Зависимость уровня коммуникативности подростков от степени вовлеченности в виртуальное общение

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

подросток интернет общение

Информационная среда играет все более значительную роль в профессиональной деятельности и повседневной жизни современного человека. Поведение человека в информационной среде не ограничивается поиском, обработкой и передачей информации, приобретением и трансляцией знаний. В «киберпространстве» осуществляется целый конгломерат видов человеческой деятельности, основу которого составляют познавательная, игровая и коммуникативная деятельность.

Интернет не сводится к набору технических решений, это не просто объединение компьютерных сетей, но и — что более всего важно для исследователей — сообщество связанных компьютерными сетями людей, активно действующих в новой коммуникативной среде.

Все более явственно пробивает себе дорогу новая область исследований, связанных с изучением деятельности человека, опосредствованной глобальными компьютерными сетями, т. е. Интернет и Word Wide Web (WWW). Объясняется это тем, что последние 10 лет Интернет и WWW превратились в существенный фактор индивидуального и общественного развития, сделав «киберпространство» привлекательным для десятков миллионов людей, среди которых многие ранее никогда не сталкивались с компьютерами. Так, по данным Н. Крыжанского, число пользователей Интернет в Благовещенске на 2005 год варьировалось от 40 до 60 тысяч человек, включая студентов и преподавателей ВУЗов. Из этой цифры 20−30 тысяч человек пользовались Dial-up (модемным соединением с домашнего компьютера). Существенно и то, насколько быстро растут в России и в Благовещенске в частности сетевые сообщества. Например, на 1998 год в Благовещенске существовало 2−3 достаточно стабильных сетевых сообщества на базе популярных чатов, сегодня их количество можно оценить в 8−10. При этом в Благовещенске и в России в целом опережающими темпами растет количество вовлеченных в сетевые сообщества детей и подростков. Это связано с набирающей обороты «интернетизацией» городских школ, увеличением количества интернет-кафе и клубов, увеличивающимся числом провайдеров и «домашних» пользователей.

Отечественные исследования деятельности человека в Интернет-среде пока что немногочисленны и ограничены по тематике, если сравнивать их с зарубежными. Существующие исследования в основном посвящены проблемам виртуальной реальности, психологии виртуального общения и проблемам Интернет-зависимости.

Ограниченность эта вполне объяснима — до 1998−2000 гг. в доступном исследователям русскоязычном секторе Интернет (далее называемом Рунет) просто не было «критической массы» занятых коммуникативной и информационной деятельностью пользователей. Тем не менее, отечественные исследования психологии Интернет существуют, и их краткий обзор будет сделан во второй части работы.

По оценке А. Е. Войскунского [3, С. 54] «немало исследовательских тем и направлений исследования представляются перспективными, однако вызвали у психологов прискорбно малый интерес…» Например, в чем привлекательность работы с компьютерами и применения Интернет детьми и подростками?.. Правомерно ли утверждение о «наркотическом типе зависимости от Интернета» (т.н. Интернет-аддикции)? Насколько справедливо убеждение, согласно которому увлечение виртуальной реальностью следует объяснять защитными тенденциями и стремлением к эскапизму? Как относиться к попыткам многих пользователей Интернет менять идентичность и создавать множественную «сетевую» идентичность? Известно, что Интернет порой способствует развитию социального андерграунда, маргинализации отдельных субъектов и групп (хакеров, «киберпанков», «чатовцев» и др. сетевых сообществ) — следует ли считать это закономерностью, или же это некий побочный продукт применения Интернет?

В связи с вышесказанным, особый интерес представляет анализ складывающихся групп и подгрупп внутри сообщества пользователей Интернет, разделение этого сообщества по всевозможным параметрам и сравнение сетевых сообществ с хорошо изученными несетевыми сообществами.

Объект исследования: процесс формирования коммуникативности в подростковом возрасте.

Предмет исследования: влияние виртуального общения на уровень коммуникативности подростка.

Цель: проанализировать зависимость уровня коммуникативности подростков от степени вовлеченности в виртуальное общение.

Гипотеза: уровень коммуникативности в подростковом возрасте снижается в результате чрезмерной вовлеченности в виртуальное общение.

Задачи:

— изучить психолого-педагогическую литературу по проблеме;

— изучить особенности реального и виртуального общения подростков;

— диагностическое исследование коммуникативности подростков, входящих в сетевое сообщество «Амурские партизаны»

Методы исследования:

— изучение и анализ психолого-педагогической и методической литературы;

— наблюдение за деятельностью учащихся и учителя;

— беседы с учащимися, учителями;

— тестирование;

— анкетирование;

— изучение и обработка продуктов деятельности учащихся.

База исследования: г. Благовещенск, МОУ СОШ № 6, 9 класс, сетевое общество «Амурские партизаны».

1. ХАРАКТЕРИСТИКА ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА

Подростковый возраст — ответственный период в становлении мировоззрения молодого человека, системы отношений, интересов, увлечений и социальной направленности. В зависимости от конкретных социальных условий, культуры, тех традиций, обычаев, которые существуют в воспитании детей, этот период может иметь различное содержание и разную длительность. В настоящее время в условиях нашей страны, согласно классификации таких известных психологов как Божович Л. И., Выготского Л. С., Эльконина Д. Б., Личко А. Е., Фельдштейна Д. И. и др., этот период развития охватывает примерно возраст с 10−11 до 14−16 лет, совпадая в целом с обучением детей в средней школе. Пубертатный период знаменуется бурным психофизиологическим развитием и перестройкой социальной активности ребенка. Мощные сдвиги происходят во всех областях жизнедеятельности ребенка, делают этот возраст «переходным» от детства к взрослости. Наблюдающиеся в этот период изменения бывают столь значительны, что для их описания ученые предпочитают использовать такие образные выражения, как «гормональная буря», «эндокринный шторм», «скачок роста» и другие.

Подростковый возраст богат переживаниями, трудностями и кризисами. Характеризуя этот возраст, Л. С, Выготский писал: «…в структуре личности подростка нет ничего устойчивого, окончательного, неподвижного…» [4, С. 63]. В этот период складываются, оформляются устойчивые формы поведения, черты характера, способы эмоционального реагирования; это пора достижений, стремительного наращивания знаний, умений; становление «Я», обретение новой социальной позиции. Вместе с тем, это период потерь детского мироощущения, появление чувства тревожности и психологического дискомфорта. Личная нестабильность порождает противоречивые желания и поступки: подростки во всём стремятся походить на сверстников, пытаясь при этом выделиться в группе; хотят заслужить уважение, но бравируют недостатками; требуют верности, но часто меняют друзей. Анна Фрейд справедливо замечает: «…с одной стороны, они с энтузиазмом включаются в жизнь сообщества, а с другой стороны — они охвачены страстью к одиночеству. Они колеблются между слепым подчинением избранному ими лидеру и вызывающим бунтом против любой и всяческой власти. Они эгоистичны и материалистичны, и в то же время преисполнены возвышенного идеализма. Они аскетичны, но внезапно погружаются в распущенность самого примитивного характера. Иногда их поведение по отношению к другим людям грубо и бесцеремонно, хотя сами они неимоверно ранимы. Их настроение колеблется между сияющим оптимизмом и самым мрачным пессимизмом. Иногда они трудятся с энтузиазмом, а иногда медлительны и апатичны…» [26, С. 16].

Становление человека как индивида и личности, по Л. С. Выготскому, предполагает диалектическое взаимодействие двух относительно автономных, но неразрывно связанных друг с другом рядов развития, — натурального и социального. Подростки становятся чрезвычайно уязвимыми: «Переходный возраст, — отмечает Выготский, — предъявляет совокупность условий, в высшей степени благоприятствующих как внешним травматическим воздействиям, так и обострению и проявлению внутренних конституциональных задатков и предрасположений, которые до того находились в латентном состоянии» [4, С. 78]. Эта же мысль прослеживается и у А. Е. Личко, который в своей работе «Шизофрения у подростков» [14, С. 42] пишет, что риск начала шизофрении в подростковом возрасте в 3−4 раза выше, чем на протяжении всей остальной жизни. Итак, на возникновение подросткового кризиса влияют как внешние, так и внутренние факторы.

1.1 Внутренние факторы подросткового кризиса

В подростковом возрасте весьма высокого уровня развития достигают все без исключения познавательные процессы. В эти же годы открыто проявляется абсолютное большинство жизненно необходимых личных и деловых качеств человека. Например, высшего уровня своего развития в детстве достигает непосредственная, механическая память, образуя вместе с достаточно развитым мышлением предпосылки для дальнейшего развития и совершенствования логической, смысловой памяти. Высокоразвитой, разнообразной и богатой становится речь, мышление оказывается представленным во всех его основных видах: наглядно-действенном, наглядно-образном и словесно-логическом. Все эти процессы приобретают произвольность и речевую опосредствованность. У подростков они функционируют уже на базе сформировавшейся внутренней речи. Становится возможным научение подростка самым различным видам практической и умственной (интеллектуальной) деятельности, причем с использованием множества приемов и средств обучения. Формируются и развиваются общие и специальные способности, в том числе необходимые для будущей профессиональной деятельности.

Согласно концепции Ж. Пиаже, получившей широкое научное признание, переходный возраст (12−15 лет) характеризуется тем, что у подростка созревает способность абстрагировать мыслительные операции от объектов, над которыми эти операции производятся. Усложнение мыслительных действий оказывает важное влияние на все прочие стороны жизни, включая эмоции. Пиаже указывает на два таких момента. Прежде всего, достижение его мышлением фазы формальных операций вызывает у подростка и юноши особое тяготение к общим теориям, формулам и т. д. Склонность к теоретизированию становится, в известном смысле, возрастной особенностью. Общее решительно преобладает над частным. Создаются собственные теории политики, философии, формулы счастья и любви.

Вторая особенность юношеской психики, связанной с формально-операционным мышлением, — изменение отношений категорий возможности и действительности. Ребенок мыслит, прежде всего, о действительности, у юноши на первый план выступает категория возможности. Это объясняется не только его эмоциональными свойствами и особенностями положения, но и тем, что формальная мысль по самой своей природе видит в действительности только часть сферы возможного. Поскольку логическое мышление оперирует не только реальными, но и воображаемыми объектами, освоение этого стиля мышления неизбежно рождает интеллектуальное экспериментирование, своеобразную игру в понятия, формулы и т. д. Отсюда — своеобразный эгоцентризм юношеского мышления: ассимилируя весь окружающей мир в свои универсальные теории, юноша, по словам Пиаже, ведет себя так, как если бы мир должен был подчиняться системам, а не системы — действительности.

С общим интеллектуальным развитием связано развитие воображения. Сближение воображения с теоретическим мышлением побуждает к творчеству: «…подростки начинают писать стихи и пьесы, серьёзно заниматься разными видами конструирования, изобразительным искусством и т. д. …» [16, С. 12]. Воображение подростка ещё пока менее продуктивно, чем воображение взрослого человека, но оно богаче фантазий ребёнка. Далеко не все подростки стремятся к достижению творческого результата, но «…все они используют возможности своего творческого воображения, получая удовлетворение от самого процесса фантазирования. Это похоже на детскую игру…» [11, С. 60]. Потребности, чувства, переполняющие подростка, выплёскиваются в воображаемой ситуации. Невозможные в реальной жизни желания легко исполняются в мире фантазий: «…замкнутый подросток, которому трудно общаться со сверстниками, становится героем и ему рукоплещет толпа; невзрачная девочка превращается в первую красавицу на балу и в неё сразу же влюбляется то ли принц, то ли мальчик из соседнего класса…» [3, С. 16]. Игра воображения не только доставляет удовольствие и приносит успокоение. В своих фантазиях подросток лучше осознаёт собственные влечения и эмоции, впервые начинает представлять свой будущий жизненный путь. Но всегда необходимо помнить о том, что много фантазирует человек, не реализовавший себя, чрезмерный уход в мир фантазий говорит о несчастье, о неудовлетворенности, о неумении решить проблемы реальной жизни.

Подростковый возраст имеет множество характерных именно для него противоречий и конфликтов. С одной стороны, интеллектуальная развитость подростков, которую они демонстрируют при решении разных задач, связанных со школьными предметами и другими делами, побуждает взрослых к обсуждению с ними достаточно серьезных проблем, да и сами подростки активно к этому стремятся. С другой стороны, при обсуждении проблем, особенно таких, которые касаются будущей профессии, этики поведения, ответственного отношения к своим обязанностям, обнаруживается удивительная инфантильность этих, внешне выглядящих почти взрослыми, людей. Возникает психолого-педагогическая дилемма, разрешить которую может только опытный взрослый: как, относясь к подростку по-серьезному, т. е. по-взрослому, вместе с тем обращаться с ним как с ребенком, который постоянно нуждается в помощи и поддержке, но внешне при этом такого «детского» обращения не обнаруживать.

Подростковый возраст часто называют периодом диспропорции в развитии. В этом возрасте увеличивается внимание к себе, к своим физическим особенностям; обостряется реакция на мнение окружающих, повышается чувство собственного достоинства и обидчивость. Физические недостатки часто преувеличиваются. Прежде всего, по сравнению с детским возрастом, возрастающее внимание к своему телу обусловлено не только физическими изменениями, но и новой социальной ролью подростка. Окружающие ожидают, что благодаря физический зрелости он уже должен справляться с определенными проблемами развития.

У подростков развивается тревога по поводу нормы развития, это связано, прежде всего, с диспропорциями в развитии, с преждевременным развитием, и его задержкой.

Осознание соматических изменений — одна из важнейших проблем периода полового созревания. Подростки отмечают также социальную реакцию на изменение их физического облика (одобрение, восхищение или отвращение, насмешку, презрение) и включают ее в представление о себе. Это формирует у подростка низкую самооценку, неуверенность в себе, скованность в общении и снижение чувства собственной значимости. К тому же сексуальное развитие очень тесно связано с формированием чувства достоинства и гордости, личностной идентичности.

Актуальным становиться, как отмечает X. Ремшидт в своей работе «Подростковый и юношеский возраст» [19, С. 27], сравнение себя со сверстниками, поскольку диапазон нормальной изменчивости остается неизвестным, это может вызвать тревожность и привести к острым конфликтам или депрессивному состоянию и даже к хроническим неврозам.

Сюда входят такие физиологические изменения организма, как преждевременное половое созревание, задержка развития, также к причинам вызывающим тревожность у подростков, можно отнести юношеские угри, избыточный и недостающий вес, задержка роста.

Развиваются сексуальные потребности и влечения, которые под влиянием психосоциальных и социально-культурных факторов (половое воспитание, нормы, индивидуальная психическая зрелость, примеры взрослых) по разному выражается в поведении: психоаффективно, т. е. как движимое чувством любви и склонности отношений к определенному партнеру, или психофизиологически, как в значительной степени независимая от этого, несвязанное с определенным партнером сексуальное удовлетворение. Но здесь могут возникать половые нарушения: по каким либо причинам созревания нет, то не возникает ни сексуального влечения, не соответствующих переживаний.

Ели отсутствуют необходимые психосоциальные (социально-культурные) факторы или среди них преобладают наказания и ограничения, сексуальные потребности могут также исчезнуть или недоразвитья. Это может привести к рассогласованности между нормальным развитием и психическим переживанием и поведением, вызывая неуверенность в себе, снижение самооценки и т. д.

Важнейший момент в характеристике подростка, его новой социальной позиции — осознание им своего «Я». Это осознание осуществляется и в самооценке и в отношениях со сверстниками, взрослыми. Повышенный интерес к своей личности, потребность в осознании и оценке своих личностных качеств были односторонне истолкованы рядом зарубежных психологов, утверждающих, что этот отход от действительности якобы неизбежно сопровождается ярко выраженным эгоизмом, эгоцентризмом и аутизмом. Между тем потребность подростка в самонаблюдении, самооценке, самоутверждении и самоусовершенствовании возникает не из пустого любопытства и поверхностного влечения к самоуглублению и не выступает, как бесцельное самокопание, а появляется из моральной потребности проанализировать свои достоинства и недостатки, из стремления понять, что в собственных поступках и целях является правильным и неправильным, чего следует добиваться и от чего воздерживаться. Как отмечает Р. С. Немов, «благодаря интенсивному интеллектуальному развитию появляется склонность к самоанализу, становится возможным самовоспитание…» [16, С. 78]. То есть, интерес к себе возникает из потребности жизни и деятельности, в которых раскрываются качества личности. Открытие своего внутреннего мира — ценнейшее приобретение ранней юности. Открытие своего внутреннего мира очень важное, радостное и волнующее событие, но оно вызывает также много тревожных и драматических переживаний. Вместе с осознанием своей уникальности, неповторимости, непохожести на других приходит чувство одиночества. «Юношеское „Я“ ещё неопределенно, расплывчато, диффузно, оно нередко переживается как смутное беспокойство или ощущение внутренней пустоты, которую чем-то необходимо заполнить. Отсюда растёт потребность в общении и одновременно появляется избирательность общения, потребность в уединении» [19, С. 79].

«Странное чувство сейчас преследует меня, — пишет в дневнике восьмиклассница, — я чувствую одиночество. Раньше я, наверное, была центром общества, а теперь нет. Но как ни удивительно, меня это не задевает, не обижает. Мне стало нравиться одиночество. Мне хочется, чтобы никто не влезал в мою жизнь, у меня полное равнодушие ко всем, я думала: зачем жить? Но сейчас я очень хочу жить…» У этой девочки и в школе и дома всё благополучно, и сама она социально очень активна. Чувство одиночества, о котором она пишет, — нормальное явление, следствие рождения внутренней жизни. Но иногда подобное переживание может быть острым и драматичным.

Становление личности включает в себя также становление относительно устойчивого образа «Я», то есть целостного представления о самом себе. Образ «Я» (иногда его называют также «понятие «Я» или «я — концепция») — сложное психологическое явление, которое не сводится к простому осознанию своих качеств или совокупность самооценок. Вопрос «кто я такой?» подразумевает не столько самоописание, сколько самоопределение: «Кем я могу и должен стать, каковы мои возможности и перспективы, что я сделал и ещё могу сделать в жизни?»

Итак, наблюдаемая в подростковом возрасте потребность побыть одному, ни в коей мере не равноценна так называемому стремлению к одиночеству, а представляет собой при правильно организованной деятельности лишь потребности в условиях, благоприятных для сосредоточения и размышления.

Состояние тревожности это следствие подросткового кризиса, который протекает, по-разному и дезорганизует личность подростка, влияет на все стороны его жизни. Эти кризисы могут стать причиной разных форм отклоняющегося поведения и личностных нарушений. Нужно заметить, что проявление тревожности может протекать в 2 вариантах: это страх гнев и страх страдание, которые по-разному проявляются, но одинаково дезадаптируют личность.

Неуверенность и страхи могут достигать такой степени, что возникает боязнь утратить телесное и душевное единство, поэтому «часто подростки создают поведенческие ритуалы» [19, С. 84].

Потребность быть собой это и стремление к совершенствованию своего «я», что неотделимо от беспокойства, тревоги, страха быть не собой, т. е. быть кем-то другим, в лучшем случае обезличенным, в худшем потерявшим самоконтроль, власть над своими чувствами и рассудком. Чаще всего страх быть не собой означает страх изменения. Подростки боятся не только психического, но и физического уродства, что часто выражается в навязчивых мыслях о собственной «уродливой» внешности. Страх изменения имеет и физическое обоснование, поскольку происходят волнующие сдвиги в деятельности организма (появление вторичных половых признаков, появление менструаций у девочек и поллюций у мальчиков, увеличение или уменьшение массы тела, чрезмерно быстрый рост, болезненные переходящие ощущения в различных частях тела и т. д.).

Специальный опрос подростков 10−12 лет, описанный в работе А. И. Захарова «Как помочь нашим детям избавиться от страха» [7, С. 23], показал явное преобладание природных страхов среди них, т. е. страхов смерти себя и родителей, страхи чудовищ, призраков, животных, темноты, движущегося транспорта, высоты, замкнутого пространства, пожара, крови т.п. Опрос же подростков 14−16 лет выявил преобладание социальных страхов: страх одиночества, страх наказания, страх не успеть, опоздать, не справиться, не совладать с чувствами, страх быть не собой, страх осуждения и непринятия со стороны сверстников и т. д. Возраст максимального нарастания страхов 15 лет. Была выявлена явная корреляционная зависимость подростковых страхов от взаимоотношений с родителями. Отсутствие эмоционально теплых, непосредственных отношений с родителями у младших подростков или конфликтные отношения с ними у старших подростков существенным образом влияют на увеличение страхов, прежде всего в области межличностных отношений. Больше страхов, особенно у старших подростков, и при конфликте родителей между собой. Причем девочки реагируют на отсутствие взаимопонимания между родителями в гораздо большей степени увеличением страхов, чем мальчики, отчуждение родителей травмирует их больше и способствует появлению депрессии. Как никогда раньше, большое число страхов у подростков понижает уверенность в себе, без которой невозможна адекватная самооценка, принятие себя, самореализация и полноценное общение со сверстниками.

Страхи у подростков явление не редкое, но они обычно тщательно скрываются. Наличие страхов в подростковом возрасте всегда свидетельствует о неспособности защитить себя. Постепенное перерастание страхов в тревожные опасения говорит также о неуверенности в себе и отсутствии понимания со стороны взрослых, когда нет чувства безопасности и уверенности в ближайшем социальном окружении. Таким образом, подростковая проблема «быть собой среди других» оборачивается как неуверенностью в себе, так и неуверенностью в других. Вырастающая из страхов неуверенность в себе является основой настороженности, а неуверенность в других служи основой подозрительности. Настороженность и подозрительность превращаются в недоверчивость, что оборачивается в дальнейшем предвзятостью в отношениях с людьми, конфликтами или обособлением своего «я» и уходом от реальной действительности.

Еще не окрепшая психика подростка не выносит насилия над собой, длительной и изматывающей престижной гонки. Особенно сильно страдают от этого подростки, стремящиеся не столько соответствовать общепринятым нормам, успевать во всем, сколько быть всегда первыми, получать только отличные оценки (так называемый «комплекс отличника»). Причем здесь не делается никаких исключений, не учитываются требования момента, реальное соотношение сил, проявляются негибкость и максимализм, все эти подростки с заостренным чувством «я», обидчивые и честолюбивые, односторонне ориентированные на успех, не признающие никаких отклонений от заданной цели и тем более поражений. С одной стороны они хотят во всем соответствовать принятым обязательствам, оправдать ожидания, т. е. быть вместе со всеми. С другой стороны, они панически боятся потерять свою индивидуальность, неповторимость, уникальность, боятся раствориться в толпе, став «серой мышью», боятся быть слепыми исполнителями чьей-то воли.

1.2 Внешние факторы подросткового кризиса как аспекты социализации

Социализация — это процесс и результат усвоения и последующего активного воспроизводства индивидом социального опыта, это совокупность всех социальных и психологических процессов, посредством которых индивид усваивает систему знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества. Она включает в себя не только осознанные, контролируемые, целенаправленные воздействия (воспитание в широком смысле слова), но и стихийные, спонтанные процессы, так или иначе влияющие на формирование личности. Процесс социализации неразрывно связан с общением и совместной деятельностью людей.

В бурно развивающемся современном обществе довольно многих пугает то, что традиционная знаковая культура, основанная на чтении, уступает место визуальным формам культуры, в частности, телевидению и мультимедийным технологиям. При этом, логика рассуждений остается простой: избыток информации подавляет самостоятельность и порождает стандарт, нивелирующий развитие личности.

Тем не менее, жизнь берет свое. Прежняя культура и прежняя система социализации неизбежно уступают место новому.

Психологи справедливо считают одним из общих показателей социального прогресса удлинение периода детства, когда ребенок не участвует в общественно-производительном труде, а только готовится к нему и накапливает творческий потенциал. Но удлинение детства экономически, социально и психологически противоречиво. Воспитание и обучение ребенка ныне обходится семье и обществу значительно дороже, чем раньше, а материальная «отдача» от него в связи с удлинением сроков ученичества начинается гораздо позже. Родительская забота нередко оборачиваются недооценкой потенциальных возможностей ребенка, тягостной для него опекой, затяжной социальной и психологической зависимостью. Инфантильность многих современных подростков и юношей — оборотная сторона «детоцентризма» современной культуры.

Прежде всего, для современного общества характерно увеличение количества относительно самостоятельных и не складывающихся в единую иерархическую систему институтов социализации. Перечислим и охарактеризуем каждый из них.

Все исследователи психологии отрочества, так или иначе, сходятся в признании того огромного значения, которое имеет для подростков общение со сверстниками. Отношения с товарищами находятся в центре жизни подростка, во многом определяя все остальные стороны его поведения и деятельности. Л. И. Божович отмечает, что если в младшем школьном возрасте основой для объединения детей чаще всего является совместная деятельность, то у подростков наоборот, привлекательность занятий и интересы в основном определяются возможностью широкого общения со сверстниками. По мере того как увеличивается время, проводимое детьми и подростками вне семьи и школы, возрастает удельный вес общества сверстников, которое во многих случаях перевешивает влияние учителей и родителей. Однако и оно неоднородно. С одной стороны, это руководимые и направляемые взрослые учебные, производственные и иные коллективы и организации. С другой стороны, разнообразные неформальные стихийные сообщества, большей частью разновозрастные и смешанные в социальном отношении. Чем сильнее заорганизованы старшими официальные молодежные организации, тем притягательнее и важнее становится неформальное общение.

Подростки и юноши значительно чаще людей старшего возраста чувствуют себя одинокими и непонятыми. Но чувство одиночества проистекает не от внешней изоляции, не от плохого окружения, а от невозможности выразить в общении всю полноту чувств. Ориентация на ровесника говорит об особой потребности подростка к более или менее равным отношениям, такая дружба основывается на принципе сходства и равенства, а система реального равенства возможна только в отношениях со сверстниками. Постоянное взаимодействие подростка с товарищами порождает у него стремление занять достойное место в коллективе. Это один из доминирующих мотивов поведения и деятельности подростка. Потребность в самоутверждении настолько сильна в этом возрасте, что во имя признания товарищей подросток готов на многое: он может поступиться даже своими взглядами и убеждениями, совершить действия, которые расходятся с его моральными установками. Потребностью в самоутверждении можно объяснить и многие факты нарушения норм и правил поведения так называемыми трудными подростками. Потерять авторитет в глазах товарищей, уронить свою честь и достоинство — это самая большая трагедия для подростка.

Одной из главных неосознаваемых функций юношеской дружбы является поддержание самоуважения. Юношеская дружба иногда выступает как своеобразная форма «психотерапии», позволяя молодым людям выразить переполняющие их чувства и найти подтверждение их у того, кто разделяет их сомнения, надежды и тревоги. Юношеская потребность в самораскрытии часто перевешивает интерес к раскрытию внутреннего мира другого, побуждая не столько выбирать друга, сколько придумывать его. Нуждаясь в сильной эмоциональной привязанности, молодые люди подчас не замечают реальных свойств партнера. При всей их исключительности дружеские отношения в таких случаях обычно кратковременны. Чем эгоцентричнее дружба, тем вероятнее, что в ней появятся нотки враждебности. Возможны конфликты на почве соперничества. Часто подростки занимают агрессивную роль по отношению к тем людям, от которых исходит угроза: их престижу, самооценки. На самом деле, срабатывает механизм психической защиты и часто он выражается в агрессии. В действительности у таких подростков часто низкая самооценка, повышенная тревожность, неуверенность, мнительность.

Подросток активно ищет верных друзей, но не всегда их находит. В этом тоже трудность возраста.

Как показывают психологические исследования [8, С. 24]. [24, С. 41], 92% «трудных» подростков входили в число изолированных школьников. Это говорит о том, что у таких подростков нет прочной связи с одноклассниками, а их взаимоотношения неблагополучны. То есть, у таких подростков практически отсутствовала одна из сфер социального взаимодействия подростков. В свою очередь, изолированные «трудные» не только общаются между собой, но и образуют в школе малую группу со своими лидерами и общими интересами.

Родительская семья — важнейший институт социализации, необходимо обратить особое внимание на значимость семьи в период взросления. Это та сфера, в которой изначально происходит наиболее активное социальное взаимодействие, а к подростковому возрасту значение этого взаимодействия возрастает.

Достигнутый уровень психического развития, возросшие возможности подростка, вызывают у него потребность в самостоятельности, самоутверждении, признания со стороны взрослых его прав, его потенциальных возможностей, в том числе, участие в общественно значимых делах. Между тем, взрослые, подчеркивают, что подросток уже не маленький ребенок и предъявляя к нему повышенные требования, продолжают порой отказывать ему в праве на самостоятельность, возможностях на самоутверждение. Отсюда и возникает большинство конфликтных ситуаций, обиды и разнообразные формы протеста.

Трудности подросткового возраста связаны и с повышенной возбудимостью, с ипохондрическими реакциями, с аффективностью, с острой реакцией на обиду, с повышенной критичностью по отношению к старшим.

Родителям также необходимо учесть, что у подростков возрастает роль референтной группы, что способствует разрыву с родителями, как образцу для подражания. Со стороны родителей возрастают ограничения и запреты; в связи с новыми изменениями в семье возрастает число конфликтов. Экономические условия могут стать причиной для тревожности: так как подросток постоянно чувствует себя зависимым, несамостоятельным. Молодые люди долго зависят от родителей в финансовом отношении, из-за большой продолжительности школьного обучения. Неуспеваемость в школе также может быть причиной конфликтов. Напряженные отношения между родителями и детьми обусловлены не столько конфликтом между поколениями, сколько изменившимися экономическими условиями и технологическим прогрессом, перед лицом которых родители, как и дети, чувствуют себя неуверенными и беспокойными, что порождает тревожность и нерешительность, а они в свою очередь формируют собственный характер.

Оскорбление взрослыми чувства собственного достоинства подростка, воспринимается им очень чувствительно.

Если не учитывать всех выше перечисленных особенностей, то «кризис подросткового возраста» будет протекать с осложнениями, личность подростка будет развиваться аномально, в результате чего у подростков могут сформироваться устойчивые отклонения в нравственном развитии и поведении.

Подростки чутко улавливают отношение к ним взрослых, оценка которых оказывает большое влияние, активно формируя самооценку растущего человека. Необходимо всегда помнить о том, что она может быть как положительная, так и отрицательная. Именно поэтому существенное значение для развития подростка имеет то место, которое он занимает в семье. Если родители и старшие члены семьи учитывают возросшие возможности подростка, относятся к нему с уважением и доверием, помогают ему преодолевать трудности в учении и общественно полезной деятельности, помогают устанавливать взаимоотношения с товарищами, сохраняют контакт с ним, отвечая на его многочисленные вопросы, то тем самым они создают благоприятные условия для развития подростка.

Наряду с родительским домом, школа — важнейшая инстанция социализации. В настоящее время ее положение существенно изменилось. В начале Нового времени учитель «присвоил» себе часть родительских функций. Ныне некоторые его функции стали проблематичными. Школа остается важнейшим общественным институтом, дающим детям систематическое образование и подготовку к трудовой и общественно-политической жизни. Однако средства массовой коммуникации и внешкольные учреждения, расширяя кругозор и диапазон учащихся и в этом смысле дополняя школу, одновременно составляют ей своего рода конкуренцию.

Формирование юношества как фаза возрастного развития тесно связанно с возникновением системы всеобщего школьного образования. Школьные конфликты связанны в основном с успеваемостью, адаптацией, авторитетом и автономией. В связи с требованиями, предъявляемыми к успеваемости, возникают конфликты, как с учителями, так и со сверстниками. По отношению к учителям могут возникнуть протест, отказ заниматься и добиваться успехов. Такое поведение встречается и у способных и у критически настроенных молодых людей. Чье выраженное стремление к успеху сталкивается с неблагоприятными перспективами на будущее. В отношениях с ровесниками могут возникать конфликты на почве соперничества. Это влияет на психосоциальную адаптацию школьников и сохранение класса как единого общества. Конфликты в области автономии и авторитета обусловлены стеснениями свободы школьными правилами. Молодые люди требуют, обосновать их чувствуют над собой нежелательную опеку.

Конфликты в школе могут приводить к требующим коррекции поведенческим нарушениям, на пример, к «школофобии», в основе часто лежит страх перед школой; боязнь издевательств и оскорблений к прогулам. Вместе с тем родительский дом служит положительным фактором, является причиной дезадаптации подростка. Сюда входит ряд причин: отягощенные психические условия (дисгармония в семье, частые ссоры, конфликты и т. д.), экономическое положение родителей, образование. Причиной дезадаптации подростка может служить как следствие уход из школы. У таких подростков обнаруживаются личностные нарушения и отклонения социального поведения. Их исходным пунктом часто служат нарушения формирования личности, склонность к сниженному настроению, заниженная самооценка, и, следовательно, неуверенность в себе, высокая тревожность.

Наконец, чрезвычайно важный институт, оказывающий влияние на развитие мышления подростка, на формирование будущей личности средства массовой коммуникации, к которым, помимо традиционных (кино, радио, телевидение, печать и т. д.) в последние годы добавились средства, связанные с новыми информационными технологиями — прежде всего, это компьютерные учебные программы и игры, мультимедийные CD-ROM, Интернет.

Проблемы, связанные с влиянием средств массовой коммуникации, нетрудно сформулировать:

— во-первых, существует проблема индивидуального и группового отбора, оценки и интерпретации сообщаемой информации. Как ни много времени проводят люди у экранов и мониторов, они смотрят и читают не все подряд, а их реакция на увиденное и услышанное сильно зависит от установок, господствующих в их первичных группах (семья, сверстники и т. д.). Это существенно усложняет задачи социального контроля;

— во-вторых, сама массовость визуальных средств коммуникации делает их в чем-то ограниченными, вызывая быструю стандартизацию и, как следствие этого, эмоциональную инфляцию форм, в которые обличена сообщаемая информация. Люди делаются нечувствительны даже к недавно еще «священным» идеологическим символам;

— в-третьих, существует угроза избыточного, всеядного потребления массовой культуры, отрицательно сказывающегося на развитии творческих позиций, индивидуальности и социальной активности личности.

Все эти проблемы сохранили свою актуальность и с появлением компьютерных технологий, однако, есть и принципиально новый момент — интерактивность компьютерных коммуникаций, значительно усиливающая в них механизм обратной связи реакцию публики на увиденное или услышанное. Направленная передача информации, таким образом, превращается в коммуникацию, взаимный обмен, общение с аудиторией.

Констатируя множественность каналов и институтов социализации, бессмысленно решать, какой из них семья, школа сверстники или ТВ и Интернет важнее или влиятельнее. Тем более что и список их далеко не полон, можно указать также искусство, разновозрастные трудовые коллективы, соседские отношения и т. д. Другое дело оценка степени эффективности каждого из этих каналов в каком-то определенном отношении. Однако ни один из перечисленных компонентов социального взаимодействия нельзя считать полностью ответственным за конечный результат процесса развития мышления личности, тем более в подростковом возрасте.

Множественность и некоторая рассогласованность социальных воздействий объективно повышает степень автономии формирующейся личности, следствием чего в одном случае будут не укладывающиеся в заранее очерченные рамки творческая инициатива и самостоятельность, а в других антисоциальное, отклоняющееся поведение.

Социологические теории, рассматривавшие социализацию главным образом как процесс социальной адаптации, приспособления личности к среде путем усвоения заданным обществом норм и правил, недооценивали собственную активность и изменчивость поведения личности на всех этапах ее развития. В реальной жизнедеятельности индивиды не просто адаптируются к среде и усваивают предлагаемые им социальные роли и правила, но также учатся создавать нечто новое, преобразуя самих себя и окружающий мир.

Главный вывод современной теории социализации и социологии воспитания: в современных условиях формирующаяся личность — не объект каких-то внешних воздействий, а активный субъект саморазвития.

Итак, рассмотрев внешние и внутренние факторы подросткового кризиса, можно сделать следующие выводы.

В подростковым возрасте происходит бурное психофизиологическое развитие и перестройка социальной активности ребенка. Мощные сдвиги, происходящие во всех областях жизнедеятельности ребенка, делают этот возраст «переходным» от детства к взрослости.

Подростковый возраст часто называют периодом диспропорций в развитии. В этом возрасте увеличивается внимание к себе, к своим физическим особенностям, обостряется реакция на мнение окружающих, повышается чувство собственного достоинства и обидчивость. Физические недостатки часто преувеличиваются.

Наиболее важным моментом психофизиологического развития подростка является половое созревание и половая идентификация, которые являются двумя линиями единого процесса психосексуального развития. На психофизиологическом уровне подростки могут испытывать дискомфорт от:

— неустойчивости эмоциональной сферы;

— особенностей высшей нервной деятельности;

— высокого уровня ситуативной тревожности.

Содержанием психического развития подростка становится развитие его самосознания. Одной из важнейших черт, характеризующих личность подростка, является появление устойчивости самооценки и образа «Я».

Важным содержанием самосознания подростка является образ его физического «Я» представление о своем телесном облике, сравнение и оценка себя с точки зрения эталонов «мужественности» и «женственности». Неприятие себя с точки зрения этих эталонов, заниженная и завышенная самооценка, могут стать причиной серьезных деформаций в установлении коммуникаций этого направления.

Особенности физического развития могут быть причиной снижения у подростков самооценки и самоуважения, а также приводить к страху плохой оценки их со стороны окружающих. Недостатки внешности (реальные или мнимые) могут переживаться очень болезненно, вплоть до полного неприятия себя, устойчивого чувства неполноценности, что, безусловно, затрудняет установление полноценных контактов с другими людьми и развитию коммуникативных навыков.

Подростки чаще начинают опираться на мнение своих сверстников, вследствие чего у подростков напряженность и тревога выше в отношениях со сверстниками. Стремление жить по своим идеалам, выработка этих образцов поведения может приводить к столкновениям взглядов на жизнь подростков и их родителей, создавать конфликтные ситуации.

Упрямство, негативизм, обидчивость и агрессивность подростков, препятствуют развитию коммуникативности и чаще всего являются эмоциональными реакциями на неуверенность в себе.

Ситуация развития подростка (биологические, психические, личностно-характерологические особенности подростка) предполагает кризисы, конфликты, трудности адаптации к социальной среде.

Объективно и субъективно важные проблемы личностного уровня проявляются у подростков в:

— недостаточном уровне самостоятельности;

— неадекватности самооценки и уровня притязания;

— несформированном мировоззрении, нравственных эталонов и идеалов;

— отсутствии конкретных жизненных целей и устремлений;

— неудовлетворенности собой.

Трудности, возникающие в процессе взаимодействия юноши с другими людьми на микрогрупповом уровне, проявляются в трех основных сферах: общение в семье, общение в школе и со сверстниками. Они могут быть определены следующим образом:

— несформированность навыков общения (как замкнутость, застенчивость, так и чрезмерная болтливость);

— неадекватное понимание сущности высших человеческих чувств, отношений дружбы и любви;

— преобладание эгоистических тенденций, деформированное понятие справедливости;

— излишняя критичность, скептицизм в восприятии чужих мыслей, высказываний;

— неприятие позиции и требований взрослых, отсутствие уважения и признания авторитета в отношении к ним;

— неадекватные претензии на статус и роли в различных группах;

— ярко выраженные тенденции к «самопоказыванию», оригинальничанью;

— проявление юношеского максимализма в отношениях с окружающими.

Следует отметить, что негативные переживания, возникающие при общении подростка с одними людьми, могут компенсироваться позитивными переживаниями, возникающими в ходе общения с другими. Поэтому конфликты с одноклассниками могут и не приводить к возникновению психогенной школьной дезадаптации, если подросток компенсирует свои потери в удовлетворяющем его общении с учителями и родителями, также связанном со школой. Вероятность дезадаптации возрастает, если подростку не будет предоставлена возможность для компенсаторного общения или если он обретет его в асоциальной среде.

Основным новообразованием подросткового возраста является самосознание, как результат расширения общения, усложнившихся отношений подростка с обществом, с взрослыми, со сверстниками.

2. ХАРАКТЕРИСТИКА ВИРТУАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ФОРМИРОВАНИЕ КОММУНИКАТИВНОСТИ ПОДРОСТКОВ

2.1 Влияние информационных технологий на психическое состояние человека

В настоящее время можно говорить о двух сторонах в психологическом изучении взаимодействия человека и компьютера: с одной стороны, необходимо изучение вопроса о том, как усовершенствовать работу человека с компьютером и какие проблемы при этом возникают, а с другой стороны, важно исследовать, как изменяется сам человек, приспособившись к работе в новой коммуникативной среде. Изучение психологических последствий применения информационных технологий относится именно ко второму кругу психологических проблем в этой области.

В исследованиях, посвященных непосредственно психологическим последствиям компьютеризации трудовой деятельности [22, С. 18], [23, С. 32] был проведен тщательный анализ позитивных и негативных сторон в мотивационных, целеобразующих и операциональных составляющих такой деятельности.

Однако применение информационных технологий может оказывать влияние на другие виды деятельности и даже на всю личность в целом. Как отмечается в работе Ю. Д. Бабаевой и А. Е. Войскунского «Психологические последствия информатизации», воздействие процессов информатизации на деятельность может происходить и прямо, через трансформацию и опосредование самой деятельности и появление новых ее видов, связанных с информационными технологиями, и косвенно, через многократное опосредование некомпьютеризированных видов деятельности [1]. Такое косвенное многократное опосредование может происходить, например, при просмотре фильмов, созданных с помощью компьютерной графики. При этом компьютеризированная деятельность может оказывать воздействие на другие виды деятельности по-разному. Характерно и то, что одни преобразования накладываются на другие, приводя и к нейтрализации психологических последствий информатизации, и к их увеличению. Распространяющиеся, глобальные преобразования психических явлений могут приводить к изменению всей мотивационно-личностной сферы субъекта, которое может носить и выраженный негативный характер. Примерами такого негативного изменения личности могут служить: увлечение компьютерными играми (игромания), увлечение глобальной компьютерной сетью Интернет (Интернет-зависимость), программированием и информационными технологиями в целом (хакерство).

Все эти виды увлечений при разной феноменологии имеют близкие психологические механизмы и особенности. Во-первых, во всех этих видах деятельности может наблюдаться один и тот же феномен: особое состояние поглощенности деятельностью. Этот особый вид субъективного опыта, названный «опытом потока», был описан и продолжает изучаться группой американских психологов, возглавляемой М. Чикзентмихейли. В отечественной психологии в рамках этого направления было проведено, в частности, психологическое исследование компьютерных игр. В центре внимания работ А. Г. Макалатии находятся особые состояния поглощенности деятельностью, при котором ожидаемый результат этой деятельности «отходит в сознании человека на задний план и само легко и точно протекающее действие полностью занимает внимание» [15, С. 48].

Описания такого рода вовлеченности в деятельность можно встретить и применительно к другим видам увлечения информационными технологиями. Так, можно встретить указание на то, что подобное состояние испытывают те, кто увлекается пребыванием в сети Интернет [21, С. 62]. От программистов, например, можно услышать следующие описания их деятельности: «есть что-то опьяняющее в том, что целая система может быть пущена благодаря отданному мной приказу». Описания эти сходны с «чувством власти и компетентности», которое ощущается субъектом во время «переживания потока» [5, С. 47]. Сами хакеры в своем издании «Жаргон хакера» [29, С. 19] подчеркивают сходство своей деятельности с медитацией, экстазом, слиянием с объектом деятельности. Необходимо отметить, что сами исследователи «опыта потока» на своей электронной странице в Интернет (www. flownetwork. com) подчеркивают, что это явление носит универсальный характер, и «несмотря на то, что люди занимаются совершенно разной деятельностью, их описания этого опыта удивительно похожи».

Указанная вовлеченность в деятельность во многом сходна и с описаниями субъекта, находящегося в «виртуальной реальности» — реальности компьютерной игры или информационного пространства (например, в чате). Как и при переживании опыта потока, виртуальная реальность существует для субъекта актуально «здесь и теперь» [17, С. 34], в ней «нет прошлого и будущего». Об этом состоянии было сказано, что «действия и их осознание сливаются» [15, С. 47], у человека, «находящегося в виртуальной реальности, создается впечатление, что он непосредственно участвует в событиях» [17, С. 36]. Таким образом, другой общей чертой, объединяющей разные виды личностных изменений под влиянием информатизации, является ощущение присутствия в виртуальной реальности, которое характерно для всех этих видов деятельности [21, 17, 25].

В связи с появлением виртуальных реальностей встает вопрос о негативных последствиях их распространения, связанный с тем, что «в этих системах человек может потерять ориентиры в мире, перестать понимать, что реально, а что иллюзорно» [21, С. 33].

В настоящее время трудно говорить об этих проблемах в широком масштабе, так как виртуальные реальности еще не получили столь широкого распространения, однако существуют частные области, в которых остро стоит проблема «ухода» от реального мира в мир компьютерных игр или программ. Такими проблемными областями являются исследования изменений личности под влиянием информационных технологий это: увлечение компьютерными играми, путешествиями (т.н. «навигацией») по компьютерным сетям и хакерство.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой