Задержание как институт уголовно-процессуального права

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

Одним из важнейших проявлений правоохранительной функции государства является борьба с преступностью и обеспечение правосудия с целью защиты законных прав граждан и справедливого наказания лиц, совершивших преступления. Выполнение этой функции не возможно без применения соответствующих мер государственного принуждения, направленных на обеспечение правоохранительной деятельности государства. Правовой основой этой деятельности является уголовно-процессуальное законодательство, определяющее основания, порядок и пределы применения мер государственного принуждения в отношении лиц, подозреваемых, обвиняемых в совершении преступления или лиц, осужденных за совершенное преступление. Данная деятельность осуществляется в рамках уголовного преследования, а меры государственного принуждения, применяемые в данной деятельности, принято называть мерами уголовно-процессуального принуждения. Применение мер уголовно-процессуального принуждения необходимо для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений. Применение задержания как меры уголовно-процессуального принуждения существенно ограничивает конституционные права, свободы и законные интересы гражданина, ставит под сомнение его честь, достоинство, влияет на дальнейшую судьбу, причиняет нравственные страдания в случае необоснованного или незаконного ее применения. Таким образом, применение задержания как меры уголовно-процессуального принуждения актуализирует вопросы возможного соотношения принудительных мер и конституционно-правового статуса человека.

В соответствии со ст. 2 Конституцией Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.) (Далее Конституция Республики Беларусь) человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства, а ограничение или лишение личной свободы возможно только в случаях и порядке, установленных законом. В соответствии с нормами ст. 25 Конституции Республики Беларусь государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности, а ограничение или лишение личной свободы возможно в случаях и порядке, установленных законом. Однако следует учитывать, что обеспечение общественной безопасности и правопорядка является приоритетной задачей любого государства, что выражается, прежде всего, в обеспечении законных прав всех членов общества. В соответствии с нормами ст. 2 Конституции Республики Беларусь государство несут взаимные обязанности по обеспечению прав и свобод с одной стороны и соблюдения норм права с другой. Правовой основой обеспечения общественной безопасности и правопорядка являются нормы ст. 23 Конституции Республики Беларусь, в соответствии с которыми ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Одним из таких ограничений является применение мер уголовно-процессуального принуждения, в том числе и задержания.

Возникающая при этом проблема соотношения общественных и частных интересов была всегда актуальной теоретико-концептуальной и практической проблемой. Теоретико-концептуальной основой применения мер уголовно-процессуального принуждения является необходимость для обеспечения своего благополучного существования общество сдерживать негативную активность граждан. При этом, «права — это не только определенные социальные возможности, но и определенные социальные необходимости, не свобода вообще, но мера свободы». Наиболее точным и емким обоснованием применения государственного принуждения является следующее высказывание П. А. Гольбаха: «Когда свобода заставляет нас совершать действия, противоречащие законам природы и разума, и, следовательно, враждебные целям общества, она является лишь безумством, которого не могут допустить наши сограждане, которое они должны пресечь и покарать в интересах всех людей» Таким образом, существуют ситуации, когда общественные интересы диктуют необходимость прямого вторжения государства в сферу прав людей: это необходимость борьбы с преступниками и другими правонарушителями, что определяется правоохранительной функцией государства, целью которой является обеспечение общественной безопасности и правопорядка.

Таким образом, вопросы применения задержания как меры уголовно-процессуального принуждения являются весьма значимыми и актуальными как в контексте теории и доктрины уголовно-процессуального права и системы правового регулирования задержания, так и в прикладном контексте. По данным Генеральной прокуратуры Республики Беларусь в 2009 г. было задержано 25 357 лиц, а в Первомайском районе г. Витебска в 2011 г. было задержано146 лиц, что свидетельствует о широком применении данной меры уголовно-процессуального принуждения и актуализирует изучение соответствующей правоприменительной практики. Следует учитывать, что меры уголовно-процессуального принуждения — важная составляющая часть, неотъемлемый элемент механизма обеспечения успешной реализации задач уголовного судопроизводства. Но использование любых из этих мер всегда связано с ущемлением определенных прав граждан, хотя и преследуют цель достижения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). Среди проблем применения задержания следует выделить: неопределенность ряда оснований задержания; правомерность оснований и целей задержания их соотношение с мотивами; достаточно неопределенная правовая регламентация предоставлению юридической помощи, задержанному лицу и участие адвоката при задержании. Указанные обстоятельства не способствуют единообразному и правильному применению этой меры процессуального принуждения, что нередко порождает ошибки в следственной практике, влекущие нарушения прав и законных интересов личности. Вот почему большое значение имеет правомерность ограничения прав личности при применении задержания как меры уголовно-процессуального принуждения.

Объектом исследования данной дипломной работы является задержание как институт уголовно-процессуального права, общественные отношения, возникающие в процессе применения задержания как меры уголовно-процессуального принуждения при осуществлении уголовного преследования.

Предметом исследования являются теоретико-концептуальные, нормативно-правовые, организационно-правовые аспекты задержания как института уголовно-процессуального права, применяемого в форме уголовно-процессуального принуждения, в целях осуществления уголовного преследования.

Целью исследования является комплексная и всесторонняя характеристика задержания как института уголовно-процессуального права. Анализ сущности юридической природы задержания как формы уголовно-процессуального принуждения, осуществляемого в целях обеспечения уголовного преследования. Изучение системы правового регулирования и механизмов применения задержания в уголовно-процессуальном праве. Анализ правоприменительной практики и выявление проблем применения задержания как меры уголовно-процессуального принуждения. Выработка предложений по совершенствованию механизмов правового регулирования задержания, направленных на повышение его эффективности и повышения уровня правовой защищенности задержанных лиц.

Для достижения данной цели реализовывались следующие задачи:

1. Изучение задержания как меры уголовно-процессуального принуждения и как элемента уголовного преследования.

2. Определение понятия задержания как института уголовно-процессуального права и выявление особенностей его юридической природы.

3. Анализ системы правового регулирования задержания; изучение оснований, целей и мотивов задержания; изучение порядка осуществления задержания, сроков задержания; оснований прекращения задержания.

4. Изучение особенностей правового положения задержанного лица, в зависимости от его вида в контексте подозрения и обвинения как элементов уголовного преследования.

5. Изучение правоприменительной практики по вопросам задержания, проблем применения задержания как меры уголовно-процессуального принуждения и выработка предложений по оптимизации применения данного института уголовно-процессуального права.

Методологию исследования составляют, прежде всего, общенаучные методы: анализ, синтез, сравнительный анализ, системный метод. В работе использовались такие специфические методы исследования как: историко-правовой и сравнительно-правовой метод, контент-анализ документов, изучение практики деятельности органов внутренних дел на примере Первомайского РОВД г. Витебска.

Теоретическую основу исследования составляют труды таких ученых как: Борико С. В., Васильева Е. Г., Гуткин И. М., Еникеев З. Д., Зайцева Л. Л., Зинатуллин З. З., Калиновский К. Б., Коврига З. Ф., Копылова О. П., Ларин А. М., Мельников В. Ю., Мытник П. В., Ольшевский А. В., Острога Е. К. Павлова А.В., Петрухин И. Л., Пурс А. Г., Смирнов А. В., Элькинд П. С., и др.

Необходимо отметить, что задержание как институт уголовно-процессуального права нуждается в достаточно точной правовой регламентации в силу существенного влияние на правовое положение лица и существенное ограничение его конституционных прав. Однако, следует помнить, что задержание является эффективной и необходимой мерой уголовно-процессуального принуждения, обеспечивающих уголовное преследование на досудебных стадиях уголовного процесса, что делает необходимым его безусловное правомерное применение на основе принципов справедливости и верховенства закона. Реализация таких требований к применению задержания требует соблюдения баланса между обеспечением конституционных прав личности и обеспечения правопорядка и общественной безопасности, при этом только такой подход позволит в полной мере обеспечивать выполнение правоохранительной функции государства.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЗАДЕРЖАНИЯ КАК ИНСТИТУТА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1 Особенности задержания как мера уголовно-процессуального принуждения и как элемент уголовного преследования

В соответствии с нормами ст. 107 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Беларусь 1999 г. (принят Палатой представителей 24 июня 1999 г., одобрен Советом Республики 30 июня 1999 г.) (далее УПК) задержание состоит в фактическом задержании лица, доставлении его в орган уголовного преследования и в кратковременном содержании под стражей в местах и условиях, определенных законом. Задержание применяется к подозреваемому, обвиняемому и осужденному в процессе осуществления уголовного преследования, а нормы, регулирующие применение задержания в уголовном процессе содержаться в Разделе 4 «Меры процессуального принуждения». Это требует рассматривать задержание на основе особенностей мер уголовно-процессуального принуждения, которые в свою очередь являются элементом государственного принуждения, применяемым при осуществлении уголовного преследования. На этом основании можно заключить, что основу юридической природы задержания как института уголовно-процессуального права образуют его свойства и признаки как меры уголовно-процессуального принуждения.

Само по себе государственное принуждение — острое и жесткое средство социального воздействия. Оно ограничивает свободу человека, ставит в такое положение, когда у него нет выбора, кроме варианта поведения, предусмотренного нормами права. Тем не менее, это необходимый элемент в механизме правового регулирования. Оно представляет собой психологическое, материальное или физическое (насильственное) воздействие полномочных органов и должностных лиц государства на личность с целью заставить ее действовать по воле властвующего субъекта, в интересах государства. Таким образом, механизм правового принуждения основан на применении мер государственного принуждения, причем правовые нормы делают легитимным это принуждение. Сущность всякого правового принуждения является ограничение субъективного права физических или юридических лиц на основе соответствующей нормы права, уполномоченным на применение таких мер органом или должностным лицом. К ограничениям прав граждан может относиться ограничение свободы, неприкосновенности жилища, тайны переписки, свободы передвижения, права осуществлять определенную трудовую деятельность и т. п. К ограничениям имущественного характера относится лишение права распоряжаться имуществом в том или ином объеме и т. п. Внешне принуждение выражается в форме психологического, физического или морального воздействия на поведение субъекта и имеет своей целью не только пресечение неправомерного поведения, но и его предупреждение.

Как уже отмечалось выше, меры государственного и в том числе уголовно-процессуального принуждения существенно ограничивают права граждан, естественно, что их применение должно в наименьшей степени вторгаться в частную сферу личности и максимально соблюдать его конституционные права. Однако, государством на основе норм ст. 23 Конституции Республики Беларусь установлен ряд мер в виде законодательных актов, направленных на обеспечение судопроизводства по уголовным делам. Именно поэтому применение мер процессуального принуждения обеспечивается целым комплексом правовых предписаний. Действительно, только справедливое разрешение уголовного дела оправдывает применение ограничений прав и свобод человека. Это обуславливает необходимость комплексного решения целого ряда проблем, возникающих при реализации соответствующих положений уголовно-процессуального законодательства. Таким образом, уголовно-процессуальное принуждение должно применяться на основе баланса соблюдения частных интересов, обеспечиваемых конституционными правами человека и публичных интересов, направленных на обеспечение общественной безопасности и правопорядка. Исходя из этого, основой осуществления уголовно-процессуального принуждения должно являться соблюдение принципов справедливости, законности и неотвратимости наказания виновных лиц.

Целью уголовно-процессуального принуждения является обеспечения объективного разбирательства по делу, применение мер уголовно-процессуального принуждения призвано обеспечить установленный законодательством порядок при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства. На этом основании уголовно-процессуальное принуждение можно рассматривать как один из способов воздействия на поведение участников процесса, регулируемый нормами уголовно-процессуального права, которое предусматривает возможность применения государственного принуждения к лицам, не исполняющим требования закона или для предупреждения такого неисполнения. Меры процессуального принуждения служат индикатором соотношения публичных и частных интересов в уголовном процессе и существенно различаются по его типам. «В истории уголовного процесса энергия мер пресечения всегда стояла в обратном отношении с развитием гражданской свободы». Следует отметить, что это в полной мере применимо к современному уголовному процессу, основанному на принципе состязательности и процессуального равенства сторон. Современный публично-состязательный процесс основан на органичном сочетании общественных и личных интересов. Защита прав личности ограничивает принуждение, которое, по общему правилу, должно применяться только тогда, когда иными средствами публичных целей процесса не достичь. Для определения меры минимально необходимого и достаточного принуждения законодательно ограничивается его максимальный предел. Закон подробно регламентирует основания, условия и порядок применения мер принуждения. Используется разрешительный тип правового регулирования, когда должностным лицам разрешено только то, что прямо предусмотрено законом. Устанавливается ответственность за незаконное применение принуждения, вплоть до уголовной, например, ст. 397 Уголовного Кодекса Республики Беларусь 1999 г. (принят Палатой представителей 2 июня 1999 г., одобрен Советом Республики 24 июня 1999 г.) (далее УК) устанавливает ответственность за незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей.

Оценивая юридическую природу уголовно-процессуального принуждения следует учитывать, что любое процессуальное действие не может не опираться в той или иной мере на государственное принуждение. Принуждение в уголовном процессе обладает как общими, характерными и для других отраслей права признаками (императивность, способ реализации правовых норм, идентичность ограничиваемых прав и др.), так и специфическими особенностями. Последние выступают в качестве признаков уголовно-процессуального принуждения: сфера использования — уголовное судопроизводство; цели — защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод; применение только при наличии законно и обоснованно возбужденного уголовного дела; применение принуждения только к лицам, процессуальный статус которых прямо установлен законом; - наличие оснований и условий, предусмотренных законом; наличие решения соответствующих должностных лиц, когда это предусмотрено законом.

Эти признаки являются основой для определения понятия уголовно-процессуального принуждения. Обычно в юридической литературе под мерами уголовно-процессуального принуждения следует понимать применяемое при производстве по уголовному делу превентивное воздействие, направленное на обеспечение надлежащего поведения перечисленных в законе участников уголовного судопроизводства при наличии обстоятельств, вызывающих необходимость применения этого воздействия. Безлепкин Б. Т. мерами уголовно-процессуального принуждения называет предусмотренные УПК решения и действия дознавателя, следователя, прокурора, суда (судьи), которые принимаются и совершаются в отношении подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего и других участников уголовно-процессуальных отношений в целях обеспечения процесса доказывания по уголовному делу, гражданскому иску и осуществления функций уголовного преследования и справедливого разрешения уголовного дела. Меры уголовно-процессуального принуждения можно определить как предусмотренные уголовно-процессуальным правом действия и решения органов, ведущих производство по делу, ограничивающие права остальных участников процесса помимо их воли. В конечном итоге, все данные определения можно свести к особой деятельности компетентных органов, осуществляющих уголовное преследование, то есть уголовно-процессуального принуждение — это разновидность государственного принуждения применяемого уполномоченными на то должностными лицами и органами, ответственными за расследование преступления, рассмотрение и разрешение уголовного дела.

Основными критериями правомерности применения уголовно- процессуального принуждения являются: соразмерность объема ограничений прав лица при применении принуждения с действительной необходимостью, диктуемой обстоятельствами дела. Если тяжесть воздействия на охраняемое основным правом благо перевешивает общественный интерес, то ограничение принимает форму несоразмерного; достижение целей, ради которых применяется принуждение. Государственная мера, которая наносит вред охраняемым основными правами благам, не достигая при этом своей цели, есть излишнее и тем самым чрезмерное посягательство; соблюдение пределов применения уголовно-процессуального принуждения является необходимость достижения целей правосудия, обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения приговора.

Задержание является мерой уголовно-процессуального принуждения, которая представляет собой «взятие под стражу лица, предположительно совершившего преступление, доставление его в орган уголовного преследования и кратковременное содержание под стражей в местах и условиях, определенных законом с целью немедленного пресечения его начавшейся или действительно угрожающей начаться преступной деятельности, оперативного предотвращения сокрытия или уничтожения доказательств, а также побега этого лица». Соответственно в данном случае иные меры уголовно-процессуального принуждения имеют весьма большое значение для реализации процедуры уголовно-процессуального доказывания. На этом основании задержание как меру уголовно-процессуального принуждения следует рассматривать как элемент уголовного преследования. В соответствии с ч. 48 ст. 6 УПК уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, частным обвинителем в целях установления факта и обстоятельств совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и совершившего его лица, а также для обеспечения применения к такому лицу наказания либо иных мер уголовной ответственности или принудительных мер безопасности и лечения. Сущность уголовного преследования в соответствии с нормами ст. 27 УПК заключается в принятии всех предусмотренных законом мер к установлению предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию, равно как принять меры по реабилитации невиновного. Эта обязанность органов уголовного преследования базируется на нормах ст. 18 УПК, в соответствии с которыми, орган уголовного преследования обязан принять все предусмотренные законом меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела, собрать доказательства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, защиты прав и законных интересов участвующих в уголовном деле лиц. Естественно, что к таким мерам следует относить и задержание.

Особенности юридической природы задержания как меры уголовно-процессуального принуждения в полной мере соотносятся с правовой природой уголовного преследования. Уголовное преследование, осуществляемое компетентными органами, определена правоохранительной функцией государства и направлена на борьбу с преступлениями. Основу уголовного преследования определяет его социальная обусловленность, которая базируется на социальной обусловленности правовых норм их необходимости, соответствии, адекватности регулируемым общественным отношениям. Отправной точкой для определения сущности уголовного преследования является утверждение о том, что «процесс есть форма жизни закона». При этом, преступник производит не только преступление, но и уголовное право всю уголовную юстицию и т. д., и учитывая, что институт уголовного преследования есть крупное подразделение уголовно-процессуального права, в самом общем виде на этот вопрос можно было ответить так: уголовное преследование нужно для обслуживания уголовно-правовых отношений и обусловлено необходимостью борьбы с преступностью.

В юридической литературе уголовное преследование нередко трактуется как уголовно-процессуальная функция, как одно из основных направлений уголовно-процессуальной деятельности. Однако в это понятие вкладывается разное содержание. Так, по мнению Строговича М. С., «уголовное преследование — это обвинение как процессуальная функция, т. е. обвинительная деятельность». По утверждению Ларина Л. М., «уголовное преследование есть предшествующая разрешению дела уголовно-процессуальная деятельность, которая состоит в формулировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом». Оба автора возбуждением уголовного преследования считают вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а также задержание и применение меры пресечения до предъявления обвинения. Тем не менее сущность уголовного преследования не может быть ограничена только этими положениями. Как уголовно-процессуальная функция оно имеет более емкое содержание. В этом плане Зинатуллин З. З. прав, когда пишет: «Уголовное преследование начинается с момента возбуждения уголовного дела и имеет место на всем протяжении производства по уголовному делу, во всех стадиях уголовного процесса, т. е. до тех пор, пока есть основания считать определенное лицо виновным в совершении преступления и заслуживающим применения к нему подлежащей отбытию той или иной меры уголовного наказания. По своему содержанию уголовным преследованием охватывается весь возможный комплекс действий и отношений, связанных с задержанием лица по подозрению в совершении преступления, применением мер уголовно-процессуального пресечения, производством комплекса действий, связанных с собиранием, исследованием и оценкой средств доказывания (доказательств, их источников и способов получения и использования доказательств), направленных на его изобличение, обоснование уголовной ответственности и осуждения, а также обеспечение правового режима отбывания назначенного по приговору суда наказания». Сказанное согласуется с этимологией слова «преследовать»: «следовать за кем-нибудь с целью поимки», например, к установлению оснований возбуждения уголовного дела, к раскрытию преступления, к изобличению преступника, к выяснению отягчающих уголовную ответственность обстоятельств или причин и условий совершения преступления. Если исходить из такой интерпретации слова «преследовать», то к элементам уголовного преследования относятся: собирание доказательств, дающих основание для признания лица подозреваемым в совершении преступления, уличающих обвиняемого в причастности к преступлению, применение к подозреваемому и обвиняемому мер уголовно-процессуального принуждения, их розыск и задержание.

Таким образом, задержание является мерой уголовно-процессуального принуждения, осуществляемой в целях уголовного преследования и заключающейся в фактическом задержании лица, доставлении его в орган уголовного преследования и в кратковременном содержании под стражей в местах и условиях, определенных законом. Задержание представляет собой кратковременное лишение свободы задержанного лица, на основании чего можно заключить, что данная мера уголовно-процессуального принуждения отличается существенным ограничением прав задержанного лица. «Несмотря на кратковременный характер применения, уголовно-процессуальное задержание — один из наиболее жестких видов государственного принуждения. Задержанный лишается свободы передвижения, возможности общения с другими людьми, возможности распоряжаться имуществом, страдает его физическая и нравственная неприкосновенность, он терпит иные многочисленные неудобства, связанные с бытом, проживанием, медицинским обслуживанием. Задержанный, как правило, несколько суток пребывает в состоянии сильнейшего стресса, вызванного резкой переменой положения, который способен вызвать чувство безысходности и бесполезности защиты даже у невиновного, что может послужить причиной самооговора». Вместе с тем, задержание является важным элементом уголовного преследования, обеспечивающим пресечение преступной деятельности, предотвращение сокрытия или уничтожения доказательств и применение в отношении подозреваемого, обвиняемого или осужденного лица мер пресечения или уголовной ответственности. Исходя из этого, нам представляется обоснованным определить общие правила применения задержания как меры процессуального принуждения на основе действующего законодательства.

Недопустимость ограничения прав и свобод личности, не вызываемой обстоятельствами уголовного дела и законной необходимостью. В равной мере является неправомерным, незаконным как применение принуждения при отсутствии такой необходимости, лишь по прихоти и произволу должностных лиц, применяющих те или иные меры процессуального принуждения, так и сохранение указанных мер принуждения, несмотря на то, что необходимость в них отпала. Вместе с тем, недопустима недооценка охраняемых законом интересов других лиц и связанного с этим непринятия должных мер уголовно-процессуального принуждения путём ограничения соответствующих прав и свобод подозреваемого, обвиняемого. Соблюдение баланса охраняемых законом интересов личности, общества и государства при применении мер уголовно-процессуального принуждения. Выдвижение личности, её прав и законных интересов на первое место в системе «личность — общество — государство» не означает её приоритета над другими охраняемыми правами и интересами, умаления значимости последних, как это в ряде случаев трактуется в юридической литературе, а также в ряде правовых актов. Такой подход основан на обеспечении баланса между частными и публичными интересами, с учетом того, что содержание публичного интереса охватывает личные права неопределенного круга лиц, что в конечном итоге образует основу для осуществления государством правоохранительной функции именно в контексте защиты личных прав граждан как основы общественной безопасности и правопорядка.

Правопорядок охватывает те отношения, упорядочения которых объективно требуют и в охране которых заинтересованы личность, общество, государство. Речь идет о деятельности по предупреждению нарушений общественного порядка и общественной безопасности, а также по их защите, если возникают такие нарушения. Под обеспечением общественной безопасности понимается проведение в сфере общественной безопасности государственной политики, направленной на создание и поддержание необходимого уровня защищенности объектов безопасности, осуществление мер и средств нормативно-правового, организационного, правоохранительного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства. В реальной действительности охрана общественного порядка есть в то же время обеспечение личной безопасности граждан и общественной безопасности.

Таким образом, обеспечение общественной безопасности и правопорядка следует рассматривать как проекцию обеспечения прав личности. Именно поэтому при применении мер уголовно-процессуального принуждения необходимо соблюдения баланса между публичными и частными интересами, что следует рассматривать как социальную основу справедливости и законности уголовного преследования, обеспечивающей объективное правосудие.

1.2 Подозрение, обвинение и осуждение как общеправовые основания задержания

Задержание как мера уголовно-процессуального принуждения применяется: к подозреваемому, обвиняемому и осужденному. Данная мера уголовно-процессуального принуждения производится по непосредственно возникшему подозрению или постановлению (определению) органа, ведущего уголовный процесс. Таким образом, важное значение имеет определение понятий и сущности подозрения, обвинения и осуждения как общих оснований задержания.

Этимологически значение термина «подозрение» тесно связано с термином «подозреваемый» и означает предположение, основанное на сомнении в правильности, законности чьих-нибудь поступков. Подозрение в общеупотребительном значении слова может возникнуть у любого человека по поводу правильности каких-либо действий других лиц, независимо от того, окажутся ли эти действия противоправными или нет.

В соответствии со ст. 40 УПК подозреваемым является физическое лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо лицо, в отношении которого органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело или вынесено постановление о: применении меры пресечения до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого или о признании подозреваемым. На этом основании в юридической литературе обосновывается тезис, согласно которому подозреваемым является физическое лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления. Тем самым законодатель связывает появление подозреваемого как участника уголовного процесса с применением к нему задержания. Полагаем, что с данной позицией сложно согласиться, так как, следуя данной точки зрения, подозрение формулируется через принуждение, тогда как не принуждение порождает подозрение, а наоборот — подозрение влечет применение к лицу мер принуждения; во-вторых, задержание подозреваемого, применение к нему меры пресечения, при которых гражданин реально оказывается под подозрением органов уголовного преследования.

Буквальное толкование закона предполагает обязанность компетентный орган принять процессуальное решение, переводящее гражданина в положение подозреваемого, а уже затем проверять имеющееся подозрение. В связке «подозрение» — «подозреваемый» первый элемент-подозрение, который объективно является причиной и упоминается в законе только при формальном появлении второго элемента- подозреваемого. Если строго следовать логике законодателя, то не подозреваемый появляется в связи со сформировавшимся подозрением, а подозрение формируется только с появлением подозреваемого. Это не только противоречит логике расследования преступлений, но и формальной логике вообще.

Исходя из того, что подозрение является одним из оснований задержания как меры уголовно-процессуального принуждения, следует рассмотреть содержание данного понятия и его соотношение с понятием подозреваемого. В юридической литературе подозрение определяется как многоаспектное понятие, например Карнеева Л. М. рассматривала данное понятие в трех значениях: «как психологическую характеристику состояния сознания следователя, определяющую его субъективное отношение к исследуемому факту; как криминалистическое понятие, используемое при подборе оснований к решению задач расследования и для выдвижения версий, а также как процессуальную категорию». Ларин А. М. рассматривал подозрение в криминологическом и уголовно-процессуальных аспектах, «в специальном криминалистическом значении подозрение — это вывод (объясняющая часть), версия о субъекте преступления. Подозрение же в уголовно-процессуальном смысле есть вывод из версий, основание которой специально предусмотрено законом». В литературе высказывалась точка зрения, в статье ст. 122 УПК РСФСР (ст. 108 УПК) перечисляются основания не для задержания, а для подозрения. Полагаем, что для определение понятия «подозрение» как общеправового основания задержания необходимо учитывать только процессуальный аспект данного понятия, при этом следует отметить, что данное понятие не имеет законодательного закрепления, в отличие от обвинения, хотя процессуальная значимость подозрения представляется нам такой же большой, как и данной категории. Полагаем, что подозрение как общеправовое основание задержания следует рассматривать только в процессуальном аспекте. Соответственно, подозрение — это выраженное в специальном процессуальном решении утверждение органа уголовного преследования о причастности лица к совершению расследуемого преступления, при отсутствии достаточных доказательств для предъявления ему обвинения". Таким образом, подозреваемый может стать субъектом уголовно-процессуальной деятельности не иначе, как именно при наличии подозрения. Представляется, что «подозрение» это: институт, регулирующий процессуальный статус подозреваемого, основания и порядок вовлечения его в уголовное судопроизводство; основания для уголовного преследования конкретного лица в целях правильного решения задач уголовного судопроизводства.

Следует подчеркнуть, что этап подозрения начинается не только со времени возбуждения уголовного дела, а с момента установления заподозренного лица, хотя достаточных доказательств для предъявления обвинения ему еще нет. Оно обладает специфическим характером, отличающим его от обвинения, так как не является этапом привлечения к уголовной ответственности. Справедливо мнение Солтановича А. В., согласно которому закрепление в уголовно-процессуальном законе требования об обязательности во всех случаях привлечения лица в качестве подозреваемого недопустимо. Это повлечет за собой перемещения всей тяжести предварительного расследования на установление наличия или отсутствия оснований для подозрения, его формулирования и проверку порой без действительной в этом необходимости по каждому конкретному делу. Тем самым, акт привлечения лица в качестве обвиняемого превратится, по сути дела, в формальную процедуру. Таким образом, при раскрытии и расследовании преступлений объективно возникают ситуации, когда органы дознания и следствия располагают фактическими данными, свидетельствующими о причастности конкретного лица к расследуемому преступлению, но оснований для предъявления данному гражданину обвинения еще нет. Это означает возникновение по делу подозрения, которое является общеправовым основанием для задержания для осуществления необходимых процессуальных действий. Полагаем, что для оптимизации правового регулирования подозрения в совершении преступления как основания для задержания следует в ст. 6 УПК внести понятие «подозрение» в следующей редакции: «Подозрение — это утверждение органа уголовного преследования, на основании имеющихся фактических данных, о причастности конкретного лица к совершению преступления». Обоснование подозрения выражается путем предъявления лицу постановления о привлечении в качестве подозреваемого непосредственно перед его первым допросом. Необходимость вынесения постановления о привлечении в качестве подозреваемого возникает тогда, когда перед следователем реально находится заподозренное лицо, т. е. человек, против которого имеются основания для подозрения. Только после разъяснения подозреваемому сущности подозрения, проведения его допроса, должен решаться вопрос о применении к подозреваемому правоограничительных мер, включая задержание и следственных действий для непосредственного расследования преступления.

В соответствии с нормами ст. 111 УПК задержание может быть применено к обвиняемому для предъявления ему обвинения, если данное лицо находится в другой местности, а в соответствии со ст. 112 УПК задержание обвиняемого осуществляется на основании постановления органа ведущего уголовное преследование, если обвиняемый нарушил условия примененной к нему меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, или данного им письменного обязательства являться по вызову органа, ведущего уголовный процесс, и сообщать ему о перемене места жительства, орган, ведущий уголовный процесс, вправе вынести постановление (определение) о задержании этого лица с одновременным решением вопроса о применении меры пресечения в виде заключения под стражу. Обвиняемым является лицо, в отношении которого орган уголовного преследования вынес соответствующее постановление (ч. 1 ст. 42 УПК). На этом основании обвинение является одним из важнейших элементов уголовного преследования и общеправовым основанием для применения к обвиняемому мер процессуального принуждения, в том числе и задержание.

Под обвинением в правовой доктрине понимается сделанное в предусмотренном порядке утверждение о совершении определенным лицом конкретного деяния, запрещенного уголовным законом; а также процессуальную деятельность по установлению в рамках надлежащей правовой процедуры деяния, запрещенного уголовным законом, совершившего его лица и виновности либо невиновности последнего. Данная формулировка представляется наиболее удачной, достаточно полной, правильно отражающей сущность определяемого явления. Возможно, единственным ее недостатком можно считать отсутствие четких критериев разграничения материального и процессуального понимания этого термина. В целом этот подход был воспринят действующим законодательство Республики Беларусь, так в соответствии с ч. 17 ст. 6 УПК обвинение — утверждение о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, сделанное в порядке, установленном УПК, а также процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения. Однако данное определение дополнено аспектом деятельности, таким образом, содержание обвинения в Уголовно-процессуальном праве Республики Беларусь следует рассматривать как в контексте правового статуса обвиняемого лица, так и в контексте деятельности соответствующих компетентных органов и лиц потерпевших от преступления.

В юридической литературе многие авторы поддерживали идею рассмотрения обвинения в формальном (процессуальном) и материальном аспектах. Так в материально-процессуальном смысле (как содержание обвинения) Полянский Н. Н. признавал обвинение уголовным иском, понимая под ним притязание, на которое должен дать ответ обвиняемый. Чельцов-Бебутов М. А. под обвинением понимал формулировку обвинения по определенной статье Уголовного кодекса, соответствующую составу преступления, описанному в определенном законе. Фаткулин Ф. Н. указывал, что обвинение в материальном смысле составляет совокупность установленных по делу и вмененных обвиняемому в вину общественно-опасных и противоправных фактов, составляющих существо того конкретного состава преступления, за которое это лицо несет уголовную ответственность и должно быть осуждено. Следовательно, в материально-правовом аспекте обвинение толкуется неоднозначно и рассматривается в основном как формулировка обвинения и совокупность противоправных фактов; утверждение о совершении преступления; уголовный иск (притязание).

Различное толкование дается термину в процессуальном смысле, так ряд авторов понимают под ним обвинительную деятельность, поддержание обвинения в суде. Полянский Н. Н. утверждал, что обвинение в процессуальном смысле представляет собой обращенное к суду требование о признании обвиняемого виновным. Приравнивая обвинение к уголовному иску, он отмечал, что в формальном смысле иск возможен только при отделении обвинительной функции от суда. Строгович М. С. под обвинением понимал совокупность процессуальных действий, направленных на изобличение лица, совершившего преступление. Элькинд П. С. расценивала обвинение как процессуальную деятельность обвинителя в суде, как обвинительный тезис или утверждение о виновности. Есть и более узкие толкования термина обвинение в его процессуальном значении. Финько В. Д, обвинением считал лишь деятельность прокурора при рассмотрении дела. В целом, следует констатировать, что в юридической литературе существует много определений данного термина, но их приведение является нецелесообразным в связи с незначительным отличием от уже перечисленных выше определений.

Понятие «обвинение» является ключевым в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Беларусь, так как именно посредствам его происходит реализация задач возложенных государством на государственные органы и должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование. Оно является неотъемлемой частью возбуждения уголовного преследования, хотя необходимо также учитывать и предполагать, что уголовный процесс должен ограждать невинного от привлечения к уголовной ответственности и осуждения, а в том случае, когда подобные факты имели место, обеспечивать его своевременную и полную реабилитацию. Как нам представляется именно на реализацию этих функций нацелено предварительное следствие, который нельзя рассматривать только как функцию обвинения, но и как деятельность обеспечивающих защиту законных прав всех субъектов уголовного процесса.

Часто в научной литературе понятие «обвинение» отождествляется с понятием «уголовное преследование», так например, высказывается точка зрения, что протокол задержания до предъявления обвинения является первым документом, в котором формулируется и сообщается подозреваемому вывод (еще предположительный) о совершении данным лицом расследуемого преступления. В этой части протокол задержания по своему назначению аналогичны постановлению о привлечении в качестве обвиняемого: они служат актами возбуждения уголовного преследования и обусловливают возникновение права на защиту. С данным утверждением сложно согласиться, так как протокол задержания не определяет правовой статус задержанного лица, в противном случае законодателю не имело бы смысла предусматривать отдельно процессуальное положение обвиняемого, на основании ст. 42 УПК. Представляется, что такой подход обусловлен отождествлением понятий «уголовное преследование» и «обвинение». Полагаем, что уголовное преследование является более широким по отношению к обвинению, которое выступает одним из элементов данной категории, наряду с подозрением, возбуждением головного дела и обеспечением для потерпевшего доступа к правосудию (ст. 27 УПК). При этом, задержание следует рассматривать как элемент осуществления уголовного преследования, а обвинение общеправовым основанием задержания.

Согласно ч. 1 ст. 113 УПК, осужденный может быть задержан до разрешения вопроса об отмене условного неприменения наказания, отсрочки исполнения наказания или условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, если уполномоченным на то органом внесено представление и представлены материалы, из которых следует, что осужденным не выполняются установленные для него судом обязанности и иные условия, указанные в ст. 77, 78, 90 и 93 УК. Правовое положение осужденных определяется на основе судимости.

Обобщенно судимость можно представить как специфическое уголовно-правовое явление, непосредственно связанное с совершенным лицом преступлением и назначенным за него наказанием. Она является одной из форм реализации уголовной ответственности, влекущей негативные последствия социального и уголовно-правового содержания. В соответствии с нормами ст. 45 Уголовного Кодекса Республики Беларусь 1999 г. (принят Палатой представителей 2 июня 1999 г., одобрен Советом Республики 24 июня 1999 г.) (далее УК) осуждение лица за совершенное им преступление создает правовое состояние судимости, заключающееся в возможности применения к осужденному наказания либо иных мер уголовной ответственности или уголовно-процессуального принуждения в соответствии с приговором или постановлением суда. Таким образом, правовая природа судимости предопределяется понятием и содержанием уголовной ответственности и уголовно-процессуального принуждения.

Говоря о судимости в контексте применения мер уголовно-процессуального принуждения, ее необходимо рассматривать как «создаваемое обвинительным приговором правовое состояние лица, являющееся основанием для применения к нему предусмотренных законом ограничений и профилактических мер; неразрывная связь с конкретным преступлением и назначенным наказанием; наступление последствий уголовно-правового характера при условиях, предусмотренных законом; достижение и последующее закрепление целей наказания». Таким образом, судимость — это особое правовое состояние лица, совершившего преступление, порожденное фактом его осуждения по обвинительному приговору. В тех случаях, когда рассмотрение уголовного дела не заканчивается вынесением обвинительного приговора, лицо не считается судимым. Судимость является закономерным проявлением уголовной ответственности. Согласно ч. 1 ст. 45 УК состояние судимости заключается в возможности применения к осужденному наказания либо иных мер уголовной ответственности в соответствии с приговором суда и положениями УК. Вместе с тем, состояние судимости предполагает не только ограничение прав и свобод осужденного в соответствии с карательным потенциалом назначенного наказания либо испытательно-профилактическим режимом иных мер уголовной ответственности, но выражается и в возможности наступления для осужденного иных правовых последствий уголовной ответственности. Уголовно-правовые последствия ответственности возникают лишь при совершении осужденным в течение срока судимости нового преступления и в целом направлены на усиление исправительного воздействия в отношении лица, имеющего судимость.

Вопрос применения норм уголовно-процессуального права в отношении осужденных представляется нам полемичным, так как правовое положение осужденных регламентировано нормами уголовно-исполнительного законодательства. В соответствии с нормами ст. 8 Уголовно-исполнительного Кодекса Республики Беларусь 2000 г. (принят Палатой представителей 14 декабря 1999 г., одобрен Советом Республики 22 декабря 1999 г.) (далее УИК) государство гарантирует защиту прав, свобод и законных интересов осужденных, обеспечивает установленные законом условия применения наказания и иных мер уголовной ответственности в отношении осужденных. В соответствии со ст. 9 УИК осужденные к наказанию и иным мерам уголовной ответственности должны выполнять обязанности, установленные уголовно-исполнительным законодательством в отношении порядка и условий отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности. В отношении осужденных нормы ст. 43, 45, 55 УИК предусматривают как меру принуждения задержание, в случае нарушения данными лицами порядка отбывания наказания. На этом основании в литературе высказывается мнение, что задержание осужденных, уклоняющихся от исполнения приговора, должно регулироваться уголовно-исполнительным правом, так как данный вид задержания применяется только тогда, когда приговор вступил в законную силу, т. е. когда лицу уже назначено наказание, основанием для задержания в данном случае будет не преступление, а уклонение от исполнения приговора. Кроме этого, как отмечается в научной литературе задержание осужденных практически не применяется на практике. Следует признать, что данные выводы не лишены логики, однако следует учитывать, что нормы ст. 113 УПК, распространяются на лиц, освобожденых от отбывания наказания, предусмотренных главами 11 и 12 УК: осуждения с отсрочкой исполнения наказания (ст. 77 УК), осуждения с условным неприменением наказания (ст. 78 УК), условно-досрочного освобождения от наказания (ст. 90 УК) и отсрочкой отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет (ст. 93 УК). Хотя общим для данной категории лиц и осужденных отбывающих наказание является правовое положение судимого лица. Эти обстоятельства делают полемичным вопрос определения места задержания осужденных лиц в уголовно-процессуальным или уголовно-исполнительном праве.

Полагаем, что задержание осужденного лица на основании норм ст. 113 УПК является в своей основе мерой уголовно-процессуального принуждения, так как при этом в отношении лица не исполняется уголовное наказание. Так в отношении лица, осужденного с отсрочкой исполнения наказания, при нарушении им предусмотренных нормами ч. 3, 4 ст. 77 УК обязанностей, суд может отменить отсрочку исполнения наказания и направить осужденного для отбывания наказания, назначенного приговором. Для того чтобы обеспечить участие такого осужденного в судебном заседании, и предусмотрено его задержание в порядке ст. 113 УПК. Следовательно, если отмена судом отсрочки исполнения наказания относится к уголовно-процессуальным вопросам, связанным с приведением приговора в исполнение, и регулируется ст. 402, 422 УПК, то и задержание осужденного для обеспечения его надлежащего поведения и участия в данном судебном заседании имеет уголовно-процессуальную природу. Таким образом, при задержании осужденного по основаниям, предусмотренным нормами ст. 113 УПК, главные особенности юридической природы задержания как правообеспечительной меры, направленной на осуществление уголовного преследования сохраняются, что позволяет сделать вывод об уголовно-процессуальной юридической природе задержания данной категории лиц.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой