Доказательства как предмет фальсификации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по гражданским делам

а) Объективные признаки

б) Субъективные признаки

2. Уголовная ответственности за фальсификацию доказательств по уголовным делам

а) Объективные признаки

б) Субъективные признаки

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Конституцией РФ (ст. 50) установлено, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года: в редакции Законов Р Ф о поправке к Конституции от 30. 12. 2008 № 6-ФКЗ, от 30. 12. 2008 № 7-ФКЗ. Фальсификация доказательств представляет повышенную общественную опасность, поскольку совершается это преступление, влекущее весьма серьезные правовые последствия, в такой важной сфере государственной деятельности, как судопроизводство. Общественная опасность преступления заключается в том, что его совершение мешает установлению объективной истины в уголовном или гражданском деле, вынесению законного и справедливого судебного акта, а это в свою очередь необоснованно ущемляется права и законные интересы граждан. Уголовный кодекс определяет рассматриваемое преступление следующим образом: «Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником». В то же время российский уголовный закон не знает юридического определения фальсификации. «Фальсификация (подделка), — отмечается в одном из определений высшей судебной инстанции, — означает сознательное искажение представляемых доказательств» Определение Верховного Суда Р Ф от 11 января 2006 г. N 66-о05−123 [Электронный ресурс]: Док. опубл. не был. Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс».

В статье 303 УК РФ предусмотрена ответственность за два самостоятельных преступления: фальсификация доказательств по гражданскому делу (ч. 1) и фальсификация доказательств по уголовному делу (ч. 2).

В историографии темы значительное внимание уделяется определению, юридическому анализу, выявлению четкого круга субъектов и многих других вопросов фальсификации доказательств.

Существующие проблемы уголовно-правового регулирования, квалификации и предупреждения преступлений против правосудия, в частности, преступлений, связанных с предоставлением судам и органам предварительного следствия ложных сведений, нуждаются в научном анализе в целях устранения имеющихся недостатков и противоречий.

Объектом исследования выступает уголовная ответственность за фальсификацию доказательств, разновидности доказательств, как предмета фальсификации.

Предметом исследования являются нормы конституционного, уголовного, граждански- и уголовно-процессуального права.

Цель моей работы — подробное изучение данной темы и юридический анализ состава статьи 303 УК РФ.

Исходя из цели, мою были определены следующие задачи.

1) дать общую характеристику фальсификации доказательств.

2) провести уголовно-правовую квалификацию состава преступления ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации.

3) определить юридическую ответственность за фальсификацию доказательств.

1. Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по гражданским делам

Фальсификация доказательств по гражданскому делу — это действия по искусственному созданию доказательств в пользу истца или ответчика, подтасовке, изготовлению или использованию поддельных документов, внесению изменений в вещественные доказательства или их уничтожение.

Типичными способами фальсификации являются: внесение искаженных сведений в подлинный документ, уничтожение или исправление части документа, отдельных слоев или цифр, внесение в документ дополнительных данных, подделка подписи должностного лица, закрепление на документе оттиска поддельной печати и т. п. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / В. П. Верин и др.; отв. ред. В. И. Радченко; науч. ред. А. С. Михлин, В. А. Казакова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2009. — 699с.

В соответствии со ст. 73 ГПК РФ: «Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела».

Лицо, участвующее в гражданском деле, его представитель, а также защитник по уголовному делу имеют право знакомиться с материалами дела и получают возможность фальсифицировать доказательства во время такого ознакомления. Кроме того, они могут представлять новые доказательства. Поэтому способами фальсификации выступают как подделка материалов, имеющихся в деле, так и представление новых поддельных материалов для их приобщения к делу. В последнем случае преступление считается оконченным в момент принятия материалов судом, так как они приобретают доказательственное значение только после этого, а ходатайство о приобщении должно квалифицироваться как покушение. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации по сост. на 1 июня 2009 г. — М.: Проспект: Омега, 2009. — 160 с.

Фальсифицированные доказательства могут привести к неправильному вынесению решения по гражданскому делу.

Данное преступление считается оконченным с момента приобщения к делу фальсифицированных доказательств при проведении расследования или предоставлении их в суд, независимо от того, оказали ли они влияние на расследование или рассмотрение дела. Наиболее часто в практике вопросы связанные с фальсификацией доказательств возникающие при рассмотрении гражданских дел судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Поскольку практически все доказательства поступают в суд непосредственно от участвующих в деле или их представителей. Не несут ответственности по ч. 1 статьи 303 УК РФ должностные лица так как фальсификация доказательств совершаемая ими приравнивается к служебному подлогу и квалифицируется по статье 292 УК РФ.

А) Объективные признаки

Статья 303 УК РФ устанавливает ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем (ч. 1)

Основной непосредственный объект состава преступления, предусмотренного ч. 1 статьи, — это нормальная деятельность органов суда в рамках гражданского или арбитражного судопроизводства. Дополнительный непосредственный объект — законные интересы и права личности.

Предметом преступления выступают доказательства по гражданскому делу. Под гражданскими делами необходимо понимать дела, связанные с исковым производством, возникающие из гражданско-правовых отношений, рассматриваемые по нормам ГПК РФ, а также дела, связанные со спорами между юридическими лицами, рассматриваемые арбитражными судами по нормам АПК РФ.

В равной мере предусмотренная ч. 1 ст. 303 УК РФ ответственность наступает также за фальсификацию доказательств по делам, рассматриваемым арбитражными судами.

Согласно ст. 55 ГПК РФ:

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

2. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

В соответствии со ст. 71 ГПК РФ:

1. Письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом.

2. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи)…

3. Документ, полученный в иностранном государстве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность и он легализован в установленном порядке.

4. Иностранные официальные документы признаются в суде письменными доказательствами без их легализации в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации".

Объективная сторона преступления заключается в преднамеренном искажении доказательств по гражданскому делу (например, доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий) путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл доказательства. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. М. Лебедева, Ю. И. Скуратова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: НОРМА, 2010. С. 815.

С объективной стороны фальсификация доказательств проявляется как в материальном (внесение ложных сведений в документы, подчистка, видоизменение вещественных доказательств), так и в интеллектуальном подлоге (составление целиком подложного документа или иного доказательства). Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный)/ отв. ред. В. И. Радченко, науч. ред. А. С. Михлин, В. А. Казакова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2008. С. 581.

Не образует данного состава преступления подделка документов, которые не являются доказательствами. Такие действия могут быть квалифицированы как служебный подлог либо подделка документов по ст. ст. 292 или 327 УК РФ. Не образуют данного состава изъятие доказательств из уголовного дела или его уничтожение.

Б) Субъективные признаки

Согласно ч. 1 ст. 303 УК субъектами фальсификации доказательств по гражданскому делу являются лица, участвующие в деле, и их представители. Уголовный закон не дает исчерпывающего перечня субъектов фальсификации доказательств по гражданскому делу, поэтому можно утверждать, что при определении субъектного круга данный состав имеет бланкетный характер, отсылая к действующему процессуальному законодательству.

Основываясь на положениях ст. 34, 43, 48 — 52 ГПК РФ, в круг субъектов фальсификации доказательств по гражданскому делу, рассматриваемому в суде общей юрисдикции, входят: 1) лица, участвующие в деле: истец и ответчик (являющиеся физическими лицами); третьи лица, заявляющие и не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора; прокурор; лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. ст. 4, 46 и 47 ГПК РФ; заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений; 2) представители лиц, участвующих в деле: адвокат; уполномоченный сотрудник юридического лица или государственного (муниципального) органа, являющихся истцом либо ответчиком; уполномоченный профессионального союза; один из соучастников (по поручению других соучастников); законные представители; представители по назначению суда; иные лица, допущенные судом к представительству по гражданскому делу.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественно опасный характер совершаемых им искажений доказательств по гражданскому делу и желает их осуществить Мотивы и цели поведения субъекта преступления не имеют значения для квалификации.

Субъект преступления — специальный. Это лица, участвующие в деле, либо их представители, вменяемые, достигшие 16 лет. Согласно ст. 34 ГПК РФ лицами, участвующими в деле, являются: стороны; третьи лица; прокурор; лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц и вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. ст. 4, 46 и 47 ГПК РФ; заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Круг представителей лиц, участвующих в деле, определен в гл. 5 ГПК РФ. Представителем в суде может быть дееспособное лицо, имеющее надлежащим образом оформленное полномочие на ведение дела. Таким образом, фальсификация доказательств по гражданскому делу иными лицами, кроме лиц, участвующих в деле, либо их представителей, не образует данного состава преступления и при наличии к тому оснований должна квалифицироваться по другим статьям УК РФ (например, по ст. 292 как служебный подлог).

В первой части своей курсовой работы мною было: дано понятие фальсификации доказательств по гражданскому делу — это действия по искусственному созданию доказательств в пользу истца или ответчика, подтасовке, изготовлению или использованию поддельных документов, внесению изменений в вещественные доказательства или их уничтожение. Рассмотрены субъект и объект данного преступления, а именно основной непосредственный объект состава преступления, предусмотренного ч. 1 статьи, — это нормальная деятельность органов суда в рамках гражданского или арбитражного судопроизводства. Дополнительный непосредственный объект — законные интересы и права личности. Согласно ч. 1 ст. 303 УК субъектами фальсификации доказательств по гражданскому делу являются лица, участвующие в деле, и их представители.

2. Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу (ч. 2, 3 ст. 303 УК РФ)

А) Объективные признаки

Фальсификация доказательств по уголовным делам — это подделка или фабрикация актов ревизий и документальных проверок, вещественных доказательств, протоколов следственных действий и иных документов.

В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела». Разница усматривается лишь в круге средств доказывания.

Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными — от физического или интеллектуального подлога документов, объяснения до подмены вещественных доказательств. Фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, протоколов следственных действий и т. д.), путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих смысл, или ложных сведений, т. е. в искусственном создании доказательств в пользу истца или ответчика (подлог документов, уничтожение или сокрытие улик), создании искусственных (ложных) вещественных доказательств, например подговоре ложных свидетелей, и т. д. Бриллиантов А. В. Указ. соч. С. 153−154

Методы подделки многообразны (подчистка, замена, видоизменение вещественных доказательств), они могут быть сведены к двум способам: во-первых, составления целиком подложного документа, иного доказательства, в том числе для замены подлинного (интеллектуальный подлог); во-вторых, изменения имеющегося доказательства (материальный подлог).

В теории и на практике не вызывает сомнений возможность воздействия на неодушевленные носители фактических данных: предметы, протоколы следственных действий, заключение эксперта, иные документы. Сомнения вызывает возможность фальсификации показаний допрашиваемых лиц. Воздействие на волю и сознание лица, дающего показания, не образует состава фальсификации доказательств, а устные показания не являются предметом преступления. Фальсифицировать можно протоколы показаний.

Фальсификация доказательств по уголовному делу выражается в искусственном создании доказательств, оправдывающих виновного или обвиняющих лицо, не причастное к преступной деятельности.

Подобная фальсификация может осуществляться путем составления протоколов следственных действий, которые фактически не совершались, составление ложных по содержанию письменных доказательств (интеллектуальный подлог), внесение ложных сведений в протоколы или документы, их подделка, подчистка, пометка другим числом (материальный подлог), заключения экспертов, фабрикация ложных доказательств (подбрасывание наркотиков, оружия или боеприпасов, взрывчатых веществ, нанесение пятен крови на одежду) и т. п. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. М. Лебедева, Ю. И. Скуратова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: НОРМА, 2010. С. 805

На квалификации деяний, выражающихся в подкладывании, подбрасывании предметов или документов с целью их последующего изъятия и оформления в качестве доказательств стоит остановиться подробнее. Несмотря на то что процессуальное оформление проводится в соответствии с законом, здесь фальсифицируется само основание признания предмета (документа) доказательством, поскольку эта предметы (документы) не находились ни в какой связи с событиями, подлежащими установлению, и не могут быть источниками фактических данных о них.

Конкретные способы фальсификаций и придания им доказательственной силы зависят от субъекта, его полномочий и обладают особенностями в разных видах данного состава. Уголовное право России. Часть особенная: Учебник для вузов/ Под ред. Л. Л. Кругликова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 736. Данное преступление считается оконченным с момента приобщения к делу фальсифицированных доказательств при проведении расследования или предоставлении их в суд, независимо от того, оказали ли они влияние на расследование или рассмотрение дела. Фальсификация доказательства, совершаемая судьей, призванным отправлять правосудие по уголовному делу, наносит несравненно больший вред интересам правосудия, нежели аналогичное преступление, совершаемое участниками уголовного судопроизводства. Кроме того, в реальности случаи фальсификации доказательств, совершаемых судьями, не так уж и редки, о чем свидетельствуют обзоры практики Высшей квалификационной коллегии судей РФ, поэтому многие исследователи считают необходимым признание судей субъектами фальсификации доказательств. Наибольший удельный вес ко всем судейским преступлениям имеют фальсификация доказательств (ст. 303 УК) и вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного документа (ст. 305 УК). Первое преступление чаще всего совершают судьи арбитражного суда.

Основной непосредственный объект состава преступления, предусмотренного ч. 2 рассматриваемой статьи, — общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность суда, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания. Дополнительный непосредственный объект — права и законные интересы личности. Предмет преступления — доказательства по уголовному делу.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются:

показания подозреваемого, обвиняемого;

показания потерпевшего, свидетеля;

заключение и показания эксперта;

3. 1) заключение и показания специалиста;

вещественные доказательства;

протоколы следственных и судебных действий;

иные документы.

Уголовные дела — это дела о преступлениях, расследуемых органами дознания, следственными органами, прокурором, и рассматриваемые судами. В соответствии со ст. 5 УПК РФ производство по уголовным делам охватывает уголовное преследование и уголовное судопроизводство. Уголовное преследование — это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Уголовное судопроизводство — досудебное и судебное производство по уголовному делу.

Фальсификацию доказательств по уголовному делу может выразиться в разных формах подлога материалов уголовного дела: составление протоколов допросов при их непроведении, внесение в них сведений, о которых не сообщал допрашиваемый, внесение изменений в заключение эксперта и т. п. Лицом, производящим дознание, следователем и прокурором в этом случае совершается специальный вид служебного подлога, выделенный законодателем в самостоятельное преступление, в связи с чем дополнительной квалификации таких действий по ст. 292 УК не требуется. Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений"/ Н. Ф. Кудрявцев; науч. ред. В. Н. Кудрявцев. — М.: «Городец», 2007. С. 101.

Подделка документов, не являющихся доказательствами (например, постановлений следователя), не образует рассматриваемый состав преступления. Такие действия могут квалифицироваться по ст. ст. 292 или 327 УК РФ как служебный подлог или подделка документов.

Признаки объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, те же, что и в ч. 1 статьи.

Преступление окончено с момента приобщения к материалам дела доказательства, фальсифицированного лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником. В литературе встречаются различные суждения по этому вопросу.

Если подделка или подмена производится на этапе представления доказательства лицом, участвующим в деле, его представителем (ч. 1 ст. 303 УК) либо защитником (ч. 2 ст. 303 УК), то преступление должно признаваться оконченным с момента приобщения этих доказательств к делу, поскольку только при этом условии таковые приобретают доказательственное значение. Если указанные лица осуществляют фальсификацию уже приобщенных к материалам дела предметов и документов при ознакомлении с ними, то преступление следует считать оконченным с момента искажения содержания или видоизменения подлинных доказательств либо их подмены. Горелик А. С. Преступления против правосудия/ А. С. Горелик, Л. В. Лобанова. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. С. 220−221

Часть 3 ст. 303 УК РФ предусматривает ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу при наличии квалифицирующих признаков: а) фальсификация доказательств о тяжком или особо тяжком преступлении б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия. Полагаем, что такие последствия, а, следовательно, и ответственность по ч. 3 ст. 303 УК РФ могут наступить в результате фальсификации доказательств как по гражданскому, так и по уголовному делу.

Б) Субъективные признаки

Субъекты преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, специальный. Это указано в диспозиции данной статьи — это лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник. Данный перечень является исчерпывающим, а поэтому не может быть субъектом рассматриваемого преступления сотрудник органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в случае, если он сфальсифицировал собранные им сведения, которые были в установленном законом порядке признаны доказательствами и приобщены к уголовному делу. Лицо, производящее дознание, следователь или прокурор имеют доступ к делу и обладают правом самостоятельно приобщать к нему доказательства. Они имеют возможность фальсифицировать доказательства всеми указанными выше способами. Моментом окончания преступления является включение в материалы дела заведомо фальсифицированных доказательств.

Так же в своей курсовой работе я хочу привести ряд примеров преступлений против правосудия, именно фальсификации доказательств.

В протоколы проверки показаний Ч. на месте следователь Н. внесла ложные сведения о том, что Ч. дал показания об обстоятельствах совершения ряда краж. По ее просьбе данные процессуальные документы были подписаны в качестве понятых гражданами, фактически не присутствовавшими при проведении указанных следственных действий. Фальсификация доказательств имеет место и в том случае, когда следователь или дознаватель «заочно», без вызова и допроса свидетеля, составляют протокол его допроса12.

Из судебной практики можно привести пример вышеуказанной ситуации.

Стрельников осужден за фальсификацию доказательств по уголовному делу.

Как установлено судом, преступление совершено им при следующих обстоятельствах:

Стрельников, работая следователем следственного отделения при ОВД и наделенный полномочиями по самостоятельному производству следственных действий, 05. 07. 2008 г. принял к своему производству уголовное дело, возбужденное 23. 01. 2006 года по факту кражи имущества У. по признакам преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. «б», «в» УК РФ. В ходе расследования, Стрельников умышленно, вопреки интересам службы, стремясь избежать дисциплинарной ответственности за неполноту предварительного следствия и нарушение процессуальных сроков, с целью улучшения служебных показателей, а также последующего прекращения уголовного дела, желая уменьшить свой объем работы, в виде проведения по данному уголовному делу необходимых следственных действий, связанных с вызовом из отдаленных населенных пунктов потерпевшего и свидетелей, сфальсифицировал доказательства по уголовному делу, искусственно создав доказательства вины С. в краже имущества У., а именно: осознавая, что в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 74 УПК РФ протокол допроса потерпевшего и свидетеля допускается в качестве доказательства, Стрельников без проведения допроса потерпевшего У. свидетелей Т.З. и Л. изготовил:

— протокол допроса потерпевшего У. от 28. 07. 2008 г., внеся в него заведомо ложные сведения о факте производства следственного действия, а также, что У. 12. 01. 2006 г. распивал спиртное с С. в гостях у Л. Протокол был подписан в соответствующих графах неустановленным лицом и удостоверен Стрельниковым своей подписью;

— протокол допроса свидетеля Л. от 07. 07. 2008 г., внеся в него заведомо ложные сведения о факте производства следственного действия, а также, что в январе 2006 г. Л. совместно с У. и С. распивали спиртное <… >, когда У. уснул, то С. взял принадлежавшего У. коня, запряженного в сани, и уехал по своим делам. Впоследствии узнав, что у У. похитили мясо, стал подозревать в краже С. Протокол Стрельников, не ознакомив с содержанием показаний, дал подписать Л. в соответствующих графах и удостоверил своей подписью;

— протокол допроса свидетеля З. от 10. 07. 2008 г., внеся в него заведомо ложные сведения о факте производства следственного действия, а также, что С. в начале января 2006 г. принес в дом мясо в белом полимерном мешке, которое позднее З. и С. употребили в пищу. Впоследствии, узнав о краже мяса у У.З. догадался, что ее совершил С. Протокол был подписан в соответствующих графах неустановленным лицом и удостоверен Стрельниковым своей подписью;

— протокол допроса свидетеля Т. от 22. 08. 2008 г., внеся в пустой бланк протокола допроса, ранее подписанный Т. заведомо ложные сведения о факте производства следственного действия, а также, о том, что в начале 2006 г. Т. распивал спиртное с С. у него дома, при этом в пищу употреблял мясо. Догадывался, что мясо С. добыто преступным путем. Протокол был удостоверен Стрельниковым своей подписью.

— протокол допроса свидетеля З. от 29. 08. 2008 г. внеся в него заведомо ложные сведения о факте производства следственного действия, а также, что в начале января 2008 г. С. принес в дом мясо: баранину и свинину. Протокол был подписан в соответствующих графах неустановленным лицом и удостоверен Стрельниковым своей подписью.

Указанные протоколы допросов Стрельников приобщил к материалам расследуемого уголовного дела и 30. 08. 2008 г. своим постановлением прекратил уголовное дело N в отношении С. по основанию, предусмотренному ст. 24 ч. 1 п. 4 УПК РФ, в связи со смертью подозреваемого.

В кассационной жалобе осужденный Стрельников просит приговор отменить, прекратить дело в связи с отсутствием состава преступления, указывая, что суд немотивированно признав достоверными показания свидетелей обвинения, необоснованно подверг сомнению показания свидетелей защиты.

В возражениях государственный обвинитель Лобазанова Е. Н. просит приговор суда оставить без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Выводы суда о виновности осужденного в фальсификации доказательств по уголовному делу подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Так факты фальсификации протоколов допросов подтверждены последовательными показаниями свидетелей У.Т. З.Л. пояснивших о несоответствии действительности их показаний, зафиксированных в протоколах. Кроме того, свидетели З.У. Т. пояснили, что их допросы не производились.

Оснований не доверять показаниям свидетелей не имеется. Так по заключению эксперта подписи в протоколах допросов выполнены не З., а другим лицом. Сам Стрельников признал в суде, что З. он не допрашивал.

Показаниям свидетелей Г., П.Ц. Ш. суд дал соответствующую оценку в совокупности с другими доказательствами.

Вопреки доводам кассационной жалобы выводы суда в достаточной степени мотивированы и убедительны.

При таких обстоятельствах Стрельников обоснованно признан виновным в содеянном, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела, данных о личности.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила: приговор Томского областного суда от 7 сентября 2010 года в отношении Стрельникова С. А. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного — без удовлетворения Определение Верховного Суда Р Ф от 28. 12. 2010 N 88-О10−50.

К таким ситуациям может относиться изъятие протокола допроса, содержащего показания, изобличающие подозреваемого, признательные показания самого подозреваемого, размагничивание аудиокассеты с записью незаконных требований дать взятку и т. д. Вместе с тем полное или частичное уничтожение доказательств далеко не всегда расценивается как фальсификация, поскольку, по утверждению М. В. Рудова, в данном случае не происходит «искусственное создание предмета или внесение изменений в существующий с тем, чтобы он нес ложную доказательственную информацию». Данное утверждение соответствует буквальному толкованию термина «фальсификация», неоднозначно оценивается в науке и практике. Так, А. П. Кузнецов полагает, что рассматриваемое деяние может осуществляться и путем уничтожения вещественных доказательств. В приговоре Новосибирского областного суда в отношении А. и К. как фальсификация были оценены действия следователя К., выразившиеся в приобщении к делу заведомо ложных доказательств и изъятии из него доказательств подлинных. Метельский П. С. Привлечение к ответственности за фальсификацию доказательств по уголовному делу // Уголовный процесс-практика успешной защиты и обвинения. 2009, №: 1. Так же возможна ситуация, когда следователь или дознаватель, выполняя следственное действие, умышленно не производят изъятие доказательств (например, в ходе осмотра или обыска не изымают следы, возможно оставленные преступником, наркотические средства или оружие), не фиксируют информацию, имеющую доказательственное значение. В результате происходит фактическое сокрытие доказательств, что также препятствует установлению истины по уголовному делу.

Во второй части моей курсовой работы я рассмотрел: что такое фальсификация доказательств по уголовным делам — это подделка или фабрикация актов ревизий и документальных проверок, вещественных доказательств, протоколов следственных действий и иных документов.

Было дано определение доказательства в соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела». Также мою были рассмотрены субъект и объект данного преступления. Основной непосредственный объект состава преступления, предусмотренного ч. 2 рассматриваемой статьи, — общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность суда, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания. Субъектом является — лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник.

ответственность фальсификация доказательство преступление

Заключение

Статья 118 Конституции Р Ф закрепила одно из фундаментальных положений правового государства: правосудие может осуществляться только судом. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года: в редакции Законов Р Ф о поправке к Конституции от 30. 12. 2008 № 6-ФКЗ, от 30. 12. 2008 № 7-ФКЗ. Судопроизводство по гражданским и уголовным делам, имея различное функциональное предназначение и правовую природу, в качестве обязательной составляющей включает процесс собирания, проверки и оценки доказательств. Любое посягательство на интересы доказывания в процессе судебного разбирательства (по уголовным делам — и в процессе предварительного расследования) ставит под сомнение законность судебного решения и причиняет тем самым вред интересам правосудия в целом. Законодатель предусмотрел два самостоятельных и тождественных состава преступления, различающихся по виду судебного дела.

Фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем законодателем отнесена к преступлениям небольшой тяжести, по части второй фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником — отнесена к преступлениям небольшой тяжести и по части третьей — к тяжким преступлениям. Предмет — доказательства по делу, которые повлекли принятие заведомо неправосудного приговора или иного решения суда. Непосредственный объект — общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов предварительного расследования и суда. Дополнительный — интересы потерпевшего, обвиняемого, подсудимого, истца, ответчика. Объективная сторона преступления выражается в фальсификации доказательств по гражданскому или уголовному делу. Фальсификация доказательств — это действия по искусственному созданию доказательств в пользу истца или ответчика, подтасовке, изготовлению или использованию поддельных документов, внесению изменений в вещественные доказательства или их уничтожение по гражданскому делу и подделка или фабрикация актов ревизий и документальных проверок, вещественных доказательств, протоколов следственных действий и иных документов по уголовному делу. Способы фальсификации доказательств по уголовному или гражданскому делу настолько разнообразны, что вряд ли можно привести их исчерпывающий перечень, ввиду того что каждое доказательство уникально по своему информационному содержанию. Часть первая отражает фальсификацию доказательств по гражданскому делу, а вторая — по уголовному делу. Состав преступления по своей конструкции — формальный. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Субъект преступления — специальный: по ч. 1 — только лицо, участвующее в деле, или его представитель; по ч. ч. 2 и 3 — только лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник. Квалифицированный состав: фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия.

Список используемой литературы

1. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года: в редакции Законов Р Ф о поправке к Конституции от 30. 12. 2008 № 6-ФКЗ, от 30. 12. 2008 № 7-ФКЗ. -

2. Уголовный кодекс Российской Федерации по сост. на 15 марта 2009 г. — М.: Проспект, 2009. — 192 с.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по сост. на 10 июня 2009 г. — М.: Проспект: Омега-Л, 2009. — 208 с.

4. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: официальный текст в ред. ФЗ от 22. 07. 2008 № 138-ФЗ, от 03. 12. 2008 № 229-ФЗ. — М.: Юрайт, 2009. — 162 с.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации по сост. на 1 июня 2009 г. — М.: Проспект: Омега, 2009. — 160 с.

6. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации за 2006 год // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2007. — № 9. — С. 16−32.

7. Бриллиантов А. В. Настольная книга судьи: преступления против правосудия/ А. В. Бриллиантов, Н. Р. Косевич. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2008. — 560 с.

8. Горелик А. С. Преступления против правосудия/ А. С. Горелик, Л. В. Лобанова. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. — 491 с.

9. Кибальник А. Фальсификация доказательств: уголовная ответственность / А. Кибальник, В. Майборода // Законность. — 2009. — № 1. — С. 14−17.

10. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / В. П. Верин и др.; отв. ред. В. И. Радченко; науч. ред. А. С. Михлин, В. А. Казакова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2009. — 699с.

11. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. М. Лебедева, Ю. И. Скуратова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: НОРМА, 2002. — 960 с.

12. Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений"/ Н. Ф. Кузнецова — М.: «Городец», 2007. — 256 с.

13. Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование/ А. В. Наумов; под ред. Г. М. Резника. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — 1024 с.

14. Научно-практическое пособие по применению УК РФ/ Под ред. В. М. Лебедева. — М.: Норма, 2005. — 978 с.

15. Омигов В. И. Преступления, совершаемые работниками органов правосудия при выполнении возложенных на них функций: уголовно-правовые аспекты / В. И. Омигов / Российский судья. — 2008. — № 1. — С. 24−27.

16. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. Н. А. Громова. — М.: ГроссМедиа, 2007. — 879 с.

17. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник/ Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. — 2-е изд. испр. и доп. — М.: ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2010. — 800 с.

18. Уголовное право России. Часть особенная: Учебник для вузов/ Под ред. Л. Л. Кругликова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2006. — 880 с.

19. Метельский П. С. Привлечение к ответственности за фальсификацию доказательств по уголовному делу // Уголовный процесс-практика успешной защиты и обвинения. 2009, №: 1.

20. Определение Верховного Суда Р Ф от 28. 12. 2010 N 88-О10−50

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой