Виды соучастий преступлений и пределы их ответственности

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Понятие и признаки соучастия

Глава 2. Соучастие в преступлении

2.1 Исполнитель

2.2 Организатор

2.3 Подстрекатель

2.4 Пособник

Глава 3. Пределы ответственности

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Тема «Виды соучастий преступлений и пределы их ответственности» является одной из самых проблематичных, а, соответственно, одной из самых сложных в рамках уголовного права. Еще в дореволюционные времена, юристы приходили, порой к выводу, что окончательное решение о сущности соучастия вообще невозможно. Но, спустя время, вопросы соучастия стали разрешаться путем выделения фигур совместно действующих лиц, а затем и разновидностей групповой преступной деятельности.

Преступность как социальное явление показывает, что в большей части случаев самые опасные посягательства совершаются не в одиночку, а путем объединения усилий нескольких лиц, сообща ставших на путь нарушения закона. Таким образом, вопрос об уголовной ответственности соучастников имеет огромное практическое значение. При правильном его решении можно будет избежать необоснованного привлечения к ответственности лиц, фактически не совершавших преступления, но ошибочно рассматриваемых как соучастники и обезвредить тех, кто принимал участие в совершении преступления.

Соучастие является одним из важнейших институтов уголовного права. Вопросы, непосредственно связанные с данным институтом актуальны как в теории, так и в практике уголовного права. Данная тема глубоко разработана в данной отрасли права такими практиками и теоретиками как Н. А. Бабий, М. И. Ковалев, Н. С. Таганцев и др. Особенностью изучаемой темы является то, что ей присущ ряд дискуссионных проблем, в частности, относительно объективной и субъективной природы признаков соучастия, а также деления соучастия на виды.

Целью работы является решение вышеуказанных проблем, классификация соучастия и пределы ответственности.

Общественная опасность каждого вида совместного совершения преступления зависит от типа сочетания критериев, проявляющихся как через нормальные, так и антиобщественные отношения. Анализируя такой тип поведения в уголовно-правовой норме, опасность выражается в объективных и субъективных признаках преступления. Фактически, общественная опасность слагается из их комплексов, выступает следствием того, что законодатель оценивает реально существующую общественную опасность, отражающую совокупность объективных свойств и отношений предмета, причем, в одних случаях на первый план выдвигается одно сочетание свойств и отношений, в других — иное. Но в различных преступлениях каждый такой признак не имеет равного веса и значения. Одни в большей, другие в меньшей степени предопределяют социальное содержание содеянного. Иными словами, социальная характеристика деяния как общественно опасного и преступного, в одних случаях, обуславливается объективными признаками в большей мере, а субъективными — в меньшей мере, и наоборот [30, с. 238].

Актуальность данной темы обусловлена потребностью теоретической разработки проблем становления и развития института соучастия в Республике Беларусь. Такое направление научного поиска позволяет обобщить опыт накопленных знаний по проблеме соучастия, получить новые знания, которые необходимы для углубленного познания явления, их использования в учебном процессе при изучении уголовного права, их учета при совершенствовании уголовного закона и практики его применения.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СОУЧАСТИЯ

Уголовной ответственности подлежат те лица, которые непосредственно совершили преступление, а также те, которые действовал в соучастии с ними (ст. 10 УК РБ). Понятие соучастия раскрывается в ст. 16 УК РБ: соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления [26].

Значение уголовно-правового соучастия заключается в том, что оно является одним из самостоятельных оснований уголовной ответственности. Ст. 16 УК РБ увеличивает сферу действий статей Особенной части УК РБ, устанавливает наказуемость действий, которые прямо не указаны в Особенной части как преступления.

Уголовно-правовой институт соучастия охватывает всю совокупность норм, определяющих основания и пределы уголовной ответственности за совместное с другими лицами участие в совершении преступления.

Правовое значение института соучастия представляет собой соответствие со ст. 10 УК РБ, оно является одним из самостоятельных оснований уголовной ответственности. Ст. 16 УК РБ расширяет сферу действия статей Особенной части Уголовного кодекса, устанавливая наказуемость действий, которые прямо не указаны в Особенной части как преступления. Не смотря на это, соучастие оказывает существенное влияние на назначение наказания.

В силу общности для всех составов преступлений признаков совместной преступной деятельности базовые положения института соучастия излагаются в нормах Общей части Уголовного кодекса. В гл. 3 УК РБ «О преступном деянии» содержатся положения о соучастии в преступлении (ст. 16 УК РБ), о совершении преступления группой (ст. 17 УК РБ), об организованной группе (ст. 18 УК РБ), о преступной организации (ст. 19 УК РБ), об освобождении от уголовной ответственности участника преступной организации или банды (ст. 20 УК РБ). Вопросы назначения наказания за преступление, совершенное в соучастии, излагаются в ст. 66 УК РБ. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступной организацией относится к обстоятельствам, отягчающим ответственность, согласно ст. 64 УК РБ [7, с. 194].

Институт соучастия не ограничивается только нормами Общей части Уголовного кодекса. Усиление ответственности за соучастие изложено и в нормах Особенной части, где факт совершения преступления группой лиц и организованной группой указывается в качестве квалифицирующего или особо квалифицирующего обстоятельства. Совместная преступная деятельность обладает настолько высокой степенью общественной опасности, что это побудило законодателя предусмотреть дополнительные уголовно-правовые меры противодействия ее осуществлению. В первую очередь, это относится к признанию в статьях Особенной части Уголовного кодекса оконченным преступлением самого факта совместного сговора на осуществление совместной преступной деятельности. К таким преступлениям относятся, например, организация банды (ст. 286 УК РБ) и создание преступной организации либо участие в ней (ст. 285 УК РБ). В целях пресечения пополнения рядов преступников, дополнительно к ответственности за соучастие предусмотрена ответственность за сам факт привлечения других лиц к участию в преступлении. Являющееся разновидностью подстрекательства вовлечение в преступление признается самостоятельным преступлением, если вовлекаемый является несовершеннолетним (ст. 172 УК РБ), а если подстрекательство осуществляется посредством принуждения к участию в преступной деятельности, то ответственность наступает независимо от возраста вовлекаемого лица (ст. 288 УК РБ). Большое внимание, уделяемое проблемам борьбы с организованной преступностью, нашло свое отражение и в отечественном законодательстве. Так, 27 июня 2007 г. был принят Закон Республики Беларусь № 244−3 «О борьбе с организованной преступностью», закрепляющий правовые основы государственной политики противодействия организованной преступности в целях защиты прав и законных интересов личности, общества и государства.

К институту соучастия в отечественном уголовном праве относятся все возможные варианты совместной преступной деятельности. С точки зрения роли субъекта в непосредственном совершении преступления соучастие может состоять из двух самостоятельных видов. Во-первых, это исполнение объективной стороны состава преступления совместно в соответствии с ее описанием в статье Особенной части Уголовного кодекса. Действия таких участников преступления именуются соисполнительством, и в Уголовном кодексе такое соучастие именуется совершением преступления группой (ст. 17 УК РБ). Основанием уголовной ответственности каждого из таких лиц — это непосредственное совершение преступления. Во-вторых, это оказание содействия совершению преступления другими лицами, когда отдельные соучастники не выполняют объективную сторону состава преступления, а выполняют роли пособника, подстрекателя или организатора. Такое содействие и является собственно соучастием в узком смысле этого слова. Основанием уголовной ответственности таких соучастников в соответствии со ст. 10 УК РБ является не факт совершения ими преступления, поскольку они непосредственно его не совершали, а соучастие в совершении преступления другими лицами — исполнителями.

Более тяжкие и сложные преступления совершаются в соучастии (насильственные, корыстно-насильственные). Ф. Г. Бурчак справедливо отмечает: «При насильственных преступлениях сам факт объединения усилий нескольких лиц для достижения одного преступного результата существенно повышает как опасность самого нападения, так и вероятность осуществления поставленных соучастниками перед собой целей» [10, с. 126].

Являясь элементом единой преступной деятельности, соучастие как форма поведения одного лица обладает своими специфическими признаками. Знание этих признаков позволяет определить совершение преступления в соучастии, а также отграничить его от опосредованного исполнения преступления и прикосновенности к преступлению. Сущностные признаки соучастия указаны в его определении:

· участие в совершении преступления двух или более лиц;

· совместность действий соучастников;

· умышленность соучастия в преступлении;

· участие в совершении умышленного преступления.

С определенной долей условности признаки соучастия могут быть подразделены на две группы — объективные и субъективные признаки.

Объективными признаками соучастия в преступлении являются количество лиц и совместность (согласованность) действий.

— Количество лиц. Преступление совершается в соучастии, в том случае, когда в нем участвуют два и более лица. Для привлечения обоих лиц к уголовной ответственности, необходимо, чтоб присутствовали все признаки субъекта преступления (вменяемость, возраст, специальные признаки).

Тем не менее, существуют некоторые составы преступлений, в которых исходя из их содержания можно сделать вывод о необязательном наличии у соучастников всех признаков субъекта. Например, кража, совершенная группой лиц (ч. 2 ст. 205 УК РБ), предполагает участие в преступлении нескольких человек, но не обязательно субъектов уголовного права. Не указывает на обязательность признаков субъекта преступления в отношении каждого соучастника и ст. 16 УК РБ, которая использует термин «лица», а не «субъекты». Таким образом, соучастие будет и тогда, когда кражу, например, совершают два лица, одно из которых не достигло возраста уголовной ответственности.

— Совместность (согласованность) действий соучастников представляет собой стремлении каждого из них достичь единого результата, каждый из них совершает свою часть преступных действий, чем и облегчает совершение преступления для других соучастников и содействует достижению оговоренного результата.

Соучастие может выражаться как в совершении активных действий, так и в бездействии. Следовательно, все соучастники, независимо на свою роль в преступлении, действуют едино при совершении деяния, для достижения преступных последствий и создания между деянием и последствиями причинной связи [26].

— Преступный результат является единым для всех.

Субъективными признаками соучастия являются осведомленность о целях и единство умысла.

— Осведомленностью соучастников о целях преступления является знание ими хотя бы в общих чертах причину совместных действий. Для соучастия не является необходимым полная осведомленност всех преступников обо всем объеме запланированных действий и обо всех соучастниках. Достаточно, чтобы каждый был осведомлен о действиях исполнителя, а исполнитель знал о наличии хотя бы одного соучастника. Простая помощь преступнику со стороны лица, которое не предполагало о целях деятельности виновного, не будет являться соучастием.

— Единство умысла предполагает сговор, соглашение о совместных действиях для достижения ожидаемого результата. Договоренность о преступлении может заключаться как на словах, так и с помощью жестов (знаков), через посредников, переписку и т. д. Время между заключением сговора и совершением преступления значения не имеет. Сговор может конкретизироваться, изменяться или прекращаться соучастниками по ходу осуществления преступления.

Необходимости в том, чтобы все соучастники в полном объеме оговаривали все действия каждого соучастника, нет. Сговор может обладать общим характером, главное, чтобы на основе сговора было сформировано единство умысла соучастников по отношению к деянию, последствиям и причинной связи. Действия и последствия, выходящие за рамки единого умысла, не могут вменяться в вину всем соучастникам. Они вменяются только тем, кто, в нарушение сговора, совершил ранее не оговоренные действия.

Неосторожная вина исключает возможность соучастия, так как в неосторожных преступлениях невозможен сговор о результате. В таких случаях каждый, кто способствовал причинению вреда, подлежит уголовной ответственность самостоятельно. Например, за нарушение правил безопасности на производстве, повлекшее смерть человека (ч. 2 ст. 306 УК РБ), в пределах своих должностных обязанностей и в зависимости от степени виновности могут нести ответственность несколько субъектов: мастер, главный инженер, директор, но не в качестве соучастников, а отдельно за допущенные каждым «свои» нарушения.

Мотивы и цели соучастников могут не совпадать. Так, например, при убийстве один соучастник может руководствоваться местью, а другой — корыстью. Если мотив или цель включается в диспозицию статьи в качестве обязательного признака состава преступления, то необходимо установить, что соучастнику известно о мотиве исполнителя. Например, для признания соучастником убийства из корысти (п. 12 ч. 2 ст. 139 УК РБ) требуется, чтобы лицо, содействующее исполнителю, знало о его корыстных побуждениях.

Соучастие возможно только относительно конкретного преступления. Нельзя толковать соучастие абстрактно, вообще, как связь и взаимоотношения между людьми. Необходимым является, чтобы отношения между соучастниками преследовали именно преступные цели. Так, некоторые составы преступлений устанавливают ответственность лица за вступление в преступную группировку, участие в ней независимо от того, совершены ли лицом какие-либо действия совместно с членами этой группировки (ст. ст. 285, 286, 287 УК РБ).

Соучастие повышает общественную опасность преступления. Соучастникам гораздо легче причинить существенный вред, упрощается совершение преступных действий, скрыться с места преступления, воспользоваться ценностями, добытыми преступным путем. Некоторые преступления, требующие длительной организации и согласованности сложных действий, затруднительно, а порой и невозможно, совершить в одиночку. В связи с этим уголовный закон усиливает ответственность за преступления, совершенные в соучастии [30, с. 240].

ГЛАВА 2. ВИДЫ СОУЧАСТНИКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Исходя из такого законодательного определения соучастия, соучастником преступления следует признавать любого и каждого из двух или более лиц, кто принял умышленное совместное участие в совершении умышленного преступления [7, с. 216].

Соучастников, в соответствии со ст. 16 УК РБ, различают на исполнителя, организатора, пособника и подстрекателя, в зависимости от того, какую роль каждый из них осуществляет в едином преступном замысле и достижении единого преступного результата.

2.1 Исполнитель

Исполнитель — это лицо, непосредственно совершившее преступление, либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами, либо совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих в силу закона уголовной ответственности или совершивших преступление по неосторожности (ч. 3 ст. 16 УК РБ).

Исполнитель должен соответствовать всем признакам субъекта задуманного сообщниками преступления, то есть наряду с общими признаками (возраст, вменяемость) должен обладать и признаками специального субъекта, если таковые оговорены в качестве конститутивного признака состава преступления [24].

Исполнитель должен достичь возраста, предусмотренного законодательством, и быть вменяемым [21, с. 32]. В тех преступлениях, которые могут быть совершены только специальным субъектом, исполнитель должен обладать признаками такого субъекта [13, с. 48]. Так, например, исполнителем преступления, предусмотренного ст. 427 УК РБ (служебный подлог), может быть признано должностное либо иное уполномоченное лицо.

Исполнение преступления может быть непосредственным или опосредованным (в юридической литературе употребляются термины «посредственное исполнение» или «посредственное причинение»).

Посредственные (опосредованные) исполнители присутствуют тогда, когда они не сами выполняют объективную сторону состава преступления, а используют малолетних или невменяемых. В таких ситуациях исполнителем будет признано не малолетний или невменяемый, а лицо, которое непосредственно их использовало. Возможны и другие ситуации, например, опосредованный исполнитель неожиданно и резко толкает человека в сторону своей жертвы. Человек, ища опоры, толкает жертву, и тот падает под колеса транспорта. Как опосредованное исполнение могут расцениваться и действия, совершенные под влиянием психического насилия, под влиянием приказа, в силу извинительной ошибки и др.

Исполнение преступления признается непосредственным, когда соучастник лично один либо совместно с другими соучастниками выполняет деяние, являющееся признаком объективной стороны состава преступления [2, с. 29]. Следовательно, исполнителем является только тот участник преступления, который совершил описанные в диспозиции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса деяния.

В случае, если же лицо выполняет только часть деяния, а другую часть выполняет действующее совместно с ним лицо, то каждый из них признается исполнителем преступления, но в таком случае Указанные лица именуются не исполнителями, а соисполнителями -- совместно действующими исполнителями. Несмотря на то, что соисполнители могут выполнять различные действия, например, один из них при разбое применяет опасное насилие, а второй -- завладевает имуществом, их роль в соучастии едино — исполнение объективной стороны состава преступления. По такой причине выполнение соучастниками различных действий в рамках одной роли в соучастии в научной литературе именуется техническим распределением ролей.

Опосредованное исполнение (исполнение через посредство иных лиц) присутствует, когда кто-либо умышленно использует для выполнения объективной стороны преступления другое лицо, действующее невиновно либо по неосторожности:

· лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности;

· невменяемое лицо;

· лицо, действующее при обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность (например, при исполнении обязательного приказа);

· лицо, действующее под влиянием обмана, если ошибка была извинительной (например, не является посредником в даче или получении взятки лицо, которое передало должностному лицу пакет с деньгами, не будучи осведомлённым о содержании и назначении пакета);

· лицо, действующее по неосторожности (например, передача заряженного оружия под видом незаряженного с просьбой «попугать» будущую жертву будет влечь ответственность лица, передавшего оружие, за убийство, а лица, фактически произведшего выстрел, -- за причинение смерти по неосторожности).

В этих случаях лицо, фактически исполнившее объективную сторону состава преступления, либо освобождается от уголовной ответственности (случаи 1−4), либо отвечает самостоятельно за неосторожное преступление. Несмотря на множественность действующих лиц, все указанные случаи не образуют соучастия.

Действия исполнителя квалифицируются по статье Особенной части Уголовного кодекса без ссылки на ч. 3 ст. 16 УК РБ. Такая квалификация прямо вытекает из закона, однако она не позволяет отразить факт совершения преступления совместно с иными видами соучастников, что следует признать недостатком, поскольку реальное положение не находит адекватного юридического отражения, что весьма существенно затрудняет сбор и обработку статистической информации, в том числе и в криминологических целях.

Изложенное понимание исполнителя преступления основывается на характеристике фактически выполняемых лицом действий.

Тем не менее, уголовному закону известен и иной подход к оценке действий соучастников. Вне зависимости от роли в совершении преступления субъект будет признан исполнителем преступления, если он совершил это преступление в составе организованной группы или преступной организации (ч. 9 ст. 16 УК РБ).

Фигура исполнителя преступления выделяется только применительно к институту соучастия. В тех случаях, когда лицо выполняет объективную сторону состава преступления, действуя самостоятельно без участия иных лиц, то такое лицо в уголовном праве именуется субъектом преступления.

Но четкого законодательного разделения понятий «субъект преступления» и «исполнитель преступления» до настоящего времени не проведено. Следствием такого невнимания законодателя к данному вопросу является появление в судебной практике возможности признания соисполнителями преступления лиц, не подлежащих уголовной ответственности, то есть не являющихся субъектами преступления. Одновременно аналогичным образом признаются соисполнителями преступлений со специальным субъектом лица, хотя и обладающие признаками общего субъекта преступления, но не наделенные признаками специального субъекта преступления.

2.2 Организатор

При соучастии в преступления самым опасным является организатор — «лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, либо лицо, создавшее организованную группу или преступную организацию, либо руководившее ими».

Организатором (руководителем) преступления, согласно ч. 4 ст. 16 УК РБ признается соучастник, который:

· организовал совершение преступления;

· руководил совершением преступления;

· создал организованную преступную группу либо преступную организацию;

· руководил организованной преступной группой либо преступной организацией.

Действия организатора, с объективной стороны, выражаются в организации совершения преступления или в руководстве им в процессе его совершения, либо в создании организованной группы или преступной организации или руководстве ими [7, c. 213].

Для того, чтоб признать лицо организатором преступления, не является обязательным совершение им всех вышеперечисленных действий, достаточно хотя бы одного из них.

С субъектной стороны организационная деятельность всегда умышленная, причем умысел может быть только прямой: организатор сознает, что он объединяет и направляет преступную деятельность других соучастников, сознает характер совершаемых под его руководством преступлений, предвидит преступный результат совместных преступных действий и желает этого.

Содержательная часть деятельности организатора состоит в управлении поведением других участников, в координации их действий для успешной реализации преступных замыслов независимо от форм соучастия.

Одно и то же лицо может выполнять несколько действий из числа указанных выше. Так, создав организованную группу и осуществляя руководство ею, субъект может организовать совершение членами группы конкретного преступления и непосредственно руководить его совершением. Однако законодатель счел необходимым перечислить организаторские действия для того, чтобы особо подчеркнуть: совершения любого из перечисленных действий достаточно для признания лица организатором преступления. Такая конкретизация имеет особое значение в силу установления повышенной ответственности организатора преступления в соответствии с положениями ст. 66 УК РБ.

Организация совершения преступления может осуществляться в период его подготовки и реализации вплоть до окончания преступления. Организация преступления может включать в себя и обеспечение посткриминального поведения, например, сокрытия следов преступления, орудий и средств преступления и т. п.

Организатор выполняет такие действия, как: разработка плана совершения преступления, подбор соучастников, распределение ролей между соучастниками, сбор необходимой информации, финансовое и техническое обеспечение исполнения преступления, обеспечение сбыта добытого преступным путем и т. п.

Деятельность по организации преступления как бы обрамляет непосредственное совершение преступления. Если же организационные функции осуществляются в самом процессе выполнения объективной стороны состава преступления, то мы имеем дело с руководством совершением преступления. Руководитель координирует деятельность соучастников, вносит необходимые изменения в план действий, в соответствии с изменением обстановки обеспечивает перестановку сил и привлечение дополнительных средств и т. п. Руководитель может выполнять свои функции как непосредственно в месте совершения преступления, так и находясь на удалении с помощью технических средств передачи информации.

Вышеперечисленные действия организатора и руководителя преступления могут совершаться и иными соучастниками преступления. Например, необходимую для совершения преступления информацию может предоставить пособник, он же может обеспечить средства или орудия для совершения преступления, разработать план, устранить препятствие или выполнить ряд иных подобных действий. Особенно это относится к действиям участников организованных групп и преступных организаций, которые специализируются на выполнении отдельных функций (планирование, материальное обеспечение, транспортировка, силовое прикрытие, вскрытие препятствий и т. п.) [15, с. 318].

Главной отличительной чертой организатора и руководителя преступления является выполнение им функций по управлению процессом подготовки и (или) совершения преступления либо процессом создания или деятельности организованной преступной группы или преступной организации [6, с. 261].

Для признания действий одного из соучастников организаторскими необходимо, чтобы они оказывали существенное влияние на управление процессом подготовки и совершения преступления. Одной только инициативы или одного факта выполнения большей части деяний явно недостаточно. Поэтому в обвинительных процессуальных актах должно быть указано, в чем конкретно выражалась организаторская роль конкретного соучастника.

Если одно лицо организовало совершение преступления, а другое — руководило его совершением, то организаторами преступления должны признаваться оба таких лица.

Действия организатора квалифицируются по статье Особенной части Уголовного кодекса со ссылкой на ч. 4 ст. 16 УК РБ. Однако если организатор выполнял ещё и роль исполнителя или соисполнителя, то в соответствии с принятой практикой действия организатора квалифицируются без ссылки на ст. 16 УК РБ. Представляется, что признание лица организатором преступления при любых обстоятельствах должно отражаться в квалификации [7, с. 214].

2.3 Подстрекатель

Подстрекателем является «лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления». Склонить означает умышленно возбудить у другого лица желание, стремление совершить преступление. Таким образом, подстрекательство как вид соучастия представляет собой склонение другого лица к совершению преступления.

Подстрекатель оказывает пагубное влияние на неустойчивых лиц, в чем и заключается опасность подстрекательства. С объективной стороны, подстрекательство состоит в возбуждении у другого лица решимости совершить конкретное преступление. Склонить лицо совершить преступление можно только лишь путем активных действий: просьбой, убеждением, подкупом, запугиванием, угрозой, физическим насилием.

Подстрекательство, с субъективной стороны, обязательно будет являться деятельностью умышленной: подстрекатель сознает, что вызывает решимость у определенного лица совершить конкретное преступление, предвидит совместный преступный результат и желает этого. Для наличия подстрекательств не имеет значения, какими мотивами руководствовался подстрекатель [3, с. 122].

Подстрекательством является только склонение конкретного лица к совершению конкретного преступления. При этом не имеет значения, склонялось лицо к выполнению объективной стороны преступления или только к выполнению приготовительных действий, либо к участию в преступлении в роли пособника или организатора. Обращение к неопределенному кругу лиц с призывом совершать преступления может быть квалифицировано не как подстрекательство, а как самостоятельное преступление в случаях прямо предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса (например, призывы к свержению или изменению конституционного строя Республики Беларусь или к совершению преступлений против государства — ст. 361 УК РБ).

Действия подстрекателя по внешним признакам схожи с действиями организатора, но организатор возглавляет соучастников, объединяет их, осуществляет руководство совершения преступления, отвечая за действия остальных соучастников и их результативность в достижении общей преступной цели. Действия же подстрекателя ограничиваются только склонением конкретного лица к совершению конкретного преступления. При этом не имеет значения, склонялось лицо к выполнению объективной стороны преступления или только к выполнению приготовительных действий, либо к участию в преступлении в роли пособника или организатора. Обращение к неопределенному кругу лиц с призывом совершать преступления может быть квалифицировано не как подстрекательство, а как самостоятельное преступление в случаях прямо предусмотренных Особенной частью УК РБ (например, призывы к насильственному захвату власти — ст. 361 УК РБ).

Подстрекательство можно подразделить на убеждение и понуждение.

К убеждению наряду с уговорами, просьбами, подкупом и т. п., следует отнести также обман. Если обман касается обстоятельств, не являющихся признаками состава преступления, то лицо, совершившее преступление под влиянием такого заблуждения, признается исполнителем, а обманувший признается подстрекателем. Если же обман касается обстоятельств, являющихся признаками состава преступления, то исполнителем признается обманувший (опосредованное исполнение), а вопрос об ответственности лица, фактически выполнившего деяние, решается в зависимости от того, была ли его ошибка извинительной.

Принуждающими способами склонения признаются применение физического или психического насилия к лицу, склоняемому к совершению преступления. В случае, если примененные способы насилия создают для склоняемого состояние крайней необходимости, то он освобождается от ответственности, а подстрекатель признается исполнителем. При отсутствии условий крайней необходимости, склонивший признается подстрекателем, а склоненный — исполнителем. При назначении наказания исполнителю учитываются характер и степень примененного насилия. Причинение при таких способах вреда склоняемому лицу, например, телесных повреждений, влечет ответственность склонявшего по совокупности преступлений.

Принуждение лица к участию в преступной деятельности является самостоятельным преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 288 УК РБ, если принуждаемый является совершеннолетним. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, в том числе и насильственными способами, влечет дополнительную ответственность по ст. 172 УК РБ.

Более детальная характеристика правового значения физического и психического принуждения дана при рассмотрении обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Действия подстрекателя ограничиваются только возбуждением у другого лица желания совершить преступление. Если подстрекатель осуществит и руководство совершением преступления либо примет участие в выполнении объективной стороны состава преступления, то такой подстрекатель признается соответственно руководителем или соисполнителем преступления, а факт подстрекательства указывается в обвинительном заключении и приговоре и учитывается при определении меры ответственности.

При провокации преступления, когда лицо склоняется к совершению преступления для его последующего изобличения и привлечения к ответственности, лицо, спровоцировавшее преступление, привлекается к ответственности как подстрекатель одновременно с исполнителем преступления. Для ответственности не имеет значения, кто выступил в качестве провокатора преступления -- рядовой гражданин с целью отомстить недоброжелателю или представитель правоохранительного органа с целью изобличения преступника.

От провокации преступления следует отличать проведение оперативного эксперимента с целью изобличения преступника. Оперативный эксперимент -- искусственное создание обстановки, максимально приближенной к реальности, с целью вызвать определенное событие либо воспроизведение события или проведение определённых опытов в полностью управляемых условиях и под контролем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с вовлечением лица, в отношении которого имеются данные о противоправной деятельности, без уведомления его об участии в оперативном эксперименте в целях подтверждения совершения данным лицом противоправных действий, а также предупреждения, выявления, пресечения менее тяжкого преступления против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, общественной безопасности и здоровья населения, тяжкого, особо тяжкого преступления или преступления, могущего принести вред национальной безопасности.

Действия подстрекателя квалифицируются по статье Особенной части Уголовного кодекса со ссылкой на ч. 5 ст. 16 УК РБ.

2.4 Пособник

Пособником является «лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации или орудий и средств совершения преступления, устранением препятствий либо оказанием иной помощи, либо лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, орудия или средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, либо лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы».

Исходя из приведенного законоположения пособничество как вид соучастия — это оказание содействия соучастникам посредством физической (совершением деяния) или интеллектуальной (предоставлением информации) помощи совершению преступления, а также заранее обещанное сокрытие преступления либо заранее обещанное приобретение или сбыт предметов, добытых преступным путем.

По сравнению с остальными соучастниками преступления, пособник — это лицо, которое выполняет вспомогательную роль. С объективной стороны действия пособника выражаются в содействии выполнению преступления или его сокрытию. Пособничество зачастую действие активное, но оно может выражаться в бездействии [4, с. 28].

Пособничество можно разделить на физическое и интеллектуальное.

· Физическим пособничеством признается предоставление орудий и средств для совершения преступления, или устранения препятствий, или оказания иной помощи физического характера. Оно служит для оказания помощи исполнителю в процессе подготовки либо в процессе совершения преступления.

Перечень способов физического пособничества не является исчерпывающим. Физическое пособничество именуется так, поскольку содействие совершению преступления осуществляется посредством определенных деяний как в активной форме (совершением действий), так и в пассивной (бездействием):

· предоставление орудий или средств совершения преступления;

· устранение препятствий, затрудняющих осуществление преступления;

· оказание иной помощи совершению преступления.

Предоставление орудий или средств для совершения преступления предполагает передачу другому соучастнику предметов, устройств или механизмов, которые будут непосредственно использованы в процессе совершения преступления (оружия или предметов используемых в качестве оружия, орудия взлома запорных устройств, транспортного средства для перемещения похищенного и т. п.). Не имеет значения, каким образом указанные предметы оказались у пособника (имелись у него изначально, были приобретены, изготовлены или приспособлены им по просьбе соучастника), кому принадлежат такие предметы (самому пособнику или иным лицам), правомерность обладания предметами (находятся в собственности пособника, заимствованы на время у других лиц или добыты противоправным путем), возмездность оказания помощи и другие подобные обстоятельства.

Устранение препятствий, затрудняющих осуществление преступления, может выражаться в совершении различных действий: от простого взлома запорных устройств до принятия мер противодействия правоохранительным органам, к примеру, проведению проверки финансово-хозяйственной деятельности предприятия, на котором осуществляется незаконная предпринимательская деятельность.

К оказанию иной помощи совершению преступления может быть отнесено, например, доставление будущей жертвы к месту совершения преступления, не подключение объекта к охранной сигнализации и т. п.

Наиболее характерные деяния, совершаемые пособником, перечислены в ст. 16 УК РБ. Но, несмотря на то, что слова «оказание иной помощи» предполагают совершение любых иных деяний, к числу пособнических могут быть отнесены только те деяния, которые способствуют совершению преступления, являются одним из условий совершения преступления иными лицами. В противном случае лицо не может быть признано пособником. Так, если сторож по договоренности с похитителями оставит охраняемый объект на время совершения хищения, то он создает условия для выполнения преступления и будет признан пособником кражи имущества. Однако если по той же предварительной договоренности, например, супруга покинет квартиру, в которой нанятый ее «сочувствующей» подругой преступник должен совершить убийство ее мужа, то такие действия супруги не могут быть признаны пособничеством, она будет подлежать ответственности за недонесение о достоверно известном особо тяжком преступлении (ч. 2 ст. 406 УК РБ).

· Интеллектуальное пособничество выражается в советах, указаниях, предоставлении информации исполнителю, для содействия ему в совершении преступления (например, относительно места, времени, способа совершения преступления, место приобретения оружия и т. п.).

Разновидностью интеллектуального пособничества является заранее данное обещание скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления либо предметы, которые добыты преступным путем, либо приобрести или сбыть их. Все выше перечисленное имеет место после того, как преступление совершенно. Перечень видов пособничества в преступлении по типу «заранее данного обещания совершить какие-то действия после совершения преступления» является исчерпывающим.

Разновидностью интеллектуального пособничества является

заранее обещанное укрывательство преступления, то есть данное заранее обещание:

o скрыть преступника;

o скрыть следы преступления, орудия или средства совершения преступления либо предметы, добытые преступным путем;

o приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем.

Внешне интеллектуальное пособничество может быть схоже с подстрекательством, так как в обоих случаях исполнителю даются советы и указания. Но при подстрекательстве совет-предложение имеет целью склонить другое лицо совершить преступление, а при интеллектуальном пособничестве дается совет-консультация лицу, уже решившемуся на совершения преступления, и имеет целью лишь содействовать реализации этой решимости.

Пособничество, с субъективной стороны, может быть только умышленным: пособник знает, что своими действиями способствует совершению конкретного преступления, предвидит преступный результат и желает или сознательно допускает его наступление.

Ответственность за соучастие в преступлении будет наступать и в том случае, когда лицо, заранее обещавшее скрыть преступление, в последующем не выполнит своего обещания.

В случае, если лицо фактически укрывало преступление, но действовало без ранее данного обещания, то его действия соучастием не являются.

Обещание не доносить о преступлении не является пособничеством независимо от того, было ли оно дано заранее.

Пособнические действия могут быть выполнены в любое время приготовления к преступлению или его непосредственного осуществления, а если выполняются заранее обещанные действия, например, по укрывательству преступления, то и после окончания преступления.

Если помощь совершению преступления оказывается в процессе выполнения объективной стороны состава преступления, то вопрос о признании действий пособническими зависит от характера самих действий и описания признаков преступления в статье Особенной части. Так, лицо, взламывающее дверь для того, чтобы в дом проник убийца, оказывает ему содействие и является пособником убийства, в то же время лицо, взламывающее дверь для того, чтобы в дом проник вор, является не пособником, а соисполнителем кражи.

Адресатом помощи, которую оказывает пособник, может быть любой соучастник преступления — исполнитель, подстрекатель, организатор и также другой пособник.

Действия пособника квалифицируются по статье Особенной части Уголовного кодекса со ссылкой на ч. 6 ст. 16 УК РБ. Выполнение пособником хотя бы части действий, образующих объективную сторону состава совместно совершаемого преступления, исключает применение ст. 16 УК РБ.

Институт соучастия в нормах Особенной части УК РБ. Наряду со ст. 16 УК РБ правовой основой для определения роли лица в совершении преступления является статья Особенной части Уголовного кодекса, в которой непосредственно описаны признаки совместно совершаемого преступления.

При этом необходимо тщательнейшим образом устанавливать все признаки объективной стороны состава преступления в соответствии с их изложением в диспозиции уголовно-правовой нормы. Дело в том, что одни и те же действия в одних случаях могут быть признаны исполнением преступления, а в других — пособничеством его совершению. Например, выполнение заранее данного обещания хранить похищенное путем кражи имущество для его последующей реализации является соучастием краже, а лицо, давшее такое обещание, будет признано пособником. В то же время выполнение заранее данного обещания хранить с целью последующего сбыта изготавливаемую другим лицом поддельную национальную или иностранную валюту будет означать исполнение преступления (фальшивомонетничества), а не пособничество ему. Объясняется такое различие в оценке действий указанных лиц тем, что кражу как преступление образует только тайное похищение имущества (ст. 205 УК РБ), а не его хранение, а фальшивомонетничество как преступление образует изготовление, хранение с целью сбыта либо сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 221 УК РБ).

Не менее тщательно должны устанавливаться и признаки субъекта преступления в соответствии с их описанием в диспозиции уголовно-правовой нормы. Очевидно, что выполнить такое преступление, как злоупотребление властью или служебными полномочиями (ст. 424 УК РБ), может только должностное лицо, то есть лицо, обладающее признаками, которые изложены ч. 4 ст. 4 УК РБ.

Устанавливая запрет на определенный вид поведения, законодатель в ряде случаев конструирует составы преступлений, в которых указываются действия, внешне сходные с именуемыми в гражданском праве двухсторонними сделками. В силу этого возникают вопросы о том, какая из сторон сделки подлежит уголовной ответственности, подлежат ли ответственности обе стороны, образуют ли действия сторон соучастие в преступлении? Правильные ответы на поставленные вопросы могут быть получены только путем системного толкования уголовного закона.

Так, ст. 222 УК РБ предусматривает ответственность за нарушение правил о сделках с драгоценными металлами и камнями, купля-продажа драгоценных металлов и камней в обход установленных правил означает, что нарушителем правил являются продавец, и покупатель и, что виновно действуют обе стороны, однако участие в запрещенной сделке не образует соучастия, если субъекты выступают на разных ее сторонах. В таком случае каждый из них отвечает за свое поведение самостоятельно.

В качестве соучастников такого рода преступлениях могут выступать только те лица, которые представляют одну сторону сделки, например двое или более лиц объединяют усилия для незаконного сбыта драгоценных металлов и камней, то есть являются «коллективным продавцом» этих предметов.

Аналогичным образом следует оценивать участие в запрещаемых сделках тех лиц, которые в одной и той же статье Уголовного кодекса названы раздельно, но в качестве корреспондирующих сторон. Например, ст. 295 УК РБ предусматривает ответственность за незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. В качестве запрещенных действий названы, в частности, незаконные приобретение и сбыт указанных предметов. Сбыт естественным образом предполагает приобретение, и сделка, таким образом, является двухсторонней.

Примером подобного рода может служить и запрещаемый ст. 252 УК РБ коммерческий подкуп, который предполагает одновременное наличие того, кто подкупает, и того, кого подкупают. Полагая равно опасным поведение обеих сторон, законодатель указал в качестве субъектов этого преступления и подкупаемого (получателя незаконного вознаграждения), и подкупающего (лицо, предоставившее незаконное вознаграждение). Системный анализ поможет правильно установить субъектов и возможных соучастников преступления и в тех случаях, когда поведение сторон сделки описано в различных статьях Уголовного кодекса, примером чему могут служить дача и получение взятки (ст. 430−431 УК РБ).

Запрещаемые законом двухсторонние сделки, такие как получение и дача взятки, находятся в соотношении так называемого необходимого соучастия, при котором действия одной стороны не могут существовать без действий другой стороны (получение взятки автоматически предполагает дачу взятки и наоборот). Однако, для ответственности одного участника сопряженных между собой действий не обязательно, чтобы второй участник также был привлечен к уголовной ответственности, поскольку он может быть освобожден от нее в силу предусмотренных законом обстоятельств, например, взяткодатель может быть освобожден от ответственности в связи с вымогательством взятки или в связи с участием в следственном эксперименте.

Если же в статье Особенной части описано поведение только одной из сторон запрещаемой сделки, то действия второй стороны не являются уголовно наказуемыми и не образуют соучастия в таком преступлении. Так, ст. 296 УК РБ применяется к лицам, которые осуществляют незаконные действия в отношении холодного оружия. Часть вторая этой статьи предусматривает ответственность за незаконные изготовление либо сбыт холодного оружия, и, следовательно, наказуемым является только сбыт холодного оружия, но не его приобретение.

Одновременно необходимо обращать внимание на тот факт, что некоторые виды и формы соучастия в преступлении предусмотрены в качестве самостоятельного преступления в нормах Особенной части, что приводит к конкуренции между указанными нормами и положениями института соучастия. Так, ст. 430 УК РБ предусматривает ответственность за получение взятки. Выполнение технической функции по доставке взяткополучателю предмета взятки образует пособничество данному преступлению. Однако согласно ст. 432 УК РБ такие пособнические действия являются исполнением преступления и именуются посредничеством во взяточничестве.

Вышеописанные способы криминализации сопряженного поведения нескольких лиц оказывают существенное влияние и на оценку инициативного поведения одного из них. Так, если должностное лицо высказывает предложение дать ему взятку, то, с одной стороны, оно создает условия для получения взятки и совершает приготовление к этому преступлению, а с другой стороны — должностное лицо подстрекает адресата предложения к совершению иного преступления — дачи взятки, что образует соучастие в совершении этого преступления. Одновременно предложение взяткодателя дать взятку должностному лицу является приготовлением к даче взятки и одновременно — подстрекательством к получению взятки.

Правильное решение вопроса о квалификации подобных действий как приготовления или соучастия имеет существенное значение, поскольку получение взятки в соответствии со ст. 430 УК РБ наказывается лишением свободы на срок до семи лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ч. 1), а дача взятки в соответствии со ст. 431 УК РБ наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на срок до пяти лет (ч. 1). Привлечение должностного лица — инициатора получения взятки -- за подстрекательство к даче взятки означало бы существенное смягчение его ответственности, в то же время привлечение взяткодателя за подстрекательство к получению взятки означало бы существенное усиление его ответственности.

Видимо, в случаях подобного рода действия взяткополучателя должны квалифицироваться только как приготовление к получению взятки, а действия взяткодателя — только как приготовление к даче взятки. Такой подход обусловлен тем, что законодатель не ставит ответственность обозначенных лиц в зависимость от того, по чьей инициативе возникает и осуществляется подобное необходимое соучастие. К тому же, законодатель дифференцировал ответственность взяткополучателя и взяткодателя в разный статьях Уголовного кодекса, которые и должны применяться к соответствующим лицам вне связи их действий с моментом окончания преступления. В данной ситуации норма о соучастии в преступлении является общей по отношению к нормам об ответственности за взяточничество, и в соответствии с правилами преодоления конкуренции общей и специальной нормы должна применяться специальная норма.

ГЛАВА 3. ПРЕДЕЛЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Основанием ответственности, применяемой к соучастнику преступления, является тот же состав преступления, как и в случае совершенного в одиночку преступления, предусмотренного уголовным законом. Непосредственно для соучастия — это умышленно совершаемое лицом, которое обладает всеми признаками субъекта преступления, противоправное деяние, запрещенное уголовным законом под страхом наказания. Но, тем не менее, при простом соучастии (соисполнительстве) объективная сторона преступления будет описана лишь в статье (статьях) Особенной части УК РБ, а при соучастии в узком смысле слова объективная сторона преступления будет определяться диспозицией соответствующей статьи Особенной части и ст. 16 общей части УК РБ. Однако, это не относится к исполнителю (исполнителям).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой