Доказательственное значение судебно-фотографических снимков и видеолент, приобщаемых к материалам уголовного дела

Тип работы:
Учебное пособие
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

на тему: «Доказательственное значение судебно-фотографических снимков и видеолент, приобщаемых к материалам уголовного дела»

Доказательства.

Под доказательствами понимаются фактические данные, сведения о фактах и обстоятельствах, относящиеся к предмету доказывания и полученные способом, установленным УПК. На основе этой информации мысленно воссоздается картина преступления во всех его фактически и юридически значимых признаках.

Доказательства должны обладать единством обязательных свойств — относимости и допустимости.

Относимость рассматривается как пригодность доказательств подтверждать обстоятельства, подлежащие доказыванию. Те фактические данные, которые устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию в целях принятия правильных решений по уголовному делу, являются относимыми. Критерием для определения относимости доказательств является предмет доказывания.

Допустимость представляет собой соответствие источника и процессуальной формы получения фактических данных требованиям, установленным УПК. Допустимость доказательств предполагает:

а) известность происхождения сведений и возможность его проверки;

б) если источником сведений является физическое лицо — его способность воспринимать события и адекватно воспроизводить;

в) соблюдение закрепленной уголовно-процессуальным законом процедуры собирания и фиксации сведений определенного вида (ст. 164−170, 173−174, 176−184, 187−196 и др.);

г) соблюдение правил, регламентирующих соответствующую стадию процесса.

Сведения, не отвечающие хотя бы одному из указанных требований, не могут служить доказательствами.

Собранные по делу доказательства должны быть оценены на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупности. При этом оценивается как относимость, так и допустимость доказательств, определяется как доброкачественность источника, так и достоверность полученных из него фактических данных.

Для каждого доказательства должен быть установлен источник сведений, условия, способы его получения и фиксации. Источником доказательств являются предметы материального мира, обладающие определенными свойствами, качествами, признаками, которые могут использоваться для установления имеющих значение для дела обстоятельств, а также физические лица, в сознании которых запечатлелись эти сведения.

Доказательства по своему содержанию должны устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания (относимость доказательств). Они могут быть как подтверждающие, так и опровергающие, в том числе по отношению к ранее собранным по делу сведениям.

Доказательства могут быть классифицированы на обвинительные и оправдательные. Собирание, проверка и оценка оправдательных доказательств — обязательное условие производства по делу.

Обвинительными являются доказательства, которые устанавливают наличие общественно опасного деяния, подтверждают участие конкретного лица в его совершении, указывают на наличие квалифицирующих признаков преступления, обстоятельств, отягчающих ответственность обвиняемого.

Оправдательными будут доказательства, которые устанавливают отсутствие общественно опасного деяния, подтверждают невиновность лица либо наличие обстоятельств, смягчающих его ответственность.

Доказательственное значение судебно-фотографических снимков и видеолент, приобщаемых к материалам уголовного дела.

Вопросам наглядной фиксации судебных доказательств уделялось должное внимание еще в дореволюционном русском законодательстве. Так, в ст. 318 Устава уголовного судопроизводства (СПб, 1864) говорилось, что следователь при производстве осмотра и освидетельствования в случае необходимости «делает надлежащие измерения, а если возможно, то чертежи осмотренных мест и предметов». Анало-гичные требования содержались в § 44 Инструкции чинам полиции округа Санкт-Петербургской судебной палаты по обнаружению и исследованию преступлений (СПб., 1884).

Ныне действующий Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает, конечно, более широкий арсенал научно-технических средств фиксации следов и вещественных доказательств. Это фотографирование, киносъемка, видеомагнитофонная запись, получение всевозможных слепков и оттисков, вычерчивание планов и схем, зарисовка и др.

Исторически сложилось так, что протоколирование служит основным способом фиксации при производстве всех следственных действий. Хотя такие научно-технические способы фиксации, как фото-, кино- и видеосъемка, получение копий следов с помощью современных слепочных масс и пленок, безусловно, сделали результаты фиксации более объективными и полными, законодатель все же относит к доказательственным лишь те данные, которые содержатся в протоколах соответствующих следственных и судебных действий. Выдержана эта линия и в проекте нового УПК РФ.

Фотография и видеозапись стали сейчас наиболее употребимыми средствами запечатления предметов и явлений криминалистической реальности. Как научно-технические средства закрепления доказательств они применяются при осмотре места происшествия, допросе, предъявлении для опознания, обыске, выемке и других процессуальных действиях. Названные технические средства позволяют гораздо полнее и нагляднее зафиксировать данные, существенные для расследования преступлений, чем обычное протоколирование.

Ряд статей Уголовно-процессуального кодекса разрешает проведение в ходе следственных действий фото-, киносъемки и видеозаписи (ст. 141, 179, 183 и др.).

В работах по теории доказательств неоднократно отмечалось, что наглядно воспроизводя протокольное описание, фотоснимок, кинофильм, схема и т. п. способствуют точному и правильному усвоению содержания последнего и уже в этом смысле имеют важное доказательственное значение. Некоторые существенные в криминалистическом отношении детали могут по различным причинам отсутствовать в протоколе или быть зафиксированными в нем без необходимой точности. Тогда фотоснимок, кинопленка, видеограмма, полученные в ходе следственного действия с соблюдением процессуальных правил его производства, помогут уточнить и восполнить отдельные пробелы протокола.

Использование названных средств фиксации в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике диктуется необходимостью объективного запечатления и исследования доказательств, обеспечения полноты и быстроты расследования. В абсолютном большинстве случаев фотоснимки и видеоленты, приобщаемые к уголовным делам, изготавливаются следователем, специалистом или экспертом. Есть среди этих материалов и такие, которые попадают в материалы уголовного дела по постановлению следователя. Обычно их обнаруживают во время осмотра места происшествия, изымают при производстве обыска либо получают от граждан-свидетелей, потерпевших и других лиц. Правовая природа и доказательственное значение этих материалов будут, естественно, различными.

Фотоснимки и видеозаписи, фигурирующие в уголовных делах, относили и к вещественным доказательствам, и к документам, и к производным вещественным доказательствам. Одни авторы считали их самостоятельными источниками доказательств, другие отрицали такую возможность. Правильное решение этого вопроса обусловливает порядок применения фотосъемки и видеозаписи в ходе следственных действий и процессуальное оформление полученных результатов.

Все многообразие фотоснимков и видеолент, приобщаемых к уголовным делам, нельзя подвести под одну уголовно-процессуальную категорию. Необходим дифференцированный подход, который побуждает разделить эти материалы на три группы.

1. Фотографические снимки и видеоленты -- вещественные доказательства. Предложение относить фотографические снимки, полученные следователем при производстве следственных действии, к вещественным доказательствам было впервые высказано еще на заре возникновения криминалистической фотографии. Однако далеко не все эти материалы являются таковыми. К вещественным доказательствам относятся лишь те из них, которые сохранили на себе следы преступления либо были объектами преступных действий обвиняемого и обнаружены при обыске.

Например, в г. Алапаевске Свердловской области группа лиц совершила разбойное нападение на гражданку К. Потерпевшая видела у одного из нападавших фотоаппарат. Оперативно-розыскными мерами был установлен подозреваемый В., у которого следователь изъял заряженную фотокамеру. После проявления пленки оказалось, что на кадрах запечатлены все члены преступной группы на месте происшествия -- полотне железной дороги, где и произошло разбойное нападение. Отпечатанные фотоснимки облегчили быстрое раскрытие преступления и доказывание виновности разбойников. Примером другого рода могут служить видеофильмы, украденные из ларька по их продаже или прокату. Здесь видеозаписи явились предметом преступного посягательства и будут, естественно, вещественными доказательствами по уголовному делу.

К вещественным доказательствам относятся также те снимки, которые использовались для совершения преступления либо сокрытия его следов. Это, в частности, переклеенные фотографии в документах, удостоверяющих личность; снимки, отретушированные с целью изменения внешности в таких же документах, фотографии инсценированных похорон, которые высылает алиментщик своей бывшей жене, чтобы избавиться от уплаты алиментов, и т. п.

Особый интерес, естественно, представляют фото- и видеокадры, запечатлевшие само событие преступления. Так, в обособленном жилом массиве г. Екатеринбурга во дворе пятиэтажного дома произошла групповая драка. К моменту прибытия наряда милиции хулиганы разбежались. Свидетелей происшедшего установить не удалось. Следствие топталось на месте до тех пор, пока в прокуратуру не обратился фотолюбитель Г., принесший с собой проявленную фотопленку Он сообщил, что наблюдал драку от начала и до конца, а главное, заснял ее с балкона своей квартиры. После печатания фотографий со значительным увеличением расследование пошло значительно быстрее. На одном из снимков фотолюбитель Г. опознал свою дочь Наташу и гражданку И., живущую в соседнем доме. Они оказались очевидцами драки. Прочитав на фотографии номерной знак автомашины-такси, стоявшей в углу двора, установили еще одного очевидца -- водителя Л. Фотографии предъявили сотрудникам уголовного розыска, которые узнали своих «старых знакомых» Бравермана, Снегирева и Федорова. Вскоре все участники групповой драки были установлены и привлечены к уголовной ответственности*. Серию фотографических снимков следователь приобщил к материал лам уголовного дела в качестве вещественных доказательств, представленных свидетелем Г. Суд признал их доказательствами виновности подсудимых, о чем упомянул в постановленном приговоре.

Практике известны случаи, когда события преступлений были запечатлены на кинопленку или видеограмму. Так, в Нюрнбергском процессе были использованы фильмы «Нацистские концентрационные лагеря» и «Нацистский план», документальные ленты о разрушении г. Лидице в Чехословакии и разрушениях, произведенных фашистами на оккупированной территории СССР, снятые гитлеровскими операторами в ходе событий. Фильмы были использованы в качестве доказательств, изобличающих злодеяния фашистов. Понятно, что такие кадры обычно бывают отсняты независимо от производства по уголовному делу, но содержат информацию о событии, ставшем впоследствии предметом расследования и судебного разбирательства.

Доказательственное значение подобных кадров очевидно, так как ту картину, которую следствие и суд пытаются восстановить лишь приблизительно по показаниям свидетелей, потерпевших и прочих лиц, аппарат запечатлел на пленку во всех деталях. На этих кадрах могут фигурировать обвиняемые, потерпевшие, соучастники, свидетели. Такие кадры позволяют не только быстро раскрыть преступление, но и более объективно расследовать его. Эти кадры относятся к вещественным доказательствам.

В этом качестве может выступать и видеолента, извлеченная из видеокамеры, установленной на охранном объекте, на которой запечатлено событие преступления (кража в супермаркете, ограбление банка и т. п.). Важным элементом зарубежных и отечественных охранных систем в последние годы стали видеомагнитофонные камеры. В случае недозволенного проникновения на заблокированный объект автоматически включается запись, фиксирующая на магнитной ленте все событие преступления через установленные в различных точках объекта видеокамеры. Видеолента служит вещественным доказательством по делу и используется в розыске, если преступнику все же удалось скрыться.

Следовательно, в качестве вещественных доказательств могут выступать фотографии, кино- и видеоленты, которые:

а) несут на себе следы преступления;

б) были объектом преступных действий обвиняемого;

в) запечатлели событие преступления;

г) были обнаружены при обыске у обвиняемого и служат для установления каких-либо обстоятельств дела;

д) использовались для совершения или сокрытия преступления.

Все перечисленные материалы изготавливаются независимо от производства по делу и приобщаются к его материалам постановлением следователя.

2. Фотографические снимки и видеоленты;

-- производные вещественные доказательства. Фотографические снимки и видеограммы, изготовленные следователем или специалистом, многие криминалисты относят к производным вещественным доказательствам, хотя в уголовно-процессуальном законе такое понятие не фигурирует. Признание фотоснимков и других научно-технических копий, изготовленных следователем, производными вещественными доказательствами проводит аналогию между ними и вещественными доказательствами, статус которых подробно урегулирован в законе. К этому есть основания. Содержащийся в ст. 141 УПК термин «приложение к протоколу» не совсем удачен. Когда при производстве следственного действия производится фотосъемка или видеозапись, то криминалистическая информация, зафиксированная этими средствами, не дублирует протокол, а существенно дополняет его. Очевидно, что если эта информация не будет приложена или утеряется, то и сам протокол окажется ущербным. Поэтому в данном случае более уместно говорить о том, что если при производстве следственного действия применялись фотосъемка или видеомагнитофонная запись, то полученные с их помощью материалы являются не просто приложением, а составной и неотъемлемой частью соответствующего протокола.

Фотографические снимки следов и орудий преступления, видео-записи хода и результатов следственных действий являются не чем иным, как копиями вещественных доказательств; поэтому будет правильным распространить на них правовой режим вещественных доказательств. Фотоснимки и. видеоленты; запечатлевшие обстановку места происшествия, обнаруженные там следы и предметы, ход и результаты следственного эксперимента, выхода на место с подозреваемым, опознания, освидетельствования и др., представляют собой материальную копию (элементарное отображение) криминалистической реальности.

Конечно, нельзя приравнивать фотоснимки документа к самому документу, а видеограмму следа, обнаруженного на месте происшествия, — к самому следу. Поэтому отнесение к производимом вещественным доказательствам фотоснимков и видеозаписей представляется оправданным. И вот почему. Эксперт-трассолог в ходе исследования следа выделяет общие и частные признаки его внешнего строения и на основе их анализа делает вывод о тождестве или различий. Его не интересует химический состав, цвет и другие признаки подметки того ботинка, которым след оставлен. Для эксперта важны только признаки внешнего строения подметки. И именно их без искажения способна передать фотокопия следа. Поэтому можно говорить об адекватности трассологического следа и его копии.

Главным в производном вещественном доказательстве является передача тех признаков и свойств оригинала, которые имеют доказательственное значение. Несомненно, что производное вещественное доказательство во Многом отлично от оригинала. Однако оно точно воспроизводит именно те признаки и свойства объекта, которые используются следователем и судом при доказывании определенных фактов. Поскольку применение фото-, видеосъемки вещественных доказательств имеет своей целью запечатление их формы, цвета, индивидуальных особенностей и взаиморасположения, то следователь никогда не станет прибегать к такой фиксации, если доказательственное значение имеют запах, вес, вкус предмета. Поэтому важно, чтобы научно-технические копии отражали именно те свойства и признаки запечатленных криминалистических объектов, которые важны для расследования. В этом и состоит их значение как производных вещественных доказательств.

Многолетняя практика борьбы с преступностью свидетельствует, что доказательственное значение вещественных доказательств и про-изводных вещественных доказательств почти не дифференцируется. Разделение доказательств на вещественные и производные имеет гражданско-правовой характер, процессуальная же природа их одинакова. Так, при доказывании факта пребывания подозреваемого на месте происшествия может быть использован след ноги, изъятый следователем. Но с таким же успехом могут использоваться и фотоснимки этого следа, являющиеся производным вещественным доказательством.

В отличие от первоначальных вещественных доказательств, которые создаются самим событием преступления или возникают в связи с обстоятельствами, имеющими значение для дела, производные вещественные доказательства (фотоснимки, видеограммы) изготавливаются следователем по ходу расследования для запечатления признаков и обстоятельств, имеющих доказательственное значение.

Следы обуви, шин, пальцев рук и др., обнаруженные на месте происшествия, могут фигурировать в качестве доказательств лишь после экспертного исследования. Но, ни один эксперт не возьмет на себя смелость дать категорический положительный вывод о тождестве на основании исследования отпечатков пальцев, взятых у подозреваемого, и описания следа пальца из протокола осмотра места происшествия. Совсем иное дело, если на экспертизу представлены дакти-локарта подозреваемого и фотоснимок следа. При научно-технической фиксации следов наиболее рельефно выступает несовершенство словесного описания по сравнению с копиями, полученными в результате фотосъемки или видеомагнитофонной записи криминалистической информации.

Производные вещественные доказательства используются и тогда, когда важные признаки и свойства оригинала изменились либо исчезли с течением времени, а фотоснимки, видеозаписи сохранили изображение первоначального состояния этих признаков. Кроме того, ряд свойств некоторых вещественных доказательств (громоздкость, хрупкость, неотделимость от окружающей среды, невозможность длительного хранения и т. п.) делают единственно возможным для суда и эксперта обозрение и изучение только тех их признаков, которые отобразились в производных вещественных доказательствах.

Изготовление производных вещественных доказательств должно производиться тогда, когда в этом есть необходимость, исходя из конкретных условий и обстоятельств. Их получение должно происходить при строгом соблюдении тех уголовно-процессуальных требований, которые регламентируют производство осмотра вещественных доказательств и оформление полученных результатов (ст. 83, 84,85, 141, 178, 179 и 182 УПК).

Следователь, получая производные вещественные доказательства, ничего нового не создает. Все его усилия награблены на изготовление фото-, видеокопии, которая адекватно передает обстановку места происшествия, особенности обнаруженных там следов и т. п. Здесь тоже происходит кодирование информации, как и при составлении протокола, только используется более совершенный код, дающий меньшую утечку и искажение информации.

Поясним сказанное примером. Нами проводился эксперимент, в ходе которого десять следователей одинаковой квалификации независимо друг от 9руга проводили осмотр и фиксацию одного и того же инсценированного места происшествия. Анализ количества и качества, зафиксированных разными способами данных о «преступлении» показал, — 4to запротоколированные сведения в 30% случаев допускали различное понимание или толкование. Сведения же, запечатленные на фотографиях и схемах, различались весьма незначительно и никакого «разночтения» не допускали. Различия заключались в основном в количестве зафиксированных сведений. Фотокопии следов пальцев рук, гипсовые слепки следов ног, изготовленные разными лицами, содержали равноценное количество криминалистической информации. Из этого с очевидностью следует, что применение рассматриваемых научно-технических средств фиксаций способствует более объективному и Полному сбору и сохранению доказательственных данных по сравнению с протоколированием.

Поскольку информация, зафиксированная в протоколе, имеет доказательственное значение, нельзя отрицать такого значения и в отношении сведений, зафиксированных на фото-, видеоленте. Поэтому фотоснимки и видеозаписи, изготовленные cлeдoвaтeлeм при фиксации обстановки места преступления или иных обстоятельств, имеющих существенное значение для расследования преступления, должны рассматриваться как производные вещественные доказательству фигурирующие в уголовных делах в качестве приложений к протоколам соответствующих следственных действий,

3. Фото-, видеоматериалы -- приложения к процессуальным актам. В криминалистической и уголовно-процессуальной литературе широко распространено мнение, что все судебные фото- и видеокадры являются разновидностью документов. Многие авторы полагают, что документом следует считать всякий предмет материального мира, на котором письменным, фотографическим, кинематографическим или иным способом зафиксированы сведения о фактах, имеющих значение для разрешения уголовного дела.

При этом документами в процессуальном смысле считаются протоколы следственных и судебных действий, а также фотоснимки и киноленты. Общепризнанной, однако, является точка зрения, что следователь собирает доказательства, а не изготавливает их, Так, из смысла ст. 69 УПК следует, что доказательства устанавливаются протоколами следственных действий и иными документами. Это дает основания полагать, что сами протоколы процессуальных действий законодатель к документам не относит. Поскольку «доказательства устанавливаются» ими, законодатель считает таковыми не сами процессуальные акты, а содержащуюся в них информацию.

В статье 70 УПК подчеркивается, что доказательства, в том числе и документы, следователь изымает или истребует, либо их представляют участники процесса. Так как протоколы процессуальных действий, а также запечатлевшие их ход и результаты фотоснимки и видеоленты готовит следователь, то в уголовно-процессуальном аспекте рассматривать последние в качестве документов нет оснований. Они имеют статус приложений к соответствующим протоколам и лишь вместе с ними являются источниками доказательств по расследуемому уголовному делу.

Существенный интерес представляют фотографии (реже киноленты и видеограммы), содержащиеся в заключениях экспертов. Большая их часть несет иллюстративную нагрузку, запечатлевая те признаки объектов -- вещественных доказательств, которые обнаружил эксперт в ходе исследования. Например, копоть от близкого выстрела на одежде потерпевшего является существенным признаком вещественного доказательства, обнаружить который невооруженным -глазом (если ткань темная) невозможно. Исследование в инфракрасных лучах участков ткани, прилегающих к входному огне-стрельному повреждению, позволяет выявить наслоения копоти и запечатлеть их на фотоснимке. Здесь фотографирование способствует выделению полезного криминалистического сигнала.

В тех случаях, когда фотографирование на черно-белые и цветные материалы применяется как метод исследования, также налицо избирательное выделение интересующей следствие информации. Поскольку последняя в абсолютном большинстве случаев требует для своей расшифровки применения специальных познаний, законодатель не случайно отнес заключение эксперта к доказательствам и придал такое значение его составной части -- фотоснимкам, хрома-тограммам и т. д. Поэтому фото-, видеоизображения, содержащиеся в заключении эксперта, независимо от того, выступают они в качестве иллюстраций или являются средством исследований, будут неотъемлемой частью акта экспертизы, позволяющей" следствию и суду проверить обоснованность экспертного заключения.

Заключение.

Подводя итог сказанному о процессуальном значении материалов, полученных с помощью средств наглядной фиксации, можно сделать следующие выводы.

1. Фото-, кино- и видеоматериалы с процессуальной точки зрения должны рассматриваться как вещественные доказательства или как приложения к протоколам процессуальных действий.

2. Фотографические снимки, кино- и видеокадры места происшествия, следов, вещественных доказательств и др., изготовленные следователем или экспертом при проведении исследования, являются производными вещественными доказательствами.

3. Производные вещественные доказательства позволяют сохранять неустойчивые признаки первоначального вещественного доказательства в том виде, в каком они были в момент изготовления копии (например, цвет трупных пятен, взаимное расположение предметов вещной обстановки на месте происшествия и т. п.).

4. По форме (конфигурации), местоположению и взаимному расположению идентификационных признаков производные вещественные доказательства надежно обеспечивают доказывание тех фактов, которые могли быть установлены при помощи первоначальных вещественных доказательств.

5. Фотоснимки и видеоленты могут быть использованы при доказывании только при условии их правильного процессуального оформления.

Литература.

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. М. 2008 г.

2. Анфилов Н. Н., Ищенко П. П. Применение цветной фотографии в криминалистике. М., 1999.

3. Горинов Ю. А., Скоромников К. С. Видеозапись при расследовании преступлений. М., 1995.

4. Гриневич Г. Я., Найдис И. Д. Судебная кинематография.

5. Митчелл Э. Фотография. М., 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой