Заволжское старообрядчество в XVIII-XIX вв

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Краеведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ И НАУКЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ИСТОРИИ РОССИИ И КРАЕВЕДЕНИЯ

КУРСОВАЯ РАБОТА

ЗАВОЛЖСКОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО В XVIII-XIX ВВ.

Нижний Новгород 2011

Содержание

Введение

Глава 1. География поселений нижегородского старообрядчества в XVIII—XIX вв.

1.1 Наиболее важные места расселения старообрядцев

1.2 Миграции и переселения раскольников в Нижегородском Поволжье

Глава 2. Быт раскольников Нижегородского Поволжья в XVIII—XIX вв.

2.1 Внешность раскольников

2.2 Населенные пункты, строения

2.3 Занятия раскольников Нижегородской губернии XVIII—XIX вв.

2.4 Образование и грамотность раскольников

Глава 3. Благотворительная деятельность старообрядцев

3.1 Общая характеристика благотворительной деятельности старообрядцев Нижегородской губернии XVIII—XIX вв.

3.2 Благотворительная деятельность Николая Александровича Бугрова

3.3 Благотворительная деятельность Дмитрия Васильевича Сироткина

Заключение

Источники и литература

Приложения

Введение

Старообрядчество — уникальное явление в духовной жизни России. За три с половиной века существования оно оказало огромное влияние на духовную, экономическую и общественно-политическую сферы жизни российского общества. Старообрядчество, как одно из направлений в православии, возникает и развивается в неблагоприятных условиях оппозиционного положения по отношению к Русской Православной церкви и долгого периода преследований со стороны государства. Теоретическое обоснование необходимости «бегства от мира Антихриста» привело к возникновению компактных поселений старообрядцев как в центре Российской империи и на ее окраинах, так и за рубежом. Существование в условиях инонациональной, иноконфессиональной и культурной среды способствовало возникновению различных старообрядческих групп («кержаки», «поляки», «бухтарминцы», «липоване» и др.), а старообрядчество в целом становится определенной социокультурной общностью развивающейся в значительной степени самостоятельно.

Именно стремление к сохранению неизменными обряда и образа жизни часто приводило к поиску новых религиозно-идеологических основ своего существования, а это, в свою очередь, к возникновению многочисленных толков и согласий, созданию оригинальных религиозно-догматических учений, появлению новых и трансформации ряда уже существующих явлений в религиозной жизни. Здесь уместно было бы привести фразу старообрядческого писателя А. Мельникова: «В своей истории. старообрядчество идет двумя параллельными путями. Внутри стелется полоса веры, а снаружи бьет жизнь во всех ее видах и проявлениях"1. (

Наиболее важным сегодня представляется изучение истории и культуры старообрядчества тех регионов, где в XVIII — XIX вв. оно получило наибольшее распространение, и сегодня Старообрядческая церковь занимает прочные позиции. Одним из таких регионов является Нижегородское Поволжье. Старообрядчество Нижегородского Поволжья XVIII — XIX вв., его состояние, общественно-религиозный, семейный и бытовой уклад еще никогда не были предметом специального комплексного исследования, что и определяет актуальность темы данной курсовой работы.

Основная цель данного исследования — изучение состояния старообрядчества Нижегородского Поволжья XVIII — XIX вв. и его общественно-религиозного развития в условиях православного окружения. Представляется возможным рассмотреть различные стороны жизни старообрядцев в контексте взаимоотношений с окружающим православным населением, определив степень контактов и взаимного влияния представителей двух конфессиональных групп. Достижение данной цели становится возможным при постановке и решении следующих задач:

* составить общий обзор состояния старообрядчества;

* рассмотреть проблему взаимоотношений старообрядцев с окружающим православным населением, местной духовной и светской власти;

* изучить основные принципы организации и функционирования старообрядческих общин;

* выявить основные формы организации и деятельности старообрядческих скитов и молелен и раскрыть значение молитвенных учреждений в религиозной и общественной жизни старообрядчества;

* рассмотреть бытовые особенности обрядности старообрядцев, присущие исключительно этой группе и черты, характерные для всего русского населения региона

* определить вклад благотворительной деятельности старообрядцев в утверждении и развитии экономики и социальной политики Нижегородского края.

Хронологические рамки исследования определены периодом XVIII—XIX вв. На протяжении XVIII в. проходило формирование старообрядческих центров на территории изучаемого региона; произошло выделение большинства наиболее значительных старообрядческих толков и согласий, а также намечается смягчение правительственной политики по отношению к старообрядчеству. Хронологические границы исследования включают время признания этого религиозного течения со стороны государства. Также временные границы исследования охватывают важнейший период в развитии старообрядчества, который отмечен двумя взаимодополняемыми тенденциями: преодолением изоляции старообрядчества в экономической и социально-политической сферах, с одной стороны, и сохранение обособления в сфере религиозной, создание условий для продолжения «старой веры», с другой.

Выбор территориальных рамок исследования во многом обусловлен определенным географическим, природно-климатическим и культурным единством региона. В XVIII — XIX вв. в Нижегородской губернии были представлены фактически все крупные толки и согласия, существовали авторитетнейшие религиозные общины, а старообрядцы сыграли заметную роль в становлении экономической мощи данного региона.

Необходимо заметить, что источники по данной теме, различаются по степени достоверности, информативности и тематике представленного материала, что определяется целями, преследуемыми редакцией, приоритетной тематикой, цензурными соображениями и общей политической ситуацией в стране. Так, например, с начала 80-х гг. XIX можно наблюдать значительное увеличение публикаций, посвященных проблемам старообрядчества, на страницах центральной периодической печати. Подобное повышенное внимание характеризует не только интерес общества, но и необходимость отражения процессов в старообрядческом мире, вызванных как событиями во внутренней жизни (восстановление поповщинской иерархии), так и появлением ряда законов, расширяющих гражданские права старообрядцев.

Особо следует выделить отчет П. И. Мельникова о состоянии «раскола в Нижегородской губернии в 1854 г.». Отчет П. И. Мельникова представляет собой подробнейшее освещение всех сторон жизни нижегородского старообрядчества (экономической, духовно-религиозной, семейной) середины XIX в. П. И. Мельников не только перечисляет главные религиозные центры и описывает их состояние на 1854 г., но и рассматривает всю их предшествующую историю. Особое внимание он уделяет положению скитов после высылки из них значительного числа жителей в 1853 г. Работа П. И. Мельникова представляется чрезвычайно полным и информативным источником для изучения мировоззрения, обыденного сознания и нравственных норм старообрядцев. Изучение отчета П. И. Мельникова позволяет проследить изменения, произошедшие за полвека в жизни старообрядцев Нижегородской губернии.

В целом, источники, привлеченные при работе над курсовой работой, предоставляют богатый и разнообразный материал для изучения общественной, религиозной и семейной жизни старообрядцев Нижегородского Поволжья XVIII — XIX вв. и позволяют решать поставленные задачи.

Глава 1. География Нижегородского старообрядчества в XVIII-XIX вв.

1.1 Наиболее важные места расселения старообрядцев

Нижегородский край с первых дней раскола стал одним из оплотов «древлего благочестия». Это не удивительно, если принять во внимание тот факт, что ключевые фигуры раскола -- инициатор церковных «новшеств» патриарх Никон и его яростный антагонист протопоп Аввакум -- оба были выходцами с нижегородской земли.

П.И. Мельников-Печерский выделяет следующие места пребывания старообрядцев:

«Раскольники живут во всех уездах Нижегородской губернии. Луговая сторона Волги (Заволжье) и луговая же Оки составляющая северную часть губернии, населены преимущественно сектаторами поповщинских толков. На нагорной стороне Волги и Оки почти все раскольники принадлежат сектам безпоповщинским, в особенности же к Спасову согласию. Еретики распространены особенно в центре губернии (хлысты); оттуда они одной полосой проходят на север до села Лыскова на Волге; а другою по Московско-Симбирской почтовой дороге до пределов Владимирской губернии. Самая значительная часть по числу раскольников населенная местность село Городец Балахнинского уезда.» Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 11.

Можно заметить, что раскольники поповщицких сект, проживали по большей части селениями небольшими и малолюдными, а также близко одно от другого находящимися, тогда как раскольники безпоповщицких сект жили селениями более многочисленными и притом несколько отдаленными друг от друга. Это объясняется тем что раскольникам поповщицких толков было удобно скрывать своих монахов и попов, в случае опасности они переправлялись в другое селение. Раскольники безпоповщицкие в этом не нуждались, но им нужно было жить ближе друг к другу, чтобы не стать отшельниками.

Промышленная и торговая деятельность находились в тесной связи с расколом. «Крестьяне пока бедны и знают одну соху редко раскольничают. Где крестьяне на барщине — раскольников нет, но где они на оброке, там почти непременно встречаются сектаторы». Там же. — С. 15 Это можно объяснить тем что последние были вольны во времени и неограничены земелделием или бросая его они пускались в прибыльную для них промышленность. Начинали обычно заниматься деятельностью с извоза или с заработков в своей и, нередко, других губерниях и сталкивались с раскольниками, в руках которых находились во многих местах промышленность и торговля. Поэтому раскол особенно развивался на путях сообщения пунктов промышленности и торговли. Как подсчитывает П.И. Мельников-Печерский: «Волга и Ока — судоходные реки. По берегам Волги на 265 верст живет 27 204 раскольников. По берегам Оки на 170 верст живет 18 969 раскольников.» Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 16. Из этого можно сделать вывод что почти четвертая часть всех сектаторов губернии живет на Волге и Оке. Чем ближе к верховьям рек, тем гуще население приречных раскольников. На каждую квадратную версту приходится по 4 раскольника. Население раскольников при судоходных реках в 2,5 раз гуще чем в губернии.

Выделяя следующие наиболее важные места в сектаторском отношении важно отметить:

Городец — располагается на левом берегу Волги в Балахнинском уезде, также главная пристань верхового Нижегородского Поволжья. Здесь строятся и зимуют суда, кипит торговля и промышленность.

По сведениям П.И. Мельникова-Печерского:

" В Городце 445. Раскольников, а с приходскими деревнями 5666. В Городце есть беглопоповая часовня, имеющая в 3 губерниях до 50 000 прихожан, более 70 лет держаться беглые попы, главнейшее местопребывание архимандрита Афанасия." Там же. С. 22.

Но это село было важно, как место общей встречи сектаторов, куда сообщались новости из Москвы и передавались далее в Казань, Сибирь и Саратов. То есть, Городец являлся во второй половине XVIII века передаточным пунктом тайных сектаторских известий между Москвой и восточным краем России. «Это село и есть ключ в раскольничье Заволжье».

По поверию здесь был Святой город Китеж, разоренный татарами, часовня беглопоповская стоит на месте кельи, в которой скончался святой Александр Невский. Екатерина II, побывав в часовне выдала грамоту, по которой никто не может уничтожать часовни. В часовню по временам приходит из Костромы икона Федоровская Богородицы, бывшая прежде всего в Городце, что бы поплакать в благочестивом месте о том, что находится она в заточении у Никониан. На Оползне светятся по ночам гробы святых великих князей, а выйдут они наружу, когда падет церковь Никонианская, в это время Федоровская Богородица пойдет на небеси из Костромы в Городец и станет в их часовне. Если на заре поплывут бурлаки вниз по Волге мимо Кирилловой горы, она растворяется и выходят из нее старцы и говорят пловцам: «Когда будете в Жигулях, поклонитесь нашим братьям», то же самое бывает и в Жигулевских горах и оттуда старцы посылают поклоны к ним. Бурлаки же, подъезжая к Кирилловой горе, должны крикнуть: «Братья Кирилловой горы, вам кланяться велели братья Жигулевских гор, и выходят старцы, молча кланяются пловцам, в знак благодарности». Но если они забудут выполнить поручения то поднимается буря, судно садится на мель.

В Городце протекала городская жизнь, стоит заметить что, народ довольно образованный, и земледелие играло низкую роль в жизни общества. «Городецкий раскольник потому раскольничает, что ему выгодно раскольничать, поддерживать расколом свои торговые связи». Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 24.

Васильева слобода — располагалась на правой стороне Волги, в 20 верстах от Городца. Отмечалась активной торговой деятельностью. А именно была налажена торговля веретенами и с Самарой, Дубовкой, Сибирью. Земледелием здесь практически не занимались. Раскол здесь играл важную роль, так как торговые связи с Васильевой слободы зависят от него и поддерживают раскол. В Васильевой слободе проживало 648 раскольников, что составляет 80 раскольников на 100 жителей. Там же. — С. 26 Долгое время здесь существовала беглопоповская часовня, и после ее запечатывания появилось 5 тайных молельных. В Васильевой слободе было несколько хлыстов, а также последователи секты бегуны, что вполне объяснимо, так как, географическое расположение слободы в обрывах помогает раскольникам скрываться от преследователей.

Нижний Новгород — в сектаторском отношении важен особенно из-за проходивших здесь ярмарок. Через Нижний Новгород происходила передача известий, книг и прочего от раскольников к их единомышленникам Костромской и Ярославской губерний. С Сибирскими раскольниками связь поддерживалась во многом благодаря торговым связям, а именно торговле железом с Камы и Волги. Также Нижний Новгород важен в сектаторском отношении потому, что он снабжал раскольников всей России книгами, рукописями и другими богослужебными принадлежностями, которые Нижегородские торговцы скупали в разных местах и распространяли между нижегородскими раскольниками. Общая численность раскольников на середину XIX века составляла 1758 раскольников. Там же. — С. 29

Безводное село — располагалось на правом берегу Волги в Нижегородском уезде, в 33 верстах от Нижнего Новгорода. Это село можно отметить как торговое, промышленное и раскольничье. Безводное поставляло на Каспийское и Черное моря, на Волгу, Дон и Урал всю годовую потребность рыболовных уд. Важно заметить, в основном торговцами являлись раскольники, у которых были налажены экономические связи с раскольниками Уральскими, Донскими, Саратовскими. Село можно разделить на две части: в подгорной части — жил народ промысловый и хлебопашеством не занимался, и здесь же происходили сектаторские действия почти без опасения. В верхней же части занимались земледелием и здесь еще были православные.

Лысково — располагалось на правом берегу Волги, напротив г. Макарьева, одна из крупнейших хлебных пристаней. Зимой сюда съезжалось много торговцев и вместе с тем стекалось много помещичьих крестьян. Можно заметить, что жизнь в Лыскове была совсем городская, и никто не занимался земледелием. Устройство села имело городской характер. «Лысково всегда было известно как притон всякого рода подозрительных людей, так как в местно куда постоянно приезжают посторонние лица, подозрительным людям скрываться удобнее всего». Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 31.

Особенно важно Лысково, как место встречи раскольников, съезжающихся сюда из разных мест по делам хлебной торговли. Здесь же производилась и передача известий из верховых городов в низовые и совещания о делах той или иной раскольнической общины. В разных местах Княгигинского и Нижегородского уездов за Волгой в Семеновском уезде переписывались разные раскольнические рассуждения. Все это вместе с торговлей хлебом свозилось в Лысково и отсюда распространялось в народ. Важно заметить, что раскольники-покупатели всегда старались завлечь в свои сети продавца, заключая более выгодные сделки. Так же с раскольником капиталы (так в Лыскове называли наиболее крупных купцов, торговцев) обращались как со своим братом, а перед православным же держали себя гордо, это действовало на самолюбие простого крестьянина и нередко одно желание стать за панибрата капиталу увлекало в раскол.

Горбатов — торговый уездный город Нижегородской губернии, находился рядом с селом Избыльцом. От Нижнего Новгорода находился в 73 верстах. В Горбатове располагались прядильные заводы, на которых заводчики нанимали отчасти и крестьян Горбатовского уезда. Канатные заводчики были закоренелые раскольники, отчего и народ заразился расколом до такой степени, что в Горбатове по числу раскольников — 2736 жителя приходится 73 раскольника на 100 человек. Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 38.

В Горбатове было 3 молельных и кроме этого несколько тайных. Раскольники принадлежали к поповщинской и безпоповщинской сектам. Принадлежащие к последней чрезвычайно закоренелы. Раскольники Горбатова состояли в связях с Астраханью, Саратовом, Самарой, Оренбургским краем.

Чернорецкая волость — располагалась в Балахнинском уезде, по левому берегу Оки. В ней находились 13 селений, близко друг от друга находящихся и зараженных расколом. В них насчитывалось 2773 раскольника, что составляло 41 раскольник на 100 человек. Земледелием занимались, но немного. Основное в развитии промышленности развивалась постройка речных и морских судов Волжского судоходства и Каспийских рыбных промыслов. Географическое расположение и местные условия способствовали развитию здесь раскола. В чернорецкой волости есть и беглопоповщина и безпоповщина. Чернорецкие раскольники общаются со всеми верховыми и нижневолжскими раскольниками. Из Костромской губернии сплавляют лес для построения судов и лодок, из Саратова, Волжска и Хвалынска возят разные товары в Нижний Новгород и Рыбинск. Но главнейшая связь с астраханскими раскольниками, живущими в Камышах, сплавляют туда суда и лодки с холстом и рыбными снастями.

1. 2 Миграции и переселения раскольников в Нижегородском Поволжье

Раскольники других губерний нередко бывали в Нижнем Новгороде, и тем поддерживали связи своих общин с Нижегородскими старообрядцами. Этому во многом способствовало расположение города, находящегося на перепутье из внутренней России в восточные губернии и в Сибирь. Наиболее важными пунктами стечения раскольников являлись Нижний Новгород, Городец и Лысково.

Нижний Новгород — здесь особенный прилив раскольников ожидался во время ярмарки. Одни приезжали сюда для торговли, другие для заработков, третьи же исключительно с сектаторскими целями. Наиболее часто приезжали раскольники из Москвы, Олонецкой, Ярославской и Костромской губерний, Казани, Екатеринбурга, Сибири, Дона, Урала, Саратова, Владимира, Тамбова, Воронежа. Во время ярмарки, приезжающие сюда, богатые раскольники собирались тайно для проведения их обрядов. Успенский пост, совпадающий со сроком ярмарки, и большие праздники, бывающие в это время, многие собирались в укромных местах для общественного богослужения. Так как во время ярмарки полиция переезжала за Оку, а остающаяся в городе часть патрулировала ярмарку, то раскольникам было удобно в отдаленных местах, малолюдного города, совершать свои обряды. Кроме того раскольники приезжающие на Нижегородскую ярмарку, собирались на богослужение в соседние от ярмарки селения Гордеевку и Сормово.

Сектаторы приезжали в Нижний Новгород и в неярмарочное время. Весной торговцы из Саратова, Симбирской, Казанской и Ярославской губерний — за канатами, судовыми снастями, солью, железом, хлебом. Расположение Нижнего Новгорода на двух судоходных реках способствовало стечению сюда раскольников. С открытия навигации до начала ярмарки здесь бывало до 30 000 торговцев из них около 2000 раскольников. Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 74. После ярмарки прилив купцов прекращался до открытия зимнего пути. Проезд через Нижний Новгород Казанских и Симбирских людей на Ростовскую ярмарку, связи Москвы с Ростовом, Казанью, Сибирью через Нижний Новгород составляют причину довольно значительного прилива сюда раскольников Московской, Ярославской и Костромской губерний.

Городец, называли «ключом сектаторского Заволжья» Там же. — С. 75. Это объяснялось тем, что сюда приезжало много раскольников поповской секты в часовню, в которой всегда были беглые попы. Городецкая часовня имела до 50 000 прихожан, часть, которой жила в Костромской и Владимирской губерниях. Особенно много раскольников съезжалось зимой между Святками и Масленницей для совершения браков, а во время Великого поста — для исповеди и причастия. Также приезжало много торговцев из Владимирской, Костромской и Московской губерний.

Лысково — привлекало много раскольников в конце зимы, вызванное закупкой хлеба, производимое многими приволжскими торговцами на Лысковской пристани.

Кроме этого следует упомянуть еще об ярмарке, бывающей в сентябре в селе Спасском, куда из Казанской, Симбирской и Оренбургской губерний приезжают раскольники торгующие сырыми кожами. В Павлово на базары приезжало много раскольников из Владимирской и Костромской губерний.

Следует обратить внимание на то, что по вышеизложенным причинам жители Нижегородской губернии редко оставались в течение года на местах своего жительства. Часть из них в связи с коммерческими делами и другими занятиями проживали в Санкт-Петербурге и других губерниях, другие же отлучались только периодически, возвращаясь к своим семействам.

В целом, отмечу, в этот период в Нижегородское Поволжье устремляются миграционные старообрядческие потоки с Урала, из Сибири и других регионов. Возвращаются не только те, кто раньше проживал здесь и был вынужден покинуть родные края из-за репрессий Питирима, но сюда направляются сторонники «старой веры» и из других районов страны. В этих условиях происходит возрождение старообрядческих скитов в Заволжье. Епископ Дмитрий был вынужден сообщить в Синод, что «за Волгою в селах и в лесах и наипаче в дворцовых волостях раскольников весма находится множество». В ходе расследования выяснилось, что в Заволжье «не точию после беглых раскольников оставшиеся в лесах жилища пришлыми из Сибири, с Усты и из прочих мест раскольниками наполнены, но сверх того за невмещением в прежние жилища и вновь во многих местах построены». В документе, представленном в 1743 г. епископом Дмитрием в Синод, значилось более 50 тайных старообрядческих поселений, в которых проживали 791 человек. Усиливается и пропаганда «раскола». Ниякин В. В. Кержаки. // Горький, 1990. — С. 31 По официальным данным, численность старообрядцев в Нижегородской епархии неуклонно сокращалась, но темпы обращения заметно снизились. Так, по данным 1742 г., в Нижнем Новгороде обратилось из «раскола» 16 человек, а всего в епархии — 531 человек. К 1748 г. в Нижегородской губернии числилось 5447старообрядцев, а к 1754 г. их насчитывалось 5469 человек. При этом церковные власти в начале 50-х гг. признавали, что «раскольщиков… и поныне еще довольное число имеется». Там же. — С. 58. В Нижегородской губернии (42 432 версты2) на каждую версту приходится 4 раскольника. В северных уездах население раскольников значительно гуще нежели в южных. Относительную свободу вероисповедания нижегородских старообрядцев XIX объясняется попустительством и мздоимством местного начальства, тесной спайкой членов старообрядческого братства, которое держалось «твёрдо взаимным вспоможением». Если прихожане официальной церкви больше всего боялись пожара, неурожая, падежа скота да наезда станового, то старообрядцу даже такие беды не страшны: братство всегда восполнит нанесённый урон и обеспечит заступничество. Старообрядец-купец всегда может рассчитывать на помощь собратьев в случае банкротства. Характерно, что все старообрядческие общины были тесно связаны между собой. Они оперативно извещали друг друга о надвигающейся опасности: возможных неблагоприятных для них действиях со стороны официальной церкви, предпринимаемых мерах правительства.

Глава 2. Быт раскольников Нижегородской губернии XVIII-XIX

2. 1 Внешность раскольников

Следует отметить, что по внешности даже можно было различить раскольников по их сектам. Последователи поповщины смотрят прямо, откинув голову назад. Принадлежащие к безпоповщине смотрят исподлобъя и взгляд их суровее. В лице молокана заметна какая-то отвага, а принадлежащий к сектам пророчествующим обращает на себя внимание бледным исхудалым лицом и тусклыми глазами, которые вспыхивают каким-то диким блеском. Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 259.

В одежде же раскольники почти не отличались от православных крестьян, но имелась большая разница в значении придаваемом одежде. Раскольники старались внести свои религиозные толкования в бытовые мелочи и в одежде что-то освященное и изменить ее считалось грехом. Например брить бороду считалось грехом (по понятиям раскольников — это значило портить образ Христов). Они говорят: «образ Божий в бороде, подобие в усах; без бороды и в рай не пускают». По другой раскольнической пословице — цельность бороды для них дороже самой жизни: «режь наши головы, не тронь наши бороды» Там же. — С. 267. Но боясь так за свою бороду, большая часть раскольников Нижегородской губернии выстригали у себя на голове макушку. Стричь макушку или гуменцо начинают они у мальчиков 7 лет, и обряд этот называют постригами.

Крестьяне-раскольники обычно носили зипуны, на голове малахай, шапку или валенную шляпу. Следует отметить, что в секте поповщинской любят носить красные и цветные рубахи и бывают в них даже на молитве. Филипповцы, федосеевцы и последователи других закоренелых сект безпоповщинских, избегают этого наряда. Раскольники не одевают платков на шее и не завязывают ворот у рубахи шнурками или тесемкой, у них принято носить рубахи-косоворотки, застегивающиеся сбоку на пуговицу или запанки. Перетолковывая по своему 20 стих 15 главы Деяний Апостольских, они утверждают, будто всякую петлю или удавку носить на шее запретил Апостол Петр. Женщины и девушки ходили непременно в сарафанах и головы покрывают платками в роспуск, а девушки сверх того носили широкий передник.

Среди более зажиточных раскольников были и те кто бороду подстригали и во фраках ходили, но на молитве всякий раскольник строго держался «уставной одежды». Следует отметить, что если зажиточные раскольники отступали от некоторых изложенных правил, но на молитве всякий раскольник строго держался «уставной одежды». «Щеголь из молодого поколения раскольников, утром одетый в модный фрак, завитой рукою немца — парикмахера, раздушенный французскими духами, повязанный модным галстуком, дома, особенно же на молитве — бывает совсем в другом виде: на нем тогда надет кафтан враспашку, а пояс на рубахе спущен ниже пупа, широкие штаны запущены в выростковые сапоги и на правой руке висит кожаная листовка. Иные женщины раскольницы, обыкновенно одевающиеся в модных платьях и шляпках, танцующие на балах, ходят на молитву не иначе, как в сарафанах и платках, надетых в роспуск». Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 269.

Но если раскольники жившие в больших городах не чуждались образованного общества, дозволяли себе такие отступления от уставной одежды, то в деревнях, где суеверие сильнее слилось с расколом, одежда могла быть причиной разделения одного толка на несколько согласий. Например, между раскольниками Спасова согласия, были разногласия: можно ли молиться в валенках. Одни носили сапоги другие, ссылаясь на Максима Грека, говорили, что носят сапоги только еретики. И все эти разногласия и споры ведутся между ними как о главнейших догматах веры, корили друг друга называя еретиками и не общались из-за этого «ни в молитве, ни в пище». Там же. — С. 269.

Характеризуя старообрядца, нужно отметить присущее ему чувство собственного достоинства, умение независимо держаться с чиновником, почтительность и предупредительность в разговоре с нужным лицом. В отношениях со своими единомышленниками раскольник «прост, ласков, но всегда степенен. А в отношениях с православными горд, неприступен, а при случае и дерзок. Однако с подающими надежду на отпадение от церкви ласков и многоречив, а с теми кто имеет на них влияние угодлив и обязателен» Там же. — С. 259. Мельников-Печерский отмечает: «что лень столь свойственная русскому человеку, в раскольнике заметна несравненно меньше чем в православных крестьянах, он и не так беззаботен, как православный. Отступился он от исконно правила человека русского: авось, небось, да как-нибудь. От того-то раскольники почти все деятельны, а от деятельности и зажиточнее.» Там же. — с. 261.

Отношение же к самим старообрядцам весьма спорно и неоднозначно: выражая интересы официальной церкви и государства, монастыри должны были выступать проводниками государственной политики в отношении «раскола». Но в монастырских вотчинах проживало немало старообрядцев. Так, власти Макарьевского Желтоводского монастыря в конце XVII — начале XVIII вв. неоднократно жаловались, что «в прошлых годех в государевых Заборовской и Коряковской волостях крестьяне-раскольники поселились в Нижегородском уезде в Закудемском стану в их монастырских вотчинах, лесах по реке по Керженцу и по Белбожу и по Моклодке и по иным речкам в их межах и гранях и урочищах насильно, и монастырские их леса пустошат, пашню и сенные покосы росчищают и починки себе строят и монастырскими их бортными деревьями завладели с пчелами больше пятисот деревень, и оттого их насильного владения монастырские их вотчинные леса и бортные ухожья разорены и запустошены без остатку». Но как землевладельцы монастыри были заинтересованы в хозяйственном освоении своих вотчинных земель, в притоке сюда новых рабочих рук и, соответственно, в получении новых доходов. Устраивая свои поселения на вотчинных землях того же Макарьевского монастыря, старообрядцы даже платили оброчные u1087 платежи монастырю. Это, безусловно, сказывалось на борьбе с «расколом» — власти монастырей были недовольны разорением старообрядческих скитов, следствием которого являлось уменьшение монастырских доходов. Так, в 1754 г., по объявлению обратившегося из «раскола» чернеца Леонтия в вотчину Макарьевского Желтоводского монастыря была направлена воинская команда для «сыску» старообрядческих скитов. Архимандрит монастыря Софроний выразил неудовольствие. В частности, он говорил Леонтию: «Напрасно де, отец Леонтий, на вотчины его наступаешь» Морохин А. В. Заволжские старообрядческие скиты в 40−50-х гг. XVIII в. Н. Новгород, 2001. — С. 144.

Более того, монастырские власти защищали не только старообрядческие скиты и их обитателей, но покровительствовали и крестьянам-старообрядцам в своих вотчинных поселениях. Например, в 1726 г. архимандрит того же Макарьевского монастыря Филарет даже посадил на несколько дней на цепь священника Мирона Дементьева, отказавшегося венчать крестьянина с дочерью «раскольника». Там же. — С. 148.

2. 2 Населенные пункты. Строения

Селения у раскольников XVIII — XIX вв. были как большие, так и в два — три дома. Все постройки крестьян можно разделить на две группы: жилые и хозяйственные строения. Каждый дом был обязательно огорожен, имел свой двор с различными хозяйственными постройками. На дворах находились помещения для скота, здесь же хранили хозяйственный инвентарь и запасы корма для скота. Дворы были как крытые одно- или двухэтажные, так и открытые и крытые частично. В качестве строительных материалов использовали в основном глину и древесину. Поэтому в селениях были в основном рубленые и глиняные избы.

Сруб представлял собой деревянную клетку из взаимно пересекающихся бревен, уложенных одно на другое. В зависимости от вышины и способа соединения бревен на углах существовали различные вида соединения. Например, «в угол», «в крюк», «в охряпку», «в лапу», «в охлуп», «в иглу», «в уклон».

В качестве крыши домов использовались различные виды кровли. В поселках староверов преобладала стропильная кровля. Крышу держали две пары бревен — стропил, установленных нижними концами на углах стен сруба, а верхними концами соединенные друг с другом так, что каждая пара образовывала равнобедренный треугольник. Вершины обоих треугольников соединялись поперечным брусом. На наклонные стороны треугольника набивались поперечные жерди — слеги, образуя решетку. При стропильной конструкции покрытие крыши могло быть как двух, так и четырех скатным, в зависимости от того, вертикально или наклонно по отношению к стене дома устанавливались треугольники. Покрывали постройки дранью (дранкой, дором). Дранью назывались отколотые от тесин более мелкие дощечки длиною около двух метров; крыли ими также как и тесом. Для покрытия использовали листву (лиственницу) или корье, что защищало дома от влаги. Деревянные дома часто изнутри мазались глиной.

«Непременной принадлежностью всякого раскольнического дома — прибитый над воротами на белой бумаге, иногда и без нее, медный восьмиконечный крест или образ.» Также у многих грамотных раскольников на каждой притолоке внутри и снаружи, а иногда и над окнами, приклеена бумажка со следующей надписью: «Христос с нами уставися вчера и днесь; той же и во веке веком, Аминь». Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 260.

Дом обычно делился на 3 части: в середине большие сени с несколькими чуланами, впереди жилые помещения, а сзади горница.

Характерно, что в доме у старообрядцев всегда прибрано, каждый предмет имеет своё место. Главное место в доме -красный угол. В красном углу находилась божница, куда ставились иконы. Божница обязательно должна находиться в юго-восточном углу. Перед иконами висит лампада. Под божницей на столе лежали уникальные, старинные книги, лестовки. Лестовка — распространенный в Древней Руси и сохранившийся в обиходе старообрядцев тип четок. Представляет из себя плетеную кожаную или из другого материала ленту, сшитую в виде петли. Знаменует одновременно и лествицу (лестницу) духовного восхождения от земли на небо, и замкнутый круг, образ вечной и непрестанной молитвы. Употребляется лестовка для облегчения подсчета молитв и поклонов, позволяя сосредоточить внимание на молитвах. Лестовки и поныне являются главным атрибутом при чтении молитв. Под божницей медная ручная кадильница, один или 2 подручника, свечи и ладан, иногда псалтырь.

Между божницей и лавкой вешалась пелена с 8 конечным крестом. При иконах нет ни вербы, ни Троицких листьев, которые сохраняются через год при иконах православных.

По поводу предметов внутренней обстановки, следует сказать, что помещения были не заставлены. Главным, образом из-за маленьких габаритов избушки, в которой была всего лишь одна комната. Такие дома были преимущественно у старых, пожилых людей. Печь была в каждом доме. Устанавливалась она обычно в одном из углов избы, с некоторым отступом от стен во избежание пожара. Глина замешивалась с песком и сбивалась на месте слоями, при помощи специальных деревянных колотушек. Потом, с помощью формы устанавливался округлый полусвод печи, на который снова укладывали глину до определенной высоты. Также существовали формы для труб и. т. д. Когда печь была готова, формы сжигались, глина высыхала и сохраняла ту же форму. Для печи имелись различные приспособления. Ставили и вынимали посуду ухватом, имелись специальные совочек и щеточка для отчистки печи от золы, кочерга. По бокам печи, над полусводом, имелись два отверстия, называемые глазницами. Использовали их и для сушки варежек и для хранения серянок (спичек). Печи подобного строения с глазницами напоминали сцены из русских народных сказок. Небольшие шкафчики-полочки висели над столами, они предназначались для хранения посуды. Большинство староверов имеют связь с внешним миром, у каждого в доме имеются современные предметы наряду со старинными. Для освещения использовались керосиновые лампы, свечи, хотя уже в больших поселениях и домах были линии электропередачи. Вещей у старообрядцев было не очень много, поэтому хранили они их в небольших тумбочках и на полочках. Иногда вещи просто аккуратно лежали на столе. Для хранения жидкости использовались специальные берестяные туеса, глиняные горшки, банки.

В избах раскольников было чисто и опрятно. «Раскольник не станет в избе кормить зимой скот, держать кур, впустить собаку, так как это бы опоганило дом его, который после того нужно будет очищать молитвами.» Чистота в раскольничьих скитах доводилась до совершенства: избы мылись каждую субботу, пол после мыть покрывали огромной простыней приколачиваемой по краям гвоздиками; она снималась при гостях или в большие праздники" Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 262.

В задней горнице у раскольников молельная. Здесь стоят иконы уже не в углу, а на полках по задней стене. Перед иконами висят лампады или стоят деревянные, крашенные голубой, желтой или красной краской подсвечники, на лавках лежали подручники, а рядом с ними несколько книг в кожаных переплетах.

В сенях дома раскольников много чуланов, а иногда даже устраиваются переходы, подполы и тайники.

У большинства староверов столовая посуда была фабричного производства — фарфоровые чашки, металлические вилки, только у пожилых людей сохранялись самодельные деревянные и глиняные чашки и деревянные ложки. Староверы к посуде относятся очень щепетильно, не позволяют есть из нее «мирским» людям.

Быт старообрядцев тесно связан с их образом жизни. Основную часть своего времени они отдают хозяйству, чтобы прокормить себя, но так же свято чтут свою веру и относятся к труду как к высшему предназначению человека. В повседневной жизни староверы руководствуются уставом. Даже в наши дни можно наблюдать, как строго они соблюдают правила. Особенно это касается старшего поколения. По прежнему много времени уделяют молитвам. Люди живут натуральным хозяйством, следуя библейской заповеди «В поте лица добывай хлеб свой».

В домах у хозяек видели и разные прялки. Прялка — подставка, к которой привязывалась кудель для прядения. Простые прялки изготавливались для своих нужд почти в каждом крестьянском доме. Различались два типа прялок — дельные и составные с отдельными донцами. Дельные, в свою очередь, разделялись на прялки из копани и на составные.

А вообще ткацкие станки разделялись на горизонтальные и вертикальные. Горизонтальные употреблялись для изготовление ткани для шитья одежды, а вертикальные — для тканья ковров, половиков. Мы видели горизонтальные станки. Жители называли их кросна.

Сохранение традиционных способов ведения хозяйства, ремесел говорит об устойчивых формах образа жизни и быта, сохранении исконно национальных корней.

2. 3 Занятия раскольников Нижегородской губернии XVIII-XIX вв.

Основными занятиями раскольников Нижегородской губернии являлись преимущественно промыслы и торговля. Занятых исключительно земледелием почти не было. П.И. Мельников-Печерский отмечает что: «Раскол как-то плохо уживается с запашкой и не проникает в помещичьи селения, где крестьяне состоят на господской запашке, а не на оброке. Крестьянину, век знающему соху и не оставляющему своей деревни некогда и не от кого научиться раскольничать, но если он имея свободное время и несколько залежных денег, пустится работать на сторону, или начнет торговать, то непременно войдет в соотношение с раскольниками, захватившими в руки вои многие отрасли промышленно-торговой деятельности и затем сам сделается раскольником». Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 280.

Занятия раскольников Нижегородской губернии требующие подвижного образа жизни, частых переездов и доставляющие больших денежных выгод, тем самым ставят сектаторов на почетную степень в кругу поселян. Так как большая часть прибыльной промышленности и торговли находились в руках предприимчивых раскольников, дающих возможность пользоваться их выгодами только своим собратам, то в тех местах где неблагоприятные условия для земледелия, и имеются особенные удобства для промысловой деятельности — замечается сильная наклонность к расколу во всем народе.

У раскольников занимавшихся торговлей, имеющих заводы, фабрики и другого рода капиталы, можно отметить, что капиталы эти никогда не делились, а оставались в распоряжении старшего лица (отца, брата, дяди и пр.) Это объясняется тем, что дает возможность раскольникам вести более обширную и развитую торговлю и делать более значительные обороты, а также, что немаловажно, служит в семье для поддержания раскола.

Занятия раскольников доставляли им значительные выгоды, например, что раскольники завладели торговлей и промышленностью и тем поставили раскол на почетное место в глазах простого народа. Подчинив своей зависимости народ промысловый, раскольники одних удерживали в расколе, а других соблазняли в раскол предоставлением житейских выгод.

В целом же можно выделить основные занятия раскольников Нижегородской губернии XVIII—XIX вв. :

Промысловая деятельность: садоводство и огородничество, маслобойничество, перемол хлеба, приготовление уксуса. Рыбная ловля на месте и на Каспийском море. Изготовление рыболовных уд и снастей. Лоцманство. Кожевенное и овчинное производства, кузнечные работы, плотницкое и столярное мастерство. Приготовление конфет и варенья. Извозничество. Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 281.

Торговая деятельность: Торговля хлебом, железом пенькой, скотом, мясом, железными изделиями, рыболовными удами и снастями, холстом, кожами, овчинами, маслом. Молочная торговля по ярмаркам и базарам, судопромышленность. Там же. — С. 281

2. 4 Образование и грамотность раскольников

Грамотность была широко распространена среди раскольников, это можно заметить, ведь почти все раскольники, дававшие показания, подписки и т. п. сами их подписывали, в то время как в документах вместо подписей «простолюдинов» находится или подпись приходского священника, или же какой-нибудь условный знак (крестик, кружок), что свидетельствует как широко распространенная необразованность этих слоев населения. Мельников Печерский отмечает: «В настоящее время в Нижегородской губернии грамотных среди раскольников гораздо больше чем у православных и это зависит от того, что раскольники всегда стараются обучать детей своих грамоте чтобы они могли читать старые книги, так и от того, что занимаются торговлей и промышленностью, они больше чем православные земледельцы имеют потребности в грамоте» Мельников П. И. Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губрении 1854 г. //Действия НГУАК.- Н. Новгород, 1910. Т.9., Ч.2. -С. 288.

Сам процесс обучения был довольно замысловатым. Обучались дети старообрядцев или дома или у мастериц. Дома учились преимущественно тем дети, матери которых грамотны, следует заметить грамотность среди женщин-раскольниц была широко распространена. Если же мать ученика была безграмотна, то нанимали «мастериц», которые обучали детей раскольников, или в домах родителей, или же собирая учеников в свои дома, открывали свои школы. Мастерицы, обучающие детей из других селений, содержали их в свое доме, односельские же ученики приходили к ним в определенные часы.

Важно отметить, что не только дети раскольников, но весьма часто и православные отдаются родителями учится грамоте раскольницам-«мастерицам», которые в процессе учебы за псалтырем и часословом внушали ребенку свои убеждения, с которыми он свыкался, с детства, а потом нередко и сам делался раскольником, так как детские впечатления сильно действуют на человека на протяжении его жизни. Обучая детей грамоте «мастерицы» сильно утверждали раскол в понятиях детей, которые поступая к ним, еще не знали, что такое вера.

Всякий грамотный раскольник всегда уделял часть своего времени на чтение книг. Стоит отметить, что смолоду раскольники обычно читали мало, но в зрелом возрасте, а особенно если раскольник занимает особое место в кругу старообрядцев, то с каждым днем читали все более и более. Даже существовала поговорка: «Где уж ему, старику, в лавке сидеть. Ему уж молиться да книги читать» Там же. — С. 289.

Книги, читаемые раскольником, исключительно духовного содержания — «божественные», как называет их народ. «Читать книги подвиг духовный, и читающий их — вдвойне пользуется общим уважением и как „человек подвижный“, т. е. ведущий жизнь богоугодную (в подвигах духовных) и как человек знающий, начитанный». В некоторых скитах начетчики имели нечто вроде духовного сана; это можно заметить между теми раскольниками, у которых общественное богослужение заменялось собраниями, в которых начетчики читали и объясняли «книги четьи».

Также следует отметить, что грамотность среди старообрядцев в ХIХ в. была распространена шире, чем в остальной массе населения. В поповщине грамотных было больше среди мужчин, а в беспоповщине — среди женщин. Возможно, причины этого кроются в хозяйственных расчетах. В поповческой среде ценились сыновья: сын — себе, дочь — другим. Иное дело у беспоповцев: не признавая брака, они меньше внимания уделяли воспитанию мальчиков, чем девочек. И учили здесь детей главным образом не мужчины, а женщины, причем обычно уже больших, с 15−16 лет и даже до 30.

Старообрядческие общины изыскивали средства, чтобы обеспечить своих учителей сторублевым жалованьем. Для учителя начальной школы такое вознаграждение в России рубежа ХIХ — ХХ вв., вещь неслыханная, и старообрядцы показывали пример, как нужно дорожить необходимыми людьми. Для них человек со средним образованием, посвятившей себя старой церкви, явление пока не совсем обычное, и такому человеку они спешили дать дорогу.

Таким образом, следует подчеркнуть что: большинство сельских семей (супруги, дети) являлись малограмотными (мужчины, главы семейств, их сыновья умели читать, писать). Процент грамотных старообрядцев, как мужчин, так и женщин был существенно выше, чем у православных. Особенно высоким был процент грамотных в тех местах, где помимо старообрядческой веры способствовали изучению грамоты и экономические предпосылки (наличие торговых путей, развитые ремёсла и т. п.).

Глава 3. Благотворительная деятельность старообрядцев

старообрядчество религиозный православный

3.1 Общая характеристика благотворительной деятельности старообрядцев Нижегородской губернии XVIII-XIX вв.

Традиции благотворительной деятельности уходят во времена Древней Руси и неразрывно связаны с этикой средневекового христианства, которую переняло и соблюдало старообрядческое купечество. Напомним, что по учению церкви благотворительность является одним из обязательных проявлений христианской любви к ближнему, выражающейся в безвозмездной помощи и поддержке всех нуждающихся. Ее главной целью было помогать другим строить свою жизнь на таком уровне, как должно жить истинному христианину. До сих пор в среде крестьян-старообрядцев сохраняются и соблюдаются традиции «правильного подаяния»: лучше всего подавать милостыню детям, солдатам и в тюрьму; самая же большая милостыня — это та, что подана тайно, не гордыни ради.

Главными центрами и организаторами христианской благотворительности на Руси служили прежде всего церкви и монастыри, которые, с одной стороны, вели широкую благотворительную деятельность, а с другой — сами нередко создавались и существовали на пожертвования православных. Описывая быт и нравы великорусского народа, известный историк Н. И. Костомаров отмечал, что «в старые времена каждый зажиточный человек строил церковь, содержал для нее священника и молился в ней со своею семьею» Костомаров Н. И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа. М., 1993. — С. 42. Сооружение храма — «дома Господня», особенно храма каменного, требовало немалых денежных средств, выделить которые было под силу лишь очень состоятельному заказчику, зато оно и расценивалось как его личный величайший вклад в укрепление христианства и потому обеспечивало вкладчику долгую славу на земле и спасение в «вечной жизни». Первые каменные церкви в Нижнем Новгороде строились в ХVII веке на средства купцов как нижегородских, так и иногородних «гостей». Для строительства церквей, гостиных дворов, каменных палат они приглашали лучших мастеров, создававших оригинальные по стилю, прекрасные по оформлению и практичные здания. На месте деревянных были возведены каменные церкви: Никольская (1656г.), Троицкая (1665г.); Гаврила Дранишников финансировал строительство церкви Иоанна Предтечи (1683г.), Афанасий Олисов — Казанской церкви (1687г.), церкви Успения на Ильинской горе (1672г.) и Сергиевской церкви в Петушках (1702г.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой