерные роли всегда связаны с определенной нормативной системой, которую личность усваивает и преломляет в своем сознании и поведении. Часть этих норм внедряется в сознание через популярную литературу, телевидение и иные СМИ, ряд других мы получаем непосредственно, например, в виде наставлений родителей или испытывая неодобрение со стороны общества, когда отклоняемся от ожидаемого гендерно-ролевого поведения (явление, которое Шон Берн называет дифференциальным усилением) Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007.

Гендерные стереотипы — это, в сущности, социальные нормы. У всех людей есть представления о том, что мужчинам и женщинам свойственны определенные наборы конкретных качеств и моделей поведения, что подавляющее большинство людей придерживается этой точки зрения и что обычно люди осознают, какое поведение считается правильным для представителей того или иного пола.

Гендерные стереотипы отличаются поразительной жизнестойкостью. Их прочная укорененность в сознании большой части населения способствует воспроизводству стереотипов из поколения в поколение в процессе социализации. Во многих странах представления о роли женщины противоречат активному жизненному стилю, поэтому значительное число женщин не стремится к самореализации в сферах, выходящих за рамки традиционно предлагаемых им моделей поведения. Женщина, проявившая свои способности, желающая реализовать свой потенциал, часто приходит к конфликту с традиционными взглядами окружающих на место женщины в обществе и, возможно, к конфликту с собственным представлением о себе как о личности. Женщины работают и в то же время несут большую часть обязанностей по дому и уходу за детьми. На пути женщин к традиционно мужским, высокооплачиваемым и высоким по статусу работам поставлено множество барьеров: культурные, юридические, образовательные. Женщины сталкиваются с завышенными требованиями, дискриминацией при приеме на работу, при служебном продвижении — все это препятствует реализации женщиной себя как личности Бендас Т. В. Гендерная психология. — СПб., 2008; Клецина И. С. Практикум по гендерной психологии. — СПб., 2003.

На мужчину гендерные стереотипы также оказывают негативное влияние. К компонентам традиционной мужской роли относят нормы успешности/статуса, умственной, физической и эмоциональной твердости, антиженственности. Для многих мужчин полное соответствие этим нормам недостижимо, что вызывает стресс и приводит к компенсаторным реакциям: ограничение эмоциональности, гомофобия, навязчивое стремление к соревнованию и успеху и т. д.

Гендерные стереотипы могут отрицательно сказываться не только на представителях общественного «большинства». К сожалению, сильнейшее давление они оказывают на представителей т.н. «сексуальных меньшинств». Поэтому важность гендерных норм в современном обществе и последствия неподчинения им хорошо иллюстрируются присущей множеству людей реакцией на проявления гомосексуальности.

С самого раннего возраста общество учит, что мы должны вступать в брак с представителем противоположного пола, иметь с ним детей и усваивать ролевые взаимоотношения особого рода, касающиеся другого гендера. Люди, которые не заводят детей, не вступают в брак, равно как и те, кто имеет романтические и/или сексуальные отношения с человеком своего пола, часто рассматриваются как нарушители гендерных ролей и подвергаются серьезному социальному принуждению — особенно четко эта ситуация просматривается в Российской Федерации и многих других странах бывшего СССР Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007; Кон. И. С. Сексология. — М., 2004.

Для многих гомосексуальность представляется максимально возможным нарушением гендерных норм. Обнаружилось, что стереотипы гетеросексуалов в отношении гомосексуалов отражают «теорию сексуальной инверсии» — предположение, согласно которому гомосексуал подобен гетеросексуалу противоположного пола. Склонность к поведению, соответствующему противоположной гендерной роли, рассматривается в рамках этой теории как признак гомосексуализма. Однако исследования показывают, что такие взгляды далеки от реального положения дел. Например, один из общепринятых стереотипов, касающихся гомосексуальных взаимоотношений, состоит в том, что один партнер исполняет традиционно мужскую роль, а другой — женскую. Но результаты исследований указывают на то, что в большинстве пар геев и лесбиянок оба партнера и зарабатывают деньги, и равноценно распределяют между собой домашние дела. Люди с традиционными гендерными аттитюдами, как правило, хуже относятся к гомосексуалам. Предположительно, те, кто высоко ценит традиционные гендерные роли, отрицательно относятся к гомосексуалам, оттого что видят в них людей, уклоняющихся от соответствующей биологическому полу роли Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007. — С. 35−36.

Нарушение социальных норм может привести и часто приводит к негативным последствиям. Для гомосексуалов эти последствия могут принимать форму даже физического насилия, дискриминации при приеме на работу, разрыва личных отношений, унизительных прозвищ и насмешек. Во многих странах (например, в США и СССР) гомосексуальное поведение было законодательно наказуемо.

Американская психиатрическая ассоциация исключила гомосексуальность из списка психических расстройств только в 1974 году. Теперь психологи считают, что если у гомосексуалов возникают проблемы с душевным здоровьем, то нередко причиной этого следует считать скрытное существование, которое они вынуждены вести из-за неодобрительного отношения общества.

Исследователи отмечают, что когда человек, осознающий себя геем, понимает, в каком конфликте он оказался с идеалами общества, то это приводит к серьезной фрустрации. Знание о том, что гомосексуальность неприемлема, ставит такого человека перед очень тяжелым выбором: признаваться перед людьми в своей инакости или скрывать ее. Признание может повлечь за собой стрессы, напряженность в отношениях с близкими, разрыв с ними, потерю работы, расставание с детьми.

Утаивание собственной гомосексуальности связано с не меньшими усилиями и стрессами. Обстановка секретности вызывает ощущение, что человек бесчестен, а то, что скрывается важная часть собственной идентичности, не дает возможности налаживать с людьми доверительные личные отношения.

Потенциальная опасность собственной травли — важнейшее условие того, «выйдет» ли гей к остальным людям или будет жить тайной жизнью. В нескольких исследованиях обнаружилось, что озабоченность возможным отторжением со стороны общества — основной фактор, побуждающий скрываться. Быть гомосексуалом в радикально ориентированном на гетеросексуальность обществе (например, в российском) слишком трудно Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007. — С. 36−37.

Для более глубокого понимания психологии гомосексуализма необходимо рассмотреть концепции формирования самой гомосексуальной идентичности. Выделяют три основных подхода:

1. гомосексуальность дана индивиду изначально как неотвратимая судьба, индивидуальное развитие только обнаруживает и реализует то, что было заложено природой или сформировано в очень раннем детстве;

2. гомосексуальность формируется средой и воспитанием — под влиянием переживаний детства, семейных условий, вследствие совращения подростка взрослым или сверстниками;

3. гомосексуальность является результатом индивидуального саморазвития, более или менее сознательного выбора, это не судьба, а самоопределение.

Хотя эти подходы кажутся взаимоисключающими, каждый из них содержит долю истины, потому что сексуальная ориентация многомерна, ее аспекты и компоненты формируются разновременно и в зависимости от разных условий. Непроизвольное эротическое влечение к лицам собственного пола часто бывает врожденным и проявляется уже в раннем детстве. Целостный сексуальный сценарий формируется под влиянием среды и воспитания, в процессе активного взаимодействия с другими людьми. Что же касается самосознания, гендерной идентичности и стиля жизни, то они, безусловно, предполагают выбор и индивидуальное самоопределение. Ни единого типа «гомосексуальной личности», ни общего для всех стиля жизни не существует Кон. И. С. Сексология. — М., 2004. — С. 245−246.

На вопрос «Когда и как вы узнали о своей гомосексуальности?» геи и лесбиянки иногда отвечают контрвопросом «А когда и как вы узнали о своей гетеросексуальности?», на который ни один гетеросексуал не может ответить. Но при всей моральной корректности такого вопроса, интеллектуально эти вопросы неравноценны. Между становлением гетеро- и гомосексуальной идентичности есть принципиальная разница. Поскольку весь процесс гендерной социализации детей направлен на формирование гетеросексуальности, которая считается необходимым аспектом половой/гендерной идентичности, обычные мальчики и девочки не открывают свою сексуальную идентичность и не задумываются о ней, а принимают, усваивают ее в готовом виде как нечто само собой разумеющееся, данное природой. Собственная сексуальная идентичность становится для ребенка проблемой, только если у него что-то неладно, например, если его телосложение или поведение не соответствует общепринятым представлениям и поло-ролевым ожиданиям, заставляя его самого и/или окружающих его людей задуматься: настоящий ли это мальчик или девочка? Кон. И. С. Сексология. — М., 2004. — С. 246−247.

Сексуальная идентичность геев и лесбиянок проблематична изначально, всегда. Они не «находят», а «открывают» и в известном смысле создают ее, необходимый объем индивидуального творчества здесь гораздо больше. Многие будущие гомосексуалы уже в раннем детстве отличаются от детей собственного пола: одеваются «не в ту» одежду, любят «не те» игры, выбирают «не тех» партнеров и т. д.

Метаанализ 48 исследований детского (до 12 лет) гендерного поведения, совокупным объектом которых были 10 700 женщин и 17 000 мужчин, показал: вероятность того, что гендерно-неконформный мальчик окажется в дальнейшем гомосексуалом, составляет 51%, а в клинических исследованиях — еще выше (в клинику приводят детей с более выраженными, экстремальными нарушениями гендерных стереотипов). Из 66 мальчиков от 4 до 12 лет, которых в течение 15 лет наблюдали по поводу атипичного гендерного поведения (желание быть девочкой, предпочтение женской одежды и женских ролей в играх, поиск женского общества, избегание силовых игр и видов спорта, три четверти оказались в дальнейшем гомо- или бисексуалами. Гомосексуальность может быть проявлением или слабовыраженной формой расстройства гендерной идентичности, хотя это вовсе не обязательно Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007; Кон. И. С. Сексология. — М., 2004; Кун Д. Основы психологии. — СПб., 2003.

По многим психологическим тестам гомосексуальные мужчины выглядят более феминными, чем гетеросексуалы, а бисексуалы стоят посередине. Однако эта разница связана с возрастом. Когда врослых людей спрашивали, интересовались ли они в детстве куклами, вышиванием и другими «девчачьими» играми и занятиями, любили ли они переодеваться в женскую одежду, предпочитали ли играть с девочками, не было ли у них «девчоночьих» прозвищ и т. д., разница, особенно между крайними группами исключительных гомо- и гетеросексуалов, оказалась огромной. Но с возрастом эти признаки феминизации убывают и даже вовсе исчезают Кон. И. С. Сексология. — М., 2004; Кон И. С. Лики и маски однополой любви. — М., 2006.

По той причине, что женственный мальчик вызывает всеобщее неодобрение и насмешки, мальчики вынуждены всемерно искоренять в себе эти черты. Большинство мальчиков с такой задачей более или менее успешно справляются. Но тем, у кого фемининных задатков изначально больше, сделать это значительно труднее, процесс дефеминизации затягивается, порождая устойчивые, иногда на всю жизнь, сомнения в своей маскулинности. Такие мальчики уютнее чувствуют себя в женском обществе и в то же время испытывают напряженный интерес и тяготение к мужскому началу, выступающему для них как недостижимый образец. В период полового созревания эта гипертрофированная тяга к маскулинности персонифицируется и нередко эротизируется. Одних мальчиков влечет к старшим, более сильным, физически развитым и маскулинным подросткам и юношам, общение с которыми, не обязательно сексуальное, приобщает их к вожделенной мужественности, в которой, как им кажется, им самим отказано. Другие, напротив, тянутся к младшим, более слабым и нежным мальчикам, среди которых они чувствуют себя увереннее и маскулиннее, чем среди ровесников. Это создает благоприятный эмоциональный фон для формирования гомоэротизма и выбора соответствующего объекта привязанности — более старшего и сильного или, наоборот, младшего и слабого Кон. И. С. Сексология. — М., 2004. — С. 247−248.

Важная психофизиологическая особенность гомосексуальных мальчиков — более раннее половое созревание. Хотя эмпирически данные на сей счет не всегда последовательны, по целому ряду показателей (возраст первой мастурбации, первой эякуляции, появления сексуальных чувств и фантазий, ломки голоса, оволосения лобка и т. д.) юные геи несколько опережают своих гетеросексуальных ровесников. У женщин таких различий, по-видимому, нет: возраст менархе не отличается от обычного. Ускоренное половое созревание гомосексуальных мальчиков, возможно, является свидетельством того, что их развитие идет в какой-то степени по женскому типу. Впрочем, независимо от правильности данной теории, более раннее пробуждение сексуальности, да еще в необычной форме, имеет существенные психологические последствия Кон. И. С. Сексология. — М., 2004; Кун Д. Основы психологии. — СПб., 2003.

Формирование гомосексуальной ориентации у подростка обычно проходит в три этапа:

1. от первого осознанного эротического интереса к человеку своего пола до первого подозрения о своей гомосексуальности;

2. от первого подозрения о своей гомосексуальности до первого гомосексуального контакта;

3. от первого гомосексуального контакта до уверенности в своей гомосексуальности, за которыми следует выработка соответствующего стиля жизни.

Процесс этот неодинаково протекает у мальчиков и девочек. Мальчики, у которых раньше пробуждаются эротические чувства и гендерная роль которых допускает и даже требует явных проявлений сексуальности, раньше начинают половую жизнь, как правило, в гомосексуальном варианте. У девочек сексуальная ориентация формируется позже; первое увлечение, объектом которого обычно бывает женщина на много лет старше, переживается как потребность в дружбе, а первому гомосексуальному контакту часто предшествуют гетеросексуальные связи — иногда именно для того, чтобы лучше понять свою сексуальную ориентацию Кон И. С. Лики и маски однополой любви. — М., 2006.

Подростковый гомоэротизм сталкивает самих подростков и их воспитателей с целым комплексом проблем. Общая черта всякой подростковой и юношеской сексуальности — ее «экспериментальный» характер. В предподростковом (10−12 лет), подростковом и раннем юношеском возрасте гомоэротические чувства посещают не только будущих гомосексуалов, но и многих мальчиков и девочек, которые в дальнейшем будут вести исключительно гетеросексуальный образ жизни. Это проявляется, с одной стороны, в страстных влюбленностях в людей своего пола (сверстников, старших или младших), а с другой — в сексуальных играх. Вопреки распространенному мнению, что в подростковую среду гомоэротические чувства и действия привносят взрослые (теория «совращения»), они зарождаются в самой подростковой среде Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007; Кон И. С. Лики и маски однополой любви. — М., 2006.

Подростковый возраст и ранняя юность — время, когда личность больше всего нуждается в сильных эмоциональных привязанностях. Но как быть, если психологическая близость с лицом противоположного пола затруднена собственной незрелостью подростка и многочисленными социальными ограничениями (насмешки товарищей, косые взгляды учителей и родителей), а привязанность к другу своего пола ассоциируется с гомосексуальностью? Подростковая дружба и у мальчиков, и у девочек, как правило, бывает однополой и часто напоминает страстную влюбленность.

Наряду с однополой любовью, имеющей преимущественно духовный характер, в подростковой среде нередко складываются и откровенно чувственные гомосексуальные отношения. Для младших подростков, особенно в 10−12 лет, почти повсеместно характерна сегрегация игровой активности мальчиков и девочек. Большая физическая доступность сверстника своего, нежели противоположного, пола дополняется сходством интересов и менее строгими табу на телесные контакты. У девочек выражения нежности, объятия, поцелуи вообще не табуируются, а их потенциальные эротические обертоны не замечаются. Не удивительно, что пробуждающаяся чувственность на первых порах нередко удовлетворяется именно этим путем. К концу пубертатного периода такие игры обычно прекращаются; их продолжение в 15−16 лет уже дает основание считать это проявлением сложившейся гомосексуальной ориентации Кон. И. С. Сексология. — М., 2004. — С. 250.

Для того, чтобы избежать пугающих ярлыков, психологи предпочитают не называть подростковые игры гомосексуальными и не преувеличивать их значение. Однако между допубертатным (до 12 лет) гомоэротизмом и будущей сексуальной ориентацией взрослого человека есть определенная связь. Сравнение сексуального поведения взрослых западногерманских студентов с их воспоминаниями о своей допубертатной гомосексуальной активности показало, что чем выше допубертатная гомосексуальная активность (количество контактов и число партнеров), тем вероятнее гомосексуальная идентификация взрослого Кон И. С. Лики и маски однополой любви. — М., 2006; Кун Д. Основы психологии. — СПб., 2003.

Простейшее объяснение этому — ссылка на условно-рефлекторные связи, которые могут возникать у подростка во время сексуальной игры и превратиться в устойчивую сексуальную ориентацию. Однако гомосексуальные контакты со сверстниками, если они имеют игровую форму и не сочетаются с психологической интимностью, часто остаются преходящими. Дело не столько в поведении, сколько в переживаниях.

Открытие своей сексуальности для многих подростков крайне мучительно. Юность вообще довольно одинокий возраст, но никто не бывает так одинок, как гомосексуальные подростки. Не смея жить своей собственной, единственно возможной для него жизнью, гомосексуальный подросток вынужден ухаживать за теми, кого он не может любить, и любит тех, за кем не может ухаживать. Это делает его жизнь мучительным чередованием «неподлинных» и несовместимых друг с другом ролей и масок. Порождаемая этим застенчивость еще больше усугубляет коммуникативные трудности Кон. И. С. Сексология. — М., 2004.

Участь геев и лесбиянок значительно хуже положения представителей любого расового, национального или культурного меньшинства. Если еврейский, армянский, чеченский, русский ребенок испытывает трудности или подвергается преследованию из-за своего цвета кожи, акцента или национальности, он может придти к своим, несущим ту же стигму, родителям, поговорить с ними и получить если не помощь, то хотя бы утешение. Маленький гей или лесбиянка не могут открыться родителям, которые часто так же предубеждены, как и соученики. Он чувствует себя гадким утенком, единственным на всем белом свете Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2007; Кон. И. С. Сексология. — М., 2004.

Одно из самых страшных последствий «голубого одиночества» — так называемые «немотивированные» подростковые самоубийства, причины которых остаются неизвестными. Риск суицида среди юных геев и лесбиянок особенно велик, если они:

1. слишком рано открыто обнаруживают свою гомосексуальность;

2. подвергаются в связи с этим насилию и преследованиям;

3. пытаются решить свои проблемы с помощью алкоголя и наркотиков;

4. отвергнуты своими семьями.

Эти молодые люди умирают не от гомосексуальности, а от страха перед ней и от жестокого отношения окружающих Кон. И. С. Сексология. — М., 2004. — С. 252.

В данном параграфе мы рассмотрели проблемы формирования гендерной идентичности личности в социально-психологическом контексте — рассмотрели существующие в обществе гендерные стереотипы и их влияние на становление гендерной идентичности, формирование гомосексуальной идентичности в социальном, психологическом и психофизиологическом контекстах, установили ряд трудностей, возникающих у гомосексуально ориентированных индивидов в ходе их социализации.

гендерный дифференциальный социализация личность

Глава 2. Исследование сформированности гендерной идентичности личности в процессе дифференциальной социализации

2. 1 Методики и методы исследования факторов сформированности гендерной идентичности личности

В нашем исследовании мы избрали в качестве методов исследования факторов сформированности гендерной идентичности личности методики, изучающие комплекс гендерных характеристик личности, который представляет собой многофакторный конструкт. Этот конструкт включает в себя гендерную идентичность как таковую (самоидентификация), маскулинные и фемининные черты личности, сами стереотипы и установки, связанные с полотипичными формами и моделями поведения, характерными для данного общества. В числе подобных методик можно назвать опросник «Кто Я?», опросник С. Бем, тест Лири, опросники «Пословицы» и «Распределение ролей в семье».

В данном параграфе будут рассмотрены две такие методики — тест Лири в модификации Ю. А. Решетняка и Г. С. Васильченко и опросник С. Бем в модификации Т. Н. Бендас, который и был использован в нашем исследовании.

Тест Лири многоаспектен и направлен на изучение различных личностных способностей, он может быть использован и для выявления степени выраженности маскулинных и фемининных характеристик в структуре личности. Тест включает список из 128 характерологических свойств-утверждений, которые сгруппированы в 8 психологических тенденций (шкал), определяющих различные личностные черты: лидерство, уверенность в себе, требовательность, скептицизм, уступчивость, доверчивость, добросердечие, отзывчивость и т. д.

Характеристики первых четырех шкал (лидерство, уверенность в себе, требовательность, скептицизм) соответствуют набору черт, традиционно ассоциирующихся с понятием «маскулинность», поэтому их можно рассматривать как реальные маскулинные характеристики личности. Характеристики шкал с пятой по восьмую (уступчивость, доверчивость, добросердечие, отзывчивость) соответствуют набору черт, традиционно ассоциирующихся с понятие «фемининность», и их можно рассматривать как реально фемининные характеристики личности.

На этапе интерпретации данных используется теоретическая информация о гендерных характеристиках личности и гендерных стереотипах, а при обсуждении результатов обращается внимание на сравнение значений, отражающих представления о наличном уровне развития маскулинных и фемининных характеристик личности (Я-реальное) и желаемом уровне выраженности этих характеристик (Я-идеальное). Определяется направление, в котором человек стремится развивать свои гендерные характеристики: в направлении следования гендерным стереотипам или в направлении противостояния им (если индивид стремится уменьшить степень выраженности у себя полоспецифических черт и усилить неполоспецифических).

Опросник Сандры Бем представляет собой набор из 60 характеристик, черт и используется для выявления степени выраженности маскулинных и фемининных характеристик, а также позволяет определить тип личности: маскулинный, фемининный, андрогинный. Тип личности может быть определен на основе первичных значений: индивиды с высоким показателем маскулинности и низким показателем фемининности относятся к маскулинному типу личности; сочетание низкой маскулинности и высокой фемининности характерно для фемининного типа; высокие показатели по обоим параметрам характерны для высокого уровня андрогинии, низкие показатели — для низкого уровня андрогинии. При этом андрогиния интерпретируется в контексте концепции андрогинии С. Бем — как сочетание традиционно женских и мужских черт, являющееся значимой психологической характеристикой личности, определяющей ее способность варьировать поведение в зависимости от ситуации; она способствует формированию устойчивости к стрессам и достижению успехов в различных сферах жизнедеятельности. Важность концепции заключается в том, что она дает возможность осознания одинаковой привлекательности качеств, традиционно считающихся женскими и мужскими. Это особенно важно в свете того, что мужские качества представляются как более нормативные и желательные.

Модифицированный вариант опросника может быть использован также для изучения подверженности личности стереотипам маскулинности-фемининности, т.к. представления о моделях поведения и чертах характера, соответствующих понятиям «мужское» и «женское», сконцентрировано в гендерных стереотипах.

2. 2 Обсуждение результатов исследования гендерной идентичности личности и подверженности личности гендерным стереотипам

Как уже было отмечено ранее, гендерная идентичность испытуемых, а также степень их подверженности гендерным стереотипам изучалась с помощью стандартного и модифицированного опросников Сандры Бем.

Участие в исследовании приняли 40 испытуемых, разделенных на две группы по 20 человек — группа мужчин приблизительного одного возраста (20−23), считающих себя гетеросексуалами (выборка A), и группа мужчин того же возраста, считающих себя гомосексуалами (выборка B).

Исследование гендерной идентичности индивидов (с помощью стандартного опросника С. Бем) в выборке A показало, что 60% опрошенных относятся к маскулинному типу личности, 30% - к андрогинному и только 10% - к фемининному. Это же исследование в выборке B дало следующие результаты: 80% опрошенных являются андрогинами, 10% относятся к маскулинному типу личности и, соответственно, 10% - к фемининному. Наглядно эти данные представлены в таблице:

Тип личности

Выборка A

Выборка B

Андрогинный

30%

80%

Маскулинный

60%

10%

Фемининный

10%

10%

Данные результаты подтверждают распространенное мнение о том, что среди представителей гомосексуальной ориентации преобладают индивиды с андрогинным типом личности. С другой стороны, высокий показатель андрогинии в выборке A может свидетельствовать о расширении и ослаблении категоричности рамок гендерных стереотипов в современном обществе, что говорит о развитии толерантности человеческого мышления в нашей стране. Возможно, это — первые предпосылки дальнейшей нормализации отношения к гомосексуальности в России.

В нашей работе нам более интересны результаты модифицированного опросника С. Бем, который, как уже отмечалось ранее, направлен на определение подверженности личности традиционным гендерным стереотипам, т. е. степени восприятия и осознания традиционно «мужского» и традиционно «женского» — восприятия и осознания стереотипов, которые усваиваются (или не усваиваются) личностью в процессах дифференциальной социализации и гендерной стереотипизации. Таким образом, результаты данной методики позволят нам судить о состоятельности или несостоятельности гипотезы нашего исследования.

Исследование показало, что 100% опрошенных в обеих выборках адекватно ключу методики дифференцируют маскулинные характеристики, причисляя их к образу традиционно «мужского», и фемининные характеристики, причисляя их к образу традиционно «женского». При этом подавляющее большинство испытуемых (90%) отметило тот факт, что большую часть представленных характеристик (например, любовь к детям, веру в себя, жизнерадостность) можно равноценно отнести как к «мужскому», так и к «женскому» образу, т.к. данные черты скорее индивидуальны и имманентны и гендер-независимы.

Более подробные результаты данной методики представлены в таблице:

Параметр соотнесения

% совпадений в выборке A

% совпадений в выборке B

Маскулинные черты в образе «мужского»

85%

80%

Фемининные черты в образе «женского»

85%

75%

Из таблицы видно, что стереотип традиционно «мужского» и «женского» адекватно выстроен и дифференцирован как у испытуемых-гетеросексуалов в выборке A, так и у испытуемых-гомосексуалов в выборке B. Так как все испытуемые воспитывались в едином социально-культурном пространстве, можно предположить, что формирование гендерной идентичности личности не продиктовано факторами дифференциальной социализации и гендерной стереотипизации, а сексуальная ориентация личности во многом формируется не средой, а большей частью под воздействием иных факторов. Об этом свидетельствует адекватное с точки зрения общественных норм восприятие традиционных образов мужчины и женщины испытуемыми обеих выборок.

Заключение

Результаты теоретических изысканий и эмпирического исследования в нашей научной работе можно охарактеризовать через следующие выводы:

1. В данном исследовании описаны проблемы, возникающие в процессе формирования гендерной идентичности личности в ходе дифференциальной социализации, рассмотрена степень влияния социализации и гендерной стереотипизации на сформированность гендерной идентичности. Также были рассмотрены сами основные теории социализаций в науке в рамках теории психоанализа З. Фрейда, когнитивной психологии (теория «информационной обработки человека» Д. Гамильтона, «теория схемы» С. Тейлора и Дж. Крокера), а также охарактеризованы теории социализаций в гендерном контексте (теория гендерной схемы С. Бем, теории социального научения).

2. Нами были выделены и описаны центральные проблемы формирования гендерной идентичности личности в социально-психологическом аспекте, в том числе охарактеризованы теории формирования гомосексуальной идентичности личности, проблемы гомосексуализма на различных этапах социализации индивида. Мы выяснили, что социальные стереотипы могут оказывать психологические давление на гомосексуально ориентированных индивидов, нарушая этим процесс их успешной социализации, а гендерная стереотипизация, по-видимому, не является единственным фактором формирования той или иной гендерной идентичности личности, т.к. имеет место быть и врожденная предрасположенность индивида.

3. Экспериментальной работой мы обнаружили, что факторы дифференциальной социализации и гендерной стереотипизации не доминируют в формировании гендерной идентичности личности, таким образом подтвердив гипотезу исследования.

Наше исследование не претендует на исчерпывающее решение проблемы определения реального влияния факторов дифференциальной социализации на формирование гендерной идентичности личности. Перспективным, с нашей точки зрения, является дальнейшее исследование процессов формирования гендерной идентичности и направленности сексуальной ориентации личности, их причин, факторов, а также способов психолого-педагогического сопровождения и поддержки лиц, столкнувшихся с определенными трудностями в этой связи.

Список литературы

1. Агеев B.C. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. — 1987. — № 2. — с. 152−158.

2. Араканцева Т. А., Дубовская Е. М. Полоролевые представления современных подростков как действенный фактор их самооценки // Мир психологии. — 1999. — № 3. — с. 147−154.

3. Бем С. Линза гендера: Трансформация взглядов на проблему нера-венства полов / Пер. с англ. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. — 336 с.

4. Бендас Т. В. Гендерная психология: учебное пособие. — СПб.: Издательство «Питер», 2008. — 431 с.

5. Берн Ш. Гендерная психология: Законы мужского и женского поведения. — СПб.: Издательство «Прайм-ЕВРОЗНАК», 2007. — 318 с.

6. Блок Дж.Х. Влияние дифференцированной социализации на развитие личности мужчин и женщин / Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. — СПб.: Издательство «Питер», 2000. — с. 168−181.

7. Вейнингер О. Пол и характер. — Ростов н/Д.: Феникс, 1998. — 606 с.

8. Волков Б. С. Возрастная психология. — М.: Издательство «Академический проект», 2008. — 668 с.

9. Ворник Б. М., Говорун Т. В. Роль стереотипов полоролевого поведения в возникновении сексуально-психологических дисгармоний // Проблемы современной сексологии и сексопатологии. — 1996. — с. 26−27.

10. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. — СПб.: Издательство «Питер», 2002. — 544 с.

11. Клецина И. С. Гендерная идентичность и права человека: Психологический аспект

12. Колесов Д. В. Биология и психология пола. — М.: МПСИ, 2000. — 176 с.

13. Кон И. С. Лики и маски однополой любви: Лунный свет на заре. — М.: Издательство «АСТ», 2006. — 574 с.

14. Кон И. С. Междисциплинарные исследования. Социология. Психология. Сексология. Антропология. — Ростов н/Д: Издательство «Феникс», 2006. — 605 с.

15. Кон. И. С. Мужчина в меняющемся мире. — М.: Издательство «Время», 2009. — 496 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой