Государство и церковь: основные принципы взаимодействия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Государство и церковь: основные принципы взаимодействия

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОТНОШЕНИЯХ ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКВИ

1.1 Определение понятий: церковь и государство

1.2 Историческое развитие отношений государства и церкви

ГЛАВА 2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКВИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ИХ РАЗВИТИЯ

2.1 Отношение государства к церкви и положение церкви в государстве

2.2 Взаимодействие государства и религии в различных странах мира

2.3 Принципы взаимодействия Русской Православной церкви и Российского светского государства

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ

ВВЕДЕНИЕ

О взаимовлиянии церкви и государства говорить можно долго. Его можно рассматривать с различных сторон, выявлять плюсы и минусы такого взаимодействия. Но самое главное, данная тема остается актуальной в любое время, так как церковь является неотъемлемой частью жизни гражданского общества, является его институцией, соответственно данная взаимосвязь оказывает влияние на формирование правового государства, особенно в нашем государстве, в России. Церковь воздействует на сферу формирования и поддержки морали, нравственности и веры. Ее важнейшими факторами информатизации являются снижение конфликтности, недоверия людей друг к другу, развитие гуманной морали и нравственности. Так как для большинства верующих граждан церковь очень важна как необходимость в удовлетворении своих духовных потребностей, государство и право реагирует поддержанием этой формы общественных контактов, партнерства разных конфессий во имя благ человека и человечества Бачило И. Л. Государство и право XXI в. Реальное и виртуальное. — М.: ЮРКОМПАНИ, 2012. — С. 63. Но это не единственная форма их взаимодействия. В работе мы как раз и постараемся проследить отношения между государством и церковью в различных формах.

Данная тема очень широко изучена в трудах русских и советских ученых, юристов: Бачило Л. Г., Грудциной Л. Ю., Ильина И. А., Виноградова П. Г., Власенко Н. А., Лафитского В. И., Нерсесянца В. С., Ю. В. Романец, Гришаева С. П., Чичерина Б. Н. и других.

Из современных исследований данной проблеме посвящены работы: Саввы С. С., Васильевой А. А., Загребиной И. В., Куприянова А., Кудряшова А. А., Куницына И. А.

Данная работа, как и любое другое исследование, подразумевает наличие объекта, предмета, цели и задач исследования.

Цель данной работы — рассмотрение основных принципов взаимодействия государства и церкви.

Задачи курсовой работы:

1) рассмотреть понятия: государство и церковь;

2) проследить за историческим развитием отношений между государством и церковью;

3) определить основные принципы взаимодействия государства и церкви, исходя из современного положения церкви в государстве и особенностей взаимовлияния их друг на друга.

4) отобразить данные принципы на примере нашего государства, России.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в процессе взаимодействия государства и церкви.

Предметом исследования является государство и церковь.

Методологическую основу работы составляют общенаучные и специальные методы исследования: исторический, формально-логический, сравнительно-правовой, структурно-системный, метод технико-юридического анализа.

Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников информации.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОТНОШЕНИЯХ ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКВИ

1.1 Определение понятий: церковь и государство

Начнем с того, что такое церковь и какие существуют подходы к ее пониманию.

Власенко Н.А. пишет о том, что церковь — это религиозная организация, создаваемая для обеспечения регулярных отношений между ее членами и подразделениями религиозного объединения, а также для поддержания связи со светскими организациями Власенко Н. А. Теория государства и права: учебное пособие (2-е издание, переработанное, дополненное и исправленное). — М.: Проспект, 2011. — С. 84.

Конституции большинства современных государств провозгласили самостоятельность и независимость церкви. Таким образом, отделение церкви от государства — черта современного мира.

Чичерин Б.Н. рассматривает церковь как союз верующих, то есть союз религиозный, и ее главная цель заключается в установлении отношений человека к Богу, так как разумное существо, человек не ограничивается познанием частных, окружающих его предметов Чичерин Б. Н. Курс государственной науки. Тома I-III, 1894.

Также он видит в ней внешний общественный союз, существующий в государстве, который получает юридическое устройство, а с тем вместе становится в юридические отношения к государству. Так, именно как цельный союз, церковь образует лицо, нравственное лицо, которое получает известное место в ряду других. Церковь можно также определить как корпорацию, единую корпорацию. Для своего существования она нуждается в материальных средствах и в качестве нравственного лица становится субъектом гражданских прав и обязанностей. Кроме того, церковь удовлетворяет одной из самых существенных потребностей общества; а так как государство обнимает, в своей верховной цели, все общественные интересы, то церковь не может оставаться ему чуждой. Наконец, церковь является хранительницей нравственного закона, составляющего один из основных элементов самого государства, а потому связь между обоими союзами должна быть самая тесная.

Наибольший интерес и согласие автора данной работы вызывает мнение Чичерина Б. Н. Его подход к определению понятия через видение государства и церкви как неких союзов, на наш взгляд, довольно прост, понятен и, самое главное логичен. Он заключается в следующем:

Государство есть союз народа, связанного законом в одно юридическое целое, управляемое верховною властью для общего блага. Все эти элементы — власть, закон, свобода и общая цель — входят в состав другого союза — церкви. Он основан на нравственно-религиозном законе, связывающем верующих в единое религиозное общество.

Мнение Б. Н. Чичерина разделил И. А. Ильин. Он говорит о том, что из всех союзов, создаваемых людьми в их совместной жизни, наибольшую разносторонность и внешнюю силу имеет, несомненно, государство. Человечество, обремененное долгим опытом и тяжелыми страданиями, испытав жизнь вне организованного принудительного правопорядка, пройдя через средние века с их частноправовым строем и публично-правовым неустройством, — убедилось теперь, что возможно совмещать жизнь в свободных и добровольных союзах с жизнью в едином властвующем и принудительном союзе, в государстве. Принудительная сила государства и разносторонность его деятельности при правильной организации не только не подавляют свободную духовную жизнь человека, но создают для нее благоприятные условия. Выработать эту правильную организацию составляет высшую задачу человечества в его политической деятельности Ильин И. А. Теория права и государства. Издание 2-е, дополненное (под редакцией и с биографическим очерком В.А. Томсинова). — «Зерцало», 2008. — С. 174.

Государство — это союз людей, который организован на началах права и объединен господством над единой территорией и подчинением единой власти.

Если затронуть вопрос о власти, то необходимо отметить то, что церковная власть имеет высшее нравственное значение; она повелевает во имя религиозно-нравственного закона. Но сама по себе она имеет силу принуждения только нравственного, а не материального. Наконец, государственная власть имеет характер чисто общественный. Действуя во имя идеи государства, которое есть вместе юридический и нравственный союз, она имеет и принудительную силу, и высшее нравственное освящение. Принадлежа государству, как верховному союзу, который в юридической области владычествует над всеми, она есть власть верховная Чичерин Б. Н. Общее государственное право (под редакцией и с предисловием В.А. Томсинова). — М.: Зерцало, 2006. — С. 61.

Надо сказать о том, что в современном мире в зависимости от отношения к религии выделяются светские, теократические, клерикальные и атеистические государства. Различиями данных государств являются отличия церковно-государственных отношений и отношения государства к религии в целом.

Например, в светском государстве, каким является Россия, а также Франция, Германия, церковь и государство находятся во взаимных отношениях и властвуют взаимно, то есть государству принадлежит политическая власть, а церкви власть, соответствующая ее функциям, но не политическая. Таким образом, церковь отделена от государства, и ни церковь не вмешивается в дела государственного управления, ни государство не влияет на отношение граждан к религии. Но взаимовлияние государства и церкви здесь проявляется в том отношении, что церковь влияет на повышение уровня духовной, а как следствие и правовой культуры граждан, а государство в свою очередь охраняет законную деятельность религиозных объединений и обеспечивает равенство всех религиозных объединений перед законом.

Противоположностью светского государства является государство теократическое, например, Ватикан, Иран. А также Монголия до 1921 года. Здесь государственная власть принадлежит именно церкви, главой государства является верховный священнослужитель, а основными источниками права являются религиозные нормы.

Клерикальное государство, на сегодня это Швеция, Норвегия, Великобритания, Дания, Израиль, около трех десятков исламских государств, является практически серединой между светским и теократическим государствами. Здесь государство сливается с церковью в отношении государственной религии и государственной власти, то есть существует государственная религия, которая государством всячески поддерживается, а иные религии имеют место быть, существуют, но их позиции гораздо слабее религии государственной.

Атеистическими государствами были Советский союз, Китай 50−60х гг. прошлого столетия. В таких государствах церковь и религии преследуются, истребляются, подвергаются гонениям, уничтожается религиозная литература и применяются иные меры искоренения религиозных начал.

Роль государства и права в христианской концепции соборности по мнению П. И. Новгородцева состоит в том, что «в процессе общественного строительства право и государство представляют собой лишь известные вспомогательные ступени этого развития, которые сами по себе слишком слабы для преобразования жизни. Их задача — возможно ближе подняться к действительному идеалу общественной жизни, воплощенному в Церкви в ее идеальном смысле, как месте внутреннего свободного сожития людей, освященном и поддерживаемом божественной благодатью» Новгородцев П. И. О своеобразных элементах русской философии права // История философии права. — СПб.: Юридический институт, 1998. — С. 510.

По мнению Васильева А. А. в конечном итоге земной путь общества должен идти по пути превращения принудительного единства людей (государства) в свободное соборное целое (церковь) Васильев А. А. Охранительная концепция права в России. — М.: Юстицинформ, 2013.- С. 32. В «Братьях Карамазовых» Ф. М. Достоевского о. Паисий замечает: «По русскому же пониманию и упованию надо, чтобы не церковь перерождалась в государство, как из низшего в высший тип, а, напротив, государство должно кончить тем, чтобы сподобиться стать единственно лишь церковью и ничем более иным более. Сие и буди, буди!» Достоевский Ф. М. Братья Карамазовы. — М.: Эксмо, 2003. — С. 64.

По вопросу о соотношении церковной и государственной властей Н. М. Карамзин стоял на традиционной позиции о необходимости симфонии властей. Причем в петровских реформах, превративших церковь в институт государства, он видел отступление от идеала симфонии. Он верно заметил, что в России никогда власть церковной иерархии не претендовала на светское могущество и доминирование. Церковь и государство находили возможности для совместной, гармоничной работы по укреплению духовных основ общества. Н. М. Карамзин указывает: «наше духовенство никогда не противоборствовало мирской власти, ни княжеской, ни царской: служило ей полезным орудием в делах государственных и совестию в ее случайных уклонениях от добродетели. Первосвятители у нас одно право: вещать истину государям, не действовать, не мятежничать, — право благословленное не только для народа, но и для монарха, коего счастие состоит в справедливости… с ослаблением веры государь лишается способа владеть сердцами народа в случаях чрезвычайных, где нужно все забыть, все оставить для отечества и где пастырь душ может обещать в награду один венец мученический. Власть духовная должна иметь особенный круг действия вне гражданской власти, но действовать в тесном союзе с нею. Говорю о законе, о праве. Умный монарх в делах государственной пользы всегда найдет способ согласить волю митрополита с волей верховной; но лучше, если сие согласие имеет вид свободы и внутреннего убеждения, а не всеподданической покорности».

Г. Еллинек считает, что все государства связывает между собой христианство, так как в них есть единая церковь и общие культурные элементы Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб. 1908. — С. 274.

Таким образом, мы видим, что в определениях понятий «Церковь» и «государство» есть общие признаки, конечно, есть и различные. А также к каждому из этих явлений есть различные подходы, интерпретации. В одном контексте их даже можно поставить в один ряд, а в другом — уже не поставить. Теперь рассмотрим, как данные явления взаимодействовали в прошлом.

1.2 Историческое развитие отношений государства и церкви

История представляет многочисленные интерпретации взаимоотношений государства и церкви. В древним мире было их слияние двоякое: или государство подчиняется церкви, или, наоборот, оно подчиняет себе церковь. В первом случае государство основывается на религиозном учении. Такое политическое устройство называется теократией.

Далее, государство, разлагаемое с одной стороны гражданским обществом, с другой стороны церковью, исчезло. Средневековый мир разделился на две половины, управляемые противоположными началами: светская область частным правом, духовная нравственно-религиозным учением. Над ними не было высшего союза, установляющего единство. Вследствие этого церковь получила полную независимость не только как нравственный союз, но и как юридическая корпорация. Самостоятельность суда и управления, привилегированные имущества, свобода от общественных тяжестей, все пало ей на долю. Она получила в свое ведомство множество светских дел, по связи их с делами духовными. Она сделала светскую власть своим орудием в преследовании иноверцев. Папы заявили даже притязание на верховное владычество в светской области, во имя нравственного закона и религиозных целей. Но все это было возможно только при разложении государства. Как скоро, с эпохой Возрождения, начался новый исторический процесс, и восстановленное государство стало сводить к единству противоположные элементы общественной жизни, так эта внешняя независимость церкви должна была исчезнуть. Оставаясь независимой как нравственно-религиозный союз, церковь, как юридическая корпорация, входит в состав государства и наравне с другими нравственными и физическими лицами подчиняется государственной власти.

Исследуем взаимосвязь государства и церкви в Киевской Руси.

Когда в Киевкой Руси было принято христианство, а точнее православие, как государственная религия, появляется в государстве церковная юрисдикция, конечно, наряду с существованием обычного права и княжеско-общинной юрисдикцией. В это время начинает развиваться православно-каноническое право. Таким образом, Киевская Русь приобщилась к мировой религии. Появились нормы светско-канонического права, составленные из римских, византийских, болгарских и иудейских источников.

Отметим, что образование государства и утверждение княжеской власти предполагает переход судебных функций от верви к князю. Церковь стала новым социальным институтом в структуре древнерусского государства. Тут же именно церковь получает судебные функции. Это требовало законодательного закрепления. Тогда появляется первый древнерусский церковный Устав, приписываемый князю Владимиру. Затем появляется даже Церковный суд, которому подсудны дела, возникающие из-за любых нарушений церковно-зависимого населения, а также из-за тех деяний свободного населения, которые не оговаривались нормами обычного права. О подсудности Церковного суда, об определении наказаний за конкретные нарушения составлен церковный Устав князя Ярослава. Однако эти Уставы не входили в состав законодательства, они не являлись нормативно-правовыми актами. Наивысшее закрепление данных норм находит выражение в древнерусском государстве в Кормчих книгах и Мериле Праведном.

В итоге, Глухов В. А. называет церковь политическим институтом и считает, что недостаточная изученность механизма реализации канонического права советскими исследователями в определенной степени обусловлена отделением церкви от государства, что привело к утрате интереса к ней как политическому институту Глухов А. В. Становление церковной юрисдикции в Киевской Руси X—XI вв.еков // Российская юстиция. — 2006. — № 3. — С. 20.

Нельзя не упомянуть о том, что вообще православная вера есть особое, самостоятельное и великое слово в истории и в системе Христианства. Православие сохранило в себе и бережно растило то, что утратили все другие западные исповедания". В отличие от церкви римско-католической или англиканской, Русская Православная Церковь никогда не обращала иноверных в свою веру мечом и страхом — она с самого начала своей истории открыто осуждала это и запрещала. «В религии, как и во всей культуре, — отмечал Ильин, — русский организм творил и дарил, но не искоренял, не отсекал и не насиловал…».

В заключение хочется отметить, что на церковь, как и на государство, влияет процесс глобализации в современном мире. Негативные стороны глобализации находят в церковной среде противодействие Косарев А. И. Идеология жизни. — М.: Юриспруденция, 2009. — С. 157. Крупнейшие межцерковные организации: Всемирный совет Церквей, Конфедерация европейских Церквей и Всемирный альянс реформатских Церквей в ходе своих консультаций в обращении к Церквам и государствам Запада призывают убедить лиц, принимающих политические решения, в необходимости остановить эксплуатацию большинства населения мира и разрушения земли «золотым миллиардом».

ГЛАВА 2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКВИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ИХ РАЗВИТИЯ

2.1 Отношение государства к церкви и положение церкви в государстве

По нашему мнению, отношение государства к церкви определяется двойственным отношением:

1. как к лицу (юридическому лицу), и тогда его нужно определять положение церкви в государстве;

2. как к союзу (объединению людей одной веры), и тогда имеет очень важное значение ответ на вопрос: имеет ли всякий человек право свободно исповедовать свою веру?

На наш взгляд, в этом и будет выражаться отношение государства к существованию церкви.

Если снова обратиться к истории, к зарубежной истории, то можно отметить что в Баварии эдиктом 1801 года разрешалось простое домашнее богослужение, без призвания священнослужителя и без приобщения иных лиц, кроме членов семьи. Во Франции существует обязанность спрашивать предварительное разрешение собрания лиц, живущих в одном доме, даже если их более двадцати; но как скоро собираются посторонние, особенно если это происходит постоянно и в более или менее значительном числе, так домашнее богослужение принимает характер общественного, следовательно, должно подлежать тем правилам, которые предписываются для последнего. Возможность, под видом частных религиозных собраний, учинять политические сходбища ведет к тому, что домашние сборища иногда подвергаются даже большим ограничениям, нежели публичные. В Англии, Актом терпимости 1689 года, диссидентам совершенно запрещены были частные закрытые собрания и разрешались собрания публичные, которые всегда могли находиться под надзором власти.

Отсюда мы видим, что относительно домашнего богослужения власть должна удостовериться лишь в том, что оно не служит предлогом для недозволенных целей. В остальном частным религиозным собраниям должна быть предоставлена полная свобода.

Свобода совести появилась в свет с отделением церкви от государства. Тогда же распространилось христианство. Прежде были вероисповедания терпимее. В теократических государствах известная религиозная форма лежит в основании всего государственного строя. Покоренным оставляются их верования, но они остаются в подчиненном положении, не приобщаясь к политическим правам. Как же скоро является враждебное отношение религий, так воздвигается гонение. Буддизм был изгнан из Индии, христиане из Китая и Японии; Персы угнетали египтян; мусульмане, во времена религиозного фанатизма, огнем и мечом истребляли неверных. Древние классические государства имели также государственную религию; поклонение народным богам было обязательно для всех. Если впоследствии римский пантеон совмещал в себе разнообразнейшие религии покоренных народов, то причина заключалась в том, что они согласовались с римским многобожием. Закон допускал только поклонения, признанные государством. Как же скоро появилось христианство, отрицавшее языческие верования, оно подверглось страшным гонениям.

Таким образом, в последние годы, как в научной, так и в общественной среде отмечается повышенный интерес к проблеме взаимоотношений права, религии и государства. На сегодняшний день у каждого человека независимо от принадлежности к какой-либо религии есть право исповедовать свою религию, распространять свои религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними как индивидуально, так и совместно с другими.

2.2 Взаимодействие государства и религии в различных странах мира

В современный период времени особенно сильное влияние теологическое (божественное) направление в правовой системе имеет в мусульманских, прежде всего арабских странах, где понятие государства неразрывно связано с идеей халифата, т. е. идеальной формы организации мусульманской общины в соответствии с заветами пророка Мухаммеда (VI-VII в н.э.), изложенными в Коране, а также в соответствии с преданиями о его жизни и деятельности (Сунна). Согласно поучениям пророка, идея о создании такого государства была внушена Мухаммеду Аллахом, и пророк осуществил ее. Он сосредоточил в своих руках высшую законодательную, исполнительную, судебную, контрольную власть, принимая решения обычно после совета с наиболее авторитетными мусульманами (иджма).

Мусульманское право представляет собой яркий пример «права богословов». Поскольку оно было создано учеными-богословами. Юридическая наука, а не государство играет роль законодателя, мнение специалиста имеет нормативно-обязательное значение. При рассмотрении дела судья никогда не обращается к Корану или Сунне. Вместо этого он ссылается на правоведа, авторитет которого общепризнан Сюкияйнен Л. Р. Проблемы правового бытия мусульманина. Шариат, адат, позитивный закон: грани взаимодействия // Летняя школа по юридической антропологии. Москва-Звенигород. — 1999. — С. 58.

Право, как система обязательных предписаний, сформировалось на протяжении первых двух веков существования ислама, в глубоком средневековье. После того как все правовые школы приняли классическое учение о «корнях» мусульманского права, созидательная деятельность юристов пошла на спад и мусульманская правовая мысль стала носить сугубо догматической и архаичной характер. Идейные принципы развития и усовершенствования права в зависимости от динамических характеристик общественного развития неприемлема в системе исламского права, и в этом заключается главная причина его катализирующей роли в современных условиях. русский православный церковь государство

Не менее распространенной системой религиозного права является индусское право. Оно распространяется практически на всех выходцев из Индии и так же, как мусульманское право, тесно связано с религией — индуизмом. В содержание этой системы входят обряды, верования, идеологические ценности: мораль, философия, которые нормативно закрепляют определенный образ жизни и общественное устройство.

В отличие от европейских государств, где право по мере развития освобождалось от религиозных форм, в Индии правовые институты и нормы развивались в религиозной оболочке. Основным источником классического индусского права доколониального периода оставались не законы светских властителей и даже не решения судов, а труды религиозных правоведов, в частности смрити, комментарии к ним и составленные на их основе юридические сборники. Судебные прецеденты и законодательство ни дхарма, ни доктрина индуизма не считают источниками права. Правителям разрешается законодательствовать. Однако искусство управления и институты публичного права восходят не к дхарме, а к артхе. Дхарма требует повиновения легитимным приказам правителя, но сама она по природе своей такова, что законы и приказы правителя не могут оказать на нее никакого воздействия. Светские законы и приказы — меры, вызванные временной необходимостью, они оправданы конкретными обстоятельствами и изменяются вместе с ними Козлов Т. Л. Религиозная правовая традиция: Дисс.: канд. юрид. наук / Т. Л. Козлов. — М., 2008. — С. 15.

Иудейское право является одной из древнейших религиозных правовых систем, существующих в современном мире. Началом становления и развития иудейской правовой системы считают приблизительно I век до н. э.

Иудейское право — комплекс обязанностей, охватывающий все аспекты еврейской жизни. В первую очередь, этот комплекс относится к нормам публичного права. По отношению к иудейской вере главной обязанностью для иудея является строгое соблюдение религиозных канонов и верность Богу. Есть группа обязанностей, связанных с обязательным соблюдением религиозных праздников. Существуют обязанности, связанные с жертвоприношениями и строгим их соблюдением.

Сегодня одна из главных ролей в политической жизни стран Латинской Америки принадлежит католической церкви. Под ее влиянием находится не только политическая система, но формируются национальная культура и характер народов континента. Обладая солидными денежными ресурсами, церковь имеет собственные книгоиздательства, газеты, журналы, теле- и радиостанции. В Аргентине, Панаме, Бразилии она содержит за свой счет сеть образовательных учреждений, дополнительно организовывая проведения занятий по религии в государственных школах.

В современном Таиланде буддийская церковь (сангха) считается залогом стабильного и гармоничного существования общества. Она принимает участие в реализации ряда государственных программ, направленных главным образом на развитие школьного и внешкольного образования и укрепление национального самосознания тайского общества путем распространения буддийской доктрины. Административная структура сангхи напоминает организацию государственного аппарата. Церковные органы действуют параллельно с государственными на всех уровнях власти.

Значимость религии в государствах с теократическими тенденциями выражается в существовании специальных государственных органов, призванных координировать взаимоотношения власти и церкви. К ним относятся различные религиозные министерства и ведомства. В Израиле — это Министерство по делам религий, в Таиланде религиозными вопросами занимается несколько государственных учреждений: департамент по делам религии, канцелярия при Министерстве образования, департаменты местной администрации, департамент общественного благосостояния при Министерстве внутренних дел, департамент медицинской службы при Министерстве здравоохранения, Министерство юстиции.

Таким образом, длительное и взаимонаправленное влияние государства, права и религии привело к появлению государственных образований, в которых нормы религии одновременно являются и государственными нормами, высшие государственные посты соответствуют высшим постам в религиозной иерархии, распоряжение властей имеют одинаковую религиозную и юридическую силу.

2.3 Принципы взаимодействия Русской Православной церкви и Российского светского государства

1 февраля 2013 г. на Архиерейском соборе Русской православной церкви Президент России В. В. Путин представил видение взаимоотношений государства и основных религиозных конфессий, указав: «Сегодня исключительно востребовано углубление совместной работы, партнерства государства и всех традиционных конфессий. Сохраняя, безусловно, светский характер нашего государства, не допуская огосударствления церковной жизни, мы должны уйти от вульгарного примитивного понимания светскости». Президент страны охарактеризовал как соработничество и партнерство отношения государства и церкви в таких областях, как поддержка семьи, материнства, воспитание и образование детей, молодежная политика, укрепление патриотического духа Вооруженных сил России Путин В. В. Нельзя примитивно трактовать понятие светского государства.

Выступление президента можно назвать заключительным аккордом в том повышенном интересе к религиозным организациям, который можно наблюдать на протяжении последних двух лет. Такое внимание обусловлено различными факторами. Приведем некоторые из них.

Во-первых, изменилась сама роль религиозной идеологии в жизненных ориентирах российского общества. Если раньше религия понималась как «опиум для народа», а ее носители были списаны на окраины советского социума, то сейчас с каждым годом возрастает религиозное самосознание. Причем это характерно для всех представленных в нашем государстве конфессий.

Во-вторых, происходит определенное взаимодействие политических институтов и религиозных организаций. Формы различны: от получения совета по голосованию на очередных выборах и участия высших должностных лиц в официальных службах в храмах до совместных государственных мероприятий, обсуждений самых насущных вопросов, введения в Вооруженных силах РФ должности военных капелланов.

В-третьих, сейчас наблюдается некий переломный момент в политическом развитии Российского государства. Как отмечают политологи, заканчивается цикл, который наложился еще и на предвыборные баталии 2011−2012 гг. Обострение ситуации приводит к поиску духовных начал, духовного обоснования всего происходящего.

В-четвертых, нельзя забывать, что нападки деструктивных сил всегда были нацелены на организованные сообщества. В условиях же информационного поля такое поведение — это еще и повод для «пиара». Последнее можно наблюдать в отношении Русской Православной церкви. Достаточно упомянуть перформанс участниц группы «Pussy Riot» в храме Христа Спасителя. Не утихает полемика на страницах СМИ, в центре которых уже не сам поступок «неформалок», а роль и место Церкви в жизни современного общества и вообще религиозного мировоззрения в социальной жизни каждого из нас Романовская О. В. Светское государство и Русская православная церковь // Гражданин и право. - 2013. - № 5. - С. 9.

В Главе «Основы конституционного строя» Конституции Р Ф провозглашается, что наша страна является светским государством. Подобная характеристика было изначально предусмотрена при работе над проектом Конституции в начале 90-х годов прошлого столетия. Причем интересен посыл: считалось, что такое провозглашение станет гарантией недопущения явлений трагического прошлого, когда воинствующий атеизм провозглашался как главная цель Советского государства. Хотя в годы советской власти именно светскость стала основой гонений на представителей религиозного сообщества. Патриарх Алексий II в письме Президенту России предлагал особо выделить Русскую православную церковь, что «обозначило бы исторический приоритет нашей Церкви и ее современное значение для России». Данная позиция была отвергнута. Основной аргумент строился на многоконфессиональности России и необходимости предоставления иным конфессиям равных возможностей Агафонова А. А. Развитие концепции светского характера государства в проектах Конституции Российской Федерации (Конституционной комиссии и Конституционного совещания) // Конституционное и муниципальное право. — 2009. — № 7. — С. 19.

Европейское право о правах человека не отрицает признания в государстве официальной религии, хотя в нашей стране принцип светскости нередко подается как атрибут современной демократии. Обратимся к зарубежным источникам. В соответствии с § 2 Конституции Норвежского Королевства евангелическо-лютеранская религия является официальной государственной религией. Статья 2 Конституции Мальтийской Республики провозглашает:

1. Религией Мальты является римско-католическая апостольская религия.

2. Органы Римско-католической апостольской церкви обязаны и имеют право учить, какие принципы справедливы и какие ошибочны.

3. Религиозное учение римско-католической апостольской веры должно преподаваться во всех государственных школах как часть обязательного образования

Во многих странах, где провозглашается светское государство, предусматривается формирование особых отношений органов публичной власти с некоторыми конфессиями. Яркий пример — Конституция Испании, статья 16 которой, закрепляя невозможность наличия государственной религии, устанавливает, что органы власти принимают во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживают соответствующие отношения сотрудничества с Римско-католической церковью. Интересна статья 2 Конституции Республики Кипр, в которой постановляется, кто составляет греческую общину: граждане республики, греки по происхождению, родным языком которых является греческий, лица, соблюдающие греческие культурные традиции или принадлежащие к Греческой православной церкви. Принадлежность к государству определяется также принадлежностью к Церкви.

Статья 15 Конституции Княжества Лихтенштейн закрепляет: «Государство будет оказывать особое внимание народному образованию и воспитанию. Они должны быть организованы таким образом, чтобы молодежь путем сотрудничества семьи, школы и Церкви получала религиозное и нравственное воспитание, приобретала патриотические чувства и профессиональные качества». Статья 16 той же Конституции дополняет, что вся система воспитания и обучения подлежит контролю государства при условии сохранения в неприкосновенности учения Церкви. Кроме того, статья 37, устанавливая гарантированность свободы вероисповедания и совести, четко определяет, что Римско-католическая церковь является государственной церковью и будет пользоваться в качестве таковой полной поддержкой государства. Другим религиозным культам гарантируется исповедание соответствующих верований и выполнение церковных служб с соблюдением публичного порядка и требований нравственности.

Конституция Италии в вопросах религии содержит ссылку на Договор между Святым престолом и Королевством Италия от 11 февраля 1929 г., в статье 1 которого четко обозначено: «Италия признает и подтверждает принцип, провозглашенный в статье 1 Королевского статута от 4 марта 1848 года, согласно которой католическая, апостолическая и римская религия является единственной религией государства».

Еще больший интерес могут вызвать положения Конституции Республики Польша. Статья 25 предусматривает, что церкви и иные вероисповедные союзы равноправны. Подчеркивается принцип взаимной независимости Церкви и государства. При этом оговаривается, что отношения между Республикой Польша и католическим костелом определяются международным договором, заключенным с Апостольским престолом (имеется в виду Ватикан), и законами. Отношения между Республикой Польша и иными церквями, а также вероисповедными союзами определяются законами, принятыми на основе договоров, заключенных Советом Министров с их компетентными представителями.

Приведенные нормы европейских конституций свидетельствуют о том, что европейское право не предусматривает обязательности провозглашения светского государства и отказа от принципа государственной религии. Кроме того, даже провозглашение свободы вероисповедания и равенства не отрицает учета особого отношения органов государственной власти к главенствующей конфессии (той, которой исторически придерживается большинство населения). Это может практиковаться путем заключения особого соглашения, что и должно, на наш взгляд, произойти между Правительством России и Русской православной церковью.

В настоящее время есть пробелы в законодательстве при определении природы имущества религиозной организации, налогообложения ее доходов, пожертвований, денежных средств, направленных на возрождение храмов. Есть серьезные трудности при уяснении природы средств, которые взимаются в церковных лавках. Пробелы и трудности нуждаются в устранении (что составляет задачу законодательных органов страны), а не являют дополнительным основанием для критики даже не Церкви, а всего религиозного мировоззрения. Эффективным способом решения указанных проблем является введение понятия юридического лица публичного права и признание таковым религиозной организации. Концепция юридических лиц публичного права серьезно обсуждается в отечественной юридической науке Ястребов О. А. Юридическое лицо публичного права: сравнительно-правовое исследование: Автореф. дисс. д.ю.н. М., 2010. — С. 49., но, к сожалению, пока не находит законодательного закрепления.

При совершенствовании статуса религиозных организаций необходимо исходить из состоявшихся решений Европейского суда по правам человека. Так, данным Судом было принято постановление от 5 октября 2006 г. по делу «Московское отделение Армии Спасения против России», в котором (п. 58) выделен общий признак права на создание религиозной организации. «Суд повторяет, что право создавать объединения является неотъемлемой частью права, закрепленного в Статье 11. То, что граждане должны иметь возможность образовывать субъекты права, для того чтобы они могли действовать сообща в области совместных интересов, является одним из важнейших аспектов права на свободу объединения, без которого это право было бы лишено всякого смысла. Способ, которым национальное законодательство закрепляет эту свободу, и то, как она на практике применяется властями, показывает состояние демократии в каждой конкретной стране.

Безусловно, государства имеют право удостоверяться в том, что цель и деятельность объединения соответствуют правилам, установленным законодательством, но они обязаны делать это таким образом, который был бы совместим с обязательствами, принятыми ими при подписании Конвенции, и который подлежит проверке институтами Конвенции См. Дело «Сидиропулос и др. против Греции», постановление от 10 июля 1998 г., Сборник решений и постановлений 1998 г. IV, § 40.

Аналогичная позиция была высказана Европейским судом по правам человека по жалобе Церкви сайентологии против России.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Теперь можно сделать следующие основные выводы.

Во-первых, церковно-государственные отношения в соответствии с европейской правовой мыслью долгое время развивались в русле борьбы духовной и светской властей вплоть до их разделения (в светских концепциях) или слияния (папоцезаризм и идея двух мечей папы Геласия). Напротив, для отечественной правовой традиции характерна идея не борьбы, разделения, а сочетания симфонического единства государственной и церковной властей.

Во-вторых, выяснили, что пока сотрудничество государства и церкви остается вне рамок и основывается на политическом консенсусе власти и иерархов, любая перемена политического курса способна существенно повлиять на государственно-конфессиональные отношения. И, если эти перемены будут негативны для религиозных организаций, последние не будут иметь возможности защищать свои права.

В-третьих, Русская православная церковь выполняет значимые публичные функции в нашем государстве, что отнюдь не умаляет принципа ее отделения от государства. К таковым следует отнести: реализацию основного права человека — свободы вероисповедания; информационную функцию, воспитательную функцию. Кроме того, Церковь выступает как серьезный благотворитель, который выполняет функцию призрения (по отношению к несовершеннолетним, бездомным, гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию). Право на создание религиозной организации не перечеркивает обязанности государства сохранять историческую память и способствовать нравственному развитию российского народа. Но и это, в свою очередь, не должно приводить к превращению РПЦ в политическую структуру. От этого никто не получит преимуществ: ни государство, ни общество в целом, ни граждане России. Необходимо серьезно задуматься о строительстве новой модели государственно-церковных отношений, способной найти адекватный ответ тем современным вызовам, которые все резче проявляются в эпоху глобализирующейся нестабильности.

И, наконец, Русская православная церковь выполняет значимые публичные функции в нашем государстве, что отнюдь не умаляет принципа ее отделения от государства. К таковым следует отнести: реализацию основного права человека — свободы вероисповедания; информационную функцию, воспитательную функцию. Кроме того, Церковь выступает как серьезный благотворитель, который выполняет функцию призрения (по отношению к несовершеннолетним, бездомным, гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию). Право на создание религиозной организации не перечеркивает обязанности государства сохранять историческую память и способствовать нравственному развитию российского народа. Но и это, в свою очередь, не должно приводить к превращению РПЦ в политическую структуру. От этого никто не получит преимуществ: ни государство, ни общество в целом, ни граждане России. Необходимо серьезно задуматься о строительстве новой модели государственно-церковных отношений, способной найти адекватный ответ тем современным вызовам, которые все резче проявляются в эпоху глобализирующейся нестабильности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ

Нормативные правовые акты

1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Р Ф о поправках к Конституции Р Ф от 30. 12. 2008 № 6-ФКЗ, от 30. 12. 2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. — 2009. — № 7.

2. «О свободе совести и о религиозных объединениях»: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ // СЗ РФ. — 1997. — № 39. — Ст. 4465.

Специальная литература

1. Агафонова А. А. Развитие концепции светского характера государства в проектах Конституции Российской Федерации (Конституционной комиссии и Конституционного совещания) // Конституционное и муниципальное право. — 2009. — № 7. -С. 19−24.

2. Бачило И. Л. Государство и право XXI в. Реальное и виртуальное. — М.: ЮРКОМПАНИ, 2012. — 172 с.

3. Бурьянов С. А. Свобода совести в Российской Федерации // Гражданские права человека: проблемы теории и практики / Под ред. Ф. М. Рудинского. М., 2006. — 248 с.

4. Васильев А. А. Охранительная концепция права в России. — М.: Юстицинформ, 2013.- 305 с.

5. Власенко Н. А. Теория государства и права: учебное пособие (2-е издание, переработанное, дополненное и исправленное). — М.: Проспект, 2011. — 376с.

6. Гачек Ю. Общее государство и право на основе сравнительного правоведения. Ч. 1. Право современной монархии. 16. Государство и церковь в современной монархии, Ч. 2. Право современной демократии. 14. Государство и церковь. — Рига: Наука и жизнь, 1912. — 163 с.

7. Глухов А. В. Становление церковной юрисдикции в Киевской Руси X—XI вв.еков // Российская юстиция. — 2006. — № 3. — С. 20.

8. Достоевский Ф. М. Братья Карамазовы. — М.: Эксмо, 2003. — 219 с.

9. Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908. — 274 с.

10. Загребина И. В. Принудительная ликвидация религиозных организаций (под ред. д.ю.н. проф. А.В. Пчелинцева). — ИД «Юриспруденция», 2013. — 50 с.

11. Ильин И. А. Россия есть живой организм//Собрание сочинений в 10 томах. Т. 2. Кн. 1. — 583 с.

12. Ильин И. А. Теория права и государства. Издание 2-е, дополненное (под редакцией и с биографическим очерком В.А. Томсинова). — «Зерцало», 2008. — 405 с.

13. Карамзин Н. М. История государства Российского. — М.: Эксмо, 2010. — 1004 с.

14. Косарев А. И. Идеология жизни. — М.: Юриспруденция, 2009. — 176 с.

15. Куницын И. А. Правовой статус религиозных объединений в России: исторический опыт, особенности и актуальные проблемы. Общественная организация «Православное дело». — М., 2000. — 353 с.

16. Миронов О. О. Заключение Уполномоченного по правам человека в РФ «О проверке соответствия Федерального закона „О свободе совести и о религиозных объединениях“ международно-правовым обязательствам Российской Федерации» // РГ. 1999. 24 апр.

17. Новгородцев П. И. О своеобразных элементах русской философии права // История философии права. — СПб.: Юридический институт, 1998. — 912 с.

18. Понкин И. В. Светскость государства. М., 2004. — 114 с.

19. Путин В. В. Нельзя примитивно трактовать понятие светского государства // www. top. rbc. ru/politics/01/02/2013/843 320. shtml? pri№t.

20. Рейснер М. А. Духовная полиция в России. — М.: товарищество М. О. Вольф, 1910. — 108 с.

21. Романовская О. В. Светское государство и Русская православная церковь // Гражданин и право. — 2013. — № 5. — С. 9−16.

22. Савва С. С. Конституционное закрепление светского государства в России: национальный и международно-правовой аспекты // Журнал российского права. — 2009. — № 12. — С. 17−29.

23. Соколов И. К. О влиянии церкви на историческое развитие права. — М.: Университетская типография, 1870. — 105 с.

24. Чичерин Б. Н. Общее государственное право (под редакцией и с предисловием В.А. Томсинова). — М.: Зерцало, 2006. — 389 с.

25. Ястребов О. А. Юридическое лицо публичного права: сравнительно-правовое исследование: Автореф. дисс. … д.ю.н. М., 2010. — 102 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой