Виды убийства и особенности их квалификации

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Понятие и общая характеристика уголовной ответственности за убийство в российском уголовном праве

1.1 Генезис развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за убийство

1.2 Понятие и квалифицирующие признаки убийства

1.3 Виды убийства и особенности их квалификации

2. Особенности квалификации и назначения наказания за некоторые виды убийства

2.1 Особенности квалификации убийства матерью своего новорожденного ребенка

2.2 Особенности квалификация убийства, совершенного в состоянии аффекта

2.3 Особенности квалификации причинения смерти по неосторожности

Заключение

Глоссарий

Список использованных источников

Список сокращений

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования. Приоритет ценности человеческой жизни, прав и свобод человека над всеми другими ценностями утвержден Конституцией Российской Федерации, в которой после статьи дающей государственное определение Российской Федерации, провозглашается: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина -- обязанность государства» (ст. 2). С учетом конституционных положений и реалий криминальной и социально-политической обстановки общества в Уголовном кодексе РФ в качестве приоритетов уголовно-правовой охраны на первое место поставлена защита личности.

Посягательства на жизнь Уголовный кодекс Р Ф Уголовный кодекс Российской Федерации от 13. 06. 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 01. 03. 2012) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954. (далее — УК РФ) относит к числу особо тяжких преступлений.

Чрезвычайно высокая общественная опасность преступлений против жизни объясняется тем, что посягательство направлено на наиболее ценный объект уголовно-правовой охраны — жизнь человека.

Демографы утверждают, что половина жителей земли умирает преждевременно и значительная часть из них -- в результате насилия. Особое место среди причин преждевременной смерти занимает убийство, которое является наиболее тяжким из признаваемых законом преступлений.

На современном этапе развития общества в динамике и структуре преступлений против личности наблюдаются неблагоприятные тенденции, характеризующиеся ростом отдельных видов убийств, которые совершаются с особой жестокостью.

В сложившейся ситуации правоохранительные органы испытывают затруднения, обусловленные несовершенством уголовного законодательства. Далеко не однозначно и часто неправильно понимаются признаки простого убийства, нет четко выработанной позиции по отграничению данного состава от смежных составов убийств, вызывают определенные сложности квалифицированные виды убийств. Убийство -- это то преступление, которое вызывает наибольшие трудности при расследовании и юридической квалификации. Квалификация убийства представляет собой основополагающую, фундаментальную, стержневую часть, ядро применения уголовного закона в следственной и судебной практике. При квалификации убийства аккумулируются многочисленные проблемы и уязвимые места уголовного закона, неточности теоретических концепций.

Необходима правильная с точки зрения закона квалификация совершенного деяния, правильное соотношение между преступлением и обоснованном назначении наказания виновному. Необходимость такой деятельности подчеркивает Верховный Суд Р Ф, указывая на обязанность судов неукоснительно выполнять требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств совершения убийств Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 01. 1999 г. № 1 (ред. от 03. 12. 2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Постановления Пленумов Верховных Судов по уголовным делам. — М., 1999. С. 532 — 538.

Все вышесказанное обусловливает актуальность настоящей темы.

Степень научной разработанности проблемы. Отдельные положения темы исследования разрабатывались как учеными, занимающимися вопросами общей теории права, так и специалистами в области уголовного права. Между тем, законодательство не стоит на месте, в него вносятся изменения и дополнения. Поэтому присутствует необходимость в дальнейшей теоретической разработке исследуемого вопроса.

Методологическую базу исследования составляет общенаучный диалектический метод познания. Использовались и иные методы, выбор которых обусловлен конкретными целями и задачами, сформулированными в исследовании: историко-правовой, системно-структурный, сравнительно-правовой, конкретно-социологический.

Целью работы является исследование уголовного законодательства об ответственности за убийство и практики его применения, рассмотрение особенностей квалификации за отдельные виды убийств.

Указанная цель исследования определила круг взаимосвязанных задач, решение которых составляет содержание работы. К ним относятся:

— дать понятие и рассмотреть общую характеристику уголовной ответственности за убийство в российском уголовном праве;

— рассмотреть генезис развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за убийство;

— определить виды убийства;

— раскрыть особенности квалификации и назначения наказания за некоторые виды убийства: особенности квалификации убийства матерью своего новорожденного ребенка; особенности квалификация убийства, совершенного в состоянии аффекта; особенности квалификации причинения смерти по неосторожности;

— проанализировать судебную практику.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу охраны права человека на жизнь.

Предметом исследования являются теоретические исследования по вопросу квалификации убийства и практики его применения, судебная практика по ст. 105 Уголовного кодекса РФ.

Теоретической базой исследования являются труды следующих специалистов: Ю. М. Антонян, М. К. Аниянц, В. И. Борисов, С. В. Бородин, Л. Д. Гаухман, А. И. Гуров, Н. И. Загородников, П. В. Здравомыслов, А. Н. Красиков, В. Н. Кудрявцев, В. Н. Куц, P.A. Левицкий, A.B. Наумов, A.C. Никифоров, Э. Ф. Побегайло, А. Н. Попов, Ш. С. Рашковская, Г. С. Саркисов, Н. М. Свирлов, Н. С. Таганцев, В. И. Ткаченко, М. Д. Шаргородский и др.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, глоссария и списка использованных источников.

1. Понятие и общая характеристика уголовной ответственности за убийство в российском уголовном праве

1.1 Генезис развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за убийство

История развития уголовного законодательства показывает, что жизнь и здоровье человека всегда занимали особое место в системе уголовно-правовой охраны. Преступления против жизни и здоровья — это особая группа преступлений, при совершении которых человек становится объектом посягательства. Законодатель при структурировании статей об ответственности за «Преступления против жизни и здоровья» (глава 16 УК РФ) поставил их на первое место в Особенной части. Такое законодательное решение не случайно. Провозглашенная ст. 2 Конституции Р Ф концепция приоритета защиты человека, его прав и свобод как высшей ценности нашла реальное воплощение в нормах уголовного закона Грубова Е. И. Ретроспективный анализ дореволюционного российского уголовного законодательства об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка // История государства и права. — 2008. — № 13. — С. 4. Следует отметить, что жизнь человека охраняется уголовным законом независимо от возраста, морального и физического облика и состояния.

Необходимость историко-правового исследования объясняется возможностью понять логику развития юридической мысли об ответственности за убийство на протяжении длительного периода развития отечественного уголовного права.

В российском уголовном праве, как, впрочем, и в других системах уголовного права (континентальной, англо-саксонской и др.), всегда уделялось большое внимание проблемам ответственности за убийство.

Нормы об ответственности за убийство содержались во всех редакциях «Русской Правды», однако в ней еще не было четкого разграничения между убийствами и другими посягательствами на жизнь. Так, «Русская Правда» устанавливала ответственность за убийство на пиру, в разбое, т. е. преступления увязывались только с фактом причинения смерти. В этом проявилось влияние византийского права — продукта более цивилизованного народа, на что обращали внимание российские криминалисты еще в XIX в.

«Русская Правда» допускала кровную месть в качестве наказания за убийство.

Переход уголовного права из частного в публичное начинает рассматривать жизнь человека как ценность, которую государство берет под свою охрану. При этом ответственность за убийство обусловливалась занимаемым потерпевшим положением в обществе, в том числе имущественным. Например, убийство холопа квалифицировали как истребление чужой вещи, так как жизнь этой категории людей не рассматривалась как объект уголовно-правовой охраны, за ними не признавалось право на жизнь Кабурнеев Э. В. Развитие законодательства об ответственности за убийство // Журнал российского права. -2007. — № 8. — С. 7..

В первых судебниках, Соборном уложении 1649 г., законодательных актах Петра I складывалась система норм о преступлениях против жизни, закрепленная затем в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845−1885 гг. Уложение различало убийство с прямым и непрямым умыслом, разделяя первое на убийство с обдуманным заранее намерением (ст. 1454), без обдуманного заранее намерения (ст. 1455 ч. 1), и в запальчивости и раздражении (ст. 1455 ч. 2). Квалифицированным считалось, в частности, убийство родителей (ст. 1449), родственников (ст. 1451), начальника, господина и членов семейства господина, вместе с ним живущих, хозяина, мастера, лица, которому убийца обязан своим воспитанием или содержанием (ст. 1451), священнослужителя (ст. 212), часового или кого-нибудь из чинов караула, охраняющих императора или члена императорской фамилии. Многие нормы Уложения о наказаниях были казуистичны и архаичны, система составов преступлений против жизни выглядела внутренне противоречивой и запутанной, не соответствующей уровню науки. В нормах об ответственности за убийство отражался эклектический характер Уложения о наказаниях, источником которого явились не только традиционное российское законодательство в лице Свода законов 1832—1842 гг. (том XV), но и некритически заимствованные положения зарубежных кодексов и проектов.

Огромная работа по подготовке реформы российского уголовного законодательства на рубеже XIX—XX вв.еков, результатом которой явилось Уголовное уложение 1903 г., затронула и нормы о преступлениях против жизни. Этот выдающийся памятник российского права, столетие которого отмечается в начале третьего тысячелетия, хотя и не стал в большей своей части действующим законом, но послужил основой для дальнейшего развития уголовного законодательства, в том числе о преступлениях против жизни.

Преступления против жизни и здоровья как вид преступлений против частного лица (против личности) помещены в гл. XXII Уголовного уложения. Система составов преступлений против жизни (ст. 453−466) стала более четкой и компактной. Уложение отказалось от наказуемости самоубийства, отнеся к преступлениям против жизни только посягательства на жизнь другого лица.

Другой положительной особенностью Уголовного уложения явился отказ от чуждой традициям российского уголовного права дифференциации убийств по моменту формирования умысла. Судебная практика показала, что убийство с заранее обдуманным намерением (предумышленное убийство) не всегда свидетельствует в силу этого о его повышенной опасности, так же как прямой умысел не всегда «опаснее» косвенного. Дифференциация ответственности за различные виды убийств в Уголовном уложении 1903 г. была более последовательна и строилась в зависимости от наличия квалифицирующих признаков. Система составов стала более четкой. На первое место был поставлен основной состав убийства (ст. 453), а не наиболее тяжкий вид убийства, как было раньше. После этой статьи шли нормы о квалифицированном убийстве, затем о его привилегированных видах и, наконец, о причинении смерти по неосторожности. К сожалению, эта система не была воспринята уголовными кодексами советского периода. Лишь в Уголовном кодексе 1996 г. нормы об убийствах следуют такой же системе.

Среди квалифицированных видов убийства имелись такие, которые с теми или иными изменениями вошли в уголовные кодексы послеоктябрьского периода. Таково, например, убийство должностного лица при исполнении или по поводу исполнения им служебной обязанности. Другие же квалифицирующие признаки, перешедшие из Уложения о наказаниях 1885 г., не были восприняты кодексами советского периода (убийство отца или матери; убийство священнослужителя во время службы).

Уголовное уложение 1903 г. выделяло несколько привилегированных видов убийства: приготовление к убийству; убийство, задуманное и выполненное под влиянием душевного волнения; убийство при превышении пределов необходимой обороны; детоубийство; убийство по настоянию убитого, из сострадания к нему.

К преступлениям против жизни были отнесены также доставление потерпевшему средств к самоубийству и подговор к нему или содействие самоубийству. Последнее деяние предполагало подговор или содействие самоубийству только несовершеннолетнего (не достигшего 21 года), а также «лица, заведомо не способного понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками».

В первом советском уголовном кодексе — УК РФ 1922 г. наряду со многими положениями, сходными с нормами об убийствах в Уголовном уложении, имелись и отличия. В гл. V — «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» все преступления были разделены на пять групп, каждая из которых имела соответствующий подзаголовок.

В первую группу, озаглавленную «Убийство», входили статьи, предусматривавшие ответственность за три вида умышленного убийства: квалифицированное (ст. 142), простое (ст. 143) и под влиянием сильного душевного волнения (ст. 144). Причинение смерти по неосторожности было названо, в отличие от Уголовного уложения, «убийством по неосторожности» (ст. 147). Уголовный кодекс 1922 г. не предусматривал ответственности за детоубийство и за доведение до самоубийства.

Перечень отягчающих обстоятельств в ст. 142 УК РФ 1922 г. включал как объективные, так и субъективные признаки. К объективным относились обстоятельства, характеризующие способ преступления: убийство способом, опасным для жизни многих людей или особо мучительным для убитого (п. «в»); с использованием беспомощного положения убитого (п. «е»). К субъективным признакам относились обстоятельства, характеризующие мотив, цель, а также субъекта преступления: убийство «из корысти, ревности» (если она не подходит под признаки ст. 144) и других низменных побуждений (п. «а»); лицом, уже отбывшим наказание за умышленное убийство или весьма тяжкое телесное повреждение (п. «б»); с целью облегчить или скрыть другое тяжкое преступление (п. «г»); лицом, на обязанности которого лежала особая забота об убитом (п. «д»). В последующих кодексах законодатель модифицировал, дополнял эти признаки, но не отказался ни от одного их них, за исключением мотива ревности. Понятие «иных низменных побуждений» было в дальнейшем конкретизировано, поскольку в такой широкой формулировке таилась опасность произвольного ее толкования.

Необычным было примечание к ст. 143 УК РФ 1922 г.: «Убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается». Таким образом, эвтаназия, которую Уголовное уложение 1903 г. сочло основанием для введения привилегированного состава убийства, теперь стала условием декриминализации деяния. Это положение противоречило понятию убийства и представляло большие трудности для практического применения. Поэтому жизнь его оказалась очень короткой. Кодекс был введен в действие с 1 июня 1922 г., а 11 ноября того же года примечание к ст. 143 было отменено постановлением ВЦИК. Вопрос же о смягчающем значении эвтаназии сохранил актуальность до наших дней.

Уголовный кодекс 1922 г. был создан до образования СССР и сыграл роль «модельного кодекса» не только для последующего российского законодательства, но и для законодательства других союзных республик. Это относится и к преступлениям против жизни, их системе и формулировке отдельных составов.

Наиболее близким по времени и по содержанию явился Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. Он почти полностью сохранил систему и признаки составов против жизни. Особенностями были: 1) отказ от внутренней рубрикации главы о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, в связи с чем убийства не были выделены в самостоятельную группу; 2) объединение в одной норме (ст. 139) убийства по неосторожности и убийства, явившегося результатом превышения пределов необходимой обороны; 3) введение нормы о доведении лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, жестоким обращением или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него (ч. 1 ст. 141). Этим был восполнен недостаток Уголовного кодекса 1922 г. и возрождено положение о доведении до самоубийства, имевшееся в Уголовном уложении 1903 г. По всем видам преступлений против жизни Кодекс 1926 г. смягчил санкции. Наказание за самое тяжкое из этой группы преступлений — квалифицированное убийство — предусматривалось в виде лишения свободы на срок от одного года до десяти лет. Лишь 1 сентября 1934 г. ст. 136 была дополнена частью второй, установившей высшую меру наказания за убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах. Наказание за иные виды квалифицированного убийства оставалось прежним, в то время как смертная казнь широко применялась за государственные, имущественные и другие преступления.

Президиум Верховного Совета СССР Указом от 30 апреля 1954 г. «Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство» допустил применение смертной казни к лицам, совершившим умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Однако в Указе не было сказано, какие отягчающие обстоятельства дают основание для применения смертной казни. Об этом не говорилось и в Уголовном кодексе 1926 г. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21 мая 1954 г. к таким обстоятельствам были отнесены: цель завладения имуществом потерпевшего, хулиганские побуждения, месть на почве служебной деятельности потерпевшего, особо жестокий способ убийства, а также убийство, сопряженное с изнасилованием, повторное убийство или умышленное убийство нескольких лиц. Таким образом, перечень отягчающих обстоятельств не совпадал с текстом ч. 1 ст. 136 УК РФ 1926 г. Изменения в закон не вносились, и в случае применения смертной казни содеянное квалифицировалось по п. 1 ст. 136 УК РФ со ссылкой на Указ от 30 апреля 1954 г. Аналогичная ссылка требовалась при назначении смертной казни за бандитизм или разбойное нападение, сопряженные с убийством.

Многие формулировки отягчающих обстоятельств, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21 мая 1954 г., были учтены при очередной реформе Уголовного кодекса. Сама же система составов преступлений против жизни в Уголовном кодексе 1960 г. мало изменилась. По-прежнему на первом месте осталась норма об умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах (квалифицированное убийство — ст. 102), затем — об убийстве без отягчающих обстоятельств (простое убийство — ст. 103), две нормы о привилегированном убийстве: в состоянии сильного душевного волнения (ст. 104) и при превышении пределов необходимой обороны (ст. 105). Норма о неосторожном убийстве была выделена в самостоятельную ст. 106. Завершала группу преступлений против жизни ст. 107 — «Доведение до самоубийства». В Уголовном кодексе 1960 г. не была сохранена норма об уголовной ответственности за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или лица, заведомо не способного отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Однако это не привело к полной декриминализации данного деяния. Напротив, при названных обстоятельствах содеянное стало рассматриваться как умышленное убийство путем посредственного причинения.

Уголовный кодекс РФ 1996 г., внеся уточнения и дополнения в большинство норм о преступлениях против жизни, затронул и систему составов этих преступлений. Нормы о простом и квалифицированном убийстве объединены в одной статье. Преимущества такой конструкции не только в ее типичности для структуры статей Особенной части, но и в более правильной последовательности норм.

1.2 Понятие и квалифицирующие признаки убийства

Убийство относится к преступлениям против жизни (Глава 16 УК РФ). Преступления против жизни охватывают составы преступлений, названные в ст. 105 — 110 УК РФ. Связующим для них является единый видовой объект — жизнь Бородин С. В. Преступления против жизни. — СПб., 2003. — С. 48..

Исходным моментом квалификации преступлений против жизни выступает определение понятия убийства, которое можно сформулировать так: убийство — это незаконное противоправное умышленное лишение жизни одним человеком другого, совершаемое как действием, так и бездействием Семернева Н. К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): научно-практическое пособие. — Москва: Проспект; Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2010. — С. 154. Содержащийся в этом определении перечень признаков убийства является обязательным. Отсутствие хотя бы одного из них исключает возможность квалификации деяния как преступления.

Рассмотрим эти признаки. Незаконность лишения жизни означает, что виновному не было предоставлено право на такие действия. Он не исполнял обязательного для него приказа, не находился в состоянии необходимой обороны в соответствии с ч. 1 ст. 37 УК и т. п. Признак противоправности означает, что лишение жизни прямо предусмотрено в законе как преступление. Убийством считается только умышленное (с прямым или косвенным умыслом) лишение жизни. Неосторожные действия, приведшие к смерти потерпевшего, а также доведение до самоубийства законом не отнесены к убийствам (ст. 109, 110 УК). Самоубийство преступлением не признается. Возможно лишь привлечение к уголовной ответственности тех лиц, которые довели потерпевшего до самоубийства при наличии всех признаков, названных в ст. 110 УК. В большинстве случаев убийство — это активные действия. За убийство, совершенное путем бездействия, уголовная ответственность возможна лишь при наличии объективных и субъективных предпосылок: лицо должно и могло действовать с целью недопущения лишения жизни потерпевшего. Отсутствие одной из названных предпосылок уголовную ответственность исключает.

Составы преступлений, устанавливающие ответственность за убийство, относятся к разряду материальных. Между совершенным деянием, направленным на лишение жизни человека, и наступившей смертью должна быть установлена причинная связь. Ее отсутствие не позволяет квалифицировать деяние как убийство. Субъектом преступления по ст. 105 УК является физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Убийство — наиболее тяжкая разновидность посягательств на жизнь. В комментируемой статье дано законодательное определение рассматриваемого преступления: «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку…» Изложенное свидетельствует, что законодатель связывает понятие убийства лишь с умышленной формой вины. Неосторожное лишение жизни именуется причинением смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Уголовный закон дифференцирует ответственность за убийства по степени общественной опасности, выделяя простой (ч. 1 ст. 105 УК), квалифицированные (ч. 2 ст. 105 УК) и привилегированные (ст. ст. 106, 107, 108 УК) их составы.

Как и любое преступление, лишение жизни другого человека должно быть противоправным.

Объектом убийства является жизнь человека. Закон охраняет жизнь любого человека независимо от возраста и состояния здоровья. Поэтому и лишение жизни безнадежно больного человека, даже по его просьбе, также является убийством.

Так как роды являются сложным завершающим беременность физиологическим процессом, то их начало (выделение околоплодной жидкости и ритмичное сокращение маточной мускулатуры) еще не свидетельствует о рождении ребенка. Как только плод выходит наружу и налицо признаки его жизнедеятельности — дыхание, сердцебиение, движение мускулатуры — только тогда можно говорить о рождении ребенка Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю. В. Грачева, Л. Д. Ермакова, Г. А. Есаков и др.; отв. ред. А. И. Рарог. — 7-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2011. — С. 347..

Объективная сторона убийства выражается в лишении жизни другого человека.

Составы преступлений, устанавливающие ответственность за убийство, относятся к разряду материальных. Для наличия оконченного преступления необходимо установить деяние, направленное на лишение жизни, последствие — смерть другого человека и причинную связь между ними. Ее отсутствие не позволяет квалифицировать деяние как убийство.

Деяние при убийстве имеет прежде всего форму действия. Но убийство возможно и в форме бездействия. Как правило, это может быть тогда, когда виновный с целью лишения жизни сам создает опасность наступления смерти путем бездействия и не предотвращает ее наступления, хотя он обязан был и мог это сделать. Обязанность виновного совершить действия по предотвращению смерти может вытекать из требований закона (родители не кормят своих новорожденных или малолетних детей или не принимают иных мер для сохранения их жизни с целью причинения им смерти).

За убийство, совершенное путем бездействия, уголовная ответственность возможна лишь при наличии объективных и субъективных предпосылок: лицо должно и могло действовать с целью недопущения лишения жизни потерпевшего. Отсутствие одной из названных предпосылок уголовную ответственность исключает.

Вторым признаком объективной стороны убийства является последствие в виде смерти потерпевшего. Смерть при убийстве может наступать немедленно после совершения деяния или по истечении определенного времени. Основанием для вменения в вину последствия является наличие причинной связи между наступившей смертью и противоправным действием или бездействием субъекта.

Субъективная сторона убийства в соответствии со ст. 105 УК характеризуется только умышленной виной. Умысел при убийстве может быть как прямым, так и косвенным.

Установление различия между прямым и косвенным умыслом имеет большое значение для отграничения покушения на убийство от других преступлений. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда Р Ф, покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, т. е. тогда, когда виновный предвидел наступление смерти, желал ее наступления, но этого не произошло по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи) Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 01. 1999 г. № 1 (ред. от 03. 12. 2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 1999. — № 3.

Решая вопрос о виде умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранение жизненно важных органов человека), причины прекращения виновным преступных действий и т. д., а также предшествовавшее преступлению и последующее поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим. Однако суды не всегда учитывают эти обстоятельства и порой покушение на убийство квалифицируют как причинение тяжкого вреда здоровью.

Так, приговором Верховного Суда Республики Башкортостан И. осуждена за причинение мужу тяжкого вреда здоровью. И. нанесла потерпевшему кухонным ножом колото-резаные раны брюшной полости, головы, шеи, грудной клетки, живота, верхних конечностей с развитием геморрагического шока третьей степени. Мужу, просившему бросить нож и перевязать раны, И. со словами: «Подыхай» — нанесла еще два удара ножом в живот и ушла из квартиры. Благодаря своевременно оказанной медицинской помощи жизнь потерпевшего была спасена. Приговор Верховного суда Республики Башкортостан был обоснованно отменен, ибо в деянии виновной налицо покушение на убийство Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 1999. № 11. С. 4.

Субъектом убийства является лицо, достигшее возраста 14 лет, за исключением убийств, предусмотренных ст. ст. 106 — 108 УК (субъектом этих убийств является лицо, достигшее возраста 16 лет).

Следует отметить, что лишение жизни из ревности, мести следует отграничивать от убийства из хулиганских побуждений. В последнем случае виновным используется незначительный повод («косой» взгляд, отказ дать прикурить, несогласие девушки, чтобы ее проводили до дома, безобидная шутка и иные случаи посягательства на жизнь вообще без видимого повода). Напротив, если посягательство совершено из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, оно независимо от места его совершения не должно расцениваться как совершенное из хулиганских побуждений.

Представляет сложность квалификация убийств, учиненных в ссоре или драке, прежде всего отграничение их от лишения жизни из хулиганских побуждений. В Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 01. 99 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» БВС РФ. 1999. № 3. С. 4. судам предложено исследовать, кто являлся инициатором конфликта и не спровоцирован ли конфликт виновным для использования его в качестве повода для расправы. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений, налицо основной состав умышленного лишения жизни.

Квалифицируемые по ч. 2 статьи 105 УК РФ убийства, составляя лишь около 15% всех регистрируемых убийств, представляют собой наиболее опасную разновидность рассматриваемого преступления. Не случайно Конституция Р Ф и УК допускают возможность применения за эти преступления пожизненного лишения свободы и смертной казни.

Часть 2 ст. 105 УК предусматривает 13 пунктов; надо иметь в виду, что некоторые из них содержат описание нескольких квалифицированных видов убийств. Они могут быть сгруппированы по элементам состава преступления.

Квалифицирующие признаки, характеризующие объект. Убийство:

— двух или более лиц (п. «а»);

— лица или его близких в связи с осуществление данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б»);

— малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «в»);

— женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г»).

Квалифицирующие признаки, характеризующие объективную сторону. Убийство:

— сопряженное с похищением человека (п. «в»);

— совершенное с особой жестокостью (п. «д»);

— совершенное общеопасным способом (п. «е»);

— сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з»);

— сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к»).

Квалифицирующие признаки, характеризующие субъективную сторону. Убийство:

— по мотиву кровной мести (п. «е1»);

— из корыстных побуждений или по найму (п. «з»);

— из хулиганских побуждений (п. «и»);

— с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к»);

— по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л»);

— в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м»).

Квалифицирующие признаки, характеризующие субъекта убийства:

— совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж»).

Квалифицированные виды убийств представим в общем виде в виде схемы (Приложение № 1).

В случаях, когда убийство совершается при наличии нескольких квалифицирующих признаков, предусмотренных разными пунктами ч. 2 ст. 105 УК, содеянное должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание в таких случаях по каждому пункту отдельно не назначается, однако при избрании его суд должен учитывать наличие нескольких квалифицирующих обстоятельств.

Не должна применяться ч. 2 ст. 105 УК при конкуренции норм, когда убийству сопутствуют одновременно и усиливающие (квалифицирующие), и снижающие опасность обстоятельства, предусмотренные ст. ст. 106 — 108 УК. Предпочтение в этом случае отдается последним.

1.3 Виды убийства и особенности их квалификации

законодательство уголовный ответственность убийство

Преступления, связанные с умышленным лишением жизни человека, в теории уголовного права принято делить на три вида. К первому относится так называемое простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК). Ко второму — квалифицированное. Перечень обстоятельств, позволяющих отнести лишение жизни к этой группе, приведен в ч. 2 ст. 105 УК. Третий вид — привилегированные составы преступлений, устанавливающие ответственность за убийство при наличии смягчающих обстоятельств, прямо указанных в законе. К ним относятся ст. 106 «Убийство матерью новорожденного ребенка»; ст. 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта»; ч. 1 ст. 108 «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны»; ч. 2 ст. 108 «Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление».

Часть 1 ст. 105 УК РФ — простой состав убийства — вменяется лицу при отсутствии признаков, указанных в ч. 2 этой статьи УК. Перечень видов убийств, подпадающих под признаки ч. 1 ст. 105 УК, не назван в законе, однако правоприменительная практика относит к ним убийства по мотивам ревности, неприязненных личных отношений, бытовой мести, убийство, совершенное в драке при отсутствии хулиганских побуждений у лица, его совершившего, и т. д. Мотивы убийства по данной части статьи могут быть и иными, но они не должны подпадать под те, которые законодатель отнес к квалифицирующим признакам, названным в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Например, умышленное лишение жизни врачом (медработником) безнадежно больного человека по его просьбе (эвтаназия) не содержит мотивов, названных в ч. 2 ст. 105 УК, и потому подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК. Лишение жизни обычным человеком (не имеющим медицинского образования) другого по его просьбе либо из сострадания по закону считается умышленным убийством, но вместе с тем квалификация действий таких субъектов также должна осуществляться по ч. 1 ст. 105 УК. Эту же часть необходимо вменять и в тех случаях, когда внешне (объективно) действия виновного выглядят как квалифицированное убийство (особая жестокость, хулиганские побуждения и др.), однако следствие не располагает убедительными доказательствами истинных мотивов виновного, сам же обвиняемый утверждает, что совершил убийство по мотивам, подпадающим под признаки ч. 1 ст. 105 УК (скажем, по мотивам бытовой мести). В этом случае должно применяться известное правило о том, что все неразрешимые сомнения, возникающие у суда в процессе рассмотрения уголовного дела, толкуются в пользу подсудимого. В то же время правоприменитель, решая вопросы квалификации, обязан глубоко анализировать субъективную сторону деяния, совершенного фактически.

В частности, кроме установления формы и вида вины необходимо анализировать направленность умысла субъекта. От правильности установления данного признака зависит и квалификация деяния.

К преступлениям, влекущим наказуемость по ч. 1 статьи 105 УК РФ, теория и практика относят:

— убийство из ревности; потерпевшим может быть один из супругов, действительный или мнимый соперник;

— убийство из мести (за исключением тех ее видов, которые влекут усиленную ответственность, — п. п. «б», «е1» и «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Для этого вида лишения жизни характерен мотив расплаты за предшествующее поведение потерпевшего, его близких;

— убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских побуждений).

К иным видам, квалифицируемым по ч. 1 статьи 105 УК Р Ф Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2009. № 15., относят также умышленное лишение жизни из трусости, зависти, а также по так называемым темным мотивам. Ч., узнав, что его друг С. собирается жениться на В., стал его отговаривать от брака, неодобрительно отзываясь о поведении В. Тем не менее С. решил жениться и пригласил Ч. на свадьбу. Ночью пьяный Ч. зашел в спальню к новобрачным и в темноте металлическим прутом несколько раз ударил по изголовью края кровати, причинив смерть своему другу С. На предварительном следствии и в суде Ч. утверждал, что своих действий и мотива поведения не помнит. Суд признал Ч. виновным в «простом» убийстве.

Квалифицированные виды убийства предусмотрены ч. 2 ст. 105 УК; их тринадцать. Правильность квалификации каждого зависит от точности определения понятий, указанных в соответствующем пункте, учета объективных и субъективных признаков совершенного деяния Попов А. Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. — СПб., 2003. — С. 37. Рассмотрение ч. 2 ст. 105 УК возможно как путем предварительной группировки квалифицирующих признаков по объекту, объективной либо субъективной стороне, так и методом анализа каждого из признаков, названных в диспозиции ч. 2 ст. 105. Принципиальной разницы в выборе вида анализа для квалификации нет. Обратимся ко второму виду и начнем анализ квалифицирующих признаков убийства с п. «а» ч. 2 ст. 105 УК.

1). Квалификация убийства двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК).

Прежде чем приступить к анализу, надо выяснить позицию законодателя, включившего убийство двух или более лиц в число признаков, квалифицирующих это деяние. Судя по редакции п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, умышленное лишение жизни двух или более лиц независимо от времени, места его совершения, а также наличия единого либо каждый раз вновь возникшего умысла считается отягчающим обстоятельством. По этой причине в ч. 2 ст. 105 УК было введено сразу два квалифицирующих признака: п. «а» — убийство двух и более лиц и п. «н» — неоднократное убийство. Суть данных признаков одна: умышленно лишаются жизни два и более человека, что значительно опаснее, чем лишение жизни одного, а потому такое деяние влечет за собой более строгое, чем в ч. 1 данной статьи, наказание. С этих позиций деление деяния в ст. 105 УК на пункты «а» и «н» принципиального значения не имело. Как в первом, так и во втором случае речь шла о тождественных преступлениях, совпадающих между собой по всем элементам в рамках простого состава. Отличие состояло в том, что применительно к п. «а» ч. 2 ст. 105 имелось в виду убийство, совершенное по единому умыслу нескольких лиц, возникшему до осуждения виновного хотя бы за одно из действий, а в п. «н» предусматривалось то же деяние, но совершенное по вновь возникшему умыслу на каждое деяние независимо от наличия судимости за предыдущее убийство.

По сути, в рассматриваемых пунктах ч. 2 ст. 105 УК устанавливалась ответственность за умышленное лишение жизни двух и более лиц. Нечеткость законодательных формулировок названных пунктов, сложность их толкования и применения на практике создавали затруднения для правоприменителей, которые должны были доказывать вид умысла виновного по каждому эпизоду убийства, момент его возникновения и направленность на лишение жизни одного или нескольких потерпевших. По этой причине в судебной практике встречались ошибки при разграничении указанных пунктов ч. 2 ст. 105 УК, которые во многих случаях исправлялись уже в надзорном порядке Верховным Судом. Ученые-криминалисты высказывали обоснованные суждения о необходимости исключения п. «н» из ч. 2 ст. 105 УК. В 2003 г. законодатель, согласившись с мнением ученых и практиков, исключил из Уголовного кодекса ст. 16, регламентировавшую ответственность за неоднократность деяний. Соответственно из статей Особенной части УК (в том числе и из ст. 105) был исключен данный квалифицирующий признак Федеральный закон от 08. 12. 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2003. — № 50. — Ст. 4848. Теперь каждый эпизод убийства, совершенного по вновь возникшему умыслу, квалифицируется по правилам о совокупности преступлений по ч. 1 или 2 ст. 105 (при отсутствии других квалифицирующих признаков). Наказание с учетом признака множественности должно назначаться в соответствии со ст. 69 УК по совокупности преступлений.

Рассмотрим, в каких же случаях в настоящее время можно вменять п. «а» ч. 2 ст. 105 УК.

Грамматическое и логическое толкование диспозиции п. «а» ч. 2 ст. 105 позволяет утверждать, что исключение п. «н» из ч. 2 статьи не изменило сути преступления. Здесь, как и в других пунктах ч. 2 ст. 105, имеется в виду единичное преступление с усложненной объективной стороной, где каждый отдельный эпизод выступает как самостоятельное оконченное преступление. Однако умысел, возникший до начала первого убийства, охватывает намерение умышленного лишения жизни двух или более человек, в связи с чем все эпизоды убийств объединяются в одно продолжаемое преступление. Осуществляется умысел последовательным выполнением юридически тождественных действий, промежуток между которыми, как правило, минимальный. Вред причиняется одному и тому же объекту — жизни двух или более лиц. Поэтому каждый из эпизодов убийства необходимо рассматривать как составную часть единого (единичного) продолжаемого преступления. Моментом окончания его следует считать последний эпизод из числа задуманных преступником.

Если же один из эпизодов убийства остался незавершенным — последствие в виде смерти потерпевшего не наступило по причинам, не зависящим от воли виновного, то такое деяние не может рассматриваться как единое оконченное преступление — убийство двух или более лиц. В этих случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 У К См.: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 01. 1999 г. № 1 (ред. от 03. 12. 2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Сб. постановлений Пленумов Верховных Судов по уголовным делам. — М., 1999. С. 533. То есть единичное продолжаемое преступление переходит в разряд множественных деяний, что и подтверждается рекомендацией Верховного Суда о необходимости квалификации таких действий по двум статьям: убийство и покушение на убийство с соответствующим назначением наказания по правилам, предусмотренным ст. 69 УК за совокупность преступлений.

Квалификация действий по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК требует также глубокого исследования субъективной стороны этого вида убийства. Бесспорен факт, что данные преступления совершаются только умышленно. Умысел может быть как прямым, так и косвенным, заранее обдуманным или внезапно возникшим. В любом случае умысел на лишение жизни должен быть определенным. Виновный заранее знает, что его действия направлены на убийство двух и более лиц.

В тех случаях, когда умысел на убийство каждого отдельного человека последовательно возникает и осуществляется на протяжении даже небольшого разрыва во времени между действиями виновного, п. «а» ч. 2 ст. 105 не может быть вменен. Каждый эпизод убийства, совершенный по вновь возникающему умыслу, надлежит квалифицировать самостоятельно по правилам ст. 17 УК — совокупность преступлений.

Мотивы совершения убийства по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, как уже было сказано, могут совпадать, но могут быть и различными. На квалификацию преступления это не влияет при наличии единого умысла на лишение жизни двух или более лиц, возникшего до начала исполнения первого убийства. В тех случаях, когда мотив убийства в законе указан в качестве самостоятельного признака, виновному кроме п. «а» ч. 2 ст. 105 необходимо вменять и другие пункты этой части статьи УК, где мотив указан в качестве самостоятельного квалифицирующего признака убийства. Например, убийство двух или более лиц, совершенное из хулиганских побуждений (п. «а», «и» ч. 2 ст. 105), либо убийство двух или более лиц по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти и вражды (п. «а», «л» ч. 2 ст. 105).

По одному из дел суд разъяснил, что по смыслу п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство двух и более лиц, совершенное одновременно или в разное время, если ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден См.: Постановление Президиума Верховного Суда Р Ф от 02. 03. 2011 г. № 431-П10ПР // Трофимов В. Н. Статья 105 «Убийство» УК РФ (Подборка судебных решений за 2011 год) // СПС «КонсультантПлюс»..

Если виновный, осуществляя намерение убить двух или более лиц, избирает общеопасный способ, его действия следует квалифицировать по п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК.

2). Квалификация убийства лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК).

Правильность квалификации по названному пункту зависит от точности толкования понятий, используемых законодателем для характеристики личности потерпевшего, его деятельности, а также установления подлинных мотивов и целей преступления.

Потерпевшими по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК являются лица, правомерно исполняющие служебную деятельность или общественный долг.

Служебная деятельность — это выполнение действий, входящих в круг обязанностей лица, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности либо с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Оценка характера выполняемой служебной деятельности позволяет отграничить убийство, предусмотренное анализируемым пунктом ст. 105, от смежных составов, предусмотренных ст. 295, 277, 317 УК. Потерпевшими по названным статьям являются не частные лица, а определенные сферы государственной власти. Так, основным объектом по ст. 295 признаются интересы правосудия, по ст. 277 — основы конституционного строя, а по ст. 317 — порядок управления. Жизнь должностных лиц, на которую при этом совершается посягательство, выступает в качестве дополнительного объекта, которому наряду с основным причиняется вред, но посягательство на их жизнь преследует цель причинить, таким образом, вред судебной системе, основам конституционной деятельности либо порядку управления, установленному государством.

Так, по одному из дел было установлено следующее. Н.И.В. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, при следующих обстоятельствах.

5 июня 2006 года около 15 часов участковый уполномоченный милиции ОВД Рязанского района УВД Рязанской области, назначенный на эту должность 6 апреля 2006 года, ст. лейтенант Л.Г.А. приехал на обслуживаемый им административный участок N 18 в с. Высокое Рязанского района и приступил к проверке устного заявления гр. П.Н.А., сообщившей ему, что из ее дома в с. Высокое совершена кража вещей и продуктов питания жителем этого села Н.И. В. Отец П.Н.А. — Н.А.Т. подтвердил факт кражи и перечислил Л.Г.А., какие вещи были украдены из дома. С целью проверки устного заявления Л.Г.А. одетый в форменную одежду, на закрепленной за ним служебной автомашине ВАЗ-21 214, имеющей голубые бортовые наклейки с надписью «милиция» подъехал к ферме, расположенной вблизи с. Высокое, где работал Н.И.В.

В ходе беседы Л.Г.А. с Н.И.В. последний признался в краже часов из дома Н.А.Т., сообщив при этом, что кражу вещей и продуктов питания они совершили вместе с К.В.С., спиннинги они из дома не брали.

Отпустив К.В.С., Л.Г.А. стал требовать от Н.И.В. признаться в краже спиннингов и показать место, где он их спрятал.

С целью избавиться от участкового инспектора, который «достал» его и воспрепятствовать надлежащему осуществлению им своей служебной деятельности у Н.И.В. возник умысел на убийство участкового инспектора милиции Л.Г. А. При этом Н.И.В. пояснил Л.Г.А., что спиннинги он спрятал на окраине с. Высокое и может показать это место. Прибыв на служебном автомобиле Л.Г.А. на показанное Н.И.В. место и не обнаружив спиннинги, Л.Г.А. стал требовать от Н.И.В. показать место, где он спрятал спиннинги, предварительно надев на подсудимого наручники, чтобы последний не мог убежать от него.

С целью убийства участкового инспектора, отомстить ему за побои и постоянные «приставания» Н.И.В. имеющимся при себе ножом умышленно нанес Л.Г.А. несколько ударов в область живота, причинив Л.Г.А. колото-резаное ранение левой боковой стенки живота, проникающее в область брюшины и забрюшное пространство с повреждением нисходящей ободочной кишки и стенки аорты, а также колото-резаные раны, не проникающие в серозные полости.

После чего выпавшим ключом от наручников подсудимый открыл замок наручников и убежал. Л.Г.А., поднявшись с земли, сел в автомобиль и поехал в с. Высокое, где у дома остановился, вышел из машины и упал. Доставленный в БСМП в 20 часов 45 минут Л.Г.А. умер.

Содеянное Н.И.В. суд квалифицировал по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности. Подсудимый имел умысел на убийство участкового инспектора Л.Г.А., пояснив ему, что часть украденных в доме П. вещей он спрятал в поле на окраине с. Высокое, имел при себе нож Приговор Рязанского областного суда от 23. 01. 2007 // СПС «КонсультантПлюс»..

Выполнение общественного долга — это осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересов отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий, не связанных со специальными полномочиями. Такие действия осуществляются лицом в соответствии с его правосознанием, пониманием гражданского долга. К числу действий по исполнению гражданского и общественного долга можно отнести пресечение правонарушений, сообщение органам власти о готовящемся преступлении либо местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача показаний в качестве свидетеля обвинения или потерпевшего и т. д. См.: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27 января 1999 г.

Пункт «б» ч. 2 ст. 105 охраняет только жизнь людей, осуществляющих законную служебную деятельность или выполняющих общественный долг. Незаконные действия со стороны названных лиц могут расцениваться как повод для необходимой обороны со всеми вытекающими отсюда последствиями и обсуждением вопроса о злоупотреблении либо превышении должностных полномочий потерпевшим.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой