Государственный строй России на рубеже XIX-XX веков

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: ///

Оглавление

Введение

  • 1. Особенности государственного и общественного строя в России на рубеже ХIX- XX вв
  • 2. Россия на рубеже XIX—XX вв.еков
    • 2.1 Русское самодержавие
    • 2.2 Первая буржуазно-демократическая революция в России и ее значение
  • Заключение
  • Список использованной литературы

Введение

Проблема коренного обновления всех сфер жизни от экономики до государственного строя и законодательства встала перед Россией на рубеже XIX—XX вв.еков. Модернизацию предстояло проводить на огромном пространстве, в стране со многими феодальными пережитками и устойчивыми консервативными традициями. Внутренняя политика строилась на великодержавных принципах. Система высших органов власти и управления была призвана укрепить власть императора.

Нарастала социальная напряженность, обусловленная быстрым развитием новых экономических форм. Углублялся конфликт между помещичьим и крестьянским секторами экономики. Пореформенная община уже не могла сдержать социальной дифференциации крестьянства. Крепнущая российская буржуазия претендовала на политическую роль в обществе, встречая противодействие дворянства и государственной бюрократии. Главная опора самодержавия — дворянство — теряла монополию на власть.

Оживление и развитие товарно-денежных отношений, формирование рынка товаров, сырья, финансов и рабочей силы потребовали перестройки политической, правовой и государственной систем.

Целью настоящей курсовой работы является исследование особенностей государственного и правового устройства в России на рубеже XIX—XX вв.ека.

В соответствии с поставленной целью в работе определены следующие задачи:

Исследовать особенности общественного и государственного строя в России на рубеже XIX—XX вв.

1. Особенности государственного и общественного строя в России на рубеже ХIX- XX вв

Период с 70-х годов XIX века и начала XX века был временем относительно мирного развития, когда Запад в основном уже покончил с буржуазными революциями, а Восток до них еще не дозрел. Что же представляла собой Россия в этот период? Это была самая огромная по территории держава, где проживало 126 млн. человек, и самая многонациональная, границы которой продолжали раздвигаться. В 1864—1873 годах в результате военных действий в состав Российской империи вошла Средняя Азия.

Россия была аграрной страной, где 2/3 населения проживало в сельской местности, с уникальной, многонациональной культурой и с ужасающей неграмотностью населения. В экономике России, которая была страной второго эшелона капитализма, в свою очередь были представлены не только различные экономические уклады, но и элементы различных формаций, начиная с родовой и до капиталистической. Здесь совмещались и европейская цивилизованность, и «азиатчина».

Вся полнота власти принадлежала царю — российскому самодержцу. Главной социальной опорой царизма был дворянско-помещичий класс, высшие представители которого занимали ведущие посты в государственном управлении. Никакого общегосударственного, представительного высшего органа до 1905 года Россия не имела. Сверхцентрализм, сословность, громоздкость и недемократичность — главные черты ее системы управления. До полумиллиона чиновников всех рангов, множество учреждений и органов выполняли на местах царскую волю. В ее распоряжении находились армия, которая в мирное время насчитывала более 1 млн. человек, а также жандармско-полицейский аппарат. История государства и права России. // Под ред. Ю. П. Титова — М.: Проспект, 2007.

Отличительной чертой России являлась и нерешенность национального вопроса. Любые национальные движения подавлялись беспощадно. Право на самоопределение наций не было реализовано. Исключение представляли лишь Финляндия, имевшая автономию, и Королевство Польское со своим двухпалатным представительным выборным органом — сеймом, собственной армией и кабинетом министров, во главе которого тем не менее стоял царский наместник. Государственным языком был русский, православие считалось государственной религией, юридическое и фактическое неравенство было нормой.

Серия буржуазных реформ в России прошла только после 1861 года, когда ликвидировали крепостничество. Непосредственно реформа коснулась помещичьих крепостных крестьян, которых по ревизии (переписи) 1858 года числилось 20,2 млн. человек, или 39% всего населения, относительно к сословию крестьян. Другой крупнейшей категорией были государственные, или казенные, крестьяне (16,5 млн, или 32%). К ним были близки удельные крестьяне, т. е. сидевшие на землях, принадлежавших лично членам царской фамилии (2 млн., или 4%). Законами 1863−1866 годов было урегулировано земельное устройство государственных и удельных крестьян путем предоставления им в собственность или в бессрочное пользование земли, которую они фактически обрабатывали. Земля предоставлялась им за определенные платежи, носившие характер выкупа.

Крепостные крестьяне получали личную свободу и формально не платили за это. Но система оплаты крестьянами выделяемой им земли была построена таким образом, что фактически они платили «не за землю только, но и за все выгоды крепостного права, т. е. главным образом за потерю права облагать крестьян произвольными оброками». Завершением реформы считалась выкупная операция. Так, судебная реформа, устранившая сословный суд, ввела независимость судей, институты адвокатуры и присяжных заседателей. Впервые появились законодательно разрешенные местные выборные представительные органы власти — земства, имевшие свой бюджет. Значительно была ослаблена цензура. Все это говорило о том, что самодержавная власть вступала, делая лишь первые шаги, на путь превращения в буржуазную монархию.

Изменения коснулись и экономики, и социально-классовой структуры общества. Накануне первой мировой войны Россия была уже вполне капиталистической страной.

С чем был связан стремительный рост российского капитализма? Каковы причины?

1. Привлечение иностранного капитала, в основном в виде займов, чему содействовали дешевая рабочая сила, обилие богатейших залежей ископаемых, постоянное повышение пошлин на ввоз товаров. Все это обеспечивало высокие прибыли на капитал. В основном капитал ввозился из Франции, Англии, Бельгии и Германии. Правительство в первую очередь через государственные заказы, субсидии, концессии направляло их на железнодорожное строительство, что, в свою очередь, стимулировало развитие многих базовых отраслей экономики, создание внутреннего рынка. Ленин отмечал, что иностранный капитал «…в тех странах, куда он направляется, оказывает влияние на развитие капитализма, чрезвычайно ускоряя его».

2. Широкое внедрение иностранного капитала непосредственно в промышленность и другие отрасли народного хозяйства, участие иностранных фирм и банков в российских акционерных предприятиях. Это было вызвано, во-первых, переходом русского правительства с начала 90-х годов XIX века к протекционизму, когда, в целях защиты отечественного капитала, ввоз иностранных товаров стал более ограниченным. С другой стороны, введение, в соответствии с финансовой реформой, золотого денежного обращения, что привело к конвертируемости рубля. Широкое использование иностранного капитала стимулировало появление в России относительно новых для нее реалий: биржи, ценных бумаг, акций, частных банков. В конце XIX века шел интенсивный процесс формирования пролетариата. Так, если с 1865 года число рабочих удвоилось лишь через 25 лет, то для следующего удвоения потребовалось всего 10 лет.

Особенности российского пролетариата следующие:

— неоднородность состава. Собственно фабрично-заводской пролетариат составлял в России к концу XIX века немногим более одной трети его численности. Значительная же часть рабочего класса была занята в сфере услуг, торговле, кустарных предприятиях, промыслах;

— высокая прослойка среди рабочих — выходцев из деревни, которых промышленность не успевала «превратить» в пролетариев;

— интернациональный состав;

— высокая концентрация пролетариата на крупных предприятиях;

— жесткие формы эксплуатации;

— рабочие, особенно текстильных и обрабатывающих отраслей, имели тесные связи с крестьянством, а порой так до конца и не порывали связи с землей.

Сила промышленного пролетариата заключалась в том, что он, экономически господствуя «над центром и нервом всей хозяйственной системы капитализма», был наиболее политически сознателен и организован. Сила его в России в конце XIX века была и в том, что он по историческим условиям был единственным классом, который мог возглавить революционное движение, повести за собой трудящихся, демократические элементы, и прежде всего крестьянство.

Промышленная буржуазия начала складываться еще до реформы как торговая буржуазия, но оформилась как класс во второй половине XIX века. Крупная и средняя буржуазия в России с самого своего появления не была революционным классом, она была тесно связана с помещиками экономически и политически и нуждалась в помощи царизма для подчинения своих рабочих. По переписи 1897 года было примерно 1,5 млн. человек крупной буржуазии и 0,9 млн. рантье.

Основными источниками пополнения промышленной буржуазии были выходцы из мелкой промышленности, купцов и из дворян. Значительную долю крупной буржуазии составляли выходцы из других стран — немцы, французы, евреи и др. Буржуазия не выступала против помещиков, она добивалась лишь влияния на политическую жизнь страны в союзе с царизмом. Российский государственный капитализм был результатом политики не буржуазного, а самодержавно-помещичьего государства, что объективно не могло не вызвать противоречий, острых проблем в социально-экономической жизни страны. История отечественного государства и права / Под ред. О. И. Чистякова. М., 2007.

О каких проблемах идет речь?

1. Нерешенность в капиталистическом плане до конца аграрного вопроса. Мировой опыт знает несколько путей его решения:

а) фермерский (американский) путь, когда отсутствие феодальных пережитков, огромный земельный фонд позволяли сразу развивать сельское хозяйство по капиталистическому пути;

б) Западная Европа имела две разновидности решения аграрного вопроса. В Англии, например, пошли фактически на ликвидацию собственного сельскохозяйственного производства и ввоз его продукции из-за рубежа, главным образом из колоний. Во Франции же, где даже в 90-е годы 60% населения составляли крестьяне, с XV века не знавшие крепостничества, шли по пути постепенной трансформации мелкого крестьянского производства в среднефермерские хозяйства.

В России не был осуществлен даже прусский путь развития. Большая часть дворян сумела добиться максимально выгодного варианта реформы, отрезав в свою пользу значительную долю наделов крестьян, ограбив их высокими выкупными платежами. Бедняк оставался основной фигурой в деревне.

2. Капитализм создал в России вместо прежней раздробленности производства невиданную раньше концентрацию его как в земледелии, так и в промышленности.

3. Подорвав вековой застой сельского хозяйства, он способствовал созданию крупного земледелия, основанного на использовании машин и широкой кооперации рабочих, объединенных рынком.

Развитие общественного хозяйства после реформы 1861 года пошло чрезвычайно быстро, и за десятилетия Россия прошла путь, который другие передовые страны прошли за века.

2. Россия на рубеже XIX—XX вв.еков

2.1 Русское самодержавие

К началу XX в. Россия оставалась едва ли не единственной европейской страной, где во всей незыблемости сохранялся абсолютизм. В Своде законов Российской империи торжественно провозглашалась обязанность полного послушания царю; власть его определялась как «самодержавная и неограниченная».

Абсолютные прерогативы царя ограничивались всего лишь двумя условиями, обозначенными в основном правовом документе империи; ему вменялось в обязанность: 1) неукоснительно соблюдать закон о престолонаследии и 2) исповедовать православную веру. Будучи преемником и наследником византийского императора, царь-самодержец, согласно СЗРИ, получал власть непосредственно от Бога. Поэтому любое покушение на верховную власть императора или его отказ хотя бы от части своих прерогатив считались святотатством. Конечно, самодержавие могло проводить реформы сверху, но в его намерения никогда не входило создание какого-либо конституционного органа, так как он неизбежно стал бы оплотом организованной оппозиции. Исаев И. А. История государства и права России. М., 2007.

В управлении страной царь опирался на централизованный и строго иерархизированный бюрократический аппарат. Государственный Совет был законосовещательным органом, а члены его, чиновники высшего ранга, назначались пожизненно. Мнения, высказываемые членами Совета при рассмотрении законов, никоим образом не ограничивали свободы решений государя. Исполнительный орган самодержавного государства — Совет Министров — имел также консультативные функции. Что же касается Сената, то к рассматриваемому периоду он фактически превратился в орган, выполняющий функции Верховного Суда. Сенаторы, назначаемые почти всегда пожизненно самим государем, должны были обнародовать законы, разъяснять их, следить за их исполнением и контролировать законность действий представителей власти на местах.

Как и в прошлом, высшие государственные чиновники в подавляющем большинстве были потомственными дворянами. Дворянская аристократия также занимала ключевые должности в провинции, и прежде всего пост губернатора. Сохраняли свое влияние на местах и дворянские собрания, представлявшие собой одновременно выборный орган дворянского самоуправления и основное звено административной системы. Единственное значительное изменение данного института затрагивало его состав, неуклонно падал удельный вес представителей помещиков и, параллельно, увеличивалось представительство дворянства, избравшего путь государственной службы или предпринимательства. Помещики оставались очень консервативной и по-прежнему влиятельной (хотя и неуклонно терявшей свое влияние) силой. Между ними и верхушкой чиновничества наблюдалась взаимная неприязнь. По мнению помещиков, чиновничество (большинство представителей которого принадлежали к дворянскому сословию) переродилось «в класс внесословных интеллектуалов», став «непреодолимой стеной, которая разделила монарха и его народ». Даже робкие попытки высшего чиновничества провести необходимую модернизацию России (не в последнюю очередь с целью самосохранения дворянства как класса) встречали неизменно резкий отпор консервативной и недальновидной помещичьей среды. Совершенно отстранена от политической власти была набиравшая силу русская буржуазия.

Смерть жесткого консерватора Александра III и восшествие на престол Николая II (1894−1917) пробудило надежды тех, кто по-прежнему стремился к таким реформам, как отделение религии от государства, гарантии основных свобод, наличие выборных органов власти. В адрес царя поступали прошения, в которых земства высказывали надежду на возобновление и продолжение реформ 60-х — 70-х гг. Однако, 29 января 1895 г. Николай II в своей речи перед представителями земств категорически отказался от каких бы то ни было уступок и, назвав их «бессмысленными мечтаниями», заявил: «Пусть все знают, что Я, посвящая все Свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его Мой незабвенный, покойный Родитель». На рубеже веков у царской власти была лишь одна насущная политическая задача -- во что бы то ни стало сохранить самодержавие. Социальная база самодержавия медленно, но неуклонно сокращалась. Однако Николай II этого не понимал…

Подобно тому, как политическая система Российской империи значительно отличалась от западной, свою специфику имело и развитие капитализма. Понимая, что развитие промышленности необходимо для поддержания должного уровня боеготовности армии, правительство с очень большим опасением смотрело на социальные последствия индустриализации — возрастание роли буржуазии и появление пролетариата. Соперничество с европейскими державами вынуждало русское самодержавие создавать широкую сеть железных дорог и финансировать тяжелую промышленность.

Таким образом, железнодорожное строительство (только за период с 1861 по 1900 г. было построено и введено в эксплуатацию 51 600 км железных дорог, причем 22 тыс. из них были введены в эксплуатацию в течение одного десятилетия, с 1890 по 1900 г.) дало значительный импульс развитию всей экономики в целом и превратилось в движущую силу индустриализации России. Однако в течение трех десятилетий, последовавших за освобождением крестьян, рост промышленности оставался в целом относительно скромным (2,5 — 3% в год). Экономическая отсталость страны являлась серьезным препятствием на пути индустриализации. Вплоть до 1880 г. стране приходилось ввозить сырье и оборудование для строительства железных дорог.

На пути к реальным переменам стояли два основных препятствия: первое — слабость и неустойчивость внутреннего рынка, обусловленные крайне низкой покупательной способностью народных масс, в особенности крестьянства; второе — нестабильность финансового рынка и слабость банковской системы, что исключало возможность серьезных капиталовложений. Для преодоления этих препятствий требовалась значительная и последовательная помощь со стороны государства. Она приняла конкретные формы в 1880гг., а в полную меру проявилась в 1890гг. Продолжая дело, начатое его предшественниками Михаилом Х. Рейтерном, Николаем Х. Бунге и Иван А. Вышнеградским, Сергей Юльевич Витте, министр финансов с 1892 по 1901 гг., сумел убедить Николая II в необходимости проведения последовательной программы развития промышленности. http: //do. gendocs. ru/docs/index-257 446. html Эта программа предполагала резкое усиление роли государства в экономике, значительную поддержку национальной промышленности (как казенной, так и, прежде всего, частной) и состояла из четырех основных пунктов:

1) жесткая налоговая политика, которая, будучи весьма льготной для промышленности, требовала значительных жертв со стороны городского, а в особенности сельского населения. Тяжелое налоговое обложение крестьянства, постоянно растущие косвенные налоги на товары широкого потребления (в первую очередь государственная винная монополия — 1894 г.) и другие меры гарантировали в течение 12 лет бюджетные излишки и позволили высвободить необходимый капитал для вложения в промышленное производство и размещение государственных заказов на промышленных предприятиях (т.о. основными плательщиками налогов стали не предприниматели, а население);

2) строгий протекционизм, который оградил начавшие развиваться секторы отечественной промышленности от иностранной конкуренции;

3) денежная реформа (1897 г.), гарантировавшую стабильность финансовой системы и платежеспособность рубля. Была введена система единого обеспечения рубля золотом, его свободная конвертируемость, жесткая упорядоченность права эмиссии — в результате золотой рубль на рубеже веков превратился в одну из устойчивых европейских валют. Реформа также повлияла на расширение иностранных капиталовложений, чему в немалой мере способствовало развитие банковского дела, причем некоторые банки приобрели первостепенное значение (например, Русский банк для внешней торговли, Северный банк, Русско-Азиатский банк).

4) привлечение иностранного капитала. Оно производилось либо в виде непосредственных капиталовложений в предприятия (иностранные фирмы в России, смешанные предприятия, размещение русских ценных бумаг на европейских биржах, и т. д.), либо в виде государственных опционных займов, распространяемых на британском, немецком, бельгийском, но главным образом на французском рынках ценных бумаг. Доля иностранного капитала в акционерных обществах, по разным источникам, варьируется от 15 до 29% от общего капитала.

На самом деле более показательными представляются суммы капиталовложений по отраслям и странам за десятилетие с 1890 по 1900 г. Наибольшее количество иностранных инвестиций шло в угольную промышленность и металлургию, а среди иностранных инвесторов составляли большинство французы и бельгийцы, им принадлежало 58% капиталовложений, в то время как немцы владели всего 24%, а англичане — 15%. К концу XIX в. приток иностранного капитала стал массовым явлением. Ананьич Б. В., Ганеяин Р. Ш. Сергей Юльевич Витте и его время. СПб., 2000.

Такое положение, естественно, привело к серьезной политической полемике, особенно в 1898--1899 гг., между Витте и теми деловым кругами, которые успешно сотрудничали с иностранными фирмами с одной стороны, и с другой -- такими министрами, как Михаил Н. Муравьев (МИД) и Алексей Н. Куропаткин (Военное министерство), поддержанными помещиками. Витте стремился ускорить процесс индустриализации, который позволил бы Российской империи догнать Запад. Противники Витте считали, что опора на заграницу неизбежно ставила Россию в подчиненное положение к иностранным инвесторам, а это, в свою очередь, создавало угрозу национальной безопасности. В марте 1899 г. Николай II решил спор в пользу Витте. Последний убедил царя в том, что стабильность политической власти в России гарантировала ее экономическую независимость. («Только разлагающиеся нации могут бояться закрепощения их прибывающими иностранцами. Россия не Китай!»).

Приток иностранного капитала сыграл значительную роль в промышленном развитии 1890-х гг. Однако вскоре обнаружились и связанные с ним проблемы: стоило в последние месяцы 1899 гг. произойти свертыванию иностранных инвестиций в связи с мировым экономическим кризисом, как тут же появились затруднения с получением новых кредитов и в российских банках и их вздорожание. Как следствие наступил кризис в горнодобывающей, металлургической и машиностроительной промышленности, контролируемой в значительной степени иностранным капиталом или выполняющей государственные заказы.

После экономического подъема 1895−1899 гг. произошел значительный спад производства, который распространился на Западную Европу и Соединенные Штаты. Рынок капиталовложений резко сократился, и кризис сильно ударил по экономике России, так как промышленные предприятия страны только-только встали на ноги и нуждались еще в значительных кредитах. Недавно построенные заводы вынуждены были в 1900—1901 гг. резко сократить производство, а то и вовсе остановить его. Осенью 1899 гг. в Санкт-Петербурге на бирже был зафиксирован обвал котировок, связанный с банкротством нескольких крупных промышленников. Российское правительство потеряло возможность получать иностранные займы, следствием чего стало немедленное сокращение государственных заказов (а ведь для некоторых отраслей промышленности государство являлось основным заказчиком!). Таким образом, кризис обнаружил хрупкость промышленных отраслей, базировавшихся на государственных заказах. Для предотвращения более масштабных потрясений правительство увеличило выдачу государственных кредитов промышленности, повысило таможенные тарифы и стимулировало экспорт, приняло решение размещать государственные заказы только на русских предприятиях (впрочем, это исполнялось далеко не всегда) и, наконец, было вынуждено выкупить акции ряда несостоятельных компаний для предотвращения обвала рынка ценных бумаг. Правительству удалось (особенно благодаря действиям Витте) минимизировать последствия кризиса, однако быстро выйти из него не удалось. Интересно отметить, что промышленность, работающая на текущее потребление (например, текстильная), почти не пострадала. Хорос В. С. Ю. Витте: судьба реформатора // МЭиМО. 1998. № 10.

В течение трех лет более 4 тыс. предприятий были вынуждены закрыться и уволить своих рабочих. Оздоровление рынка шло по пути все большей монополизации. Создавались картели (сбытовая монополия, то есть участники сохраняют самостоятельность, но устанавливают квоты производства и сбыта, цены и условия продажи и т. д.) и синдикаты (монополия, объединяющая сбыт товаров своих участников, а иногда и закупки сырья) (1902 г. — «Продамет», 1904 г. — «Продуголь» и «Продвагон» и т. д.). Существуют также высшие формы монополий — тресты и концерны (в России в рассматриваемое время отсутствовали). Трест основан на объединении под единым управление производства, сбыта и финансов отдельных предприятий, лишающихся своей самостоятельности. Тресты подчас являются составной частью еще более крупных монополий — концернов, объединяющих путем финансовых и личных связей предприятия различных отраслей под контролем того или иного банка или финансовой группы. К 1906 г. в России уже было около 30 официальных монополий и не меньшее количество тайных или нигде не зарегистрированных. Это было доказательством того, что тяжелая промышленность России полностью вступила на путь концентрации производства. http: //lib. rus. ec/b/227 688

Массовые увольнения вызвали волну безработицы, которая в свою очередь вызвала возвращение в деревню рабочих, недавно устроившихся в городе. Так волна кризиса докатилась и до деревни, которая и без того задыхалась от своих собственных проблем. 1901 г. оказался неурожайным, тогда как и предшествовавший год был весьма средним. Повсюду в деревне давало себя знать перенаселение. Упала и без того нищенская оплата труда батраков; усилилась задолженность крестьян-батраков. Даже крупные помещики почувствовали на себе последствия кризиса: мировые цены на зерно резко упали, что заметно повлияло на их доходы, так как внутренний рынок был весьма ограничен. Витте был смещен со своего поста (1903 г.). Помещики обвинили его в развале сельского хозяйства во имя подъема промышленности, которая не смогла устоять перед кризисом, пришедшим из-за границы.

В 1902 г., впервые с 1861 г., поднялась целая волна беспорядков в деревне. На Украине и Среднем Поволожье разразились бунты. По данным полиции в период с 1902 по 1904 гг. произошло 670 крестьянских восстаний. Обычно они начинались с разгрома помещичьих усадеб, затем крестьяне занимали поля и угодья своих помещиков, присваивали себе скот и сельскохозяйственный инвентарь.

Постепенно менялся и общий облик деревни. Благодаря земским школам 20 — 25% крестьян уже были грамотными, а значит могли усваивать идеи, содержащиеся в революционных брошюрах. Развитие железнодорожной сети, работа на заводах и служба в армии способствовали расширению кругозора крестьян.

Новый подъем производства, наметившийся в 1903 г. вовсе не означал успокоения. За один только год в стачках участвовало 200. 000 рабочих. Нефтяники Баку сумели путем организованной стачки добиться уступок от нефтяных компаний. Официальные правительственные профсоюзы утратили контроль за ситуацией, а кое-где даже приняли участие в стихийных «неподконтрольных» забастовках. Зубатов был смещен.

Волнения коснулись и студентов — наследников разночинной интеллигенции 1860--1870 гг., численность которых только за 1890-е гг. удвоилась. Студенчество уже не хотело мириться с установленными во времена Александра III ограничениями самостоятельности высших учебных заведений. В феврале 1899 г. полиция ворвалась в здание Санкт-Петербургского университета и расправилась со студентами. В ответ они стали бойкотировать занятия; в течение ряда лет в университете возобновлялись забастовки, которые вскоре перекинулись в провинцию. В марте 1902 г. состоялся подпольный всероссийский съезд студентов, на котором приверженцы либеральных взглядов и эсеры выступили друг против друга. Несмотря на тщательность отбора студентов при приеме и исключения недовольных, высшие учебные заведения превращались в рассадник антиправительственной агитации.

Таким образом, к началу XX в. в России вновь активизировалась оппозиция, задавленная было при Александре III. Реакция властей не заставила себя ждать. Репрессии начались с того момента, когда в апреле министром внутренних дел был назначен Плеве. Для подавления крестьянских восстаний и рабочих забастовок была послана армия. Подверглись преследованиям евреи (в 1902—1904 гг. при полном попустительстве полиции в Кишиневе и Одессе произошли массовые еврейские погромы), на которых правительство стремилось направить волну народного недовольства. Все земские деятели, мало-мальски подозреваемые в либерализме, были смещены со своих постов. Таким образом, правительство давало ясно понять, что оно как и впредь намерено отвергая какие бы то ни было реформы силой отстаивать незыблемость традиционных форм правления. Однако Россия была уже иной, да и Николаю II было далеко до своего отца.

государственный правовой демократический революция

2.2 Первая буржуазно-демократическая революция в России и ее значение

Своеобразием России, отличавшим ее от большинства цивилизованных стран, как уже отмечалось, являлось сохранение в ее политических и экономических структурах архаических феодальных пережитков.

1. Российская империя оставалась неограниченной монархией, что было в начале XX века несомненным анахронизмом. Царизм, защищавший интересы привилегированной буржуазно-помещичьей верхушки, был объективно враждебным интересам народа России.

2. Драматическая ситуация сложилась в деревне, где проживало около 80% россиян. Сохранение помещичьего землевладения обрекало крестьян на хроническое малоземелье, консервировало их низкий уровень жизни. Л. Н. Толстой в 1898 году писал: «Если под голодом разуметь недоедание, не такое, от которого тотчас умирают люди, а такое, при котором люди живут, но живут плохо, преждевременно умирая, уродуясь,… вырождаясь, то такой голод уже 20 лет существует для большинства нечерноземного центра». (Отметим, что в это же время Россия превратилась в ведущего поставщика хлеба на мировой рынок, отнюдь не вследствие продовольственного изобилия в стране.)

3. Общественную нестабильность усиливал рост национальных противоречий.

Именно данные противоречия, процессы определили характер революции как буржуазной по своим целям. Но одновременно с ними возникло другое общественно-политическое движение, иная «социальная война», вызванная в России капиталистическими отношениями. Это борьба рабочего класса и крестьянской бедноты против капиталистической эксплуатации, за переустройство общества на новых началах.

Кризис режима стал особенно очевиден в ходе русско-японской войны (27 января 1904 — 23 августа 1905 года), ставшей мощным катализатором революции. Поражения «на сопках Маньчжурии» осиротили многие российские семьи. Они стали тяжелым ударом не только по экономике страны и тощим кошелькам ее граждан, но и по авторитету власти.

Переплетение в русле единого революционного процесса различных по своему характеру общественных движений придало первой революции в России яркое своеобразие, обусловило оригинальную расстановку классовых сил, по-новому поставило вопрос о ее перспективах. Эта революция, проходившая в эпоху империализма, являясь буржуазной революцией нового типа, существенно отличалась от аналогичных процессов в предшествующий период. В чем это проявилось?

1. Ее наиболее активным и влиятельным участником явилась не буржуазия, а рабочий класс, выступления которого и стали наиболее ярким событием революции. Почему именно рабочие оказались в авангарде буржуазного по своей природе общественного движения? По нашему мнению, российский пролетариат страдал не столько от капитализма, сколько от его недостатка, от полуфеодального репрессивного режима. И он, естественно, был крайне заинтересован в уничтожении царизма, в решительной победе буржуазной революции. Более заинтересован, чем сама буржуазия. Медведев Р. Русская революция 1917 года: победа и поражение большевиков. М. 1997.

Позиция последней в революции была противоречивой. С одной стороны, усилившийся капитал претендовал на непосредственный доступ к власти, полагая, что сможет более эффективно, с точки зрения своих интересов, управлять страной, а с другой — тесные экономические и политические связи с административно-управленческим аппаратом режима, с помещичьими кругами умеряли его политические амбиции.

Линия политического поведения буржуазии заключалась в лавировании между революцией и контрреволюцией, в отрицании как попыток законсервировать существующий строй, так и стремлений подвергнуть его слишком решительной, с ее точки зрения, ломке.

2. Немаловажную роль в революции сыграло крестьянство. Составляя большинство населения страны, оно, казалось, должно было занять доминирующие позиции в классовой борьбе. Однако замедленная политизация крестьянства не позволила ему решительно включиться в общественное движение. Тем не менее именно от его позиции зависел исход политической борьбы. Так как социальное лицо «мужика» прояснилось не сразу, различные общественные силы пытались первоначально найти в нем союзника.

Расстреляв 9 января 1905 года шествие рабочих к царю, правительство стремилось запугать вышедший из повиновения народ. Но результат этого преступления оказался противоположен замыслам его организаторов. Начавшаяся революция заставила царизм изменить тактику. Наряду с новыми угрозами зазвучали и примирительные ноты. Под влиянием январских забастовок правительство впервые заговорило о созыве народного представительства, утверждении в политической жизни страны выборных начал. 6 августа 1905 года, например, были опубликованы разработанные министром внутренних дел А. Г. Булыгиным положения о Государственной думе и о выборах в нее. «Российский парламент» мыслился властями как законосовещательное учреждение, способное предварительно обсуждать законы, но не утверждать их. К выборам в Думу допускались только помещики, зажиточные горожане и имущие крестьяне.

Учредительное заседание Петербургского Совета, который 52 дня возглавлял рабочие массы столицы, состоялось 13 октября 1905 года. Совет издавал газету «Известия», тираж которой достигал 35−60 тыс. экземпляров, вел переговоры с властями. Сам премьер-министр С. Ю. Витте вынужден был обращаться к руководству Совета. Об одном из таких приемов Троцкий, который с первого дня работы Совета был заместителем, а позже, с 27 ноября, фактически его председателем, по поводу назначенной Советом демонстрации в память погибших 9 января и в других столкновениях с властями рассказал в книге «1905». При этом он не без явной гордости писал: «Граф Витте очень занят и только что отказал в приеме двум генералам, но он беспрекословно принимает депутацию Совета» (цит. по: Троцкий Л. Д. К истории русской революции. — М.: Политиздат, 1990. — С. 12). Однако эти уступки не являлись следствием искреннего желания властей установить внутреннее согласие в стране. Реформы приходилось вырывать силой.

Осенью 1905 года революция вступила в новый этап своего развития. В связи с этим в правительственных верхах одни требовали установления военной диктатуры, другие, опасаясь повторить январский опыт, считали необходимым пойти на уступки. 17 октября 1905 года царь подписал Манифест о «даровании» народу основных гражданских свобод. Государственная дума должна была превратиться в полноценное учреждение, было также обещано расширить круг избирателей. Одновременно реформировали Совет министров, во главе которого встал граф С. Ю. Витте. Это помогло самодержавию сохраниться в критический момент революции. К сотрудничеству с ним стали склоняться либералы, среди участников революционного движения усилились конституционные иллюзии. По всей стране проходили свободные митинги и демонстрации, легализовывались политические партии и революционная печать.

Однако вскоре выяснилась шаткость завоеваний свободы. В конце октября — начале ноября по стране прокатилась волна черносотенных погромов. Собравшись с силами, перешло в наступление и правительство: был арестован Петербургский Совет рабочих депутатов. Однако мощное левое крыло предопределило судьбу и этой Думы. 3 июня 1907 года было объявлено о ее роспуске и опубликован новый избирательный закон, резко увеличивавший представительство помещиков и сокращавший представительство демократических слоев, особенно крестьянства. Одновременно были произведены аресты среди членов социал-демократической фракции. Для того чтобы создать «работоспособную», с их точки зрения, Думу, власти пошли на государственный переворот, на нарушение основных законов империи и Манифеста 17 октября, запрещавших вносить изменения в избирательный закон без согласия парламента. Первая российская революция завершилась.

В контрреволюционный лагерь, кроме административно-политического аппарата царизма, входили крайне правые, помещичье-монархические партии и организации. Помещики, господствующий класс России, не сформировали в 1905 году собственной политической организации. Но когда режим зашатался, реакционное дворянство и помещики пришли в движение. Стали создаваться различные дворянские общества, наиболее влиятельным из которых был Совет объединенного дворянства. Эта чисто сословная организация ставила своей целью не только помощь власти в ее борьбе с революцией, но и противодействие правительству, если оно пойдет слишком влево и решит поступиться некоторыми интересами помещиков-крепостников.

Стремясь расширить социальную базу контрреволюции, дворянско-помещичьи круги способствовали распространению организаций, получивших наименование черносотенных, среди них Союз русского народа, Союз русских людей, Русская народная палата имени Михаила Архангела и т. д. В них вовлекались представители наиболее отсталых и политически неразвитых слоев городской и сельской местной буржуазии, рабочих, а также обитатели городского дна.

В основе политической программы крайне правых лежала старая формула: православие, самодержавие, народность. Царское самодержавие рассматривалось ими в качестве главной созидательной силы. Православие объявлялось главным духовным началом России, средоточием лучших нравственных традиций русского народа. Принцип народности приобрел в их трактовке особенно одиозный характер, превратившись в проповедь самого оголтелого национализма. Новейшая история Отечества. XX век. Учебник для вузов. Под ред. А. Ф. Киселева, Э. М. Щагина. — М. Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2004.

С самого начала черносотенные союзы формировались в качестве орудия насильственной, террористической борьбы с революцией. Они организовали серию еврейских и интеллигентских погромов, ряд нашумевших террористических актов. Правый террор оказал самодержавию существенную поддержку в борьбе с революцией. Но вскоре выяснилось, что он не только помогает режиму, но и наносит ему колоссальный вред. Попустительство черносотенным преступлениям сделало царизм еще более ненавистным для большинства людей.

В 1905—1907 годах царизм устоял. Но победа, одержанная в борьбе с собственным народом, обнажила возникший вокруг режима социальный вакуум. Отсутствие у самодержавия массовой общественной поддержки подтвердил и провал попыток превратить черносотенные союзы в мощное промонархическое движение.

Революция ускорила процесс создания либеральных буржуазно-помещичьих партий, крупнейшими из которых стали Конституционно-демократическая партия народной свободы (кадеты) и Союз 17 октября.

Левый фланг либерализма — Конституционно-демократическая партия образовалась в результате слияния «Союза освобождения» и Союза земцев-конституционалистов, игравших заметную роль в общественной жизни России в предреволюционные годы. Январские события 1905 года поставили либералов в сложное положение. Резкое политическое размежевание в стране подрывало позиции центристов. Стремясь укрепить общественное влияние, освобожденцы и конституционалисты вступили летом 1905 года в переговоры об образовании единой партии. К этому их побуждало и обещание правительства созвать народное представительство. Либералы, стремившиеся, по словам их лидера П. Н. Милюкова, направить революционное движение в русло парламентской борьбы, с одобрением восприняли эти шаги правительства, хотя и считали булыгинский проект недостаточным.

Учредительный съезд Конституционно-демократической партии совпал с Октябрьской забастовкой. Бурные революционные события оказали воздействие на настроение его участников, содержание принятых документов. В них обходился вопрос о характере будущего государственного устройства, но уже через несколько месяцев, после разгрома Московского восстания, кадеты объявили себя сторонниками конституционной монархии. Представительные учреждения они предлагали создавать на основе всеобщего и равного избирательного права. В области рабочего законодательства считали нужным ввести 8-часовой рабочий день и обязательное социальное страхование трудящихся. Для решения аграрного вопроса признавали возможным «отчуждение за счет государства в потребных размерах частновладельческих земель с вознаграждением нынешних владельцев по справедливой оценке».

Октябрьский съезд 1905 года избрал Центральный Комитет партии. Его возглавил князь П. Д. Долгоруков, которого позднее сменил П. Н. Милюков. С февраля 1906 года кадеты издают газету «Речь».

В событиях конца 1905- начала 1906 года партия народной свободы не играла заметной роли. Вооруженные методы борьбы были ей органически чужды. «Звездный час» партии наступил во время выборов в I Государственную думу, когда кадеты оказались самой левой партией (революционные партии ее бойкотировали). Получив в I Государственной думе 161 место из 499, они превратились в ведущую парламентскую фракцию. Член Ц К кадетов С. А. Муромцев стал председателем Думы. Победа на выборах вызвала у либералов эйфорию, им казалось, что теперь в России начинается эпоха парламентаризма и правового государства. Тем сильнее, как говорится, было разочарование.

Вслед за отступлением революции пятились назад, девальвировали свою оппозиционность и кадеты. Во II Думу они шли под лозунгом «не штурм, а правильная осада». На выборах они потеряли почти половину голосов, которые перешли к революционным партиям, принявшим на этот раз участие в выборах. Тем не менее кадеты сохранили ведущее положение в Думе. Чтобы предотвратить ее новый досрочный роспуск, они пытались избежать острых столкновений с властями и хотели увлечь на этот путь революционные партии. Но переворот 3 июня 1907 года положил конец руководящей роли кадетов в Думе, которая перешла к октябристам. Союз 17 октября, правое крыло либералов, сформировался в ноябре 1905 года. В новую организацию вошли правое меньшинство земских деятелей, которое отмежевалось от земцев-конституционалистов, и представители консервативных торгово-промышленных кругов, так называемого «октябристского капитала».

Октябристы выступали за конституционную монархию и Государственную думу, избранную на основе всеобщего избирательного права, которое ограничивалось возрастным цензом (25 лет) и цензом оседлости. Прямые выборы допускались только в крупных городах, в остальных местностях — двухступенчатые; намечались различные меры по подъему производительности крестьянских хозяйств, создание хуторов и отрубов, в крайнем случае допускалось отчуждение части частновладельческих земель на «справедливых условиях вознаграждения»; предполагалось улучшение положения рабочих, что связывалось с реализацией мер по поддержке промышленности. Цечоев В. К., Степанов О. В., Власов В. И. История отечественного государства и права.- М.: Ростов/Д. 2007.

Политическая эволюция октябристов в 1905—1907 годах шла в общем направлении с кадетами. Они постепенно «правели», хотя этот процесс шел достаточно противоречиво, с критикой «излишней» жестокости в применении карательных мер и отступлений от идей Манифеста 17 октября.

На выборах в I Государственную думу правые либералы потерпели сокрушительное поражение. Находясь в явном меньшинстве, они не играли в парламенте заметной роли. Ее роспуск и введение военно-полевых судов вызвали раскол в Союзе 17 октября. Его левое крыло (Д. И. Шипов, граф П. А. Гейден, М. А. Стахович и др.), не считая возможным оправдать эти правительственные меры, вышло из Союза и образовало Партию мирного обновления, не ставшую заметной политической величиной.

Сам же Союз 17 октября во главе с А. И. Гучковым все более дрейфовал вправо. На выборах во II Думу они фактически шли в блоке с монархистами и завоевали совместно с ними 54 думских кресла из 518. Но и этот правый блок был лишен возможности проводить самостоятельную политическую линию. Вот почему события 3 июня 1907 года не вызвали протеста октябристов. Новый избирательный закон резко изменил их положение в политической системе России. Они превратились в ведущую парламентскую партию, главную опору Столыпина в Думе.

«Правление» всех партий либерального лагеря в 1905—1907 годах отражало растущий страх буржуазно-помещичьих кругов перед революцией. Однако этот курс еще более затруднял их попытки увлечь за собой народные массы.

Революционный лагерь. Революционно-демократический лагерь объединял различные общественные классы, важнейшими из которых являлись пролетариат и крестьянство. Политические интересы этих классов представляли Партия социалистов-революционеров и РДСРП.

Партия социалистов-революционеров (эсеры). Они претендовали на представительство интересов всего «трудового народа», в который включали рабочих, крестьян, демократическую интеллигенцию. Но наибольший успех имели среди учащейся молодежи и интеллигенции, особенно сельской. Появилось также много крестьянских и рабочих групп.

Революция внесла коррективы в тактику эсеров. Наряду с традиционной для них террористической деятельностью, социалисты-революционеры участвовали в подготовке вооруженных восстаний, организации боевых дружин для борьбы с погромами. Партия стремилась расширить легальную деятельность. Она сыграла важную роль во Всероссийской октябрьской забастовке, работала в Советах рабочих депутатов. После Манифеста 17 октября в страну вернулись из эмиграции лидеры партии, начинают выходить легальные газеты эсеровского толка.

В 1905 году партия еще не проводила своих съездов, не имела официально избранного ЦК и программы. Эти вопросы решал I съезд социалистов-революционеров, который проходил в Финляндии в конце декабря 1905 года. Принятая им программа с подновленными народническими догмами содержала и марксистские положения.

Эсеры уже не рассматривали капитализм в качестве негативного общественно-экономического процесса, но подчеркивали, что в условиях России он несет больше отрицательных последствий, чем положительных. Программа ставила конечной целью партии «социально-революционный переворот» и построение социализма. Оригинален был аграрный раздел программы, содержавший требование «социализации» земли, т. е. «изъятия ее из частной собственности определенных лиц и перехода в общественное владение… на началах уравнительного пользования». Съезд проголосовал за бойкот I Государственной думы. Но, приняв затем участие в выборах во II Думу, эсеры провели в нее 37 депутатов. Первоначально их фракция, вместе с другими крестьянскими депутатами, часто попадала под влияние кадетов. Но постепенно голос социалистов-революционеров зазвучал в Таврическом дворце резко и революционно.

Среди разношерстных неонароднических групп, соединившихся в партию социалистов-революционеров, отсутствовало единство взглядов на многие вопросы теории и тактики. Это привело к тому, что наиболее последовательные энтузиасты террора и других «прямых действий» создали в 1906 году Союз социалистов-революционеров максималистов. В области теории максималисты выступали против эсеровской программы-минимум за немедленное осуществление программы-максимум (отсюда и название партии). В тактике — отрицали легальную, особенно парламентскую, политическую деятельность и все силы отдавали террору и экспроприациям. Но в конце 1906 года виднейшие максималисты были арестованы и казнены. От этого удара организация так и не оправилась, отступление революции также способствовало упадку максималистских групп.

Правый фланг эсеров — партия народных социалистов (энесы) сложилась вокруг журнала «Русское богатство», долгое время являвшегося рупором либерального народничества. Эта группа «эсеровских меньшевиков» отрицала террор, критически относилась к идее социализации земли. Ее заветной целью было создание широкой легальной партии, чего, однако, добиться не удалось. Во II Думу энесы провели 14 депутатов, после роспуска которой их политическая активность затухает.

Почему так случилось? Чем объяснить рост активности неонароднических групп в 1905 году и не менее быстрый упадок в 1907 году? Это имело в своей основе, прежде всего, свойственные мелкобуржуазным слоям политические колебания под воздействием внешних обстоятельств: революционный энтузиазм в условиях подъема общественного движения и апатия во время его спада.

Российская социал-демократическая рабочая партия. К началу революции социал-демократическое движение в России представляло собой довольно сложную картину. РСДРП продолжала находиться в состоянии острейшего кризиса. Происшедший в 1903 году на II съезде раскол РСДРП не только не был к 1905 году преодолен, но, наоборот, принял еще более драматические формы. Руководствуясь общей программой, большевики и меньшевики создали, однако, обособленные идейно-организационные центры (бюро комитетов большинства и редакция газеты «Вперед» — у большевиков, редакция «Искры» — у меньшевиков).

К марту 1905 года в России действовали 32 большевистских комитета и 35 групп, у меньшевиков было 23 комитета и 27 групп, 10 комитетов и 43 группы занимали «нейтральные», примиренческие позиции.

Меньшевики заявили, что нарушено уставное требование о необходимости наличия 2/3 комитетов РСДРП, требующих созыва съезда. При этом они ссылались на то, что решения отдельных комитетов в пользу созыва были опротестованы отколовшимися от них меньшевистскими группами. В поисках выхода из кризиса большевики летом 1904 года начинают кампанию по подготовке нового съезда РСДРП, который снабдил бы партию программой действий в начавшейся демократической революции. История государства и права России. // Под ред. Ю. П. Титова — М.: Проспект, 2007.

Обе фракции РСДРП признавали буржуазный характер начавшейся революции. Однако большевики отмечали большое своеобразие революционного процесса в России, в авангарде которого шла не буржуазия, а пролетариат в союзе с крестьянством и городской демократией. В этой связи В. И. Ленин и его соратники выдвигали идею «левого блока», т. е. объединения революционно-демократических сил города и деревни под идейным и политическим руководством рабочего класса и освобождения их с этой целью от влияния либеральной буржуазии. Характер движущих сил революции по-новому ставил вопрос и о будущей власти. Рабочие и крестьяне могли предотвратить, по мнению В. И. Ленина, типичный для предшествующих буржуазных переворотов захват власти буржуазией и сформировать политический режим нового типа — революционно-демократическую диктатуру.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой