Деятельность Городской управы города Воронежа

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Глава 1. Формирование городского самоуправления г. Воронежа в 1870—1892 гг.
    • 1.1 Традиции городского самоуправления в России
    • 1.2 Городское самоуправление накануне реформы 1870 г.
    • 1.3 Введение Городового Положения 1870 г.
    • 1.4 Формирование городской управы в 1870-х — начале 1890-х гг. и её социальный состав
    • 1.5 Деятельность городской управы после реформы 1870 г.
    • Глава 2. Изменения в городском самоуправлении г. Воронежа в 1892—1918 гг.
    • 2.1. Влияние реформы 1892 г. на городскую управу и её социальный состав
    • 2.2 Деятельность управы после введения Городового Положения 1892 г.
    • 2.3 Городская управа во время военных и революционных событий
    • 2.4 Роспуск городской управы
    • 2.5 Организация работы городской управы и её взаимодействие с губернской администрацией

Глава 1. Формирование городского самоуправления г. Воронежа в 1870—1892 гг.

1.1 Традиции городского самоуправления в России

Традиции местного самоуправления в России берут свое начало с момента возникновения у восточных славян больших укрепленных поселений — городов, которые со временем превращались в центры военно-политического господства над окрестными волостями. В этих городах — государствах наряду с военной княжеской властью существовала гражданская администрация. Городские веча нанимали на службу князей с дружиной, заключали договоры — ряды с другими «старшими волостными городами», устанавливают подати и т. д.

В XII — начале XIII вв. на Руси существовало несколько типов местного (городского, волостного, областного) самоуправления, детерминированных географией и историческими традициями. Сильная городская представительная власть в лице веча и его постоянных представителей при зависимом от нее положении власти исполнительной — «южный» вариант. «Северо-восточный» вариант — сильная исполнительная княжеская власть и зависимые от князя веча. «Южный» вариант самоуправления тяготеет уже к представительному народовластию, сочетая в себе признаки конституционной княжеской монархии и парламентской республики. «Северо-восточный» занимает промежуточное положение между конституционной княжеской монархией и удельным единоначалием. «Равновесный» тип организации городской власти, предусматривающий более четкое разграничение полномочий исполнительной и законодательной власти, — это новгородский тип организации самоуправления. При всех указанных географических, исторических различиях русское местное самоуправление в XIII в. представляло собой продукт довольно высокого развития «земского сознания и гражданского чувства» Коялович М. О. История Русского самосознания. СПб., 1884, С. 544. и не отличалось от западно-европейского городского самоуправления в вольных, независимых от сеньоров городах-государствах. Однако естественное развитие и взаимное уравновешивание этих систем было разрушено татарским игом, и далее развитие древнерусского самоуправления можно проследить только на истории Новгородско-Псковского государства, ставшего впоследствии феодальной республикой со всеми присущими этой эпохе атрибутами. С упразднением в XV в. новгородской республики в России прерывается правопреемство древнего русского самоуправления, уходящего своими корнями в общинное устройство «старших волостных городов».

Этот исторический опыт не затерялся в летописных пергаментах, а оказал воздействие на разработанную концепцию городовой реформы XIX в. Московский абсолютизм, выросший из удельного Московского княжества, не имел традиций городского самоуправления в силу своей деспотической феодальной природы, имевшей только одну государственную традицию — процедуру наследования земельной вотчины и управления ею с помощью слуг княжеского дворца.

В Московской Руси городское управление было организовано сверху, исходя, в первую очередь, из потребностей государства-военного лагеря. С XV в. в Московском государстве городом управляли городничие, или городчики впоследствии названные городовыми приказчиками, которые назначались великим князем (царем). В XVII в. города перешли в ведение администраций воевод, которым только в крупных городах помогают управлять городничие (бывшие городские приказчики). Город в эту эпоху потерял свой особый административный статус, став резиденцией воеводы и местом дислокации царских войск. Русский город «московской эпохи» был порождением самого государства, что наложило отпечаток на всю историю городского управления: претерпев известную историческую трансформацию, он превратился из города-государства в земскую местную единицу.

Ту же традицию сохранило и правительство Петра I, который, однако, выделил город из системы государственного управления и ввел выборный элемент в органы городского управления. В 1699 г. из-под власти воевод было выведено посадское население. Население городов получило право выбирать из своей среды бурмистров, которые объединялись в бурмистерские избы. Во главе каждой избы стоял президент — должность, исполнявшаяся бурмистрами поочередно. Бурмистры подчинялись только Ратуше в Москве. Однако эти преобразования, копируя европейское городское самоуправление, не соответствовали реальной социально-экономической структуре российских городов, чем объясняется недолговечность этих новаций. Городская реформа 1699 г. не была последовательной: введя институт выборных бурмистров, независимых ни от центральной власти, ни от воевод, она не признала за городом права юридического лица. Эту попытку реформирования можно считать неудачной: в начале 1700-х гг. выборные элементы были упразднены как фактически неработающие.

В Российской империи становление городского самоуправления империи состоит из нескольких этапов, соответствующих принятию и реализации нормативных актов о городах.

Первая попытка создать дееспособное городское управление была предпринята в 1718 — 1724 гг. По лифляндскому образцу городское население России записывалось в гильдии и ремесленные цехи. Вместо бурмистерских изб создавались городские магистраты — коллегиальные органы, состоявшие из президента, 2−4 бурмистров и 2−8 ратманов. Эти должностные лица избирались не из всего посадского населения, а лишь из «граждан первостатейных, добрых, умных». В ведении магистров находилось все управление городами: уголовный и гражданский суд, полицейские, финансовые и хозяйственные дела. Магистратам подчинялись гильдии и цехи. В небольших городах учреждались ратуши с более простым устройством и узкой компетенцией. Эта система, хотя и была более жизнеспособной так же оставалась по существу нереализованной — то есть свелась к купеческому сословному самоуправлению. Реализовать эту модель городского самоуправления в полном масштабе не удалось — мешали объективные финансовые причины: Швеция тратила на одно лифляндское самоуправление более половины своего годового бюджета. Такой возможности в Российской империи не было! В 1727 г. магистраты вновь попали в подчинение губернаторов и воевод, но в 1743 г., при Елизавете Петровне были частично «восстановлены в правах», за исключением полицейских.

Далее «Жалованная грамота городам» 1785 года, устраненная Павлом I и восстановленная с некоторыми изменениями и дополнениями в 1801 г. Александром I. Учреждения, существовавшие до ее восстановления, представляли собой департаменты по городским делам, входившие в состав губернской администрации и целиком зависимые от губернатора.

Гильдейская реформа Канкрина 1824 и 1832 гг., формально не отменив положения Жалованной грамоты, сузила условия для буржуазного развития городов, ухудшив к тому же их управляемость, разрешив купцам 1 и 2 гильдии не исполнять выборные городские должности.

Городовое положение 1870 г. стало началом юридически значимого городского самоуправления. Городовое положение 1892 г., не изменив самой концепции предыдущей реформы, несколько изменило подходы и компетенцию органов городского самоуправления.

1.2 Городское самоуправление накануне реформы 1870 г.

До реформы 1870 г. в большинстве городов России формально действовало Городовое Положение 1785 г., а точнее Жалованная грамота городам, которая была учреждена Екатериной II 21 апреля 1785 г Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. СПб., 1830. Т. 22. № 16 188. С. 358−384. и установила, что в думах должны иметь представительство горожане всех сословий, занесенные в «Городскую обывательскую книгу» в одну из шести категорий и составляющие городовое общество. Во время собраний те его члены, что пребывали в возрасте не моложе 25 лет и имели годовой доход не менее 50 рублей, имели право избирать распорядительный орган самоуправления — общую городскую думу — в составе городского головы и представителей всех шести категорий жителей («настоящие городские обыватели», т. е. владельцы недвижимости любых званий; купцы 1-й, 2-й, 3-й гильдий; «именитые граждане» и, наконец, прочие посадские, не отнесенные к пяти первым категориям). Общей думе следовало избирать на трёхлетний срок из состава своих гласных исполнительный орган — шестигласную думу — из представителей же шести групп.

Однако в действительности к середине XIX в. городское общественное управление, или городское самоуправление, значительно трансформировалось и отличалось от трактованного в Жалованной грамоте. Более того, даже с самого начала законодательство 1785 г. так и не удалось внедрить на практике в том виде, в каком оно было задумано. Сословия были не готовы к реформе. Дворянство, чиновничество и духовенство по традиции не участвовали в городском самоуправлении наравне с нижестоящими слоями общества.

О значительных отступлениях от принципов 1785 г. ярко свидетельствует дело ГАВО. Ф. И-19. Оп. 1. Д. 92., раскрывающее проведение последних предреформенных выборов в Воронежскую городскую думу в декабре 1869 г. Таких понятий, как «общая» или «шестигласная» думы не употреблялось. Местное городское общество избирало просто думу, организацией выборов занималась по предписанию губернского правления дума предыдущего выборного состава. Избирательное право определялось на основании «Устава о службе», включавшего в «Свод законов Российской империи» издания 1857 г. устав, который определял городские выборы, состоял из статей, которые были частично перенесены из положения 1785 г. и дополнены различными законодательными актами 1807, 1824, 1832 гг. В итоге на основании статьи 345 Устава к потенциальным воронежским избирателям причислялись:

1) почетные граждане, имевшие в городе недвижимую собственность;

2) наличные купцы, мещане и цеховые, внесенные в установленном порядке в «Городскую обывательскую книгу»;

3) дворяне, записавшиеся в гильдию;

4) иногородние купцы, имеющие в Воронеже недвижимую собственность. Особо указывалось, что лица, не принявшие установленной присяги, к выбора допущены не будут Свод законов Российской империи. СПб., 1857. Т. 3. Кн. 2. С. 70.

На трансформацию численного состава шестигласных дум к 60 — м годам XIX в. указывает В. А. Нардова Нардова В. А. Городское самоуправление в России в 60-х — 90-х гг. XIX: правительственная политика. Л., 1984. С. 13. В одних городах гласных стало больше, в других меньше. Кстати в Воронеже их число увеличилось. Но в связи с этим городские проблемы не стали решаться более успешно. Сфера деятельности выборных лиц была не только узкой (вопросы благоустройства города, попечение о продовольствии, о торговле, забота о порядке на базарах, содержание полиции и приходских училищ и немногое другое), но и поставленной вплоть до мелочей под власть губернской администрации. Инициативы городского самоуправления часто тормозились администрацией. Современник этих событий, Г. М. Веселовский так оценивал 1860-е гг.: «…В эту пору города находились под безусловным контролем губернского правления, и всякая инициатива в улучшении городского благоустройства и благочиния была опутана цепью формальных задержек» Веселовский Г. М. Обзор Воронежского городского самоуправления со дня его открытия. 1871−1883 гг. // Дон. 1883. 10 февр.

В марте 1868 г. по просьбе губернатора В. А. Трубецкого управляющий его канцелярией, надворный советник князь В. М. Дондуков-Корсаков произвел в Воронеже ревизию городских дел и городского имущества и вскрыл целый ряд недостатков в самоуправлении. Он отмечал, что финансово-хозяйственное дело велось небрежно, что список имущества и отчетность по доходам и расходам не соответствовали реальным фактам на протяжении нескольких лет ГАВО. Ф. И — 19. Оп. 1. Д. 3. Л. 137−141 об. С другой стороны, из-за ограниченного числа гласных, отсутствия у них специальных знаний дума не могла брать на себя ответственность и принимать решения, касавшиеся сложных коммунальных вопросов. Так, когда в 1865—1867 гг. в Воронеже обсуждались варианты строительства водопровода, для принятия решения думе пришлось организовать общие собрания домовладельцев, но они не принесли успеха ГАВО. Ф. И — 61. Оп. 1. Д. 92.

Недостатки в системе городского самоуправления, зависевшие от несовершенной устаревшей законодательной базы, ясно видели и на местах, и в правительстве.

Для составления нового общероссийского Городового Положения в 1862 г. Министерство внутренних дел направило циркуляр о создании на местах особых комиссий для выработки предложений о реформе городского самоуправления. На заключения комиссий значительно повлияли правительственные установки, предварявшие их работу: предполагалось, что новое Городовое Положение будет создано на началах Положения 1846 г., которое было введено в Петербурге. В результате, комиссии была предложена для обсуждения схема городского самоуправления, которая была разработана для столицы. Городское общество разделялось на пять сословных разрядов (курий), каждый из которых должен был избирать своих гласных в общую думу, а общая дума выбирала распорядительную думу — исполнительный орган. Воронежская комиссия, как и большинство комиссий в других городах, пошла по пути конкретизации предложенной схемы. При этом в определенной степени проявила демократический подход к принципам городского самоуправления, внеся в схему изменения, которые призваны были дать избирательные права как можно большим слоям населения. Предложения воронежской городской комиссии демонстрируют понимание «всесословности» как разделения всех членов городского общества на три сословных разряда: 1-й — «дворяне потомственные и личные и священнослужители», 2-й — «почетные граждане и купцы всех трёх гильдий», 3-й — «все податные сословия, разночинцы и церковнослужители». Воронежская комиссия считала, что многочисленному третьему разряду надо дать преимущество в назначении большого числа выборных лиц для участия в выборах головы.

На вопрос о том, кто же вообще должен считаться членом городского общества, комиссия ответила так: «1) все вообще приписанные к городу навсегда или на время,

2) все лица, имеющие в городе недвижимую собственность в определенном размере и 3) все лица городского общества, хотя и не имеющие недвижимой собственности, по размеру принятого ценза, но получающие жалованье не менее 300 р." Соображения воронежской комиссии …// Воронежские губернские ведомости. 1863. 12 янв.

Все российские комиссии выступали за большую самостоятельность самоуправлений в административно-хозяйственных вопросах. Не стала исключением и воронежская комиссия, которая желала внести в законодательство пять новых статей следующего содержания:

1. Беспрепятственное учреждение и устройство в городе всякого рода полезных заведений, как общественных, так и частных учебных, промышленных, мануфактурных, хозяйственных и прочих с доведением о том до сведения г. начальника.

2." Лицам, служащим в городу, общество назначает жалованье и пенсии по своему усмотрению".

3. «Лицам, служащим городу, общество назначает за проступки те взыскания, кои определяются чиновникам административным порядком».

4. Распорядительная дума при участии городского архитектора утверждает проекты на постройку всех зданий, как частных, так и общественных, руководствуясь правилами, изложенном в строительном уставе, «причем ревизия отчетов сооружаемых на суммы на суммы общества зданий подлежит единственно контролю общества».

5. Дела по расквартированию в городе государственных войск «непосредственно подлежат ведению городского общества». Комиссия поясняла, что для Воронежа «это предмет особенной важности, потому что владельцы домов на удовлетворение этой повинности вносят 2% со стоимости их домов со всеми постройками, тогда как все города России отбывают эту общую повинность несравненно меньшим процентом Соображения воронежской комиссии …// Воронежские губернские ведомости. 1863. 12 янв.

Таким образом, в 1860-е гг. необходимость реформирования системы городского управления стала очевидной. Эта необходимость определялась запущенностью городского хозяйства и принятием правительством курса на модернизацию городской жизни. Нормальному функционированию системы самоуправления мешала как формальная юридическая сторона дела — непродуманность и запутанность законодательства, — так и его архаичность. В выборах самоуправления в Воронеже участвовала малая часть населения. Местная дума носила купеческий характер, представители интеллигенции в самоуправлении практически не участвовали. В многочисленных составах городской думы отсутствовала должная преемственность, отсутствовало рациональное сочетание распорядительных и исполнительных органов. Итак, назрела настоятельная надобность в придании органам самоуправления большей самостоятельности, а значит, в создании соответствующего исполнительного аппарата.

1.3 Введение Городового Положения 1870 г.

16 июня 1870 г. императором Александром II было учреждено пространное Городовое положение, состоящее из 161 статьи Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. СПб., 1874. Т. 45. С. 823−839. Несмотря на изменения некоторых статей этого закона во время реформы 1892 г., основные его положения действовали вплоть до 1917 г. По заключению большинства российских историков, «Городовое Положение 1870 г. при всех его недостатках, соответствовало общему курсу на либеральные реформы и было шагом вперед по сравнению с дореформенным общественным устройством» Нардова В. А. Самодержавие и городские думы в России в конце XIX — начале XX вв. СПб., 1994. С. 49. Несомненно, этот закон позволил сделать шаг и в Воронеже.

В итоге, в изменении первоначального проекта, Городовое положение полностью отбрасывало принцип деления избирателей по сословиям. В новом законе для определения избирательного права был взят за основу имущественный принцип. Теперь полноценными городскими жителями могли быть только плательщики городских налоговых сборов. Статья 17 и 35 определили, что правом избирать гласных в думу и правом самому быть избранным наделялся «всякий городской обыватель» при условиях:

1) если он российский подданный;

2) если ему не менее 25-ти лет от рождения;

3) если он, при всех двух условиях, владеет в городских пределах … на правах собственности недвижимым имуществом, подлежащим сбору в пользу города, или содержит торговое или промышленное заведение по свидетельству купеческому, или же, прожив в городе в течение двух лет сряду перед производством выборов… уплачивает в пользу городу установленный сбор со свидетельств: купеческого, или промыслового на мелочный торг, или прикащичьего первого разряда, или с билетов на содержание промышленных заведений… и 4) если на нем не числятся недоимок по городским сборам" Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. СПб., 1874. Т. 45. С. 825.

Несмотря на значительное расширение круга потенциальных избирателей, за его чертой по-прежнему остались многочисленные низшие слои городского населения (прислуга, наемные рабочие и другие), а также квартиронаниматели.

Определяя порядок выборов, российские законодатели взяли за образец немецкое (прусское) буржуазное законодательство, где степень участия лица в общественном управлении зависела от его материального состояния — определялась суммой вносимых им налогов. Так ограничивалось влияние многочисленной, но наиболее неимущей группы избирателей и одновременно предполагалось, что лица с достатком — лучше образованные, более компетентные. Согласно статье 24, список избирателей составлялся в порядке убывания уплачиваемых ими городских сборов и затем делился на три разряда (курии) так, чтобы в каждом разряде оказались лица, уплачивающие треть общей суммы сборов. Каждый разряд в своем собрании избирал в думу одинаковое количество гласных и, таким образом, зажиточная прослойка городского общества заведомо получая явное преимущество в думе. Куриальная система подвергалась критике со стороны политиков, а впоследствии и историков. В частности, историк И. И. Дитятин критиковал куриальную систему за то, что «благодаря ей в одну группу соединяются лица, не имеющие между собой ничего общего, кроме… как взнос повинностей в более или менее одинаковом размере» Дитятин И. И. Статьи по русской истории права. СПб., 1895. С. 252−253.

По 48-й статье Городового Положения, каждый состав гласных думы избирался сроком на 4 года. Та же статья устанавливала для Воронежа и других губернских городов подобно рангу фиксированное число гласных думы — 72.

Необходимо особо обратить внимание на то, что, согласно статье 82, городской голова избирался не городским обществом, как прежде, а гласными думы. И эта статья в совокупности с куриальной системой во многом определила отношение низших слоев к городским выборам, их дальнейшую пассивность, в том числе и в Воронеже. Но эту статью не следует воспринимать как недостаток закона, т.к. в реалиях того времени российское общество безусловно не было готово к самой широкой системе представительства, и представители «низов» сами не могли представить себя в роли компетентных гласных, а значит, и поддержка ими того или много городского головы была поверхностной. Итак, 82 статью следует воспринимать как объективную, необходимую реальность.

Но наиболее главным же достоинством Годового Положения 1870 г., благотворно сказавшимся в Воронеже, являлось наделение городского самоуправления гораздо большей, чем ранее, независимостью от губернской администрации и прежде всего финансово-хозяйственной самостоятельности. Согласно статьям 1 и 2 городское общественное управление, как и прежде ограничивалось «попечением и распоряжениями по городскому хозяйству и благоустройству. Но следует отметить, что права и возможности города существенно расширялись. Во-первых, в губернских городах, в том числе и в Воронеже, при думе учреждался избираемый ею исполнительный орган — городская управа. При этом городской голова возглавлял и думу, и управу, совмещая распорядительную и исполнительную власть. На членов управы, возглавлялось «непосредственное заведование делами городского хозяйства и общественного управления» (статья 72) Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. СПб., 1874. Т. 45. С. 830. В компетенцию управы входило утверждение проектов постройки и перестройки частных зданий, выдача разрешений частным лицам на устройство заводов, бань и других предприятий (статьи 114, 115). Во-вторых, дума имела право издавать обязательные постановления для жителей города и устанавливать для них различные сборы (налоги), необходимые для наполнения городского бюджета.

В-третьих, уже в начальной части закона, в статье 5, указывалось, что «городское общественное управление, в пределах предоставленной ему власти, действует самостоятельно» Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. СПб., 1874. Т. 45. С. 838. Городская управа составляла финансовые сметы, которые затем утверждались думой, губернатору она предоставлялись только для «сведения», согласно статье 147 Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. СПб., 1874. Т. 45. С. 829.

«Новая» дума была официально открыта в Воронеже 29 апреля 1871 г., и в этом заседании, которое продолжилось 30 апреля, последовал очень продуктивный шаг в организации «нового» воронежского самоуправления — создание городской управы. Согласно положению 1870 г., число членов управы определялось городской думой, но не должно было составлять менее трех человек, включая городского голову (статья 70). Члены управы, как и гласные думы, избирались на 4-летний срок, но через каждые 2 года половина членов управы выбывало по очереди и замещалась вновь избираемыми (разрешалось переизбирать прежних). Впервые половина членов выбывала по жребию через 2 года после введения в действие Городового положения (статья 94). Таким образом, выборы двух членов управы постоянно не совпадали с выборами очередного состава думы, и этим достаточно удачно обеспечивалась преемственность дел в управе. Члены городской управы могли быть выбраны не из числа гласных, но право голоса в заседании думы имели только в том случае, если являлись выборными гласными.

Первоначально воронежская дума определила: иметь в городской управе, помимо городского головы, 5 членов, и выбрала их только из своей среды: «незаменимого» купца И. И. Селиванова — опытного делопроизводителя старой думы, купца А. С. Кретова, купца Ф. А. Кронстрема, купца П. Н. Болычева и мещанина С. В. Матасова. Но А. С. Кретов тут же отказался от должности по домашним обстоятельствам, и вместо него выбранным в управу стал считаться купец Э. Ф. Гаусман ГАВО. Ф. И-19. Оп. 1. Д. 139.

Таким образом, пять членов из шести, считая городского голову, — принадлежали к купеческому сословию. Воронежская городская управа открыла свою деятельность 1 мая 1871 года.

Городовое Положение 1870 г. в Воронеже, да и по всей России, стало необходимым актом со стороны государства. Реформа упорядочила законодательную систему, устранив устаревшие юридические акты. Благодаря новой избирательной системе произошло значительное расширение круга потенциальных избирателей, к которым были причислены все плательщики налогов, имевшие в городе недвижимую собственность. Но, как и прежде, за чертой избирательного права остались широкие малообеспеченные слои населения.

Часть воронежского общества проявила большой интерес к выборам по новому положению. Но реальный круг лиц, участвовавших в выборах, был небольшим. Куриальная избирательная система обеспечила отсеивание той части малоимущих избирателей, которые в силу своих интересов могли бы повлиять на ход выборов.

Избирательная система в целом — как имущественный принцип деления населения, так и конкретный способ деления избирателей и избираемых по разрядам (куриям), так и непродуманность деталей выборного процесса — привела к тому, что декларированная «всесословность» в реальности обернулась главенством торгово-промышленного слоя общества в воронежском самоуправлении.

Результаты реформы, проявившиеся в Воронеже, показали, что она не могла привести к быстрым сдвигам в представительстве населения в самоуправлении из-за объективной неготовности общества к таким сдвигам — как на уровне избирателей, так и на уровне разработчиков закона. В первые годы деятельности городской управы, а так же и думы, при отсутствии должного количества высокообразованных лиц важнейшее значение имели купеческие практичность и опыт ведения хозяйства, что сыграло положительную роль в первом составе управы.

1.4 Формирование городской управы в 1870-х — начале 1890-х гг. и её социальный состав

Первый состав городской управы был установлен. На тех же основаниях, что и в 1870—1871 гг., и, как результат, с подобным раскладом избирателей и избранных по имущественному положению проводились выборы в городскую управу Воронежа в дальнейшем, до реформы 1892 г. Далее сведения о социальном составе сведены в таблицу 1.

Таблица 1.

Социальный состав Воронежской Городской управы и характеристики членов управы в период действия Городового Положения 1870 г. (1871−1893) Попов П. А. Городское самоуправление Воронежа 1870−1918 гг. — Воронеж, 2006. С. 351.

Количество членов управы (включая городских голов)

Май 1871

Май 1875

Март 1879

Дек. 1881

Дек. 1885

Май 1888

Май 1890

Дек. 1892

Весь период 1871—1893

Всего членов

управы

6

6

5

5

5

5

5

5

52

Сословия членов упр.

Купцы, поч. граждане из куп-ва

5

3

2

2

4

4

4

2

16

Дворяне, чиновники

-

2

3

3

1

1

1

3

7

Мещане

1

1

-

-

-

-

-

-

2

Образование членов

Высшее

1

2

2

3

-

-

1

3

7

Среднее

-

-

-

-

1

1

1

1

3

Начальное и домашнее

5

4

3

2

4

4

3

1

15

Проживание в Воронеже

С рождения

3

5

5

4

4

5

5

5

20

20 и более лет

2

-

-

1

1

-

-

-

3

15−20 лет

1

1

-

-

-

-

-

-

2

Менее 15

-

-

-

-

-

-

-

-

-

Здесь учтены как члены управы, так и все городские головы данного периода. В ней также имеются сведения об образовании, о длительности проживания в Воронеже всех членов городской управы.

Так как члены управы избирались думой, то и социальный состав напрямую зависел от состава думы. В целом можно сказать, что наблюдалось преобладание представителей торговых слоев, лиц невысокого образования, но родившихся и долго проживавших в Воронеже и поэтому хорошо знающих город. Лишь двое из 25 не родились здесь и жили менее 20 лет, а менее 15 лет не жил никто. Изменения в данный период мало заметны. Но тем не менее можно обратить внимание на увеличение в управе представителей интеллигенции с высшим образованием опять-таки в то время, когда в городском самоуправлении в целом имела большой вес «партия» интеллигенции — в первый раз в течение второй половины 70-х — начала 80-х гг., во второй раз — в начале 90-х гг.

Сенатор С. А. Мордвинов, ревизовавший Воронежскую губернию в 1880 г., не преминул обратить внимание на преобладание в Воронежской городской управе лиц неторговых занятий (3 против 2). Причем Воронеж оказался тогда единственным городом в губернии с подобным соотношением членов управы — во всех других городах, в уездных, купеческий элемент преобладал, и, следовательно, по заключению ревизора, исполнительная власть находилась там, в отличие от Воронежа, «в руках купцов» Рапорт сенатора Мордвинова, ревизовавшего Воронежскую губернию по высочайшему повелению в 1880 г. С. 48.

Таким образом, был установлен социальный состав городской управы в период действия Городского Положения 1870 г. он зависел не только от формы. В целом можно выделить такую особенность. Представленные в таблице колебания в составе управы были обусловлены настроениями местного общества, которые были связаны с борьбой двух думских партий — коммерсантов и интеллигенции. Сказанное выше относится и к выявлению наиболее важных тенденций в самоуправлении: здесь дважды наблюдался численный перевес хорошо образованной интеллигенции. Но в целом за весь период закономерно преобладание купечества, поскольку у члена городской управы в еще большей степени, чем у гласного думы, ценились такие качества, как практические навыки ведения хозяйства и знакомство с местным городским хозяйством. И даже независимо от сословий на первое место ярко проступает такая особенность члена управы, как коренной воронежец.

1.5 Деятельность городской управы после реформы 1870 г.

Финансовая самостоятельность, которую получило самоуправление по Городовому Положению 1870 г., очень скоро положительно повлияло на улучшение городского хозяйства.

Помимо самого закона 1870 г., объективной предпосылкой новой формы хозяйствования был всплеск частной инициативы в пореформенной России. В это время оживился рынок, что положительно сказалось на улучшении города продовольствием. Расширились возможности для привлечения предпринимателей к выполнению различных хозяйственных работ.

Но следует заметить, что к началу 1870-х гг. городское хозяйство в целом оставалось запущенным. Об этом свидетельствует столичный журнал «Всемирная иллюстрация»: «Действительно, освещение необходимо Воронежу так же, как и очищение от грязи. Город расположен на гористой местности и не представляет безопасных путей для пешехода в темные ночи, какие здесь бывают нередко; мостовые и спуски с гор — в самом безобразном виде; исправление после пятилетнего „ничего неделанья“ крайне затруднительно и не может совершенствоваться скоро; все, что когда-то устроил ради удобства жителей деятельный, хотя и грозный, губернатор Синельников, разрушено, испорчено, потеряло цену …» Провинция на железном пути: (Письма из Воронежа) // Всемирная иллюстрация. 1871. 26 июня. С. 413.

В 1871—1875 гг. городским головой был избран С. Л. Кряжов. Это время ознаменовалось рядом успехов для города. Была проведена полная реконструкция уличного освещения. С 1872 г. прежний способ освещения — спирто-скипидарный — был заменен принципиально новым — керосиновым. Фонари на керосине более экономичные. Удалось быстро увеличить их количество, осветив не только основные, но и многие периферийные улицы.

С открытием работы нового самоуправления как один из самых важных вопросов был поставлен вопрос об улучшении городских мостовых. Решен он конечно же был не сразу. Городская управа провела тщательный анализ процесса мощения и убедилась, что в 1871—1872 гг. мощение старым порядком не приносит хороших результатов. Частично улицы мостились под заведованием городской управы, но работы велись в целом хаотично и бесхозяйственно. В 1873 г. после обстоятельного доклада городская управа, наконец, добилась решения думы о том, чтобы передать все мостовые работы в руки городской управы и с 1874 г. взимать с домовладельцев единый налог на мощение — 0,25 с каждого оценочной стоимости недвижимости. В 1874 г. на мощение улиц впервые была затрачена значительная сумма — 45,9 тыс. руб. Следует отметить, что Воронеж стал одним из первых городов России, которые приняли мощение на счет общих городских средств Календарь-справочник городского деятеля на 1915 г. / Сост. Б. Б. Веселовский. Пг., 1915. С. 217−218.

Этот период в Воронеже ознаменовался и появлением новых учебных заведений, часть которых содержалась на средства городского самоуправления. Это были городские приходские училища, которые давали начальное образование. К 1870 г. город содержал 1-е и 2-е мужские приходские училища с отдельными женскими сменами и 3-е мужское приходское училище. Но наибольшее значение имело создание Александровского городского женского двухклассового бесплатного училища — первого учебного заведения города, куда могли быть приняты все желающие. Открылось училище 26 февраля на Петропавловской улице, в небольшом двухэтажном здании, которое принадлежало городскому самоуправлению. Для материального обеспечения училища было создано городское попечительство, главными фигурами которого стали супруга городского головы Г. И. Кряжова и гласный думы П. К. Капканщиков — будущий городской голова.

Следует отметить, что в самоуправлении в отмеченный период можно выделить и ряд отрицательных моментов. Кряжовский принцип бережливости оборачивался тем, что денег на многие социальные и хозяйственные нужды выделялось очень мало. Здесь важно учитывать из чего складывался городской бюджет Воронежа. Доходная часть бюджета должна была формироваться в основном за счет внутренних ресурсов города. В первую очередь это налоговые платежи в пользу города, из которых следует выделить два основных типа сборов: с домовладельцев и предпринимателей. Вторые важнейшие поступления — от городских имуществ и предприятий. В отчетах управы городские имущества чаще всего разделялись на загородные земли, принадлежавшие городу и сдававшиеся в аренду (пашни, пастбища, леса и т. д.); на порожние места внутри города, которые сдавались под временную торговлю (в основном на площадях), под стоянки извозчиков, под купальни; на здания, принадлежавшие самоуправлению и приносившие доход (торговые лавки и галереи на площадях, а также дома, помещения которых сдавались в аренду).

Но если рассматривать финансовое положение города с точки зрения расходов самоуправления, то следует отметить, что картина была удручающей. За счет обязательных расходов требовалось содержать не только местное самоуправление (штаты, помещения), но и учреждения, не подчинявшиеся самоуправлению (полиция, вверенная ей пожарная служба, «тюремный замок»), и даже делать отчисления на содержание центральных управлений МВД. Из административных зданий, принадлежавших городу, в начале 1870-х гг. самым обширным было трехэтажное здание на Большой Московской улице, где как раз размещались городская дума и городская управа (современный адрес — улица Плехановская,

3). Если учитывать все налоги на недвижимость, принадлежавшие городскому общественному управлению, то все обязательные расходы превышали половину бюджета. Однако это были не все финансовые сложности. Большим бременем для города было также обязательное содержание расквартированных здесь войск. В 1871 г. расквартирование было полностью передано из губернского подчинения в городское. Городская управа получила в свое ведение только одну казарму, которая по фамилии бывших частных владельцев здания называлась «Казармой Арнольди» (ныне пр. Революции, 5).

Еще одна проблема для Воронежа, которая сохранилась после введения Городового Положения 1870 г.: на управление городом длительное время сказывались невысокая культура, малообразованность многих гласных и членов управы. Не хватало знаний не только по отдельным отраслям хозяйства, но и умения планировать работу в целом, приводить её в систему. Так неоднократно обсуждался вопрос об устройстве в Воронеже новых способов уличного освещения, в том числе нефтяным газом, петролейным спиртом, но окончательного решения так и не было принято. Коммерческий опыт членов управы позволил сделать вывод лишь о том, что собственными силами организовать освещение явно дешевле. В пользу керосинового освещения склонились только после того, как в 1871 г. член управы Ф. А. Кронстрем сам пронаблюдал за пробными фонарями. Ему же было поручено устройство и заведование всей осветительной сетью. Но тут же проявились иные трудности — привычное разгильдяйство старых фонарщиков. Тогда Ф. А. Кронстрем стал решительно отказываться от услуг и создал новый штат. С 1873 г. (и вплоть до 1918 г.) освещение города керосином осуществлялось частными предпринимателями по контрактам с городской управой, а курировать сеть освещения стал не никто иной, как член управы и историк Г. М. Веселовский. Это был первый представитель интеллигенции в городской управе. Любопытным является факт, что именно Г. М. Веселовский внес в сферу уличного освещения свою методику: потребовал от управы план города, чтобы обходя вечерние улицы, помещать на план горящие и негорящие фонари, а также правильно распределять, проектировать новые фонарные столбы ГАВО. Ф. И-19. Оп. 1. Д. 241. Л. 86. Если в 1871—1872 гг. главной целью управы было устранение многочисленных жалоб воронежцев на плохое освещение, то с 1873 г. усилия тратились уже и на планомерное расширение сети. Но отрицательным оказался опыт расширенного мощения улиц. Сами члены управы сетовали на то, что улицы перед мощением не планируются и не выравниваются должным образом. Только когда городским головой стал А. Н. Аносов (1875−1879, 1879−1883), развернулось генеральное перемощение улиц. При этом было обращено внимание на улучшение качества мощения. С 1876 г. городская управа вела на тротуарах посадку деревьев. Домовладельцам тоже позволили посадку деревьев около их усадеб с разрешения городской управы.

При А. Н. Аносове была создана санитарная комиссия, а в феврале был одобрен план: разделить город на санитарные участки, а участки — на кварталы и в каждом назначить особого попечителя, для очистки города организовать при управе специальные артели, усилить надзор за выбросами нечистот, пресекать выбросы в неустановленных местах, увеличив штат полиции. Городской управе была ассигнована необходимая сумма Постановление за первую треть 1879 г. Воронеж, 1879. С. 4−7, 17−25.

Были сделаны и многие другие городские улучшения. В 1878 г. при управе заработала типография, где печатались для нужд городского общественного управления бланки, доклады, отчеты, ведомости — эти документы часто стали откладываться в архивных фондах в печатном виде. Кроме того, следует отметить, что типография стала вторым коммерческим предприятием города после водопровода, приступила к приему частных заказов, начала приносить прибыль, хотя и небольшую в масштабе всего городского бюджета. Открыв собственную типографию, местное самоуправление далеко опередило в этом вопросе большинство городов России. Важно отметить, что даже к 1914 г. городские типографии работали, помимо Воронежа, только в 9 городах, включая столичные. Остальные самоуправления прибегали к услугам частных типографий Календарь-справочник городского деятеля на 1915 г. / Сост. Б. Б. Веселовский. Пг., 1915. С. 216.

В этот период были осуществлены займы на благоустройство города: на постройку реального училища 95 тыс., на покупку и расширение домов под казармы — 63, 8 тыс. и т. д. Рост долгов из года в год увеличивался. В результате практика долгов и щедрых трат неуклонно расшатывала финансовое положение города.

При преемнике Аносове, зажиточном купце П. К. Капканщикове в 1883—1887 гг. возвратился к экономной политике городского хозяйствования, поддерживая торговые слои. Чтобы улучшить финансовое положение города, он и его соратники нашли некоторые рычаги увеличения доходности в хорошо знакомой им торговой сфере. Например, была увеличена арендная плата с торговцев, занимавших помещения и места «общественных галереях». Частично денежные поступления упорядочились за счет реорганизации площадной торговли, возросли и общие доходы от городских имуществ. Также следует отметить увеличение доходности загородных участков земли. Но к тому же П. К. Капканщиков прибегал и к крупным займам. В результате город попал в безнадежную денежную кабалу.

При преемнике П. К. Капканщикова Д. Г. Самофалове, городу удалось рассрочить ссуду на целых 52 года. Значительный успех управы при руководстве театралом Капканщиковым — покупка с публичных торгов в собственность города (1884) и перестройка в течение одного строительного сезона (1886) здания зимнего театра, который прежде принадлежал Г. М. Веселовскому. И этот успех был достигнут с помощью займа. При этом резко изменилось отношение к благоустройству города, ассигнования при Капканщикове снизились в 2−3 раза, сократились расходы на многие социальные нужды, особенно на санитарные, медицинские и благотворительные.

Особенно консервативным выглядело самоуправление при городском голове Д. Г. Самофалове. К расходованию средств из городского бюджета он и его единомышленники проявили чрезвычайно экономный подход. Несмотря на то что антисанитария в городе нарастала от года к году, при Д. Г. Самофалове прекратилась работа санитарного совета, а расходы на благоустройство остались низкими. Следует отметить, что против тех взглядов, которыми руководствовался Д. Г. Самофалов, выступил гласный А. Н. Безруков, который указывал на бездействие санитарного совета и железнодорожной комиссии, одновременно отмечая и более серьезные недостатки — нарушение Городового положения, допущенные в процессе руководства думой и управой Д. Г. Самофаловым, в частности неисполнение управой некоторых постановлений думы. Даже состоялось голосование о доверии и недоверии управе, которое завершилось в пользу Самофалова. Впоследствии другой, состав думы провел в 1894 г. ревизию отчета управы за 1890 г. и вскрыл, что управе Самофалова (впервые в истории самоуправления) приходно-расходные книги и делопроизводство велись крайне неисправно. В ряде случаев оказались не проставленными денежные суммы, даты, подписи членов управы. Но наиболее серьезные просчеты были допущены в заведовании типографией и городским лесом Постановления за вторую треть 1894 г. Воронеж, 1894. С. 183−196.

Однако главным достижением управы Д. Г. Самофалова можно считать ту цель, к которой она, собственно, и стремилась — не допустить углубления финансового кризиса в городе. К тому же на долю самоуправления выпала разработка вопроса о строительстве в Воронеже конно-железной дороги (конки). В 1887 г. городская управа оформила с А. Н. Горчаковым договор. Был оформлен 40-летний срок концессии, но город получил право выкупа конки после 25 лет ее эксплуатации. Но в целом и к началу 1890-х гг. город продолжал находиться в трудном экономическом положении, вызванном не только сделанными займами, но и объективными расходами и налогами.

Начало деятельности городского головы И. В. Титова (1891−1893 и вновь избранному с 1893 г.) совпало с развернувшимся в губернии голодом и вспыхнувшей эпидемией. Тем не менее он сумел несколько изменить ситуацию и добиться положительных тенденций как в работе управы, так и в экономическом и социальном развитии города. Какими бы разными не были взгляды деятелей прежнего нового составов, при Титове деликатно они пришли к компромиссному решению. Предыдущий консерватор Самофалов и его сторонники были приняты в союзники, а не противники. В результате деятельность Титова впервые утраивала сторонников обеих «партий».

Титов предпринял борьбу за чистоту улиц и дворов вместе с санитарным советом, к тому стал наводить порядок на городских базарах, разработал правила продажи молока и других продуктов. Более того, санитарные врачи стали проверять качество продуктов питания и привлекать к суду торговцев-нарушителей. И. В. Титов с первых же лет начал менять отношения управы и думы к благоустройству города в целом. В 1892 г. начала преображаться самая неблагоустроенная, утопавшая в грязи часть Лесной улицы. Именно в этом году было принято решение о переименовании Лесной улицы в Кольцовскую — в связи с приближавшимся 50-летием со дня смерти поэта-земляка А. В. Кольцова. И. В. Титов также известен как активный создатель и член благотворительных заведений губернского масштаба, но благотворительность за счет городского бюджета была минимальной — и большое количество долгов не давали возможность осуществить желаемого.

В целом по рассматриваемому периоду (1870−1890-е гг.) центральной проблемой являлась проблема сбалансированности городского бюджета. Достаточно интересна такая особенность Воронежского городского общественного управления, как противостояние в нем двух «партий» в связи с бюджетными расходами на социальные нужды. Если анализировать положительные и отрицательные результаты социально-экономической деятельности каждой из двух «партий», можно отметить, что прогрессивные социальные мероприятия требовали крупных денежных затрат и вели к кризисным финансовым явлениям, а противоположная консервативная позиция приводила к стабилизации бюджета, но к тому значительно тормозили развитие социальной сферы. Таким образом, и оба пути были тупиковыми. Но тем не менее именно в это время в Воронеже складывались общественные взгляды на городское самоуправление, которые существовало вплоть до 1917 г. городом управлял немногочисленная, но достаточно активная группа местного общества, находившееся в трудных условиях.

Период работы управы по Городовому Положению 1870 г. стал периодом полного становления самоуправления в общественной системе, а прекращение противодействия между двумя «партиями» означало, что самоуправление поднялось на качественно новую ступень развития.

Глава 2. Изменения в городском самоуправлении г. Воронежа в 1892—1918 гг.

2.1 Влияние реформы 1892 г. на городскую управу и её социальный состав

11 июня 1892 г. указом императора Александра III было введено новое Городовое Положение, которое по содержанию точнее называть не новым, а откорректированным прежним Городовым Положением Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3-е. СПб., 1895. Т. 12. С. 430−456. Реформа не меняла полномочия городской управы и основной круг подведомственных ей дел. Тремя главнейшими изменениями, внесенными в законодательство 1870 г., были:

1) сужение круга избирателей за счет увеличения имущественного ценза;

2) отмена куриального принципа выборов и введение территориального;

3) усиление контроля администрации за деятельностью городского общественного управления.

Вопрос о степени влияния Положения 1892 г. на городскую управу немаловажен — ведь по этому закону самоуправления в России функционировала на протяжении четверти века вплоть до революционных изменений в государстве в 1917 г. В историографии встречаются две оценки Положения 1892 г. :

1) эта одна из реакционных «контрреформ», главной целью которой была максимальная подчиненность общественных учреждений бюрократическому аппарату;

2) эта реформа вызвала некоторое ограничение самостоятельности органов самоуправления, но одна их основных её целей все же была иной — улучшить систему самоуправления, устранить несовершенства Городового Положения 1870 г. путем его коррекции. Если до 1990-х гг. преобладала первая точка зрения, то в настоящее время все больше укореняется вторая.

Число членов городской управы (по-прежнему избираемых думой) определялось для губернских городов не более трёх. Не считая городского головы (статья 90). Члены городской управы, даже не будучи избранными гласными, отныне не участвовали в собраниях думы, то есть автоматически причислялись к гласным (статья 120) Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3-е. СПб., 1895. Т. 12. С. 468. Как и прежде, избирательное право предоставлялось в городах не только физическим лицам, но и учреждениям (правительственным, учебным, благотворительным и др.) на основе того же имущественного ценза. Правом наделялись и коммерческие фирмы, деятельность которых требовала выборки свидетельств 1-й и 2-й гильдий. Ряд статей усиливал возможности контроля губернаторской администрации как над думой, так и над управой. Согласно отредактированному закону, городской голова и заменяющее его лицо по-прежнему утверждались министром внутренних дел. Однако и они, и другие члены управы отныне приобретали статус государственных служащих. Члены городской управы подлежали утверждению в должности губернатором. С одной стороны, несомненно, вырастал авторитет членов управы в глазах городского общества и повышалась их ответственность, а с другой стороны — исключалась возможность появления на ключевых постах самоуправления «неблагонадежных» лиц.

По Городовому Положению 1892 г. выборы в Воронеже состоялись шесть раз: кроме 1893 г., они были организованы в весенние месяцы 1897, 1901, 1905, 1909, 1913 гг.

Изменения, которые происходили в период 1893—1917 гг. в социальном составе Воронежской городской управы, отражены в таблице 2.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой