Джозеф Пэкстон – архитектор и садовник

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тема

Джозеф Пэкстон — архитектор и садовник

Введение

Имя латиницей Paxton Joseph

Другое имя ПАКСТОН Джозеф; ПЭКСТОН Джозеф

Пол мужской

Дата рождения: 03. 08. 1803

Место рождения: около Воберна, графство Бедфордшир, Англия

Дата смерти: 08. 06. 1865 Возраст (62)

Место смерти: Сиденгем, около Лондона, Англия

Знак зодиака Лев

По восточному Свинья

Английский специалист по созданию садовых интерьеров, дизайнер оранжерей. Является архитектором Хрустального дворца для Всемирной выставки 1851 г. в Лондоне. Начинал карьеру садовником. Будучи нанятым герцогом Девонширским, стал его другом, доверенным слугой и советником. С 1826 г. был смотрителем садов в Чатворте, герцогском поместье в Дербишире, где построил из железа и стекла теплицу (1840). В 1837 г. он построил Великую оранжерею, бывшую на тот момент самым большим стеклянным зданием в мире. Терморегуляцию обеспечивали восемь котлов и 11 километров труб. Недостатком сооружения была дороговизна обслуживания (в 1923 г. оранжерею снесли). В 1850 г. на конкурс проектов дворца для Всемирной выставки было представлено более 200 проектов, большинство из которых требовало больших временных и денежных затрат. Пекстон внес свой проект, подсказанный строительством теплицы для водного растения Виктория амазонская (Victoria amazonica). Конструкция из чугуна и листового стекла воплощала свежие достижения британской науки и промышленности, стоила относительно недорого и могла быть разобрана после окончания выставки. За свою работу архитектор был посвящён в рыцари. Его конструкция, основанная на принципе ранее созданных им строений, в четыре раза превосходила по площади Собор святого Петра и получила название Хрустальный дворец. В период 1852—1854 гг. компоненты здания были перевезены в Сиденгем-Хилл в Верхнем Норвуде, где они и оставались до тех пор, пока не были уничтожены пожаром 1936 г. Являлся членом парламента от Ковентри с 1854 г. и до своей смерти. В период разработки своих стеклянных строений он также создал проекты многих домов в эклектическом стиле и заложил ряд общественных парков. Известен кроме того как писатель-ботаник. Им составлен, в сотрудничестве с Линнеем, «Карманный ботанический словарь» (Лондон, 1840) и написаны сочинения: «Treatise on culture of Dahlia» (Лондон, 1838) и «Flower Garden» (1851−1853). С 1834 г. он издавал «Magazine of botany and Register of flowering plants».

Биография

Идея организации всемирной выставки, на которой были бы показаны лучшие достижения в области общественного производства, материальной и духовной деятельности человечества, давно носилась в воздухе и пленяла лучшие головы Европы. К середине XIX века идея всемирной выставки созрела окончательно.

Ее организатором и вдохновителем стал принц Альберт, супруг королевы Виктории. Обсуждая план выставки, принц Альберт заявил: «Никто не сомневается, что мы живем в знаменательный переходный период, когда усиливается стремление к самой великой цели, когда-либо существовавшей в истории: к объединению человечества… Выставка 1851 года дает живую картину того, насколько индустрия приблизила решение этой великой задачи».

В организации выставки большую роль сыграло Общество искусств, учрежденное еще в 1754 году с целью поощрения искусств, ремесел и торговли. Задача ставилась поистине грандиозная — собрать под одной крышей изделия промышленности и искусства разных стран и народов.

И для выполнения такой задачи потребовалось особое помещение, которое само стало главной достопримечательностью выставки. Англичане чуть ли не мгновенно — всего за полгода — создали в центре Лондона, в Гайд-парке, знаменитый «Хрустальный дворец», получивший известность далеко за пределами Англии.

Автором проекта стал Джозеф Пэкстон. Он родился в 3 августа 1803 года в Бедфордшире в семье фермера. Учился на садовника. Служил главным садовником и ландшафтным художником, а затем деловым агентом у герцогини Девонширской в Чатсворте. В 1831 году изобрел сборную металлическую конструкцию крыши типа «ребра и стрелы» для парников. Применил эту конструкцию при строительстве Большой консерватории и в 1837 году оранжереи «Дом лилий» в поместье герцога Девонширского в Чатсворте. Занимался разбивкой парков в Биркенхеде в Чешире (1843). В сотрудничестве с Г. Х. Стоксом принимал участие в архитектурных работах, таких как особняк семьи Ротшильдов. Создал много неосуществленных проектов сооружений из стекла и металла.

Примерно за год до проведения Всемирной выставки в Лондон; был объявлен конкурс на лучший проект центрального павильона — одноэтажного здания из огнестойких материалов, с освещением через крышу, площадью около 8 га. Ни один из 245 проектов не был принят. Все предлагали здание из камня, похожее или на готический собор, или на вокзал. В момент обсуждения в спор вмешался Джозеф Пакстон, управляющий садов герцога Девонширского, волею судеб оказавшийся знакомым с членами выставочного комитета. Получив заверение, что ещё одно предложение будет рассмотрено при условии его соответствия всем требованиям комиссии, он вместе с инженером по строительству железных дорог за восемь дней спроектировал здание принципиально новой конструкции, причем проект включал не только собственно чертёж здания, но и план его постройки. В столь же рекордные сроки — 4 месяца — павильон был возведён в лондонском Гайд-Парке. Всемирная выставка, как и планировалось, открылась 1 мая 1851 г., и многие восприняли Хрустальный дворец как её главный экспонат.

Павильон достигал 555 м в длину и 124 — в ширину. В плане сооружение имело крестообразную форму. Центральный продольный неф, или «главный проспект», составлял 22 м в ширину и 20 м в высоту. Поперечный неф был на целый ярус выше (32,9 м) и имел арочное завершение. Таким образом, в основе построенного Хрустального дворца лежал не столько опыт ремесленников в обработке материалов, сколько выполненный на бумаге проект с изображением внешнего вида сооружения, отельных деталей, схем монтажа.

Секрет быстроты возведения — в способе проектирования по принципу конструктора. Из «конструктора системы Пакстона» можно было бы собрать не один десяток различных по планировке и высоте выставочных помещений. Использовалось несколько основных типов деталей: несущие чугунные колонны, пустотелые внутри для большей лёгкости и жёсткости, а также для стока дождевой воды: поперечные балки-фермы (их конструкция заимствована из практики строительства железнодорожных мостов) с утолщениями в средней части, там, где наибольшие нагрузки; арки и детали стен — прозрачные рамы. Крыша также монтировалась из стандартных деталей. Для их сборки и остекления применялись даже специальные тележки, которые передвигались по ребрам жёсткости. Стабильность конструкции стен достигалась за счёт стальных растяжек, связывавших прямоугольные секции здания по диагонали.

Разумеется, спроектировать подобное здание, не имея опыта создания аналогичных построек, невозможно. Пакстон ещё лет за пятнадцать до постройки Хрустального дворца использовал ребристые крыши с наклонными листами стекла при проектировании теплиц и оранжерей. Наклон был необходим для того, чтобы солнечные лучи утром и вечером проходили через стекло перпендикулярно.

«Хрустальный дворец стал первым в мире большим металлокаркасным зданием и первым зданием со стеклянными стенами. В его конструкции применена не виданная ранее система портальных связей для компенсации возникающих при ветре боковых усилий, и кроме того, впервые в мире крупнейшее сооружение было возведено из заранее изготовленных модулей». Это была революция в строительстве: вместо возведения стен — монтаж, вместо неразборной кладки кирпичей или каменных блоков — механическая сборка. Хрустальный дворец повлиял не только на развитие архитектуры выставочных павильонов, но и на формирование совершенно нового типа зданий — универмагов и торговых пассажей со свободной планировкой и верхним светом. Рождался новый эстетический принцип освоения внутреннего пространства. Стены исчезают, легкость, нематериальность конструкций создаёт ощущение «дворца для сказочного принца», как восторженно писал о постройке Пакстона Уильям Теккерей".

Проектирование Хрустального дворца стало для Пэкстона главным делом жизни. Все были ошеломлены, а архитекторы Европы просто негодовали, что этот дерзкий Пэкстон — не архитектор и не художник, а обыкновенный садовник — вместо величественного дворца собирается построить «какой-то стеклянный колпак», «оранжерею»… Этого нельзя позволять какому-то неучу, когда есть настоящее искусство и настоящие мастера.

Действительно, дворец очень напоминал оранжерею. Именно опыт создания огромных оранжерей для заморских пальм подсказал Пэкстону простое и оригинальное решение.

Проект был одобрен Выставочным комитетом 26 июля. Уже 30 июля начались подготовительные работы, а 26 сентября и строительство. Возведение здания завершилось 1 февраля 1851 года к открытию выставки.

Новое здание было воздвигнуто именно так, как задумал «неуч-садовник», и с восторгом принято публикой. В нем как раз воплотилось стремление жителей туманного Альбиона к свету, ведь все сооружение, весь его бескрайний интерьер был пронизан потоками солнечного света.

Внутренних перегородок дворец не имел, и его интерьер представлял собой один огромный зал. Архитектор очень бережно отнесся к деревьям Гайд-парка, рубить которые было запрещено парламентом: два столетних вяза оказались просто накрытыми зданием дворца. Известный русский философ, историк и литератор А. С. Хомяков, посетивший выставку, написал по этому поводу: «То, что строится, обязано иметь почтение к тому, что выросло».

Пэкстон использовал при строительстве Хрустального дворца изобретенные им и усовершенствованные сборные конструкции.

Архитектор, объясняя суть придуманных им конструкций, сравнивал жесткий внутренний каркас со столом, а кровлю из стекол, заключенных в деревянные переплеты, — с ажурной скатертью. Проект здания в целом был привязан к единому стандартному элементу — листу стекла максимально возможного размера. В те времена самая большая длина листового стекла равнялась 1, 25 метра. 300 000 одинаковых листов стекла для Хрустального дворца были выпущены бирмингемской фабрикой братьев Чанс.

Поразительно, что уже в то далекое время Пэкстон оказался в состоянии разделить все здание на части посредством простой системы малых сборных элементов заводского изготовления. Хрустальный дворец стал одним из первых сооружений, в котором были приняты столь распространенные сейчас унифицированные элементы: все здание было составлено из одинаковых ячеек, собранных из 3300 чугунных колонн одинаковой толщины, однотипных деревянных рам и металлических балок. Деревянные и металлические элементы конструкции были изготовлены на разных заводах в Бирмингеме и смонтированы на строительной площадке в Лондоне. Неординарное инженерное решение позволило значительно снизить расходы на строительство и возвести здание в сжатые сроки. Развитие сети железных дорог ускоряло транспортировку готовых деталей и строительных материалов, что значительно сокращало сроки строительства.

В итоге здание, приблизительно равное по площади четырем соборам Св. Петра — свыше 74 400 квадратных метров, было сооружено в течение шести месяцев. Его общая длина — около 563 метров. Главный купол нового дворца достигал 53 метров высоты. Но, при всем своем архитектурном совершенстве и красоте, Хрустальный дворец, хотя в нем были применены стальные конструкции, не способствовал решению проблемы перекрытия сводом. Полуциркульный свод в трансепте (поперечном нефе) имел деревянный каркас, и перекрытый им пролет в 22 метра был меньше, чем у многих средневековых сооружений.

Хрустальный дворец явился реализацией нового архитектурного замысла, прототипа которому не существовало в архитектуре. Вдобавок, это было первое в истории здание столь больших размеров, построенное из стекла, железа и дерева, с каркасом из чугунных и железных кованых балок, точно смонтированных на болтовых соединениях. По признанию современников, Хрустальный дворец — это революция в архитектуре, которая положила начало развитию нового стиля.

Появление Хрустального дворца ознаменовало своеобразный переворот в истории архитектуры — с тех пор немалую роль в определении облика здания стал играть инженер-конструктор.

Впечатляющее сочетание несомненного величия и определенной легкости в архитектурном облике этого здания осталось недостижимым образцом, несмотря на неоднократные попытки повторить и превзойти это достижение.

«Мы видим изящную сеть линий, при этом отсутствует ориентир, который позволил бы нам объективно оценить истинные размеры конструкции и ее удаленность от нас», — сказал Л. Бухер после открытия выставки.

Заказчик предложил заключить контракт на «возвратной» основе: хотя сметные расходы оценивались в 150 тысяч фунтов, он выплачивает только 80 тысяч фунтов, а конструкция после демонтажа переходит в собственность исполнителя. После выставки дворец был разобран, а позже на общественные пожертвования восстановлен на юге Лондона в Сайденхеме, где простоял до пожара 1936 года.

В Сайденхеме Хрустальный дворец стал одним из любимейших и интереснейших мест для загородных прогулок. В особенности хорош был сад, да и сам дворец был переполнен множеством различных достопримечательностей. Современники считали Хрустальный дворец чудом современного искусства. Позднее великий Корбюзье писал: «Я не мог оторвать глаз от этой торжествующей гармонии».

В дальнейшем Пэкстон разрабатывал оранжерейный принцип даже применительно к градостроительству. В 1854 году встал вопрос о создании сети подземных путей сообщения в столице. Пэкстон предложил альтернативу — окружить Лондон стеклянной аркадой 11, 5 миль длиной, которая должна быть построена по типу Хрустального дворца. Внутри аркада представляла собой комплекс железнодорожных путей, пешеходных пространств и магазинов. Этот крытый «город» преследовал цель создания искусственного климата в городском масштабе. В пояснительной записке говорилось, что лондонская атмосфера загрязнена дымом каминных труб, фабрик и т. д., зимой в городе постоянные дожди и слякоть. Это послужило обоснованием для создания крытой «галереи-променада, с постройкой которой исчезает нужда немощным старикам уезжать на зимний сезон в дальние страны».

Таким образом, у истоков современной стеклянной архитектуры стоят два проекта Пэкстона. Один осуществленный — Хрустальный дворец, второй неосуществленный — названный автором «Великий викторианский путь».

Джозеф Пэкстон скончался 8 июня 1865 года.

архитектура дворец пэкстон

Архитектура дворца Пэкстона

1. Первый набросок. Архитектор Джозеф Пэкстон приступл к работе над проектом Хрустального дворца, когда узнал, что Выставочный комитет отверг все 233 проекта, представленные на конкурс в апреле 1850 года. Свой первый набросок он сделал 11 июня 1850 года, после посещения места будущего строительства. К 24 июня были готовы чертежи для строительной компании. Проект был одобрен Выставочным комитетом 26 июля. Уже 30 июля начались подготовительные работы, а 26 сентября и само строительство. Возведение здание завершилось 1 февраля 1851 года, к открытия выставки.

2. Каркас. Для сборки каркаса были изготовлены стандартные элементы из чугуна, сварочного железа и дерева. Опорные колонны размещались по периметру здания с интервалом 7,3 метра. Пэкстон разработал оригинальную конструкцию крыши и перекрытий, состоявшую из профилированных деревянных элементов, собранных в фермы с помощью литых скоб и кованых затяжек. С каждого участка крыши размером 7,3 на 7,3 метра дождевая вода стекала по деревянным желобам в пустотелые чугунные колонны.

3. Стол и скатерть. Пэкстон, объясняя суть придуманных им конструкций, сравнивал жесткий внутренний каркас со столом, а кровлю из стекол, заключенных в деревянные переплеты, — с ажурной скатертью.

4. Цилиндрический свод. Цилиндрический свод полностью перекрывал центральный трансепт. Под сводом высились огромные вязы Гайд-парка — павильон возовдили прямо над ними. В здании, восстановленном в Сайденхеме, деревянные арки свода заменили на металлические.

5. Смета. Заказчик предложил заключить контракт на «возвратной» основе: хотя сметные расходы оценивались в 150 тысяч фунтов, он выплачивает только 80 тысяч, а конструкция после демонтажа переходит в собственность исполнителя.

6. Логистика. Развитие сети железных дорог ускоряло транспортировку готовых деталей и строительных материалов, что значительно сокращало сроки строительства.

7. Вентиляция. Механически управляемые вентиляционные решетки позволяли регулировать поток воздуха. В жаркую погоду съемные полотняные тенты на стеклянной крыше смачивались водой.

8. Остекление. Для остекления крыши и верхних ярусов стен были использованы огромные для того времени стеклянные листы 120×25 см, вставленные в деревянные рамы.

9. Метод строительства. Метод строительства из сборных конструкций возник в викторианскую эпоху. Он основывался на новейшем достижении промышленности — массовом производстве деталей, из которых на строительной площадке монтировалось здание.

10. Декор. Декоративные элементы использовались лишь для внешнего оформления. Арки и круглые окна, остроконечные башенки и решетки под кровлей подчеркивали ритм и симметрию фасадов.

11. Внутренняя арматура. Арматура внутри здания была окрашена в те же цвета, что и фермы. Изящный внутренний каркас и покрытие из стекла пропускали в здание максимум естественного света, экономя средства на искусственное освещение.

12. Международный дворец индустрии. Принц Альберт, супруг королевы Виктории, был вдохновителем и организатором Всемирной выставки 1851 года. Он называл ее «истинным мерилом и ярким свидетельством вершины развития всего человечества». В экспозиции был представлен весь спектр новых промышленных изделий и технологий. За первые пять месяцев ее посетило более 6 миллионов человек.

Вклад в развитие «садового стиля»

Джозеф Пэкстон, который, как и Джон Лоудон, внес огромный вклад в развитие оранжерейного дела и «садового» стиля. Звездный час для Джозефа начался с момента его избрания главным садовником парка в Чатсворте, имении герцога Девонширского, большого поклонника садового искусства. Джозеф привел в порядок сады, устроив в них новые участки в «садовом» стиле. В парке появилось много хвойных — ливанские кедры, секвояйдендроны и араукарии, создан арборетум для показа редких древесных экзотов (в нем было высажено 1670 экземпляров растений!).

Пэкстон был увлеченным дизайнером парковых фонтанов. При нем в Чатсворте возрождается фонтан-шутиха «Плакучая Ива» — типичный элемент парков XVII века и создается один из самых высоких фонтанов того времени Императорский Фонтан, законченный специально для визита русского императора в Чатсворт (который кстати так и не состоялся) и, вероятнее всего, навеянный фонтанами Петергофских парков.

Фонтан «Плакучая Ива» была апофеозом торжества нового технологического века. 8000 кусочков меди и латуни создали образ старой плакучей ивы, которая «выбрасывала» из своих «веток» 800 фонтанных струек. Этот типично викторианский «музейный» экспонат был помещен Пэкстоном в середине каменистой горки в «натуралистическом» стиле. Рокарий Чатсворта отличался гигантскими размерами, здесь был устроен даже водопад.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой