Доктор Фрейд и его учение

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Доктор Фрейд и его учение

Введение

«Придет время, когда будут говорить о психологии до Фрейда и психологии после Фрейда». Швейцарский психиатр Э. Блейлер.

«Чтобы оценить его полностью, необходимо два условия: свобода от предубеждений и, желание прямо смотреть правде в глаза» Лоуренс Даррен.

«Человек приходит в мир не для того, чтобы прожить жизнь счастливо, даже не для того, чтобы прожить её честно. Он приходит в мир для того, чтобы создать нечто великое для всего общества, для того, чтобы достичь душевной высоты и подняться над пошлостью существования почти всех своих собратьев». Р. Э. Милликен

Зигмунд Фрейд, пожалуй, один из самых обсуждаемых авторов — психологов во все времена.

«Благодаря этому учению в качестве предмета психологии стала выступать психика во всех своих возможных формах ее проявления, как в сознательной, так и бессознательной, как в сновидениях, так и наяву, как в норме, так и в патологии» (А. Е. Шерозия).

В настоящее время, являясь крайне противоречивым учением, с множеством, часто взаимоисключающих ответвлений, психоанализ остается одним из основных психологических и философских концепций современности, и вряд ли какой-либо знающий психолог или психиатр позволит себе оспаривать важность основных предпосылок Фрейда о роли бессознательного в структуре личности.

NB: Хотя Фрейду вряд ли принадлежит честь изобретения термина «бессознательное». Английский исследователь Л. Уайт показал, что в период Фрэйда в университете вышло 6 книг на английском, французском и немецком языках, в названии которых стоял термин «бессознательное».

Одни считают его творения полнейшим бредом, другие — возводят в каноны. Теория психоанализа — монументальный труд Фрейда, признан далеко не всеми психоаналитиками.

«Злые языки», пытаясь поставить под сомнение его выводы и методы, подчас опускаются до уровня не позволительного при цивилизованном ведении дискуссии, утверждая, что все свои эксперименты Фрейд проводил всего лишь на четырёх людях, и все выводы были сделаны просто эмпирически (? — авт. ).

Другие авторы, соглашаясь, что Фрейд, конечно, многое сделал для развития психоанализа, в то же время, считают его систему неполной и ограниченной: якобы он рассматривает человека, как животное с набором инстинктов или как биологическую машину, а все проблемы человека рассматривает как неразрешенные конфликты детства. Высказывалось мнение (с точки зрения ряда современных психологов), что причиной того, почему он так и не смог объяснить многие явления и психопатологии, послужило наличие у него некоторых неразрешенных комплексов, которые якобы оказали сильное влияние на его работы (А у кого их нет? — авт. ).

В СССР теория психоанализа Фрейда долгое время находилась «под запретом» и не избежала клейма «лженауки», как и бионика, кибернетика и генетика. Разгромной критике подвергались практически всё, — от трудов ученого, в целом, до отдельных терминов — и психоанализ сновидений («Мистика! Символизм!»), и психология сексуальности, либидо («В СССР секса нет!»). Фамилия «Фрейда» стала практически нарицательной, практически синонимичной низости, сексуальной распущенности и вседозволенности. Теория Фрейда не укладывалась в рамки мировоззрения «строителей коммунизма», столь усердно прививавшегося Советскому народу и Советской медицине, методично перемалываемой жерновами политической машины, не допускавшей и грана сомнения в инакомыслии.

NB: В процессе подготовки данного реферата, пришлось пролистать значительное число интернет-сайтов, где Фрейд «поминается» многократно в самых различных вариациях и «под самым различным соусом». Самым интересным стало то, что наиболее часто употребляемым выражением Зигмунда Фрейда (боюсь даже без достаточного осознания смысла! — авт.) оказалось следующее: «Первый человек, бросивший ругательство вместо камня, был творцом цивилизации».

Мне больше импонирует другое высказывание ученого: «Мы никогда не бываем столь беззащитны, как тогда, когда любим и никогда так безнадежно несчастны, как тогда, когда теряем объект любви или его любовь».

Тем более интересны труды и судьба этого, безусловно, неординарного человека, послужившего источником столь разнообразных споров, критики и, подчас, прямых инсинуаций, предвзятых извращённых толкований, попыток псевдопопуляризаторства и использования в политических целях.

1. Краткие данные о Докторе Фрейде

Зимгмунд Фрейд (нем. Sigmund Freud -- Зигмунд Фройд, полное имя: Сигизмунд Шломо Фрейд). Родился 6 мая 1856, во Фрайберге, Австро-Венгрия (ныне Пршибор, Чехия). Умер 23 сентября 1939, в Лондоне. Австрийский психолог, психиатр и невролог, основатель психоаналитической школы, терапевтического направления в психологии, постулирующего теорию, согласно которой невротические расстройства человека вызван ы многокомплексным взаимоотношением бессознательных и сознательных процессов.

Зигмунд Фрейд родился 6 мая 1856 г. в Фрейбурге, провинциальном городе Австро-Венгерской империи, в семье галицийских евреев. В дальнейшем, ввиду разгула антисемитизма, семья Фрейдов, после недолгих скитаний, поселилась в Вене. Его отцу, Якову, торговцу шерстью, был 41 год, он имел двух детей от предыдущего брака. Матери Зигмунда, Амалии Натансон, третьей жене Якова, был 21 год.

Отец Зигмунда, придерживаясь либерально-просветительских взглядов, всячески способствовал образованию сына. Еще в гимназии, показав неординарные способности, Фрейд увлекся естествознанием, особенно учением Дарвина, много и упорно учился и решил в дальнейшем посвятить себя науке. В 17 лет окончил гимназию с отличием. Осенью 1873 года он поступает на медицинский факультет Венского университета. В марте 1876 года Фрейд под руководством профессора Карла Клауса исследовал половую жизнь угря. В частности изучал наличие семенников у самца угря. Это была его первая научная работа.

Особенное влияние на формирование З. Фрейда как ученого оказал крупнейший физиолог школы Гельмгольца, директор Института физиологии при университете Эрнст Брюкке, у которого Фрейд работал в течение пяти лет — с 1876 по 1881 г. За эти годы Фрейд сделал важнейшие наблюдения, которые поставили его в ряд пионеров нейронной теории — основного положения современной неврологии.

В 1885 году отлично сдав устные и письменные экзамены, и прочитав блестящую лекцию о «Модулярных областях головного мозга», он становится приват-доцентом по неврологии Венского университета. В том же году Фрейд в течение почти пяти месяцев работал в Париже, в клинике Ж. Шарко, одного из самых знаменитых неврологов XIX века. Здесь он впервые заинтересовался проблемой истерии и параллельно с исследованиями в области неврологии стал искать причины и механизмы этого заболевания.

Одновременно с научной деятельностью Фрейд занимался и практической работой. Систематические практические наблюдения привели Фрейда к необходимости значительного изменения способа лечения больных неврозами. Вместо гипнотического внушения он стал применять метод «свободных ассоциаций», толкования сновидений и перенесения. Всеми этими путями, согласно предположению Фрейда, вытесненные из сознательной сферы переживания могут выйти в сознание. Именно эти методы легли в основу техники психоаналитической терапии, применяемой в принципиально неизменном виде и в наши дни.

В 1909 году 3. Фрейд и К. Г. Юнг были приглашены в США для чтения лекций. После восторженной встречи Фрейд иронично заметил: «Эти люди не подозревают, что я принес им чуму». Именно такой была первая реакция широкой общественности на психоанализ.

В то же время психоанализ постепенно стал завоевывать мир. В США, Германии, Англии, Франции, Италии, Швеции и других странах создаются психоаналитические общества, выходят журналы.

Последнее десятилетие своей жизни Фрейд посвятил изучению, анализу и обобщению своих представлений о природе человека, общества и культуры. Окруженный ореолом популярности и всеобщего поклонения, Фрейд скромно и почти безвыездно жил в Леопольдштадте — еврейском гетто Вены — с женой и шестью детьми. Его блистательный и острый ум, талант полемиста, научный гуманизм и демократизм расширили круг его единомышленников и привлекли друзей в среде интеллектуальной элиты своего времени. В последние годы жизни Фрейд страдал от рака гортани, перенес несколько операций. Он почти отошел от практической клинической работы, сосредоточившись на творческой деятельности и обучении психоаналитиков.

После захвата Австрии нацистами в 1938 году Фрейд, лишенный паспорта, стал узником гетто. Фашисты конфисковали его имущество и библиотеку, четыре его сестры погибли в нацистском лагере. Лишь огромный международный резонанс и выкуп в 100 тысяч шиллингов вырвал Фрейда из Вены. Последний, год жизни он провел в Англии. Зигмунд Фрейд умер 23 сентября 1939 года в возрасте 83-х лет.

!NB: В одной из современных публикаций на интернет-форумах я обнаружил высказывание, со ссылкой на «точку зрения современных психологов», якобы З. Фрейд страдал танатофобией (http: //fantasy. elterrus. com/f16/thread-t685. html), что якобы также оказало сильное влияние на его работы и стало причиной ряда «недостатков» его теории.

На мой взгляд, данное критическое мнение не отличается ни новизной, ни глубиной мысли. Сама попытка «проанализировать самого Фрейда с позиции теории Фрейда» уже грешит необъективностью и популизмом — ибо нарушает изначально один из основополагающих принципов медицины — принцип «обязательного прямого контакта с больным». А в психиатрии, психотерапии, психоанализе значение этого постулата возрастает многократно и нарушение его не допустимо! История современной России надолго запомнит примеры зарабатывания «дешевой популярности» и последствия подобной «массовой практики», псевдомедицинских «шоу-психозов» и «желтой прессы» 90х годов. Воистину, как сказал Теодор Рузвельт: «Чем дольше я живу, тем больше склоняюсь к мысли о том, что в солнечной системе Земля играет роль сумасшедшего дома».

Страх смерти является одним из основных побудительных мотивов борьбы человека за выживание, за жизнь. Так, по Фрейду, в основе всей психической жизни человека лежат врожденные «первичные влечения», которые образуются из противоречивого сочетания сексуальных инстинктов и влечения к смерти (Эроса и Танатоса). Опустим за рамки обсуждения сомнительность создания «объективной шкалы выраженности страха смерти», которая реально определяла бы критерии и степень патологической гипертрофии данного, повторим — вполне физиологического чувства, одного из основных составляющих нормальной психической жизни человека. Тем более, даже если исходить из предлагаемого допущения, данный момент скорее говорит в пользу личности и позиции Ученого и Врача с большой буквы коим и являлся, по-моему искреннему убеждению, Зигмунд Фрейд.

Своим же «псевдообъективным» оппонентам я бы посоветовал хотя бы просто познакомиться с сокращенным переводом с английского Рафаила Нудельмана книги З. Фрейда «ЭТОТ ЧЕЛОВЕК МОИСЕЙ» (http: //liv. piramidin. com/belas/Freid/etot_chelovek. htm), где во вступлении приведена, поразившая меня, цитата из книги Рональда Кларка «Фрейд: человек и его дело». Приведу и здесь эту небольшую цитату с комментариями по тексту:

…Начиная с 1923 года, когда у него был обнаружен рак полости рта, Фрейд перенес 33 тяжелейших операции (33! И это в 1923 г. , без средств и возможностей, которыми располагает сегодня современная хирургия и анестезиология! Хотя и для сегодняшней медицины данный случай может считаться исключительным! — прим. автора) последнюю — в августе 1939 года, в Лондоне, за месяц до смерти, которая последовала в возрасте 83 лет. (83 года! — можно лишь снять шляпу и поклониться хирургам, оперировавшим пациента, — и стыдливо опустить глаза, переводя взгляд на день сегодняшний — прим. автора). Утром 21 сентября, когда Шур (Макс Шур в течение одиннадцати лет был личным врачом Фрейда — Прим. переводчика.) сидел у его кровати, Фрейд сказал ему: «Дорогой Шур, вы наверняка помните наш первый разговор. Вы тогда обещали не оставлять меня, когда наступит конец. Теперь мне не осталось ничего, кроме пытки, и я не вижу смысла продолжать».

Шур не забыл… «Когда он снова впал в беспамятство, — писал он позднее, — я ввел ему два кубика морфия. Вскоре он почувствовал облегчение и мирно заснул. Через двенадцать часов я повторил эту дозу. Силы его были настолько исчерпаны, что он впал в кому и больше уже не просыпался. Он умер в три часа утра 23 сентября 1939 года… «

Вслушайтесь! За 12 часов до конца, изможденный, находящийся на пороге смерти человек сохраняет критику, ясность мысли, продолжает реально оценивать ситуацию, не теряет присутствия духа и не теряет лица. Как он разговаривает с врачом! По два кубика морфия через 12 часов пациенту с терминальным состоянием по-поводу онкологии ротовой полости, после многократных оперативных вмешательств, сопряженных с наркозом! Это надо понимать, или хотя бы увидеть один раз в жизни! Какое страдание, какие мучительные боли, должно быть, испытывал этот человек! Танатофобия?! Скорее поразительная сила духа, упорство и именно потрясающее Жизнелюбие этого поистине удивительного человека!

2. Общая теория развития личности

Как уже говорилось выше, по Фрейду, в основе всей психической жизни человека лежат врожденные «первичные влечения». Они образуются из противоречивого сочетания сексуальных инстинктов и влечения к смерти (Эроса и Танатоса).

Эти влечения каждого человека в детстве вытесняются из сферы его сознания и образуют «бессознательное», которое якобы является основным источником желаний и поступков каждого человека. Но поскольку этические нормы общества препятствуют непосредственному удовлетворению «бессознательного», то во внутреннем мире человека возникают «вторичные процессы"-- компромиссные образования между требованиями «бессознательного» (или «принципом удовольствия») и «принципом реальности» (или интернализованными этическими и эстетическими нормами общества). Эта модель внутреннего мира человека, по Фрейду, справедлива для людей всех эпох с начала возникновения цивилизации. Изменились только степень и формы проявления «бессознательного», которые становились все более и более опосредованными.

Отправной точкой создания психоаналитической теории, Фрейду послужил вывод, что многие отклонения в функционировании взрослых являются последствиями превратностей развития ранней детской сексуальности. Фрейд предположил, что в основе сексуального поведения лежит особый вид силы или психической энергии и предложил назвать эту энергию «либидо». «Либидо», по его мнению, являлось важнейшим фактором для развития личности.

В целом, психоаналитическая теория Зигмунда Фрейда основывается на двух предпосылках. Первая, или генетическая предпосылка, делает упор на том, что переживания раннего детства играют критическую роль в формировании взрослой личности. Фрейд был убежден в том, что основной фундамент личности индивидуума закладывается в очень раннем возрасте, до пяти лет. Вторая предпосылка состоит в том, что человек рождается с определенным количеством сексуальной энергии (либидо), которая затем, охватывая ряд биологически определенных эрогенных зон, в которых находит свое удовлетворение первичная сексуальная потребность, вплоть до достижения зрелости, проходит в своем развитии через несколько психосексуальных стадий, коренящихся в инстинктивных процессах организма. В этих стадиях отражаются развитие и взаимоотношение между Id, Ego и Super-Ego.

2.1 Терминология

Фрейд ввел эти термины для описания состояния нашего сознания. Мне понравилась трактовка данных понятий (Ид, Эго, Суперэго), приведенная на сайте http: //akamitch. ru, 20. 12. 2008 г.:

Нормальный взрослый человек обычно находится в состоянии Эго. В те мгновения когда человек искренне радуется он переходит в Ид, есть даже устойчивое выражение «радуется как ребенок». Опасность также может перевести нас в Ид. В состоянии Суперэго мы поучаем, а также действуем в интересах общества, к которому себя причисляем.

Начнем с Эго, т.к. это основное состояние нормального взрослого человека. Мне очень нравится Пелевенское описание Эго, аналогия с жуком навозником, который постоянно катит перед собой шар навоза, на шар цепляются все новые кусочки, жук не видит себя, он видит только шар, который растет, и думает что этот шар и есть он, тот кто думает. Наше Эго — набор данных, накопленный с момента рождения.

В Эго прописано — я человек, землянин, пол, возраст, сексуальная ориентация, профессия, хобби, место обитания, куча привычек итд итп. Ошибочно человек думает что его Эго — это он и есть.

Твоя семья, твоя работа, твои деньги в банке — это не ты, это лишь внешний мир. Также как и твое тело, не часть тебя, ты им просто пользуешься. Если отрезать вам руки, ноги, подключить искусственное сердце — Ты все равно будешь.

Отождествление себя с Эго еще сильнее чем с телом. Сложно понять что твое Эго, это не есть ты. Эгом мы просто пользуемся также как автомобилем и телом.

Ид. «Истинное Я». Если стереть нашу память, полностью уничтожить наше Эго, что же останется? Когда память к вам вернется, вы будите помнить это состояние, и утверждать что однозначно, это были вы, а не кто-то другой.

Когда зарождается ребенок — у него еще нет Эго, оно появится потом, из накопленных событий. У детей Эго уже есть, но оно еще маленькое, они часто забывают про него, и находятся в Ид. В состоянии Ид существо живет в здесь и сейчас. Никаких воспоминаний, никаких планов на будущее. Существо наблюдает за миром, и ему очень, очень интересно. Непрерывно интересно. В состоянии Ид «прет нереально», как выражаются наркоманы — сильные психоделики (LSD, магические грибы, гавайская роза) также могут вывести человека в Ид. (А могут и не вывести, наркотики штука индивидуальная —авт. )

Медитация это путь к Ид. Надо убрать все мысли, освободить разум, просто наблюдать, но эта простая инструкция чрезвычайна сложна для выполнения обычному человеку. Нож приставленный к горлу, заменяет годы медитаций. Спросите тех, кто увлекается экстремальными видами спорта, им очень нравится это состояние.

Хороший пример есть в фильме Peaceful Warrior (Мирный Воин).

Учитель неожиданно спихнул главного героя с моста. Тот вылез и говорит:

— Ох… л вообще? Ты обещал мне урок, в котором я увижу свое истинное Я!!!

— Вспомни момент, когда ты падал. Вспоминал ли ты что-то, строил ли какие то планы? Нет, ты был полностью в здесь и сейчас. У тебя даже было специальное слово для этого, — «АААААААААА!!!»

Суперэго: Мы славяне !!! Мы Вам газ отключим! Наша партия! Тот, кто произносит подобные фразы, и вообще употребляет «Мы» вместо «Я» находится в режиме Суперэго. Они больше похожи на муравьев, просто части общего Суперэго.

Нас учат с детства что эгоизм это плохо. Учат люди, которые работают в режиме Суперэго. Да, эгоизм — это плохо для общества. Но хорошо для личности.

2. 2 Собственно, Общая теория развития личности

От определений терминов перейдем, собственно, к общей теории развития личности. Итак, Фрейд выделил четыре последовательных стадий развития личности:

1. Оральная фаза

2. Анальная фаза

3. Фаллическая фаза

4. Латентный период

5. Генитальная фаза

В общую схему развития Фрейд включил латентный период, приходящийся в норме на промежуток между 6−7-м годами жизни ребенка и началом половой зрелости. Но, строго говоря, латентный период — это не стадия. Первые три стадии развития охватывают возраст от рождения до пяти лет и называют прегениальными стадиями, поскольку зона половых органов еще не приобрела главенствующей роли в становлении личности. Четвертая стадия совпадает с началом пубертата. Наименования стадий основаны на названиях областей тела, стимуляция которых приводит к разрядке энергии либидо.

2.2. 1 Оральная фаза

Младенец, полностью зависящий от матери в получении удовольствия, пребывает в оральной фазе (0−12 месяцев) и в биологической стадии, характеризующейся быстрым ростом. Оральная фаза развития характеризуется тем, что основной источник удовольствия и потенциальной фрустрации связан с кормлением. В психологии ребенка господствует одно стремление — поглощать пищу. В возрасте от двух до трех месяцев у ребенка уже можно наблюдать различие между выражением удовольствия и неудовольствия. Опыт удовольствия приобретается при сосании.

Фрейд признавал, что удовлетворение голода и удовольствие от стимуляции оральной слизистой оболочки при сосании являются удовлетворением различных потребностей и качественно различаются.

Сосание большого пальца часто бывает уже во время внутриутробного периода, а в детстве оно рассматривается как врожденный рефлекс, связанный с укоренившимся, основным рефлексом. Но не существует способа удостовериться, имеют ли все эти действия какое-либо психическое значение для ребенка. Однако, переживания во время сосания и насыщения обеспечивают контекст многих самых ранних взаимодействий матери и ребенка, и, как только в памяти начинают формироваться воспоминания о приятных ощущениях, они организуются вокруг этих переживаний.

Во вторые шесть месяцев при нормальном развитии появляются новые формы орального чувственного удовлетворения: жевание и кусание. Боль и дискомфорт, которые вызывают режущиеся зубки, побуждают ребенка к объектно не связанной кусательной активности, при этом такое жевательное использование зубов, по-видимому, еще и обеспечивает удовлетворение инстинкта, связанного с «оральной зоной».

Как только ребенок начинает исследовать мир вокруг себя более активно, он использует рот как принципиальное орудие исследований. С удовольствием тянет он в рот все, что находится в пределах его досягаемости, а попытки жевать каждый попавший в его руки предмет довольно убедительно демонстрируют доказательства инстинктивного удовольствия.

В течение того же периода можно наблюдать все большую дифференцированность в поведении, в котором наблюдается агрессивность. Из этого делается заключение о дифференцировании либидных и агрессивных влечений. В возрасте от семи до девяти месяцев появляется связанный с раздражителем, короткоживущий, ситуационно-специфический объектно-направленный гнев в ответ на ограничение и фрустрацию. Также можно наблюдать невраждебную решительность и напористость в преследовании своих целей и интересов. В своих исследованиях ребенок использует кусание, царапанье, пинки, толчки и прочие агрессивные действия, которые часто смешаны с удовольствием и любовью к объекту. Например, это может быть дерганье матери за волосы или игривое кусание ее.

На оральной стадии фиксации либидо у человека, по 3. Фрейду, формируются некоторые черты личности: ненасытность, жадность, требовательность, неудовлетворенность всем предлагаемым. Уже на оральной стадии, согласно его представлениям, люди делятся на оптимистов и пессимистов. «Застревание» на оральной стадии, по 3. Фрейду, сказывается на взрослой личности в виде зависимости от оральных стимулов.

2. 2. 2 Анальная фаза

За оральным периодом следует анальный (с 12−18 месяцев до 3 лет), во время которого ребенок впервые научается контролировать свои телесные функции. Либидо концентрируется вокруг ануса, который становится объектом внимания ребенка, приучаемого к опрятности, чистоплотности.

При созревании, в течение второго года, анальная эрогенность все больше выступает на первый план. Теперь уже легко заметить, что ребенок получает удовольствие от анального и уретрального функционирования.

Он наслаждается удерживанием и испусканием, а также прикосновениями, разглядыванием и обнюхиванием фекалий. При достижении большего контроля над сфинктером, совпадающего с миелинизацией нервных волокон (а это, ко всему прочему, дает возможность ребенку ходить), — удерживание и испускание фекалий и мочи могут стать способами получения аутоэротичного удовольствия. Как только появляется символическое мышление, моча и фекалии могут начать ассоциироваться с конфликтами, связанными с объектом и, особенно, с материнскими требованиями относительно отправлений туалета. Эти продукты тела также могут наделяться содержанием и восприниматься как подарок, ребеночек, бомба или даже как пенис, а могут выступать как средство манипулирования матерью. В процессе постепенного физического созревания появляется все больший контроль над экскреторнымми процессами и движениями, и, тем самым, обеспечивается появление источников нарциссического удовлетворения.

Теперь детская сексуальность находит предмет своего удовлетворения в овладении функциями дефекации, выделения. И здесь ребенок впервые встречается со многими запретами, поэтому внешний мир выступает перед ним как барьер, который он должен преодолеть, а развитие приобретает конфликтный характер. Социальное принуждение, наказания родителей, страх потерять их любовь заставляют ребенка мысленно представлять себе, интериоризировать некоторые запреты. Таким образом начинает формироваться Super-Ego ребенка как часть его Ego, где в основном заложены авторитеты, влияние родителей и других взрослых, которые играют очень важную роль в качестве воспитателей, социализаторов ребенка.

Особенности характера, формирующиеся на анальной стадии, по мнению психоаналитиков, — аккуратность, опрятность, пунктуальность.

2.2. 3 Фаллическая фаза

Между тремя и шестью годами интересы ребенка, обусловленные либидо, сдвигаются в новую эрогенную зону, в область гениталий. Фрейд считает, что эту стадию лучше всего характеризовать как фаллическую, поскольку в этот период ребенок либо замечает свой пенис, либо сознает, что у него таковой отсутствует. На этой стадии дети впервые сознают сексуальные различия.

Фрейд пытается понять напряжение в детском опыте, когда ребенок чувствует «сексуальное» возбуждение, то есть удовольствие от стимуляции области гениталий. Это возбуждение связано в уме ребенка с близким физическим присутствием родителей. Стремление к контакту с ними ребенку становится все труднее удовлетворять; ребенок борется за интимность, которая существует между самими родителями. Эта стадия характеризуется желанием ребенка лечь в постель вместе с родителями и ревностью к вниманию, которое родители уделяют друг другу, а не ему.

Доминирующий конфликт на фаллической стадии состоит в том, что Фрейд назвал эдиповым комплексом (аналогичный конфликт у девочек получил название комплекса Электры).

Описание этого комплекса Фрейд заимствовал из трагедии Софокла «Царь Эдип», в которой Эдип, царь Фив, непреднамеренно убил своего отца и вступил в кровосмесительную связь с матерью. Когда Эдип понял, какой чудовищный грех он совершил, он ослепил себя. Хотя Фрейд знал, что повествование об Эдипе берет начало из греческой мифологии, он в то же время рассматривал трагедию как символическое описание одного из величайших человеческих психологических конфликтов. В сущности, этот миф символизирует неосознанное желание каждого ребенка обладать родителем противоположного пола и одновременно устранить родителя одного с ним пола. Конечно, обыкновенный ребенок не убивает своего отца и не вступает в половую связь с матерью, но фрейдисты убеждены в том, что у него есть бессознательное желание сделать и то, и другое. (Думаю, всё же здесь стоит провести параллель с генетикой: реализация генотипа в фенотип предопределена, но не является абсолютной в силу превходящих факторов, — а ведь это химия! — автор)

В норме эдипов комплекс развивается несколько по-разному у мальчиков и девочек. Рассмотрим вначале, как он проявляется у мальчиков. Первоначально объектом любви у мальчика выступает мать или замещающая ее фигура. С момента рождения она является для него главным источником удовлетворения.

Он хочет обладать своей матерью, хочет выражать свои эротически окрашенные чувства по отношению к ней точно так же, как это делают, по его наблюдениям, люди более старшего возраста. Так, он может попытаться соблазнить мать, гордо демонстрируя ей свой половой член. Этот факт говорит о том, что мальчик стремится играть роль своего отца. В то же время он воспринимает отца как конкурента, препятствующего его желанию получить генитальное удовольствие. Отсюда следует, что отец становится его главным соперником или врагом. В то же время мальчик догадывается о своем более низком положении по сравнению с отцом (чей половой член больше); он понимает, что отец не намерен терпеть его романтические чувства к матери.

Соперничество влечет за собой страх мальчика, что отец лишит его пениса. Боязнь воображаемого возмездия со стороны отца, которую Фрейд назвал страхом кастрации, заставляет мальчика отказаться от своего стремления к инцесту с матерью.

В возрасте примерно между пятью и семью годами эдипов комплекс разрешается: мальчик подавляет (вытесняет из сознания) свои сексуальные желания в отношении матери и начинает идентифицировать себя с отцом (перенимает его черты).

Процесс идентификации с отцом, получивший название идентификации с агрессором, выполняет несколько функций. Во-первых, мальчик приобретает конгломерат ценностей, моральных норм, установок, моделей полоролевого поведения, обрисовывающих для него, что это значит — быть мужчиной. Во-вторых, идентифицируясь с отцом, мальчик может удержать мать как объект любви заместительным путем, поскольку теперь он обладает теми же атрибутами, которые мать ценит в отце. Еще более важным аспектом разрешения эдипова комплекса является то, что мальчик интернализирует родительские запреты и основные моральные нормы. Это есть специфическое свойство идентификации, которое, как считал Фрейд, подготавливает почву для развития Суперэго или совести ребенка. То есть Суперэго является следствием разрешения эдипова комплекса.

Версия эдипова комплекса у девочек получила название комплекса Электры. Прообразом в данном случае выступает персонаж греческой мифологии Электра, которая уговаривает своего брата Ореста убить их мать и ее любовника и таким образом отомстить за смерть отца. Как и у мальчиков, первым объектом любви у девочек является мать. Однако, когда девочка вступает в фаллическую стадию, она осознает, что у нее нет пениса, как у отца или брата (что может символизировать недостаток силы). Как только девочка делает это аналитическое открытие, она начинает хотеть, чтобы у нее был пенис. По Фрейду, у девочки развивается зависть к пенису, что в определенном смысле является психологическим аналогом страха кастрации у мальчика. Вследствие этого девочка начинает проявлять открытую враждебность по отношению к своей матери, упрекая ее в том, что та родила ее без пениса, или возлагая на мать ответственность за то, что та отняла у нее пенис в наказание за какой-то проступок. Фрейд полагал, что в некоторых случаях девочка может низко оценивать собственную женственность, считая свой внешний вид «дефективным».

В то же самое время девочка стремится обладать своим отцом, потому что у него есть такой завидный орган. Зная, что она неспособна заполучить пенис, девочка ищет другие источники сексуального удовлетворения в качестве заменителей пениса. Сексуальное удовлетворение фокусируется на клиторе, и у девочек в возрасте пяти-семи лет клиторная мастурбация иногда сопровождается маскулинными фантазиями, в которых клитор становится пенисом.

Фрейд утверждал, что девочка со временем избавляется от комплекса Электры путем подавления тяготения к отцу и идентификации с матерью.

Другими словами, девочка, становясь более похожей на мать, получает символический доступ к своему отцу, увеличивая, таким образом, шансы когда-нибудь выйти замуж за мужчину, похожего на отца.

2.2. 4 Латентный период

После пяти лет наступает длительный период латентной детской сексуальности (5−12 лет), когда прежнее любопытство в отношении сексуальных проявлений уступает место любопытству по отношению ко всему окружающему миру. Либидо в это время не фиксировано, сексуальные потенции дремлют, и у ребенка есть возможности для идентификации и построения Я-идентичности.

Фрейд полагал, что в течение этого периода сексуальные импульсы подавляются реактивной формацией морали, стыда, отвращения, а также эстетическими идеалами. Он рассматривал эту фазу как сочетание биологических процессов, влияние культуры, образования и реорганизации защитной структуры Эго, на которую частично влияет развитие Суперэго.

Хотя Фрейд верил, что в течение этого периода существует уменьшение сексуальной активности, он указывал, что в действительности латентность — это идеальное время для образования. Естественно, что развитие часто во многих пунктах заметно отклоняется от этого идеала. Эпизодические проявления сексуальности прорываются через сублимацию; и, фактически, большая часть детей занята некоторой сексуальной деятельностью на протяжении всего латентного периода.

Наше нынешнее понимание латентного периода базируется на фрейдовском выражении, что этот период отнюдь не является унифицированным состоянием. Ребенок проходит через множество изменений в развитии в течение этих лет, и сексуальная латентность скорее относительна, чем абсолютна. В некоторой степени ребенок отказался, разрешил или подавил либидные желания эдиповой фазы из-за развития Эго и Суперэго.

Теперь родительские ожидания и запреты воспринимаются им более последовательно, как требования, направленные к его сознанию, а болезненные воздействия стыда и вины ограничивают поиск либидного удовлетворения и усиливают подавление Эдиповых инцестуозных желаний. К тому же, окрепшее Эго способно держать под контролем воздействия инстинктов и сублимировать их, как только найдется приемлемое средство удовлетворения.

2.2. 5 Генитальная фаза

Предвестьем последнего периода инфантильной сексуальности служит концентрация сексуального интереса и возбуждения на гениталиях. Оральные и анальные интересы и составляющие инстинкты — например, разглядывание (скопофилия), демонстрация и обнюхивание — теперь включаются в контекст генитальной мастурбации, которая приобретает доминирующее значение.

Фрейд отмечал, что после генитального интереса и любопытства в анальной фазе, сфера внимания в данной фазе «смещается к гениталиям, к их действию, и приобретает доминирующее значение, которое к зрелости уже не имеет такой актуальности». Поэтому он первоначально назвал это инфантильной генитальной организацией.

Для понимания инфантильной генитальной фазы Фрейд ограничился мужчинами и назвал ее фаллической фазой.

Он пишет: «К сожалению, мы только можем рассказать, как такое положение вещей воздействует на детей мужского пола; соответствующие процессы у маленьких девочек неизвестны нам». Полагая, что в течение этого периода интересы и девочек и мальчиков направлены на фаллос, он стал использовать термин фаллическая фаза по отношению к инфантильной генитальной организации обоих полов.

Она характеризует высшую ступень детской сексуальности: если до сих пор она была аутоэротичной, то теперь становится предметной, т. е. дети начинают испытывать сексуальную привязанность к взрослым людям. Ведущей эрогенной зоной становятся гениталии. Фаллической стадии соответствует зарождение таких личностных черт, как самонаблюдение, благоразумие, рациональное мышление, а в дальнейшем утрирование мужского поведения с усиленной агрессивностью.

Мотивационно-аффективную либидозную привязанность к родителям противоположного пола 3. Фрейд предложил называть эдиповым комплексом для мальчиков и комплексом Электры для девочек.

Инфантильная генитальная фаза частично совпадает с двумя фазами объектных отношений: доэдиповой или нарциссической, и эдиповой.

На доэдиповой фазе доминирующей задачей является половая идентификация; интерес ребенка сфокусирован на консолидации сексуально дифференцированного, нарциссически оцененного образа тела и установления идентификации половой роли.

Во второй фазе доминируют сексуальные превратности, сопровождающие цели, связанные с объектом Эдипова комплекса.

Фрейд наблюдал, что по мере прогресса влечения, дети этого возраста вскоре начинают демонстрировать развитие Эдипова комплекса. Так, они формируют сильную привязанность к своим родителям и, питая сильные сексуальные чувства, соревнуются с каждым из них по очереди за любовь другого. Дети начинают задавать вопросы об анатомических различиях, откуда появляются дети, а также конструировать теории для объяснения своих наблюдений. По предположению Фрейда, эти теории связаны в детском сознании с сексуальными фантазиями и имеют отношение к появлению невротических болезней. Он признавал, что детские сознательные и бессознательные пугающие фантазии, связанные с сексуальным возбуждением, стимулируют конфликтное отношение к родителям и сопровождаются интенсивными чувствами любви и ненависти. Ясные примеры этих желаний, фантазий и конфликтов продемонстрированы в аналитической работе с детьми. В аналитической работе с взрослыми, хотя и менее ясно чем с детьми, видны производные формы и обобщения этих конфликтов, а также защиты, применяемые против них.

Традиционно Эдипов комплекс обсуждается в контексте психосексуального развития. Однако для ребенка он заключается не только созревание влечения, но также и в прогрессе объектных отношений и обретении половой идентификации. Кроме того, внутренние компромиссы, на которые идет ребенок, чтобы справиться с конфликтами, вызванными Эдиповым комплексом (обычно это формирование какого-либо инфантильного невроза), включают в себя продвижение в развитии Эго и Суперэго. Идентификации, сделанные в период переживания Эдипова конфликта заключают в себе и развитие чувства себя.

Рэнджел описывает Эдипов комплекс как кульминацию детской инстинктивной жизни, ядро неврозов, «организующий зонтик будущей жизни». Фрейд ссылается на него как на место соединения, из которого выходят все поздние виды развития. То, что Эдипов комплекс обсуждается во всех областях развития, служит подтверждением нашей точки зрения, что развитие не происходит изолированно в пределах какой-то одной системы. Сбалансированный подход к процессу развития принимает в расчет все системы.

Поскольку ребенок имеет сексуальные чувства к каждому из родителей, то Эдипов комплекс традиционно обсуждался в рамках позитивной, инвертированной и негативной формы (названной так по аналогии с фотографической печатью, и не содержащей в себе отрицательной оценки). При положительном Эдиповом комплексе ребенок концентрирует свои желания на родителе противоположного пола, а родителя своего пола воспринимает как пугающего соперника. Затем ребенок начинает бояться потери любви и наказания от идеализированного родителя своего пола из-за фантазий, надежд и желаний, содержащихся по отношению к другому родителю.

На протяжении инфантильной генитальной фазы из-за детских идеализации и идентификаций с родителем своего пола, а также установления половой идентичности бывают совершенно очевидны либидные желания по отношению к этому же родителю. В случае негативного или инвертированного Эдипова комплекса либидные желания направлены на родителя того же пола. Родитель противоположного пола видится как соперник. Обычно ребенок разрешает этот негативный Эдипов конфликт путем принятия родителя того же пола как объекта Эго-идеала и путем осуществления идентификации с этим идеалом как частью формирования Суперэго.

Детские эдипиальные желания порождают громадный конфликт из-за сильнейшего соревнования любви и ненависти, зависти и враждебности, которые только усиливаются при идентификации с каждым из родителей и желанием любви каждого из них. Следовательно, ребенок вынужден либо найти какой-то компромисс, либо отказаться от причиняющих боль конфликтных желаний и чувств. Следующие два-три года посвящены разработке, контролю, частичному разрешению и оставлению Эдипова комплекса.

Застревание на этой стадии, трудности преодоления эдипова комплекса создают основу для формирования робкой, застенчивой, пассивной личности.

Степень тревоги, осознаваемой юношей, связана с отношением силы влечения и возможностями Эго и Суперэго. Изменения в настроении, в поведении и временные симптомы отражают значительные конфликты между различными психическими структурами, равно как и попытку заключить компромисс. Как часто случается, главная трудность может возникнуть, если биологические, когнитивные и социальные изменения происходят до того, как Эго и Суперэго созреют для управления.

Например, раннее развитие у девочек вторичных половых признаков — рост груди и ранние первые менструации — лишает ее полной латентной консолидации, превышая соответствующие возможности. В более раннем возрасте ребенок мог бы положиться на родителей, чтобы обеспечить функционирование вспомогательного Эго для контроля влияния на сексуальные импульсы. Но с усилением влечения и с физиологическим и анатомическим развитием генитальных возможностей, эмоциональная близость к родителям вызывает инцестуозные конфликты и снова разжигает неразрешенную борьбу Эдипова комплекса. Родители уже не могут играть ту же роль, что и раньше; теперь они не могут выполнять роль вспомогательного Эго для юноши.

Молодой человек должен найти новые объекты для удовлетворения сексуальных потребностей и потребности зависеть от объекта. Для этого требуется длительный период приспособления, в течение которого юноша не только отделяется от своих родителей и объектов любви и зависимости, но также отстраняется от их индивидуализированных и держащихся на власти представлений; он прекращает считать их авторитетными фигурами.

В заключение, достаточно отметить, что в рамках психосексуального развития главный сдвиг все же состоит в том, что генитальная зона становится доминирующей.

Принципиальная задача отрочества, по Фрейду, состоит в том, чтобы прийти к соглашению с сексуальностью, в том числе с сексуально зрелым телом, и достигнуть нового равновесия между влечениями, Эго, Суперэго и прошлыми и нынешними объектами.

3. Обсуждение

Итак, больше ста лет назад Зигмунд Фрейд усомнился в том, что люди сознательно управляют своими поступками и своей жизнью. Он заявил, что «Я» человека далеко не всемогуще. И что думают об этом современные исследователи? Как показывают новейшие исследования, бессознательное — наш эффективный помощник. Мгновенные «озарения», всплывающие из глубин бессознательного, помогают футболисту забить нестандартный гол, а политику принять важное решение. Почти всегда эти импульсы ускользают от контроля сознания. Как мы должны относиться к тому, что нашими действиями руководит нечто неподвластное воле человека?

Ни одно, даже самое мимолетное впечатление не проходит для нас бесследно. Оно оставляет в психике отпечаток, который до поры до времени оседает в глубинах бессознательного. Эти скрытые, незаметные воздействия могут серьезно изменять наше поведение.

«Часто мы сами не знаем, почему расстроены, беспричинно агрессивны или наоборот счастливы. А это сработали мелочи, на которые мы почти не обратили внимания и сразу же их забыли, — сцена из просмотренного накануне фильма, дружеская улыбка прохожего или то, что по дороге на работу вас подрезал наглый „кадиллак“ из соседнего ряда» — Ханя Лучак. ( Журнал «ГЕО» № 4−5/2005)

Труды Фрейда стали мощным толчком для развития психологии, понимания многосложной, тонкой структурной взаимосвязи сознательного и бессознательного в жизни человека.

В рамках заявленной темы реферата можно кратко упомянуть лишь некоторые из проведенных исследований и их авторов:

Вальтер Перриг — Согласование поведения с бессознательными раздражителями, получившее название прайминг -«подсказка», «эффект предшествования».

Сущность этого явления проясняется в ходе простых экспериментов. Психолог Вальтер Перриг предлагал испытуемым восстановить пропущенные в слове буквы. До этого перед ними на экране на подпороговое, то есть, заведомо недостаточное для осознания время, появлялось слово «нить». Необходимо подчеркнуть: у участников эксперимента не было ни малейшей возможности прочитать и осмыслить мелькнувшее слово. После этого им предлагали, как в кроссворде, подставить две недостающие буквы в «н**ь». Кто-то из испытуемых писал «ночь» или «ноль». Но подавляющее большинство — «нить».

Прайминг может быть эмоционально окрашенным. Перриг и его коллеги пытались обнаружить, как внешние стимулы на бессознательном уровне воздействуют на наши чувства.

Результаты эксперимента Вальтера Перрига подтвердили, что предъявленное первым подпороговое слово задает эмоциональную установку для последующего восприятия. И преодолеть эти установки нашему сознанию очень трудно. Нечто подобное возникает и в случае, когда людям показывают их любимые лакомства в малоаппетитном виде — например, шоколадку в форме собачьего кала. Отвращение так велико, что испытуемые не могут даже дотронуться до шоколадки, хотя прекрасно понимают, что их отталкивает только форма.

Джеймс Вайкари — эффект «25го кадра», «промывание мозгов»

«Никаких сомнений нет: усвоенные бессознательно установки влияют на наше поведение», — утверждает известный немецкий нейрофизиолог Герхард Рот. Но — только до определенных пределов. Возможности «эффекта 25 кадра» ограничены: недостаточно просто «приказать» нашему бессознательному — нужны еще и дополнительные внешние условия, которые заставят последовать этому приказу. Кроме того, на кого-то это неосознаваемое внушение действует больше, а на кого-то меньше, у каждого из нас индивидуальный порог чувствительности. Поэтому попытки исследователей повторить первоначальные эксперименты Джеймса Вайкари с 25 кадром часто терпят неудачу.

Однако картина резко меняется, когда подпороговые стимулы воздействуют на наше бессознательное не в лаборатории, а в реальной жизни. Особенно, если они влияют длительное время и усиливаются социальной средой.

С точки зрения нейрофизиологии быстрое и радикальное изменение поведения индивида вообще невозможно. Для этого он должен пережить серьезное эмоциональное потрясение — сродни тому, которое некогда превратило закоренелого язычника Савла в апостола Павла, одного из самых верных последователей Христа. Но есть и другой способ воздействия — полностью отдать человека во власть бессознательного можно длительным повторяющимся внушением, «промыванием мозгов». Такие стратегии манипуляции общественным сознанием разработаны уже давно и используются сегодня психологами, пропагандистами и политтехнологами.

Бессознательное не только накапливает знания, служит: информационным фильтром, включает автоматические навыки и руководит нашим поведением Бессознательное — это еще и своеобразный переводчик. Быстрота и точность анализа при этом одинаково важны — ведь часто ситуация требует от нас молниеносной реакции. Но иногда эти установки входят в конфликт, и тогда за высокую скорость интерпретации приходится платить достоверностью информации. Этого переводчика можно ввести в заблуждение! «Предвзятые суждения формируются не только в лабораториях. В жизни людей может обманывать даже цвет кожи собеседника», — утверждает американский психолог Джон Барг. Идя на поводу у подсознания, поддаваясь, по выражению Джона Барга, «невыносимому автоматизму бытия», человек превращается в «социального робота».

Звучит пугающе, но не будем забывать о том хорошем, что делает для нас бессознательное: как умный и расторопный слуга, оно работает на своего хозяина — быстро и без усилий «распознает» людей, объекты и события, основываясь на прошлом опыте, упорядочивает впечатления и согласует с ними наши дальнейшие поступки.

И все же — неужели мы всего лишь рабы своего бессознательного? А как же наша воля, цели, которые мы перед собой вполне осознанно ставим?

Оказывается, и здесь все не так просто. «Раньше считалось, что люди всегда сознательно преследуют те или иные цели. Теперь приходится пересматривать эту точку зрения», — говорит социопсихолог Петер Гольвицер. Вместе с Джоном Баргом он занимается исследованием мотивации человеческой деятельности. Вывод Гольвицера: эту сторону нашей жизни нельзя сводить к работе отвлеченного, холодного рассудка. Цели, которые мы ставим перед собой, тоже имеют отношение к сфере бессознательного.

Опираясь на результаты исследований, Гольвицер и Барг создали «теорию автоматизации», которую поддерживают сегодня многие психологи. Суть ее сводится к следующему: однажды сознательно выбрав себе цель, в дальнейшем мы стремимся к ней уже бессознательно. По сути, с целями в этом случае происходит то же, что и с навыками, которые по мере тренировки и совершенствования становятся автоматизмами — будь то вождение автомобиля, игра в теннис или владение иностранным языком.

Такая автоматизация весьма удобна: движение к цели обходится без участия нашего «Я», а значит, почти не требует физических и эмоциональных затрат. Как говорится, солдат спит — служба идет.

Но это не означает, что наше поведение определяется, как у собаки Павлова, рефлекторными реакциями на внешние стимулы. Если речь идет об актуальных в данный момент для нас интересах, сознание выходит на первый план. Затем оно снова отступает, продолжая функционировать в «фоновом режиме». «Наши эксперименты показали, — говорит Гольвицер, — бессознательное — это не злобное и глупое чудовище, а наш умный помощник».

Еще в 1911 году английский математик и философ Альфред Норт Уайтхед писал: «Цивилизация идет вперед по пути увеличения числа операций, которые мы можем выполнять, не думая». Сегодня никто уже не спорит, что способы обработки информации, накопленный жизненный опыт, цели и мотивы поведения — все это почти целиком находится на территории бессознательного.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой