Должностное лицо как субъект преступления

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение 2
    • 1. Историко-правовой анализ данного института 3
    • 2. Уголовно-правовая характеристика субъекта должностных преступлений 5
    • 3. Уголовно-правовая характеристика объекта должностного преступления 8
    • 4. Объективная и субъективная стороны должностного преступления 8
    • 5. Злоупотребление должностными полномочиями 14
    • 6. Превышение полномочий 17
    • 7. Взяточничество 22
    • 8. Халатность 33
    • Заключение 36
    • Список использованной литературы 38

Введение

1. Актуальность исследования определяется не разработанностью в Российском уголовном праве такой важной проблемы, как должностные преступления. В связи с этим решающее значение приобретает вопрос о совершенствовании действующего Уголовного кодекса и деятельности Российского государства по защите интересов населения.

2. Предмет и метод исследования.

Предметом исследования является специальный субъект преступления как должностное лицо. Так как в период построения цивилизованной экономики и становления демократического правового государства важная роль принадлежит органам государственной власти и исполнения, а также органам местного самоуправления. В связи с чем особенно опасны и нетерпимы преступные проявления органов власти и управления.

Только нормально функционирующие государственные органы способны обеспечить экономическое процветание общества, права и свободы его членов. Поэтому столь важна охрана деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления от посягательств, осуществляемых самими сотрудниками этого аппарата.

1. Историко-правовой анализ данного института

Из числа должностных преступлений взяточничество является самым ранним: о запрещении принимать «тайные посулы» говорилось еще в Псковской и Новгородской судебных грамотах; в Судебнике 1947 г. речь шла о запрете не только принимать, но и давать взятку. Впервые наказание за взятку упоминается в Судебнике 1550 г. Особенно пышно расцвело взяточничество в период действия на Руси системы кормления, при которой должностные лица, представители центра и местного самоуправления содержались за счет населения. Соборному Уложению 1649 г., каравшему взяточничество в основном в сфере правосудия, уже было известно посредничество во взяточничестве, хотя оно и не наказывалось.

Во времена Петра I появляется термин «лихоимство», охватывающий как получение любого вида посулов, так и незаконные поборы. Позднее, в Своде законов Российской империи упоминалось мздоимство и лихоимство, но каких-либо различий не устанавливалось.

Ко времени подготовки Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. уголовно-правовая доктрина еще не выработала понятия «должностное лицо», а зарубежные государства знали три основных варианта этого вопроса: в одних случаях в законе давалось общее определение должностного лица или должности; в другом — устанавливается более или менее подробный перечень должностных лиц; в третьем не содержалось ни того, ни другого. Взяв за основу второй вариант, разработчики Уложения были вынуждены в каждом составе должностных преступлений называть лицо (виновный, чиновник, должностное лицо и т. д.), нарушавшее конкретную обязанность. Такой подход обусловил появление значительного числа статей и глав, охватываемых разделом «О преступлениях и проступках по службе государственной и общественной».

Принятое в 1903 г. Уголовное Уложение содержало главу, в названии которой говорилось лишь о преступных деяниях (без упоминания проступков) по службе государственной и общественной. Другая его особенность — помещение статей о должностных преступлениях в заключительную главу Особенной части. Это скорее всего связано с тем, что если в середине XIX века объектом должностных преступлений считался служебный долг, то в конце XIX — начале XX века криминалисты, отрицая наличие в должностных посягательствах единого объекта, видели их специфику в способе посягательства, в то время как большинство других видов преступлений различались именно своей направленностью.

Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 гг., выделив главу «Должностные преступления», сформулировали иное понимание должностного лица. В первоначальном варианте акцент делался на характере функций, выполняемых учреждением, организацией, предприятием, в которых лицо занимало какую-либо должность. «Под должностными лицами, — говорилось в примечании к ст. 105 УК РСФСР 1922 г. — разумеются лица, занимающие постоянные или временные должности в каком-либо государственном (советском) учреждений или предприятии, а также организаций или объединений, имеющем по закону определенные права, обязанности или полномочия в осуществлении хозяйственных, административных, просветительных и др. общегосударственных задач. УК РСФСР 1926 г. распространил действие нормы на должностных лиц профсоюзов.

Система должностных преступлений, отраженная в УК РСФСР 1960 г. во многом основывалась на раннее действующем советском законодательстве. Но в ней содержалось много изменений:

в определении понятия должностного лица акцентировала специфика не места его работы, а функции (представитель власти);

невыполнение обязанностей (бездействие власти) и недобросовестное или небрежное к ним отношение (халатность);

исключены статьи об ответственности за провокацию взятки и посредничество;

исключена статья, предусматривающая ответственность за дискредитацию власти;

состав присвоения, растраты и хищения путем злоупотребления служебным положением вновь помещен в главу о преступлениях против собственности.

Глава УК РФ 1996 г., именуемая «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Если не касаться многочисленных новелл, посвященных квалифицирующим признакам, то обращает внимание прежде всего то, что в ней отражены все составы должностных преступлений, известные УК РСФМР 1960 г.

2. Уголовно-правовая характеристика субъекта должностных преступлений

Уголовный кодекс РФ содержит две группы преступлений, связанных с выполнением управленческих функций: преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. ст. 285−287, 290, ч.2 ст. 237 УК РФ) и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. ст. 201, 204 УК РФ). Критерием их разграничения является организационно-правовая форма организации, в которой лицо выполняет управленческие функции. Макаров С. Субъекты должностных и служебных преступлений // Российская юстиция, 1999, № 5, стр. 46.

Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооружённых Силах Р Ф, других войсках и воинских формированиях РФ (примечание 1 к ст. 285 УК РФ).

Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации признаётся лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (примечание 1 к ст. 201 УК РФ). Легальные дефиниции коммерческих и некоммерческих организаций содержатся в гражданском законодательстве.

Преступления, предусмотренные в нормах гл. 30 УК, обладают рядом общих признаков:

они могут быть совершены специальным субъектом — должностным лицом (большинство преступлений) или государственным служащим и служащим органов местного самоуправления. Исключение составляет лишь ст. 291 УК (дача взятки), где субъект — общий;

эти преступления совершаются единственно благодаря служебному положению и не связаны со служебной необходимостью;

данные деяния нарушают правильную, законную деятельность государственного аппарата и аппарата местного самоуправления;

рассматриваемые преступления могут быть совершены лицами, занимающими должности в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, военных службах, др. войсках и воинских формированиях РФ.

К федеральным государственным органам относится: аппарат президента, Федеральное собрание, Правительство, все виды судов, прокуратура, федеральные органы государственных охран, государственный нотариат, Банк России, федеральное казначейство и др.

К государственным органам субъектов РФ следует относить Думы и администрации, правительства субъектов РФ, их комитеты.

К военным службам, согласно ФЗ об обороне, относятся центральные органы военного управления, объединения, соединения, военные части, которые входят в виды и рода войск и тыла.

Все преступления по субъекту могут быть подразделены на 4 группы:

совершаемые только должностными лицами;

государственными служащими и служащими муниципальных органов (ст. 292);

совершаемые служащими государственных и муниципальных органов (ст. 288);

совершаемые общим субъектом.

Все преступления, в зависимости от уголовно-правового статуса субъекта, условно можно разделить на три группы:

общие должностные преступления, которые могут быть совершены в любой сфере деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления и ответственность за которые предусмотрена нормами этой главы;

специальные должностные преступления, которые могут быть совершены лишь в отдельных звеньях и сферах деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления и лишь должностными лицами, наделенными дополнительными специфическими признаками;

альтернативно-должностные преступления, которые могут быть совершены как должностными, так и частными лицами.

3. Уголовно-правовая характеристика объекта должностного преступления

Объектом посягательства всех этих преступлений является нормальная работа государственного аппарата и аппарата местного самоуправления как в целом, так и отдельных его звеньев. В качестве дополнительного объекта некоторых из них выступают права и законные интересы граждан, организаций, законные интересы общества и государства.

В ряде преступлений в качестве обязательного признака предусмотрен предмет: информация, предоставляемая Федеральному Собранию (ст. 287 УК), материальное вознаграждение (ст. 290, 291УК), официальные документы (ст. 292 УК).

Родовой объект группы преступлений, предусмотренных настоящей главой, в обобщенном виде можно определить как совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную и законную деятельность органов власти.

Предусмотренные гл. 30 УК преступления посягают на функционирование и престиж органов государственной службы, на интересы государственной службы и на деятельность органов местного самоуправления, что составляет видовой объект этой группы посягательств.

Непосредственным объектом данной группы преступлений, если исходить из того, что в заголовок главы внесены составные части (компоненты) видового объекта, логично считать нормальную деятельность органов государственной власти или управления, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

4. Объективная и субъективная стороны должностного преступления

Объективная сторона должностных преступлений состоит в посягательстве на нормальную деятельность органов власти, управления или местного самоуправления путём действия, некоторые преступления также и путём бездействия (халатность, злоупотребление должностными полномочиями). Должностные преступления с материальными составами (ст. 285, 286, 288, 293 УК) имеют обязательные признаки объективной стороны- - общественно опасные последствия (это может быть не только материальный ущерб, но и иной вред: нарушение конституционных прав и свобод граждан, подрыв авторитета органов власти, создание помех и сбоев в их работе) и причинно — следственная связь между деянием и последствиями. А преступления с формальными составами ограничиваются только преступным деянием. У объективной стороны этой группы преступлений есть два специфических признака:

1. Они совершаются либо с использованием служебных полномочий либо благодаря занимаемому виновным служебному положению. Этот признак по существу вытекающий из УК (ст. 285 — 289; 292; 293)., разделяется всеми криминалистами, занимающимися проблемами ответственности за должностные преступления. При раскрытии этого признака почти все авторы сходятся на том, что сущность его состоит в совершении лицом таких действий (или в таком бездействии), которое оно могло совершить единственно благодаря служебному положению, т. е. вследствие того, что занимает определённую должность в системе государственных органов и т. п. и её осуществление связано с такими полномочиями по службе, наличие которых только и делает возможным преступное посягательство на нормальное функционирование органов власти и исполнения. Например: Преподаватель автошколы взимал с каждого слушателя по некоторой сумме за то, что перед экзаменом заранее знакомил их с вопросами экзаменационных билетов — если бы он не занимал эту должность, то у него не было бы возможности совершать эти преступные действия. Спорным в уголовно — правовой науке является важный вопрос о том, совершаются ли деяния при должностных преступлениях в пределах служебной компетенции, т. е. непосредственно по службе (I точка зрения), либо возможно наличие должностного преступления и в тех случаях, когда виновный лишь использует своё служебное положение в широком смысле слова, не совершая при этом непосредственно действий по службе (I I точка зрения).

Сторонники первой точки зрения, оспаривая возможность совершения должностного преступления вне сферы служебных обязанностей виновного полагают, что должностное преступление может быть совершено лишь тогда, когда лицо выполняет такие действия, которые находятся в рамках его служебной деятельности, непосредственно вытекают из его полномочий, прав и обязанностей. Например: действия директора государственной фабрики, который, используя предоставленное ему по службе право найма, оформляет на работу на работу своего родственника, заведомо непригодного для её выполнения.

Сторонники второй точки зрения допускают в отдельных случаях совершение должностного преступления и не в связи с выполнением обязанностей по службе, но с использованием своего должностного положения. Следовательно, состав получения взятки будет иметься и тогда, когда лицо получает её за воздействие в интересах взяткодателя на другое должностное лицо. В принципе эта точка зрения представляется более правильной.

Однако данный вопрос нельзя решать однозначно. Действительно, по общему правилу, должностные преступления возможны только тогда, когда речь идет о совершении деяния в сфере служебной деятельности должностного лица и формально в пределах тех полномочий, которые на него возложены. При этом необходимо учитывать вид должностного преступления. Некоторые из этих преступлений (такие как должностной подлог и халатность) требуют совершения действий или бездействия только в сфере служебной деятельности и только таких, которые охватываются полномочиями лица либо непосредственно вытекают из них. Другие же преступления (например: получение взятки и злоупотребление служебным положением) чаще всего также предполагают совершение действия в пределах полномочий по службе виновных лиц, но могут быть совершены и вне их. В последнем случае виновный использует своё служебное положение в широком смысле, свой служебный авторитет, служебные связи и возможности, существующие благодаря занимаемому должностному положению, чтобы оказать влияние на других лиц.

2. Эти преступные деяния совершаются вопреки (во вред) интересам службы. Этот признак, понимаемый как совершение действия или бездействия, которые препятствуют нормальному функционированию тех или иных звеньев государственной и исполнительной власти, осуществляются не основе и не во исполнение законов и других нормативных актов, не вызывает особых разногласий в работах о должностных преступлениях. Деяние признаётся совершённым вопреки интересам службы во всех тех случаях, когда оно объективно противоречит как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственным органам в целом, так и задачам, которые выполняют отдельные звенья государственного органа. В связи с тем, что деяние будет совершено вопреки интересам службы и тогда, когда оно нарушает установленные принципы и методы работы органов государственной службы и органов местного самоуправления. Этот признак сохраняется и в случаях совершения должностным лицом таких действий, которые продиктованы ложно понимаемыми им интересами ведомства или организации. В подобных случаях у лица может не только отсутствовать стремление причинить вред нормальной работе того или иного звена, но даже иметься ошибочное представление о полезности этих действий для организации, где он работает. Однако такое ложное представление лица, руководствующегося узковедомственными интересами, не лишает совершаемых им действий общественной опасности и не устраняет их оценки как противоречащих интересам службы. Вместе с тем, при оценке этого признака объективной стороны должностного преступления следует иметь ввиду, что действия должностного лица по службе, вызванные подлинной служебной либо производственной необходимостью не могут быть при определённых условиях расценены как совершаемые вопреки интересам службы, хотя им при этом был причинён определённый ущерб. Новый У К в число обстоятельств, исключающих преступность деяния ввел обоснованный риск (ст. 41УК), а вынужденное нарушение положений и инструкций для предотвращения более серьёзного вреда должно оцениваться как крайняя необходимость (ст. 39 УК), при условии, что будут соблюдены условия правомерности применения крайней необходимости и обоснованного риска.

Описание объективной стороны должностных преступлений будет неполным, если не остановиться на таком её признаке, который состоит в наступлении общественно опасных последствий вследствие действия (бездействия) должностных лиц. Мы уже рассмотрели выше какие составы преступлений этой группы относятся к материальным, а какие — к формальным. Для преступлений с материальным составом наличие оконченного состава преступления требует фактического причинения существенного вреда государственным или общественным интересам граждан. Признак этот относится к числу оценочных. Стало быть, признание ущерба существенным зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела. Существенный ущерб может выражаться, кроме имущественной формы, также в серьёзном нарушении нормальной работы звена государственных органов или отдельной организации (перерыв или приостановление производственных процессов, невыполнение организацией обязательств по договорам и т. п.). В ряде случаев практика обоснованно признаёт существенным вредом такое нарушение работы организации, которое хотя и не выразилось в указанных серьёзных последствиях, однако было многократным или систематическим. Нарушение законных прав и интересов граждан рассматривается судебной практикой как форма существенного вреда обычно в тех случаях, когда речь идёт об ущемлении прежде всего основных конституционных прав граждан (право на труд, отдых, образование, имущественных прав). Наконец, следует отметить и такую форму проявления существенного вреда, как совершение вследствие должностного злоупотребления или халатности иных преступлений самим виновным или другими лицами. Признание вреда существенным в таких случаях вполне обосновано.

По конструкции объективной стороны эти преступления можно подразделить на две группы:

с материальным составом — ст. 285, ч.1 и 2 ст. 286, ст. 288, 293 УК;

с формальным составом — ч.3 ст. 286, ст. 287, 289, 290, 291, 292 УК.

В материальных составах к последствиям, с которыми деяние находится в причинной связи, законодатель относит существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Большинство преступлений может быть совершено только путем действия и лишь деяния, предусмотр. ст. ст. 285, 287, 293 УК, могут совершаться путем действия или бездействия.

Обязательным признаком материальных составов должностных преступлений является также причинная связь между поведением должностного лица по службе и наступившими последствиями. Важно в этой причинной связи установление того, что деяние виновного совершённое в силу служебного положения либо вопреки интересам службы:

а) — предшествовало по времени наступлению одного из конкретных последствий;

б) — явилось главной и в то же время непосредственной причиной их наступления;

в) — с необходимостью причинило данные последствия.

Таким образом, для признания этих видов должностных преступлений оконченными требуется установить, что указанные в законе последствия фактически наступили и что они явились следствием именно деяния данного лица по службе. Наступление общественно опасных последствий, предусмотренных в ст. ст. 285, 286, 288, 293 УК, при отсутствии или недоказанности причинной связи между ними и деянием лица, связанным с его должностным положением исключает наличие состава такого вида преступлений.

Третьим обязательным признаком любого состава преступления является субъективная сторона. Этот признак для большинства должностных преступлений характеризуется, как указано в УК, только умышленной виной. Исключение составляет состав халатности, для него характерна неосторожная вина в виде преступного легкомыслия либо небрежности. В субъективную сторону любого состава преступления также в ходят факультативные признаки: мотив и цель. В группе рассматриваемых нами, таких преступлений как, ст. 286 — превышение должностных полномочий; ст. 287 — отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию; ст. 288 — присвоение полномочий должностного лица; ст. 291 — дача взятки---- - эти признаки являются действительно факультативными и на квалификацию не влияют. Но в этой группе присутствуют такие преступления, для которых мотив и цель становятся необходимыми признаками субъективной стороны. К ним относятся: ст. 285 — злоупотребление должностными полномочиями (корыстная или иная заинтересованность); ст. 289 — незаконное участие в предпринимательской деятельности (имущественная выгода); ст. 290 — получение взятки (корыстный мотив); ст. 292 — служебный подлог (корыстная или иная заинтересованность).

5. Злоупотребление должностными полномочиями

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) относится к числу преступлений средней тяжести. В теории и практике утвердилось понимание, что данное преступление может быть совершено как путем действия, активного использования должностным лицом своих полномочий, так и путем бездействия, когда должностное лицо сознательно не исполняет своих обязанностей (например, попустительствует преступлению). Хотя при неисполнении должностным лицом обязанностей по службе трудно говорить об использовании полномочий; скорее, это будет неиспользование полномочий.

Закон говорит об использовании должностными лицами своих полномочий, а не служебного положения. Следовательно, не будет состава данного преступления, когда должностное лицо, добиваясь нужного ему решения, использует не свои полномочия, а служебные связи, авторитет занимаемой им должности и т. п. Деяние, совершенное вопреки интересам службы, — это деяние, не вызываемое служебной необходимостью. При этом интересы службы, вопреки которым должностное лицо использует в данном случае свои служебные полномочия, определяются не только потребностями функционирования конкретного государственного органа или органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, воинского формирования, но и интересами деятельности публичного аппарата управления в целом.

Злоупотреблением должностными полномочиями следует считать такие действия должностного лица, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чуждого имущества в свою собственность или собственность других лиц. Иная личная заинтересованность как мотив злоупотребления должностными полномочиями может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, месть, зависть, семейственность, желание приукрасить действительность, скрыть свою некомпетентность, уйти от ответственности за допущенные ошибки и недостатки, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т. п.

При предъявлении обвинения должен быть конкретно указан соответствующий мотив личного характера, которым руководствовалось должностное лицо, совершая злоупотребление. Ссылка на то, что должностное лицо в своем решении руководствовалось узковедомственными или ложно понимаемыми государственными или общественными интересами, не может считаться достаточной для обвинения в должностном злоупотреблении.

Управленческая деятельность нередко связана с оформлением и выдачей различного рода письменных актов, порождающих определенные юридические последствия. Такого рода письменные акты, называемые официальными документами, являются предметом служебного подлога.

Официальные документы — письменные акты, выдаваемые (исходящие) государственными органами, органами местного самоуправления, государственными (!) и муниципальными учреждениями, органами управления и должностными лицами Вооруженных Сил Р Ф, других войск и воинских формирований РФ для удостоверения фактов или событий, имеющих юридическое значение. В связи с этим официальные документы порождают для использующих их лиц определенные юридические последствия. Официальные документы должны содержать необходимые реквизиты в зависимости от характера документа (штамп и печать организации, номер, дата изготовления) и быть подписаны соответствующим должностным лицом. Сами по себе документы, исходящие от частных лиц, различных коммерческих и некоммерческих организаций, не относящихся к государственным или муниципальным органам и учреждениям (расписки, обязательства, справки, договоры и т. п.), официальным документом, на наш взгляд, не являются [16, с. 292]. Однако, если вышеназванные документы оказываются в ведении государственных или муниципальных структур, они приобретают характер официальных и способны стать предметом подделки.

В отличие от большинства составов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления субъектом служебного подлога может быть не только должностное лицо, но и любой государственный служащий и служащий органа местного самоуправления, не выполняющий в государственных или муниципальных органах организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. Государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Следовательно, государственная должность — это должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, а также в иных государственных органах, образуемых в соответствии с Конституцией Р Ф.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определил муниципального служащего как лицо, осуществляющее службу на должностях в органах местного самоуправления.

6. Превышение полномочий

В настоящее время, в России, в период построения цивилизованной экономики и становления демократического правового государства важная роль принадлежит органам государственной власти и исполнения, а также органам местного самоуправления. В связи с чем особенно опасны и нетерпимы преступные проявления среди самих работников органов власти и управления. Поэтому в новом Уголовном Кодексе преступные деяния, совершённые должностными лицами отнесены к главе № 30 и названы вместо «Должностных преступлений» — «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления».

Эту группу преступлений можно определить как общественно опасные деяния (действия или бездействие), которые совершаются представителями власти и должностными лицами, благодаря занимаемому ими служебному положению и вопреки интересам службы, и причиняют существенный вред нормальной деятельности органов государственной власти, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда. Эти преступления отличаются от других преступных посягательств специальными признаками:

1) — они совершаются специальными субъектами (должностными лицами или лицами, занимающими государственные должности);

2) — их совершение возможно лишь благодаря занимаемому служебному положению лиц c использованием служебных полномочий;

3) — нарушают нормальную деятельность органов власти и управления.

К этой группе преступлений относятся: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285); превышение должностных полномочий (ст. 286);

отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Р Ф или Счетной палате РФ (ст. 287);

присвоение полномочий должностного лица (ст. 288); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289);

получение взятки (ст. 290);

дача взятки (ст. 291);

служебный подлог (ст. 292);

халатность (ст. 293).

К обязательным признакам любого состава преступления относятся — объект, объективная сторона, субъективная сторона и субъект преступления.

Мы рассмотрим группу должностных преступлений по этим признакам, чтобы полнее раскрыть понятие должностных преступлений.

Групповой (видовой) объект этой группы — совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную и законную деятельность органов власти и исполнения. Эти преступления посягают на функционирование и престиж органов государственной власти, на интересы государственной службы и на деятельность органов местного самоуправления.

Непосредственный объект — нормальная деятельность органов государственной власти, государственной службы или органов местного самоуправления (не входят в систему органов государственной власти).

Наряду с объектом преступления в отдельных составах этой группы обязательным признаком является предмет. Например: информация (документы, материалы), представляемая Федеральному Собранию (ст. 287); взятка (ст. 290 и 291); официальные документы (ст. 292 — служебный подлог).

В некоторых преступлениях может иметь место факультативный объект — интересы личности, собственность.

Объективная сторона должностных преступлений состоит в посягательстве на нормальную деятельность органов власти, управления или местного самоуправления путём действия, некоторые преступления также и путём бездействия (халатность, злоупотребление должностными полномочиями). Должностные преступления с материальными составами (ст. 285, 286, 288, 293 УК) имеют обязательные признаки объективной стороны — общественно опасные последствия (это может быть не только материальный ущерб, но и иной вред: нарушение конституционных прав и свобод граждан, подрыв авторитета органов власти, создание помех и сбоев в их работе) и причинно — следственная связь между деянием и последствиями. А преступления с формальными составами ограничиваются только преступным деянием.

У объективной стороны этой группы преступлений есть два специфических признака:

1. Они совершаются либо с использованием служебных полномочий либо благодаря занимаемому виновным служебному положению. Этот признак по существу вытекающий из УК (ст. 285 — 289; 292; 293), разделяется всеми криминалистами, занимающимися проблемами ответственности за должностные преступления. При раскрытии этого признака почти все авторы сходятся на том, что сущность его состоит в совершении лицом таких действий (или в таком бездействии), которое оно могло совершить единственно благодаря служебному положению, т. е. вследствие того, что занимает определённую должность в системе государственных органов и её осуществление связано с такими полномочиями по службе, наличие которых только и делает возможным преступное посягательство на нормальное функционирование органов власти и исполнения. Например: Преподаватель автошколы взимал с каждого слушателя по некоторой сумме за то, что перед экзаменом заранее знакомил их с вопросами экзаменационных билетов — если бы он не занимал эту должность, то у него не было бы возможности совершать эти преступные действия.

Спорным в уголовно-правовой науке является важный вопрос о том, совершаются ли деяния при должностных преступлениях в пределах служебной компетенции, т. е. непосредственно по службе (I точка зрения), либо возможно наличие должностного преступления и в тех случаях, когда виновный лишь использует своё служебное положение в широком смысле слова, не совершая при этом непосредственно действий по службе (II точка зрения).

Сторонники первой точки зрения, оспаривая возможность совершения должностного преступления вне сферы служебных обязанностей виновного полагают, что должностное преступление может быть совершено лишь тогда, когда лицо выполняет такие действия, которые находятся в рамках его служебной деятельности, непосредственно вытекают из его полномочий, прав и обязанностей. Например: действия директора государственной фабрики, который, используя предоставленное ему по службе право найма, оформляет на работу своего родственника, заведомо непригодного для её выполнения.

Сторонники второй точки зрения допускают в отдельных случаях совершение должностного преступления и не в связи с выполнением обязанностей по службе, но с использованием своего должностного положения. Следовательно, состав получения взятки будет иметься и тогда, когда лицо получает её за воздействие в интересах взяткодателя на другое должностное лицо. В принципе эта точка зрения представляется более правильной.

Однако данный вопрос нельзя решать однозначно. Действительно, по общему правилу, должностные преступления возможны только тогда, когда речь идет о совершении деяния в сфере служебной деятельности должностного лица и формально в пределах тех полномочий, которые на него возложены. При этом необходимо учитывать вид должностного преступления. Некоторые из этих преступлений (такие, как должностной подлог и халатность) требуют совершения действий или бездействия только в сфере служебной деятельности и только таких, которые охватываются полномочиями лица либо непосредственно вытекают из них. Другие же преступления (например: получение взятки и злоупотребление служебным положением) чаще всего также предполагают совершение действия в пределах полномочий по службе виновных лиц, но могут быть совершены и вне их. В последнем случае виновный использует своё служебное положение в широком смысле, свой служебный авторитет, служебные связи и возможности, существующие благодаря занимаемому должностному положению, чтобы оказать влияние на других лиц.

2. Эти преступные деяния совершаются вопреки (во вред) интересам службы. Этот признак, понимаемый как совершение действия или бездействия, которые препятствуют нормальному функционированию тех или иных звеньев государственной и исполнительной власти, осуществляются не на основе и не во исполнение законов и других нормативных актов, не вызывает особых разногласий в работах о должностных преступлениях. Деяние признаётся совершённым вопреки интересам службы во всех тех случаях, когда оно объективно противоречит как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственным органам в целом, так и задачам, которые выполняют отдельные звенья государственного органа. В связи с тем, что деяние будет совершено вопреки интересам службы и тогда, когда оно нарушает установленные принципы и методы работы органов государственной службы и органов местного самоуправления. Этот признак сохраняется и в случаях совершения должностным лицом таких действий, которые продиктованы ложно понимаемыми им интересами ведомства или организации. В подобных случаях у лица может не только отсутствовать стремление причинить вред нормальной работе того или иного звена, но даже иметься ошибочное представление о полезности этих действий для организации, где он работает. Однако такое ложное представление лица, руководствующегося узковедомственными интересами, не лишает совершаемых им действий общественной опасности и не устраняет их оценки как противоречащих интересам службы. Вместе с тем, при оценке этого признака объективной стороны должностного преступления следует иметь ввиду, что действия должностного лица по службе, вызванные подлинной служебной либо производственной необходимостью не могут быть при определённых условиях расценены как совершаемые вопреки интересам службы, хотя им при этом был причинён определённый ущерб. Новый У К в число обстоятельств, исключающих преступность деяния ввел обоснованный риск (ст. 41УК), а вынужденное нарушение положений и инструкций для предотвращения более серьёзного вреда должно оцениваться как крайняя необходимость (ст. 39 УК), при условии, что будут соблюдены условия правомерности применения крайней необходимости и обоснованного риска.

7. Взяточничество

В советский период российской истории регламентировалась ответственность за получение взятки, дачу взятки, посредничество во взяточничестве и провокацию взятки. По новому УК РФ (1996 г) понятие «взяточничество» охватывает два преступления: получение взятки (ст. 290 УК) и дачу взятки (ст. 291 УК). Специальной статьи, говорящей об ответственности за посредничество во взяточничестве, в Кодексе нет. Провокация взятки (ст. 304 УК) отнесена к числу преступлений против правосудия.

Получение взятки определяется как получение должностным лицом (чиновником) лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а также за общее покровительство или попустительство по службе (ч.1 ст. 290 УК). Данное преступление наказывается штрафом в размере от 700 до 1000 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет [17, с. 450]. Ответственность повышается (ч.2 ст. 290) при получении должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие). Квалифицированным видом признается получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (ч.3 ст. 290). Особо квалифицированными видами получения взятки (ч.4 ст. 290) закон считает совершение этого деяния:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) неоднократно;

в) с вымогательством взятки;

г) в крупном размере.

В связи с этим деяния, предусмотренные в ч.1 ст. 290, считаются преступлениями средней тяжести, в ч.2 и 3 ст. 290 — тяжкими, а в ч.4 ст. 290 — особо тяжкими преступлениями. Так же, как и другие преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, получение взятки является посягательством на нормальную деятельность публичного аппарата управления. Однако с учетом характера преступления можно отметить некоторые специфические особенности его непосредственного объекта.

В новом законе отчетливо подчеркнут имущественный характер предмета взятки. Получение должностным лицом различного рода услуг нематериального характера взяточничеством не признается. В соответствующих случаях эти действия можно рассматривать как злоупотребление должностными полномочиями.

Имущественные ценности (услуги) могут быть переданы (предоставлены) как самому должностному лицу — получателю взятки, так и членам семьи либо другим лицам, близким взяточнику, а также могут быть непосредственно перечислены в банк на счет взяткополучателя. В практике были случаи, когда взяткодатель открывал в банке счет на предъявителя и в качестве взятки вручал должностному лицу сберегательный (депозитный) сертификат.

Должностное положение лица определяет не только его юридические возможности, связанные с кругом прав и обязанностей по занимаемой должности, но и фактические возможности, вытекающие из авторитета занимаемой должности в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном или муниципальном учреждении, Вооруженных Силах, иных войсках и воинских формированиях, а также из служебных связей должностного лица. Пользуясь ими, должностное лицо может за вознаграждение оказать влияние, так или иначе способствовать совершению (несовершению) выгодного для взяткодателя действия другим должностным лицом, возможно, ничего не знающим об этом вознаграждении. Такими лицами могут быть также консультанты, референты, секретари, помощники ответственных должностных лиц, начальники канцелярий, инспекторы и т. п. должностные лица, которые сами не принимают окончательных решений по вопросам, интересующим взяткодателей, но от совершаемых ими действий по службе, подготовленных документов и иной информации в значительной степени зависит суть решения, принимаемого другим должностным лицом.

Вместе с тем законодательством разрешено дарение государственным служащим и служащим органов муниципальных образований «обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда». Принятие такого подарка не влечет никакой ответственности и не заслуживает даже морального осуждения. «Обычный подарок», не влекущий никакой ответственности как для должностного лица, его принявшего, так и для вручившего подарок лица, отличается от взятки не только относительно небольшим размером. Независимо от размера этого «обычного подарка», он должен, по нашему мнению, расцениваться как взятка в следующих случаях:

если имело место вымогательство этого вознаграждения;

если вознаграждение имело характер подкупа;

если вознаграждение передавалось должностному лицу за незаконные действия (бездействие).

Теперь рассмотрим, как трактует действующее законодательство особо квалифицирующие признаки получения взятки.

Получение взятки по предварительному сговору или организованной группой. Взятку надлежит считать полученной по предварительному сговору группой лиц, если в совершении преступления участвовало два и более должностных лица, заранее, т. е. до начала преступления, договорившихся об этом. В сговор преступников входит, что они будут получать незаконное вознаграждение (услуги) за те или иные действия (бездействие) в интересах взяткодателя или представляемых им юридических или физических лиц с использованием служебного положения либо за общее покровительство или попустительство по службе. Преступление признается оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из этих лиц.

Неоднократность получения взятки предполагает совершение деяний, предусмотренных ст. 290 УK, два или более раза независимо от того, было должностное лицо осуждено за предыдущее преступление или нет.

Получение взятки, совершенное путем ее вымогательства, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 марта 1990 г. истолковал как «требование должностным лицом взятки под угрозой действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов [18].

Крупный размер получения взятки исчисляется в денежном выражении. Стоимость предмета взятки определяется на основании цен на товары, расценок или тарифов на услуги, валютного курса (если взятка давалась в иностранной валюте), существовавших на момент совершения преступления, а при их отсутствии — на основании заключения экспертов. Согласно примечанию к ст. 290 УК, крупным размером взятки признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие 300 минимальных размеров оплаты труда.

Данные виды преступлений наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Дача взятки (ст. 291 УК) состоит в незаконном вручении, передаче материальных ценностей или предоставлении выгод имущественного характера должностному лицу лично или через посредника за совершение действий (бездействия), входящих в служебные полномочия должностного лица, в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, или за способствование должностным лицом в силу занимаемого положения совершению действий (бездействия) другим должностным лицом, либо за общее покровительство или попустительство по службе взяткодателю или представляемым им лицам (ч.1 ст. 291 УК — наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет), а равно за незаконные действия (бездействие) должностного лица по службе (ч.2 ст. 291 УК — наказывается штрафом в размере от 700 до 1000 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо лишением свободы на срок до восьми лет). Дача взятки неразрывно связана с ее получением. Получение взятки не может состояться, если не было дачи взятки. Соответственно, не может состояться оконченное преступление дачи взятки, если материальные ценности или выгоды имущественного характера, являвшиеся предметом взятки, не были приняты должностным лицом. Поэтому предложение должностному лицу материальных ценностей или имущественных выгод, оставление ценностей в столе или в одежде должностного лица, отправление по почте в письме или посылке и даже передача их родственникам должностного лица или посреднику во взяточничестве со стороны должностного лица, если за этим не последует принятие последним взятки, нужно квалифицировать не как оконченное преступление, а как покушение на дачу взятки.

Таким образом, дача взятки является своеобразным необходимым соучастием в получении взятки, в отличие от других случаев соучастия в этом преступлении против интересов публичной службы, выделенных в самостоятельный состав преступления.

Путем дачи взятки субъект может склонить должностное лицо к совершению заведомо противозаконного действия (бездействия) по службе, которое само по себе является преступлением. В этих случаях он должен нести ответственность не только за дачу взятки, но и за соучастие (подстрекательство) в преступлении должностного лица.

В качестве взяткодателя могут выступать частные лица, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, и должностные лица, что не имеет значения для квалификации дачи взятки. Должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику добиваться желаемого действия или бездействия путем дачи взятки, несет ответственность как взяткодатель, а работник, договорившийся о выполнении за взятку обусловленных действий и вручивший взятку, должен нести ответственность как соучастник дачи взятки.

Мотивы дачи взятки и цели, которых добивается взяткодатель с помощью взятки, могут быть разными. Это и корыстные побуждения, и побуждения личного порядка, желание обойти закон, освободиться от ответственности, желание отблагодарить должностное лицо за принятое им решение, удовлетворяющее интересы взяткодателя, и т. д. Однако всегда взятка дается за служебные действия (бездействие) должностного лица в интересах самого взяткодателя или представляемых им лиц. Это могут быть интересы членов семьи взяткодателя, других родственников или близких лиц, а также интересы коммерческих и некоммерческих организаций, государственных или муниципальных органов или учреждений, которыми руководит или доверенным лицом которых является взяткодатель.

Существует два самостоятельных основания освобождения взяткодателя от уголовной ответственности:

если в отношении его со стороны должностного лица имело место вымогательство взятки;

если он после дачи взятки добровольно сообщил о случившемся органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

При выявлении любого из этих обстоятельств органы предварительного следствия, прокурор или суд обязаны освободить взяткодателя от уголовной ответственности.

Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного сообщения о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки, которые подлежат обращению в доход государства.

Дореволюционное русское право знало разделение взяточничества на мздоимство и лихоимство. Мздоимство заключалось в принятии лицом, состоящим на государственной или общественной службе, подарков в связи с исполнением действий, касающихся его обязанностей по службе, если совершение этого действия не составляло нарушения его служебных обязанностей; наказание за мздоимство было незначительно, всего лишь денежное взыскание. Принятие подарка за совершение действия, противного служебным обязанностям, называли лихоимством — за него было предусмотрено достаточно серьёзное наказание.

В наше время законодатель ни в квалификации деяния, ни в определении наказания не учитывает такого разделения по тому, получен ли подарок за действия правомерные или неправомерные. Равным образом дача взятки наказуема независимо от того, добивался ли субъект удовлетворения своих законных прав и интересов или он склонял должностное лицо к деянию противозаконному — в этом случае присутствует квалифицирующий признак ч.2 ст. 291 УК (дача взятки). В уголовно — правовой литературе в понятие «взяточничество» вкладывается узкий и широкий смысл. В узком смысле к нему относят получение взятки (ст. 290 УК). В широком смысле это понятие охватывает два состава преступления: получение взятки (ст. 290 УК) и дача взятки (ст. 291 УК). Теперь рассмотрим самое тяжкое из анализируемой группы преступлений — получение взятки (ст. 290 УК). Опасность этого преступления состоит в том, что должностное лицо, используя свои служебные полномочия, подрывает престиж работников государственной власти, органов власти и управления, создаёт у многих людей о том, что все их желания, и прежде всего те, для удовлетворения которых нет оснований, могут быть удовлетворены за мзду, превращает занимаемую должность в предмет купли-продажи.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой