Государство Пястов в "Великопольской хронике"

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Составленная из множества материалов, среди которых хроники, анналы, документальные записи, жития святых, рыцарские повести, устные предания, Великопольская хроника вобрала в себя и два основополагающих сочинения предыдущих историографов Польши: хронику Галла Анонима, излагающую историю династии Болеслава Кривоустого до 1113 г., и сочинение Винцентия Кадлубка, в котором история Польши доведена до 1202 г. Возможно, хроника Галла не была среди документов, которыми непосредственно пользовался создатель великопольского памятника. Но она вошла в сочинение Винцентия Кадлубка, ставшего главным источником для автора хроники.

Известно, что авторами или одними из авторов хроники были познаньский епископ Богухвал и познаньский кустош Годислав Башко. Окончательно вопрос об авторстве и времени создания окончательной редакции «Хроники» пока не решен.

Хроника содержит пролог и 164 главы, каждая имеет свой заголовок. Повествование ведется от сотворения мира до 1271 (1273) г. Хроника осталась незавершенной. Она обрывается на сообщении о женитьбе юного Пшемыслава II (1273).

Основу великопольской хроники составляет повествование о правителях Польши, в основном о войнах, в которых они участвовали, междоусобной борьбе, дается их личная характеристика. Практически вся хроника представляет собой описание деяний польских правителей. Довольно значительное место уделено событиям в польской католической церкви, упоминаются основание храмов, монастырей, избрание архиепископов, епископов, их отдельные деяния (напр. «О смерти благочестивейшей девы Саломеи»). Порой встречается рассказ о каких-либо знаменательных событиях, происшествиях, преданиях (о Пясте, «Предание о Виславе, Вальтере и Гельгунде»). Сведения о других сторонах польской жизни в хронике скудны.

В данной работе проанализированы отдельные моменты истории государства Пястов, наиболее хорошо освещенные в хронике. Глава посвящена упоминаниям в хронике Руси и русско-польским взаимоотношениям.

1. Образование государства Пястов и его первые правители

Хроника повествует, что, когда род Помпилиуша 2 (Попеля) был уничтожен, знатные люди королевства начали думать об избрании нового правителя, но не могли прийти к согласию, так как предлагали разных и ставили свое благосостояние выше общественной пользы. В конце концов решили избрать кого-либо простого и скромного происхождения, однако свободно рожденного и потомка лехитов. Им стал землепашец Пяст, живший в городе Крушвице. По преданию, во времена Попеля, он гостеприимно принял двух чужеземцев, которых привратники Попеля отогнали от входа в его дом. Они пришли в дом Пяста во время выборов, и когда для такого количества людей собравшихся избрать короля, не хватило пива, и Пяст в своем жилище наварил только немного меда для себя и для своей семьи, его количетсво настолько увеличилось, что ее в изобилии хватило всем. Поэтому его единогласно избрали королем. Пястом он назывался потому, что ростом был мал, но крепок телом и красивой наружности.

Пяст разумно управлял королевством и от своей супруги Репки имел одного сына, по имени Земовит, который, после смерти отца наследовал ему, будучи четырнадцати лет. О нем повествуется, что он восстановил многое, утраченное Попелем 2 (Хотышко), был во все деятелен и удачлив; однако сыновей и внуков князей, преступно отравленных, не сумел склонить к послушанию, поскольку они, вплоть до времен Болеслава Храброго, по двум причинам отказывались повиноваться его отцу Пясту и ему самому. Первая состояла в том, что их отцы и деды были отравлены Хотышко; вторая, в том, что королем был избран Пяст, низший по роду, а они остались в пренебрежении. Земли упомянутых князей были следующие: у Болеслава — Нижнее Поморье, у Казимира — Кашубия, у Владислава — часть Венгрии, которая находится между реками Тиссой, Дунаем и Моравой; Яксе принадлежала Сорабия, Вроциславу — Рания, Пшебыславу и Одону — Джевина, Пшемыславу — Згожелец. Остальные постоянно владели прочими землями и дистриктами в Славонии и Каринтии, расположенным вокруг рек Лабы, Одры, Пианы, Доложи, Вкры, Рекницы, Варны, Гоболи, Спревы, Гыли, Суды, Меци, Травны и вокруг других рек.

У Земовита родился сын по имени Лешек. «Он, идя по стопам отца, проявил себя с самой лучшей стороны во всех доблестных поступках». В молодые годы у него родился сын Земомысл. С ним он спокойно правил землями, ему подвластными, поскольку и соседи его наслаждались тихим покоем, и он ни от кого от соседей не получал никаких неприятностей.

У Земомысла родился сын, по имени Мешко, который в течение семи лет от рождения оставался слепым, но в возрасте семи лет обрел зрение. В 931 г. Мешко взял в жену Дубровку, от которой в 937 г. породил сына, которому приказал дать имя Болеслав.

2. Наиболее известные правители Польши и их деяний в отражении «хроники»

правитель великопольский хроника история

Болеслав I Храбрый (г.ж. ок. 967-1025; г. п. 992-1025)

О Болеславе Храбром в хронике сказано относительно немного, потому, как объясняет автор, «в винцентовой хронике (хроника Винцентия Кадлубка) лучшие стороны его доблести описаны достаточно».

О нем написано, что он восстановил границы Польши утерянные прежде, заложил шесть кафедральных соборов: познаньский, гнезнеский, мазовецкий, краковский, вроцлавский и любушский. Также он заложил, построил и наделил имуществом множество монастырей. Также указано, что он, «как говорят», установил в Польше подать, которая называется «строжа», так что каждый от плуга или сохи ежегодно вносил в житницу короля одну меру пшеницы и одну меру овса, за исключением тех, кто состоял на военной службе государства. Подать называется «строжа» потому, что ее брали для удовлетворения нужд людей, находившихся на страже в крепостях, особенно для тех кто находился на границах королевства, так как Болеслав построил много крепостей на границах государства.

В его время император Священной римской империи Оттон 3 Рыжий прибыл в Польшу ради посещения гробницы Адальберта, которого очень почитал. Болеслав принял его с почетом и устроил ему пышный прием. В свою очередь Оттон назначил Болеслава соправителем империи, возложил ему на голову королевскую диадему, а за его сына Мешко просватал свою родную сестру.

Казимир 1 Восстановитель (г. ж. 1016-1158; г. п. 1039-1058)

В Польше начались смуты и междоусобицы. Знатные люди отправились в Саксонию к своей королеве. От нее они узнали, что Казимир определен в Париж для изучения свободных наук, и что он вступил в орден св. Бенедикта в монастыре в Клюни. Когда же они прибыли туда, то нашли его уже посвященным в диаконы. Тогда они отправились в Рим с просьбой к папе Бенедикту 9, чтобы он приказал вернуть им их правителя, а также уделил ему пособие, чтобы он мог взять себе жену, чтобы Польское королевство не осталось без наследника. Папа разрешил, и Казимир из монастыря отправился сначала в Саксонию к матери и дядьям, присоединил к себе немало рыцарства, а затем направился в Польшу. Он был назван Восстановителем потому, что он возвратил многое, утерянное его отцом Мешко и «восстановил то, что было сравнено с землей».

Хроника повествует, что он взял себе в жены дочь князя Руси Романа, сына Одона, по имени Добронега, иначе именуемая Марией. От нее у него было четыре сына: Болеслав Смелый, Владислав Набожный, Мешко 3 и Одон 1. Одон и Мешко умерли, не оставив потомства.

Хроника повествует, что из всех польских земель только Мазовия не побоялась сопротивляться Казимиру. Некто из незнатного рода, но человек деятельный и сильный, по имени Мечислав занял Мазовию, знатных людей либо дарами, либо силою принудил к послушанию ему. Он призвал на помощь против Казимира даков, гетов или пруссов и русских и объявил королю войну, но был разбит и бежал к пруссам. А те, тяжело переживая убийство многих своих и желая отомстить ему за поражение, возложили на него вину. Взяв в плен Мечислава, они подвергают его многим пыткам и казнят. После этих событий Мазовия объединилась с Польским королевством.

Болеслав 2 Смелый (г. ж. ок. 1042-1081; г. п. 1058-1079)

Болеслав занялся восстановлением границ Польши, которые определил его прадед, Болеслав Храбрый. Повествуется, что он вторгся в Русь, занял Киев, а затем в течение ряда лет, полонил и обложил данью другие русские земли. После этого он поставил начальником над русскими князьями своего приближенного князя Изяслава Ярославича.

Затем он отправился в Венгрию, желая восстановить меты Польского королевства по рекам Дунаю, Тиссе, Мораве. После битвы был побежден король Венгрии Шаломон, и уступил Болеславу часть своего королевства, находившегося между упомянутыми реками.

Между тем Лев (так в хронике, настоящее имя Вратислав 2), король чехов, совеместно с моравами и северными народами, напав на пределы Польши, опустошил их. Узнав об этом, Болеслав спешит к нему, но Вратислав отказывается от сражения и просит причислить его к данникам, а сам бежит. Болеслав преследует его в границах Моравии, опустошая ее.

Когда же Болеслав вторгся в земли чехов, пруссы и другие языческие народы, сомневаясь, вернется ли он назад, вторгаются в Поморье. Когда об этом узнает Болеслав, он оставив осаду чехов и северных народов, устремляется домой и обрушивается на своих врагов в Поморье. Их, бегущих, преследует до реки Сары и там немало людей потонуло от тяжести собственного оружия.

Хронист описывает происшествие, повлиявшее на дальнейшую судьбу Польского королевства. Когда Болеслав и знатные люди Польши семь лет находились в походах, не видя жен и детей, их рабы и слуги склонили некоторых из их жен и дочерей к сожитию. Кроме того, слуги занимают и укрепляют жилища господ. Когда молва об этом преступлении дошла до знатных, они, движимые чувством мести, вернулись домой, несмотря на запрещение короля. Болеслав, возмущенный уходом своих вельмож, сильно на них прогневался, многих из них подвергает смертной казни, а тем, кого в данный момент покарать не мог, тайно готовит засады. Краковского епископа Станислава, который пытался его увещевать, а затем отказать в праве посещать церковь, он казнит. В стране вспыхивает недовольство и мятеж магнатов, во главе которого встал брат Болеслава Владислав. Болеслав вынужден бежать в Венгрию. После этого прожил недолго, «злая язва довела его до безумия», и спустя два года после прибытия в Венгрию он умирает.

Болеслав 3 Кривоустый (г.ж. 1086-1138; г. п. 1102-1138)

Болеслав стал преемеником своего отца Владислава и, как свидетельствует хроника, «превосходил других князей приятностью своих нравов и счастливыми устремлениями добродетели». В хронике описываются интриги его сводного брата Збигнева, который завидовал и ненавидел Болеслава, но в конце-концов был осужден на вечное изгнание.

Описывется незаурядное мужество Болеслава на войне. За долгое время своего правления Болеслав вел много войн, в том числе и на русских землях, что описано в главе, посвященной упоминаниям о Руси. Наиболее значительными его войнами были: опустошение Моравии за опустошение чехами Силезии, частые войны с поморянами, нападение на Богемию в 1108 г., победа над германским императором Генрихом 5, две войны на русской земле.

У Болеслава было пять сыновей. Когда он почувствовал приближение кончины, он делит королевство между четырьмя сыновьями. Владиславу, первенцу, отдаются земли Кракова, Серадза, Ленчицы, Силезии, на Поморье; Болеславу Кудрявому отдает Мазовию, Куявию и хелминскую каштелянию; Мешко-Гнезно, Познань и Калиш с окрестностями; Генриху Первому — Сандомир и Люблин. Казимир, бывший на тот момент совсем маленьким, доли не получил. Болеслав сказал: «В самом деле, справедливо, чтобы дела малолетних были поручены их опекунам, а не самим малолетним».

Мешко 3 Старый (г.ж. 1126/27-1202)

После кончины своего брата его место занял Мешко. В хронике о нем написано: «Все прилегающие провинции были к нему почтительны, отовсюду с отдаленных провинций прибывали князья для оказания ему послушания, слава всяких достоинств улыбалась ему, во всех будущих его успехах вся красота судьбы была к нему ласкова. У него не было недостатка в военных триумфах, и сверх всяких желаний счастливых [людей] еще более счастливым был он в своем многочисленном потомстве того и другого пола». У него было пять сыновей.

По свидетельству хроники из-за суровости нравов Мешко 3 был прозван Старым. Гедко, краковский епископ, старался убедить его, чтобы он прекратил относиться жестоко к жителям королевства. Кроме того, он убеждал его утихомирить своих хищных чиновников. Однако Мешко не внял напоминаниям, а утверждал, что его урезонивают лишь из ненависти и принялся мстить. По свидетельству хроники, «епископу он тайно замышляет изгнание, других обрекает на смерть или на увечье». Однако его замыслы стали известны. Знатные решают призвать в Краков младшего брата Мешко сандомирского князя Казимира и едут просить его об этом. Казимир входит в Краков, встречает поддержку среди населения. Мешко в 1179 г., покинутый, бежит в городок Рацибуж. Его зять Болеслав, чешский князь, подобным образом отстраняется от власти, другие его зятья, князь Саксонии и князь Баварии, отовсюду подвергаются нападению врагов. Таким образом, те, которые могли бы ему помочь, сами терпят невзгоды. На княжении в Кракове утверждается Казимир. Но, как мы увидим далее, на этом борьба за краковское вовсе не окончилась.

Через некоторое время Мешко слезно просит Казимира вернуть его на родину, если нельзя возвратить ему власть. Когда об этом узнали знатные Польши, среди них началось смятение, они сказали Казимиру, что возвращение Мешко — это их гибель. А Мешко, видя, что брат не помышляет о его возвращении, направляется к Фридриху с просьбой о помощи. Видя, что здесь у него ничего не выйдет, то обратился к Богуславу, которого Казимир поставил князем на Нижнем Поморье. Соединяет свою дочь брачным союзом с его сыном и с его помощью добивается покорности, приязни и дружбы приморского народа. В 1181 г., скрытно получив помощь, Мешко ночью тихо входит в Гнезно, неожиданно занимает все владения, доставшиеся по наследству от отца, поскольку его брат Казимир втайне предоставил ему эту возможность. Но он вновь полагает приобрести у брата краковское княжение, и они долго спорят и воюют друг с другом.

После того, как русский князь Владимир был восстановлен в Галицком королевстве, несмотря на свой поход на польские земли, среди знатный поднялось возмущение и недовольство на Казимира. Итак, пока Казимир находится в русских владениях, посылают за Мешко и просят его побыстрее явится в Краков. Когда же тот появляется, краковское государство открыто переходит на его сторону.

Когда об этом узнал Казимир, он со своими племянниками князьями Романом, Владимиром и Всеволодом нападает на Краков. Мешко, не решаясь ждать его прихода, поспешно возвращается домой, оставив своего сына Болеслава с войском в лагере. Казимир, осадив Краков, занимает его и возвращает все укрепления, после того как Болеслав с войском добровольно сдается ему в плен. Казимир, произведя изменения в государстве, освобождает из плена своего племянника со всеми пленниками и, наградив дарами, великодушно отправляет их к своему брату Мешко.

После смерти Казимира краковяне избирают князем его сына, восьмилетнего Лешека. Узнав об этом, Мешко исполнился негодования, что нарушены права первородства. Он ищет себе сторонников, просит помощи. Также он пишет магнатам краковской провинции, приказывает им не подчиняться Лешеку и требовать от него отказа от княжения, признать в Мешко князя и не помышлять об ужасах сражения. Знатные краковяне отвечают Мешко, что не могут добровольно признать то, к чему их принуждают под угрозой.

Мешко, собрав отряд воинов, приближается к Кракову. Ему навстречу вышли краковяне с Романом, князем владимирским. 13 сентября 1195 г. на реке Мозгаве между ними состоялось сражение. Был убит сын Мешко Болеслав, а сам Мешко и Роман были серьезно ранены. Битва не принесла решающей победы ни одной из сторон, но притязания Мешко на Краков были временно отражены.

После всего этого Мешко решает взять краковское княжение хитростью. Он с почтительностью выпытывается замыслы старших, добивается их расположения и склоняет к исполнению своих планов. Затем он шлет письма матери малолетнего Лешека, в которых говорил, что «дело идет не о славе власти, а о спокойствии королевства и более устойчивом положении ее сыновей. Он добавляет, что в настоящее время он желает полного уничтожения возможных раздоров всякого рода, и чтобы и в дальнейшем ни по какому поводу не мог возникнуть новый пожар, и что все это может быть обеспечено только на основании следующего: «Пусть твой сын Лешек уступит мне княжество, которое я верну своему приемному сыну после того, как он будет опоясан мною рыцарским поясом для того, чтобы краковское владение, а именно княжество над всей Польшей, принадлежало твоему роду путем постоянного наследования». Мать Лешка, склонная поверить своему деверю, убеждает и советует сыну, чтобы он на время отступился от княжества. Они сходятся в установленное место и время и приносят торжественную клятву верности матери Лешка и сыну. Клянется Мешко, приносят клятву знатные люди и той и другой сторон о точном выполнении подписанного договора.

Итак Мешко получает княжение и в 1196 г. входит в Краков. По свилдетельству хроники, «когда он, наконец, овладел Краковом, оказалось, что он уже не помнил ни о принесении присяги, ни о договоре. И если когда-либо он и вспоминал об этом, побежденный кротостью племянника и его напоминаниями, то, насколько это было в его силах, старался не показывать вида. А если не мог притвориться, то, постоянно откладывая, препятствовал желаниям Лешка. Просит племянник и убеждает дядю посвятить его в рыцари, вспомнить о заключенном договоре и в свою очередь назначить его наследником Кракова. На это Мешко отвечает, что не следует общественное право ослаблять частными договорами. А ведь если оно подрывается, ухудшается положение республики. Кто сомневается, что это так и произойдет, если управление королевством будет доверено неопытному юноше. Насколько приличнее молодости повиноваться, нежели повелевать. Кто обладает [властью], пусть ею владеет, пока не устранится от общественной деятельности».

Но так как Мешко стал строить козни в отношении имущества и достояния других, чтобы присоединить их к себе под любым предлогом, то краковская знать в негодовании изгнала его из Кракова и вновь призвала князя Лешка.

После этого Мешко снова пытается овладеть Краковом. Он вновь отправляется к матери Лешка, уверяет, что договор и клятву соблюдал с величайшим почтением, но его опередили соперники и помешали ему. И что его ответы, о которых распустили слухи, были выдумкой. «А теперь, любезная невестка, лишь бы только была ваша благожелательность, и у меня не будет недостатка в обещанной верности. В самом деле, я не только Краков отпишу в наследство вашим сынам, но также обещаю возвратить и куявскую провинцию». «Одного я желаю, — сказал он, — чтобы враг всех, общий всем, был обречен на изгнание, чтобы он не делал из князей себе забаву, то, проявляя свою волю, назначая князем, то снимая», намекая на Николая, краковского палатина, о котором знал, что мать князей его ненавидит. Она склоняет знатных людей Кракова и Николай осуждается на вечное изгнание.

А затем они снова договариваются на том условии, что Мешко Старый тотчас вернет Куявию и до конца жизни будет князем в Кракове, а князь Лешек, согласно его решению, будет ему наследовать. Мешко Старый занимает Краковское княжество. Добившись владения Краковом, он, по свидетельству хроники, «забывает и о присяге в верности и о клятве и не заботится ни о назначении Лешка наследником Краковского княжества, как он обещал, ни об отдаче Куявии, и, мало того, он даже насильно занимает Вислицу и три другие крепости Лешка и Конрада, уверяя, что они принадлежат краковскому уделу». Так Мешко Старый вновь стал править в Кракове. Умер он в Калише в 1202 г.

Преобразования Казимира 2 Справедливого (г. ж. 1138-1194; г. п. 1177-1191, 1191-1194)

В Польше был с древности установлен обычай, чтобы любой знатный, отправившись в путь, отбирал бы продовольствие у бедняков, чтобы кормить своих лошадей. Другой обычай, называемый «подводой», состоял в том, что, всякий раз, как посланцы князей выполняли посольство, у наследников тех, которые находились в их поместьях, они забирали коней. На них в короткое время преодолевали большие расстояния. Многие кони были совершенно истощены, другие просто погибали, порой приглянувшихся коней просто безвозвратно уводили. Следующий обычай состоял в том, что имущество умерших епископов переходило в руки князей.

Эти установления были отменены по приказанию Казимира 2 на синоде гнезненских епископов, за исключением случаев пользования имуществом человека, когда поступит сообщение, что враг угрожает стране.

Конрад 1 Мазовецкий (г.ж. 1187-1247)

Конрад был сыном Казимира Справедливого, младшим братом Лешека Белого. При разделении земель между ними Лешек получил Краков, Сандомир, Ленчицы, Поморье, Конрад — Мазовию и Куявию.

После смерти брата в 1227 г. взял под опеку его сына, несовершеннолетнего Болеслава, вместе с его княжествами Краковским и Сандомирским и другими землями. Но после того как Болеслав достиг зрелости и, отказавшись от опеки, вместе со своей матерью пожелал отобрать у своего дяди Конрада свои владения, Конрад, считая свои права на малопольский престол самыми весомыми, мать Болеслава и его самого связал и посадил под стражу в городе Сецехове. Спустя некоторое время, благодаря заступничеству сецеховского аббата Болеслав избежал плена и стал владеть крепостями Завихостом и Сандомиром, которые сами с перешли к нему как естественному их господину. Завладев ими, он вызвал на помощь в борьбе против своего дяди своего двоюродного брата Генриха Бородатого, силезского князя, сына Болеслава Высокого. Генрих, поспешно придя на помощь своему брату Болеславу, совместно с ним завязал не мало сражений против своего дяди Конрада, опустошая Краковскую и Сандомирскую земли, прежде чем они смогли изгнать его оттуда. После изгнания Конрада Генрих Бородатый с согласия Болеслава стал владеть Краковским княжеством и частью Сандомирской земли.

Конрад часто водил ятвягов, сковитов, пруссов, литвинов, жмудинов, нанятых за деньги, на сандомирские земли своего племянника, намереваясь их разорить. Он собрал большое богатство, из которого щедро награждал помогавших ему воинов.

Конрад, который на Хелминской земле выдерживал многочисленные нападения пруссов и ятвягов, по совету епископа Гюнтера уступил госпитальерам св. Марии Иерусалимской из тевтонского дома Хелминскую землю на 20 лет с той целью, чтобы они с его помощью оказали сопротивление пруссам и ятвягов. В течение этих лет, поскольку пруссы и другие языческие народы приносили огромный вред землям мазовецкого князя Конрада, вышеупомянутый Конрад вызвал к себе на помощь своего племянника, силезского князя Генриха Бородатого. Опираясь на его помощь и на помощь упомянутых крестоносцев Конрад обрушился на пруссов и другие языческие народы и победил их. После этого Генрих попросил своего дядю Конрада, чтобы он соблаговолил навсегда приписать крестоносцам Хелминскую землю. В ответ на его просьбы этот же самый Конрад навечно дарением приписал земли между реками Оссой, Вислой и Древенцей вышеуказанным крестоносцам.

В 1243 г. Конрад, мазовецкий князь вторично вторгся с могущественными силами мазовшан в Сандомирскую землю. Его племянник Болеслав, сойдясь с ним в Суходоле, вступил в сражение и, поразив многих мазовшан, своего дядю Конрада изгнал из родной земли. В 1246 г. Конрад, скорбя душой, что некогда был разбит племянником в Суходоле, приготовился к отмщению. Собрав множество литовцев, вторгается он в землю племянника и грабит ее, Болеслав идет ему навстречу, и под Заришовом они сошлись в большом сражении. Болеслав был обращен в бегство, литовцы и мазовшане перебили сандомирцев и краковян и многих взяли в плен.

В 1247 г. Конрад умирает, оставив Мазовецкое княжество своему старшему сыну Земовиту.

3. Упоминания о Руси в «хронике»

Здесь приведены наиболее значительные встречающиеся в хронике упоминания о Руси. Как мы увидим, многие русские и польские князья были связаны родственными узами, частыми были военные походы с обеих сторон. В целом русские и польские земли между собой были довольно сильно взаимосвязаны. В хронике встречаются ошибки и неточности, что по возможности отмечено.

(Во времена Болеслава 1 Храброго (992-1025))

Об установлении границы Польши в Киеве: «Ибо вышеупомянутый король Болеслав, после того как установил границы Польши в Киеве, который является столицей Руси, на Тиссе и Дунае, реках Венгрии и Каринтии и на реке Солаве…»

Про меч «щербец»: «Меч короля Болеслава, … получил название «щербец», так как он, Болеслав, прийдя на Русь… первый ударил им в Золотые ворота, запиравшие город Киев на Руси, и при этом меч получил небольшое повреждение; повреждение же по-польски означает «щербина», и поэтому и меч стал называться «Щербец»

(Во времена Мешко 2 Ламберта (1025-1031, 1032-1034) и его сына Казимира 1 Восстановителя (1038-1058))

Брак Мешко с дочерью русского князя: «…он (Мешко 2) взял себе в жены дочь князя Руси Романа, сына Одона, по имени Добронега, иначе именуемая Марией».

Об участии русских в походе на Польшу: «…некто из незнатного рода, однако человек деятельный и сильный, душой необузданный и привычный к военному делу, по имени Мечислав занял Мазовию, знатных людей этой провинции некоторых дарами, некоторых насильно принудил к послушанию ему. Он призвал на помощь против Казимира даков, гетов или пруссов и русских, с помощью которых осмелился объявить Казимиру открытую войну» (древнерусские источники, напротив, свидетельствуют о том, что отряды русских были посланы Ярославом Мудрым на помощь Казимиру)

(Во времена Болеслава 2 Смелого (1058-1079))

О походе Болеслава смелого на Русь: «…он, храбро вторгшись в земли Руси, сразился во многих сражениях с князьями Руси и, победив их, достиг города Киева. Хотя киевляне какое-то время и сопротивлялись ему, однако долго оказывать ему сопротивление не могли и сдались на милость победителя. Он принял их послушание и заверения в верности и направился на завоевание других земель Руси, и там в течение многих лет, храбро осаждая крепости русских, полонил обе части Руси. Самую Русь сообразно с нуждами своими личными и своего войска обложил данью, особенно съестными припасами. После победы, одержанной над русским королем, которого, в открытой битве победив, убил, (ни один источник, кроме хроники, не сообщает о гибели какого-либо русского князя в сражении с Болеславом) он, подавив мятеж, поставил начальником над русскими князьями знатного человека, своего приближенного».

(Во времена Болеслава 3 Кривоустого (1102-1138))

О женитьбе Болеслава на дочери русского князя: «Болеслав женился — о пышности его свадьбы уже было сказано ранее — на единственной дочери короля Галиции, от которой у него был сын Владислав второй и одна дочь» (на самом деле Сбыслава, жена Болеслава, была дочерью великого князя киевского Святополка, а не короля Галиции).

О заговоре русских князей против Болеслава, вражде князя Владимирко, разрушении польского города Вислицы и походе Болеслава на Русь: «В то время как Болеслав был занят разными делами в других районах, некий князь русских по имени Володарь, завидуя счастью Болеслава, созывает русских князей, всех будоражит, каждого в отдельности убеждает помнить о своем знатном происхождении … Итак, все князья полагают нарушить свое повиновение Болеславу, и составляют против него заговор.

Узнав об этом, Болеслав созывает совет старейшин, беспокоится, каким образом противостоять этому злу, то ли силой, то ли хитростью. Некий воевода, отважный, деятельный комит Петр Влостек из Ксонжа, в то время как другие советовали иное, так сказал: «Когда стоит дерево, напрасно кто будет отсекать веточки, ведь прежде всего следует приложить секиру к корню. Лучше не иметь успеха, чем вовсе не пытаться его добиться». Затем, окружив себя свитою верных людей, он отправляется на Русь, притворяется изгнанником, уверяя, что он не может переносить свирепости короля Болеслава, умоляет Володаря, князя владимирского (на самом деле Володарь был перемышльским князем), о поддержке и помощи. Радуется князь Руси прибытию такого мужа, радуются я его люди такому сообществу.

В удобное время Петр приказывает своим готовить коней, брать оружие и следовать за ним, неожиданно входит в дом Володаря, его, обедавшего, оттаскивает от стола, повергает на землю, побежденного заключает в оковы и связанного доставляет королю Болеславу как знаменательный дар. … А затем, сын этого Володаря (Владимирко), тяжко переживая отцовские раны, непрестанно думает о постигшем отца несчастье, мечтает отомстить за смерть отца. Понимая, что открыто отомстить врагу, намного превышающему его силы, он не сможет, он смешивает горе с хитростью и все сокровища своего отца, обнаруженные им в казне, решает употребить на отмщение за него (другие источники свидетельствуют, что Владимирко отдал за отца огромный выкуп и тот был отпущен на свободу). Предпочитает честь богатству, на мщение за родителя готов истратить много, для себя бережлив. Какого-то знатного из Паннонии … он склоняет на свою сторону дарами, совращает золотом, дабы он какой-либо хитростью обманул и ввел в заблуждение Болеслава. Этот венгр, предпочитая страсть к золоту достоинству, бежит под покровительство Болеслава, притворяясь, что король паннонцев изгнал его. Выдумывает ложные причины своего изгнания, утверждая, что основная причина состоит в том, что он ревностно старается противостоять козням своего народа или, по крайней мере, как-то им противодействовать, и, дескать, он…, является горячим поклонником поляков, или иначе лехитов. И якобы до такой степени усилилось коварство его соперников, что был ему вынесен смертный приговор. А также [говорит], что уж лучше ему свести на нет свои заслуги, нежели подставить под удар свою неповинную голову, и при этом он обещает [Болеславу] отдать Паннонию под прежнее владычество".

«Управление … городом [Вислицей] король Болеслав поручил … изгнаннику из Паннонии, которого он принял не как беглеца, но как воспитанника родины и с которым он обращался чрезвычайно ласково. Этот последний, дождавшись отсутствия короля Болеслава … приказывает сыну Володаря, короля Руси, поспешно прибыть и сообщает ему о продолжительном отсутствии Болеслава. Итак, враги спешат к Вислице, и стало известно, что они приблизились. Этот изменник приказывает, чтобы все люди, способные воевать, любого сословия, того и другого пола сбежались для защиты города и для того, чтобы в нем спасти и себя и свое имущество… А когда весь народ сбежался в город и себя спасти и его защитить, вероломный изменник открыл ворота врагам, дав, таким образом, возможность варварам перебить христианский народ.

В 1135 г. 8 февраля Вислицу разрушают. Сын Володаря, хмельной от пролившейся крови этого народа … бесчинствует… И он возвращается домой без какого-либо ущерба для себя. Паннонца же этого, сына вероломства, [сын Володаря] лишает обоих глаз, отрезает язык и детородные члены, дабы от змеиного и нечестивого рода не родился бы еще более вероломный.

Услышав это, Болеслав, жесточайший мститель за несправедливость, направляется к границам Руси, входит в нее и приказывает разыскать сына Володаря. А тот … бежит и углубляется в лесные чащобы и наподобие диких зверей скрывается среди ущелий и рощ. Воины Болеслава свирепее львов обрушиваются на русский народ, не щадят ни бургов, ни городов, ни крепостей. Они считают, что ни принадлежность к полу, ни возраст, ни благородство высокой крови не может принести спасения, и всех, кого удается обнаружить, сытый меч бесчеловечно поглощает. Так Болеслав, отомстив во сто крат сыну Володаря, возвращается домой с почетом" (об этом походе Болеслава на Русь сообщает только хроника Винцентия Кадлубка и заимствующая ее Великопольская).

Об обмане Болеслава: «После такого жестокого мщения Болеслава русским, как уже было сказано, князья другой Руси и других соседних областей, собрав совет и опираясь на помощь соседей, поскольку иначе они, по-видимому, не могли противостоять могуществу Болеслава, галицкого короля…, зятя князя Болеслава, выгоняют из королевства. Этот бежит в королевство своего тестя Болеслава и некоторое время находится у него вместе с женой.

Князья же русских, смертельно опасаясь вторжения Болеслава, применяют к нему, доверчивому, хитрость… Они собирают подчиненных им князей, затем множество вооруженных варваров, первых из первых всего Галицкого королевства и самых знатных этого королевства посылают на лицезрение Болеслава, уверяя, что все королевство и они сами с детьми намереваются припасть к стопам Болеслава, который по-братски приютил у себя их короля. Жители Паннонии, соседние с Галицким королевством, зная об уловках русских, лукаво притворяясь, скорбят и умоляют [Болеслава], чтобы он помог и восстановил в королевстве изгнанного короля. Ему они посылают на помощь и свои равноценные вооруженные отряды… Под влиянием этих обманчивых просьб король Болеслав… с небольшим войском вступает в галицкую провинцию. К нему подходят ряды паннонцев вперемешку с бесчисленным количеством русских, смиренно приветствуют короля-изгнанника и Болеслава. Однако все спешат перейти в последние ряды. Болеслав, молча наблюдая за этим, спешит поделиться с воеводой Вшебором… В то время как они переговариваются, видно как приближаются издалека бесчисленные ряды русских и варваров. Итак, сходятся ряды и копья грозят копьям. Двойной враг теснит войско Болеслава, один-с тыла, другой наступает спереди… (произошло ожесточенное сражение, Болеславу удалось остаться невредимым) И наконец, воины Болеслава, непобежденные, но утомленные победой, одни уходят с поля битвы, других, усталых от сражения, враги берут в плен и уводят к себе к сожалению для Болеслава…"

(Во времена Болеслава 4 Кудрявого (князь Мазовии с 1138, всей Польши 1146-1173))

О родстве польского князя Владислава Второго с русским князем: «Итак, Владислав (Второй), [не] помня о себе, находясь, однако, в очень укрепленном городе Рацибуж, старается уговорить его Императорское Величество [помочь ему], полагаясь на родство с ним своей жены и сыновей. А также он уговаривает князей Богемии и Руси, опять-таки используя узы родства (матерью Владислава была Сбыслава Святополковна, дочь великого князя киевского), чтобы они милостиво помогли ему в его несчастье»

(Во времена Мешко 3 Старого (г. ж. 1126/27-1202))

О браке дочери русского князя с сыном Мешко Старого: «князь Руси-тесть одного из сыновей (Мешко Старого. Старший сын Мешко Старого Одон женился на Вышеславе, дочери галицкого князя Ярослава Осмомысла)»

(Во времена Казимира 2 Справедливого (1177-1191, 1191-1194))

О походе Казимира на русские земли: «Случилось так, что город Руси Берестье, отказавшись от повиновения Казимиру, перестал выплачивать обычные подати (сведений о зависимости русских от польских князей нет в других источниках) и стал готовить оружие для сопротивления Казимиру. Последний, собрав отряд храбрых воинов, в году от Р. X. 1182 пошел против него и его князя и внезапно … его [город] атаковал и захватил. После того как он так неожиданно его захватил и поставил в нем своего человека начальником, он двинулся лагерем в направлении к Галичу, намереваясь восстановить в Галицком королевстве сына своей сестры, некогда изгнанного вместе с отцом. Всеволод, белзский князь, вместе с князем владимирским и галицкой знатью, а также с многочисленными отрядами избранных тибианцев и парфян… на него нападает, полагаясь более на великое множество своих [воинов], нежели на их боеспособность… (В сражении победа остается за Казимиром) Итак, Казимир, прославленный победитель русских, восстановил у галичан князем первенца своей сестры, некогда изгнанного из королевства, о чем было сказано выше. Он после отъезда Казимира, своего дяди, был своими же отравлен ядовитым питьем. Ему в Галицком королевстве наследовал Владимир, брат его по матери, сестре Казимира»

О покровительстве Казимиром русского князя Владимира: «…Казимир с большой силой вступив на русские земли, принудил Владимира покинуть Галицкое королевство. После удаления Владимира он назначил галицким князем Романа, сына своей сестры рожденного от ее второго мужа… Владимир просит короля венгров помочь ему вернуться на трон. А последний, отнюдь не из сочувствия к нему, а скорее домогаясь Галицкого королевства, вытесняет Романа, занимает Галицкое королевство и там устанавливает собственного сына. Изгнанника же [Владимира], чтобы он не причинил вреда его сыну, помещает связанным в тюрьму. Последний… обещает тюремным стражам дары и таким образом ускользает из плена. Затем он находится в русских землях, довольствуясь только отцовским наследством. Под влиянием дерзкой отваги нападает с какими-то разбойниками на границы Польского королевства в день Вознесения Св. Девы, совершив нечестивое побоище и похитив жен знатных людей, увозит их… Вышеуказанный виновник преступления за все эти действия был лишен Казимиром отцовского имущества и отправлен в изгнание.

Хотя он [Владимир] должен был бояться сурового негодования Казимира… однако поскольку он в отчаянии искал покровительства… Казимира, то достиг в этом успеха. Он не только добился прощения за свой безрассудный поступок, но даже получает… еще большую милость… прославленный Николай, назначенный его светлостью первым сановником при дворе… совместно с могущественными силами паннонцев храбро одерживает победу над сыном короля венгров и изгоняет его, изгнанника же Владимира восстанавливает в Галицком королевстве"

(Во времена Лешека Белого (годы жизни ок. 1184-1227))

О том, как Лешек ставит Романа князем Галиции: «В это время Владимир, родной брат Романа и двоюродный Лешка (Ошибка. Двоюродными братьями были Роман и Лешек), князь Галиции, скончался, не оставив никакого законного наследника. Поэтому князья Руси, одни дарами, другие хитростью, некоторые и тем и другим, старались захватить пустующее место князя. Среди них князь Роман настолько был ближе [родством и соседством], насколько был честолюбивее и умнее [прочих], понимая, что является неравным [по силам] по отношению к другим князьям, настойчиво молит Лешка, чтобы тот привязал его к себе вечной службой и назначил [пусть] не князем галицким, но своим прокуратором. В противном случае пусть не сомневается, что всякий иной из князей Руси, [который] захватит этот престол, как несомненный враг будет ему угрожать… Лешек вторгается во владения Руси… Они (галичане) вынуждены принять князем Романа, которого страшатся, как молнии. Ведь они уже хорошо знали, какую изощренную тиранию и коварную жестокость проявляет он по отношению к своим [подданным]… Вновь обещают на любых условиях послушание и выплату податей, лишь бы не попасть под иго Романа, а склониться перед его [Лешка] властью.

Хотя и были возражения, мнение всех лехитов сходится на князе Романе. Несмотря на сопротивление русских сановников и знатных (precipuis) лиц, князь Лешек назначает Романа галицким князем. Впоследствии за это благодеяние Роман плохо отплатил полякам"

О сражении Романии с Лешеком: «…Роман, часто упоминавшийся, могущественнейший князь русских, отказывается платить дань князю Лешке, смело противостоит его власти и, собрав большое войско, с сильным отрядом неожиданно вторгается в пределы Польши. Когда это узнал Лешек, он, тотчас собрав небольшой отряд вооруженных, спешит к нему навстречу в Завихост, обрушивается на него, захватывает и побеждает. Русские, которые сначала пришли самонадеянно, были многие ранены, очень многие вместе с князем Романом убиты, остальные, увидев [это], стали искать спасения в бегстве… Так, Роман, забыв о бесчисленных благодеяниях, оказанных ему Казимиром и его сыном Лешком, осмелился напасть на своих братьев, [но], получив удар мечом, испустил дух на поле боя. И было это в году от Р. X. 1205. «

(Упоминания без указания польского правителя)

Об опустошении польскими князьями совместно с русскими войсками Опавской земли: «В этом же году (1254) знаменитые князья краковский Болеслав и опольский Владислав со своими, а также с русскими войсками опустошили огнем и мечом Опавскую землю, которую ранее занял король Богемии Пшемыслав по прозвищу Оттокар»

«В упомянутом… (1259) году Сандомирскую землю вторглись татары с пруссами, русскими, куманами и другими народами и безобразно ее разорили грабежами, поджогами и убийствами. И зная, что большое множество людей со своим имуществом прибыло в Сандомирскую крепость, окружили ее, непрерывно штурмуя. Русские же князья-Василько, брат русского короля Даниила, а также упомянутые сыновья-Лев и Роман, видя, что осада затягивается, задумали окружить жителей крепости обманным путем. Обеспечив безопасность, [они] сошлись с жителями крепости, убеждая их просить у татар заверений безопасности, и сдать им крепость и имущество, находившееся в ней, чтобы татары даровали им жизнь. Жители крепости… обманутые советом указанных князей… получили от татар и указанных князей твердое обещание [и] открыли ворота. Они оставили в крепости все имущество и безоружные вышли из нее. Увидев их, татары набросились на них, как волки на овец, проливая огромное количество крови»

«В году от Р. X. 1262 22 июня русские совместно с литовцами, прийдя, крадучись, на Черскую землю в Мазовии, опустошили ее всю огнем и мечом. Когда же они неожиданно вошли в какую-то деревню Яздово и обнаружили там мазовецких князей Земовита с его сыном Конрадом, они, схватив их, поступили с ними бессовестно. Шварн, сын сестры русского короля Даниила, сам обезглавил пленного, упомянутого князя Земовита, а сына его Конрада взял с собой в плен»

«В этом же году (1266) войско краковского князя Болеслава Стыдливого, проникнув в землю русских, сильно опустошило княжество Шварна. Упомянутый князь Шварн в самый день святых Гервазия и Протасия, сойдясь с этим войском, мужественно с ним сразился. Но поляки стали победителями [и], перебив много русских и взяв у них немалое количество добычи, вернулись с почетом домой».

Заключение

«Великая или пространная хроника поляков или лехитов» является в основном описанием жизни и деяний польских князей и написана с позиции единой Польши.

Тринадцатый век, наиболее подробно освещаемый Великопольской хроникой, ознаменовался существенными переменами в жизни польского государства. Польские феодалы, желая укрепить экономику страны, стали на путь поощрения немецкой иммиграции в Польшу. Началась колонизация польских земель, усилился приток немецких торговцев и ремесленников в города. Очень скоро это явление, выгодное с точки зрения экономики, способствующее подъему сельского хозяйства, развитию торговли и горного дела, обернулось своей отрицательной стороной. Произошла определенная германизация польской знати. При княжеских дворах стало модным преклонение перед немецкими обычаями, языком, культурой. Засилье немецкого элемента в среде городского патрициата фактически привело к изоляции онемеченных городов от Польши. Благоприятную почву для германизации населения создавали вторжения чужеземцев на территорию страны. На месте разрушенных древ непольских городов и крепостей вырастали новые, основанные на немецком праве. Так отстраивались Познань, Краков, Сандомир, Плоцк, Калиш. Внешняя агрессия, постоянные конфликты удельных князей между собой, дробление земель на мелкие феодальные княжества 40 привели к тому, что за сравнительно небольшой исторический период — менее чем за полтора столетия — Польша лишилась огромной части своей территории. От нее были оторваны земли на севере и западе (около 150 тыс. кв. км), закрыт выход к морю. Опасность извне и угроза, подтачивающая монолитность польского государства изнутри, вели к консолидации прогрессивных сил, помышлявших о возрождении былого величия родины. В борьбе за ликвидацию междоусобиц и объединение под своей эгидой остальных польских земель выступали в первую очередь князья Силезии, Малой и Великой Польши. Главная заслуга в объединении государства принадлежала великопольскому князю Пшемыславу II.

В данной работе был проанализирован текст хроники, описываемые события, отношение автора хроники к описываемым личностям и событиям. На основе хроники описано правление наиболее известных князей и королей Польши и их деяния. Жизнь некоторых из них описана довольно подробно, особенно Болеслава 3 Кривоустого. Довольно обширны повествования о Мешко 3 Старом и Казимире 2 Справедливом. К концу хроники текст становится намного более сжатым и лаконичным.

Список использованной литературы

1. «Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях XI—XIII вв.: (Перевод и комментарии) / Под ред. В. Л. Янина; Сост. Л. М. Попова, Н. И. Щавелева. — М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1987. — 264 с.

2. Грабеньский Вл. История польского народа / Вл. Грабеньский. — Мн.: МФЦП, 2006. — 800 с.: ил.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой