Вновь обретенный памятник лицевого шитья конца XIX – начала XX века

Тип работы:
Статья
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Казарина В. Б. Вновь обретенный памятник лицевого шитья конца XIX — начала XX века В. П. Шабельской // Линтула. Сб. научных статей. СПб, 2011. Вып. 4. С. 99−106.

В конце 2007 года в ризницу храма святой великомученицы Екатерины в Мурино Санкт-Петербурга принесли старинную пелену с лицевым шитьем и фрагментарно сохранившейся орнаментальной каймой. Эта пелена, завернутая в газету шестидесятых, многие годы хранилась в одной ленинградской квартире. Ризничный диакон Петр Стукал благоговейно относящийся к церковным шитым предметам передал пелену мастерской Константино-Еленинского женского монастыря «Покров» для копирования.

Пелена, размерами см. и средника см., имеет лицевой средник с изображением Божией Матери «Страстная» и орнаментальной каймой (ил. 1). церковный шитье вышивка щабельская

На среднике пелены (ил. 2) Божия Матерь держит на левой руке Младенца Спасителя, который нежно прижимается к плечу Богоматери и опирается руками на Ее правую руку. Голова Богородицы слегка наклонена к Божественному Сыну, Ее глаза выражают мягкую задумчивость и грусть. Голова Младенца склоняется на плечо Богоматери.

Шитье средника имеет хорошую сохранность. Фигуры и лики, фон все зашито шелком в характерным для памятников конца XIX — начала XX века швом — стежки кладутся вертикально, вплотную друг к другу, подобно атласному шву, но при этом они, подобно золотным древнерусским прикрепам покрываются мелкими сквозными стежками, той же ниткой, что и основной стежок. На изнанке каждый шов оставляет два мелких стежка — вначале и в конце. Лицевая сторона при такой технике вышивки выглядит рельефно, мелкие прикрепы создают волнообразную поверхность, игру светотени, образы оживают, будто дышат. Прирись вышита тем же швом темно-коричневым шелком на доличном, светло-коричневым — личное. Лик Божией Матери и Младенца вышит очень тщательно, черты не искажены, направление стежков вертикальное. Глаза у Богоматери вышиты особенно тщательно, радужка вышита серо-голубым шелком, таким же, как чепец, белки зашиты горизонтально, белым шелком. Вокруг глаз направление стежков меняется — идет по форме. У Младенца радужка — цветом прориси, белки — белым шелком. Прорись власов Младенца такая же как и у личного шитья, сами власы светло-коричневые. Плат у Богородицы вышит коричневым шелком шоколадного оттенка, стежки располагаются свободно, подчеркивая форму головы. Мафорий Божией Матери вышит коричневым шелком более серого оттенка, нижняя одежда — коричневым шелком. На всех частях одежды у Пресвятой Богородицы вышита песочным шелком оторочка.

У Спасителя хитон вышит кирпичного цвета шелком с песочными кантами, а плащ — кремовым. Нимбы у Богородицы и Младенца вышиты желтым шелком, по краю низан мелкий жемчуг по бели и обведен по наружному краю золотным шнуром. На нимбе Младенца жемчугом же вышиты буквы П и З.

Фон зашит охристым шелком в той же технике, но более рыхло. Фон имеет вышитую рамку — между ниткой темно-коричневой прориси темная охра. На рамке сохранились обрывки хлопчатобумажных нитей, которыми был нанизан жемчуг.

Сохранность шитья хорошая, только шелк фона местами выцвел. Утрачены надписи.

На пелене Божественный Младенец сидит в характерной для извода «Божия Матерь Страстная» позе: обе ручки держат Богоматерь за правую руку, Лик обращен в сторону от Матери, правая ножка заведена под левую и стопа обращена к зрителю. Особенность иконографии пелены в том, что отсутствуют ангелы с орудиями страстей. В местах, где они должны были бы располагаться нет следов утрат, что дает основание предполагать, что их не было изначально.

Младенец на пелене головкой прижимается к плечу Богоматери, что отличается от иконографии большинства икон. Иконография пелены наиболее близка иконе «Божия Матерь Страстная», конца XVI в. (ил. 3). Здесь так же как и на пелене Богомладенец прижимается к плечу Божией Матери, только нимб выписан целиком в отличие от нимба на пелене. Одинакова одежда Божией Матери на иконе и пелене в таких деталях, как наличие плата, золотой каймы на всех частях облачения. У Младенца такой же ворот и клав на рукаве, так же не выделен пояс. Существуют и небольшие различия в одежде Богоматери. Поручи на иконе с двойной золотой опушкой и чепец лишь охватывает голову. На иконе XVI века вся внутренняя поверхность плата вместе с чепцом вышита одним цветом. И мафорий имеет подкладку другого цвета. На иконе «Божия Матерь Страстная с избранными святыми» из Поволжья, XIX века (ил. 4) поручи у Богородицы идентичны поручам на пелене и нимб у Младенца написан так же как и на пелене, лишь на половину, так, что головка прижимается к самому плечу. Такое же решение у композиции и на иконе 1903 года (ил. 5). Этот образ наиболее близок по времени к созданию пелены, хотя он и выполнен в академической манере, имеет большое сходство с пеленой. Лики Божией Матери и Младенца так же задумчивы и печальны, головка Божественного Сына трепетно прижата к плечу Богоматери, ища защиты от грядущих страданий, а ручки для этого охватывают материнскую руку.

Вышитый средник обрамляет орнаментальная кайма. На песочного цвета ткани, напоминающий муар с металлическими нитями в плетении вышит мелким жемчугом, золотным шнуром и позолоченными медными плашками, которых шесть разновидностей. Кайму обрамляет сканевый шнур, в навершии пелены расположены две тканевые петли для подвешивания под иконы. Кайма сохранилась значительно хуже средника. Плашки с растительным орнаментом в основном утрачены, сохранились только внизу пелены, жемчуг сохранился фрагментарно. Видимо пелену поновляли, и на место жемчуга был вшит бисер.

Орнамент пелены выполнен в стиле XVI века. На ил. 7 представлена пелена «Одигитрия» XVI века вклада Анастасии Романовны в суздальский Покровский монастырь. Орнамент этой пелены очень близок орнаментике рассматриваемой пелены, лишь незначительные детали показывают, что он не копировался, а творчески перерабатывался для новой работы. Вносятся новые по форме плашки — вместо сердечек используются треугольные плашки с более крупным рисунком, на прямоугольных плашках тоже более простой орнамент, появляются мелкие плашки округлой формы со свастикой и маленькие треугольники. Рисунок орнамента более растянут, на кайме, поэтому кажется более воздушным.

К какому времени можно отнести вшивку пелены Божией Матери Страстной? Ответ, прежде всего, мы находим в технике исполнения личного шитья. Как говорилось выше — это техника вышивки конца XIX — начала XX века. Такую технику лицевого шитья мы можем видеть в произведениях монахини Марии (Скобцовой) Серова Г. Ю. Церковное шитье русской диаспоры первой половины XX в. и древнерусское искусство // Традиции древнерусского шитья и современное образование. Покров. Вып. 1. СПб, 2005. С. 43. На ил. 7 представлена вышитая в 30-х годах икона «Успение Божией Матери», на ее детали (ил. 7 а) хорошо видна волнообразная лицевая сторона, получающаяся от прикрепов. Вышивка монахини Марии исполнена крупными смелыми стежками, что позволяло ей быстро создавать масштабные работы, украшать храмы эмиграции.

В Русском музее хранится памятник шитья конца XIX века пелена «Богоматерь», выполненная Варварой Петровной Шабельской, о чем свидетельствует надпись на оборотной стороне. Пелена небольшая — 27,5-х 23, обрамленная кружевом из серебряной нити. Иконография совпадает с образом Игоревской Божией Матери — иконографическим изводом Божией Матери Гликофилусса, к которому относится одна из самых известных икон Руси — Владимирская. Игоревская икона Божией Матери повторяет Владимирскую, только в усеченном варианте — сохраняется верхняя часть образа, не видны ножки, нет левой ручки, обнимающей шею Божией Матери. На ил. 10 помещен образ Божией Матери Игоревской XVI века из собрания ГТГ. На пелене Варвары Петровны мы видим именно этот образ.

Пелена вышита той же техникой, что и рассматриваемые выше памятники. С нашей пеленой их объединяет не только техника исполнения, это и колорит, композиция, манера исполнения. В вышивки обоих пелен применяются близкие по цвету шелковые нитки. Гамма цветов пастельная, переходы цвета мягкие, слегка приглушенные. Аккуратные мелкие стежки расположены вертикально, но при этом подчеркивая формы. Глаза большие и задумчивые, что достигается виртуозным наложением стежков вокруг глаз. Под губами характерный для обоих работ, выделенный нитью прориси треугольник. Так же распределены нити на прорись — для ликов берется светло-коричневый тон, для доличного темно-коричневый. Темно-коричневой нитью обшивается нимб и рамка, на Игоревкой пелене она более крупная.

Вышивка Игоревской пелены имеет и отличия: в личном применяются высветления, придающие объем, но это не дает повод думать о том, что эту пелену вышивала другая мастерица, скорее это дает право предположить, что Страстная пелена более ранняя работа Варвары Петровны.

Варвара Петровна (в замужестве Сидамон-Эристова), как и ее сестра, Наталья Петровна, были дочерьми Натальи Леонидовны Шабельской (урожденной Кронеберг), которая родилась в 1845 году в Таганроге, а умерла в 1904 году в Ницце Сорокина М. А. Шабельская Наталья Леонидовна //Выдающиеся собиратели народного искусства. СПб, 2011. С. 130−131. В 1862 году вышла замуж за одного из крупнейших землевладельцев Украины П. Н. Шабельского. Жили они в имении Чупаховка Харьковской губернии. Уже тогда Наталья Леонидовна была увлечена рукоделиями и устроила вышивальную мастерскую Стасов В. В. Наталья Леонидовна Шабельская. С. 196. В конце 1870-х годов Шабельские переехали в Москву, а с 1880-х годов Шабельская начала собирать образцы народного искусства, которых к 1904 году насчитывалось уже более 20 000 предметов. Ее интерес включал вышивки, кружево, старинные ткани, женские костюма, предметы из дерева и кости, женские украшения. Дочери Шабельской помогали матери в собирательской деятельности. В Москве Шабельские создали мастерскую, которая находилась в особняке Шабельских на Садовой улице Бондаренко И. Е. Из записок художника-архитектора // Москва в начале XX века. М., 1997. С. 221. Здесь они изготавливали вещи по старинным образцам, сохраняя традиционную технику, реставрировали и поновляли памятники Кызласова И. Л. Из истории русской эмиграции 1920-х — 1930-х годов: Сестры Шабельские (По материалам архива Института им. Н. П. Кондакова в Праге) // Искусство христианского мира: Сб. ст. Вып. 5. М., 2001. С. 320. Благодаря их деятельности, а мастерская существовала до 1917 года, в моде тех лет было принято использовать национальные мотивы, исполненные в старинной технике. Нельзя не отметить и их вклад в накопление знаний в области научной реставрации, получившей развитие в 1920-х годах. Наталья Леонидовна вводила и технические новшества в шитье, ею был разработан новый шов, получивший позднее широкое распространение Там же. С. 321. Упоминаемый в статье И. Л. Кызласовой шов, вполне может оказаться шов, которым вышиты рассматриваемые пелены.

Годы жизни Варвары Петровны точно неизвестны, родилась она в 1868 году, умерла, вероятно, в 1940. Она активно помогала матери в собирании коллекции, создавала и руководила вместе с младшей сестрой мастерскими, делала рисунки под вышивку. После смерти матери сестры продолжали пополнять коллекцию.

Варвара Петровна и Наталья Петровна выросли в доме богатого землевладельца, ставшем благодаря жене домом-музеем, получили прекрасное образование (о Наталье Петровне известно, что она окончила Екатерининский институт в Москве), с детства были приобщены к навыкам техники шитья и другим рукоделиям, что сделало их уникальными специалистами в области русской старины.

После революции Варвара Петровна служила в Центральных государственных реставрационных мастерских, в феврале 1925 году по состоянию здоровья она поселилась во Франции, в Ницце. О Наталье Петровне известно больше. В 1920-х годах она работала в секции древнерусского искусства Московского института историко-художественных изысканий и музееведения, в Национальном музейном фонде, а так же в Оружейной палате в Комиссии по реставрации древнерусского шитья, была научным сотрудником в Историческом музее. Она обладала репутацией исключительного знатока своего дела. Сохранился прекрасный труд Натальи Петровны по технике древнерусского шитья, который мог быть более полным, если бы во время обыска не исчез текст, который она потом восстанавливала по черновикам Шабельская Н. П. Материалы и технические приемы в древнерусском шитье // Вопросы реставрации. Сб. ЦГРМ / Под ред. И. Э. Грабаря. Вып. 1. М., 1926. С. 113−124. В июле 1925 года она последовала за больной сестрой и по понятным причинам они больше не возвращались на Родину. В эмиграции они зарабатывали на жизнь рукоделиями, но нищета заставила их распродать коллекцию, хотя большую и наиболее значимую часть они оставили, мечтая передать на Родину. Умерли сестры во время войны. В 1991 году часть собрания меценат П.М. Толстой-Милославский подарил в Москву во Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства. М., 2006., так руками потомка русских эмигрантов была осуществлена мечта подвижниц русской культуры княгини Варвары Петровны Сидамон-Эристовой и Натальи Петровны Шабельской.

Исходя из того, что после 1917 года мастерские Шабельских не работали, а сестры занимались научной и реставрационной работой, а после эмиграции могли выполнять толь для поддержания свой жизни, можно с достаточной долей уверенности сказать, что пелена Страстной Божией Матерью была исполнена до 1917 года, но не ранее 1890-х годов.

Это одна из немногих сохранившихся работ Варвары Петровны Шабельской, хорошей сохранности лицевого шитья, замечательных художественных достоинств и тем самым является выдающимся памятником шитья конца XIX — начала XX века.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой