Гагаузия в составе Российской империи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Гагаузия в составе Российской империи

Первые десятилетия жизни гагаузов в Российской империи. — Участие гагаузов в Крымской войне. — Создание «Бессарабского участка» и раскол гагаузского этноса (1812- 1862 гг.)

И после реэмиграции значительной части задунайских колонистов за Прут и Дунай в Буджаке преобладали гагаузы и болгары. По данным статистики, к 40-м годам XIX столетия во всех 83 селах края они составляли более 82 процента населения. Остальные национальности были представлены молдаванами (около 14,6 процента), украинцами (1,6 процента), греками (0,2 процента), цыганами (0,08 процента) жителей. В1819 г. общая численность задунайских переселенцев составляла тысячи человек, а к январю 1837 г. она достигла 57 146 человек. Увеличение произошло за счет притока иммигрантов извне и поселения их на казенных землях, занятых бессарабскими помещиками. В последующие два десятилетия переселенцев насчитывалось уже почти 99 тысяч.

В 1850 г. этнический состав задунайских переселенцев выглядел так: болгар — 43 972, гагаузов — 21 553, молдаван — 12 805, украинцев — 1440, албанцев и сербов — 1328, греков — 307, цыган — 56 человек. Всего было 85 446 человек. За шесть лет (1850 -1856 гг.) прирост населения составил 13 539 человек. До 1820 г. молдаване и украинцы включались в состав колонистов в селах со смешанным населением. Молдавское население составляло большинство в селах: Бабель (Озерное, Одесская область), Башкалия, Хаджи-Абдул (Александру Ион Куза), Импуцита (Владичень, Болградский район, Украина). Большинство молдаван было также в селах: Картал (Орловка, Ренийский район, Украина), Сату ноу (Новоселовка, Саратский район, Украина), Колибаш, Брынза, Валены, Слободзея, Кислица, Джурджулешты, Фрикацея (Лиманское, Ренийский район, Украина).

Болград долгое время оставался единственным центром колонии всего дунайского водворения. Позже вторым центром стал Комрат.

В первой половине XIX в. сложились необходимые условия для их преобразования в города. В середине 40-х годов в Болграде было около 6600 жителей, которые занимались сельскохозяйственным производством, ремеслами, промыслом и торговлей. Комрат несколько уступал Белграду по численности населения, площади земельного фонда, сельскохозяйственному и ремесленному производству. Однако, когда царская Россия потерпела поражение в Крымской войне (1853−1856 гг.), а Болград оказался на новой границе, Комрат приобрел исключительное значение среди всех оставшихся в составе царской России 43 задунайских колоний. Он фактически превратился в административный, хозяйственный, торговый и культурный центр гагаузских и болгарских переселенцев. В нем интенсивно развивалось школьное дело, начала формироваться гагаузская интеллигенция. «Торговая колония Комрат уже в 60-е годы XIX века выделилась численностью грамотных людей», — отмечает молдавский историк И. А. Анцупов («Аграрные отношения на юге Бессарабии -1812−1870 гг., Кишинев, 1978, с. 25−31).

Как отмечалось, в первые несколько десятилетий задунайские колонисты имели большие льготы (крупные земельные фонды, право распоряжаться землей как своей собственностью и другие). Однако с середины 50-х годов XIX в. налоги стали расти, а к началу 70- х годов земельные наделы сократились вдвое. В Бессарабской области на одну семью приходилось в среднем всего 25 десятин, а до этого наделы составляли 50−60 десятин, отмечает молдавский историк болгарского происхождения И. И. Мещерюк («Социально-экономическое развитие болгарских и гагаузских сел в южной Бессарабии -1808−1856 гг., Кишинев, 1971, главы II и IV). Казенная десятина равнялась 1,09 га.

Гагаузским и болгарским переселенцам нередко не хватало не только продовольственного зерна, но и семенного фонда. В 1823 г., например, многие обедневшие семьи не могли провести весенний сев. Время от времени край охватывала засуха. Во время русско-турецкой войны (1828−1829 гг.) на содержание русских войск в Измаильском и Катульском округах новые подданные царской империи несли огромные затраты. Они обеспечивали армию топливом, заготавливали сено, ремонтировали дороги и мосты.

Историки отмечают, что гагаузские и болгарские крестьяне довольно быстро приспособились к климатическим условиям Буджака, характеризующимся малым количеством осадков, сухой осенью и малоснежной зимой. Продолжительные засухи, морозы, бесснежные зимы, низкий научно-технический уровень ведения сельского хозяйства не позволяли выращивать озимые хлеба. В пашенном клину преобладала яровая пшеница «арнаутка». Жителей края выручала кукуруза, которая давала неплохие по тем временам урожаи. Для накопления влаги люди строили системы запруд для водопоев скота, полива и т. д.

Климатические условия Буджака, его тяжелые суглинки позволяли выращивать виноград столовых и винных сортов, абрикосы, персики, айву, бахчевые культуры. Под садово-виноградные плантации и огороды отводились участки по берегам рек и лиманов. В выращивании овощей равных болгарам специалистов в Буджаке не было. Что касается скота, то он с апреля по октябрь находился на вольном содержании.

Гагаузам и болгарам параллельно с выращиванием зерновых, винограда, фруктов, овощей, содержанием скота пришлось поднимать целину. А для этого в первое время не было подходящего инвентаря и необходимого количества тяглового скота. Первым задунайским колонистам приходилось впрягать в малороссийский плуг по шесть-во- семь волов. Так, в 1852 г. в Комрате было 492 семьи, из которых только 195 дворов (39,6%) имели более четырех волов, а в селе Гайдар (Хайдар) из 102 семей только — 36 дворов (35,3%), в Бешгёзе из 122 семей — лишь 15 дворов (12,3%). В начале устройства в Буджаке лишь немногие гагаузские и болгарские хозяйства могли полностью закомплектовать плуг. По словам И. И. Мещерюка, в 50-х годах XIX в. значительный удельный вес среди гагаузских и болгарских переселенцев составляли супряжники.

Благо, что колонии были богаты большим трудовым потенциалом. В середине 30-х годов XIX в. в Буджаке проживало 57 440 крестьян, а работоспособных было 30 тысяч человек. На поле или дома работали также члены семьи моложе четырнадцати и старше шестидесяти лет. Специфику зернового производства в крае создавала короткая весна. До наступления засушливых дней нужно было успеть подготовить почву. С посевом, как правило, запаздывали малоимущие крестьяне, которые часто оставались без должного количества продовольственного и кормового зерна.

В начале 40-х годов XIX в. серьезно усилились противоречия между старыми и новыми переселенцами, а также между властными структурами и колонистами. Почему? В крае уже не было достаточного количества казенной земли, особенно плодородной. Серьезной проблемой стали быстрый естественный прирост населения, прибытие новых переселенцев. Эти факторы привели к тому, что сокращались семейные наделы. Многие молодые семьи оставались без земли. Местные чиновники стали взимать с переселенцев дополнительные поборы. Исправники заставляли их бесплатно работать на себя. Чиновники вынуждали крестьян продавать зерно по низким ценам. Продажа мяса была привилегией откупщиков, которым шла также пятая часть улова рыбы.

Гагаузы и болгары, как и молдаване, крайне негативно отнеслись к переписи населения Бессарабии (1816 г.). Ее целью было установить количество налогоплательщиков для обложения биром (бир от венгерского слова Ьег — основная денежная подать крестьян и горожан в XV — начале XIX вв.). С населения Буджака стали взимать более 40 видов налогов и поборов. На колонистов легло основное бремя по сооружению мостов, общественных зданий, а также посадке государственных лесов. В страдную пору местные власти заставляли крестьян использовать лошадей для перевозки строительных материалов, находившихся в десятках километров от их домов. Как свидетельствуют архивные документы, и по этой причине некоторые переселенцы вернулись обратно на Балканы под власть Османской империи (ЦГИА МССР, ф. 2, оп. 1, nr. 355, лл. 41−50).

Гнев переселенцев постоянно нарастал. Крестьяне открыто стали критиковать политику местных властей. Центром народного движения (1842 г.) стал Комрат, а не Болград — столица задунайских колонистов. Первая вспышка в Верхне-Буджакском округе была направлена против эксплуататорской деятельности окружного старшины А. Илаш- кова и его подручных. Вскоре, однако, выступление коснулось и представителя царских властей более высокого ранга — управляющего задунайскими переселенцами М. Буткова. Началом движения комратских переселенцев следует считать день 9 мая 1842 года. Тогда два бедняка Недо Франко и Иван Велико отправили первую жалобу министру государственных имуществ П. Д. Кисилеву, в которой раскрывались злоупотребления А. Илашкова. Как и следовало ожидать, высокое начальство заступилось за своего подчиненного — вора, охарактеризовав его как человека «высокой нравственности», «деятельного и усердного в работе». Однако под давлением крестьян власти вынуждены были уволить А. Илашкова. Эта была первая победа переселенцев.

Вскоре движение (9 мая 1842 г.) охватило и села других округов Бессарабии. В 1843 году протесты имели место в Болграде и Дез- гиндже, Бешалме и Конгазе. Восстания гагаузских и болгарских переселенцев были подавлены. Однако царские власти вынуждены были отстранить от должности М. Буткова и целый ряд других чиновников. На этом настояла специально созданная комиссия по расследованию причин, приведших к обострению обстановки в Буджаке. Освобождение виновных от их должностей было успехом гагаузских и болгарских колонистов.

Пережив трехлетнюю засуху в 1831 -1833 гг., переселенцы за десять лет сумели восстановить поголовье скота и обзавестись земледельческими орудиями. Затем в их жизни было относительно спокойное время. Аграрная эволюция несла с собой большие положительные сдвиги. Но в Европе все явственнее ощущалось приближение Крымской войны 1853−1856 гг. В этой войне бессарабские гагаузы и болгары еще больше использовались в качестве погонщиков, чем в русско-турецкой войне 1828−1829 гг. По архивным данным, в тыловых частях русской армии их было 1270 человек. Они занимались обеспечением войск продовольствием, боеприпасами, перевозили раненых с поля боя. Только из Верхне-Буджакского округа с войны не вернулся 21 доброволец: по 2 погонщика из Комрата, Кирсово, Валя-Пержей, Дезгиндже и по одному из Твардицы, Ферапонтьевки, Бешалмы, Баурчи, Казаяклии, Кирютни (ЦГИА СССР, ф. 383, оп. 16, д. 20 016, л. 2,1853 г., ЦГА МССР, ф. 2, оп. 1, д. 6442, л. 2021).

Для царской России важно было, чтобы переселенцы обеспечивали русскую армию сельхозпродуктами, фуражом, поставляли для нужд фронта волов и лошадей. Для пополнения армейских запасов в 1854 г. было изъято большое количество зерна из общинных запасных магазинов гагаузских и болгарских сел. Было конфисковано также немало продуктивного скота, а в следующем году Бессарабию вновь поразила засуха.

Переселенцы широко использовались для ремонта дорог, строительства мостов, рытья окопов, укрепления Измаильской крепости. В 1853 г. для разного вида работ, в которых нуждались русские войска, население гагаузских и болгарских сел выделило свыше 4 тысяч подвод. В разных работах было занято более 10 тысяч человек. Русские полки останавливались в домах гагаузов и болгар. «На протяжении двух лет наши воины находили в ваших домах радостное гостеприимство и горячее сочувствие. В памяти России останутся неизгладимыми ваше усердие, ревностность, ваша любовь к общему делу», — говорилось в Указе царского правительства, адресованном бессарабским колонистам.

Немало бессарабских гагаузов и болгар приняло непосредственное участие в Крымской войне на стороне царской России, хотя в то время переселенцы Буджака были освобождены от воинской повинности. Многие их них входили в отряд, созданный известным болгарским деятелем П. Грамадовым. Гагаузы и болгары добровольно вступали в Дунайское казачье войско. В списках 28 добровольцев, отправившихся на фронт, значатся фамилии жителей Болграда, Кубей, Тараклии, Дермендере и Чешмекёя. Некоторые гагаузы и болгары, помогавшие русским войскам, были награждены бронзовыми медалями в память о войне 1853−1856 гг.

Технико-экономическая и военная отсталость феодально-крепостнической России обусловили ее поражение в Крымской войне. 18 марта 1856 г. император Александр II (1818−1881 гг.) подписал тяжелый для России Парижский мирный договор, по условиям которого от Бессарабии отошли Измаильский уезд, части Аккерманского и Кагульского уездов. Они были переданы Молдавскому княжеству, находившемуся под господством Османской империи. На отторгнутой территории, названной «Бессарабским участком», оказались 7 гагаузских сел. Это Болбока, Вулканешты, Конгаз, Курчи, Табак, Чешмекёй, Этулия и ряд селений смешанного состава. Здесь же оказались также важные хозяйственные и культурные центры области — Килия, Болград и Вилково.

Новая граница, установленная в марте 1857 г., проходила по суше и реке Ялпуг без учета жизненных интересов жителей региона. В общей сложности от Российской империи было отторгнуто 1177,9 тысячи гектаров земли с населением в 140,5 тысячи человек, в том числе 49 тысяч бессарабских гагаузов и болгар (ЦГИА СССР, ф. 381, д. 3724, л. 85). На территории Буджака гагаузы и болгары впервые были разделены на две части, если не считать тех переселенцев, которые в конце XVIII — первой половине XIX вв. были расселены в Крыму и других регионах царской России. По Берлинскому договору 1878 г. «Бессарабский участок» был возвращен России.

По окончании Крымской войны многие гагаузы, принимавшие участие в ней на стороне царской России, вернулись в ту часть Буджака, которая находилась под ее контролем. Этим переселением гагаузов и других колонистов заканчивается последняя волна их движения. После этого не было никакого организованного импорта рабочей силы с Балкан. Известно только, что в начале войны в связи с продвижением русских войск в Болгарию часть местного населения из Силистры, среди которого были и гагаузы, перешла на русскую территорию.

Тем временем в самой южной части Бессарабии происходили другие процессы. Еще продолжалась работа по разграничению русских и молдавских владений, а правители Молдавского княжества 4 февраля 1857 г. обратились к жителям «Бессарабского участка» с прокламацией, стремясь успокоить своих новых подданных. В ней говорилось, что Молдавское княжество «принимает их как братьев и единоверцев». Утверждалось, что молдавское правительство не только сохранит за ними все привилегии и права, которыми они пользовались под правлением Российской империи, но значительно их расширит. В прокламации говорилось, что в новом отечестве задунайские переселенцы «найдут справедливость и защиту…, всякое возможное благо».

Однако по истечении трехлетнего срока льготы задунайских переселенцев, данные им царским правительством, стали отменяться властями Молдавского княжества. Его правители увеличили налоги, ввели новые трудовые повинности и латиницу. Церковь и верующие были разобщены. Одна часть приходов, оторванных от Кишиневско-Хотинской епархии, была подчинена Галацкой, а другая — Хушской епископии. По отношению к гагаузам и болгарам, оставшимся в южной части Буджака, была предпринята попытка введения рекрутской повинности (1860 г.).

Намерения правительства Молдавского княжества во главе с М. Когэлничану (1818−1891 гг.) пополнить ряды своей армии за счет гагаузов и других дунайских колонистов вызвали бурный протест с их стороны, закончившийся Я ноября 1Я60 года расправой над ними. Это стало новым топчкпм-к массовому перргрлрнию гагаузов и finnrap на территорию, контролируемую царской Россией. По утверждению молдавского историка И. А. Анцупова, в 1860—1862 гг. из 16 колоний задунайских колонистов южной части Буджака ушло 21,5 тысячи человек. «Колонисты каждую ночь переходили границу в различных местах», — пишет болгарский историк И. Титоров («Българите в Бесарабия», София, 1903, с. 182). На территории, контролируемой русскими властями, осели лишь немногим более тысячи человек.

Основная масса прррбржчикои уугурпа в Таврическую губернию (Таврия — старое название Крымского полуострова). Здесь задунайские переселенцы образовали 47 селений, сохранив за собой права колонистов. По разрешению царя в 1861 году 300 гагаузских и болгарских семей получили право поселиться в пределах России. Им полагалась денежная помощь в размере 125 рублей на одну семью. Вопрос этот носил политический, а не экономический характер. В приграничной полосе Буджака, контролируемой царской Россией, выходцы из «Бессарабского участка» в 1861 г. основали три новые колонии: Кальчево (31 семья), Кайраклия (63 семьи) и Болгарийку (Болгарию 48 семей). На место бежавших из «Бессарабского участка» людей приходили крестьяне из Добруджи, припрутских сел Бессарабии, из Молдовы и Валахии, пишет И. А. Анцупов («Аграрные отношения на юге Бессарабии -1812−1870 гг. «).

После-186? г. никаких существенных перемещений гагаузского и болгарского населения по территории царской России не было. Возникло лишь несколько хуторов в несколько дворов. В kohi 1Р У|У летия к северу ох-Комрата возникло село Новое Валя-Пержей_1ыыне Чимишлийский район), в котором обосновались переселенцы из сел Валя-Пержей, Твардица, Чийшия и Девлетагач. Массовый отток людей с территории южной Бессарабии, контролируемой Молдавским княжеством, был остановлен в 1863 г., когда его правители пошли на уступки задунайским переселенцам, отказавшись от их призыва в армию. Царское же правительство прекратило прием беженцев в массовом порядке.

Стабилизация гагаузского населения. — Проведение царским правительством реформ. — Всеобщая перепись населения (1897 г.) и этноним «гагаузы». — Участие гагаузов в русско-японской войне (1904−1905 гг.)

гагаузский этнос бессарабский

Время стабилизации движения гагаузского и болгарского населения в пределах царской России совпало с процессом дальнейшего развития капитализма и проведения реформ, наиболее важной из которых была крестьянская реформа. Она была осуществлена в разное время в районах, расположенных на левом берегу Днестра, и северной части Бессарабии, находившейся под юрисдикцией России. В левобережных районах, являвшихся составной частью Херсонской губернии, реформа была проведена на основе «Манифеста об отмене крепостного права» и «Положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости», подписанных императором Александром II (19 февраля 1861 г.). Эти положения не коснулись основной массы крестьян Бессарабии, в том числе гагаузов и болгар. Они юридически считались свободными — в этом была специфика Бессарабии. В Бессарабии на положении крепостных была лишь часть цыган (11,5 тыс. человек), но они практически не занимались сельским хозяйством. Для их раскрепощения в 1861 г. были выработаны «Дополнительные правила о людях, вышедших из крепостной зависимости в Бессарабской области». Цыгане были освобождены от крепостной зависимости, но в течение двух лет они не имели права переходить от одного помещика к другому без согласия своего бывшего хозяина.

В России были осуществлены и другие реформы — земская и судебная (1864 г.), городская (1870 г.), военная (1862−1874 гг.), образовательная (1863 г.). Хотя они в Бессарабии и были проведены позже, но все они касались и жизни гагаузов. В крае (без его «Бессарабского участка») в 1869 г. были избраны уездные и губернские земские собрания. Бессарабское земство являлось одним из самых реакционных в России. Негативные последствия деятельности земских учреждений выборных органов местного самоуправления, ведавших вопросами просвещения, здравоохранения, строительства дорог, местной торговли, испытали на себе задунайские переселенцы.

Земства полностью контролировались государственной властью. Выборы в губернские и местные учреждения проводились не на основе всеобщего избирательного права, а на принципах имущественного ценза и куриальной структуры выборов гласных. Из 28 членов всех уездных управ Бессарабии было 18 помещиков, 4 чиновника, 1 купец и крестьянина. В губернском земском собрании из 53 «гласных» были 41 помещик и всего 4 крестьянина. Осуществление земской реформы в Бессарабии затянулось до 1869 г.

Судебная реформа в Бессарабии также была проведена в 1869 г. Учрежденный окружной суд 2-го разряда входил в состав Одесской судебной палаты. В городах и уездах были созданы мировые суды, которые избирались земскими собраниями. Для участковых мировых судей апелляционной инстанцией был создан съезд мировых судей округа (для Бессарабского окружного суда — Одесская судебная палата). Учреждалась адвокатура. Судопроизводство велось на русском языке.

На территории Бессарабии (без «Бессарабского участка») городская реформа была осуществлена на основе городского положения от 16 июня 1870 г., разработанного с целью повышения уровня городского хозайства. В крае начали открываться городские думы. Несмотря на то, что реформы 60−70-х годов сохранили значительные феодальные признаки, их проведение способствовало развитию капиталистических отношений в Бессарабии. В целом эти реформы, касавшиеся и гагаузов, означали продвижение царской России по новому пути развития.

Военные реформы в Российской империи в 60−70-х годах также были вызваны отменой крепостного права и развитием капиталистических отношений, которые требовали создания новой армии, оснащенной новейшей по тем временам военной техникой. Несостоятельность армии такой огромной империи, как царская Россия, вскрыло позорное ее поражение в Крымской войне (1853−1856 гг.). Преобразования русской армии проводились военным министром (1861−1881 гг.) Д. А. Милютиным, известным своими либеральными взглядами. В земельном вопросе он был сторонником крестьян, полагая, что таким образом их можно привлечь на сторону правительства.

Введение всеобщей воинской повинности (1874 г.) коснулось также гагаузских и болгарских переселенцев Бессарабии, в течение 106 лет находившейся в составе Российской империи (с 15 мая 1812 г. по 24 января 1918 г.). Обязательная воинская повинность встревожила задунайских переселенцев, которые после присоединения Бессарабии к России на 50 лет освобождались от призыва в армию. Недовольство выражали крестьяне всех уездов Бессарабии, но особенно остро оно проявилось в гагаузских и болгарских селах. Открытые протесты имели место в Комрате, Кирсово, Кубее. И все же гагаузы и болгары оказались вынужденными выполнять закон о всеобщей воинской повинности.

Первый призыв на действительную военную службу проходил с 1 ноября по 14 декабря 1874 г. По данным Центрального исторического архива, в различные рода войск Одесского военного округа было направлено 112 гагаузов и болгар, представлявших третье поколение задунайских переселенцев, родившихся на бессарабской земле. В следующем году было призвано 156 человек. «Военнослужащие гагаузы и болгары первых двух призывов (268 человек) приняли участие в русско-турецкой войне (1877−1878 гг.), принесшей их исторической родине — Болгарии — освобождение от османского ига и образование независимого Болгарского государства», — отмечает молдавский историк болгарского происхождения С. 3. Новаков.

Призыв в армию гагаузов и болгар — самой здоровой рабочей силы Буджака — отрицательно сказывался на состоянии хозяйства тех крестьян, сыновья которых надолго отвлекались от сельского труда. В целом положение задунайских колонистов в Буджаке стало ухудшаться. Сокращались размеры плодородных земельных участков, приходившихся на одну семью. Расчленение гагаузов (1856−1878 гг.)/ явившееся политическим следствием борьбы двух империй — Российской и Османской, имели отрицательные последствия на протяжении трех десятилетий.

Тем временем близился день воссоединения бессарабских гагаузов и болгар. Это произошло 13 июля 1878 г. после подписания Берлинского трактата, закрепившего результаты русско-турецкой войны (1877−1878 гг.). Однако гагаузы продолжали оставаться расчлененным этносом. Часть его жила в Болгарии, Румынии, Греции и Македонии, а другая — в Российской империи. И после балканских войн 1913 г., и после второй мировой войны (1939−1945 гг.) гагаузский народ оставался разделенным на части. В условиях режимов четырех государств (царской России, Болгарии, Румынии и Греции) их судьбы все больше расходились. Шел постоянный насильственный процесс их ассимиляции.

До 1878 г. из-за гагаузов шла борьба между Османской империей, с одной стороны, и правителями Болгарии, Греции и Румынии, — с другой. Гагаузская элита могла балансировать между ними, используя свою принадлежность к православию и свой язык тюркской группы. После заключения Берлинского трактата гагаузы остались один на один с властями Бухареста, Софии и Афин. И сейчас гагаузы остаются в той же ситуации. Значительная их часть живет в Украине. В статистических отчетах Болгарии, Румынии и Греции вы не найдете графу, свидетельствующую о наличии гагаузского населения на их территории. В этих странах гагаузов становится все меньше и меньше. Они забыли свой родной язык.

Парадоксально, но факт: до 1897 года в статистических отчетах царской России этноним «гагаузы» не значился. Они все еще проходили, как «болгары», или просто «православные». Хотя, как отмечал впервые открывший гагаузов на территории Бессарабии русский ученый, статистик, этнограф, библиограф, академик П. И. Кеппен (1793−1864 гг.), на 1 сентября 1850 г. гагаузское население края уже насчитывало 21 424 человека (журнал «Die Bolgarert in Bessarabien», 1854). Однако в его последующем сочинении («Хронологический указатель материалов для истории инородцев Европейской России», СПб, 1861 г.) этноним «гагаузы» не зафиксирован. В 1854 г. он определил этническую принадлежность гагаузов как «болгары из Добруджи, говорящие по-турецки». Это определение надолго вошло в официальную государственную демографическую статистику царской России. Поэтому в переписи населения 29 января 1897 г. на территории Бессарабской губернии зафиксировано 55 790 душ под названием «турки-гагаузы». По тем временам это составляло 2,9 процента населения края. Из них в Бендерском уезде было 27 612 человек, Измаильском — 17 759, Аккерманском — 10 419 человек.

На основе исследования материалов Всеобщей переписи населения 1897 г. известный российский ученый, академик Л. С. Берг (1876- 1950 гг.) характеризовал гагаузов «как способный, энергичный и трудолюбивый народ». По его словам, гагаузы «весьма религиозны», побывавшие в Иерусалиме (и в Афоне — Ф.А.) «носят почетный титул хаджи» («Бессарабия: страна-люди-хозяйство», Пг., 1918 г., с. 144). Отметим, что в мусульманском мире «haci» называют человека, совершившего паломничество в Мекку.

Добавим, что и в первое десятилетие Советской власти — в переписях населения 28 августа 1920 года и 17 декабря 1926 года — гагаузы не значатся как отдельная этническая единица. Как отмечал академик Н. С. Державин (1877−1953 гг.), это «не соответствовало реальной этнографической действительности Европейской части СССР. Гагаузы жили в УССР на Мелитопольщине и на территории ряда других районов Украины» («О наименовании и этнической принадлежности гагаузов», Кишинев, 2005 г., с. 8−11).

О том, что российская статистика знала о существовании самостоятельного гагаузского этноса, свидетельствуют многие факты. Наиболее ярким из них является пребывание императора Николая I в южной части Бессарабии (с 4 по 27 мая 1828 г.). Пожелав принять личное участие в начавшейся в 1828 г. русско-турецкой войне, 6 мая 1828 г. он прибыл в Бендеры. Отметим, что после Петра Великого император Николай I был первым из русских монархов, ступившим на бессарабскую землю. Ночью с 17 на 18 мая 1828 г. государь отправился из Одессы в Измаил, где находилась его главная ставка. Потом он побывал в Болграде, где производил смотр войск 3-го корпуса генерала Рудзевича, шедших за Дунай.

Из лагеря под Белградом Николай I отправился в село Сатуново (с 1948 г. — село Новоселовка Саратского района). Его путь проходил по правой возвышенной стороне озера Ялпуг, через села Курчи (с 1945 г. — Виноградовка, Болградский район), Инпуцита (с 1944 г. — Владичень, Болградский район) и Болбока (с 1948 г. — Котловина, Ренийский район). Сейчас эти три села относятся к Одесской области. Журнал «Русский архив» (1901, пг. 4, с. 639−645) пишет о том, что сопровождавшие императора Николая I лица отмечали гостеприимство и дружелюбие гагаузов и болгар, их желание помочь русским войскам. Особо отмечается их вклад в строительство плотины длиной более 5,3 км на месте, где тогда произошло «беспримерное разлитие» Дуная. Над ее сооружением круглые сутки трудились 2 тысячи местных жителей. За этот трудовой подвиг задунайские переселенцы Паццо Калаян из Сатуново и Михаило Павлович Сербинов из Этулии в июне 1828 г. удостоились серебряных медалей на Аннинской ленте. Эти и другие факты свидетельствуют о том, что официальным лицам было известно о существовании гагаузского этноса еще до переписи населения Российской империи 1897 года.

Почему власти царской России не называли гагаузов своим именем? Судя по всему, существовал негласный сговор между высшими чиновниками царской России и Османской империи. В период рус- ско-турецких войн, когда гагаузы переселялись в Дунайские княжества и в пределы Российской империи, османам политически выгодно было их считать болгарами. После завоевания Балканского полуострова султанские власти довольно холодно относились к гагаузам. Как отмечалось, это объяснялось тем, что правители Гагаузского государства в Добрудже не представляли свои войска османской стороне для покорения христианских народов. К этому надо добавить еще один фактор: возможности болгарской лобби в царской России были более сильными, чем гагаузские. Иначе, как можно объяснить тот факт, что академик П. И. Кеппен сначала признавал существование гагаузского этноса, а через десять лет их назвал болгарами, говорящими по-турецки?! Эта его «теория» ничем не отличается от теории некоторых болгарских историков, считающих гагаузов отуреченными болгарами, сохранившими христианство.

На протяжении XIX столетия внешняя политика султанского правительства преследовала цель удержать в своих руках захваченные территории, а русского царизма — отрезать как можно больший кусок от этого пирога. Жертвой борьбы двух империй становились народы Балканского полуострова, в том числе гагаузский этнос. К концу правления императора Александра II (1818−1881 гг.) царская Россия стала владеть территорией свыше 29 млн. кв. км. На крошечном пятачке Российской империи, называемом Буджак, с начала XIX в. и стали обитать задунайские переселенцы — гагаузы и болгары. Им потребовалось 30−35 лет, чтобы превратить Буджак в крупный колонистский регион юга царской России. Обособление Буджака в качестве особого района Бессарабии вплоть до конца XIX столетия в значительной мере определялось его пограничным положением. По политическим мотивам царское правительство открыто превратить Бессарабию в военный округ не решалось. Перед ним стояла задача как можно быстрее освоить пустовавшие в Буджаке земли и создать здесь имущественно крепкие крестьянские хозяйства, чтобы, как писал русский генерал Козачковский, довольно сильная русская армия «могла содержаться сим народом».

Решить эту задачу царским властям удалось. В 20−30-х годах XIX в. в Буджаке было создано 10 военно-хозяйственных поселений. К середине XIX в. здесь насчитывалось 83 поселения гагаузов и болгар, одно швейцарское и 24 немецких. В их пользовании находилось свыше 763 тысячи гектаров земли. В общей численности колонистов доля гагаузов и болгар составляла 80−82 процента. Болгар было больше, чем гагаузов. Во второй половине XIX столетия на социально-экономическое развитие поселений гагаузов и болгар негативное воздействие оказали Крымская война (1853−1856 гг.) и территориальное расчленение гагаузских и болгарских общин в соответствии с Парижским мирным договором 1856 г.

Гагаузы, как и вся многонациональная царская Россия, в начале XX столетия на себе испытали негативные последствия русско-японской войны (1904−1905 гг.). В соответствии с Манифестом (1 января 1874 г.) императора Александа II о воинской повинности, гагаузские юноши впервые подлежали призыву в русскую армию. Гагаузы и болгары до этого на 50 лет освобождались от службы в армии. Распространение воинской повинности на переселенцев было встречено крайне негативно. Открытые протесты против призыва в армию жителей гагаузских и болгарских сел имели место в Комрате, Джолтае, Бешалме, Бешгё- зе, Баурчи, Дезгиндже, Кирсово, Чадыр-Лунге, Башкалии и Кубее.

Гагаузские воины приняли участие в самой кровопролитной битве русско-японской войны (1904−1905 гг.) — Мукендском сражении (19 февраля — 10 марта 1905 г.). Поражение русской армии здесь имело большое значение для исхода войны в пользу Японии. В Мукденском сражении русские потеряли 89 тысяч человек, в том числе около 30 тысяч пленными. Среди убитых и пленных были и гагаузы, молдаване, болгары. Горе гагаузского народа, терявшего своих сыновей, нашло отражение в фольклоре. В одной из песен гагаузская девушка Ту- дорка оплакивает погибшего в Мукденском сражении возлюбленного: «Ah, Mukden, Mukden, kizgin kur$umnarin aldi benim sevgilimi» («Ax, Мукден, Мукден, огненные твои пули убили моего возлюбленного»). Гагаузские юноши воевали также в Порт-Артуре и Манчжурии. Память об этой войне нашла отражение в балладе «Port-Arturda top atildi» («В Порт-Артуре стреляют пушки»). В ней есть такие строки: В Порт-Артуре пушки стреляют, От выстрелов земля затряслась. Царь Указ издал, Командиры приказали: Когда кончатся пули, Хватайте камни!"

В Бешалминском историко-этнографическом музее хранится памятная стела в честь гагаузских юношей, оставшихся на полях сражений 1904−1905 гг. На ней высечены строки: «Вечная память героям, павшим за Царя и Отечество». Перечисляются фамилии некоторых известных героев тех далеких времен: рядовые Константин Ангелов Кадын, Павел Георгиевич Карасенни, Николай Недов Вылчу, Петр Степанов Икизли.

Литература

1. Каранастас — Радова O.K. Гагаузы в составе задунайских переселенцев и их поселения в Буджаке. Кишинев, 2001.

2. Кендигелян М. В. Гагаузская Республика. Борьба гагаузов за национальное самоопределение. 1989−1995. Комрат — 2009.

3. Курогло С. С. Семейная обрядность гагаузов в XIX — начале XX вв. Кишинев, 1980.

4. Маруневич М. В. Материальная культура гагаузов в XIX-начале XX вв. Кишинев, 1988.

5. Мещерюк И. И. Переселение болгар в южную Бессарабию 1828−1834. (Из истории развития русско-болгарских дружеских связей). Кишинев, 1965.

6. Мещерюк И. И. Первое массовое переселение болгар и гагаузов в Бессарабию в начале Х1Хв. //ИМФ АН СССР. 1953. nr. 3−4 (11−12).

7. Мошков В. А. Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев, 2004.

8. Мошков В. А. Турецкие племена на Балканском полуострове. Кишинев, 2005.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой