Деятели науки и культуры - уроженцы Владимирского края

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Деятели науки и культуры — уроженцы Владимирского края

Оглавление

Введение

1. Выдающийся художник педагог Д.Н. Кардовский

2. Жуковский Н. Е создатель отечественного воздухоплавания

3. Этапы большого пути М.М. Сперанского

4. Голышев И. А. — издатель, ученый, художник, сохранивший для потомков богатую историю культурного наследия России

Литература

Введение

Владимирская область — один из древнейших историко-художественных центров русской земли. Владимирская область — один из древних историко-культурных центров русской земли. Территория Владимирской области включает в себя основное ядро Залесской земли начала второго тысячелетия, где Ростово-Суздальское, а затем Владимиро-Суздальское княжество являлось колыбелью формирования центральной русской народности, а с конца XVIII века Владимирской губернии. Владимирская область расположена в центре Европейской части России. Она протянулась на 170 км от севера на юг и 280 км — с запада на восток.

Богата Владимирская земля выдающимися людьми и мы можем е гордиться своими земляками тем, что именно здесь родились выдающиеся деятели не только науки, культуры, но и государственный деятели — Н. Е. Жуковский, Кардовский и реформатор России М. М. Сперанский, а также выходец из простых слоев населения И. А. Голышев, краевед, издатель, ученый, художник

Актуальность обращения к этой теме определяется потребностью в примерах исторических личностей для возрождения национальной гордости и гражданской ответственности среди подрастающего поколения.

Целью работы является характеристика деятелей науки и культуры Владимирского края, которые представлены в биографиях Н. Е. Жуковского, Кардовского, реформатора России М. М. Сперанского, издателя И. А. Голышева.

1. Выдающийся художник педагог Д.Н. Кардовский

Во Владимире на фасаде Городской детской художественной школы висит памятная доска с именами известных людей, уроженцев края, когда-то учившихся в этой гимназии. Среди них и имя академика Дмитрия Николаевича Кардовского, заслуженного деятеля искусств, выдающегося художника-педагога. Художник писал о своей малой родине: «Мы с вами имеем счастье жить в таких местах, с которыми связаны многие важнейшие моменты истории русской. Здесь… можно набрести на памятники и образцы древнерусского искусства» Дмитрий Николаевич Кардовский об искусстве. Указ. соч. С. 174−189. Люди, пейзажи, архитектура и искусство Владимира останутся в памяти талантливого художника и найдут отражение в его творчестве, и будут всю жизнь помогать прививать любовь к красоте окружающего мира молодым поколениям художников.

Д.Н. Кардовский родился 6 сентября 1866 г. в поместье Новоосурово Переславль-Залесского уезда Владимирской губернии в небогатой дворянской семье: «Детство и юность Дмитрия Николаевича протекали на фоне живописнейших мест центральной полосы России — городов Переславля-Залесского, Владимира и их окрестностей, славящихся красотой своей природы. Обладая исключительной зрительной памятью и особенной чуткостью в восприятии русской природы, Дмитрий Николаевич с ранних лет накапливал впечатления от окружавших его картин родного края, крестьянской и помещичьей жизни, которые впоследствии послужили ему неисчерпаемым источником вдохновения в его творчестве» Дмитрий Николаевич Кардовский об искусстве. Указ. соч. С. 9.

Подростком, будучи учеником (1874−1885) Владимирской мужской гимназии (сейчас в здании бывшей гимназии располагается Городская детская художественная школа) будущий художник впитывал в себя дух неспешного губернского города, гулял в сквере напротив гимназии на соборной площади, любовался далями клязьменской поймы, изучал архитектуру и росписи древних владимирских храмов.

Д.Н. Кардовский впоследствии вспоминал: «Владимир — красивый город, весь в оврагах, покрытый вишневыми садами. Когда весной Клязьма разольется по пойме против города на три версты до „Песков“, синеющих сосновым лесом на той стороне поймы, какое блаженство плыть в лодке по этой пойме… Идешь (в воскресение), бывало, под гору по Мещанской улице от водораздельной будки на верху Студеной горы — в Солдатской слободе в церкви при остроге звонят к вечерне, а навстречу идут в баню с вениками под мышкой рабочие и ремесленники… Осенью к звону церковного колокола прибавлялись крики гусей, которых в изобилии разводили в Солдатской слободе…» Дмитрий Николаевич Кардовский об искусстве, Указ. соч. С. 22.

В 1886 г. Д. Н. Кардовский поступил на юридический факультет Московского университета и станет посещать занятия Н. В. Клодта в частной рисовальной школе архитектора Гунста, где Дмитрий Николаевич поймет, что изобразительное искусство — его призвание. «Рисование по памяти и с натуры, которое продолжалось и во время пребывания Д. Н. Кардовского в гимназии, явилось источником «откровений» и творческого познания натуры… в конце своего жизненного пути Д. Н. Кардовский вспоминает: «…я еще в гимназии… рисовал уже без конца…» Подобедова О. И. Дмитрий Николаевич Кардовский. М., 1957. С. 8.

По окончании университета он поступит в Высшее художественное училище Академии Художеств (1892−1896) в Петербурге, но занятий у известных художников И. Е. Репина и И. И. Чистякова ему будет не достаточно. Д. Н. Кардовский, прервав учебу, поедет за границу изучать западноевропейское искусство и поступит (1897−1900) в частную школу Мюнхенского художника- педагога, академика, профессора Венской Академии А. Ашбе. Вернувшись в Россию, Дмитрий Николаевич закончит учебу (1901 — 1902) в Высшем художественном училище Академии Художеств и останется там преподавать (1903−1922), сначала ассистентом в мастерской И. Е. Репина, а с 1907 г. — профессором и руководителем персональной мастерской. А самое главное, Д. Н. Кардовский был талантливым педагогом. «Дмитрий Николаевич был прирожденный педагог; все его указания были чрезвычайно разумны, без лишних слов. В своем преподавании он очень выгодно отличался от всех педагогов Академии художеств…» Василий Шухаев. Указ. соч. С. 29., — вспоминал ученик Кардовского В. И. Шухаев. За любовь к учащимся, справедливость, принципиальность и строгость ученики между собой называли Д. Н. Кардовского «отцом». «Мы всегда зовем Вас отцом, Вы показали себя добрым, отзывчивым человеком — отцом, в полном смысле этого слова… «8 — писал В. И. Шухаев Дмитрию Николаевичу.

Где бы Д. Н. Кардовский ни преподавал: в Высшем художественном училище Академии Художеств (1903−22), Московском ВХУТЕМ АСе-ВХУТЕИНе (1920−3 0), Московском Строгановском училище (1920−22), Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры (1933−34), а также в частной студии К. П. Чемко на Тверской улице в Москве (1922−30), он учил профессиональным основам изобразительного искусства — существенной стороне художественного ремесла, развивал у своих питомцев творческие способности, не подавляя индивидуальности будущих художников, просвещал в области мирового искусства и культуры, воспитывая самостоятельно мыслящих личностей.

В начале XX в. Д. Н. Кардовский инициатор и активный участник реформ Петербургской Академии Художеств. И до сих пор в основе структуры и системы обучения в Государственном Академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина (СПб) лежат концепции, предложенные Дмитрием Николаевичем.

В 1911 г. за творческие и педагогические заслуги Д. Н. Кардовский получает звание Действительного члена Академии Художеств, в 1915 г. — звание академика.

Выдающийся педагог-новатор Д. Н. Кардовский воспитал плеяду талантливых художников (Б.Д. Григорьев, П. А. Шиллинговский, Д. А. Шмаринов, В. И. Шухаев, А. Е. Яковлев и многие др.).

Благодаря таким представителем классического академического искусства, была сохранена и получила дальнейшее развитие школа русского реалистического искусства. Он писал в мае 1917 г.: «Последнее время стали раздаваться голоса о том, что ни Академия художеств, ни какое бы то ни было центральное государственное учреждение по пластическим искусствам существовать не должны, что, наоборот, все дело искусства должно быть непременно децентрализовано и передано в руки городских и общественных организаций. Я держусь обратного мнения. Не умаляя и не ограничивая свободной деятельности свободных организаций в деле искусства, я считаю, что роль государства в этой области как в виде центрального органа… так и, в особенности, в виде Академии художеств, необходима. Некоторые задачи настолько грандиозны и огромны, требуют напряжения таких широких сил, что при передаче их в руки отдельных организаций им грозит либо измельчание, либо гибель, как вследствие недостатка средств, так и отсутствия достаточных деятельных сил"Подобедова, О. И. Указ. соч. С. 159.

Педагогическая система Дмитрия Николаевича, называемая «школой Кардовского», широко известна в художественных кругах. Она лежит в основе современной методики государственного преподавания изобразительного искусства10 и направлена на освоение существенных и принципиальных основ изобразительных (пластических) искусств.

В 1930 г. ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. «Есть мастера искусства, чей жизненный путь поражает своей целеустремленностью и единством творческого метода. К ним относится Д.Н. Кардовский… Ясность его мировоззрения, преданность „законам познания натуры“ — законам реализма — дала ему возможность на всем протяжении своего творческого пути сохранить чистоту реалистического метода. <… > Основное, что составило ценность наследия мастера, — это его педагогическая система, его метод преподавания рисунка и живописи, который прочно вошел в современную практику учебных заведений» Подобедова О. И. Указ. соч. С. 143−144.

Д.Н. Кардовский много работал в различных областях искусства: иллюстрации к произведениям Н. В. Гоголя, А. А. Грибоедова, Н. А. Некрасова, И. С. Тургенева и А. Н. Толстого, исторические картины для издательства И. Кнебеля (1907- 10), серия портретов декабристов (1925) и т. д.) портреты, пейзажи, исторические панорамные картины, также выступал как театральный художник.

Умер 9 февраля 1943 года. Похоронен на территории переславского Горицкого монастыря.

2. Жуковский Н. Е создатель отечественного воздухоплавания

В наши дни, если мы задумаем спросить, с чего следует начать строить самолет, который сможет взмыть в синее поднебесье, такой вопрос сочтут праздным. Совершенно ясно: нужны знания законов механики и точные математические расчеты.

Но эту аксиому столетие назад, когда речь заходила о такой сложной машине, как аэроплан, многие отнюдь не считали истиной.

Эту теорию, словно прожектором осветившую неоглядный воздушный океан, создал Н.Е. Жуковский

Николай Егорович Жуковский родился он 17 января 1847 г. в селе Орехово, что в 50 км от Владимира в семье инженера путей сообщения. В семье было шестеро детей, Николай был третьим ребенком. Родители, несмотря на материальные трудности старались дать своим детям хорошее воспитание. Читать Жуковский научился рано, роман Ж. Бернаана «Воздушный корабль» занимал впоследствии почетное место в библиотеке Н. Е. Жуковского. Здесь родились и пророческие слова нашего великого земляка: «Человек полетит, опираясь не на силу своих мускулов, а на силу своего разума». И чтоб, подобно Икару взлететь человеку в небо, а потом и в космос, замечательнейший русский ученый отдал всю жизнь проблемам воздухоплавания. Недаром за свои труды Николай Егорович снискал уважение своего народа, В. И, Ленин назвал Н. Е. Жуковского «отцом русской авиации». Владов В. Самолеты //Комсомольская искра. — 1969. -13 июня.

Приглашение гувернера А. Х. Репмана оказалось чрезвычайно удачным. Разносторонне образованный человек, прекрасно владевший французским и немецким языками, умелый преподаватель и увлекательный рассказчик, Репман сумел заинтересовать учеников своими беседами, привить им любовь к чтению, интерес к изучении) природы. Мальчики под руководством Альберта Христиановича, помимо занятий языкам проходили предметы, нужные для поступления в гимназию, составляли гербарии, делали несложные опыты по физике и химии. Учебные занятия шли регулярно, неизгладимые впечатления произвели на Колю рассказы репетитора об опытах с воздушным змеем, проведенных знаменитыми учеными, механиком и математиком, членом Российской академии паук Леонардом Эйлером и гениальным Ломоносовым. Завершением этих рассказов явилась коллективная постройка большого воздушного змея.

В феврале 1858 г. Николой Жуковский был принят в 1-й класс Московской мужской гимназии, которую заканчивает с серебряной медалью Преподаватели гимназии отмечая успехи Николая Жуковского в математических науках, советовали ему поступать на физико-математический факультет Московского университета. И в том же году. он поступил в Московский университет на физико-математический факультет. Материальное положение было сложным и Н. Жуковский все годы учебы вынужден был подрабатывать изданием лекций профессоров.

Посла его окончания он работал учителем в женской гимназии, а с 1872 г. идо конца жизни преподавал в Московском техническом училище. Он был профессором Московского университета -президентом Московского математического общества, членом-корреспондентом Российскойii академии наук.

В наши дни, если мы задумаем спросить, с чего следует начать строить самолет, который сможет взмыть в синее поднебесье, такой вопрос сочтут праздным. Совершенно ясно: нужны знания законов механики и точные математические расчеты.

Но эту аксиому столетие назад, когда речь заходила о такой сложной машине, как аэроплан, многие отнюдь не считали истиной.

Эту теорию, словно прожектором осветившую неоглядный воздушный океан, создал Н. Е. Жуковский. Создал в ту эпоху, когда хрупкие «этажерки» из бамбука и парусины преодолевали считанные сотни метров, а потолок их полета измерялся высотой многоэтажного дома.

Веками ученые бились над вопросом: откуда берется подъемная сила крыла, что поддерживает его в воздухе? Перед этой задачей оружие своего анализа сложил Леонардо Да Винчи, сложил его и Ньютон.

Николай Егорович обнаружил ошибку своих предшественников и нашел гениальное решение труднейшей задачи, опрокинувшее классические воззрения механики.

Оказалось, что подъемная сила крыла зависит от его формы, скорости полета и плотности воздуха. Знаменитая теорема Жуковского легла в основу вихревой теории гребного винта: «Н. Е. Жуковский не был путешественником, однако, не покидая своего кабинета, он совершал открытия по своей значимости равные открытию нового материка. Можно без преувеличения сказать, что Николай Егорович и открыл этот материк — беспредельную воздушную стихию. Тысячелетние мечтание о полете стали уделом практики

Шаг за шагом поднимался великий механик к венцу своих исканий — к теории крыла. Предложенный им метод геометрического построения профиля крыла сделался фундаментом интересных расчетов самолета. На всех языках мира за крыльями такого плана утвердилось имя Жуковского" Николай Егорович Жуковский. Владимир 2007. С. 4 Этот, как и другие классические методы Николая Егоровича и поныне не утерял своего значения, им пользуются авиаконструкторские бюро.

С начала 20 века основное внимание Жуковского было направлено на разработку вопросов аэромеханики и авиации. Вместе с ним работала группа учеников, из которых впоследствии выросли крупные ученые в разных mm науки и техники. В 1904 г. под его руководством в Кучино под Москвой был построен первый в Европе аэродинамический институт. Творческой деятельности Н. Е. Жуковского свойственны необычайно широкий диапазон научных интересов, стремление сочетать глубокий теоретический анализ с модельными и натурными экспериментами. В 1910—1912 гг. Жуковский прочитал курс лекций по теоретическим основам воздухоплавания. Огромную работу вел он по подготовке авиационных кадров — конструкторов и пилотов самолетов, после революции в 1917 г. Жуковский продолжил свою работу, отказавшись эмигрировать, создавал авиацию

Выдающиеся естествоиспытатели ещё на рубеже 19−20 столетий понимали, что только при обращении к нуждам практики, только на пути соединения теоретических исследований с тонко поставленным опытом наблюдения и при большой организаторской деятельности ученого может быть получено решение сложнейших технических проблем века, достигнуто существенное продвижение самой науки.Н. Е. Жуковский был самобытным представителем этой плеяды ученых. С его именем связан необычайно широкий круг исследуемых проблем и задач. Он разрешает сложные задачи математики, астрономии, гидромеханики, разрабатывает проблему удара твердых тел, изучает устойчивость движения, течения рек и подпочвенных вод, решает задачи о форме судов, о гидравлическом ударе в водопроводных трубах, о трении в подшипниках и многое- многое другое. Однако, главным в научном творчестве Николая Егоровича является разработка теоретических и экспериментальных основ аэродинамики. Здесь им сделаны открытия, получены фундаментальные основополагающие для всего развития авиации результаты. В дипломе о звании почетного инженера-механика ИМТУ с выдачей ему диплома и золотого нагрудного знака было написано: «Выдающийся научный деятель, теоретик по общему характеру своих работ, Николай Егорович останавливался всегда с особенной любовью на тех проблемах науки, которые имеют непосредственные практические применения. Можно указать на целый ряд важных для техники вопросов, получивших освещение в трудах Жуковского, Сюда относятся, например, его работы о гидравлическом ударе, о движении воды в песках, о качке судов… Много поработал он и для нужд высшего технического образования. Курс его лекций, читанных в Училище, рекомендуется как пособие во многих учебных заведениях. В самое последнее время Николай Егорович прочел совсем по-новому теорию регулирования хода машин, а также дал возможность студентам ознакомиться с научными основами воздухоплавания» Цит по: Николай Егорович Жуковский. Владимир 2007. — С. 13.

И всю жизнь Н. Е Жуковский не забывал своей малой родины Вся жизнь Н. Е. Жуковского была связана с сельцом Орехово, куда он постоянно возвращался, сначала гимназистом, потом студентом физико-математического факультета Московского университета, впоследствии, будучи великим ученым, во время отпусков. Именно здесь Жуковский создал многие свои научные труды. В кабинете ореховского дома родились пророческие слова:"… человек не имеет крыльев… Но, я думаю, что он полетит, опираясь не на силу своих мускулов, а на силу своего разума…".

На протяжении полувека усадьба являлась одним из очагов общественной и культурной жизни России, местом встреч, оживленных бесед и споров выдающихся ученых конца XIX-начала XX вв. Для принятия многочисленных друзей, учеников по просьбе самого Николая Егоровича в 1911—1912 м. к дворянскому дому пристроили мезонин, в котором открыли «барскую гостиную». Её завсегдатаями стали Архангельский, Чаплыгин, Юрьев, Ушаков… (будущие выдающиеся авиаконструкторы России). Любимые ученики Стечкин и Егоров-Уткин в 1919 г. в усадьбу к Н. Е. Жуковскому прилетели даже на самолете. «Крылатую птицу» пришли встречать крестьяне из пятнадцати окрестных деревень, сам Николай Егорович выбрал место для посадки самолета, показал, как надо расстилать простыни и разжигать костры…

Орехово было творческой лабораторией великого ученого, здесь он проводил первые опыты по определению подъемной силы крыла самолета: по аллеям парка, ореховским пригоркам ездил на неуклюжем велосипеде с большими красными крыльями, привязанными за спиной. Орехово было и любимым местом отдыха. Здесь он набирается сил и здоровья. Предусмотрительная природа давала ему повод для размышлений: наблюдения за течением воды, колебанием листьев, парением птиц помогали рождению великих открытий. С нежностью и светлой грустью вспоминал ученый родную деревню в последние дни своей жизни: «Хорошо теперь там. Рябина, наверное, еще не осыпалась. То-то теперь’раздолье снегирям!».

Орехово было для Жуковского и родным домом, и частицей Родины — России, которой отдал он свой талант и труд

Умер он 17 марта 1921 г. В 1937 году на родине ученого открылся музей. Его первым директором стала родная племянница Николая Егоровича -- Вера Александровна Жуковская. Усадьба Орехово, к счастью, сохранилась до нашего времени практически в первозданном виде.

«Отец русской авиации» оставил своим потомкам богатейшее научное наследие — свыше 220 замечательных трудов. Им были основаны ведущие авиационные центры, с честью носящие его имя: Военно-воздушная инженерная академия и Центральный аэрогидродинамический институт. Плеяда учеников Жуковского — С. Л. Чаплыгин, В. П. Ветчинкин, Б. Н. Юрьев, В. В. Голу бев, Б. С. Стечкин, А. Н. Туполев, А. Л. Микулин, Г. И. Мусиньянц и целый ряд других — во многом способствовали авиационному прогрессу нашей страны. Целые поколения ученых, конструкторов, инженеров, летчиков, изобретателей, трудами: «Когда человек приближается к концу своего жизненного пути, он с грустью задает себе вопрос, суждено ли ему увидеть те манящие горизонты, которые расстилаются там, впереди? Утешением ему является то, что за ним идут молодые, сильные, что старость и юность сливаются в непрерывной работе для исследования истины"Космодемьянский А. А., Н. Е. Жуковский, М., 1969. С. 17.

Имя Н. Е. Жуковского стало в одном ряду с прославленными именами гениев человечества, а начиналось все на владимирской земле, которую он любил.

кардовский жуковский сперанский голышев

3. Этапы большого пути М.М. Сперанского

Сперанский М.М. родился он в ночь с 31 декабря на 1 января 1772 г. в семье черкутинского священника Никольской церкви Михаила Васильевича по прозвищу «Омет». Так прозвали его прихожане за дородство и высокий рост. А собственной фамилии он не имел, как и многие в то время.

Михайло был не первым и не последним ребенком в семье. Родился он слабым — казалось, не суждено ему было жить. Но мать каким-то чудом выходила, отмолила его. Слабому от рождения, ему трудно было угнаться за своими сверстниками в играх и забавах. Очень рано Михайло научился читать, и чтение заменяло ему игры. Летом 1781 г. на десятом году жизни мальчика отвезли в губернский город Владимир, в местную духовную семинарию. Здесь дали ему фамилию Сперанский, т. е. подающий надежды. Так и появилась на владимирской земле фамилия, которой суждено было стать знаменитой: «Учился он с удовольствием. Был добр, не заносчив, доброжелателен, помогал в учении всякому, кто просил его об этом. Мальчик был не просто умен и памятлив, но и очень восприимчив к учению. Учить таких детей — отрада для преподавателей. Вот почему семинарские учителя его любили. Обычно так бывает: кого любят и хвалят учителя, того ненавидят дети. Но Мишу Сперанского любили все. Именно в семинарии он обучился основам красноречия. Именно отсюда берет свои истоки его ораторский талант, умение говорить убедительно, логично и красиво. Не зря позже его назовут „русским Златоустом“ и его талант красноречия признают даже враги» Попенкова Л. А. Этапы большого пути М. М. Сперанского // Мат-лы XVII Межрегиональной краеведческой конференции. Владимир, 2012. С. 91

Как за способным учеником, за Сперанским было закреплено пономарское место в Черкутине. 16 декабря 1788 г., как лучший ученик, М. Сперанский был послан на учебу в Петербург в Алексаидро-Невскую семинарию, которая позже станет духовной академией.

16 января 1792 г. Указом императрицы Екатерины II Михаил Сперанский, окончивший курс обучения в Санкт-Петербургской главной семинарии, оставлен здесь для преподавательской работы.

Далее он стал домашним секретарем князя Куракина. Михаил Сперанский служил так старательно и хорошо, что стал быстро продвигаться по служебной лестнице. За полтора года молодой чиновник прошел путь до коллежского советника (что приравнивалось к воинскому званию подполковника). Всего, чего достиг Сперанский, он добился только благодаря своим способностям, М. М. Сперанский, несомненно, является одним из самых замечательных людей России. Ему принадлежит та большая заслуга, что он хотел дать своей стране Конституцию, свободных людей, свободных крестьян, законченную систему выборных учреждений и судов, мировой суд, кодекс законов, упорядоченные финансы, предвосхитив, таким образом, за полвека с лишним большие реформы Александра II и, мечтая для России об успехах, которых она долго не могла достигнуть. Первые годы царствования императора Александра составляют замечательную эпоху. Недаром современники сохранили о них такое светлое воспоминание. В самом деле на этом времени нельзя не остановиться с особенным сочувствием… общество находилось в возбужденном состоянии. Смутным инстинктом оно понимало, что идти прежней дорогой нельзя, и радостно приветствовало залог иного направления в лице молодого государя. В октябре 1809 г. весь проект реформ, подготовленный Сперанским лежал у Александра 1 на столе.

С начала своей деятельности до самого конца ее, в Петербурге и в ссылках, Сперанский оставался верен себе и не изменил однажды избранному пути. Целью его было создать управление стройное, крепкое, но окруженное надзором и гласностью, сдержанное в пределах уважением общественных интересов и независимым устройством местных учреждений. Смотря на будущее с спокойствием ясной мысли, он не думал сразу достигнуть своей цели.

Многое было им отсрочено в надежде на развитие общества, в котором он видел лучшую опору для самих учреждений которым не суждено было осуществиться, угадать нетрудно: Сперанский разделял политические убеждения императора Александра, он желал дать России независимые учреждения. Одаренный большим государственным Iсмыслом, нежели первые друзья его, он начал свою реформу с. самой главной потребности общества -- с правильной администрации. Эта постепенность в преобразованиях спасла, может быть, Россию от неудачной политической попытки, которой неуспех мог бы лечь тяжелым бременем на все будущее ее развитие. Он умел работать по 18 часов в сутки.

В 1797 г. М. М. Сперанский встретил свою любовь. 3 ноября 1798 г. в соборе Святого Самсона состоялся обряд бракосочетания, но 6 ноября 1799 г. Элизабет Сперанская, в девичестве Стивене, умрет. За два месяца до смерти — 5 сентября — она родит дочь, которую Михайло назовет в ее честь Елизаветой.

Весь его облик нес в себе отпечаток необыкновенного ума и, вместе с тем добродушной приветливости.

Недругов и врагов у Сперанского было много, как и у всякой деятельной и сильной личности. Но никто из них" не смог упрекнуть его в нечестности и неблагородстве" Попенкова Л. А. Этапы большого пути М. М. Сперанского // Мат-лы XVII Межрегиональной краеведческой конференции. Владимир, 2012. С. 96

Сперанский среди современных ему деятелей явно выделялся умом и образованностью. «Человек с превосходными дарованиями, выродок, можно сказать, в своей сфере»,-- писал о нем его сослуживец С. П. Соковнин. Преподаватель русского права в Казанском университете профессор Нейман, служивший в молодые свои годы при Сперанском, говорил на склоне лет: «Вы поверите, я в жизни моей с многими встречался и сталкивался, но я не видывал человека умней Сперанского» Цит по: Томсинов В. А. Сперанский. М., 2006. С 134. Необыкновенные умственные способности и образованность Сперанского были настолько неоспоримы, что их безоговорочно признавали не только те, кто испытывал к нему симпатию, но даже и недруги его. С другой стороны, столь же очевидно было и то, что российская административная система не терпела ум и талант. Она надежно была запрограммирована на бездарность и ограниченность ума, слепое повиновение начальству.

«Отчего, между прочим, у нас мало способных государственных людей?"-- вопрошал в своем дневнике А. В. Никитенко и тут же давал объяснение: «Оттого, что от каждого из них требовалось одно -- не искусство в исполнении дел, а повиновение и так называемые энергические меры, чтобы все прочие повиновались. Такая немудреная система могла ли воспитать и образовать государственных людей? Всякий, принимая на себя важную должность, думал об одном: как бы удовлетворить лично господствовавшему требованию, и умственный горизонт его невольно суживался в самую тесную рамку. Тут нечего было рассуждать и соображать, а только плыть по течению». Как же мог, как сумел человек, одаренный необыкновенными умственными способностями, стать героем такой системы: «Умный, энциклопедически образованный Сперанский был жизненно необходим российской бюрократии, причем именно своим умом и образованностью. Он был нужен ей как конструктор, как проектировщик и организатор. Потому-то и приняла она его в свои объятия и возвысила» Томсинов В. А. Сперанский. М., 2006. С 203.

М.М. Сперанский, несомненно, является одним из самых замечательных людей России. Ему принадлежит та большая заслуга, что он хотел дать своей стране Конституцию, свободных людей, свободных крестьян, законченную систему выборных учреждений и судов, мировой суд, кодекс законов, упорядоченные финансы, предвосхитив, таким образом, за полвека с лишним большие реформы Александра II и, мечтая для России об успехах, которых она долго не могла достигнуть. Полное осуществление его проектов, несомненно, ускорило бы эволюцию России в направлении в помещичье-буржуазной монархии.

В память своего народа он вошел в звании наипочетнейшем и редкостном, каковое каждый, пожалуй, государственный деятель почел бы принять и носить как высокую честь. Н. Г. Чернышевский свою статью, посвященную Сперанскому, прямо так и назвал --«Русский реформатор». Сейчас уже вряд ли возможно с точностью установить, от кого впервые и когда получил он это звание. Вполне вероятно, что от недругов, в пору наивысшего своего взлета.

Составленные Сперанским планы и проекты общественно-политических преобразований в России, поражающие своей обширностью, являют сами по себе достаточное основание к тому, чтобы мог он с честью носить это звание.

В своей реформаторской деятельности Сперанский не сумел выйти за рамки той роли, что отведена была ему бюрократической системой. И в реформаторстве он оказался, в сущности, не кем иным, как бюрократом, хотя и не совсем обычным.

Михаил Михайлович Сперанский скончался у себя дома 11 февраля 1839 г. от простуды. Его торжественно похоронили на кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. Прощальную горсть земли в его могилу первыми бросили митрополит Филарет и император Николай I. Весь императорский двор, все сановники и весь дипломатический корпус присутствовали на его похоронах.

И если полвека назад в ворота этой же лавры робко вошел никому неизвестный и никем не встречаемый владимирский семинарист, то теперь через эти ворота провожал его в последний путь весь сановный Петербург. Справедливые жалобы на недостатки настоящего порядка не должны переноситься в прошедшее. Как ни законно требование большей самостоятельности для общества, оно не дает нам права бросать камень в людей, которые действовали при других условиях. Осуждая недостатки бюрократического порядка, не забудем, что бюрократии нынешнего столетия мы обязаны лучшими реформами, бывшими у нас до сих пор, и которых прежде, кроме ее, некому было ни задумать, ни исполнить

4. Голышев И. А. — издатель, ученый, художник, сохранивший для потомков богатую историю культурного наследия России

И.А. Голышев, известный во Владимирской губернии краевед, издатель, ученый, художник, сохранил для потомков богатую историю культурного наследия России.

Долгий и тернистый был путь сына крепостного крестьянина, выходца из потомственных иконописцев, в книгоиздательскую среду, достигнутое добыто упорным трудом, небывалой выдержкой, особым усердием и трудолюбием.

С детства у мальчика проявился талант к рисованию, который поддерживал его отец, Александр Кузьмич, в свободное от работы время приучал к «писанию образов на стене, бумаге, дереве». Хоть занятия были эпизодические, без всякой системы, часто спонтанные и зависели от настроения отца, рисунок давался просто, сказывались природные способности, в семье иконописцы были уже в четвёртом поколении. Занятие было семейное и передавалось по наследству следующему поколению. Исторически сложилось так, что каждый третий житель Мстёры был иконописцем.

Позже грамоте подросток учился в приходском сельском училище, где курс обучения был кратким. В июле 1849 г. Александр Кузьмич отправил сына на обучение в Москву к литографу Э. Лилье, где тот работал подмастерьем на подготовительных операциях.

Потом он учится в Строгановском училище, серьезно увлекается живописью и с особым усердием занимается литографией, его первое произведение — «Проспект семи башен в Константинополе». С этого времени у Голышева зародилась идея создания собственной литографии. Но будучи крепостным, он не мог получить аттестата, так как последний выдавался только тем ученикам, которые имели «вольную». В 1853 г. он оставил учение.

В этом же году Голышев переходит на работу в литографию О. Е. Ефремова, где с большой увлечённостью работает по камню. Отпечатанные сотни картинок, оттисков из камня отправляет отцу на продажу. В эти годы (1854 — 1856) был особый спрос на «современные» картинки.

В 1857 г. он приезжает на родину в надежде открыть собственную литографию в Мстёре, тем более, что у него набралось около 30 камней с 60-ю рисунками. Были собраны необходимые документы и средства, в 1858 г. было дано разрешение на открытие литографии. 21 мая с молебном и водоосвящением, собрав вокруг дома почти всю Мстёру, Голышев открыл первую в России сельскую литографию.

Иван Александрович сам составлял оригиналы рисунков, умело выбирая для них сюжеты, полные живого русского юмора. Хорошо и глубоко зная душу народа, выходцем из которой был сам, он подбирает сюжеты, близкие для понимания населения, вкладывая в них свое умение и талант. «Красные» книжки, так их называли в народной среде, имели большой успех среди односельчан и «далеко разносились офенями по сёлам и весям не только Владимирской губернии» Соловьёва, В. В. Офенская книжная торговля во Владимирско! губернии в XIX в. / В. В. Соловьева // Труды Владимирского Государ ственного университета. — Вып. № 6. — Владимир, 2009. С. 78.

А позже, когда книжное производство расширилось, увеличился тираж, производилась раскраска чёрно-белой продукции (силами женщин и |> юй), география распространения продукции расширилась «к ее северным окраинам, Сибири, Кавказу, Азии и далеко за Карпаты» Крестьянинова, Л. Ф. Голышевка во Мстёре / Л.Ф. Крестьянинова// Перо жар-птицы. -Ярославль: Верх. -Волж. кн. изд-во, 1988. С. 246.

Естественные науки захватывали его своими тайнами, в свободное время он проводил наблюдения над насекомыми и птицами, а также увлекался метеонаблюдениями.

Деятельность Голышева очень широка и разнообразна, в его творчестве выделяется несколько этапов, различных по времени действия и по содержанию.

Начальный период работы — это формирование литографии и издание так называемой «лубочной» продукции, по мнению А. И. Скворцова и С. К. Жегаловой «древний вид бумаги», на которой печатались лубочные картинки Скворцов, А. И. Исследователь народного искусства А. И. Скворцов // Перо жар-птицы. — Ярославль: Верх. -Волж. кн. Изд- во, 1988. С. 241. Издавая «красные книжки», И. А. Голышев прекрасно понимал потребности своих земляков, поэтому сам выполнял оригиналы рисунков. Выросший в народной среде, он чувствовал душу крестьян, до «мельчайших подробностей» знал их духовные потребности. Поэтому начальный.

творческий путь был связан с удовлетворением потребностей простого народа, путем издания доступных и понятных «книжек для народа». Глубоко осознавая все стороны жизни населения, часто очень сложные его моменты, он пытается показать яркие события жизни, используя шуточно-комедийный подход. Главная цель его издательской деятельности в начальном периоде творчества — просветительская работа среди народных масс.

Черно-белое изображение его картинок не всегда привлекало внимание, Голышев импровизирует, он создает группу людей, которые занимаются раскрашиванием его рисунков. Позже в эту работу будут во влечено все женское население поселка Мстёры, за что благодарные односельчане с особым почтением будут вспоминать это время.

Ориентируясь на народные массы в своей работе, он понимает, что доступность и эмоциональность изложения материала — залог успех; его издательской деятельности. До конца своих дней он будет заниматься издательством дешевой и прибыльной продукции, используя разные жанры и тематику, но назначение и содержательная часть будет оставаться неизменно народною.

В 1861 г. в Мстеру на встречу к Голышеву приезжал Николай Алексеевич Некрасов, который жил в это время в своем родовом поместье в селе Алешунино Муромского уезда. Николай Алексеевич изучил материалы, которые распространяли местные офени среди населения края, и вел переговоры об издательстве своих стихов, «чтобы крестьяне читали не только «сонники» и «гадальные тетради», но и более «умную книжку» Сборник тезисов краеведческих исследований лауреатов обла стной краеведческой конференции «Отечество». — Владимир, 2003 С. 62. Со временем Иван Александрович начинает изменять содержание издаваемых им книжек, он переходит на образовательный период творчества. Развлекательно-бытовой жанр не всегда удовлетворяет любознательность населения, поэтому используются произведения классиков отечественной литературы и другие материалы, более серьезные по своему содержанию. Исследователь творчества И. А. Голышева Л.И. Скворцов в своих работах акцентирует внимание на подлинно-народном характере его творчества и приобщении народных масс к более высокой культуре Скворцов, А. И. Исследователь народного искусства А. И. Скворцов // Перо жар-птицы. — Ярославль: Верх. -Волж. кн. из, I во, 1988. С. 239

«Не одни татарские разорения и пожары были причинами уничтожения памятников древних русских искусств и художеств, — пишет Голышев, — повсюду на Руси было уничтожено множество украшений древних икон, по равнодушию, беспечности, холодности, а сплошь и рядом по невежественному обращению… уничтожалось множество драгоценностей старины… особенно в среде провинции» Горчаков, В. Литография. И. А. Голышев во Мегере / В. Горчак Знамя. — 1958. — 22 августа.

Голышев был известным учёным-исследователем не только во Владимирской губернии, но и в России. Патриот своего края, посвятивший всю свою жизнь его изучению и исследованию, заслуживает внимания как со стороны учёных-исследователей

Заключение

Память о духовной культуры прошлого делает людей умнее, расширяя кругозор. Не зря есть поговорка «Народ не помнящий своего прошлого, не имеет будущего». Это можно отнести и к истории любого региона. Мы потомки людей которые трудились в различных областях во имя будущего т. е каждого из нас. М. В. Ломоносов писал, что история «дает государям примеры правления, подданным — повиновения, воинам — мужества, судьям — правосудия, младым — старых разум, престарелым — сугубую твердость в советах, каждому — незлобивое увеселение с несказанною пользою соединенное».А историю создают люди, среди которых В. А. Сперанский, Д. Н. Кардовский, Н. Е. Жуковский, И. А. Голышев.

Литература

1. Владов В. Самолеты //Комсомольская искра. — 1969. -13 июня.

2. Николай Егорович Жуковский. Владимир 2007.

3. Горчаков, В. Литография. И. А. Голышев во Мегере / В. Горчак Знамя. — 1958. — 22 августа.

4. Крестьянинова, Л. Ф. Голышевка во Мстёре / Л.Ф. Крестьянинова// Перо жар-птицы. -Ярославль: Верх. -Волж. кн. изд-во, 1988. С. 246.

5. Кузьмина И. Наследие выдающегося художника-педагога академика //Художественная школа.- 2011.- № 5 (44).- С. 15−17

6. «Отец русской авиации» — Николай Егорович Жуковский: библиография. — Владимир: [б.и. ], 1956. — 9с

7. Коваленко В. М. М. М. Сперанский // Вестник МГУ. Серия Политические науки. — 1999. -№ 6. — с. 77−102

8. Космодемьянский А. А., Н. Е. Жуковский, М., 1969.

9. Подобедова О. И. Дмитрий Николаевич Кардовский. М., 1957.

10. Попенкова Л. А. Этапы большого пути М. М. Сперанского // Мат-лы XVII Межрегиональной краеведческой конференции. Владимир, 2012. С. 91−96.

11. Томсинов В. А. Сперанский. М.: Мол. гвардия, 2006. С 134.- 137

12. Сборник тезисов краеведческих исследований лауреатов обла стной краеведческой конференции «Отечество». — Владимир, 2003 217с.

13. Скворцов, А. И. Исследователь народного искусства А. И. Скворцов // Перо жар-птицы. — Ярославль: Верх. -Волж. кн. Изд- во, 1988. С. 241.

14. Скворцов, А. И. Исследователь народного искусства А. И. Скворцов // Перо жар-птицы. — Ярославль: Верх. -Волж. кн. Изд-во, 1988. С. 239

15. Соловьёва, В. В. Офенская книжная торговля во Владимирско! губернии в XIX в. / В. В. Соловьева // Труды Владимирского Государ ственного университета. — Вып. № 6. — Владимир, 2009. С. 78.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой