Внешняя политика советского государства накануне войны

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УРАЛЬСКИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

АКАДЕМИИ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Кафедра общественных дисциплин

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по курсу: «Отечественная история»

на тему: «Внешняя политика советского государства накануне войны»

Выполнила: студентка I курса

Группы ФЗ-101, заочного отделения,

Специальности «Финансы и кредит»

Нурмухаметова Елена Александровна

Челябинск 2011

Содержание

1. Введение

2. Предвоенное экономическое развитие страны

3. Мировая политика и внешняя политика СССР накануне войны

4. Развитие отношений СССР с малыми государствами в предвоенные годы

5. Заключение

6. Литература

политика советское государство мировая война

1. Введение

Историческое развитие России ни когда не протекало спокойно. На протяжении многих веков шла борьба за выживание, которую русскому народу приходилось вести со всем напряжением сил, преодолевая как неблагоприятные для хозяйства природно-климатические условия, так и давление со стороны сильных и опасных внешних врагов.

Нарастала германская агрессия. В 1937 году капиталистический мир был охвачен новым экономическим кризисом, который обострил все противоречия капитализма. Главной силой империалистической реакции стал агрессивный военный бок Германии, Италии и Японии, который развернул активную подготовку к войне. Целью этих государств был новый передел мира.

Чтобы остановить надвигавшуюся войну, Советский Союз предложил создать систему коллективной безопасности. Однако инициатива СССР не была поддержана. Правительства Англии, Франции и США вопреки коренным интересам народов пошли на сделку с агрессорами. Поведение ведущих капиталистических держав предопределило дальнейший трагический ход событий.

Сложившаяся в Европе обстановка не оставляла сомнений в том, что гитлеровская Германия, усилившаяся в результате завоеваний, попытается напасть на Советское социалистическое государство. В этих условиях перед внешней политикой СССР стояли важнейшие задачи: максимально продлить мир для нашей страны, препятствовать распространению войны и фашистской агрессии. Необходимо было также создать благоприятные международные условия на случай нападения Германии на СССР. Это значило добиваться таких предпосылок, которые могли бы, с одной стороны, обеспечить создание антифашистской коалиции, а с другой — лишить Германию возможных ее союзников в антисоветской войне.

Эта тема актуальна тем, что она касается каждого гражданина РФ. Это история нашей страны, которую мы должны знать и помнить. Любой исторический момент интересен и значителен по-своему.

2. Предвоенное экономическое развитие страны

С чем Советский Союз пришёл к началу войны, насколько страна, ее вооруженные силы были готовы к отражению вражеской агрессии — ответ на этот вопрос необходимо искать, в первую очередь, в состоянии и степени развития нашей экономики и промышленности — основы обороноспособности государства.

В докладе XVIII съезду ВКП (б) центральный партийный орган об очередном плане развития народного хозяйства отмечал, что в ходе выполнения прошлых планов пришлось, ввиду осложнения международной обстановки, вносить серьезные поправки в развитие тяжелой индустрии, значительно увеличив намеченный темп подъема оборонной промышленности.

Ежегодный выпуск продукции всей промышленности возрастал в среднем на 13%, а оборонной промышленности — на 39%. Ряд машиностроительных и других крупных заводов были переведены на производство оборонной техники, развернулось строительство мощных специальных военных заводов.

Центральный Комитет ВКП (б) помогал предприятиям, выпускающим новую военную технику, в снабжении дефицитным сырьем, новейшим оборудованием. Чтобы крупные оборонные заводы имели все необходимое и обеспечивали осуществление заданий, туда посылались в качестве парторгов ЦК опытные партийные работники, видные специалисты. И. В. Сталин лично вел большую работу с оборонными предприятиями, хорошо знал десятки директоров заводов, парторгов, главных инженеров, часто встречался с ними, добиваясь с присущей ему настойчивостью выполнения намеченных планов.

Таким образом, с экономической точки зрения, налицо был факт форсированного развития оборонной промышленности.

Этот гигантский рост в значительной степени достигался ценой исключительного трудового напряжения масс, во многом происходил за счет развития легкой промышленности и других отраслей, непосредственно снабжавших население продуктами и товарами. Подъем тяжелой и оборонной промышленности происходил в условиях мирной экономики, в рамках миролюбивого, а не военизированного государства.

В промышленной, оборонной сфере было много трудностей — в связи с огромным размахом строительства ощущалась нехватка квалифицированной рабочей силы, недоставало опыта в освоении производства нового оружия и организации его массового выпуска. В целом созданные за две довоенные пятилетки и особенно в три предвоенных года огромные производственные мощности обеспечивали основу обороноспособности страны.

С военной точки зрения исключительное значение имела линия партии на ускоренное развитие промышленности в восточных районах, создание предприятий-дублеров по ряду отраслей машиностроения, нефтепереработки и химии. Здесь сооружались три четверти всех новых доменных печей, вторая мощная нефтяная база между Волгой и Уралом, металлургические заводы в Забайкалье, на Урале и Амуре, крупнейшие предприятия цветной металлургии в Средней Азии, тяжелой индустрии на Дальнем Востоке, автосборочные заводы, алюминиевые комбинаты и трубопрокатные предприятия, гидростанции. Во время войны, вместе с эвакуированными сюда предприятиями, на востоке страны была создана промышленная база, обеспечившая отпор врагу и его разгром.

Материальные резервы, заложенные накануне войны, преследовали цель обеспечить перевод хозяйства на военный лад и питание войск до тех пор, пока хозяйство не заработает целиком на нужды войны. С 1940 по июнь 1941гг общая стоимость государственных материальных резервов увеличилась с 4 миллиардов до 7,6 миллиарда рублей. Сюда входили резервы производственных мощностей, топлива, сырья, энергетики, черных и цветных металлов, продовольствия. Эти запасы, заложенные накануне войны, хотя и были довольно скромными, помогли народному хозяйству, несмотря на тяжелый 1941 год, быстро взять темп и размах, необходимые для успешного ведения войны. Внеочередная IV сессия Верховного Совета СССР в сентябре 1939 г приняла «Закон о всеобщей воинской обязанности». По новому закону в армию призываются лица, которым исполнилось 19 лет, а для окончивших среднюю школу призывной возраст устанавливается в 18 лет. Для более совершенного овладения военным делом были увеличены сроки действительной службы: для младших командиров сухопутных войск и ВВС — с двух до трех лет, для всего рядового состава ВВС, а также рядового и младшего комсостава пограничных войск — до четырех лет, на кораблях и в частях флота — до пяти лет.

Выполнение третьего пятилетнего плана, заданий в области тяжелой и оборонной промышленности, а также угроза военного нападения на СССР требовали увеличения количества рабочего времени, отданного народному хозяйству. В связи с этим Президиум Верховного Совета СССР 26 июня 1940 г принял Указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений».

Была создана система подготовки квалифицированной рабочей силы в ремесленных и железнодорожных училищах, школах фабрично-заводского обучения, готовивших в среднем от 800 тысяч до 1 миллиона человек в год.

В середине 1940 г, Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции и за несоблюдение обязательных стандартов промышленными предприятиями».

Вводились строгие меры, способствовавшие улучшению руководства предприятиями, укреплялись дисциплина, ответственность и порядок. Государственный аппарат, управление промышленностью претерпели серьезные изменения, стали гибче, ликвидировалась громоздкость, излишняя централизация. Наркомат оборонной промышленности был разделён на четыре новых наркомата — авиационной, судостроительной промышленности, боеприпасов, вооружения. Наркомат машиностроения был разделён на наркоматы тяжелого, среднего и общего машиностроения.

Были созданы новые народные комиссариаты (автомобильного транспорта, строительства и др.), имевшие прямое отношение к укреплению обороны страны. Перестроена работа Экономсовета при СНК СССР. На его базе были созданы хозяйственные советы по оборонной промышленности, металлургии, топливу, машиностроению и т. д.

Все эти изменения вызывались возросшим объемом работы, требованиями подготовки к активной обороне от агрессии, возможность которой нарастала с каждым месяцем.

Применительно к условиям времени, а также в связи с новым «Законом о всеобщей воинской обязанности» реорганизовался и центральный военный аппарат, местные органы военного управления. В автономных республиках, областях и краях были созданы военные комиссариаты, введено в действие новое положение об их деятельности.

Большие, принципиальные вопросы в Наркомате обороны рассматривались на Главном военном совете Красной Армии. Особо важные вопросы обычно докладывались и решались в присутствии И. В. Сталина и других членов Политбюро Ц К ВКП (б).

Решением ЦК партии и Советского правительства от 8 марта 1941 г было уточнено распределение обязанностей в Наркомате обороны СССР. Руководство Красной Армией осуществлялось наркомом обороны через Генеральный штаб, его заместителей и систему главных и центральных управлений.

Вот как в преддверии войны выглядели наши вооруженные силы:

Военно-Воздушные Силы

Партия и правительство развитию советской авиации всегда уделяли очень большое внимание. В 1939 г Комитет обороны принял постановление о строительстве девяти новых самолетостроительных заводов и семи авиамоторных, на следующий год еще семь заводов, уже из других отраслей народного хозяйства, перестраиваются на выпуск авиационной продукции, предприятия оснащаются первоклассным оборудованием. Авиапромышленность к концу 1940 г возросла по сравнению с 1939 г более чем на 70%. Параллельно строились новые авиамоторные предприятия и заводы авиаприборов на площадках предприятий, переданных авиапромышленности из других отраслей народного хозяйства.

Однако промышленность все же не поспевала за требованиями времени. В количественном отношении накануне войны в авиации преобладали машины старых конструкций. Примерно 75−80% общего числа машин по своим летно-техническим данным уступали однотипным самолетам фашистской Германии. Материальная часть новых самолетов только осваивалась, современной авиационной техникой мы успели перевооружить не более 21% авиационных частей. Число авиационных соединений резко возросло. Высшим тактическим соединением истребительной, штурмовой и бомбардировочной авиации становится дивизия, преимущественно смешанная, состоявшая из четырех-пяти полков. Каждый полк включал четыре-пять эскадрилий. Такая система организации Военно-Воздушных Сил позволяла обеспечить лучшее взаимодействие в бою различных родов авиации и самой авиации с сухопутными силами.

В конце 1940 г нарком обороны, Генеральный штаб вместе со штабом ВВС разработали и внесли в ЦК ВКП (б) предложения по реорганизации и перевооружению Военно-Воздушных Сил. Эти предложения были быстро рассмотрены и утверждены.

Постановлением «О реорганизации авиационных сил Красной Армии» предусматривалось формирование новых частей (106 авиаполков), расширение и укрепление военно-учебных заведений ВВС, перевооружение боевых соединений новыми образцами самолетов. К концу мая 1941 г удалось сформировать и почти полностью укомплектовать 19 полков. Сам характер возможных боевых операций определил необходимость значительного увеличения воздушно-десантных войск. В апреле 1941 г начинается формирование пяти воздушно-десантных корпусов. К 1 июня их удалось укомплектовать личным составом, но боевой техники не хватило. Поэтому в начале войны задачи авиадесантных войск могли выполнять только старые авиадесантные бригады, объединенные в новые корпуса, а большинство личного состава новых соединений использовалось как стрелковые войска.

В феврале 1941 г ЦК ВКП (б) и СНК СССР утвердили дополнительный план строительства аэродромов. Предусматривалось создать в западных районах 190 новых аэродромов. К началу войны аэродромные работы были в полном разгаре, однако преобладающее большинство их не было закончено. Война застала наши военно-воздушные силы в стадии широкой реорганизации, перехода на новую материальную часть и переучивания летно-технического состава. К полетам в действительно сложных условиях успели подготовиться лишь отдельные соединения, а к ночным полетам — не более 15% летного состава. Командование ВВС, уделив большое внимание переучиванию летного состава на новую материальную часть, несколько ослабило внимание к поддержанию боевой готовности на старой материальной части. Буквально через год-полтора наша авиация могла предстать в совершенно обновленном, мощном боевом виде.

Военно-Морской Флот

В предвоенные годы темпы оснащения Военно-Морского Флота постоянно нарастали. Только за 11 месяцев 1940 г было спущено на воду 100 миноносцев, подводных лодок, тральщиков, торпедных катеров, отличавшихся высокими боевыми качествами. Около 270 кораблей всех классов строилось в самом конце 1940 г. Создавались новые военно-морские базы, дополнительно осваивались районы на Балтийском, Северном и Черном морях. На всех флотах эскадры значительно укрепляются новыми кораблями, формируются новые соединения эскадренных миноносцев, торпедных катеров. Военно-Морской Флот накануне войны располагал хорошо подготовленными подводными и легкими надводными силами, способными успешно решать боевые задачи.

Всего накануне войны в строю флота было около 600 боевых кораблей, в том числе 3 линкора, 7 крейсеров, 49 эсминцев, 241 подводная лодка, 279 торпедных катеров, свыше 1000 орудий береговой обороны, более 2500 самолетов. В целом же накануне войны советский Военно-Морской Флот производил внушительное впечатление и достойно встретил противника.

О том, сколь велики были мероприятия, осуществленные партией и правительством по укреплению обороны страны в 1939—1941 годах, говорит и рост численности наших вооруженных сил. Они возросли за это время в 2,8 раза, было сформировано 125 новых дивизий, и к 1 января 1941 года в сухопутных войсках, военной авиации, на флоте, в войсках ПВО было более 4200 тысяч человек.

Традиция подготовки гражданского населения и, прежде всего, молодежи к защите своего Отечества до призыва в армию пользовалась в народе широкой популярностью. Массово-оборонной работой занимался Осоавиахим. К 1 января 1941 года в рядах Осоавиахима состояло более 13 миллионов человек, ежегодно десятки тысяч энтузиастов летного дела, парашютистов, стрелков, авиамехаников приобретали специальности более чем в трехстах аэро и автомотоклубах, авиашколах и планерных клубах.

Профессиональное обучение командиров всех степеней проводилось более чем в двухстах военных училищах Красной Армии и Военно-Морского Флота, в девятнадцати академиях, на десяти военных факультетах при гражданских вузах, семи высших военно-морских училищах. Согласно решению Главного военного совета и приказу наркома обороны № 120 система обучения в военных заведениях усовершенствовалась. На военных кафедрах, в литературе, учебных планах и разработках слушателям преподносилась современная военная теория, в значительной степени учитывавшая опыт начавшейся второй мировой войны.

Учащимся прививалась мысль, что войны в нынешнюю эпоху не объявляются, что агрессор стремится иметь на своей стороне все преимущества внезапного нападения. Принималось как должное, что с самого начала в операции вступят главные силы противостоящих друг другу противников со всеми вытекающими отсюда стратегическими и оперативными особенностями. Подчеркивалась непримиримость, ожесточенность вооруженной борьбы, возможность ее длительного характера и необходимость мобилизации усилий всего народа, объединения в борьбе фронта и тыла.

3. Мировая политика и внешняя политика СССР накануне войны

Посмотрим теперь, как же развивались события в международной политике накануне второй мировой войны.

Начать отсчет событий можно с 1933 года, как даты прихода к власти в Германии Национал-социалистической партии фашистского толка во главе с А. Гитлером, который уже в 1934 году сосредоточил в своих руках всю полноту власти в стране, совмещая одновременно посты канцлера и фюрера. Фашисты установили в стране диктатуру, режим реакции, аннулировали Версальский мирный договор, который не устраивал эту быстро развивающуюся империалистическую державу, и начали активную подготовку к войне за передел мира.

В этот же период (30-ые годы) произошла значительная активизация внешней политики Италии, в которой фашизм был главенствующей идеологией уже с 1922 г., усилилось ее влияние на расстановку сил в мировом сообществе.

Одним из первых агрессивных актов, совершенных этими государствами, был захват в 1935 — 36 г. г. Эфиопии и установление там фашистского режима.

В 1936−37 годах Германия, Япония и Италия заключили «антикоминтерновский пакт», который положил начало формированию новых военных блоков, дальнейшему продвижению к военному конфликту, а также свидетельствовал о проявлениях агрессии фашизма против СССР. Таким образом, в Центре Европы сложился опаснейший очаг будущей войны.

В это время политические круги Англии, США, Франции вели политику поощрения Германии, пытаясь направить ее агрессию против Советского Союза. Эта политика проводилась как на мировой арене, так и внутри самих государств. Так, например, почти во всех странах велась кампания против СССР, активно пропагандировалась идея «растущей советской опасности», мысль о «военных приготовлениях русских». Во внешней политике британские и французские лидеры, как об этом свидетельствуют документы, решали задачу, как бы отвести от себя угрозу Германской агрессии и разрядить энергию нацизма и экспансии на Восток.

В этой обстановке СССР выступает с предложениями по обеспечению мира и коллективной безопасности. В ответ на политику капиталистических государств наша страна предпринимает следующие шаги:

1933 г. — установление дипломатических отношений с США.

1934 г. — СССР вступает в Лигу Наций, где выступает со своими предложениями относительно создания системы коллективной безопасности и отпора завоевателям, которые, однако, не находят поддержки. В начале 1934 г. Советский Союз выступает с конвенцией об определении нападающей стороны (агрессора), в которой подчеркивалось, что агрессией является вторжение на территорию другой страны с объявлением или без объявления войны, а также бомбардировки территории других стран, нападения на морские суда, блокада берегов или портов. Правительства ведущих держав холодно отнеслись к советскому проекту. Однако Румыния, Югославия, Чехословакия, Польша, Эстония, Латвия, Литва, Турция, Иран, Афганистан, а позднее и Финляндия подписали в СССР этот документ.

1935 г. — подписание Францией, Чехословакией и Советским Союзом пакта о взаимопомощи. Этот пакт мог бы сыграть существенную роль в предотвращении гитлеровской агрессии, однако по настоянию Франции в этот договор была внесена оговорка. Суть ее состояла в том, что военная помощь Чехословакии со стороны СССР может быть оказана только в том случае, если ее будет оказывать и Франция. Вскоре именно эта оговорка и нерешительность тогдашнего правительства Чехословакии облегчили агрессию со стороны Германии.

Особую остроту события стали принимать в 1938 г., когда Германия оккупировала Австрию и включила ее в состав Третьего Рейха, вмешалась в гражданскую войну в Испании, где помогла установлению фашистской диктатуры, потребовала от Чехословакии передачи Судетской области и присоединила ее после одобрения этой акции Мюнхенским совещанием глав правительств в составе Англии, Франции, Германии, Италии, принявший решение о расчленении Чехословакии, на котором СССР и Чехословакия не присутствовали. Этот «мюнхенский сговор» поощрил агрессора и подтолкнул его к дальнейшей активизации действий. По его условиям от Чехословакии было отторгнуто около 20% ее территории, где проживала четверть населения страны, и размещалось около половины мощностей тяжелой промышленности.

Лидеры капиталистических государств, продолжая поддержку фашистской агрессии, подписали с Германией ряд договоров о ненападении (1938 г. — Англия и Франция).

Развязав себе руки таким способом, Гитлер продолжил агрессию: в марте 1939 г. полностью захватил Чехословакию и отторг от Литвы в пользу Германии порт Клайпеду. В апреле 1939 г. Италия захватила Албанию.

СССР, продолжая свою мирную политику, не признал оккупации Чехословакии и предложил ей военную помощь, от которой правительство этой страны отказалось. Франция не выполнила своих обязательств по договорам о военной помощи с этой страной и не стала оказывать ей поддержку.

Таким образом, внешнюю политику Советского Союза 30 г. г. (до 1939 г.) можно считать образцом стремления предотвратить войну, обуздать агрессора. Наша страна выступала самым непримиримым и последовательным противником фашизма, разоблачала его, отождествляла с войной.

Однако к лету 1939 г. положение изменилось, и результатом этого изменения впоследствии стало подписание договоров от 23 августа и 28 сентября 1939 г. и секретных протоколов к ним, по условиям которых СССР становился, чуть ли не партнером Германии. Что же обусловило такой поворот событий? Таких причин было несколько.

В первую очередь необходимо отметить, что сама обстановка, сложившаяся на мировой арене к весне 1939 г., объективно способствовала тому, что Советский Союз не мог продолжать свою деятельность в одиночестве, и ему надо было позаботиться о своей безопасности, так как к весне 1939 г. вторая мировая война в своей локально — очаговой фазе была уже реальностью. В сложившейся военно-политической обстановке у СССР были три альтернативы: достичь военного соглашения с Францией и Англией; остаться в одиночестве; заключить договор с Германией. Наиболее выгодным представлялось англо-франко-советское соглашение о взаимной помощи, направленное против фашистской Германии. Оно привело бы к созданию единой антифашистской коалиции, эффективно послужило бы сдерживанию фашистских агрессоров и, возможно, воспрепятствовало бы развязыванию мировой войны.

Летом 1939 г. по инициативе советской стороны начались переговоры СССР — Англия — Франция о заключении пакта о взаимопомощи и создании антигерманской коалиции. На этих переговорах Советский Союз выступил с радикальными предложениями для решения вопроса о коллективной безопасности, однако для западных государств, продолжающих политику, выработанную на Мюнхенском совещании, эти предложения оказались неприемлемы. К 20 августа переговоры зашли в тупик и фактически провалились. По просьбе англичан и французов был объявлен перерыв на неопределенный срок, хотя и в Москве и в Лондоне знали, что агрессия в отношении Польши назначена на конец августа. Прийти к соглашению с западными державами СССР не удалось. Виноваты в этом обе стороны. Но виновность западных держав, особенно Англии, значительно больше, чем Советского Союза. У советской стороны не хватило выдержки, она проявила поспешность, переоценила степень враждебности западных держав к СССР и возможности их сговора с гитлеровской Германией. У западных держав не было искреннего желания идти на сближение с СССР, что можно объяснить, по — видимому, разными причинами, в том числе и опасения возможного предательства, и антигуманная внутренняя политика сталинского руководства, противоречащая его заверениям на мировой арене, и недооценка его силы как возможного союзника в борьбе против фашистского блока, и глубокая неприязнь к стране иной социально — экономической формации.

Переговоры с СССР западные державы вели, прежде всего, для того, чтобы оказывать давление на Германию, заставить ее пойти им на уступки, они пытались навязать Советскому Союзу собственные условия, пренебрегали его интересами. «Вина за то, что не удалось создать широкий союз Англии, Франции и СССР, способный сдержать германские амбиции, — признают английские исследователи Р. Хайт, Д. Морис и А. Петерс, — должна быть возложена непосредственно на западных союзников. Именно те способы, с помощью которых они разрешали основные международные кризисы 30-х годов, постепенно подорвали веру в дело коллективной безопасности… Французские и британские лидеры постоянно предпочитали умиротворять Берлин, Рим и Токио, чем пытаться использовать советскую силу для защиты международной стабильности».

Таким образом, к началу осени 1939 г. Советскому Союзу не удалось решить задачу достижения военного соглашения с Англией и Францией. Здесь уместно будет подчеркнуть следующее. В это время Англия и Франция уже оформили свои договоренности о ненападении с Германией и, таким образом, объективно находились в преимущественном положении перед СССР.

Однако, несмотря на неудачу, начавшиеся англо-франко-советские контакты вызвали тревогу у руководства нацистской Германии. Оно осознавало, что соглашение о взаимопомощи трех великих держав могло явиться серьезным препятствием на пути намеченных Гитлером экспансионистских планов, и стало прилагать настойчивые усилия, чтобы воспрепятствовать такому соглашению.

С мая 1939 г. работники внешнеполитического ведомства Германии, следуя указания Риббентропа, неоднократно вступали в контакты с представителями СССР в Берлине, различными неофициальными и официальными способами давали понять о готовности Германии пойти на сближение с СССР. Вплоть до середины августа 1939 г., пока существовала надежда на заключение соглашения с Англией и Францией, советское правительство оставляло осуществлявшийся германской стороной зондаж без ответа, но одновременно внимательно следило за ее действиями. Долгое время большую роль в противодействии германским «ухаживаниям за Москвой» играл нарком иностранных дел Литвинов, считавший, что нельзя идти ни на какие уступки фашистской Германии. Однако в мае 1939 г. он был снят со своего поста, где его заменил В. М. Молотов. Такая замена не могла пройти незамеченной и, вероятно, она свидетельствовала о некоторых изменениях в ориентации советского руководства. Поэтому второй причиной того, что союз СССР и Германии стал возможен необходимо назвать личностные амбиции и экспансионистские планы, вынашиваемые сталинским правительством. Родственность этих стремлений и гитлеровских планов покорения мира во многом способствовала подписанию противоправных секретных протоколов 1939 г.

В продолжение германских попыток сближения с Москвой в начале июля в советское полпредство в Берлине поступило анонимное письмо, в котором предлагалась идея реабилитации договора 1926 г. о нейтралитете или заключения договора о ненападении и границах. Германская сторона, говорилось в письме, исходила при этом из предположения, что оба правительства питают естественное желание восстановить свои границы 1914 г. В начале августа 1939 г. в беседе с советским полпредом в Берлине Астаховым Риббентроп уже официально заявил, что СССР и Германия могли бы договориться по всем проблемам, имеющим отношение к территории от Черного моря до Балтийского. Советская сторона оставила эти попытки сближения без ответа. Видимо, Сталин хотел сначала прояснить, какие результаты можно получить от англо-франко-советских переговоров.

Необходимо заметить, что у немцев был запасной вариант действий на случай, если советское руководство откажется принять предложения Германии. На тайных переговорах в середине августа Лондон и Берлин сговорились о поездке 23 августа второго по рангу деятеля «третьего рейха» Геринга на Британские острова на негласную встречу с Чемберленом. Судя по документам, две империи собирались выработать «исторический компромисс», игнорируя интересы не только СССР, Польши и ряда других восточноевропейских стран, но даже Франции.

15 августа 1939 г. германский посол в Москве Ф. Шуленбург попросился на срочный прием к наркому иностранных дел СССР В. М. Молотову. Посол зачитал заявление Риббентропа, в котором предлагалось урегулировать к полному удовлетворению обеих сторон все имеющиеся спорные проблемы, для чего в Москву в самое ближайшее время был готов прибыть германский министр иностранных дел. Хотя в заявлении открыто не говорилось о решении территориальных вопросов, они имелись в виду. Эта сторона советско-германских отношений, наряду с договором о ненападении и активизации торговли с Германией, интересовали Советское правительство в наибольшей мере.

Ситуация для Советского правительства была очень сложной. Оно начало рискованную политическую игру. Переговоры с Англией и Францией еще продолжались, но зашли в тупик. Германия, напротив, шла на уступки СССР, изъявила готовность учитывать его государственные интересы, она обещала даже оказать влияние на Японию с целью нормализации советско-японских отношений, что было выгодно для Советского Союза, так как в это время шли ожесточенные бои между советскими и японскими войсками на реке Халхин-Гол. В такой ситуации Сталин дал разрешение на приезд Риббентропа в Москву. Советско-германские переговоры осуществлялись в условиях политического цейтнота. В ночь с 23 на 24 августа 1939 г. в присутствии Сталина Молотов и Риббентроп подписали поспешно согласованные советско-германские документы: «Договор о ненападении», по условиям которого стороны обязались не вмешиваться в вооруженные конфликты против друг друга в течение 10 лет с момента подписания документа, и Секретный протокол, в соответствии с которым Германия взяла на себя ряд односторонних обязательств:

— в случае германо-польского вооруженного конфликта германские войска не должны были продвигаться дальше рубежа рек Нарев, Висла, Сан и не вторгаться в Финляндию, Эстонию и Латвию;

— вопрос о сохранении единого Польского государства или его расчленении должен был решаться в ходе дальнейшего развития политической ситуации в регионе;

— Германия признавала заинтересованность СССР в Бессарабии.

Договор о ненападении был опубликован 24 августа 1939 г. Высшее руководство СССР не информировало о наличии секретного соглашения ни партийные, ни государственные органы. Верховный Совет СССР 31 августа 1939 г. без обсуждения ратифицировал только текст Договора о ненападении.

Известие о заключении советско-германского договора о ненападении явилось полной неожиданностью не только для мировой, но и для советской общественности. Трудно было осознать происшедший переворот в отношениях СССР и Германии. После подписания этого договора Лондон и Париж полностью утратили интерес к СССР и принялись искать способы добиться от Германии обязательств на будущее, более прочных, чем те, которые она дала во время Мюнхенского совещания. Документы свидетельствуют о том, что на другой день после подписания договора о ненападении с Германией, Сталин, пребывая в крайней неуверенности относительно порядочности Гитлера, пытался склонить Англию и Францию к продолжению военных московских переговоров. Но никакого отклика на эти предложения не последовало.

Существуют разные точки зрения на вопрос о необходимости подписания договора о ненападении с Германией. Серьезные исследователи — советские, польские, британские, западногерманские и другие — признают, что 19−20 августа 1939 г., в момент согласия Сталина на приезд Риббентропа в Москву для окончательного прояснения намерений Германии, Советскому Союзу не было оставлено выбора. В одиночку СССР предотвратить войну не мог. Союзников в лице Англии и Франции ему обрести не удалось. Оставалось думать о том, как не попасть в водоворот войны, к которой в 1939 г. СССР был готов еще меньше, чем в 1941 г.

Правда, есть и другая точка зрения на этот счет. Некоторые историки считают, что Германия в 1939 г. также не была готова к войне с СССР. Возможно, это так, но вместе с тем нельзя было не считаться с весьма очевидной вероятностью сделок Берлина с другими западными державами против Советского Союза.

Оценивая договор о ненападении с позиций сегодняшнего дня можно отметить, что для СССР он имел как положительные, так и отрицательные последствия. Положительные:

— Советский Союз избежал войны на два фронта, так как договор зародил трещину в японо-германских отношениях, деформировал условия антикоминтерновского пакта в пользу СССР;

— рубеж, с которого Советский Союз мог вести первоначальную оборону, был отодвинут на несколько сот километров от Ленинграда, Минска и других центров;

— договор способствовал углублению раскола капиталистического мира на два враждующих лагеря, сорвал планы западных держав направить агрессию на восток, воспрепятствовал их объединению против СССР. Западные державы стали вынуждены считаться с Советским Союзом как с военной и политической державой, имеющей право обозначить свои интересы на политической карте мира. Отрицательные:

— договор подорвал моральный настрой советского народа, боеспособность армии, усыпил бдительность военно политического руководства СССР, дезориентировал демократические, миролюбивые силы, и, поэтому, стал одной из причин неудач советской стороны в начальный период Великой Отечественной войны;

— договор дал благодатную почву для обвинений в адрес Советского Союза со стороны западных держав в поддержке агрессора и развязывании войны;

— был подорван международный авторитет СССР как последовательного и основного борца против фашизма.

Положительным результатом заключения Договора о ненападении долгое время считалось то, что СССР получил около двух лет для подготовки к войне и укрепления своей обороноспособности. Однако это время было использовано Советским Союзом менее эффективно, чем Германией, которая за 22 месяца в большей степени повысила свой военный потенциал. Если в начале 1939 г. военно-политическое руководство Германии оценивало Красную Армию как противника очень сильного, столкновение с которым было нежелательным, то в начале 1941 г. оно уже отмечало слабость Вооруженных Сил СССР, особенно их командного состава.

Юридическая, политическая и историческая оценка Секретного протокола, приложенного к этому договору, может быть, на наш взгляд, более однозначной и категоричной. Этот протокол можно рассматривать как великодержавную заявку на «территориально — политическое переустройство» в регионе, которая находилась с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью целого ряда государств. Она не соответствовала договорам, которые СССР заключил с этими странами раньше, с нашими обязательствами при всех обстоятельствах уважать их суверенитет, территориальную целостность и неприкосновенность. Этот протокол полностью противоречил тем официальным заверениям об отмене тайной дипломатии, которые делало руководство СССР для мирового сообщества, являлся ревизией стратегического курса на коллективную безопасность и фактически санкционировал вооруженное вторжение в Польшу.

Развязав себе руки подписанием договора о ненападении и секретных протоколов, Германия 1 сентября 1939 г. напала на Польшу.

Англия и Франция объявили войну Германии, но не оказали Польше действенной военной помощи и она была разгромлена. СССР и США объявили о своем нейтралитете в войне.

17 сентября 1939 г. части Красной Армии вступили на территорию Западной Украины и Белоруссии, что было предусмотрено положениями секретного протокола.

Итак, началась вторая мировая война.

В это время (конец сентября 1939 г.) руководство СССР во главе со Сталиным и Молотовым преступили границу разумного в отношениях с Германией. 28 сентября 1939 г. в Москве Молотовым и Риббентропом был подписан «Договор о дружбе и границах» с приложением к нему нескольких секретных протоколов, которые, как и предыдущий секретный протокол, не были ратифицированы. Согласно этим документам изменялись сферы влияния СССР и Германии, определялись границы стран в Польше, стороны договаривались об экономическом сотрудничестве и недопущении агитации, направленной против другой стороны. Территория Литовского государства признавалась сферой интересов СССР, при условии, что действующие экономические соглашения между Германией и Литвой не будут затронуты мероприятиями Правительства Советского Союза в данном регионе. Одновременно Люблинское и Варшавское воеводства передавались в сферу влияния Германии с внесением соответствующих поправок в разграничительную линию. В одном из протоколов каждая сторона обязалась не допускать «польской агитации», направленной на регион другой страны.

На этих же переговорах Молотов сделал заявление, в котором обосновал мысль о ненужности борьбы с фашизмом и возможности идеологического соглашения с Германией. Вместе с Риббентропом он подписал ноту, в которой вся ответственность за развязывание войны перекладывалось на Англию и Францию и оговаривалось, что, в случае продолжения участия этих стран в войне, СССР и Германия будут консультироваться по военным вопросам.

Оценка данных соглашений должна быть однозначной. Если заключение договора о ненападении в сознании советского народ оправдывалось необходимостью избежать участия в войне, то подписание «Договора о дружбе и границах» между СССР и Германией было совсем противоестественным. Этот документ был подписан после оккупации Польши и, следственно, явился договором, заключенным со страной, совершившей неприкрытый акт агрессии. Он ставил под сомнение, если не подрывал, статус СССР как нейтральной стороны и толкал нашу страну на беспринципное сотрудничество с нацистской Германией.

В этом договоре вообще не было необходимости. Изменение границы разделения интересов, зафиксированное в секретном дополнительном протоколе, можно было оформить совсем другим образом. Однако, по мотивам укрепления личной власти, Сталин пошел в конце сентября на крупные политические и нравственные издержки, чтобы закрепить, как он полагал, Гитлера на позиции взаимопонимания, но не с СССР, а лично с ним. Следует признать, что утвердившаяся с конца сентября тяга Сталина к параллельным действиям с Германией расширила свободу маневра нацистского руководства, в том числе при осуществлении ряда военных операций.

Таким образом, в современной исторической науке" Договор о дружбе и границах" от 28 сентября 1939 г. оценивается резко отрицательно. Заключение этого договора следует считать ошибкой тогдашнего руководства СССР. Договор и все, что последовало за ним в средствах массовой информации и в практической политике, разоружало советских людей духовно, противоречило воле народа, советскому и международному законодательству и подрывало международный авторитет СССР.

Подводя итог рассказу о советско-германских договорах от 23 августа и 28 сентября 1939 г., необходимо отметить, что согласно выводам Комиссии Съезда народных депутатов «Договор о ненападении» и «Договор о дружбе и границах» утратили свою силу в момент нападения Германии на СССР, а секретные протоколы, как подписанные в нарушение действовавшего советского законодательства и норм международного права, не имеют силы с момента подписания.

После подписания «Договора о дружбе и границах» и секретных протоколов Советский Союз начал неуклонно выполнять все их положения. Помимо морального ущерба, причиненного советскому народу условиями этих документов, практическая деятельность советского руководства наносила большой ущерб стране. Например, недовольство среди антифашистов, проживавших в СССР, вызывали отдельные недружелюбные действия правительства по отношению к некоторым из них. Так, осенью 1939 г. в Москве был закрыт детский дом N 6, созданный ранее специально для детей немецких политэмигрантов. В начале 1940 г. германским властям было передано несколько групп немецких и австрийских антифашистов, которые были репрессированы в 30-е годы и находились под следствием или в заключении. В большинстве случаев это делалось вопреки воле передаваемых. Кроме того имелось множество случаев репрессий в отношении советских граждан, ведущих антифашистскую пропаганду. После введения, по условиям последнего Договора, Красной армии на территорию Западной Украины и Белоруссии, Литвы и Польши там начались репрессии, насаждение командно — административных методов руководства, подавление национального движения в этих областях.

С 1939 по 1941 г. г., почти до начала Великой Отечественной войны, внешнее сближение Германии и Советского Союза продолжалось. СССР вплоть до нападении Германии в 1941 г. неукоснительно соблюдал все условия подписанных им договоров. Так он не участвовал в событиях 1940 -1941 г. г., когда Гитлер подчинил почти все государства Европы, в том числе Францию, и разгромил европейский контингент английских войск. Советская дипломатия делала все для того, что бы отсрочить войну и избежать ведения ее на два фронта, для того, что бы дать СССР подготовиться к войне. Например, в 1941 г. были подписаны:

— нота с Турцией, в которой обе стороны обязались хранить нейтралитет;

— пакт о ненападении с Японией.

Тем не менее, эти меры не могли решить главной задачи внешней политики и предотвратить войну.

4. Развитие отношений СССР с малыми государствами в предвоенные годы

Помимо взаимодействия с ведущими развитыми державами мира: США, Англией, Францией, Германией, Италией, во внешней политике Советского Союза в предвоенный (30 — 40 г. г.) период можно выделить еще одно направление — развитие отношений с, так называемыми, малыми государствами. Из всех событий этого периода, в которых принимал участие СССР, необходимо выделить три основных:

1. Война с Японией

2. Война с Финляндией

3. Вхождение Прибалтийских государств в состав СССР.

Посмотрим, как развивались отношения СССР и милитаристской Японии накануне второй мировой войны.

Япония, в которой в 30 г. г. установился фашистский режим, издавна вынашивала экспансионистские планы в отношении Дальневосточных территорий СССР. После подписания антикоминтерновского пакта у нее появилась реальная возможность, в союзе с сильнейшей державой мира, реализовать эти планы.

Летом 1938 г. Япония вторглась на территорию Советского Союза в районе озера Хасан, рассчитывая захватить Владивосток. Однако у СССР было достаточно сил для борьбы с этой страной и части Красной Армии под руководством Блюхера достаточно быстро разгромили агрессоров.

В мае 1939 г. Япония напала на Монголию в районе реки Халхин-Гол, пытаясь завоевать плацдарм для нападения на СССР. Согласно действующим между Советским Союзом и Монголией соглашениям, в эту страну для защиты ее суверенитета были введены части Красной Армии под руководством Жукова и в тяжелейших боях Япония была разбита.

После подписания советско-германских договоров Япония не решилась продолжать свою агрессию против СССР. Таким образом, благодаря успехам Красной Армии в борьбе с японскими агрессорами один из возможных противников был выведен из состояния боевой готовности еще до начала Великой отечественной войны и Советскому Союзу удалось избежать войны на два фронта и в течение всего периода успешно сдерживать Японскую агрессию. Несомненно, советско-японскую войну надо считать справедливой со стороны СССР и необходимой в создавшейся политической ситуации.

Совершенно противоположную оценку необходимо дать советско-финской войне 1939 — 1940 г. г.

Начиная с 1917 г. Советский Союз вел лояльную политику в отношении всех малых государств и национальных окраин бывшей Российской империи, в том числе и по отношению к Финляндии. Как известно, согласно ленинским принципам ведения внешней политики, сразу после революции, в декабре 1917 г., был подписан декрет о независимости этой страны. В 1920 г. произошло окончательное определение границ двух независимых государств. Граница между СССР и Финляндией была проведена в 32 км от Петрограда (Ленинграда). В 1932 г. между двумя странами был заключен договор о ненападении. Таким образом, до середины 30 г. г. отношения Советской страны и Финляндии были в целом нормальными.

Однако, то что устраивало Советский Союз в период мирной передышки между двумя мировыми войнами, не могло устраивать его в обстановке начавшегося конфликта. Непосредственная близость границы к стратегическому, политическому и экономическому центру страны, недружелюбность, высказываемая финским руководством в отношении СССР, реальная возможность нападения Гитлера на наше государство с территории Финляндии все эти обстоятельства создавали реальную угрозу безопасности Советского Союза и должны были быть устранены.

С апреля 1938 г. по ноябрь 1939 г. СССР пытался найти выход из создавшейся ситуации мирным путем. В этот временной промежуток советским руководством был выдвинут целый ряд предложений по обеспечению безопасности советских границ, начиная от идеи о заключении договора о дружбе и кончая предложениями по обмену территориями. Однако финское руководство не пошло на уступки, на что, несомненно, имело право.

В ответ на такую политику Финляндии осенью 1939 г. СССР аннулировал договор о ненападении 1932 г. и отозвал своих дипломатов. В ноябре 1939 г. начались боевые действия между советской и финской сторонами. Предлогом для начала войны послужили провокации, якобы имевшие место на советско-финской границе.

Финляндия упорно защищала свой суверенитет, однако у нее не было сил, достаточных для успешного сопротивления такой сильной стране, каковым являлся Советский Союз. Части Красной Армии активно продвигались по территории финского государства. Советское руководство, считая войну уже выигранной, создало в г. Зеленогорске (г. Териоках) Правительство Финляндской народной республики, состоящее из финских эмигрантов, живущих в СССР. Это правительство не получило поддержки финского народа, было признано им самозваным. Однако, Молотов, подписавший договор о дружбе с новым правительством, отказался вести переговоры о мире с настоящим руководством. Эта акция еще более усилила сопротивление Финляндии, на защиту которой поднялись жители, возмущенные этими неправомерными действиями.

Таким образом, из-за неразумных действий своего руководства, СССР оказался в невыгодном политическом положении.

В начале декабря 1939 г. финское правительство обратилось в Лигу Наций с просьбой о помощи. Эта организация приняла решение, обязывающее Советский Союз прекратить военные действия и начать переговоры о мире. Сталинское руководство отклонило это предписание, из — за чего СССР был исключен из Лиги наций.

Зимой 1940 г. Красная Армия, продолжая наступление, ценой больших усилий и потерь сломала линию финских укреплений на Карельском перешейке (так называемая линия Монергейма).

Англия и Франция, выполняя решение Лиги Наций, решили помочь Финляндии: зимой 1940 г. финской армии было поставлено английское и французское оружие, было высказано предложение послать на помощь войска. Оказавшись под угрозой втягивания в войну с крупнейшими странами мира, Советский Союз был вынужден прекратить военные действия и в марте 1940 г. подписать мирный договор. По условиям этого договора СССР получал следующие преимущества:

— Карельский перешеек, полуостров Рыбачий, ряд островов передавались во владение Советского Союза;

— Полуостров Ханко передавался в аренду СССР на 30 лет с правом построения на нем советских военно — морских баз.

Таким образом, несмотря на некоторые положительные результаты, каковыми можно назвать удаление границы от экономических и стратегических центров страны и обеспечение возможности построения советских военных баз в северных водах, советско-финская война во многом помешала успешной подготовке к войне с Германией, явилась трагедией для обоих народов, подорвала международный авторитет СССР и в целом ее нужно оценивать отрицательно.

Третьим важным направлением во внешней политике этого периода необходимо назвать развитие отношений с прибалтийскими государствами, результатом которого стало вхождение Прибалтики в состав СССР.

Как известно, по условиям секретных протоколов, приложенных к советско-германским договорам, территория прибалтийских государств: Эстонии, Латвии, Литвы была отнесена в сферу интересов Советского Союза, при условии, что экономические соглашения между Германией и этими странами останутся в силе.

В сентябре — октябре 1939 г. СССР заключил с этими прибалтийскими государствами договоры о ненападении и взаимопомощи, по условиям которых на территории этих стран был размещен ограниченный контингент советских войск.

Однако, не удовлетворившись таким ограниченным влиянием на эти страны, в начале июня 1940 г. в Литве, Эстонии и Латвии были сделаны заявления советского руководства, которые по форме и существу носили ультимативный характер. Правительство СССР утверждало, что руководства этих государств грубо нарушили договоры о взаимопомощи, готовили нападение на части Красной Армии, размещенные на их территории. Утверждалось, что для координации своих действий против СССР три страны создали антисоветский военно-политический союз «Балтийская Антанта».

В этой связи руководство СССР потребовало отставки правительств Латвии, Литвы, Эстонии и сформирования новых, способных, как говорилось в заявлениях, «обеспечить честное проведение в жизнь» пактов о взаимопомощи, а также допуска на территорию трех стран дополнительных крупных частей Красной Армии. В случае отказа выполнить эти требования Молотов предупредил, что Правительством Советского Союза будут приняты соответствующие меры. На ответ Литовскому правительству было дано десять часов ночного, а эстонскому и латвийскому — десять часов дневного времени. Одновременно дипломатическим представителям трех стран было заявлено, что в формировании новых правительств примут участие советские представители.

Почему вдруг СССР предъявил эти ультиматумы? Никаких враждебных Советскому государству планов у руководства этих стран не было. Когда Молотов готовил эти ультиматумы, у него не было никаких доказательств существования подобных планов. Не были они обнаружены и позже, когда в руки советской стороны попали все архивы прибалтийских правительств.

Все дело в том, что уже к концу мая стал понятен скорый исход боевых действий в Западной Европе: Франция будет разгромлена, а Великобритания загнана на свой остров. Все эти прогнозы осуществились в начале июня. Из этой кампании Германия вышла еще более сильной в экономическом и военном отношениях, еще более уверенной в себе, а значит, еще более агрессивной. После разгрома Франции Германия потеряла стратегический интерес к сохранению «дружбы» с СССР. Именно в этот период советским правительством было решено довести до конца «территориально — политическое переустройство» прибалтийских стран, «права» на которое Советский Союз получил по секретным протоколам 1939 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой