Виды процессуального соучастия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СОУЧАСТИЯ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

1.1 Понятие и цели процессуального соучастия

1.2 Отличие процессуального соучастия от иных форм множественность лиц, участвующих в деле

ГЛАВА II. ВИДЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СОУЧАСТИЯ

2.1 Классификация процессуального соучастия

2.2 Обязательное и факультативное соучастие

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ Литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Особую актуальность тема исследования приобретает в связи с проблемой защиты прав лиц, не привлеченных к участию в деле, права которых затронуты решением суда. Появление указанных субъектов может быть вызвано несоответствием между материальным правоотношением, установленным судом, и действительной материально -- правовой связью, которая должна была стать основанием для возникновения в деле обязательного процессуального соучастия.

Степень разработанности темы исследования. Вопросы института процессуального соучастия на различных этапах развития законодательства в сфере гражданского судопроизводства были предметом специального исследования, что нашло отражение в ряде работ.

Фундамент для всего учения о процессуальном соучастии заложили дореволюционные российские ученые: Е. В. Васьковский, А.X. Гольмстен, Е. А. Нефедьев, К. П. Победоносцев, И. Е. Энгельман, Т. М. Яблочков.

Объектом исследования, выступают гражданские процессуальные правоотношения, возникающие в связи с реализацией института процессуального соучастия в гражданском судопроизводстве.

Предметом данного исследования являются основные теоретические положения относительно сущности, целей и видов процессуального соучастия, нормы действующего российского права, регулирующие основания соучастия, порядок вступления (привлечения) соучастников в процесс, их процессуальное положение в деле, а также судебная практика по применению указанных норм гражданского процессуального права.

Цели и задачи исследования. Проведенное исследование имеет своей целью комплексный анализ института процессуального соучастия в гражданском судопроизводстве, а также выработку предложений по дальнейшему совершенствованию законодательства и рекомендаций по применению норм о процессуальном соучастии в судебной практике.

Для достижения указанных целей поставлены следующие задачи:

выявление сущностных признаков процессуального соучастия на основе изучения теоретических концепций ученых -- процессуалистов разных этапов развития научной мысли;

уточнение и обоснование отличий института процессуального соучастия от иных форм множественности лиц, участвующих в деле;

исследование критериев и значения различных классификаций процессуального соучастия.

Методологическая основа исследования. Методологическую основу исследования составляют всеобщий диалектический, а также частно-научные методы: историко-правой, сравнительно-правовой, системно-структурный, формально-юридический и другие.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем выводы и предложения могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях по сходной проблематике, а также в процессе совершенствования действующего процессуального законодательства Российской Федерации.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы в практической деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов при рассмотрении и разрешении дел с множественностью субъектного состава.

Структура работы обусловлена поставленной целью и задачами, спецификой предмета и логикой исследования. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих четырех параграфов, заключения и списка источников и литературы.

процессуальное соучастие множественность дело

ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СОУЧАСТИЯ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

1.1 Понятие и цели процессуального соучастия

Гражданское процессуальное законодательство России из года в год не содержит определения понятия процессуального соучастия. Также как ст. 15 Устава гражданского судопроизводства 1864 г., ст. 163 ГПК РСФСР 1923 г., ст. 35 ГПК РСФСР 1964 г., ч. 1 ст. 40 ГПК и ч. 1 ст. 46 АПК содержат лишь указание на потенциал соучастия: «Иск может быть предъявлен в суд (арбитражный суд) совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие)».

Прежде всего следует определиться с целями института процессуального соучастия.

В данном параграфе попытаемся раскрыть основные цели института процессуального соучастия. При определении целей института процессуального соучастия мы также сталкиваемся актуальными вопросами юриспруденции. В правовом смысле целью является правовое поле обеспечиваемое государством социального состояния или процесса при, помощи которых субъекты стремятся правотворческой и правореализационной деятельности. Государство Российской Федерации устанавливает юридические цели основываясь на правотворческие органы, также осуществляют интересы и потребности общества. См.: Шунднков К. В. Цели и средства в праве: Общетеоретический аспект: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 59. Регулирование правовой цели, будучи являясь категорией субъективной на научной основе формируется и социально общественными отношениями. Выявление правовой нормы цели, данной права отрасли связана с определением эффективного правового регулирования. Использование эффективного подхода, того или иного явления, первоочередным принципом является определение цели. Это весьма значимо при изучении объекта в гражданском процессуальном праве в качестве деятельностиО применении деятельностного подхода в науке гражданского процессуального права см.: Малешин Д Л. Методология гражданского процессуального права. М.: Статут, 2010.

Институт процессуального соучастия как источник достижения определенных целей во всех своих элементах и правилах надлежащим образом строиться в соответствии с ними. Цель исследуемого института должна устанавливать и границы его использования, из нее должен быть выведен тот основной принцип, которым следует руководствоваться суду в каждом случае, допуская или не допуская соучастие. Ясного понимания целей процессуального соучастия полезно и для установления правовой природы этого явления. Процессуальное соучастие -- это средство выражения в процессуальной форме материально -- правовой основы спора. Итак, определившись с целью исследуемого института, можно будет говорить о его правовой природе, условиях (основаниях) применения и существенных признаках Алехина С. А. О процессуальном соучастии в арбитражном процессе по делам о защите права собственности //Хозяйство и право. 2012. № 9. С. 43.

Таким образом, из вышеприведенных определений исследуемого понятия можно определить следующий бесспорный, на наш взгляд, признак процессуального соучастия: участие в одном процессе нескольких лиц, которые занимают процессуальное положение сторон (истцов и (или) ответчиков).

Дискуссионным является такой признак процессуального соучастия как наличие у соучастников коллективной юридической заинтересованностиДанный признак приводился в таких источшшах как: Абова Т. Е. Соучастие в советском гражданском процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1992. С. 7; Советское гражданское процессуальное право /под ред. М. А. Гурвича. M., 1987. С. 71.

Этот признак многими цивилистами в работах второй половины 20 века отвергался на примере дел о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, выбывшим из обладания владельца помимо его воли.

В этой условии правовые интересы владельца источника повышенной опасности и непосредственного причинителя вреда сходятся лишь в части признания отсутствия у истца права на иск.

На современном этапе развития науки гражданского процессуального права исследователи процессуального соучастия вновь приходят к принципу общей заинтересованности соучастников как признаку этого института. Тем не менее, в определении процессуального соучастия как множественности заинтересованных лиц, участвующих в процессе самостоятельно в целях защиты своих личных прав и охраняемых законом интересов, объединенных в однородную группу субъектов по характеру связи в материальном правоотношении и по процессуально — правовому положению, автор уже не делает акцента на этот признакСм.: Лучина C.B. Взаимодействие субъектов, обладающих тождественными материально — правовыми интересами в гражданском процессе. Дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2011. С. 191 — 193.

В вышеприведенной ситуации интересы владельца источника повышенной опасности и непосредственного причинителя вреда противоречат друг другу, но обязанность одного из них по возмещению вреда не исключает соответствующей обязанности другого, пока не доказано иное (то есть пока не доказано отсутствие вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии последнего). Вследствие этого они и являются процессуальными соучастниками. Возможность одновременного удовлетворения требований истца в отношении обоих соответчиков сохраняется до тех пор, пока последние в соответствии с нормами материального права считаются надлежащими сторонами.

Примером может послужить гражданское дело по иску потерпевшего о взыскании ущерба от дорожно — транспортного случая, где в качестве ответчиков вначале были указаны собственник транспортного средства П., страховщик его гражданско -- правовой ответственности и наемный рабочий автосервиса К., который был за рулем в момент ДТП. Суд определил факты незаконности поступков наемного рабочего автосервиса и отсутствия вины собственника транспортного средства в его изъятии. В последствии истец отказался от иска в отношении П. — собственника транспортного средства.

Постановлением суда ответственность была целиком и полностью возложена на К., страховая компания была признана ненадлежащим ответчиком по делуРешение Дербентского городского суда от 27. 03. 2008 по делу № 2 — 222 //Архив Дербентского городского суда.

Следует также детальнее остановиться на таком признаке процессуального соучастия как взаимосвязь между соучастниками. Впервые предоставленный признак как самостоятельный был выделен в исследовании А. Б. Монахова, который писал: «Процессуальное соучастие, представляя собой один из случаев множественности лиц в советском гражданском процессе, занимает в нем особое положение благодаря тесной взаимосвязи общих субъективных прав или общих правовых обязанностей соучастников"Монахов А. Б. Актуальные вопросы соучастия в советском гражданском процессе: Дисс… канд. гарид. наук. М., 1991. С. 13. Указанный признак может быть раскрыт только параллельно с рассмотрением вопроса об основаниях (условиях применения) процессуального соучастия.

В Гражданско-Процессуальном кодексе РФ 2002 года были установлены основные принципы процессуального соучастия. В соответствии с ч. 2 ст. 40 ГПК процессуальное соучастие допускается, если:

предметом спора являются коллективные права или обязанности нескольких истцов или ответчиков;

права и обязанности нескольких истцов или ответчиков имеют одно основание;

объектом спора являются однородные права и обязанности.

В арбитражном процессуальном кодексе долгое время основные принципы процессуального соучастия не были закреплены, что подверглось справедливой критике в научной литературеСм., например: Горбатев В. В. Развитие российского законодательства о соучастии //Законодательство и экономика. 2013. № 9. с. 69. В связи с этим у арбитражных судов на практике возникало много спорных вопросов по отграничению института процессуального соучастия от других закономерностей множественности лиц в процессе. В условиях отсутствия в законе перечня исходных положений процессуального соучастия арбитражным, судам приводилось, устанавливать их посредством интерпретации в постановлениях по конкретным делам.

В частности, Федерального Арбитражного Суда Северо — Западного округа в своем постановлении от 02. 03. 2006 указал Арбитражному суду Вологодской области, в том числе, и на нарушение процессуальных норм, выразившихся в рассмотрении требований к нескольким ответчикам в одном исковом производстве. Потому что по материалам дела интересы ответчиков не совпадали и их отношения с истцом регулировались различными правовыми нормами. По, смыслу же ч. 1 ст. 46 АПК иск к нескольким ответчикам может быть предъявлен, если их объединяет процессуальное соучастиеПостановление Федерального арбитражного суда Северо — Западного округа от 02. 03. 2006; по делу N А13−4918/2005−16 //СПС «Консультант Плюс».

Высший Арбитражный Суд Р Ф при толковании ст. 46 АПК в своем определении от 06. 12. 2007 указал на то, что действующим арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено последовательное предъявление требований, имеющих в своем распоряжении различные предмет и основания возникновенияОпределение Верховного Арбитражного Суда Р Ф от 06. 12. 2007 по делу N 16 300/07 //СПС «Консультант Пшос».

Следственно, арбитражные суды, восполняя пробел в законодательстве, использовали такие основные принципы процессуального соучастия как целостность предмета иска, целостность оснований возникновения требований, а также руководствовались такими признаками предоставленного института как единство интересов соучастников, однородный характер правового регулирования спорных правоотношений. Федеральным законом от 19. 07. 2009 № 205-ФЗ в ч. 2 ст. 46 АПК 2002 года были закреплены те же три основания процессуального соучастия, ч то и в гражданском процессе.

По вопросу о возможности и необходимости ведения протокола на стадии подготовки дела к судебному заседанию в практике и в теории не было единой точки зрения.

В информационном письме Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 82 сказано, что процессуальное оформление результатов собеседования Кодексом не предусмотрено.

Это разъяснение можно было понимать (и понималось) по-разному. Одни считали, что поскольку «процессуальное оформление результатов собеседования Кодексом не предусмотрено», то вести протокол не следует; по мнению же других, вести протокол хотя и не обязательно, но можно.

Практика показала, что протоколирование результатов проведения собеседования, иных подготовительных действий в определенных случаях необходимо для правильного и своевременного рассмотрения дела. Такой протокол является надежной гарантией защиты прав организаций и граждан в арбитражном процессе Абова Т. Е. Арбитражный суд в судебной системе России // Государство и право. 2013. N 9. С. 65.

Протоколирование процессуальных действий на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в частности, требуется для фиксации признания иска или отказа от иска полностью или в части, признании стороной фактов, имеющих существенное значение для дела, при обеспечении доказательств, совершении­ других процессуальных действий сторон и иных лиц, участвующих в деле. В разъяснениях Пленума говорится, что протокол на стадии подготовки дела к судебному разбирательству ведет судья. Представляется, что данное разъяснение нельзя понимать как запрещение вести протокол помощнику судьи или секретарю судебного заседания. Более того, ведение протокола судьей при совершении им процессуальных действии в данной стадии процесса вряд ли оправдано по следующим основаниям. Во-первых, ведение протокола отвлекает судью от его основно работы, связанной с совершением конкретного процессуального действия, не способствует качественной подготовке дела к судебному заседанию, снижает культуру арбитражного судопроизводства. Во-вторых, ведение протокола председательствующим отрицательно влияет на качество этого важного процессуального документа, ибо судья не может сконцентрировать свое внимание на ведении протокола Гуев А. Н. Комментарий к Постановлениям Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам. М.: «Экзамен», 2007. С. 54.

Данное постановление посвящен проведению собеседования — весьма важного и характерного только для данной стадии процесса действия. Пленум разъясняет порядок и содержание деятельности судьи при проведении собеседования.

Однако при применении правила, содержащегося в п. 1 ч. ­1 ст. 135 АПК РФ, возникают вопросы: следует ли вызывать стороны на собеседование по всем делам или только в случае необходимости; обязательна ли явка сторон на собеседование; может ли судья вызывать на собеседование одного из сторон Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Отв. ред. проф. Г. А. Жилин. М., 2010. С. 23.

Из приведенных в Постановлении разъяснений следует, что по общему правилу судья обязан проводить собеседование сразу с обеими сторонами, и только в случае неявки одной из сторон, надлежаще извещенной о месте и времени собеседования, оно возможно с одной из сторон. Такая позиция понятна, поскольку при собеседовании одновременно с обеими сторонами, во-первых, можно достичь большего эффекта, во-вторых, этот порядок в какой-то мере гарантирует реализацию принципа состязательности сторон и независимости судей. Проблеме независимости судей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству уделяется должное внимание и в некоторых субъектах нашей станы.

Такое нововведение представляется целиком и полностью обоснованным, поскольку позволяет объединить несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения и (или) представленным доказательствам, не только по воле истца, выраженной в исковом заявлении, но и после возбуждения дела, в том числе по инициативе арбитражного суда.

Таким образом, понятия «процессуальное соучастие» и «субъективное объединение исков», понимаемое как множественность лиц, участвующих в деле, соотносятся как видовое и родовое. Отдельной статьи, посвященной последнему институту, в строению современных процессуальных кодексов не охватывает.

Тем не менее выше нами уже приводились доводы в пользу того, что анализ нескольких однородных требований отвечает подобному признаку института процессуального соучастия как взаимосвязь требований нескольких соистцов и (или) к нескольким соответчикам. Прочие признаки изучаемого института также свойственны множественности лиц, основные принципы которой закреплено в п. 3 ч. 2 ст. 40 ГПК и п. 3 ч. 2 ст. 46 АПК. Это можно проследить на примере индивидуальных трудовых споров. Уже исходя из термина «индивидуальный», предполагается, что множественность лиц, определенная единством предмета, в таких делах, по общему правилу, начаться не может. Сторонами субъективного трудового спора являются один истец и один ответчик, работник и работодатель. Все же, в судебной практике наблюдается множество случаев предъявления исков несколькими работниками к одному работодателю Нефедьев Е. А. Учебник русского гражданского судопроизводства. Краснодар: Совет. Кубань, 2013. С. 35.

Так, Д., К., Б., П., Е. предъявили иск к Муниципальному учреждению здравоохранения «Ахтубинская Центральная районная больница» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, внесении записей в трудовую книжку. Требования истцов не вытекают из общего права по отношению к ответчику, основания заявленных исков также нетождественны, даже нужные средства доказывания по каждому требованию индивидуальны. Из материалов дела следует, что приказами N 161 от 28 августа 2007 года, N 162-л от 29 августа 2007 года, N 176-л от 18 сентября 2007 года истцы уволены по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса РФ по причине отказа от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора Определение Верховного Суда Р Ф от 31. 10. 2008 N 25-В08−9 // СПС «Консультант Плюс». Работники не связаны между собой материальным правоотношением, а любой факт противозаконного увольнения строго индивидуален и не может быть тождественным для всех. Тем не менее предмет и основания каждого из сказанных требований однородны по своему характеру, предмет доказывания по определенному из требований вытекает из одних и тех же норм материального права, есть возможность одновременного удовлетворения требований всех истцов. В следствии такого объединения дел несомненно была достигнута по крайней мере, одна из целей процессуального соучастия — процессуальная экономия, иначе суд разъединил бы указанные требования.

Точка зрения законодателя по настоящему вопросу также весьма; определенная: согласно п. 3 ч. 2 ст. 40 ГПК и п. 3 ч. 2 ст. 46 АПК однородный характер прав и (или) обязанностей, являющихся предметом спора, приводит к возникновению в деле именно процессуального соучастия. В связи с этим, на сегодняшний день нет практического значения в отграничении процессуального соучастия, именуемого «субъективного соединения исков в узком смысле слова». Специфика правового положения соучастников, последовательности их вступления (привлечения) в процесс целиком и полностью может быть распространена и на участников нескольких однородных правоотношений.

Следовательно, из числа предложенных в науке признаков соучастия его определяют следующие:

участие в одном процессе нескольких лиц, которые занимают процессуальное положение сторон (истцы, ответчики);

взаимосвязь требований нескольких соистцов и (или) к нескольким соответчикам, обусловленная наличием многосубъектного спорного материального правоотношения, либо наличием совпадающих или однородных юридических фактов, послуживших предпосылкой возникновения нескольких спорных материальных правоотношений;

возможность одновременного удовлетворения требований всех соистцов (ко всем соответчикам).

Под процессуальным соучастием понимается участие в одном процессе нескольких истцов и (или) ответчиков, взаимосвязь требований которых/к которым определена, наличием многосубъектного спорного материального правоотношения, наличием совпадающих или однородных юридических фактов, из которых вытекает несколько спорных материальных правоотношений, являющихся предметом судебного разбирательства, и при условии возможности одновременного удовлетворения требований всех соистцов или (и) ко всем соответчикам.

1.2 Отличие процессуального соучастия от иных форм множественность лиц, участвующих в деле

Процессуальное соучастие является разновидностью объединения в одном процессе нескольких лиц, юридически заинтересованных в исходе дела.

Вышеназванные признаки процессуального соучастия позволяют отличить этот институт от остальных видов множественности лиц, участвующих в деле:

третьи лица также принимают участия в гражданском процессе;

участия в гражданском процессе надлежащего и ненадлежащего ответчика;

участия в гражданском процессе прокурора и иных государственных органов, органов местного самоуправления, выступающих в защиту прав истца или дающих заключение по делу;

участия в деле альтернативно — надлежащих истцов или ответчиков;

института защиты прав и законных интересов группы лиц.

Если лицо вступает в процесс, инициированный другим лицом, для защиты своего права, то оно может быть признано третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет спора.

Такое лицо пользуется всеми правами и исполняет обязанности истца (ст. 42 ГПК РФ), но отличается от него следующим:

третье лицо не инициирует процесс, а вступает в уже начавшийся;

его требования отличаются от требований истца.

Заявляя самостоятельное требование, третье лицо стремится к тому, чтобы спорное право суд присудил ему, а не истцу или ответчику.

Например, при расторжении брака жена предъявляет требование к мужу о разделе автомобиля, приобретенного в период брака. И тут появляется представитель транспортной компании и заявляет, что автомобиль принадлежит не мужу, не жене, а компании, поскольку был взят в аренду супругом. Компания в данном случае будет считаться третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования.

Вступление в процесс третьего лица с самостоятельными требованиями возможно:

по собственной инициативе;

по ходатайству сторон;

по инициативе суда.

О вступлении в дело третьего лица с самостоятельными требованиями суд принимает соответствующее определение, на которое может быть подана частная жалоба (ст. 42 ГПК РФ).

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, вступает в уже начавшийся спор между истцом и ответчиком для того, чтобы помочь истцу или ответчику защитить их права — и свои собственные интересы. Предполагается, что решение, вынесенное судом, может повлиять на них. Такие третьи лица связаны с истцом или ответчиком неким отношением, и судебное решение может это отношение изменить. Суд кассационной инстанции не согласился с доводами ответчика, так как в соответствии со ст. 326 ПС РФ1Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. Федерального закона от 10 апр. 2011 г. № 65-ФЗ)//Собрание законодательства РФ. 05. 12. 1994. N 32. ст. 3301; Российская газета. N75. 08. 04. 2011. в отношениях с продавцом арендатор (лизингополучатель) и арендодатель (покупатель) выступают как солидарные, кредиторы, а при солидарности требования любой из солидарных кредиторов вправе предъявить должнику требование в полном объеме. Солидарный кредитор, получивший исполнение от должника, обязан возместить причитающееся другим кредиторам в равных долях, если иное не вытекает из отношений между ними. Доводы жалобы о том, что требования лизингополучателя имеют тот же предмет и то же основание, что и первоначальный иск, в связи с чем он должен быть привлечен к участию в деле в качестве соистца, были признаны несостоятельными, поскольку указанное обстоятельство не повлекло принятия судом неправильного решения Постановление Федерального арбитражного суда Северо — Западного округа от 06 нояб. 2008 г. по делу № А05−2033/2008 // СПС «Гарант».

По ходу дела может выясниться, что лицо, к которому истец адресует свои требования, не может быть ответчиком.

В некоторых случаях это маловероятно, поскольку имеется прямое указание на того, кто должен быть ответчиком, например:

— причинитель вреда — по делам о причинении морального вреда (п. 1 ст. 151 ГК РФ);

— собственник источника повышенной опасности — при рассмотрении дел по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ);

— авторы и лица, распространившие несоответствующие действительности порочащие сведения, — по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Представляется ошибочным разъяснение, содержащееся в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 16. 11. 2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб работодателю», в соответствии с которым, если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суд, исходя из статьи 43 ГПК РФ, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады) Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 16 нояб. 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб работодателю» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2007. N1. Все члены коллектива (бригады) должны быть привлечены судом в качестве обязательных соответчиков, поскольку на них лежит общая обязанность по возмещению ущерба работодателю, а на третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, не может быть возложена ответственность по требованию истца, поскольку они не являются субъектами спорного материального правоотношения.

Ранее Верховный Суд Р Ф по этому вопросу высказывал иную, более правильную позицию. Так, в порядке надзора было отменено решение по иску АООТ Гормолзавод «Кисловодский» о взыскании с Ч., X. и Г. причиненного предприятию ущерба. По материалам дела Ч., являясь заведующей заводского магазина N 1, а X. и Г. — продавцами-кассирами этого же магазина, в результате несоблюдения правил сдачи и хранения остатка наличных денег допустили их пропажу. Верховный Суд Р Ф указал, что суду первой инстанции необходимо было проверить, соблюдены ли администрацией предусмотренные законом правила для установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, и принимать меры для привлечения к участию в деле как соответчиков всех членов коллектива (бригады), работавших в период возникновения ущерба, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена бригадыОпределение Верховного Суда Р Ф от 10. 09. 1999 по делу N 19-В04 99−17 //СПС «Консультант Плюс».

В связи с этим, может возникнуть ситуация, когда некоторые члены коллектива компенсировали ущерб в добровольном порядке, а некоторые, не признавая своей вины, отказались это сделать. Мы не можем согласиться с таким выводом, носящим больше психологический, чем правовой характер, поскольку обеспечение полного возмещения ущерба, причиненного работодателю, возможно только в случае, если все члены бригады привлечены в процесс в качестве соответчиков. В дальнейшем в процессе судебного доказывания может быть установлен факт добровольного исполнения требований кем -- либо из работников, и тогда на них не будет возложена ответственность в размере, соответствующем уплаченной ими ранее сумме.

В других случаях истец вполне способен ошибиться, указывая на лицо, которое, как ему кажется, несет перед ним определенную обязанность. В таком случае и появляется ненадлежащий ответчик Осокина Г. Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Юристь, 2012. С 132.

Ответчик должен быть признан ненадлежащим, если в отношении его исключается предположение о его ответственности по предъявленному иску. Должна быть произведена его замена, причем инициатива должна исходить от одной из сторон.

Таким образом, главное отличие института процессуального соучастия от участия третьих лиц без самостоятельных требований в том, что последние не являются сторонами (истцами или ответчиками) по делу, то есть не находятся в состоянии спора с противоположной стороной, не являются субъектами спорного правоотношения, являющегося предметом рассмотрения суда.

Процессуальное соучастие следует отличать и от одновременного участия в процессе надлежащего и ненадлежащего ответчиков.

Ненадлежащий ответчик -- это ответчик, в отношении которого исключается во время производства дела существовавшее в момент возбуждения процесса предположение о его материально — правовой ответственности по предъявленному иску См.: Аносова С. В. Замена ненадлежащей стороны в советском гражданском процессе (лекция). М., 1990. С. 27. Данный вопрос особенно актуален для арбитражного процесса, ведь ст. 47 АПК в отличие от ст. 41 ГПК предоставляет суду право при несогласии истца на замену ненадлежащего ответчика надлежащим привлечь последнего в качестве второго ответчика. Суд общей юрисдикции в такой ситуации должен будет рассмотреть иск по предъявленному требованию, то есть вынести решение об отказе в иске. Правило, закрепленное в ст. 47 АПК, соответствует норме ранее действовавшей ст. 36 ГПК РСФСР 1964 года, однако действие принципа диспозитивности расширено, поскольку привлечение судом второго ответчика возможно только с согласия истца. В настоящее время позиция, закрепленная по данному вопросу в АПК РФ, представляется нам более удачной, поскольку позволяет разрешить материально — правовой спор между сторонами в одном производстве.

Отличие этих двух обозначенных здесь институтов в том, что при участии в деле ненадлежащего и надлежащего (второго) ответчика возложение обязанности на одного из них полностью исключает обязанность другого. Истец обладает правом на иск только в отношении одного из них. Резолютивная часть решений в таких случаях всегда содержит отказ в удовлетворении требований истца в отношении ненадлежащего ответчика и при условии доказанности фактов, составляющих основание иска, положительный ответ -- в отношении надлежащего ответчика, привлеченного как «второй» ответчик, то есть их обязанности не могут сосуществовать, как это имеет место при процессуальном соучастии.

Теперь самое время поговорить о том, кто такие третьи лица, ранее упоминавшиеся. Третьи лица относятся к сторонам и характеризуются тем, что так же, как истец и ответчик, имеют интерес в исходе дела. Разница между третьим лицом и истцом в том, что третьи лица не являются инициаторами возбуждения гражданского дела.

Исследуя особенности рассмотрения и разрешения жилищных дел, возникающих из договора социального найма жилого помещения, А. Г. Невоструев отмечает, что соистцами и соответчиками совместно с пользователями жилого помещения могут выступать и жилищные органы и/или наймодатель (по делам о принудительном обмене, признании обмена недействительным) См.: Невоструев А. Г. Процессуальные особенности рассмотрения и разрешения жилищных дел, возникающих договора социального найма жилого помещения: Дисс… канд. юрид. наук. М., 2005. С. 70. Трудно согласиться с таким выводом.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, вступает в уже начавшийся спор между истцом и ответчиком для того, чтобы помочь истцу или ответчику защитить их права — и свои собственные интересы. Предполагается, что решение, вынесенное судом, может повлиять на них. Такие третьи лица связаны с истцом или ответчиком неким отношением, и судебное решение может это отношение изменить.

Признаки третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований:

— не предъявляют требований на предмет спора;

— вступают в уже начавшийся спор на стороне истца или ответчика;

— связаны только с тем лицом, на стороне которого выступают;

— защищают свои интересы, на которые может повлиять судебное решение.

Анализ норм ст. 131 ГПК РФ показывает, что в исковом заявлении истец должен указать себя, своего представителя (при наличии) и ответчика. Указание истца и ответчика обязательно для суда в силу принципа диспозитивности. Указание же третьих лиц в исковом заявлении — это не более чем ходатайство истца о привлечении к участию в деле третьих лиц. Суд обязан его разрешить, но не удовлетворить. Окончательное решение о том, привлекать ли к участию в деле третьих лиц, принимает суд, разрешая вопрос о составе лиц, участвующих в деле.

В соответствии с пунктом 34 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 02 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 02 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2009. № 9. отказ наймодателя в даче согласия на обмен жилыми помещениями может быть оспорен нанимателем и членами его семьи в судебном порядке по правилам искового производства. По правилам искового производства рассматриваются и разрешаются также дела по искам проживающих совместно с нанимателем членов его семьи о принудительном обмене жилого помещения (часть 3 статьи 72 ЖК РФ), если между нанимателем и членами его семьи не достигнуто соглашение об обмене.

Таким образом, по делам о принудительном обмене жилого помещения наймодатель в лице жилищных органов не находится в состоянии спора с нанимателем, следовательно, не должен занимать положение соответчика.

Что касается дел о признании обмена жилыми помещениями недействительным, то, исходя из положений ч. 3 ст. 64 ЖК РФ сторонами соответствующего договора являются наниматели, которые впоследствии представляют его каждому из наймодателей, с которыми у них заключены договоры социального найма обмениваемых жилых помещений, для получения согласия на осуществление соответствующего обмена. Следовательно, и здесь наймодатель в лице жилищных органов не является субъектом спора, рассматриваемого в суде.

Так как судебным решением по рассмотренным категориям дел на жилищный орган может быть возложена обязанность по расторжению прежних и (или) заключению новых договоров социального найма, целесообразно привлекать их в процесс для дачи заключения по делу в порядке ст. 47 ГПК Васильченко H.M. Процессуальное положение ответчика в гражданском судопроизводстве. Омск., 2009. С. 365.

Практика показывает, что по делам о принудительном обмене жилищные органы в качестве стороны судами не привлекаются, и с этим можно согласиться по вышеуказанным причинам.

Так, М.Е. обратилась в суд с иском к М.П. и М.Н. о принудительном обмене жилой площади, указав, что после расторжения брака с М.П. она лишена возможности пользоваться двухкомнатной квартирой. М.П. и М.Н. (мать М.П.) чинят ей препятствия в пользовании жилой площадью, отказываются от обмена жилой площади. М.Е. просила суд произвести обмен жилой площади по предложенному ею варианту, что и было сделано районным судом г. Оренбурга. Верховный Суд Р Ф, пересматривая судебные постановления по данному иску в порядке надзора, ошибок в определении субъектного состава по делу не нашел Определение Верховного Суда Р Ф от 06. 07. 1998 по делу 47-В98−111 // СПС «Консультант Плюс».

В то же время по делам о признании обмена недействительным надлежащими соответчиками признаются как все участники обмена, так и жилищный орган, выдавший обменный ордер (см., например, Постановление Президиума Верховного Суда Р Ф от 24. 03. 1999 N 138пв-98), что представляется неверным. Более того, иногда не привлечение указанного органа в качестве соответчика рассматривается как основание для отмены судебного решенияСм., например, Постановление Президиума Санкт — Петербургского городского суда от 28 февраля 2007 года № 44г-137 //СПС «Консультант Плюс».

Как бы в дальнейшем ни шло развитие, юридически обычный (ординарный) вид решения сохранится. Но вопрос о названных видах — преимущественно правовой. Однако, кроме процесса и судебной процедуры, особенностей процессуальной формы, есть нечто более близкое к жизни. Это содержание решения, суть проблем, которые становятся предметом заинтересованного внимания судей, отношения людей, которые на этапах, предшествующих судебному процессу, никак не предвещали встречи в суде, тем более вопросов, касающихся самого сокровенного.

Рассмотрим вышесказанное на конкретном примере. Гражданин В. предъявляет иск в суд об установлении его отцовства в отношении сына Н., которому еще не исполнилось года. Ответчица — мать ребенка. Стороны в браке не состоят и не состояли. Судя по исковому заявлению, их отношения самые положительные и прекратились задолго до рождения ребенка. Спрашивается, что же здесь необычного? Разве мало в судах дел об установлении отцовства? Обычно иск об установлении отцовства подается матерью ребенка. Притом что ответчик не готов официально признать свое отцовство. Таких дел через суды проходят тысячи. Но дел об установлении отцовства по иску самого отца, когда этого не желает мать ребенка, в судах нет (или почти нет). С юридических позиций дело не особенно сложное, но психологически оно остается не очень ясным, поскольку объяснения сторон и их обращения к суду как первой, так и второй инстанции написаны весьма продуманно. Причем оба родителя младенца старательно обходят конфликт, который, как несомненно следует из их обращений и объяснений суду, имел место и не прошел бесследно для ответчицы. Ответчица не выразила позитивного отношения к инициативе истца об установлении судом его отцовства. Более­ того, на решение, которым был удовлетворен иск об установлении отцовства, ответчица подает апелляционную жалобу.

Данная позиция представляется неверной. Действительно, вред потребителю может быть причинен одновременно по вине и продавца, и изготовителя (например, если выяснилось, что вещь была некачественно изготовлена и хранилась на складе продавца с нарушением соответствующих правил), однако согласно ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный вследствие недостатков товара подлежит возмещению независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. Закон не содержит указания на возможность одновременного удовлетворения требований и к продавцу, и к изготовителю. Целью данного установления является желание законодателя упростить рассмотрение многочисленных потребительских споров, не осложнять их множественностью лиц и необходимостью распределения ответственности между двумя ответчиками в зависимости от степени их вины. Указанная норма материального права должна соответствующим образом применяться в гражданском процессе: требование потребителя может быть удовлетворено только в отношении одного из альтернативно — надлежащих ответчиков.

Однако вышеуказанные положения не применимы по искам потребителей о компенсации морального вреда, причиненного одновременно продавцом и изготовителем. В соответствии со ст. 15 Закона от 07. 02. 1992 N 2300−1 «О защите прав потребителей"Закон Российской Федерации от 07 фев. 1992 г. № 2300−1 «О защите прав потребителей» (в ред. Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 242-ФЗ// Собрание законодательства РФ. 15. 01. 1996. N 3. ст. 140; Российская газета. N 160. 25. 07. 2011. моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. В тех случаях, например, когда некачественным товаром причинен вред здоровью, вызвавший физические и нравственные страдания потерпевшего, необходимо установить, предполагали ли изготовитель и продавец такую возможность. Это возможно только при привлечении указанных лиц в качестве соответчиков, что справедливо указывается и в специальных исследованиях, посвященных особенностям рассмотрения дел о компенсации морального вредаСм.: Макарьян Д. В. Процессуальное соучастие в российском арбитражном судопроизводстве и другие формы процессуальной множественности // Адвокатская практика. 2010. № 3. С. 44.

Таким образом, при передаче исполнения должником третьему лицу, на которое возлагается непосредственная ответственность перед кредитором, у последнего, выступающего в качестве стороны по договору, появляются два должника: контрагент по договору и исполнитель. И тогда у кредитора возникает право выбора между ними. Исполнение одним из них влечет за собой прекращение договорного обязательства. По таким категориям дел отсутствует один из важнейших признаков процессуального соучастия -- возможность одновременного удовлетворения требований всех соистцов и (или) ко всем соответчикам. В приводимых выше примерах должен применяться институт альтернативно надлежащих ответчиков. Если же законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо, ответчиком может выступать только должник -- контрагент по договору, что подтверждается и судебной практикойСм., например, Постановление Федерального арбитражного суда Северо — Западного округа от 25. 06. 2009 по делу N А56−15 205/2008 //СПС «Консультант Плюс».

Наконец, следует отличать институт процессуального соучастия от института защиты прав и законных интересов группы лиц. В теории под групповым иском понимают обращенное к суду процессуальное требование участника многочисленной группы лиц, уполномоченного законом юридического или физического лица о принятии судебного решения по гражданскому делу в отношении многочисленной группы лицСм.: Аболонин Г. О. Групповые иски. М., 2009. С. 114.

Групповые иски, направленные на защиту интересов большой группы лиц, персональный состав которой неизвестен в момент возбуждения дела, представляют собой разновидность исков в соответствии с их делением по характеру защищаемых интересов. По степени определенности многочисленной группы лиц групповые иски подразделяются на определенные групповые иски (групповой иск представителя, иск к многочисленной группе ответчиков), в число которых входят имущественные групповые иски, и неопределенные групповые иски, связанные с защитой неопределенного круга лиц. Основные отличия активного процессуального соучастия от исков в защиту неопределенного круга лиц видятся в следующем. Субъекты, наделенные в силу прямого указания закона правом на предъявление таких исков (прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, организации и в некоторых случаях граждане) не являются сторонами спорного материального правоотношения, следовательно, не обладают статусом истцов.

Также весьма важные отличия между этими институтами можно провести по количественному составу лиц, чьи права будут затронуты решением суда, и степени его определенности и по характеру защищаемых интересов См.: Шегида Е. А. Институт процессуального соучастия в гражданском процессуальном праве России: Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 20. Процессуальные соучастники действуют в защиту личных прав, а субъекты, наделенные правом предъявлять иски в защиту неопределенного круга лиц, — представляют в процессе общественные интересы.

Часто при обращении с заявлением о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам указывается на вновь открывшееся доказательство, которое ранее не исследовалось в суде. В этом случае важно отметить, что закон говорит не о вновь открывшихся доказательствах, а о вновь открывшихся фактах, обстоятельствах. Так, в примере с обнаруженным завещанием имело место открытие нового обстоятельства — наличие завещания, что кардинальным образом меняет наследование по закону. При этом факт наличия завещания подтвержден доказательством — завещанием. Если бы, например, по делу о возмещении вреда здоровью истец обнаружил после вынесения судебного постановления еще чеки об оплате медицинских услуг как подтверждение его расходов, то это были бы лишь дополнительные доказательства уже исследованного в суде обстоятельства Скуратовскни М. Л. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде первой инстанции. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 50.

Аналогичная норма существует в АПК РФ с 2002 г. и успешно применяется.

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность обращения к Конституционному Суду Р Ф как самого суда, рассматривающего дело, так и лиц, участвующих в деле. Так, суд, рассматривающий дело, вправе обратиться в Конституционный Суд Р Ф с запросом о соответствии подлежащего применению закона Конституции Р Ф. В этом случае производство по делу приостанавливается на основании ст. 215 ГПК РФ. После рассмотрения запроса Конституционным Судом Р Ф и вынесения соответствующего постановления производство по делу возобновляется (ст. 217 ГПК РФ) Грось Л.A. Институт процессуального соучастия: связь между процессуальным и материальным правом // Российская юстиция. 2008. № 3.С. 122.

Однако обращение в Конституционный Суд Р Ф запросом о конституционности соответствующего закона может иметь место и после вынесения судом решения по инициативе лиц, участвующих в деле. В этом случае после вынесения постановления Конституционного Суда Р Ф лицо, обращавшееся с запросом в Конституционный Суд Р Ф, вправе обратиться в суд, вынесший решение по делу, с просьбой об отмене решения и пересмотре дела по новым обстоятельствам. Новым обстоятельством выступает постановление Конституционного Суда Р Ф о признании закона противоречащим Конституции Р Ф.

Для определения наличия нового обстоятельства важна совокупность всех черт, перечисленных в п. 3 ч. 4 комментируемой статьи: признание Конституционным Судом Р Ф не соответствующим Конституции Р Ф закона, примененного в конкретном деле, признание неконституционным закона связано с принятием решения по конкретному делу, по этому делу заявитель обращался в Конституционный Суд Р Ф.

Поскольку в арбитражном процессе аналогичная норма применяется с 2002 г., постольку следует согласиться с ее буквальным толкованием в науке арбитражного процесса Абова Т. Е. Избранные труды. Гражданский и арбитражный процесс. Гражданское и хозяйственное право. М., Статут, 2007. С. 84.

Признние Конституционным Судом Р Ф закона неконституционным является новым обстоятельством только для заявителя, обащавшегося в Конституционный Суд Р Ф, и для дела, по которому был направлен запрос.

Не, все правда правоведы с этим согласны. Утверждается, что российское процессуальное право отказалось от принципа объективной истины, что является собой поспешным. Так как суд проявляет инициативу в собирании доказательств, тщательно их не исследует на предмет необходимости и значимости, приводит лишь к установлению вопросов обосновывающих требования и возражения сторон. Установление истины по делу представляет собой одну из целей судебного разбирательства. В идеальном представлении установленные судом правоотношения должны соответствовать действительным фактам. Наряду с этим, по разным причинам в условиях состязательности произошедшие события устанавливаются с помощью допустимых законодательством процессуальных средств и способов при установлении заинтересованности участвующих в деле лиц, при том, что некоторые обстоятельства могут быть неизвестны или сокрытии от суду и сторонам и в связи этим не учитываются при рассмотрении спора.

Так, Арбитражный суд г. Москвы оставил без движения заявление председателя правления жилищно-строительного кооператива, предъявленное в интересах пяти собственников помещений многоквартирного дома к Правительству г. Москвы о признании незаконным отказа в формировании границ земельного участка на том основании, что приложенные к заявлению пять доверенностей представлены в виде незаверенных светокопий, а ведь это прямо противоречит упоминавшейся ранее ч. 1 ст. 225. 12 АПК РФ. Также в определении об отложении судебного разбирательства арбитражный суд указал на необходимость привлечения в дело всех собственников в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, чего на самом деле не требуется в силу преюдициальности фактов, установленных в решении по групповому иску, относительно неприсоединившихся к нему участников спорного правоотношения (ч. 2 ст. -225. 17 АПК РФ) Дело № А-40−43 685/10−106−222 //www. msk. arbitr. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой