Деятельность защитника по доказыванию в современном российском уголовном судопроизводстве

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Деятельность защитника по доказыванию в современном Российском уголовном судопроизводстве

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Общая характеристика доказывания как уголовно-процессуальной деятельности
  • 1.1 Понятие доказывания, элементы доказательственной деятельности
  • 1.2 Защитник как активный участник уголовно-процессуальной деятельности
  • Глава 2. Уголовно-процессуальная деятельность защитника по собиранию доказательств в досудебных стадиях уголовного процесса
  • 2.1 Собирание фактических данных в стадии возбуждения уголовного дела
  • 2.2 Собирание фактических данных в стадии предварительного следствия
  • 2.3 Представление собранных защитником сведений дознавателю или следователю
  • Глава 3. Доказательственная деятельность защитника в стадии судебного следствия
  • Заключение
  • Список источников

Введение

Изменения, которые произошли в жизни Российского общества за последние два десятилетия, привели к тому, что изменилось не только государство, но и модель уголовного процесса, и суд из активного участника судебного разбирательства в уголовном процессе превратился в беспристрастного арбитра в состязательном процессе.

В современный период государство и общество нашей страны переживает не просто период смены старого Уголовно-процессуального кодекса новым — происходят принципиальные изменения, характеризующиеся трансформацией формы уголовного судопроизводства с розыскной на состязательную, сменой парадигмы, когда «защитительная функция» юстиции получила приоритет над «карательной». «Другими словами, вечный вопрос — что опаснее для общества: безнаказанность виновного или осуждение невиновного — косвенно решен в пользу последнего варианта» Михайловская И. Права личности — новый приоритет Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. N 7. С. 3..

Сказанное определяет актуальность исследования в рамках дипломной работы темы «Деятельность защитника по доказыванию в современном Российском уголовном судопроизводстве».

Основной целью настоящей работы является исследование деятельности защитника по доказыванию и выработка на основании проведенного исследования предложений, направленных на совершенствование правового регулирования в области уголовного процесса.

Поставленная цель требует для своего достижения выполнения в рамках настоящей работы следующих задач:

Дать общую характеристику доказывания, как уголовно-процессуальной деятельности, включая раскрытие вопросов:

О понятии доказывания и элементах доказательственной деятельности;

О защитнике, как активном участнике уголовно-процессуальной деятельности.

2) Исследовать уголовно-процессуальную деятельность защитника по собиранию доказательств в досудебных стадиях уголовного процесса, включая исследование:

2.1 Собирания защитником фактических данных в стадии возбуждения уголовного дела;

2.2 Собирания защитником фактических данных в стадии предварительного следствия;

2.3 Представления собранных защитником сведений дознавателю или следователю.

3) Исследовать доказательственную деятельность защитника в стадии судебного следствия.

4) Сделать самостоятельные выводы из проведенного в рамках настоящей работы исследования.

Поставленная цель и определенные выше задачи оказали влияние на формирование внутренней структуры настоящей работы, которая состоит из введения, основной части, разделенной на три главы в соответствии с поставленными исследовательскими задачами, содержащего выводы работы заключения и списка использованной литературы.

Объектом исследования настоящей работы являются общественные отношения, складывающиеся в связи с реализацией защитником своих прав и обязанностей в рамках уголовного судопроизводства.

Предмет исследования настоящей работы составляют положения нормативно-правовых актов, судебная практика, адвокатская практика, мнения и выводы правоведов, проводивших исследования деятельности защитника в уголовном процессе и смежных тем.

Методологической базой исследования стали общенаучные и частно — научные методы правового анализа и синтеза, используемые отечественной и зарубежной правовой науке: формально-юридический, системно-правовой, исторический, сравнительно-правовой, формально логический, а также общеюридические методы толкования правовых норм методов специальных юридических дисциплин.

Теоретическую и информационную базу исследования составили научные труды и публикации в периодической печати, посвященные исследованию деятельности защитника в уголовном процессе и смежных тем, а так же иные источники, полный перечень которых приведен в списке использованных источников в конце настоящей работы.

Глава 1. Общая характеристика доказывания как уголовно-процессуальной деятельности

1.1 Понятие доказывания, элементы доказательственной деятельности

Важнейшей составной частью уголовно-процессуальной деятельности является доказывание. Для осуществления успешной борьбы с преступностью, а также защиты прав и законных интересов граждан необходимо, чтобы по каждому уголовному делу были установлены в точном соответствии с действительностью обстоятельства происшедшего. Лишь при этом условии представляется возможным правильно разрешить в ходе уголовного судопроизводства вопросы о наличии в исследуемом событии состава преступления, о виновности конкретного лица в совершении преступления и применить к нему справедливое наказание.

«Достоверное установление имевшего место в прошлом общественно опасного деяния во всех его юридически значимых чертах осуществляется путем доказывания, которое по сути представляет собой процесс познания. Гносеологический характер процессуального доказывания обусловлен тем, что по уголовному делу выявляются и исследуются ранее неизвестные обстоятельства события преступления по оставленным им следам. В основе доказывания как частного проявления общей теории познания находятся следующие основные положения материалистической диалектики» Уголовный процесс: учебник для вузов (издание второе, переработанное и дополненное) / под ред.В. И. Радченко. М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2006. С. 100..

Имеющиеся следы — отображения возможно отыскать, зафиксировать (в той или иной форме), исследовать и представить иным субъектам познания для самостоятельного изучения и восприятия.

Отталкиваясь от приведенных положений, можно сформулировать важный для уголовно-процессуального доказывания вывод: не существует событий, явлений и действий, которые не оставили бы о себе характеризующей информации в виде материальных следов или мысленного образа в человеческом сознании.

Обнаруживая и исследуя доказательства, дознаватель, следователь, прокурор, суд и защитник на их основе посредством абстрактного мышления восстанавливают в своем сознании картину преступления; констатируют, кто и по каким мотивам его совершил, а также ряд других обстоятельств, необходимых для разрешения дела по существу.

Е.В. Марковичева пишет: «В рамках уголовно-процессуального доказывания… усилия каждого субъекта доказывания должны быть направлены на реализацию особой познавательной деятельности, имеющей целью установление обстоятельств, составляющих предмет доказывания» Марковичева Е. В. Участие адвоката-защитника в доказывании по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних // «Адвокатская практика», 2008, N 4..

«Перечень доказательств, порядок их собирания и оценки регламентирован ст. ст. 74 — 90 УПК. Не подлежит сомнению тот факт, что требования этих норм распространяются на процесс доказывания по всем без исключения составам преступления» Говорков Н. Доказывание получения взятки // «Законность», 2008, N 8 — отмечает Н. Говорков.

«Процедура собирания, фиксации и проверки доказательств, установление их связи с исследуемым событием и формирование на основе этих сведений выводов о виновности определенного лица в совершении преступления составляют содержание доказывания. Данная деятельность, а также используемые при этом средства регламентируются уголовно-процессуальными нормами» Уголовный процесс: учебник для вузов (издание второе, переработанное и дополненное) / под ред.В. И. Радченко. М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2006. С. 101..

Уголовно-процессуальное доказывание — это регламентированная нормами уголовно-процессуального права деятельность дознавателя, следователя, прокурора, суда (судьи) и защитника по собиранию, проверке и оценке любых сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела См.: там же..

«Использование доказательств, собранных в процессе расследования по уголовному делу как стороной обвинения, так и стороной защиты, несомненно, является многогранной деятельностью» Конин В. В. Доказывание в уголовном судопроизводстве и вопросы установления истины // «Российский судья», 2008, N 9 — пишет по этому поводу В. В. Конин.

Доказывание представляет собой основную составляющую уголовно-процессуальной деятельности не только субъектов доказывания, к которым традиционно относят следователя, прокурора и суд, но и других участников уголовного судопроизводства, таких как адвокат-защитник См. Там же. Не вызывает сомнения, что одним из важнейших элементов доказывания является собирание доказательств, куда, на взгляд В. В. Конина См.: Там же., необходимо включить следующие составные:

1) обнаружение, фиксация и изъятие доказательств;

2) истребование и получение доказательств от должностных и иных лиц;

3) получение доказательств в результате проведения специальных исследований лицом, обладающим специальными знаниями;

4) получение доказательств в результате проведения следственных действий;

5) предоставление доказательств участниками со стороны защиты.

Как справедливо заметил В. Плетнев, значение этого элемента «определяется тем, что все последующие операции с доказательствами — их проверка, оценка и использование — осуществляются только по отношению к уже собранным доказательствам» Плетнев В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК // Российская юстиция. 2002. N 9. Уголовно-процессуальное познание осуществляется посредством доказывания и состоит из собирания, проверки и оценки полученных доказательств. Указанной точки зрения придерживаются большинство ученых (например, А. Р. Ратинов См.: Гранат Н. Л., Ратинов А. Р. Решение следственных задач. Волгоград, 1978. С. 29, Н. А. Якубович См.: Курс уголовного процесса. Общая часть. М., 1979. С. 121), хотя есть и другие точки зрения (например, М. С. Строгович См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 141, С. А. Шейфер См.: Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 19), приверженцы которых полагают, что указанная деятельность является не собиранием, а формированием доказательств.

Между тем, на мой взгляд, противоречия между этими точками зрения отсутствуют. Так, например, термин «собирание доказательств» используется в уголовно-процессуальном законе (ст. 86 УПК РФ Уголовно-Процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18. 12. 2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22. 11. 2001) (ред. от 02. 12. 2008) // «Собрание законодательства РФ», 24. 12. 2001, N 52 (ч. I), ст. 4921) и в теории уголовного процесса См. например: Громов Н. А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. М.: Юристъ, 1998. С. 51−66. Вместе с тем собирание доказательств является целенаправленной деятельностью, определяемой предметом доказывания по конкретному уголовному делу. Собранные по уголовному делу доказательства не являются некой разрозненной массой, а формируют доказательственную базу, на основании анализа которой в конечном итоге и принимается решение о достаточности либо недостаточности собранных доказательств для выдвижения обвинительного тезиса в отношении конкретного лица. Исходя из этого собирание доказательств является первым звеном в цепи доказывания, а формирование доказательств является уже следующим звеном. При этом второе и первое неразрывно связаны между собой и, по сути дела, образуют одно целое.

доказывание уголовное судопроизводство следствие

Процессуальная фиксация доказательств может обеспечиваться как путем производства необходимых следственных действий (именно необходимых, поскольку уже начала назревать проблема производства по уголовным делам излишних следственных действий) на стадии предварительного расследования, так и в судебном следствии. При этом необходимо иметь в виду то обстоятельство, что не все следственные действия направлены на получение доказательств. Ряд следственных действий, например очная ставка, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, предъявление для опознания, лишь содействуют закреплению ранее собранных по делу доказательств либо служат для их проверки на предмет относимости, допустимости и достаточности См.: Конин В. В. Доказывание в уголовном судопроизводстве и вопросы установления истины // «Российский судья», 2008, N 9.

Содержанием уголовно-процессуального доказывания является познание специально уполномоченными должностными лицами в процессуальной форме, закрепленной достаточно жесткими рамками в уголовно-процессуальном законодательстве России, фактических обстоятельств совершенного преступления. Именно эта деятельность, осуществляемая в процессе собирания, проверки, оценки, а затем и в использовании доказательств, собранных по уголовному делу, для принятия законных и обоснованных процессуальных решений, в конечном итоге служит для принятия на досудебной стадии итогового решения по уголовному делу — прекращение при установлении невиновности лица либо направление в суд для разрешения по существу при доказанности виновности лица; вынесении приговора, как обвинительного, так и оправдательного См.: Там же..

Исходя из этого процесс собирания доказательств может быть признан завершенным лишь тогда, когда следователь приходит к выводу о том, что собранных по уголовному делу доказательств достаточно для подтверждения обвинительного тезиса в отношении конкретного лица, а все собранные доказательства, подтверждающие обвинительный тезис, отвечают требованиям относимости, допустимости, достоверности и в соответствии с предписаниями уголовно-процессуального закона надлежащим образом зафиксированы (практики, как правило, используют термин «закреплены») в материалах уголовного дела.

Оценивая содержание сведений, которые могут быть использованы для установления фактов, составляющих предмет доказывания по конкретному преступлению, можно заметить, что закон прямо не устанавливает каких-либо ограничений, но указанные сведения должны в первую очередь отвечать требованию относимости.

Авторы учебника под редакцией В. И. Радченко утверждают, что: «Доказывание в уголовном судопроизводстве, равно как и процесс познания в любой сфере человеческой деятельности, направлено на постижение объективной истины» Там же. С. 103..

Такого же мнения придерживались в своих работах некоторые другие авторы. В частности Л. Д. Кокарев полагал, что «установление истины в уголовном судопроизводстве осуществляется посредством доказывания, которое заключается в собирании, проверке, оценке доказательств, в обосновании выводов по уголовному делу» Алексеев Н. С., Даев В. Г., Кокарев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса // Проблемы теории и практики уголовного процесса: история и современность / Под ред.В. А. Панюшкина. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2006. С. 180; Горский Г. Ф., Кокарев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 269. М. С. Строгович отмечал, что «истина, устанавливаемая в уголовном процессе по расследуемому и разрешаемому судом делу, есть объективная истина, называемая материальной истиной» Строгович М. С. Указ. соч. С. 132. Принцип материальной истины «заключается в требовании, чтобы устанавливаемые следствием и судом факты соответствовали действительности, чтобы выводы следствия и суда о виновности привлеченных к уголовной ответственности лиц были истинными» Там же.

Иное мнение высказывает по этому вопросу В. В. Конин. Он пишет: «Термин «истина» содержался в целом ряде статей ранее действовавшего УПК РСФСР 1960 г. (например, ст. ст. 89, 243, 246, 257, 280, 285), но при этом закон не давал определения понятию «истина». В философии, из которой в уголовное судопроизводство пришел термин «истина», также нет единого мнения по поводу определения этого термина.

Действительно, до недавнего времени в уголовно-процессуальном законодательстве и в теории уголовного процесса существовало единое мнение по вопросу о том, что установление объективной истины является одним из основных принципов и целью уголовного судопроизводства.

В УПК РФ 2001 г. об установлении истины в уголовном судопроизводстве ничего не сказано. Новый УПК РФ выдвинул на первый план две главные задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством:

защита прав и законных интересов граждан и организаций, потерпевших от преступлений (принцип публичности);

защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод" Конин В. В. Доказывание в уголовном судопроизводстве и вопросы установления истины // «Российский судья», 2008, N 9.

Приводимое В. В. Кониным и достаточно, на мой взгляд, обоснованное решение законодателя было встречено критикой ряда ученых. Так, например, В. В. Сероштан отмечает, что «недоумение и беспокойство вызывает освобождение суда от обязанности защиты публичных интересов и активных поисков истины при рассмотрении обстоятельств дела» Сероштан В. В. Принципы судопроизводства // Российский судья. 2006. N 7. С. 15. При этом в обоснование своих доводов автор ссылается на суждения авторитетнейших ученых в области советского уголовного процесса. Складывается впечатление, что автор не принимает во внимание те изменения, которые произошли в жизни нашего общества за последние два десятилетия, что изменилось не только государство, но и модель уголовного процесса, и суд из активного участника судебного разбирательства в уголовном процессе превратился в беспристрастного арбитра в состязательном процессе. В то же время, как очень верно заметила Л. Ф. Шумилова, «процессуальное состязание не должно быть хаотичной борьбой сторон, прежде всего это упорядоченный процесс» Шумилова Л. Ф. Принципы состязательности и объективной истины как фундаментальные начала правоприменительной практики // Журнал российского права. 2005. N 11. С. 55. Именно суд руководит процессуальной деятельностью сторон в состязательном процессе, поэтому взваливать на суд не свойственные его природе функции, такие как установление истины по делу, представляется излишним.

«Рассматривая достаточно сложный вопрос истины в уголовном судопроизводстве, полагаем, необходимо обратить внимание на некоторые примеры из нашего прошлого. Требование установления истины в уголовном судопроизводстве имеет давние корни. Так, например, Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. «целью уголовного судопроизводства объявлялось обнаружение материальной истины, а средством ее установления — всестороннее, полное и объективное исследование доказательств и обстоятельств дела при активном участии не только сторон, но и суда» Мельник В. В., Шмелева А. А. Роль суда, государственного обвинителя и защитника в состязательном уголовном судопроизводстве (по УУС 1864 года) // Журнал российского права. 2001. N 3. С. 156 — 157.

Вместе с тем полагать, что истина есть главная цель доказывания по уголовному делу и, соответственно, в этом качестве сохраняет свое значение для правильной ориентации деятельности следователя в процессе расследования, на мой взгляд, нельзя. Я хочу полностью согласиться с В. В. Кониным, который пишет: «для того, чтобы установить истину в уголовном судопроизводстве, необходимо иметь идеального следователя, идеального подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), идеального защитника, идеального прокурора и идеального судью. Однако, на наш взгляд, в рамках уголовного судопроизводства такое просто невозможно. А как быть с конституционным положением о том, что все неустранимые сомнения трактуются в пользу подсудимого? Как должен поступить судья, если в процессе рассмотрения уголовного дела он выяснит, что подсудимому предъявлено явно заниженное обвинение? Вправе ли он в соответствии с требованиями установления истины осудить его за реально совершенное, более тяжкое, преступление, а не за то, в совершении которого ему было предъявлено обвинение? Нет, не вправе. Кассационная инстанция, проверяя приговор, также не вправе изменить приговор в сторону его ухудшения, даже если и установит, что действия осужденного необходимо было квалифицировать по иному, более тяжкому, преступлению. Следовательно, истина по делу установлена не будет» Конин В. В. Указ. Соч..

На мой взгляд, в уголовном судопроизводстве необходимо вести речь не об истине, а о доказанной достоверности, поскольку достоверно только то, что доказано, а все доказательства соответствуют всем предъявляемым к ним требованиям. К этому нас подводит и закрепленный в Конституции России Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12. 12. 1993. // Российская газета, № 237, 25. 12. 1993. принцип презумпции невиновности.

1.2 Защитник как активный участник уголовно-процессуальной деятельности

Известный адвокат и политик С. Н. Бабурин в своем интервью газете «Коммерсантъ» сказал: «Уголовно-процессуальная деятельность защитника имеет важнейшее, принципиальное значение для строительства правового государства в нашей стране… Адвокатура является одним из ключевых элементов гражданского общества, стоящим на страже прав и свобод человека» Бабурин С. Н. Интервью в Государственной Думе // Коммерсантъ, № 4, 2008. С. 3..

«Сугубо самостоятельной жизни гражданского общества практически нет, в большинстве своих проявлений она переплетается с жизнью государства, а сами институты призваны решать или способствовать решению сложных государственных задач, в частности, способствовать реализации гарантированных государством конституционных прав и свобод человека и гражданина» Грудцына Л. Ю. Адвокатура, нотариат и другие институты гражданского общества в России / под ред. Н. А. Михалевой. М.: Деловой двор, 2008. С. 8. — пишет Л. Ю Грудцына.

Особую сложность и важность представляет собой деятельность защитника по оказанию квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, так как «именно в этой сфере властной деятельности государственных органов возникают и проявляются существенные ограничения и даже нарушения конституционного права гражданина и человека на защиту» Козлов А. М. Конституционное право на защиту в уголовном судопроизводстве: спорные вопросы практики // Журнал российского права. 2004. N 5. С. 58.

Для того чтобы раскрыть вопрос о защитнике, как активном участнике уголовно-процессуальной деятельности, необходимо сначала выяснить, а каковы же критерии, пределы законного поведения защитника, каков объем его полномочий по действующему законодательству, за пределы которого он как участник уголовного судопроизводства не вправе выходить См.: Гармаев Ю. П. Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами. практический комментарий законодательства // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2007. Электронная версия документа..

Полномочия адвоката — защитника в действующем уголовном судопроизводстве определяются комплексом норм, среди которых с определенной степенью условности можно выделить:

1) конституционно — правовые нормы, нормы международного законодательства, имеющие отношение к правам подозреваемого (обвиняемого) в уголовном судопроизводстве и деятельности адвоката по защите его интересов;

2) нормы действующего УПК РФ;

3) положения Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Федеральный Закон от 31. 05. 2002 N 63-ФЗ (ред. от 23. 07. 2008)"Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 26. 04. 2002) // «Собрание законодательства РФ», 10. 06. 2002, N 23, ст. 2102

4) иные нормативно — правовые акты федерального законодательства и законодательства субъектов Р Ф Ст. 4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»..

Важное значение в регулировании деятельности профессиональных защитников имеют акты Конституционного Суда Р Ф См. Например: Определение Конституционного Суда Р Ф от 17. 06. 2008 N 451-О-П «По жалобе гражданина Карелина Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями подпункта 6 пункта 1 статьи 23 и пункта 1 статьи 93 Налогового Кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 8 и пункта 3 статьи 18 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в российской федерации». Документ опубликован не был // СПС КонсультантПлюс;

Определение Конституционного Суда Р Ф от 06. 03. 2008 N 449-О-П «По жалобе Некоммерческой Организации «Коллегия Адвокатов «РЕГИОНСЕРВИС» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 93 и пункта 2 статьи 126 Налогового Кодекса Российской Федерации» Документ опубликован не был // СПС КонсультантПлюс;

Определение Конституционного Суда Р Ф от 05. 12. 2003 N 446-О «По жалобам граждан Л. Д. Вальдмана, С. М. Григорьева и Региональной Общественной Организации «Объединение вкладчиков «МММ» на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-Процессуального Кодекса Российской Федерации, Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации и Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // «Вестник Конституционного Суда РФ», N 3, 2004.

«Своеобразным регулятором деятельности профессиональной защиты являются правила адвокатской этики как корпоративные этические нормы адвокатского сообщества. Многочисленные публикации научного и методического характера по вопросам адвокатской этики, принципам профессиональной защиты по уголовным делам хотя и не являются источниками права, но во многом восполняют пробелы в регулировании деятельности адвокатов — защитников, дают доктринальное толкование ряда оценочных категорий и признаются большинством практикующих юристов» Гармаев Ю. П. Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами. практический комментарий законодательства // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2007. Электронная версия документа..

Под защитником согласно ч.1 ст. 49 УПК РФ понимается лицо, осуществляющее в установленном УПК порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката ч. 2 ст. 49 УПК РФ.

Основные положения о роли адвокатов, принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке См.: Материалы Конгресса ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке // Советская юстиция. 1991. N 20., гласят, что:

адекватное обеспечение прав человека и основных свобод, на которые все люди имеют право, предоставляется им в экономической, социальной, культурной, гражданской и политической жизни и требует, чтобы все люди имели эффективную возможность пользоваться юридической помощью, осуществляемой независимой юридической профессией;

профессиональные ассоциации адвокатов играют жизненную роль в поддержании профессиональных стандартов и этических норм, защищают своих членов от преследований и необоснованных ограничений и посягательств, обеспечивают юридическую помощь для всех, кто нуждается в ней, и кооперируются с Правительством и другими институтами для достижения целей правосудия и общественного интереса.

Кроме того, по мнению Совета Адвокатской палаты г. Москвы, выраженному в решениях по дисциплинарной практике, на основе анализа положений российского законодательства о конституционно-правовой составляющей в деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве следует, что:

государство гарантирует каждому обвиняемому (подсудимому) возможность реализации права на защиту путем получения квалифицированной юридической помощи;

государственной гарантией реальности оказания обвиняемому (подсудимому) квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве является наличие института адвокатуры;

государственной гарантией права обвиняемого (подсудимого) обратиться за помощью к тому защитнику (адвокату), которому он действительно доверяет, является установленное в законе правило о том, что по общему правилу защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого (ч.1 ст. 50 УПК РФ);

государственной гарантией права каждого обвиняемого (подсудимого) вне зависимости от его имущественного положения на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой адвокатом как независимым профессиональным защитником, является институт назначения защитника в случаях, когда обвиняемый по любым причинам не желает и (или) не в состоянии самостоятельно пригласить защитника См.: Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы (извлечение) // Адвокат. 2007. N 9. С. 16.

Из изложенного вытекает, что в основе деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве лежит его статус (положение) в уголовном судопроизводстве, который, безусловно, отличает его от иных субъектов.

Итак, роль и место адвоката среди субъектов, выступающих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, определяется его статусом.

Статус адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве обусловлен тем, что:

адвокат (защитник) является субъектом конституционной обязанности по оказанию доверителю квалифицированной юридической помощи ст. 48 Конституции Р Ф, ч. 1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в уголовном судопроизводстве, что накладывает на него дополнительные обязанности по сравнению с иными субъектами. Дополнительные обязанности устанавливает не только УПК РФ, но и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекс профессиональной этики адвоката См.: Гармаев Ю. П. Комментарий к Кодексу профессиональной этики адвоката // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2005. Электронная версия документа. Так, например, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого ч. 7 ст. 49 УПК РФ; п. 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Кроме того, согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе: а) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя п. 3 ч. 4 ст. 6; б) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает п. 4 ч. 4 ст. 6. Данные положения корреспондируют соответственно с п.п. 2 и 3 ч.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката;

адвокат (защитник) является единственным субъектом оказания квалифицированной юридической помощи на досудебном производстве по уголовному делу, а в ходе судебного разбирательства основным ч. 2 ст. 48 Конституции, ч. 2 ст. 49 УПК РФ. Тем самым он находится в привилегированном положении по сравнению с иными субъектами. Так, адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника в упрощенном порядке, согласно ч.4 ст. 49 УПК РФ, по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

Адвокат Кемеровской областной Адвокатской палаты Е. Г. Наумова пишет: «Работа защитника в уголовном процессе может начинаться на любой его стадии, включая стадию возбуждения уголовного дела. Для того, чтобы адвокат приступил к защите по уголовному делу достаточно факта обращения к нему за юридической помощью и заключения соответствующего соглашения, которое может быть подписано не только самим лицом, нуждающимся в защите, но и любым другим человеком, пожелавшим заключить такое соглашение в пользу лица, привлекаемого или привлеченного у уголовной ответственности. Исходя из правил профессиональной этики, адвокат не вправе разглашать имени доверителя и содержания заключенного соглашения» Наумова Е. Г. Момент начала защиты // Адвокаты Западно-Сибирского региона. № 6, 2008. С. 2. Именно поэтому «Полномочия адвоката, приступающего к защите по уголовному делу удостоверяются ордером, в котором указывается только номер соглашения и имя подзащитного. Само соглашение органам, ведущим дознание или расследование не предъявляется, несмотря на то, что на практике, дознаватели и следователи очень часто требуют от адвоката предъявить им такое соглашение» Там же..

Адвокат Адвокатской палаты г. Москвы В. Г. Нелюбин так описывал практическую ситуацию, сложившуюся в его профессиональной деятельности: «Ко мне обратился человек, который представился как друг гражданина И., привлекаемого к уголовной ответственности по ст. 105 УК РФ. Обратившийся отказался назвать свое имя, но заявил, что готов полностью оплатить оказание юридической помощи задержанному по подозрению в совершении убийства И. Свой отказ представиться, обратившийся объяснил тем, что если правоохранительным органам стане известно о его желании помочь И., то его могут подвергнуть различного рода репрессиям и гонениям. Я заключил с анонимным доверителем соглашение на защиту И., являясь заведующим адвокатским кабинетом, сам выписал ордер и приступил к защите. Следователь К., ведущий дело И. потребовал от меня кроме ордера предъявить соглашение на защиту И. Я отказался выполнить его требования. Результатом моего отказа стала рассматриваемое сегодня Квалификационной Комиссией Адвокатской палаты представление о привлечении меня к дисциплинарной ответственности» Протокол заседания Квалификационной Коллегии Адвокатской палаты г. Москвы от 12. 11. 2004 — копия документа предоставлена для целей настоящего исследования адвокатом Фамилии заменены буквенными обозначениями самим адвокатом Нелюбиным В. Г. из соображений адвокатской тайны. Квалификационная Комиссия вынесла решение о том, что в действиях адвоката Нелюбина не содержится нарушений требований закона и адвокатской этики и отказала в удовлетворении представления Прокуратуры г. Москвы.

Изложенное приводит к выводу о том, что адвокат обязан сохранять имя доверителя в тайне, если сам доверитель не пожелает обратного.

Роль и место адвоката среди субъектов, выступающих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, определяются его статусом, обусловленным, с одной стороны, тем, что на него возлагаются дополнительные обязанности, а с другой — он находится в привилегированном положении по сравнению с ними.

В латинском языке термин status (положение, состояние) обозначал общее положение отдельной личности в обществе, совокупность всех ее прав и обязанностей См.: Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М.: Юрид. лит., 1989. С. 300. В теории права признано, что отраслевой статус (положение) субъекта определяется тем законодательством, в рамках которого установлены его права и обязанности См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред.В. В. Лазарева. М.: Юрист, 1994. С. 152 — 153; Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2001. С. 183; Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. чл. — корр. РАН, д. ю. н. Е. А. Лукашева. М.: НОРМА, 2003. С. 91.

Согласно ч.1 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полномочия адвоката, участвующего в качестве защитника доверителя в уголовном судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации, т. е. УПК РФ.

Следовательно, процессуальное положение адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве следует определять через его права и обязанности, предусмотренные уголовно-процессуальным законом (ст. ст. 15, 49, 53, 244, 248 и другие УПК РФ).

Но это не мешает применять положения Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката к деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве, поскольку они также регулируют его деятельность путем предъявления к ней дополнительных, повышенных, обремененных статусом адвоката требований.

«Таким образом, на адвоката возлагается общая обязанность использовать все не запрещенные УПК (ст. 53) средства и способы защиты в целях защиты прав и законных интересов подзащитного Формулирование законодателем подобным образом в УПК прав и обязанностей защитника объясняется публичным характером его деятельности. См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред.А. Д. Бойкова, И. И. Карпеца. С. 94 — 97.

Подобная позиция подтверждается также в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который обязывает адвоката честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами (п. 1 ч.1 ст. 7). Такой же точки зрения придерживается и адвокатское сообщество России, которое на Первом Всероссийском съезде адвокатов 31 января 2003 г. приняло Кодекс профессиональной этики адвоката, где в п. 1 ч.1 ст. 8 указано, что «при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом». Тем более что согласно ч.2 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную этим Федеральным законом" Кудрявцев В. Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве // «Журнал российского права», 2005, N 6.

Процессуальное положение адвоката-защитника следует определять как самостоятельного участника процесса См. более подробно о точках зрения на процессуальное положение адвоката-защитника: Кудрявцев В. Л. Процессуальное положение адвоката в российском уголовном судопроизводстве // Современное право. 2005. N 4; Кудрявцев В. Л. Процессуальные и криминалистические основы деятельности адвоката-защитника в российском уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2006.

О самостоятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве позволяют говорить следующие базовые, основные, положения:

1) полномочиями на осуществление защиты его наделяет уголовно-процессуальный закон, причем этот же закон предоставляет ему право использовать все не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты ст. 53 УПК РФ и т. д.;

2) адвокат является независимым советником по правовым вопросам ч. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;

3) адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами" п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;

4) закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. ч.1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката Кодекс профессиональной этики адвоката. Принят 31. 01. 2003 на I Всероссийском съезде адвокатов. // «Вестник адвокатуры», № 2, 2003. устанавливает: «Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные на несоблюдение закона или нарушение правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом».

Л.В. Кудрявцев пишет, что в этих же вышеперечисленных положениях УПК РФ, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката «заложен механизм, ограничивающий самостоятельность защитника, не позволяющий трактовать его деятельность как абсолютно самостоятельную, ни от чего (закона, нравственности) и ни от кого (прав и законных интересов доверителя) не зависящую. Этот механизм ограничения нашел отражение в предмете защиты (права и законные интересы доверителя) и пределах защиты (защитник вправе использовать все не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты)» Кудрявцев В. Л. Роль и место адвоката среди субъектов, выступающих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве // «Адвокатская практика», 2008, N 3. С. 5..

На основании вышеизложенного процессуальное положение адвоката-защитника можно определить как самостоятельного участника процесса, наделенного уголовно-процессуальным законом определенными правами и обязанностями, для осуществления защиты прав и законных интересов обвиняемого всеми не запрещенными УПК РФ средствами и способами защиты.

«Технология работы адвоката по решению правовой проблемы доверителя предполагает обработку значительного объема информации. Такая информация может содержаться в записях, которые ведет адвокат во время встречи с доверителем, в документах, предоставленных доверителем или полученных адвокатом самостоятельно. При решении сложных правовых вопросов адвокат может прорабатывать большой пласт правовых актов, комментариев к ним, монографий, судебной практики. К этому могут добавиться копии материалов дела, сведения о работе государственных органов, именах и адресах людей, с которыми сталкивается адвокат во время работы по делу… Адвокатским сообществом достаточно давно изобретен удобный инструмент для этого — адвокатское досье» Адвокат: навыки профессионального мастерства / под ред. Л. А. Воскобитовой, И. Н. Лукьяновой, Л. П. Михайловой. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 100..

«Адвокатское производство — важное средство выполнения принятого поручения. Добросовестное исполнение адвокатом, участвующим в уголовном судопроизводстве, профессиональных обязанностей, возложенных на него законом, требует тщательной подготовки к ведению дела. Право адвоката знакомиться с момента допущения к участию в деле со всеми его материалами и выписывать из него необходимые сведения реализуется в форме адвокатского производства, в которое адвокатом помимо выписок вносятся все вспомогательные данные и разработки, необходимые для надлежащего исполнения профессиональных обязанностей» Там же..

Адвокатское досье является средством для фиксации существенной для дела информации. Нередки случаи, когда адвокату приходится работать по судебным делам, состоящим из десятков и даже сотен томов.

«В таких случаях совершенно невозможно помнить все существенные детали, не говоря уже о второстепенных. Некоторые процессы отличаются высокой интенсивностью, большим обилием фактического материала, поступающего в самом судебном заседании (например, при рассмотрении дел в суде присяжных). В этих случаях материалы адвокатского досье выступают как некий накопитель информации, своего рода память. Умение быстро и четко фиксировать в материалах существенные моменты судебного разбирательства или переговоров является одним из средств работы адвоката. Например, четкая фиксация существенных моментов в показаниях свидетеля в суде поможет правильно сформулировать вопрос этому свидетелю» Там же. С. 101..

Вот практический пример, подтверждающий важность ведения и правильной организации адвокатского досье: «Очень часто в суде приходится наблюдать следующую картину (особенно в кассационной или надзорной инстанциях):

Представитель стороны по делу: «Свидетель М. в судебном заседании сказал следующее:». «

Вопрос суда: «Какое судебное заседание имеется в виду? Назовите том и лист дела».

Следует быстрое (или не очень быстрое) перебирание пачки бумаг с записями. Выясняется, что упомянутое высказывание свидетеля зафиксировано без ссылки на листы и том дела" Там же. С. 103..

«Вряд ли такой метод работы придает убедительности в работе адвоката. Пока он отыскивает искомый фрагмент, о его мысли могут просто забыть. Избежать такой ситуации несложно, если адвокат заранее систематизирует в адвокатском производстве собранные материалы» Там же..

Ведение адвокатского производства способствует систематизации материала, что существенно облегчает применение различных документов при рассмотрении спора, делает работу адвоката более профессиональной, не позволяет в силу технических причин нарушать логику выполнения процессуальных и иных действий.

Материалы адвокатского досье — это основная база для выполнения анализа собранных по делу доказательств. Его ведение является необходимым условием для выработки наиболее верной позиции. Не имея необходимых материалов, проблематично качественно подготовить позицию и линию защиты по предстоящему делу.

Возвращаясь к вопросу о самостоятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве не является абсолютной, она ограничена предметом защиты (правами и законными интересами доверителя) и пределами защиты (защитник вправе использовать все не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты) См. более подробно о предмете и пределах защиты: Кудрявцев В. Л. Предмет и пределы защиты в деятельности адвоката в российском уголовном судопроизводстве // Современное право. 2004. N 12; Кудрявцев В. Л. Процессуальные и криминалистические основы деятельности адвоката-защитника в российском уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2006.

Предмет защиты — это права и законные интересы обвиняемого.

Права и законные интересы обвиняемого имеют много общего, в частности, они, выступая своеобразными подспособами правового регулирования, имеют диспозитивный характер, являясь самостоятельными элементами правового статуса личности, определяя собой своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний и т. д. См.: Малько А. В. Соотношение законного интереса и субъективного права // Проблемы теории государства и права: Учеб. пособ. М.: Проспект, 1999. С. 346 — 347.

Но есть и отличия субъективного права от законного интереса:

1) если права обеспечены конкретной юридической необходимостью других лиц, то законные интересы носят характер правового стремления;

2) если сущность субъективного права заключается в юридически гарантированной и обеспеченной обязанностями других лиц возможности, то законного интереса — в простой дозволенности определенного поведения, которому противостоит лишь общая юридическая обязанность — уважать его, не нарушать его, поскольку и сам он представляет собой правовую возможность общего характера См.: Малько А. В. Соотношение законного интереса и субъективного права. С. 347 — 349.

Право обвиняемого — это мера возможного поведения обвиняемого, обеспеченного юридической обязанностью других лиц.

Все субъективные права обвиняемого можно классифицировать на группы по их предназначению:

1) для защиты необоснованного или незаконного применения мер уголовно-процессуального принуждения;

2) для защиты неприкосновенности личности, личной жизни, жилища, тайны переписки и т. д. ;

3) для защиты имущественных и иных личных прав См.: Багаутдинов Ф. Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2004. С. 364.

С точки зрения функционального предназначения законного интереса обвиняемого интересное определение дал М. С. Строгович. Он полагал, что «законный интерес обвиняемого состоит в том, чтобы при расследовании и судебном разбирательстве его дела были полно, всесторонне и непредвзято собраны и проверены все обстоятельства, которые свидетельствуют в пользу обвиняемого, оправдывают его или смягчают его ответственность, чтобы обвиняемому была обеспечена возможность оспаривать обвинение, представлять доводы и доказательства в свое оправдание или для смягчения своей ответственности» Строгович М. С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых // Советское государство и право. 1981. N 8. С. 89. Пределы защиты определяются тем, что защитник использует все не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты (п. 11 ч.1 ст. 53 УПК РФ).

Средства и способы защиты имеют несколько значений.

Во-первых, в абстрактной форме средства и способы защиты можно отнести к категории процессуальной формы участия защитника, т. е. к его правам. Такой вывод вытекает из анализа ч.1 ст. 53 УПК РФ, где с п. 1 по п. 10 перечисляются права защитника, а в п. 11 указывается, что защитник вправе использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты, т. е. иные права, не предусмотренные п. п. 1 — 10 ч.1 этой статьи, но не запрещенные УПК РФ.

Во-вторых, средства защиты — процессуальные документы, в которых излагается позиция защиты по вопросам уголовного дела как материального, так и процессуального характера. Способы защиты — это система действий по осуществлению защиты. Соотношение между средством и способом защиты — это соотношение не между существенно различными или друг друга поглощающими явлениями, а между такими, которые, находясь в причинной, взаимообусловливающей зависимости и во взаимопроникновении, сохраняют по отношению друг к другу известную самостоятельность.

В-третьих, участие защитника в производстве отдельных следственных действий предполагает использование средств и способов защиты, не запрещенных УПК РФ, иначе, с точки зрения криминалистики, «использование тактических приемов» См.: Ищенко Е. П., Топорков А. А. Криминалистика: учебник (издание второе, исправленное и дополненное) / под ред. Е.П. Ищенко). М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», ИНФРА-М, 2006. С. 96., направленных на защиту прав и законных интересов подзащитного.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой