Внешнеполитическая роль Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая работа

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ЯПОНИИ В

АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ

Содержание

Введение

I. Азиатско-Тихоокеанский регион как важнейший центр мировой политики

1.1 Политический и стратегический курс Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история и современность

1.2 Роль Японии в интеграционных процессах и наращивание японского участия в многосторонних объединениях АТР

II. Проблемы и перспективы развития отношений Японии со странами Азиатско-Тихоокеанского региона

2.1 Двусторонние контакты Японии с Соединенными Штатами и Китайской Народной Республикой

2.2 Двусторонние отношения Японии с государствами Корейского полуострова

Заключение

Список использованных источников и литературы

внешнеполитический япония тихоокеанский

Введение

Актуальность темы исследования. Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) имеет огромное значение для судеб человечества в цивилизационном, экономическом, политическом, научно-техническом и прочих аспектах. Этот регион по глубине геополитических процессов, по своей международно-политической мощи постепенно выходит на первое место в мире.

В XXI веке современный Азиатско-Тихоокеанский регион стал двигателем глобального экономического развития. От этой географической зоны во все большей мере зависит и состояние дел в глобальной политике и в международных отношениях.

При этом хорошо известно, что конфликтный потенциал региона, подпитываемый традиционными проблемами межгосударственных отношений (территориальные споры, соперничество за влияние, этнические и религиозные противостояния) остается исключительно высоким. Не обошли регион и новые вызовы и угрозы (терроризм, наркопреступность, конкуренция за обладание ресурсами).

В этой ситуации особую актуальность приобретает вопрос: каким путем пойдут входящие в АТР государства и смогут ли они справиться с противоречиями и разногласиями. Поэтому сейчас все более очевидной становится необходимость строительства такого регионального порядка, который позволил бы не только предотвращать и преодолевать конфликты, но и создавал бы стимулы для развития всестороннего сотрудничества между странами региона. С учетом растущей роли Азиатско-Тихоокеанского региона в мире речь идет о формировании одной из основ нового мироустройства. И очевидно, что одну из главных ролей в этом процессе будет играть Япония- одна из крупнейших экономических и научно-технических держав не только данного региона, но и всего мира.

В настоящем исследовании рассматриваются вопросы внешнеполитической роли Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе и влияния страны на экономические и политические процессы региона. Конструктивная роль современной Японии в международных отношениях является общепринятым фактором. К всеобщему международному признанию Япония продвигалась в течение всего послевоенного периода в сложных условиях «холодной войны», противоборства двух сверхдержав, формирования нового послевоенного мирового порядка. На сегодня вследствие причин недавнего исторического прошлого у Японии достаточно непросто складываются политические отношения с рядом стран Азиатско-Тихоокеанского региона, который остается приоритетным с точки зрения активизации ее внешнеэкономической и внешнеполитической стратегии, играющей ключевую роль в укреплении позиций Японии на региональном и глобальном уровнях. Сегодня Япония ставит перед собой цель не только сохранить позиции экономического лидера региона, но и взять на себя еще большую ответственность в формировании «регионального порядка», который должен базироваться на дальнейшем укреплении японо-американского союза и упорядочивание японо-китайских отношений.

Реализация всеобъемлющей стратегии Японии в АТР является залогом успешного развития не только двусторонних отношений со странами региона, но и конструктивного решения задач по созданию новой системы взаимоотношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Степень изученности проблемы. По теме проблемы внешнеполитической роли Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе было опубликовано достаточно большое количество научных трудов и исследований как российских, так и зарубежных авторов.

Изучением данной проблемы занимались профессора и исследователи Московского государственного института международных отношений, Дипломатической академии, Министерства иностранных дел Российской Федерации и Японии, институтов Российской академии наук, в частности Института Дальнего Востока: В. О. Кистанов Кистанов В. О. Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений. — М.: «Восточная литература» РАН, 1995., М. И. Крупянко Крупянко М. И. Япония после «холодной войны»: политика обеспечения национальной безопасности. — М.: «Восточная литература» РАН, 2001., Э. В. Молодякова Молодякова Э. В. Внешняя политика Японии: история и современность: Учебное пособие/Институт востоковедения РАН; Ассоциация японоведов. — М. :Восточная литература, 2008., А. В. Торкунов Современные международные отношения и мировая политика. Под ред. Торкунова А. В. — М.: Просвещение, 2005., П. К. Шодиев Шодиев П. К. Япония в современном мире: Учебное пособие/ Дипломатическая академия МИД России, М.; 2001.

Особый интерес представляют монографии М. И. Крупянко и П. К. Шодиева, посвященные комплексному анализу основных направлений внешней политики Японии, проблемам укрепления национальной безопасности, роли и значению страны в мировой политике после окончания «холодной войны» и ликвидации биполярной системы международных отношений. Исследуется основное содержание новых внешних угроз, прослежены последствия реализации новой японской политики для российских стратегических интересов на Дальнем Востоке. Авторами рассмотрены основные перспективы отношений Японии с Соединенными Штатами, Китаем, государствами Корейского полуострова.

В учебном пособии Э. В. Молодяковой подробно излагается история японской внешней политики с древности до окончания Второй мировой войны. Отдельно рассматриваются двусторонние отношения Японии с различными странами.

В работе «Современные международные отношения и мировая политика» под общей редакцией А. В. Торкунова раскрывается сущность и значение долгосрочных тенденций мирового развития, эволюции структуры и системы современных международных отношений, закономерностей мирополитического развития. Особое внимание в книге уделяется проблемам безопасности, в том числе таким, как урегулирование этнополитических конфликтов, борьба с терроризмом, распространение оружия массового уничтожения. Дается детализированный обзор развития международных отношений в основных регионах современного мира.

В данном исследовании также были использованы следующие сборники статей.

«Япония: некоторые аспекты внешней политики на пороге XXI века» Анисимцев Н. В., Белокурова Г. В. Япония: некоторые аспекты внешней политики на пороге XXI века: [сбор. ст.]. — М.: МАКС Пресс, 2003. — монография коллектива авторов Центра исследований Японии Института дальнего Востока РАН. В данной работе рассматриваются некоторые аспекты формирования внешнеполитической стратегии современной Японии, роль и место страны в международных политических и экономических организациях, подходы Японии к процессам интеграции и глобализации в целом, рассматриваются проблемы наиболее важных двусторонних отношений Японии на современном этапе.

Издание «Япония в Восточной Азии: внутреннее и внешнее измерения» Япония в Восточной Азии: внутреннее и внешнее измерения: [сбор. ст.] / Институт международ. исслед., МГИМО (У) МИД России, Центр исслед. Восточной Азии и ШОС. — М., 2009. представляет собой сборник статей, посвященных актуальным проблемам внутренней и внешней политики современной Японии. Ведущие специалисты из России, Сербии, Японии и Китая предлагают широкий спектр мнений относительно самых разных аспектов экономики и политики этой страны. Анализируются причины японского экономического чуда и последующего замедления темпов развития Японии, ситуация с правами человека в стране, а также важнейшие аспекты отношений Японии с основными партнерами и соседями: США, Китаем, Российской Федерацией и двумя корейскими государствами.

В работе «АСЕАН и ведущие страны АТР» АСЕАН и ведущие страны АТР: проблемы и перспективы: [сбор. ст.] / Академия гуманитарных исследований. — М., 2002. предпринята попытка исследования основных актуальных проблем политического, экономического и культурного развития всех 10 стран региона Юго-Восточной Азии — членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии, а также ведущих держав Азиатско-Тихоокеанского региона: России, Китая, Японии и Соединенных Штатов. Показаны определенные тенденции развития региона, ложная и противоречивая политика ведущих стран АТР по отношениюк странами-членам АСЕАН, обусловленная их региональными и глобальными интересами. Анализируются проблемы внутреннейэкономической интеграции стран-членов АСЕАН наряду с проблемами сохранения их самобытной культуры в контексте процесса глобализации.

В сборник «Восточное общество. Интеграционные и дезинтеграционные факторы в геополитическом пространстве АТР» Восточное общество. Интеграционные и дезинтеграционные факторы в геополитическом пространстве АТР: материалы международной научно-практической конференции. — Улан-Удэ: Издательство Бурятского государственного университета, 2007. вошли статьи ученых России, Беларуси, Монголии, Китая, Ирака и Тайваня, посвященные актуальным вопросам востоковеденияи основанные на материале по истории и культуре стран АТР. Исследования, представленные в данной работе, отражают основные закономерности и специфику современного развития стран Востока.

Научная новизна данной работы состоит в комплексном анализе внешнеполитической стратегии Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Фактический материал, содержащийся в исследовании, его основные положения и выводы, формулирующие особенности и перспективы японской внешней политики в бассейне Тихого океана, могут быть использованы исследователями истории международных отношений и внешней политики Японии, а также преподавателями высших учебных заведений Российской Федерации для подготовки курсов лекций по новой и новейшей истории.

Цели и задачи исследования. Цель исследования заключается в том, чтобы на основе комплексного анализа источников рассмотреть внешнеполитическую роль Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи исследования:

1. Рассмотреть внешнеполитический курс Японии в Азиатско-Тихокеанском регионе, начиная со Второй мировой войны и до сегодняшнего дня.

2. Определить роль Японии в интеграционных процессах и многосторонних объединениях Азиатско-тихоокеанского региона.

3. Проанализировать двусторонние отношения Японии с Соединенными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой.

4. Охарактеризовать двусторонние контакты Японии с Корейской Народно-Демократической Республикой и Республикой Корея.

Поставленные цель и задачи исследования определили тематику глав работы.

Объект исследования. Внешнеполитическая деятельность Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Предмет исследования. Политика Японии в области решения внешнеполитических и внешнеэкономических проблем, проблем международного сотрудничества с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Теоретико-методологическую основу составляют положения и выводы, содержащиеся в научных трудах российских и зарубежныхученых, периодической литературе по исследуемой проблеме, международных нормативно-правовых актах, законодательных актах Японии.

Методика исследования. Для исследования темы данной работы использовались следующие методы исследования: анализа и синтеза, аналитический, исторический, системный, сравнительный, метод изучения документов в области международного права, международных отношений, мировой политики.

Апробация работы. Результаты данной работы получили свое отражение в следующих выступлениях:

1. IX Международная научная студенческая конференция «Международное сотрудничество России и ее субъектов: история и современность», секция «Мировая интеграция и международные организации», 2008 год

2. Студенческая региональная научно-практическая конференция, проходившая на базе МБУ МКЦ «Сибирь-Хоккайдо», секция «Политика и международные отношения», 2010 год

3. XI Межвузовская научно-практическая конференция «Международные связи регионов государств: история и современность», секция японского языка, 2010 год.

Содержание работы. Для наиболее эффективного достижения цели работы, материал структурирован следующим образом: работа включает в себя введение, две главы, 4 параграфа, заключение, список используемых источников и литературы.

I. Азиатско-Тихоокеанский регион как важнейший центр мировой политики

1.1 Политический и стратегический курс Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история и современность

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) -- политический и экономический термин, обозначающий страны, расположенные по периметру Тихого океана и многочисленные островные государства в самом океане Азиатско-Тихоокеанский регион // Сайт энциклопедии Wikipedia. — http: //www. ru. wikipedia. org.

О значении Тихого океана начали говорить с середины ХIХ века. И первым, кто предсказал важность региона, был Карл Маркс, который еще в 1857 году, писал, что Тихий"океан будет играть такую же роль, какую теперь играет Атлантический океан, а в древности и в средние века Средиземное море, — роль великого водного пути для мировых сношений". Затем наступила целая череда аналогичных заявлений американских ученых, а также политиков, вызванных конкретной деятельностью США на Тихом океане. Наиболее цитируемой является высказывание президента Теодора Рузвельта, который после аннексии Филиппин в 1898 году говорил: «Атлантическая эра… вскоре исчерпает собственные ресурсы», и «уже на восходе Тихоокеанская эра, уготовленная судьбой стать самой великой» Безопасность в АТР: проблемы и перпективы // Сайт Научно-исследовательской фирмы «РАУ-Университет». — http: //www. rau. su/observer/N27. 93/2706. HTM. А русский географ А. И. Воейков написал специальную работу под названием"Будет ли Тихий океан главным торговым путем земного шара", отвечая на этот вопрос утвердительно.

Значимость АТР сегодня оценивается, прежде всего, по своему вкладу в мировую экономику. И не только потому, что здесь располагаются США, Япония и Китай — три мощные экономические державы. Еще в 70-е годы на международном рынке во весь голос заявили о себе четыре «дракона» — Гонконг, Тайвань, Сингапур и Республика Корея. В 80-е годы к ним присоединились новые «тигры» — Индонезия, Малайзия, Таиланд и Филиппины. По определению Дж. Буша, в его бытность президентом США, АТР стал"динамо-машиной мировой экономики". Он удерживает ведущие позиции в темпах экономического роста и внедрения технологий наукоемких производств. Если в 1960 году на страны АТР приходилось только 12% мирового производства, то в 1990 году — уже 26%, а к 2020 году эта цифра, по некоторым оценкам, может составить как минимум 50% Безопасность в АТР: проблемы и перспективы// Сайт Научно-исследовательской фирмы «РАУ-Университет». — http: //www. rau. su/observer/N27. 93/2706. HTM.

Согласно одному из прогнозов, составленных в США, на ближайшие десятилетия все крупнейшие экономики мира будут находиться в АТР. При этом на первое место по объему ВВП выйдет Китай (20 трлн. долл.), второе место займут США (13,5 трлн. долл.), третье -- Япония (5 трлн. долл.), четвертое -- Индия (4,8 трлн. долл.), пятое -- Индонезия (4,2 трлн. долл.), шестое -- Южная Корея (3,4 трлн. долл.) и седьмое -- Таиланд (2,4 трлн. долл.) Азиатско-Тихоокеанский регион в мировом хозяйстве. — http: //www. articlief. php. htm. Специалисты полагают, что даже при ожидаемом общемировом снижении темпов роста экономики за АТР сохранится лидерство в динамике развития.

Азиатско-Тихоокеанский регион также и одним из важнейших узлов мировой политики, в котором пересекаются всевозможные интересы различных государств и, прежде всего, России, США, Японии и Китая. Именно поэтому регион занимает исключительное положение с точки зрения мира и безопасности. От сложившейся здесь системы международных отношений во многом зависит решение многих проблем, стоящих перед человечеством.

Тектонические сдвиги и процессы, происходящие сегодня в Азиатско-Тихоокеанском регионе в экономической, политической и других областях ставят перед расположенными в регионе странами сложную задачу поиска и обретения в этих процессах своего достойного места и гармонизации своих национальных интересов с интересами Тихоокеанского сообщества. Более всего это касается Японии — азиатского государства, входящего в элитарный клуб промышленно развитых стран Запада. Возродившись экономически с помощью США после поражения во Второй мировой войне и действуя в тандеме с ними в сфере безопасности, Япония внесла весомый вклад в становление нынешней экономической базы многих восточноазиатских государств и играла важную роль американского антикоммунистического форпоста в Азии в период «холодной войны» Кистанов В. О. Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений. — М. :Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995. — С. 9.

Для Японии АТР представляет очень большой интерес -- как объективный (возрастающее значение региона в мировой политике; пересечение здесь интересов многих государств), так и субъективный (этот регион очень важен в экономическом, политическом и стратегическом отношениях). Более половины внешнеэкономических интересов Японии сосредоточено именно здесь. Из стран региона Япония импортирует значительное количество сырья, на рынки этих государств стремится наиболее активно. Эти причины объясняют особый политический и стратегический курс Японии в регионе.

Азиатско-Тихоокеанский регион традиционно считался во внешней политике Японии сферой особых интересов страны. Японская политическая элита довоенного времени рассматривала Юго-Восточную Азию (ЮВА) — важную составляющую региона как объект колониальной эксплуатации, который «почему-то» достался странам Запада. С конца ХIX в. и до 1945 года усилия японской дипломатии, подкрепленные военными захватами и экономической экспансией, были направлены на укрепление позиций страны в регионе. Но этим планам не суждено было сбыться, поскольку Япония приняла безоговорочную капитуляцию 2 сентября 1945 году.

В первые послевоенные десятилетия интерес страны к ЮВА восстанавливался и возрастал параллельно с ростом экономического потенциала, а затем- со стремлением к поиску собственной роли в региональной и глобальной политике, восстановлению отношений с другими странами мира. Создание Сан — Франциской мирной системы, обретение полного суверенитета, возвращение Японии в мировое сообщество поставило перед ее правительством вопрос о необходимости выработки собственной стратегии действий в Азии в целом и в регионе АТР в частности. В 1951 году Япония подписала с США Договор безопасности, что на долгие годы определило ту или иную степень зависимости страны от внешне политического курса Америки.

С 50-х годов основа внешней политики Японии являлась доктрина Ёсиды Сигурэ (1946−1954, с небольшим перерывом в 1947—1948), суть которой заключалась в политике экономического национализма (практического национализма), нацеленной на развитие японской экономики под крышей ядерного зонтика США. Общийже подтекст такой доктрины — это то, что Япония, в основном, должна быть занята только своей экономикой, не обращая серьезного внимания на борьбу «двух систем» — борьбу между Японией и СССР. Эту задачу в контексте «холодной войны» японцы поручили США, оградившись 9 -й статьей своей Конституции 9-я статья Конституции Японии 1947 года гласит: «…японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права наций, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров… никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские, военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается.». Подобный подход совершенно игнорирует реальный вклад Японии в борьбе против «коммунизма» и выгоды, приобретенные благодаря этой борьбе. Известно, что на войне в Корее японские компании «заработали» около 13 млрд долл., на войне во Вьетнаме тоже немало. Вклад в борьбу носил не только экономический, но и политический характер. Участие же в «сдерживании» СССР и КНР носило и чисто военный характер, поскольку военный контекст «сдерживания» базировался на совокупном военном потенциале США и Японии.

Другими словами, доктрина Ёсида вбирала в себя все компоненты классического варианта доктрины безопасности: экономический, политический и военный. Последний обеспечивался не только Договором безопасности с США, но и собственными вооруженными силами Японии, которые сами японцы называют силами самообороны (ССО), плюс наличием американских вооруженных баз на территории страны. В таком классическом варианте доктрина Ёсидадействовала до начала 70-х годов Арин О. А. Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии, реальность // Сайт Олега Арина. — http: //www. olegarin. com/olegarin/atr-p44. html.

В сложной обстановке послевоенный лет такие страны, как Индия, Индонезия, Бирма, не смотря на экономическую отсталость, начинают обретать влияние в мире, активно выступая за нейтралитет, мирное сосуществование, против неоколониализма, создания военных блоков, за разрядку международной напряженности. Именно в это время в Азии начинает складываться «третья сила», которая опиралась на десять принципов мира, принятых на Бандунгской конференции Конференция (1955 г.) была посвящена обсуждению проблем экономического и культурного сотрудничества, разоружения и урегулированя всех споров мирными средствами. Участвовало 29 стран Азии и Африки. Однако, следуя стратегии США по сдерживанию проникновения коммунизма в регион, Япония не признала эти принципы.

Первая попытка так называемого возвращения Японии в Азию была предпринята премьер-министром Киси Нобусукэ (1957−1960), позиция которого в отношении США отличалась некоторой самостоятельностью. Именно в это время широкое распространение получает формула"Япония часть Азии". Киси впервые в послевоенной истории Японии совершил турне по азиатским странам. В течение одного только 1957 года он посетил пятнадцать государств, пропагандируя свой «план развития Юго-Восточной Азии». Одним из важнейших направлений деятельности нового правительства стали проблема нормализации отношений со странами Южной и Юго-Восточной Азии, разрешение проблемы репараций и обеспечения условий для широкомасштабного проникновения на рынки региона. Начиная с этого времени и на долгие десятилетия одной из задач японской дипломатии становится восстановление «доброго имиджа Японии» во всех азиатских странах, которому нанесла политика военных лет.

США видели в лице Японии надежного помощника в осуществлении своей стратегии в ЮВА и в Азиатско — Тихоокеанском регионе в целом, и некоторая активность японской дипломатии здесь настораживала США.

В 1950—1960-е годы роль Японии в АТР ограничивалась реализацией чисто экономических задач. Постепенно страна нормализует отношения с Бирмой (современная Мьянма), Индонезией, Филлипинами, Южным Вьетнамом, позже с Таиландом (только в 1963 г.). Репарации этим государствам в основном имели характер экспортных кредитов, а импорт обеспечивал поступление сырья для быстро развивающейся японской промышленности. В дальнейшем рост торговли с этими странами шел параллельно с укреплением экономического сотрудничества в форму предоставления займов, экспортных кредитов на условиях рассрочки платежей, а также инвестиций.

Восстановлению позиций Японии в странах Азии особенно способствовало ее присоединение в декабре 1954 года к английскому"плану Коломбо" «План Коломбо» был принят по инициативе английского правительства в 1950 году для укрепления позиций Великобритании и для ослабления национально-освободительного движения в Южной и Юго-Восточной Азии. К началу 1972 года в нем участвовали 24 страны. по совместному экономическому развитию Южной и Юго-Восточной Азии и участие в Бандунгской конференции (апрель 1955 г.).

В начале 1960-х годов в Японии появился план создания"азиатского Общего рынка", задуманного как средство для усиления позиций в конкурентной борьбе с США и странами Европейского экономического сообщества (современного Евросоюза). Но и США, чье участие в этой закрытой группировке на первом этапе даже и не предусматривалось, и большинство стран Азии, помнившие японские планы создания"великой восточноазиатской сферы процветания", отнеслись к этому плану без большого энтузиазма.

В соответствии с идеями формирования подконтрольного Японии"тихоокеанского сообщества" были разработаны доктрины"Тихоокеанского объединения" (Коно Ёхэй, 1959 г.), «Тихоокеанской зоны свободной торговли» (1965 г.), «Пан-Азии» (доктрина премьер-министра Сато Эйсаку, 1969 г.). Большинство этих доктрин основывались на"азиатском национализме" и даже на антиамериканизме (особенно доктрина"Пан-Азии"). Тем не менее «зона мира и стабильности» для Японии в 1960-е годы был ограничена Дальним Востоком.

В конце 1960-х годов Япония стала постепенно обращаться к своим «корням», вполне естественно находя их в Азии, началась частичная реанимация идей паназиатизма. Безусловно, они возрождались в ином качестве, с новой расстановкой акцентов, нежели накануне Второй мировой войны. Главное внимание обращалось на историческое, духовное, культурное и цивилизационное единство народов Азии, прежде всего Индии, Японии и Китая. Новый расцвет в Японии переживают исследования по истории и культуре азиатских стран. В этих исследованиях исторический и культурный процесс в разных странах рассматривается и трактуется как единое целое. Проводятся международные конференции по проблемам Азии (от древности до современности), постоянно увеличивается количество исследовательских центров и изданий, специализирующихся на этой проблематике.

Явный масштабный поворот Японии к Азии наметился в начале 1970-х годов, но ему предшествовали многие годы подготовительной работы. Привнесение политического элемента в региональную политику Японии началось под воздействием поствьетнамского кризиса американской политики в конце 1970-х годов. С одной стороны, ответом на поражение во Вьетнаме стало усиление жесткости в американском подходе к ряду важных международных вопросов. США отказались от запланированного сокращения вооруженных сил на территории Южной Кореи и Японии, было объявлено о возможности применения тактического ядерного оружия в рассматриваемом регионе в случае возникновения военных действий. С другой стороны, становилось все яснее, что, несмотря на многочисленные американские декларации, подтверждавшие особую роль США в АТР в целом, возможности реализации этих задач оказывались довольно ограниченными. Именно в то время США начали поиск путей к сохранению и расширению своего влияния здесь с учетом новых реалий. Происходила переоценка сил и возможностей союзников, в первую очередь повышалась роль Японии в американской военно-стратегической системе.

В Японии конца 1970-х — начала 1980-х годов понимали, что существует устойчивая тенденция к ослаблению физического присутствия войск США в АТР. В этих условиях перед японской дипломатией ставилась задача активизировать собственную политическую роль в регионе, что в сочетании с ее мощной экономикой должно было содействовать превращению страны в регионального лидера. Признавалось необходимым покончить с зависимостью от США и активнее принимать самостоятельные решения. На этом фоне кабинет Мики Такэо (1974 — 1976) разработал «Стратегию Японии в ХХI веке», которая ориентировалась на создание «тихоокеанского сообщества» как региональной экономической подсистемы. Концепция такого сообщества предусматривала активное содействие экономическому развитию азиатских капиталистических стран, создание разного рода международных организаций, в которых Японии отводилась лидирующая роль в соответствии с ее экономическим вкладом.

Данная идея была развита в «доктрине Фукуда» (премьер-министр Японии в 1976—1978 гг.), которая имела региональную ориентацию и предполагала отказ Японии от попыток стать военной державой. На первый план выдвигалось развитие конструктивных связей с Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и содействие сотрудничеству между государствами ЮВА. В «доктрине Фукуда» были заложено три основных принципа: Япония не станет военной державой, установит добрососедские отношения со странами ЮВА, предоставит им помощь как равным партнерам. Доктрина заложила основу для дальнейшего развития отношений со странами этого региона. Согласно точке зрения политических лидеров страны, «зона мира и стабильности» включала уже весь АТР.

В мае 1980 года премьер-министр Судзуки Дзэнко окончательно сформулировал концепцию «тихоокеанского сообщества». Планируемое сообщество предусматривало интеграцию США, Японии, Канады, Австралии, Новой Зеландии и пяти стран АСЕАН. При этом речь шла не только об экономическом сотрудничестве, но и о «превращении всякого сотрудничества в региональную солидарность» на основе пяти принципов: Тихий океан — океан мира, свободы, многообразия, взаимной выгоды и открытых возможностей для всех стран. Это означало, что союзники во главе с Японией будут обеспечивать безопасность АТР, в котором не доминирует протекционизм, преодолены межнациональные проблемы, сотрудничество отвечает интересам всех сторон, а региональное развитие ведет к миру и благосостоянию.

«Доктрина Судзуки» ясно демонстрировала, как стремление Японии найти путь к укреплению собственных позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и попытку смягчить экономические противоречия с США, которым наравне с Японией предлагалась лидирующая роль в планируемом сообществе. Однако любые попытки институционализации сотрудничества азиатских стран не приносили желаемых результатов, поскольку в отличие от европейских стран они были еще слишком далеки друг от друга, прежде всего по уровню экономического развития. Кроме того, ни США, ни Япония не хотели уступать друг другу право возглавить это сообщество. Хотя США и принимали участие в региональных экономических организациях, японская идея создания «тихоокеанского сообщества» не находила никакого позитивного отклика в Вашингтоне. Только в середине 80-х годов прошлого века США начали пересматривать свои позиции в регионе и свое отношение к японским предложениям по созданию подобной организации. К этому их подтолкнули претензии Токио на лидерство, имевшее серьезное экономическое подкрепление.

В 1979 — 1980 годах в условиях нового обострения противостояния по линии СССР-Запад в Японии впервые была разработана доктрина «Комплексного обеспечения национальной безопасности» (КОНБ). Она основывалась на принципах глобальности и неделимости безопасности «свободного мира» перед лицом советской угрозы. Эта доктрина состояла из трех компонентов. На первый план была поставлена политическая безопасность, основывающаяся на концепции «трехсторонности» и формирования большого треугольника «США — Япония — Европа», который для Азии дополнялся малым треугольником «США — Япония — Китай». Другими словами, Япония расширяла «зону мира и стабильности», включая в состав АТР еще США и Западную Европу.

В экономической сфере основной целью признавалась необходимость решения противоречий Запад — Восток и Север — Юг (разрыв между развитыми и развивающимися странами). Практически это означало, что Япония будет стремиться к совершенствованию международных экономических механизмов, сотрудничать с международными институтами, ориентируясь на содействие американской политики. В военной сфере сохранялась жесткая ориентация на совместную с США оборону японских островов, кроме того, вводилась так называемая 1000-мильная зона обороны. С 1980 года текущие планы обороны были переименованы в среднесрочные программы, направленные на создание «базовых сил обороны».

Премьер-министр Накасоне Ясухиро (1982−1987) в своей политике делал упор на военно-политические аспекты и рост военной мощи Японии. В целом, придерживаясь идеи о необходимости «тихоокеанского сообщество», он перекладывал ответственность за его формирование на государства АСЕАН и частные предпринимательские структуры, чтобы не спровоцировать роста антияпонских настроений в АТР.

Доктрина «Комплексного обеспечения национальной безопасности» исчерпала себя к началу 1990-х годов с распадом СССР, который рассматривался как основная военная угроза Японии. Геостратегическая ситуация вокруг Японии усложнилась, привычные за последние тридцать лет внешнеполитические представления необходимо было перестраивать заново. Окончание холодной войны, по мнению многих японских политологов того времени, только усилило степень нестабильности в АТР.

И действительно, все прежние «угрозы» сохранились, и к ним начали добавляться новые, среди которых были опасения по поводу и сокращения военного присутствия США в регионе, и будущего поведения Китая, и намерений Японии стать военной державой.

Согласно официальным документамтаким как «Голубой книга» МИД и «Белой книге по обороне» УНО, иерархия угроз в начале 90-х годов выстраивалась в следующей последовательности: Россия, «корейский узел», Китай и Юго-Восточная Азия (и если раньше имелась в виду нестабильность в Индокитае, теперь территориальные «споры» в Южно-Китайском море).

Но, казалось бы, какие проблемы теперь могут волновать Японию, связанные с Россией? Конечно же территориальная, но не только Арин О. А. Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии, реальность // Сайт Олега Арин. — http: //www. olegarin. com/olegarin/atr-p44. html:

Во-первых, в Японии продолжают считать, что на Российском Дальнем Востоке продолжает усиливаться военная мощь России путем модернизации дислоцированного здесь военного потенциала, а также увеличения количества подлодок с ядерным оружием на борту.

Во-вторых, после распада СССР у Токио появился страх за надежность командования и контроля над вооруженными силами России на Дальнем Востоке. Он питается отсутствием четкой военной стратегии Москвы, несогласованностью политики Центра с командованием в Хабаровске и Владивостоке, низким моральным климатом в армии и на флоте, неспособностью «русских» даже хранить боеприпасы, которые постоянно взрываются, например, во Владивостоке, и другими аналогичными факторам. Подтверждением обоснованности подобного рода беспокойств является и факт сброса радиоактивных веществ в Японском море в октября 1993 года, почти сразу же после официальной договоренности между Б. Ельциным и М. Хосокава прекратить эту опасную практику.

В-третьих, официальный Токио крайне волновалаучастившаяся практика распространения или распродажи оружия странам Восточной Азии, в том числе странам АСЕАН и, конечно, КНР. Не исключали японцы и возможности «коммерческого распространения» компонентов ядерного оружия ради приобретения валюты.

В-четвертых, Токио в целом проявлял недоверие к политике Б. Ельцина. Надежды на возвращение «северных территорий» не оправдались, а постоянные, нарочито демонстративные попытки разыгрывать то «китайскую», то «южнокорейскую», то «индийскую» карты с целью давления на Токио окончательно закрепило Россию в списке «угроз» национальным интересам Японии.

И если Россия рассматривалась в контексте текущего момента, то Китай являлся «угрозы» на перспективу.

Еще одной спецификой того периода являются часто сменявшие друг друга кабинеты (Н. Такесита, 1987−1989; Т. Кайфу, 1989−1991; К. Миядзава, 1991−1993; М. Хосокава, 1993−1994; Т. Мураяма, 1994−1995; Р. Хасимото, 1995−1998; К. Обути, 1998−2000; Ё. Мори, 2000−2001), а так же кризис правящей Либерально-демократической партии обусловили не только отсутствие целостной концепции, но и субъективность определения роли Японии в мире. Эти факторы предопределение фактическое копирование японскими официальными институтами стратегии национальной безопасности США в 1990-е годы.

Ярким примером такого копирования стала «доктрина Кайфу», основанная на доктрине нового мирового порядка ДЖ. Буша старшего. Согласно «доктрине Кайфу», Япония ставит следующие цели: гарантировать мир и безопасность; уважать свободу и демократию; обеспечить безопасность и процветание в мире в рамках открытой рыночной экономики; защитить окружающую среду и гуманитарные стандарты; обеспечить стабильные международные отношения на основе диалога и сотрудничества. В 1991 году премьер-министр Т. Кайфу совершил турне по пяти странам ЮВА (Малайзия, Бруней, Таиланд, Сингапур, Филиппины), в ходе которого призывал их к новым формам сотрудничества.

Премьер-министр Миядзава Киити добавил к вышеперечисленным целям укрепление сотрудничества со странами АСЕАН и более активную роль Японии в формировании мира и безопасности в Восточной Азии. Правительство Т. Мураяма предложило концепцию национальной безопасности, которая базируется на универсальных ценностях- демократия, свобода, уважение прав человека. К ним подключались три «столпа» политики национальной безопасности: японо-американские отношения, укрепление отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, участие в решении глобальных проблем (нераспространение оружия массового уничтожения, гуманитарная помощь и так далее).

Относительную стройность японская внешнеполитическая стратегия приобрела в годы пребывания у власти премьер-министра Р. Хасимото. Политика национальной безопасности в трактовке его кабинета опиралась на «фундаментальные ценности и идеалы: свободу, демократию и рынок». Миссия Японии формулировалась как «выполнение творческой роли в создании нового международного порядка», что предполагало глобализацию политики страны, направленной на достижение стабильности во всем мире, экономический рост развивающихся стран, благосостояние каждого гражданина глобального общества. Основными принципами внешнего поведения Японии признавалось соблюдение трех неядерных принципов, отказ от милитаризации, открытость, глобализация и взаимозависимость.

Основные направления двустороннего характера включали следующие страны и регионы:

— США как краеугольный камень внешней политики Японии;

— АТР как экономически быстро растущий регион будущего;

— Республика Корея важна с точки зрения безопасности в СВА;

— Китай как держава, способная оказать влияние на будущее АТР;

— Россия с точки зрения решения проблем северных территорий — самой важной проблемы в японо-русских отношениях;

— Европа как один из глобальных центров мира Арин О. А. Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии, реальность // Сайт Олега Арина. — http: //www. olegarin. com/olegarin/atr-p44. html.

Согласно всему вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

1. АТР — регион с высокой динамикой политических и экономических процессов, формирующих устойчивую тенденцию к его преобразованию в важнейший центр мировой политики и экономики, сопоставимый с евроатлантическим.

2. Азиатско-Тихоокеанский регион традиционно считался во внешней политике Японии сферой особых интересов страны, так как является главной ареной реализации внешней политики Японии и поскольку представляется жизненно важным для существования страны как субъекта международных отношений и реализации собственных национальных интересов.

3. Для Японии АТР представляет очень большой интерес -- как объективный (возрастающее значение региона в мировой политике; пересечение здесь интересов многих государств), так и субъективный (этот регион очень важен в экономическом, политическом и стратегическом отношениях).

4. Исторический приоритет на экономические задачи, сформулированные в «доктрине Есида» и внешняя политика Японии, ориентированная на США позволила стране быстро восстановиться и развиваться экономически. За послевоенные годы Япония совершила гигантский скачок и приобрела статус мировой державы.

5. Начиная с 60-х годов XX века и на долгие десятилетия одной из задач японской дипломатии становится восстановление «доброго имиджа Японии» во всех азиатских странах, по которому сильно ударила политика военных лет. Данная идея получила развитие в «доктрине Фукуда» (премьер-министр Японии в 1976—1978 гг.), которая имела региональную ориентацию и предполагала отказ Японии от попыток стать военной державой. В «доктрине Фукуда» были заложено три основных принципа: Япония не станет военной державой, установит добрососедские отношения со странами ЮВА, предоставит им помощь как равным партнерам

6. Вследствие поражения Соединенных Штатов во Вьетнамской войне и переоценки возможностей их союзников, роль Япония в американской военной системе заметно повысилась. Это стало хорошим стартом для возвращения Японии в Азию и возрождения идей «тихоокеанского сообщества», которое было бы полностью подконтрольно Японии.

7. Ослабление военного присутствия Соединенных Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе подтолкнуло Японию в 80-е годы к проведению все более независимой политики и активизации собственной политической роли в регионе. Этот период ознаменовался разработкой «Стратегии Японии в ХХI веке», ориентированной на создание «тихоокеанского сообщества» как региональной экономической системы. Но из-за сильного экономического разрыва между азиатскими странами и борьбы Вашингтона и Токио за лидирующие позиции, идея так и не была претворена в жизнь.

8. Вследствие обострения отношений по линии СССР — Запад, Япония разработала «Концепцию обеспечения национальной безопасности», которая расширяла зону безопасности страны вплоть до Западной Европы и включала Китай как одного из главных участников малого треугольника безопасности.

9. После распада СССР Япония получила целый ряд новых угроз:

— неясность политических и экономических целей России, а также ее внутренняя политическая нестабильность;

-будущая политика Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе;

— опасения по поводу сокращения военного присутствия Соединенных Штатов в АТР.

10. Нестабильность внутренней политической ситуации в самой Японии и отсутствие целостной стратегии внешнеполитических действий страны в новом времени. Относительную стройность внешняя политика страны приобрела при Р. Хасимото, провозгласившего глобализацию политики страны.

1.2 Роль Японии в интеграционных процессах и наращивание японского участия в многосторонних объединениях АТР

К началу нового столетия в развитии международных отношений отчетливо наблюдаются две ведущие тенденции. С одной стороны, растет национальное самосознание народов всех стран и континентов и стремление к упрочению государственного суверенитета; с другой стороны, стремительными темпами развивается глобализация и регионализация. Отдельные структуры, образующие современный мир, становятся взаимозависимыми во все большей степени. И хотя силовые, в том числе, военные факторы все еще играют важную роль, центр международной конкуренции перемещается из сферы гонки вооружений в сферу наращивания государственной мощи и ее значения, преимущественно за счет экономического и научно-технического развития. В процессе глобализации происходит усиление роли не только отдельных государств, но и целых регионов; намечаются тенденции к межрегиональному сотрудничеству и конкуренции, усиливаются процессы интеграции, стимулирующие международные отношения. Соответственно схожие явления происходят внутри крупнейшего геоэкономического анклава планеты — Азиатско-Тихоокеанского региона, которому, как никакому другому региону мира, присущ широкий межконтинентальный характер В современной политологии к настоящему времени сложилось конкретное представление о том, какие страны и субрегионы объединены в общее понятие «Азиатско-Тихоокеанский регион». Так АТР охватывает географическое пространство от Японии на севере, до Новой Зеландии на юге, включает три субрегиона — это Юго-Восточная Азия, Северо-Восточная Азия и Южная зона Тихого океана (Австралия, Новая Зеландия и другие островные государства). В АТР входят государтсва, относящиеся сразу к нескольким регионам: США и Канада. К региону принадлежит и Россия — единственное в мире евразийское государство. При этом Восточная Азия (ЮВА и СВА) является региональным звеном, притягивающий к себе все новые страны и территории.

В настоящее время, когда Япония ставит перед собой цель трансформировать свое экономической могущество в новую, более высокую политическую роль на мировой арене, а укрепление позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе и активное участие в его интеграционных процессах является необходимым условием для этого. Проводить политику в Азии Японии приходится в быстро меняющейся международной обстановке, а также в нелегкой внутренней политической и экономической ситуации. На сегодня она характеризуется следующими обстоятельствами:

Во-первых, в Азиатско-Тихоокеанском регионе на авансцену международной жизни вышел быстро набирающий экономическую мощь Китай, фактически уже ставший конкурентом Японии в ее борьбе за лидерство в регионе. Так, рост экономики Китая в 2009 году составил 8,7%, позволив обойти Японию и занять второе место в мире после США Экономика Китая выросла на 8,7% в 2009 году // Сай деловой журналистики России. — http: //www. gazeta. ru/ news/business/index. shtml.

Во-вторых, заметно окрепли политические позиции стран Юго-Восточной Азии, чье хозяйственное строительство превратило их в значительнуюдвижущую силу глобальной экономики.

Японии приходится считаться и с тем фактором, что Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в геополитическом плане завершила географическое формирование своей региональной структуры со вступлением в ее ряды в качестве полноправных членов Вьетнама, Лаоса, Мьянмы и Камбоджи. Таким образом, завершилось организационное формирование одной из самых влиятельных в Азии региональных группировок, также претендующих на роль полюса силы.

В-третьих, ухудшение экономического положения Японии привело к сокращению ее возможностей оказывать обширную донорскую помощь развивающимся странам, которая продолжительное время служила важнейшим каналом японского влияния в Азии. Финансовые инъекции в виде безвозмездной помощи этим странам сократились, на смену им пришло содействие в форме подготовки кадров, в организации информационного обеспечения и так далее.

В-четвертых, разногласия Японии с США по вопросам двустороннего экономического сотрудничества отвлекают Токио от участия в решении многих серьезных проблем в своем собственном регионе. Кроме того, такие международные институты как Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк, в которых решающая роль принадлежит Соединенным Штатам, оказывают сопротивление многим важным для Японии инициативам Токио, направленным на усиление его влияния в финансовых системах стран региона. Так, например, МВФ заблокировал инициативу Японии, нацеленную на создание Азиатского валютного фонда, настаивая на том, что подобная организация, если и может возникнуть, то только в качестве его филиала, и ни в коем случае как самостоятельное учреждение"Японский фактор в развитии стран Юго-Восточной Азии" Яскина Г. С. Япония: экономика, политика, общество на заре ХХI века/Отв. ред.В. Рамзес. — М.: Восточная литература, 2003. — С. 248. Японская йена проигрывает в соперничестве с американским долларом. Кроме того, против идеи создания зоны йеновой торговли в Азии выступают многие развивающиеся страны АТР «Экономическое сотрудничество как фактор региональной безопасности» Аносова Л. А. Япония: экономика, политика, общество на заре ХХI века/Отв. ред.В. Рамзес. — М.: Восточная литература, 2003. — С. 213.

В-пятых, изменение прежних принципов участия страны в мировом бизнесе под воздействием глобализации мировой экономики значительно опережает адаптацию ее к новым общим международным условиям внешней торговли, что ведет к столкновению традиционных прав и норм, которыми на протяжении многих десятилетий руководствовался национальный бизнес, с нивелированными требованиями глобального рынка Нивелирование -- определение разности высот двух или многих точек земной поверхности относительно условного уровня (напр., уровня океана, реки и пр.), т. е определение превышения.

Фактически эти обстоятельства представляют собой для Японии значительные трудности при осуществлении новых задач азиатской политики, которые связаны прежде всего с определенной трансформацией ее национальных интересов. Современная Япония, обладающая высокоразвитой экономикой, несопоставимой с ее политическим весом в международных делах, стремится ликвидировать этот дисбаланс.

Особенность интеграционной ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе состоит в том, что здесь отсутствует межгосударственная структура типа Европейского союза (ЕС). Интеграционное взаимодействие стран региона происходит на трех уровнях. Во-первых, на уровне форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Во-вторых, на уровне субрегиональных интеграционных группировок — например АСЕАН. И, наконец, третий уровень интеграции — это уровень двусторонних отношений (например, зона свободной торговли Япония-Сингапур или переговоры о таможенном союзе Южной Кореи и Японии).

Экономическое сотрудничество между странами АТР развивается по пути интегрирования национальных экономик, особенно в субрегионах, а также на двусторонней и многосторонней основе. Интеграционные процессы активизируются за счет развития внутрирегиональных связей и внутрирегионального сотрудничества. Этот факт отражен в создании и функционировании региональных группировок и блоков. Важное место среди них принадлежит Азиатско-Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (АТЭС). В 1980-е годы страны АСЕАН стали инициаторами создания сначала Конференции, а затем и Совета Тихоокеанского экономического сотрудничества, из которых, подстегиваемый примером европейской интеграции и создания НАФТА, вырос АТЭС.

В ноябре 1995 года на встрече лидеров АТЭС в Японии была принята «Осакская декларация», одобрившая Программу действий по построению структуры свободной торговлив Азиатско-Тихоокеанском регионе к 2020 году. Участники встречи приняли на себя обязательство твердо придерживаться позиций открытого регионального сотрудничества. На следующей, Манильской встрече представителей стран-участников АТЭС в 1996 году координации подвергся «Манильский план действий для АТЭС-96» и было подтверждено, что режим свободной торговли развитые страны окончательно введут у себя к 2010 году, а развивающиеся — к 2020 году. Важно отметить, что функции АТЭС начинают расширяться, отражая плюсы и минусы экономической глобализации. В частности, в ее задачи, помимо обеспечения долгосрочной стабилизации и процветания региона средствами либерализации и упрощения правил внешней торговли, теперь входит поощрение сотрудничества путем применения мер его регулирования, предпринимаемых в целях укрепления основ национальных экономик.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой