Детство и юность.
Становление характеров Молотова и Берии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Детство и юность. Становление характеров Молотова и Берии

1. В.М. Молотов

Каждое поколение людей застает общество на определенной ступени его развития и включается в ту систему общественных отношений, которая на этой ступени сложилась. Свое культурное развитие человек начинает с овладения культурой своего времени и общности. Человек рождается и биологически и, тем более социально не зрелым; созревание и развитие его личности с самого начала протекает в определенных социальных условиях, которые неизбежно накладывают отпечаток на его характер. Психика развивается не сама по себе, а в реальной жизнедеятельности человека, важнейшей составляющей которой является овладение исторически сложившимися способами деятельности, общения, знаниями, навыками. Для начального исследования личности человека важен каждый этап его жизни, но особенно важна ранняя ступень — детство, юношество.

Вячеслав Михайлович Молотов родился 25 февраля 1890 года в слободе Кукарка Нолинского уезда Вятской губернии в семье приказчика Михаила Прохоровича Скрябина. Мать Вячеслава, Анна Небогатикова, была дочерью купца. В семье Скрябиных родилось десять детей, трое из которых умерли в раннем возрасте. Мать Молотова — была из богатой семьи, а братья матери имели «Торговый дом братьев Небогатиковых».

Таким образом, Вячеслав Михайлович с детства не знал крайней нужды, и ему не приходилось кормить семью и зарабатывать с ранних лет.

В семье Молотов был предпоследним ребенком. Воспоминания самого Молотова о его родителях «…В детстве отец меня лупил как сивого мерина. И в чулан саживал, и плеткой — все как полагается…». О причине побоев Молотов не уточняет, хотя причиной вполне мог быть тот факт, что «…Отец здорово пил. Питух был…». Может именно по этой причине Молотов не любил чрезмерное употребление алкоголя. Однако, кроме «физического» воспитания, отец Молотова уделял внимание и на эстетическое образование детей. Вячеслав Михайлович уже в школьные годы играет на скрипке, а также был певчим в церкви.

В школе, среди всех наук, по словам самого Молотова, наиболее его способности проявлялись в математике. «Я был к арифметике более способным. Когда давали задачку мне и моему старшему брату Владимиру, на два года он меня старше был — я решал, а он не мог. А во время экзаменов я захотел отличиться. Как же отличиться? Maмаша дала мне иконку на счастье — вот держи в кармане, и тебе хорошо будет во время экзамена. Эту иконку я завернул в белую бумажку и держал. А во время экзамена я подумал: чего мне показывать, как решается задачка, как делится одно на другое. Я на иконке все решил, а потом переписал набело только выводы. „Как ты это так решил? Разделил 1270 на 75?“ — спрашивает экзаменатор. Я отвечаю: „В уме“. — „Ну-ка раздели мне… — он называет число, — на такое двузначное число“. Ну, тут я, конечно, почувствовал себя неловко. А он: „Да_а, ты списал“. А я молчу. Ну, значит, я и не прошел. Мне пришлось через год сдавать. Вот иконка подвела. „Возьми иконку, возьми, поможет!“ — „Ну поможет, давай в карман!“ И вот получилось. (Рассказывает весело, со смехом.)» Из этой истории можно сделать вывод, что Вячеслав Михайлович с раннего детства не хотел признавать, а тем более публично, свою неправоту.

Все же в 1902 году вместе со старшими братьями он поступил и до 1908 года учился в Казанском Первом реальном училище. «В реальное принимали подготовленных. Младший брат поступил в приготовительный класс, я — в первый. В гимназии было восемь классов, в реальном — семь, но был еще приготовительный класс. Гимназии были с классическим уклоном, по языкам иностранным, там изучали латинский, греческий, французский, немецкий, реже — английский. Английский не был в моде тогда. А когда меня приняли в Казани, и другие братья пошли туда».

Во время учебы, как и большая часть молодежи, Молотов увлекается социалистическими идеями. Позднее Молотов утверждал, что к революционной деятельности его толкнуло увлечение русской литературой: «Я все читал. Чехова с начала до конца. Григоровича — от начала до конца, он ведь хороший русский писатель… Таскал тайком Купера и прочих…» Вероятно, призывы русских писателей, сострадание к обездоленному народу и жажда приключений и революционной романтики, слились в душе молодого Молотова. Не секрет, что значительная часть революционных кадров пополнялась учащейся молодежью. Они, узнав из книг о других странах, хотели быстрых перемен, а препятствием на пути этих перемен считали самодержавие.

Скрябин вступил в один из кружков самообразования по изучению марксистской литературы. Там он подружился с сыном богатого купца и наследником крупного состояния Виктором Тихомирновым, который тем не менее вошел в большевистскую группу в Казани в 1905 году. Вследом за Тихомирновым Скрябин летом 1906 года вступил в РСДРП и принимал участие в создании нелегальной революционной организации учащихся.

Кроме литературы и общего революционного подъема, был и другой фактор, подтолкнувший Молотова в революцию. По его воспоминаниям: «Я приехал на каникулы в Нолинск. Там было много ссыльных, в том числе и грузины. Я вот с ними путался. Особенно был один, более интеллигентный человек, я к нему по вечерам заходил… Читал марксистскую литературу, не все было понятно, он мне объяснял… Для тогдашнего моего кругозора он много значил. Он мне объяснял, я не очень разбирался, но читал что-то у Плеханова. Ленина_то я в то время ничего не читал, ничего не знал о большевиках, только вот начинал.

Я выполнял поручения — печатал листовки. Листовку напишут, мне дадут, и вот я печатал и распространял в городе".

В 1909 году Молотов был арестован и сослан в Вологду. Он решает полностью отбыть срок ссылки, дабы закончить среднее образование. Там же Молотову удается подрабатывать: он играет в ресторане на мандолине, затем играет в кино во время демонстрации фильмов.

В 1911 году его освобождают, он сдает экстерном экзамены за реальное училище и поступает в Политехнический институт, сначала на кораблестроительный факультет, но затем, учтя невозможность сочетать учебу на таком сложном факультете с партийной работой, переводится на экономический факультет.

Воспоминания Молотова о студенческих годах: «…Статистика меня очень интересовала — и для марксиста, и для экономиста это важно… А еще мне важно было не попасть на воинскую службу. Стипендии не было, но мне платило вятское земство 25 рублей «. Но окончить образование ему не удалось, он становится членом Петербургского комитета партии, сотрудничает с большевистскими газетами. В отличие от многих других, Молотов не иммигрировал в другие страны. Он гордился этим, а еще тем, что он не боялся рисковать, побывал в тюрьмах и ссылках. «…А эти большевики старые, где они были? Никто не хотел рисковать…».

Таким образом, Молотов, побывав в ссылках, уже не мыслил себя вне партии, да и к тому же ему нравилось заниматься конспирацией, здесь он видел свою романтику. «…Убежал я: Самуил Маркович Брауде. Приехал под Питер, в Озерки, район такой. Снимаю квартиру, даю задаток.

-«А как ваша фамилия?»

— «Моя фамилия Каракурчи».

— «Не грузин будете?»

— «Нет, я немного греческой крови. Яков Михайлович Каракурчи»

…навстречу- старый знакомый, Демьян Бедный. Разговорились, он привел меня к себе на службу — работал в каком_то кадетском общественном комитете. Большой кабинет у него, барином сидит.

-«Ну, как живешь?» — спрашивает.

-«На нелегальном положении. По паспорту — Яков Михайлович Каракурчи».

— «Кто такой?»

Я рассказал ему, что это тоже студент, но горбун, из Мелитопольского уезда. Один мой товарищ познакомил меня с ним. Он согласился дать мне свой паспорт — у него был студенческий вид на жительство от своего уезда.

«Так ты горбун?» — хохочет Демьян. Веселый был человек. Ну он устроен был неплохо, что и говорить… А осенью того же 1916 года начались кронштадтские волнения моряков. Пошли аресты".

В 1912 году начала издаваться первая легальная большевистская газета «Правда». К работе в газете Молотова привлек Тихомирнов, который передал на нужды газеты крупную сумму денег. Там В. М. Молотов работал секретарем редакции с 1912 по 1913 год. Во время подготовки издания «Правды» познакомился с одним из лидеров большевиков -- Иосифом Сталиным. Сталин стал первым из руководителей большевистского подполья, с которым Скрябин лично встретился.

«С осени 1914 года работал в Москве над воссозданием парторганизации, разгромленной охранкой в начале Первой мировой войны. Однако в 1915 году арестован и сослан на три года в Иркутскую губернию, но в 1916 году бежал. В том же году стал членом Русского бюро ЦК РСДРП».

В 1915 году Вячеслав Скрябин стал использовать партийный псевдоним Молотов (в начале XX века такой же псевдоним имел деятель международного социал-демократического движения и сотрудник газет «Искра» и «Заря». «…Молотов -- это звучало вполне по пролетарски, индустриально, что должно было импонировать рабочим, которые недолюбливали партийцев из интеллигенции. Вторая причина -- вполне прозаическая. Деду было легче его произносить. В слове Скрябин три первых согласных звука заставляли его заикаться, особенно, когда он волновался».

Вообще, о детстве и юности Вячеслава Михайловича мы знаем очень мало и главным образом с его собственных слов. Но, судя по всему, ничем выдающимся в то время Вячеслав Михайлович не отличался и не особенно выделялся из среды своих сверстников. Хотя много читал, в том числе и труды философов. Довольно рано пристрастился к работам Маркса, что и определило его дальнейшую судьбу.

2. Л.П. Берия

Лаврентий Павлович Берия родился 17 марта 1899 года в горном селе Мер-хеули, недалеко от Сухуми, в бедной крестьянской семье. Отец Лаврентия Павловича, Павле Берия, был мингрелом. Мать, Марта Джакели, с тремя детьми от первого брака, была старше второго мужа, Павле, на четыре года. Позднее, по причине бедности, попечение трех детей взял на себя старший брат Марты.

От второго брака детей было трое, старший сын умер в двухлетнем возрасте, средний сын — Лаврентий, младшая дочь — Анна, глухонемая после перенесенной в детстве болезни.

В дореволюционной России, семья могла считаться бедной, но в это же время иметь какой-либо скот, лошадь или корову, в Грузии тех лет у половины крестьянских хозяйств вообще не было скота. Осталось довольно мало воспоминаний Берии о детстве, но сохранился рассказ его жены, в какой обстановке росла она. Это воспоминание ярко показывает картину жизни основной части бедного населения Грузии.

«…Отец мой имел в своем собственном владении два гектара земли, деревянный дом из трех комнат, под крышей которого постоянно стояли деревянные чаны на случай дождя. Не было рабочего скота, не было коровы или даже домашней птицы, так как не хватало кукурузы, собранного с этого клочка земли, даже для людей в семье; мясо или кружку молока я видела только в большие праздники… «

Главной проблемой Грузии была земля. Дом, в котором росла Нина Гегечкори, был не самым бедным в деревне, а скот семья не держала не потому что не на что было купить, а потому что не чем было его кормить. В России главной проблемой было купить корову или лошадь, а выпасы и сенокосы найдутся.

Единственной надеждой бедняков были сыновья, а если сын сможет выучиться и стать чиновником или священником, то кусок хлеба и спокойная старость гарантированны. Недаром Екатерина Джугашвили мечтала видеть сына священником, мать же Берия, хоть и была глубоко верующей, отдала мальчика не в духовное, а в светское учебное заведение. Когда Лаврентию исполнилось 8 лет, его отдали в Сухумское высшее начальное городское училище. Обстоятельства, побудившие мать Берии это сделать неизвестны.

Серго Берия, сын Берии, пишет, что для того чтобы учить Лаврентия, дед продал полдома. А когда тот решил учиться дальше, «пришлось деду Павле и вторую половину дома продать и перебраться с семьей в хибару из дранки. «

Алексей Топтыгин утверждает несколько иное. «Преимуществом Сухумской школы было бесплатное обучение, но для содержания ребенка в Сухуми требовались средства, поэтому родители продали половину дома, а Марта поселилась вместе с сыном, подрабатывая шитьем…».

В общем, отец остался в селе, а Марта с Лаврентием и младшей дочерью переехала в Сухуми и больше в деревню не возвращалась, даже когда Лаврентий стал самостоятельным и вполне мог содержать себя сам. Таким образом, воспитанием сына занималась мать, а отец в нем не участвовал.

Основными предметами в реальном училище являлись русский язык, арифметика, Закон Божий, в старших классах — немного истории, географии, естествознание. Уровень конечно не высокий, но достаточный для того чтобы способные дети в дальнейшем могли рассчитывать на получение приличного образования. Берия вбирает строительство, он с детства прекрасно рисует, и мечтает стать архитектором. Кстати, архитектура осталась его любовью на всю жизнь, а Тбилиси, реконструированный при Берии, много лет оставался самым благоустроенным городом Советского Союза.

В 1915 году Берия с отличаем заканчивает училище и поступает в механико-строительное училище в Баку. Лаврентий Берия рано начинает работать, это он указывает в своей автобиографии, она датирована 1923 годом.

«…Ввиду того, что мое обучение было в тягость родителям, будучи еще учеником Сухумского городского училища, я готовил учеников младших классов, помогая, таким образом, семье, и это продолжалось с перерывами до 1915 г. В 1915 г. Я переехал в Баку; с этого момента и начинается моя самостоятельная жизнь. Уже с этих пор, учась в техническом училище, я имею на своем обеспечении старуху мать, глухонемую сестру и племянницу 5 лет…».

Трудно сказать как женщина и подросток умудрялись прокормить семью, чем они жили, ясно одно в материальном плане им приходилось нелегко. В Сухуми Берия подрабатывает уроками, пишет письма для неграмотных, работает в нефтяной компании Нобеля. Таким образом, на его плечах забота о двух близких, в отличие от Молотова в том же возрасте. Эти обстоятельства не могли не наложить определенный отпечаток на характер Л. Берии — необыкновенное трудолюбие, самостоятельность, ответственность и настойчивость присущи ему с молодости.

Во время учебы, Берия не остается равнодушным и к политической жизни. Как и многие другие учащиеся того времени, он увлекается радикальными идеями, как и многие другие он видел панацею от всех несправедливостей в коренном переустройстве общества. В данный период большевиков было в Закавказье не очень много, гораздо более сильной партией являлись меньшевики, только Баку был традиционно большевистским центром.

1915 году Берия принимает участие в работе нелегального марксистского кружка, где становится казначеем. Идеология марксизма должна была прийтись по вкусу сыну бедного крестьянина, так как она давала простые ответы на сложные вопросы бытия и надежду выбиться из нужды.

В среде учащихся он пользуется авторитетом -- его избирают старостой класса. В автобиографии 1923 года, Берия пишет, что с четырьмя соучастниками организовал ячейку партии большевиков в 1917 году.

Таким образом, Берия, свой партийный стаж отчитывает с 1917 года. Летом того же года, в качестве практиканта военно-строительного отдела он поступает в гидротехническую организацию армии Румынского фронта и отправляется в Румынию. В декабре он возвращается в Баку, и приступает к учебе, где пытается наверстать упущенное.

В январе 1918 года марксистские симпатии приводят его в Бакинский Совет рабочих, солдатских и матросских депутатов, работая здесь в секретариате Совета сотрудником, он выполняет всю текущую работу. Здесь он остается до сентября 1918 года.

Необходимо разобраться в событиях 1917−1918 годов, чтобы понять и оценить ту ситуацию, с которой чуть позже столкнулся Л. Берия. Именно в этот период и сформировались его основные черты как политика.

Весть о перевороте 25 октября в Петрограде на Кавказе мало кто принял всерьез. Ясно было одно, что центральной власти какое-то время не будет. 15 ноября был образован Закавказский Комиссариат. 5 декабря Комиссариат заключил с Турцией сепаратное соглашение о перемирии и начал мирные переговоры. Части русской армии отправились по домам. Едва русская армия оставила фронт, Вехид-паша начал наступление на Армению. 10 февраля Комиссариат созвал Закавказский сейм, который заявил о создании независимой Закавказской Демократической Федеративной Республики, включавшей в себя Грузию, Армению, Азербайджан. Турция же предъявила новые территориальные претензии и двинула войска на Тифлис. Закавказское единство не выдержало этого испытания, 13 мая сейм сложил с себя полномочия. 13 мая провозглашена Грузинская демократическая республика, 14 мая — Азербайджанская, 15 мая — Армянская.

Азербайджанская республика обратилась к Турции с просьбой о присоединении, Грузия — за помощью к Германии. Армения осталась без союзников, однако ей удалось остановить турок неподалеку от Еревана, но вся захваченная территория отошла к Турции, а Грузии достались все спорные территории.

В Баку 27 октября 1917 года Бакинский Совет рабочих и военных депутатов большинством голосов постановил о прекращении восстания и передаче всей власти Учредительному собранию. Большевики же, оставшиеся в меньшинстве, 31 октября 1917 года собирают еще одно расширенное заседание Совета, которое объявляет себя конференцией Совета и главным органом революционной власти. Эсеры и меньшевики покинули Совет, они создают «Комитет общественной безопасности», объявив его главным демократическим органом власти. На стороне большевиков выступают азербайджанские националисты из партии «Мусават». Кроме того существовали и городская Дума и Исполнительный Комитет общественных организаций, и все считали себя высшим властями.

Зимой 1917−1918 года эсеры и меньшевики возвращаются в Бакинский Совет. Большевики при Бакинском комитете создают боевую дружину, к июню 1918 года их вооруженные силы насчитывали 13 тысяч человек. Альянс мусаватистов и большевиков оказался не долговечным, так как одни были националистической организацией, а другие — интернациональной. Едва турецкие войска начали наступление, мусаватисты принялись готовиться к встрече. В Дагестане имам Гоцинский объявил газават — «священную войну», его армия взяла Буйнакск и Махачкалу, раннее занимаемые красными, те бегут в Астрахань и Баку, тем самым еще больше накалив Бакинскую атмосферу.

Большевики объявляют, что в Баку началось восстание и организуют новый орган высшей власти «Комитет революционной обороны города Баку и его районов», свою помощь комитету предложили дашнаки. В городе началась армяно-мусульманская резня. Имам Гоцинский и бек Зиятханов были остановлены, разгромленные отряды уходят в Карабах.

В Баку же 25 апреля 1918 года был создан Бакинский Совнарком, куда вошли большевики и левые эсеры, продолжал работать Бакинский Совет, причем первый был исполнительным органом второго. В апреле был издан декрет о передаче помещичьих земель крестьянам. Реформа тут же вышла из-под контроля, вскоре начался раздел захваченной земли на Кавказе. Де-факто Баку был «вольным городом».

Армия Азербайджанской демократической республики, где правили мусаватисты, численностью около 14 тысяч человек, начала наступление на Баку. Им противостояла Кавказская армия, численностью 15−18 тысяч человек, фронт в результате военных действий «замер» между Гянджой и Баку и не двигался до тех пор, пока не прибыли турки, фронт пополз в сторону Баку. В июле азербайджанские войска подступили к городу. 25 июля 1918 года рас ширенное заседание Бакинского Совета большинством голосов приняло решение обратиться за помощью к англичанам. Большевики и левые эсеры были против этого решения, надеясь на помощь из России. 29 июля в Баку пришло известие, что турки прорвали фронт и находятся в Баладжарах, пригороде Баку. 31 июля Бакинский Совнарком сложил с себя полномочия, часть большевиков попыталась переправиться в Астрахань. В городе остался Совет, но уже без большевиков. Исполнительную власть приняла Диктатура Центоркаспия. Представители Центрокаспия и Совета вошли в новое правительство и распорядились задержать пароходы с большевиками и вернуть их в Баку. 4 августа в городе высадились англичане. Красные части 14 августа предприняли еще одну попытку переправиться в Астрахань, правительство Баку задержало пароходы, было арестовано 35 человек — верхушка Совнаркома, остальные войска благополучно добрались до Астрахани. Арестованным было предъявлено обвинение в попытке бегства, в вывозе военного имущества, 11 сентября они должны были быть преданы военно-полевому суду, но 15 сентября в Баку вошли азербайджанские войска, в общей суматохе, оставшиеся на свободе большевики сумели добиться освобождения арестованных, после чего они переправляются в Красноводск. Этот город контролировался Закаспийским временным правительством, узнав, кто к ним прибыл — оно арестовало большевистскую верхушку, обвинив в сдаче Баку туркам. Большевики были отправлены Ашхабад, но до него не доехали, а были расстреляны на 207 версте. Такова история Бакинской Коммуны и Бакинских комиссаров. В 1920 году их перезахоронили на одной из площадей Баку, в 1958 году там появился им памятник.

Будучи в то время служащим секретариата Бакинского совета, Берия знал эту историю «от» и «до», все происходило на его глазах. Говоря о дальнейших его поступках, необходимо учитывать этот его первый опыт советской работы. Может быть, именно по этому, в будущем, сталкиваясь с беспомощностью и безответственностью, он терял выдержку и впадал в ярость.

Таким образом, в детстве и юности Л. П. Берия мало чем отличался от своих сверстников, хотя детстсво у него было, мягко говоря «не завидное». Наверно, многие знакомые удивились бы, узнав, что скромный студент Л. П. Берия войдет в историю как видный политический деятель.

Исходя из выше сказанного, можно отметить, что детство и юность Берии и Молотова в корне отличаются друг от друга. Берия жил в крайней нищите и вынужден был работать, чтобы прокормить семью, Молотов не знал бедности. Различны их наклонности и способности — Берия увлекается рисованием, Молотова привлекают точные науки. Оба стремятся получить высшее образование, но ни одному, ни другому это не удается. Однако есть еще одна существенная деталь, объединяющая столь не похожих друг на друга людей — увлечение марксистской идеологией, это увлечение и определило их дальнейшую судьбу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой