Государственный строй Франции в период Якобинской диктатуры

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы настоящего исследования связана с тем, что проблематика Великой французской революции занимает особое место.

После 1917 г. якобиноцентризм стал одной из наиболее характерных черт отечественной историографии данной темы. Но если в 1930−60-х гг. полемика разворачивалась главным образом по вопросу о классовой сущности власти 1793−1794 гг., то в наши дни объектом критики стали авторитаризм и террористический характер Якобинской диктатуры. Переоценки носят концептуальный характер, в основе их — признание приоритета общечеловеческих ценностей перед принципами революционной морали и целесообразности. Тем важнее кажется сегодня обращение к опыту иных, немарксистских направлений в изучении французской истории конца XVIII в.

Степень разработанности проблемы. Интерес исследователей к феномену Якобинской диктатуры не ослабевает на протяжении уже более двух веков. Историки, специалисты по теории и истории государства и права видят в них истоки и аналоги многих политических, философских, этических и т. п. проблем наших дней. В последние годы этот процесс заметно оживился и в России. Различные аспекты названной проблемы нашли свое научное решение в работах таких ученых как А. Г. Айрапетов, А. И. Алексеев, В. И. Баскаков, Д. Ю. Бовыкин, А. В. Винник, В. Г. Графский, А. З. Манфред, Т. В. Павлова, В. Г. Ревуненков, М. М. Утяшев и др.

Целью настоящей работы является выявление характерных особенностей государственного строя Франции в период Якобинской диктатуры, а именно — описание структуры сложившейся в рассматриваемый период политической системы, механизма ее функционирования, предназначения различных институтов.

Объектом исследования являются общественно-политические отношения во Франции в 1793—1794 гг.

Предмет исследования — элементы государственного строя Франции в период Якобинской диктатуры.

Для реализации названной цели необходимо решить следующие задачи работы:

1) рассмотреть процесс прихода к власти якобинцев;

2) определить основные черты государственного строя Франции в период Якобинской диктатуры;

3) изучить органы, осуществлявшие законодательную, судебную и исполнительную власть.

Методологической основой работы является общенаучный диалектический метод познания социальных явлений, в том числе политико-правовых, в их взаимосвязи, взаимозависимости, целостности и всесторонности. Применялись методы анализа, синтеза, дедукции, индукции, а также ряд частнонаучных методов: сравнительного правоведения, логический, системно-структурный, историко-юридический, классификации политико-правовых явлений, реконструкции идей и теорий.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя: введение, две главы, заключение и список литературы.

1. Якобинская диктатура — высший этап Великой французской революции

1.1 Приход к власти якобинцев

Во второй половине XVIII в. абсолютная монархия во Франции являлась главным тормозом общественного прогресса. С каждым годом ухудшалось внутреннее положение страны, приходило в упадок сельское хозяйство. Абсолютизм сковывал развитие промышленности. Вследствие поражения в Семилетней войне международный авторитет Франции был сильно подорван. В последней трети XVIII в. в стране сложилась революционная ситуация. С целью пополнения государственного бюджета король Людвиг XVI решил собрать Генеральные штаты, которые не созывались 175 лет. Он надеялся получить согласие на новые налоги, чтобы избежать государственного банкротства. 5 мая 1789 г. состоялось открытие Генеральных штатов, а уже 17 июня депутаты от третьего сословия объявили себя Национальным собранием. 9 июля 1789 г. Национальное собрание объявило себя Учредительным собранием. Король попытался разогнать депутатов, но это привело только к возмущению парижан, которые 14 июля разгромили символ абсолютизма — крепость-тюрьму Бастилию.

В обстановке всеобщего воодушевления и начавшихся политических разногласий 26 августа 1789 г. Учредительное собрание приняло первый конституционный акт революции — «Декларацию прав человека и гражданина». Во вводной части Декларации записано, что причиной пороков правительства и общественных бедствий является невежество людей, забвение естественных, неотъемлемых прав человека.

Декларация провозгласила равенство людей перед законом, свободу религиозных убеждений. Она утвердила равномерное, соответствующее состоянию граждан взимание налогов и право граждан лично или через представителей участвовать в составлении бюджета. Частная собственность объявлялась священной и неприкосновенной.

Ряд статей Декларации был посвящен принципу законности. В Декларации провозглашался народный суверенитет, принцип участия граждан в составлении законов, имеются указания о том, что никто не может привлекаться к ответственности, если об этом не говорится в законе, фиксируется презумпция невиновности, правило о соразмерности наказания преступлению. Однако избирательный закон делил граждан на активных и пассивных. Имущественный ценз лишал многих избирательных прав.

В начале 1790 г. была проведена секуляризация церковных земель, у церкви было отнято также право регистрации браков, рождений и других актов гражданского состояния. Было введено новое административное деление: страна стала делиться на департаменты, дистрикты, кантоны и коммуны. Было отменено сословное деление общества и цеховое устройство. Завершающим этапом в работе Учредительного собрания было принятие Конституции 1791 г. Ее первую часть составила «Декларация прав человека и гражданина», вторая была посвящена высшим органам власти. По формам правления французское государство утверждалось в виде конституционной монархии.

В Конституции 1791 г. был проведен принцип разделения властей. Высшая законодательная власть вручалась однопалатному законодательному корпусу. Избиратели делились на активных и пассивных. Активными были французы с 25-ти лет, проживавшие в данной местности не менее года, уплачивающие налоги, не находящиеся в услужении и занесенные в списки Национальной гвардии. Пассивные отстранялись от участия в выборах. Законодательный корпус имел весьма обширные полномочия. Король мог наложить вето на принятые законы, но это носило лишь отлагательный характер. Исполнительная власть в лице короля и министров была подотчетна законодательной власти.

Король мог требовать повиновения лишь в силу закона. Он являлся главнокомандующим, ему вверялось подчинение об охране общественного порядка.

Судебная власть осуществлялась выборными и в принципе несменяемыми судьями.

Конституция 1791 г. не устраивала Людовика XVI и он бежал из столицы, однако был опознан и арестован.

10 августа 1791 г. в Париже началось восстание, в результате которого монархия была уничтожена. 1 октября 1791 г. к работе приступил новый Законодательный корпус на основе Конституции 1791 г. В соответствии с его решением начался раздел общинных земель и конфискация земель эмигрантов. Отменялась собственность на землю тех, кто не мог представить документов, подтверждающих законность владения. Однако в Национальном конвенте (законодательном корпусе) разгорелась борьба между горой (якобинцами) и жирондистами. 21 января по решению Национального конвента Людовик XVI был казнен, во Франции утвердилась первая республика. Однако ее положение было очень тяжелым: экономика разваливалась, французские армии терпели поражение от интервентов, страна была охвачена сетью мятежей.

Якобинцы создали Комитет восстания. Генеральный совет Коммуны присоединился к движению. 31 мая 1793 г. набат снова призвал парижан к оружию. Конвент должен был выслушать 14 требований восставших и среди них об аресте 22 жирондистов — лидеров партии.

2 июня 1793 г. Национальная гвардия и вооруженный народ снова окружили Конвент. Конвент сдался. 31 жирондист должен был покинуть его стены; некоторое время (до суда) они находились под домашним арестом. К власти пришли якобинцы. Французская буржуазная революция поднялась на третью, как принято считать, высшую и последнюю ступень развития — этап Якобинской диктатуры.

Их победе в национальном масштабе предшествовала их победа над своими оппонентами в Якобинском клубе; поэтому установленный ими режим и получил название Якобинской диктатуры. В современной науке возникли разногласия по поводу названия: либо Якобинская республика, либо Якобинская диктатура. Этот термин носит двоякий характер: республика — это внешняя форма организации Якобинской власти, диктатура — это сущность формы организации Якобинский власти.

За якобинцами стоял широкий блок революционно-демократических сил (мелкая буржуазия, крестьянство, деревенская и особенно городская беднота). Ведущую роль в этом блоке играли так называемые монтаньяры (Робеспьер, Сен-Жюст, Кутон и др.), речи и действия которых отражали прежде всего господствовавшие бунтарские и эгалитарные настроения масс. Следует отметить, что партия якобинцев включала правое крыло, лидером которого был Дантон, центр, возглавляемый Робеспьером, и левое крыло, во главе с Маратом (а после его гибели летом 1793 г. Эбером и Шометтом).

На якобинском этапе революции участие различных слоев населения в политической борьбе достигает своей кульминации. Благодаря этому во Франции в это время были выкорчеваны остатки феодальной системы, проведены радикальные политические преобразования, отведена угроза интервенции войск коалиции европейских держав и реставрации монархии. Революционно-демократический режим, сложившийся при якобинцах, обеспечил окончательную победу во Франции нового общественного и государственного строя.

1. 2 Якобинская Конституция 1793 года. Принятие декретов

якобинский конституция революционный диктатура

Якобинцы пришли к власти в очень тяжелый для Франции момент. Их вынесла волна народного протеста против власти жирондистов, которые не могли, да и не хотели действовать быстро и решительно в интересах народных масс, в интересах спасения и развития революции. Но и буржуазные демократы — якобинцы не сразу предприняли необходимые действия в этом направлении. Для этого понадобились сдвиги в расстановке классовых сил в стране, слияние (хотя бы временное и не полное) различных потоков народного движения, существенное изменение взглядов самих якобинцев.

Сразу же по приходе к власти якобинцы пошли навстречу требованиям крестьянства. Декретом 3 июня 1793 г. Конвент установил льготный порядок продажи конфискованных земель эмигрантов малоимущим крестьянам — мелкими участками с рассрочкой платежа на 10 лет. Через несколько лет Конвент декретировал возвращение крестьянам всех отнятых помещиками общинных земель и порядок раздела общинных земель поровну на душу населения по требованию трети жителей общины.

10−11 июня 1793 г. принят Декрет об общинных землях, закрепивший переход общинных земель к крестьянам; доли, доставшиеся при разделе, не могли быть отчуждены в течение 10 лет (после обнародования закона); раздел общинных земель не обязателен (по голосованию — согласие 1/3 членов необходимо для раздела).

Наконец, 17 июля 1793 г. осуществили главные требования крестьянства: Конвент принял постановление о полном, окончательном и безвозмездном уничтожении всех феодальных прав, повинностей и поборов. Феодальные акты и документы подлежали сожжению, а хранение их наказывалось каторгой.

Принятые решения начали немедленно претворяться в жизнь. В результате значительная часть крестьян превратилась в свободных мелких земельных собственников. Это не означало, что исчезло крупное землевладение (были конфискованы земли эмигрантов, церкви, контрреволюционеров, а не всех помещиков; много земель скупила городская и сельская буржуазия). Сохранилось и безземельное крестьянство.

Крестьянство после новых аграрных законов решительно перешло на строну якобинской революционной власти. Крестьянин — солдат республиканской армии дрался теперь за свои кровные интересы, которые слились воедино с великими задачами революции. В этих новых экономических и социальных условиях и заключался в конечном счете источник замечательного мужества отваги армий Республики, героизма, поражавшего современников и оставшегося навсегда памятным в сознании народов.

С такой же революционной решительностью и быстротой якобинский Конвент представил на утверждение народа и принял (24 июня 1793 г.) новую Конституцию.

Якобинская Конституция 1793 г. делала большой шаг вперед по сравнению с Конституцией 1791 г. (созданная в соответствии с Конституцией 1791 г. новая система государственных органов Франции отражала временное равновесие противостоящих политических сил). Конституция 1793 г. — самая демократическая из буржуазных конституций XVIII—XIX вв. В ней нашли отражения идеи Руссо, которыми так увлеклись якобинцы. Конституция 1793 г. устанавливала во Франции республиканский строй. Высшая законодательная власть принадлежала Законодательному собранию (однопалатный законодательный корпус), избираемому всеми гражданами (мужчинами) достигшим 21 год; важнейшие законопроекты подлежали утверждению народом на первичных собраниях избирателей. Если проекты одобрялись 1/10 первичных собраний большинства департаментов страны в течение 40-ка дней, они приобретали силу законов. Вводились прямые равные выборы депутатов.

Высшая исполнительная власть по Конституции 1793 г. предоставлялась Исполнительному Совету (высший административный орган) из 24 человек; половина членов этого Совета ежегодно подлежала обновлению. Исполнительный Совет осуществлял повседневное руководство страной на основе законов.

Таким образом, Конституция якобинцев предусматривала простое и, казалось бы, демократическое по тем временам устройство государства. В противовес проявившимся в годы революции планам регионализации Франции в ст. 1 подчеркивалось, что «французская республика едина и неделима».

Принятая Конвентом новая Декларация прав человека и гражданина объявляла правами человека свободу, равенство, безопасность и собственность, а целью общества — всеобщее счастье. Декларация 1793 г. в ст. 16 определяла право собственности в традиционно широком и индивидуалистическом плане как возможность «пользоваться и располагать по усмотрению своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и промысла». Но в подходах к решению других вопросов, в частности относящихся к сфере личных и имущественных прав граждан, якобинцы сделали значительный шаг вперед по сравнению с предшествующими конституционными документами.

По ст. 122 Конституции 1793 г. каждому французу гарантировались всеобщее образование, государственное обеспечение, неограниченная свобода печати, право петиций, право объединения в народные общества и другие права человека. Статья 7 Декларации 1793 г. в число личных прав граждан включила право собраний с «соблюдением спокойствия», право свободного отправления религиозных обрядов.

В якобинской Декларации особое внимание уделялось гарантиям от деспотизма и произвола со стороны государственных властей. Согласно ст. 9, «закон должен охранять общественную и индивидуальную свободу против угнетения со стороны правящих». Всякое лицо, против которого совершался незаконный, т. е. произвольный и тиранический акт, имело право оказывать сопротивление силой.

Поскольку сопротивление угнетению рассматривалось как следствие, вытекающее из прочих прав человека, Декларация 1793 г. делала революционный вывод о том, что в случаях нарушения правительством права народа «восстание для народа и для каждой его части есть его священное право и неотложнейшая обязанность» (ст. 35). Таким образом, в отличие от Декларации 1789 г., где говорилось о национальном суверенитете, якобинцы в своих конституционных документах проводили идею народного суверенитета, восходящую к Ж. -Ж. Руссо.

Свобода личности, вероисповедания, печати, подати петиций, законодательной инициативы, право на образование, общественную помощь в случае нетрудоспособности, право на сопротивление угнетению — таковы были демократические принципы, провозглашенные Конституцией 1793 г.

Конституция была поставлена на утверждение народа — первичных собраний избирателей — и одобрена большинством голосов.

Ожесточенная классовая борьба заставила, однако, якобинцев отказаться от практического осуществления Конституции 1793 г. Встав у власти, якобинцы должны были решить задачи, от которых зависело спасение Франции и революции. В стране царил голод (надо было найти продовольствие и организовать его распределение); армия, малочисленная, терпела поражения; войска коалиции вступили на французскую территорию. Якобинцы должны были заняться осуществлением своих программных требований: дать землю крестьянам, позаботиться о рабочих. Ситуация вынуждала к созданию революционного правительства, составной частью которого стал Национальный конвент (высший законодательный орган республики, он сосредоточил еще в своих руках всю верховную исполнительную власть). Таким образом, революционное правительство на деле отвергло принцип разделения властей.

Из принятых в период Якобинской диктатуры декретов следует ещё отметить:

Декрет 7 сентября 1793 г. — «ни одни француз не может пользоваться феодальными правами… в какой бы то ни было области под страхом лишения всех прав гражданства».

Декрет, уничтожающий рабство негров в колониях 4 февраля — 11 апреля 1794 г. — все жители колоний без различия расы, являются французскими гражданами и пользуются всеми правами, установленными конституцией.

Под влиянием левых в конце февраля 1794 г. были приняты декреты о бесплатном разделе имущества «подозрительных» (врагов революции) между неимущими («вантозские декреты»). Якобинцы пошли на это, так как раздел должен был увеличить число собственников из неимущих и тем самым расширить круг людей, поддерживающих якобинскую диктатуру. Но эти декреты натолкнулись на остро враждебное отношение многих членов Конвента и правительственного аппарата и не были проведены в жизнь.

В конце сентября 1793 г. был принят Декрет Конвента о введении во Франции нового революционного летосчисления, берущего свое начало с установления Французской республики.

Характерно, что тесная связь якобинцев с городскими низами, когда этого требовали чрезвычайные обстоятельства (продовольственные трудности, рост дороговизны и т. п.), неоднократно вынуждала их отступать от принципа свободы торговли и неприкосновенности частной собственности. В июле 1793 г. Конвент ввел смертную казнь за спекуляцию предметами первой необходимости, в сентябре 1793 г. декретом о максимуме устанавливались твердые цены на продовольствие.

Кроме того, Робеспьер попытался укрепить свое влияние при помощи новой гражданской религии, проповедуемой ранее левыми. Он отвергал как католицизм, так и атеизм и насаждал культ Верховного существа природы. Робеспьер хотел вокруг Верховного существа объединить все революционные элементы Франции. Декрет о культе Верховного существа был принят 7 мая 1794 г., но ни народные массы, ни буржуазия не сочувствовали новому культу, он был искусственным и не мог быть долговечным.

Итак, с началом правления якобинцев Французская революция вступила в свой завершающий третий этап (2 июня 1793 г. — 27 июля 1794 г.). Государственная власть, уже сосредоточенная к этому времени в Конвенте, перешла в руки вождей якобинцев — небольшой политической группировки, настроенной на дальнейшее решительное и бескомпромиссное развитие революции. Крайняя напряженность внешнего и внутреннего положения Республики, сражавшейся с многочисленными и непримиримыми врагами, необходимость организовать и вооружить армию, мобилизовать весь народ, сломить внутреннюю контрреволюцию и искоренить измену — всё это требовало крепкого централизованного руководства. Конституция 1793 г. так и не вступила в действие.

2. Якобинская диктатура: основные учреждения и режим правления

2. 1 Организация революционной власти

Осенью 1793 г. оформилась Якобинская диктатура. Верховным органом республики являлся Конвент. Он осуществлял в полном объеме законодательную, судебную и исполнительную власть. Основы организации революционного правительства (см. схему на рис. 1 в приложении) были определены Конвентом в ряде декретов, в частности в Учредительном законе от 4 декабря 1793 г. «О революционном порядке управления». В этом Декрете предусматривалось, что «единственным центром управления» в республике является Национальный конвент. За ним признавалось исключительное право на принятие и толкование декретов. Такое закрепление руководящей роли Конвента в системе органов революционной диктатуры было обусловлено самим ходом политической борьбы. После изгнания жирондистов преобладающим влиянием в нем пользовались якобинцы.

Конвент был тесно связан с Парижской коммуной, народными обществами, т. е. был признанным центром революционных сил того времени, к тому же постоянно действовавшим органом, который оперативно реагировал на быстро меняющуюся политическую ситуацию, рассматривал большое количество вопросов и за сравнительно короткий срок принял огромную массу законов (декретов).

Ещё раньше, в связи с опасностью иностранной интервенции и монархических мятежей, угрожавших самому существованию республики, жирондистский Конвент декретировал учреждение Комитета общественной безопасности (2 октября 1792 г.), Чрезвычайного уголовного трибунала в Париже (10 марта 1793 г.), Комитета общественного спасения (6 апреля 1793 г.).

В июле 1793 г. Конвент обновил Комитет общественного спасения. Дантон, игравший до этого руководящую роль в Комитете и всё более проявлявший примиренческое отношение к жирондистам, был отстранен. В состав Комитета в разное время были выбраны обнаруживший непреклонную волю к подавлению контрреволюции Робеспьер и полные революционной энергии и смелости Сен-Жюст и Кутон. Выдающийся организаторский талант в создании вооруженных сил республики проявил избранный в Комитет крупный математик и инженер Карно. Фактическим руководителем Комитета общественного спасения стал Робеспьер. Воспитанный на идеях Руссо, человек твердой воли и проницательного ума, неустрашимый в борьбе с врагами революции, далекий от всяких личных корыстных расчетов, Робеспьер — «неподкупный», как его прозвали, приобрел огромный авторитет и влияние, стал на деле вождем революционного правительства. Комитет общественного спасения, подотчетный Конвенту, превратился под руководством Робеспьера в главный орган якобинской диктатуры; ему подчинялись все государственные учреждения и армия; ему принадлежало руководство внутренней и внешней политикой, делом обороны страны.

Большую роль играл также реорганизованный Комитет общественной безопасности, на которой возложена была задача вести борьбу с внутренней контрреволюцией.

Конвент и Комитет общественного спасения осуществляли свою власть при посредстве комиссаров из числа депутатов Конвента, которые направлялись на места с чрезвычайно широкими полномочиями для подавления контрреволюции и реализации мероприятий революционного правительства. Комиссары Конвента назначались и в армию, где они проводили огромную работу: заботились о снабжении войск всем необходимым, контролировали деятельность командного состава, беспощадно расправлялись с изменниками, руководили агитацией и т. д.

Роль Комитета общественной безопасности резко возросла после принятия Декрета о подозрительных (17 сентября 1793 г.), объявлявший подозрительным каждого, кто был известен приверженностью старому порядку, кто находился в родстве с дворянами-эмигрантами или состоял у них на службе, и всех тех, кто не мог доказать, на какие средства он существует. Декрет предписывал арест подозрительных. Если имелись обвинительные материалы, арестованные подлежали суду; если этих материалов не было, они оставлялись под арестом на неопределенное время.

Большое значение в системе революционно-демократической диктатуры имели местные революционные комитеты. Они следили за выполнением директив Комитета общественного спасения, вели борьбу с контрреволюционными элементами, помогали комиссарам Конвента в осуществлении стоявших перед ними задач.

Видную роль в период революционно-демократической диктатуры играл Якобинский клуб с его разветвленной сетью отделений — провинциальными клубами и народными обществами. Большим влиянием пользовались также Парижская коммуна и комитеты 48 секций Парижа.

К лету 1793 г. силы антифранцузской коалиции выросли во много раз. Промышленность и финансы Англии, её флот и многие армии европейских стран были использованы против революционной Франции. Чтобы выстоять и победить, Франции требовалось военная сила, техника, хотя бы минимальное обеспечение армии всем необходимым, а также уверенность в справедливости войны, сила духа и революционный подъем. Для большей согласованности действий старых линейных частей, которые составляли армию до революции, с волонтерскими войсками, менее обученными и дисциплинированными, надо было слить воедино всю армию. Комитет общественного спасения провел «амальгаму», т. е. соединение линейных полков с волонтерскими. Волонтерские части подняли дух всей армии. Многие из волонтеров горячо поддерживали якобинцев. «Мир хижинам, война дворцам» — главный лозунг французской армии.

В течение 1793 г. в период Якобинской диктатуры обострилась борьба с католической церковью как оплотом реакции. По всей Франции осенью 1793 г. проводилась «дехристианизация». Священников заставляли отказываться от сана, закрывали церкви. Коммуна Парижа в ноябре 1793 г. запретила католическое богослужение. Эти меры использовали враги Франции для контрреволюционной агитации, и через месяц Конвент, учитывая недовольство крестьян, принужден был принять Декрет о свободе культов.

Согласно декрету Конвента от 10 октября 1793 г., Комитету общественного спасения должны были подчиняться временный исполнительный совет, министры, генералы. Ему же вменялось в обязанность сначала ежедневно, а с декабря 1793 г. ежемесячно представлять отчеты о своей работе в Национальный конвент.

Для связи Конвента и правительственных учреждений с местами в департаменты и в армию посылались комиссары из числа депутатов Конвента, которые наделялись широкими полномочиями. Они осуществляли контроль за применением декретов революционного правительства и в случае необходимости могли отстранять должностных лиц в департаментах и генералов в армии. Сложная политическая ситуация (контрреволюционные мятежи, измены в армии) вынуждала комиссаров Конвента орать на себя иногда и непосредственные административные и организационные функции — издавать обязательные распоряжения, командовать воинскими частями и т. д.

К задачам революционной диктатуры было приспособлено управление на местах. Законом 4 декабря 1794 г. из ведения администрации департаментов были изъяты важнейшие вопросы, «относящиеся к революционным законам и мерам управления и общественного спасения». По этим вопросам дистрикты и муниципалитеты сносились непосредственно с революционным правительством. Наибольшую активность в местном управлении проявляли муниципалитеты, из которых были изгнаны жирондисты. В работе коммун и их секций, в генеральных советах широкое участие принимали низы городского и сельского населения.

Ещё по Декрету 21 марта 1793 г. для надзора за враждебными республике иностранцами в каждой коммуне и ее секции избирались наблюдательные и иные специальные комитеты. При якобинцах функции этих комитетов значительно расширились, они получили название революционных комитетов. Эти комитеты, состоявшие из наиболее активных и фанатично преданных революции граждан, были созданы по всей стране. Они превратились в инструмент революционного террора и в главную опору Комитета общественного спасения на местах. Они не только последовательно проводили в своих округах политику центра, но в свою очередь сами оказывали давление на Конвент, вынуждая его в ряде случаев выполнять требования опьяненных революцией масс.

Одной из существенных особенностей якобинской диктатуры было создание специальных органов, предназначенных для борьбы с внешними врагами и внутренней контрреволюцией. В своей деятельности, направленной на защиту республики и завоеваний революции, они использовали методы революционного террора.

В системе органов якобинской диктатуры чрезвычайно активную роль играл также Революционный трибунал. Он превратился в постоянно действующее орудие революционного террора лишь после его реорганизации 5 сентября 1793 г. Судьи, присяжные заседатели, общественные обвинители и их помощники назначались Конвентом. Вся процедура в Революционном трибунале характеризовалась упрощенностью и быстротой, что позволяло ему вести целенаправленную, но в то же время и жестокую борьбу с политическими противниками революционного правительства — роялистами, жирондистами, агентами иностранных держав.

Только до 10 июня 1794 г. по приговору Революционного трибунала было казнено 2607 человек. 10 июня 1794 г. Декрет о революционном трибунале закрепил, что «враг народа» (без точного определения) подлежит смертной казни; этот Декрет повлек за собой и рост казней невинных и оклеветанных людей (за 43 дней было казнено 1350 человек).

В этой связи нужно отметить, что точки зрения на Якобинскую диктатуру различны.

«Якобинцы видели в государстве великую силу, которая должна подчинить себе все проявления человеческого бытия, воспитывая гражданина для своих целей, требовать от него полного повиновения, устанавливать в частной и социальной жизни все, начиная с мелочей поведения и кончая религией, которая тоже должна быть гражданской», — писал известный историк Кареев. Диктатура и террор, по мнению Кареева, были обусловлены особенностями доктрины, которую исповедовали якобинцы.

А.В. Гордон рассматривает якобинское восстание мая-июня 1793 г. как «народное» и «глубоко патриотическое», как «кульминационный пункт Великой революции». Он считает, что благодаря якобинской диктатуре Франция победила феодализм в аграрной сфере и иностранную интервенцию.

В.Г. Ревуненков, не скрывающий своих марксистских взглядов, согласен с тем, что Якобинская диктатура была «вершиной Французской революции». Он защищает якобинский террор, называя его «исторически оправданным», но утверждает, что истинным авангардом народа, совершившего революцию, была Коммуна Парижа, «бешеные», эбертисты, но не якобинцы, представлявшие, по его мнению, революционную буржуазию.

Именно якобинские декреты и якобинская энергия спасли пролетариат от голодной смерти. Якобинцы распространили максимум на все предметы первой необходимости: продажа товаров должна была сократиться, но зато был достигнут главный выигрыш: приостановлен рост цен на товары. В деревню были посланы продовольственные отряды, изымавшие излишки продовольствия вооруженной рукой. В интересах справедливого распределения были изобретены продовольственные карточки.

Таким образом, мы можем сделать следующие выводы. Составной частью революционного правительства стал и сам Национальный конвент. Сохранив положение высшего законодательного органа республики, он сосредоточил еще в своих руках всю верховную исполнительную власть. Таким образом, было констатировано, что революционное правительство не знает разделения властей. Ядром власти, ее штабом, ее фактическим центром сделался Комитет общественного спасения. Третьим важным элементом революционного правительства сделался Комитет общественной безопасности. Его специальной задачей было преследование контрреволюционеров, арест и предание суду революционного трибунала. Органами якобинской диктатуры на местах служили революционные комитеты. Они действовали наряду с муниципалитетами, но играли большую роль, чем последние. Проведение революционных законов поручалось главным образом им. Подчеркнем, что сильная централизованная власть в руках якобинцев сочеталась с широкой народной инициативой снизу. Мощное движение народных масс, направленное против контрреволюции, возглавлялось якобинской революционно-демократической диктатурой.

2. 2 Крах Якобинской диктатуры во Франции

К концу 1793 г. политика революционного террора во Франции захватила уже не только мятежные провинции, но и всю страну. Распространившиеся повсюду революционные трибуналы при разбирательстве растущего потока дел выносили лишь два решения — полное оправдание или смертную казнь. Среди осужденных на смертную казнь оказывались люди совершенно разных слоев общества — это и «вдова Капет» Мария Антуанетта, и бывший герцог Орлеанский, а также фейяны, жирондисты, «бешеные», дантонисты, эбертисты. Независимо от целей, которые преследовали осужденные, одна участь постигла тех, кто отстаивал старый порядок, и тех, кто стоял у истоков и совершал революцию.

Расправившись с врагами, Робеспьер сосредоточил в своих руках максимум власти. Но массовые репрессии вели к изоляции его и ближайших сподвижников в Конвенте: Кутона, Сен-Жюста, Леба, Робеспьера-младшего. Успехи революционных армий на всех фронтах лишили политику террора всякого логического оправдания. Левые, правые и «болото» Конвента объединялись для борьбы с тираном. Государственный переворот 9 термидора (27 июля 1794 г.) положил конец якобинской диктаторе. Ее вожди погибли под ножом все той же гильотины (были арестованы, а затем казнены ведущие якобинцы).

Термидорианский переворот знаменовал начало постепенного угасания революции.

В 1795 г. была принята новая Конституция. Она утвердила двухпалатный законодательный корпус, вводила двухстепенные выборы, а также имущественный ценз. Исполнительная власть возлагалась на Директорию из пяти человек. Однако эти меры были призваны охранять интересы не прежней аристократии, а новых крупных собственников, порожденных революцией. Обстановка во Франции не была стабильной, был необходим более жесткий режим.

При общей тенденции к политической стабилизации режим Директории в то же время отражал дальнейшее развитие революционного процесса. Продолжалась конфискация эмигрантских земель. Было провозглашено отделение церкви от государства (1794 г.). Экономический кризис вызвал последний всплеск народных движений в жерминале и прериале 3 года (апрель — май 1795 г.). Осенью 1795 г. Баррасом и Бонапартом был разгромлен роялистский мятеж в Париже, что стало безусловным успехом политики Директории. Итальянский поход французских армий положил начало революционной экспансии в Европе.

Отмена максимумов и регламентации доходов, упразднение ассигнатов, проведенные Директорией, неизбежно сопровождались ростом цен и спекуляции. Все большее влияние получали нувориши (новые богатые), «золотая молодежь», расцветали салоны, куда переместился центр политической жизни. Якобинский клуб был разгромлен.

Чтобы уничтожить и самую память о клубе, Конвент постановил сломать Якобинский монастырь и устроить на его месте «рынок 9 термидора». Теперь он носит название «Marchй St. -Honorй», на улице этого имени. По распущении Конвента в 1795 г. члены бывшего клуба дважды пытались вновь организоваться. Сначала они образовали клуб Пантеона, который пользовался покровительством Директории и быстро разросся до 2000 членов; но так как этот клуб поддался социалистической пропаганде Бабёфа, то был закрыт уже 28 февраля 1796 г. Когда столкновения между Директорией и советами создали благоприятную почву для возобновления якобинской агитации, Якобинцы организовали новый клуб «Манежа», открывшийся 6 июля 1799 г. и прославлявший в патетических речах память Бабёфа и Робеспьера. Это тотчас вызвало отпор «золотой молодежи» и новые драки, во время которых толпа брала сторону клубистов. 13 августа клуб был закрыт по распоряжению Сийеса.

С поражением якобинцев народные массы надолго ушли с политической сцены Франции. Усиление реакции сопровождалось «белым террором», во многом походившим на сведение старых счетов. Однако он существенно отличался от «красного террора» робеспьеристов. У него не было особых институционных форм — трибуналов. Он не прикрывался специальными законодательными актами и, очевидно, имел иной масштаб. Нараставшая тяга к стабильности, к консолидации тех сил, которые обогатились и приобщились к власти в результате революции, привела к военному перевороту 18 брюмера (9−10 ноября 1799 г.) и к установлению диктатуры Наполеона Бонапарта: 9 ноября 1799 г. генерал Бонапарт разогнал Директорию и установил фактически собственную власть, хотя республиканский строй внешне сохранялся. В 1802 г. Наполеон путем плебисцита был назначен пожизненным консулом. В 1804 г. республика во Франции была упразднена, Наполеон стал императором французов.

Несмотря на различие интересов и разнородность социальных стремлений якобинского блока, влияние низов города и деревни — санкюлотов, секций Коммуны на политику якобинцев было так значительно, что именно во время Якобинской диктатуры были окончательно разорваны феодальные путы. Историческое величие якобинцев состояло в том, что они были с революционным большинством народа, с революционными передовыми классами своего времени. Якобинцы выполнили свою историческую миссию: они помогли проложить путь капитализму, хотя и стремились к целям более высоким, к всеобщему благоденствию всего народа.

Переворот 18 брюмера, поставивший точку в истории французской революции, удивительным образом совпал с концом XVIII в. Великая революция завершила собой век Просвещения, но она же во многом определила политические и социальные процессы следующего столетия, далеко выходящие за пределы границ самой Франции, а также судьбу многих европейских государств этого времени.

Заключение

Якобинская диктатура — революционно-демократическая диктатура, высший этап Великой французской революции. Была установлена в результате народного восстания 31 мая — 2 июня 1793 г., приведшего к власти якобинцев. Опиралась на революционный блок городской мелкой и средней буржуазии, большинства крестьянства и плебейских масс. Якобинская диктатура установилась в тяжёлых условиях, когда развязанные внутренними врагами мятежи (роялистов в Вандее, жирондистов в Бордо, Тулузе, Лионе и других городах), контрреволюционный террор, интервенция, экономические трудности поставили французскую республику на грань катастрофы.

Правовое оформление системы власти Якобинской диктатуры осуществлялось постепенно и было завершено декретами 10 октября и 4 декабря 1793 г., учредившими во Франции «временный революционный порядок управления» (введение в действие буржуазно-демократической конституции, принятой Конвентом 24 июня 1793 г., было отложено).

Вся полнота законодательной и исполнительной власти сосредоточилась в руках Конвента и его комитетов; Комитет общественного спасения (с 27 июля 1793 г. фактически возглавлявшийся М. Робеспьером) в сущности выполнял функции революционного правительства; основной задачей Комитета общественной безопасности и Революционного трибунала была борьба против внутренней контрреволюции. В департаменты и в армии направлялись облечённые чрезвычайными полномочиями комиссары Конвента.

Сосредоточение государственной власти в руках якобинского правительства сочеталось с широкой инициативой народных масс и их организаций. Наряду с Якобинским клубом большую политическую роль играли демократическая по составу Парижская коммуна, выборы в которую были проведены в ноябре 1792 г., и связанные с ней секции Парижа, а также Клуб кордельеров, функционировавшие по всей стране Революционные комитеты, многочисленные народные общества. Прямое давление народных масс на Конвент во многом определяло решительную политику Якобинской диктатуры.

По инициативе парижских секций Коммуны был издан 23 августа 1793 г. декрет о мобилизации всей нации для отпора врагу. Под нажимом парижского плебейства 4−5 сентября 1793 г. Конвент ответил революционным террором на террор врагов революции, репрессиями по отношению к спекулянтам, вмешательством государства в сферу распределения главных продуктов потребления (декрет о всеобщем максимуме 29 сент. 1793 г. и др.). Эти меры задевали интересы городской и сельской буржуазии.

Якобинцы в кратчайший срок решили главные задачи буржуазной революции и отстояли её завоевания. Когда благодаря Якобинской диктатуре миновала опасность реставрации старых порядков, обострился антагонизм внутри блока социальных сил, сплотившихся вокруг якобинцев в борьбе с общим врагом. У городских и сельских низов нарастало недовольство буржуазной ограниченностью политики якобинской власти (распространение максимума на заработную плату, преследование стачек городских и сельских рабочих, устранение «бешеных», роспуск «революционной армии» декретом 27 марта 1794 г., невыполнение вантозских декретов и др.).

Крупная и средняя буржуазия, зажиточное и среднее крестьянство по мере уменьшения опасности реставрации монархии не хотели больше терпеть режим революционной диктатуры (ограничение свободы торговли и предпринимательства, твёрдая политика максимума и реквизиций, революционный террор), сужавший их возможности извлечь все выгоды из победы буржуазной революции. Отражением этих процессов явилось обострение с начала 1794 г. политической борьбы в рядах самого якобинского блока. Выражая стремления бедноты, левые («крайние») якобинцы (руководители Парижской коммуны Ж. Р. Эбер, П. Г. Шометт и др.) и близкие к ним деятели парижских секций и Клуба кордельеров требовали дальнейшего проведения уравнительных мер, ограничивающих крупную собственность и свободу буржуазной наживы, строжайшего соблюдения максимума, ужесточения революционного террора, войны до полной победы. На противоположном политическом фланге «снисходительные» (дантонисты) во главе с Ж. Дантоном и К. Демуленом, связанные с поднявшейся во время революции новой буржуазией, добивались ослабления режима революционной диктатуры, а во внешней политике — скорейшего заключения мира.

Казнь в марте — апреле 1794 г. Эбера и других эбертистов, Шометта, а также Дантона и других дантонистов, усиление революционного террора (декрет 10 июня 1794 г.) не могли предотвратить неумолимый процесс распада якобинского блока и нарастания кризиса Якобинской диктатуры. В июне — июле 1794 г. в недрах Конвента сложился заговор, направленный против возглавлявшегося Робеспьером и его ближайшими сподвижниками революционного правительства. Хотя к заговору примкнули и некоторые левые якобинцы, главную роль в нём играли представители контрреволюционной буржуазии. В результате термидорианского переворота (27/28 июля 1794 г.) Якобинская диктатура была свергнута.

Список литературы

1. Айрапетов А. Г. Американская и Французская революции XVIII века: современный взгляд // Преподавание истории в школе. — 2009. — № 5. — С. 23−27.

2. Алексеев А. И. Убийство Жана Поля Марата и Авеля // Вестник Российской правовой академии. — 2010. — № 1. — С. 3−6.

3. Баскаков В. И. Армия Великой французской революции // Преподавание истории в школе. — 2009. — № 3. — С. 24−27.

4. Бессонов Б. Исторический опыт Великой французской революции и современность // Мир и политика. — 2009. — № 28. — С. 103−112.

5. Блуменау С. Ф. Французский историк о механизме террора во времена революции // Новая и новейшая история. — 2006. — № 3. — С. 126−132.

6. Бовыкин Д. Ю. О современной российской историографии Французской революции XVIII века (полемические заметки) // Новая и новейшая история. — 2007. — № 1. — С. 48−73.

7. Винник А. В. Проблема отношений церкви и государства в период Великой французской буржуазной революции (ритуально-семиотический аспект) // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Филология. — 2008. — Т. 27. — № 14. — С. 14−17.

8. Гениффе П. Террор: случайность или неизбежный результат революций? Из уроков Французской революции XVIII века // Новая и новейшая история. — 2003. — № 3. — С. 61−76.

9. Графский В. Г. Всеобщая история права и государства. — М.: НОРМА, 2003. — 744 с.

10. Исаев И. А., Филиппова Т. П. История государства и права зарубежных стран. Учебник для бакалавров. — М.: Проспект (ТК Велби), 2012. — 560 с.

11. История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой И. А. и проф. Жидкова О. А. — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА * М, 1999. — 712 с.

12. История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов / Под ред. К. И. Батыра. — М.: Т К Велби, 2003. — 496 с.

13. История политических и правовых учений: Учебник для вузов / Под общ. ред. д.ю.н., проф. В. С. Нерсесянца. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2004. — 944 с.

14. Йен Литтлвуд. История Франции. — М.: АСТ, Астрель, 2009. — 224 с.

15. Коротков С. Н. Французское законодательство об эмигрантах эпохи Французской революции XVIII века // Научно-технический вестник информационных технологий, механики и оптики. — 2004. — № 17. — С. 129−137.

16. Манфред А. З. Великая французская революция. — М.: Наука, 1983. — 345 с.

17. Моруа А. История Франции. — М.: Гуманитарная академия, 2007. — 312 с.

18. Никофорова Н. А. История государства и права зарубежных стран: учеб. пособие. — М.: Окей-книга, 2007. — 160 с.

19. Омельченко О. А. Всеобщая история государства и права. Том 1, 2. Учебник. — М.: Эксмо, 2005. — 576+592 с.

20. Павлова Т. В. Власть и общество в эпоху Французской революции конца XVIII в. (на примере истории Парижских секций) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2011. — № 3−3. — С. 115−118.

21. Прудников М. Н. История государства и права зарубежных стран. Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности 30 501 «Юриспруденция». — 3 изд. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. — 543 с.

22. Ревуненков В. Г. Очерки по истории Великой французской революции: Якобинская диктатура и ее крушение. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1983. — 411 с.

23. Утяшев М. М. Социально-политические воззрения Жан Поль Марата // Правовое государство: Теория и практика. — 2009. — № 18. — С. 3−7.

24. Федорова М. М. Французский либерализм: до и после революции. Руссо — Констан // Полис (Политические исследования). — 1993. — № 6. — С. 126−134.

25. Хут Л. Р. Личность в истории: «вожди масс» в эпоху Нового времени // Преподавание истории в школе. — 2010. — Т. 2. — С. 66−69.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой