Досудебное соглашение о сотрудничестве и назначение наказания

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова»

Кафедра уголовного права и криминологии

Дипломная работа

Досудебное соглашение о сотрудничестве и назначение наказания

Студент гр. ЮР — 56

А.В. Сорокин

Научный руководитель

доктор юридических наук, профессор кафедры

Е.В. Благов

Ярославль 2012

Содержание:

Введение

Глава 1. Досудебное соглашение о сотрудничестве как институт права

§ 1. Правовая природа досудебного соглашения о сотрудничестве

§ 2. Место норм, регламентирующих назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, в российском уголовном законодательстве

Глава 2. Регламентация применения досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовно-процессуальном законодательстве

§ 1. Регламентация заключения досудебного соглашения о сотрудничестве

§ 2. Регламентация применения соглашения в судебной стадии уголовного процесса

Глава 3. Назначение наказания, в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и в случае его нарушения

§ 1. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве

§ 2. Назначение наказания в случае нарушения досудебного соглашения о сотрудничестве

Заключение

Список использованной литературы, нормативных и иных источников

Реферат к дипломной работе по теме «Досудебное соглашение о сотрудничестве и назначение наказания»

Объем 65 с., 3 гл., 52 источника.

Ключевые слова и словосочетания, используемые в настоящей работе: «сделка с правосудием», досудебное соглашение о сотрудничестве, дифференциация процессуальных форм, компромиссная процедура, особый порядок принятия судебного решения, смягчающие обстоятельства, назначение наказания, специальные начала назначения наказания.

Объект исследования -- уголовно-правовые и уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие отношения, основанные на факте заключения, реализации и нарушения досудебного соглашения о сотрудничестве.

Цель работы -- изучение теоретических, нормативных и практических вопросов регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовном процессе и правил назначения наказания в случае его заключения, выявление проблем, влияющих на применение данных правил как самостоятельно, так и совместно с другими, выработка рекомендаций, направленных на совершенствование законодательного регулирования отношений, основанных на факте заключения данного соглашения.

Результаты работы -- проведен теоретический анализ уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих отношения, основанные на факте заключения, реализации и нарушения досудебного соглашения о сотрудничестве, судебной практики, выработаны рекомендации по совершенствованию законодательства в обозначенной сфере.

Область применения -- научно-исследовательская деятельность, судебная, следственная и адвокатская практика.

Введение

Действующее уголовное законодательство предусматривает весьма гибкую, развернутую систему смягчения уголовного наказания. Это свидетельствует о наличии развитого механизма индивидуализации и дифференциации мер государственного принуждения, предусмотренных уголовным законодательством См.: Степашин В. М. Смягчение наказания по У К России. Дис. … канд. юрид. наук. Омск. 2000. С. 8.

Уже достаточно давно в этой системе существуют и применяются основания для смягчения, обусловленные выполнением определенной процессуальной формы, процедуры, в том числе введенной законодателем Федеральным законом от 29. 06. 2009 N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», регламентирующей Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

В большинстве случаев такое смягчение является следствием тенденции, присутствующей как в законодательстве зарубежных стран, так и в отечественном законодательстве к применению упрощенных форм судопроизводства и различных компромиссных процедур в целях экономии материальных и временных ресурсов при разрешении уголовных дел. Однако в нашей стране эта позитивная тенденция омрачается бессистемностью разработки и включения соответствующих норм в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, что естественно влечет за собой возникновение коллизий при применении данных норм и, как следствие, нарушение прав и законных интересов граждан.

Так, нормы о назначении наказания при наличии заключенного соглашения о сотрудничестве и его нарушении законодатель разместил как в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее — УК РФ), так и в Уголовно-процессуальном (далее — УПК РФ), не урегулировал их применение совместно с другими специальными началами назначения наказания. Содержание ч. 2 и 4 ст. 62 и ст. 63.1 УК РФ на сегодняшний день характеризуется внутренней противоречивостью и несовершенством, что порождает возникновение судебной практики, направленной на устранение данных противоречий.

Не во всем рассматриваемые правила согласуются и с общими началами и принципами назначения наказания, что предопределяет необходимость их дальнейшего совершенствования, так как достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений возможно лишь при соблюдении всех общих начал назначения наказания. Для этого и существует система норм, регламентирующих процесс индивидуализации наказания и призванных обеспечить единообразие в применении законодательно закрепленных критериев, используемых судом при определении вида и размера наказания конкретным лицам, признанным виновными в совершении преступления Колиев В. Л. Смягчение наказания по уголовному праву: теоретический, правовой и правоприменительный аспекты. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. С. 4.

Целью настоящего исследования является изучение теоретических, нормативных и практических вопросов регулирования института досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовном процессе и правил назначения наказания в случае его заключения, выявление проблем, влияющих на применение данных правил как самостоятельно, так и совместно с другими, выработке рекомендаций, направленных на совершенствование законодательного регулирования отношений, основанных на факте заключения данного соглашения.

Для достижения указанных целей в настоящей работе делается попытка разрешения следующих задач: рассмотрение норм, регламентирующих досудебное соглашение о сотрудничестве в качестве правового института, в рамках которого определяется его правовая природа и место в российском уголовном законодательстве; исследуются отношения предшествующие и вытекающие из досудебного соглашения в уголовном судопроизводстве; проводится анализ правил назначения наказания в случае заключения соглашения о сотрудничестве и в случае его нарушения.

Работа подготовлена с учетом последних изменений уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в виду чего автор порой делает самостоятельные выводы по вопросам, которые еще не были освещены в научной литературе.

В настоящее время не сложилась устойчивая практика применения досудебного соглашения о сотрудничестве, отсутствуют официальные статистические данные. Однако очевидно, что для обеспечения его эффективности необходима сбалансированная правовая основа См.: Головинский М. М. Досудебное соглашение о сотрудничестве: нормативно-правовое регулирование и практика применения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2011. С. 4. Поэтому, в определенном смысле, настоящая работа является продолжением и еще одним приглашением к диалогу в научной среде, направленному на совершенствование еще довольно слабо апробированных норм законодательства.

Настоящая работа создавалась на основе данных УК РФ и УПК РФ с учетом динамики в носимых в них изменений, современной учебной и научной литературы — монографий, диссертаций, статей, многочисленность которых вызвана актуальностью вопроса и избытком проблем. Была проанализирована судебная практика судов общей юрисдикции г. Ярославля и Ярославской области в аспекте назначения наказания в случае заключения соглашения о сотрудничестве. По многим вопросам автор постарался изложить свою точку зрения, которая пусть и не претендует на право называться неоспоримой, однако, также как и мнения других авторов, направлена на поиск научной истины.

Глава 1. Досудебное соглашение о сотрудничестве как институт права

§ 1. Правовая природа досудебного соглашения о сотрудничестве

Федеральным законом от 29. 06. 2009 N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в российское законодательство был введен институт досудебного соглашения о сотрудничестве. В пояснительной записке к проекту закона указано, что к задачам нового института относится расширение возможностей уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сфере противодействия организованной преступности, коррупции, расследования деятельности преступных сообществ (преступных организаций), члены которых, как правило, отказываются от дачи показаний о преступной деятельности соучастников и организаторов преступлений. В целях раскрытия и расследования «заказных» убийств, фактов бандитизма, наркопреступлений, коррупционных проявлений чрезвычайно важно предоставлять правоохранительным органам возможность привлекать к сотрудничеству лиц, состоящих в организованных группах и преступных сообществах, при условии значительного сокращения таким лицам уголовного наказания и распространения на них мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства См.: Пояснительная записка к проекту Федерального Закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве) // СПС «Консультант Плюс».

Среди причин введения в уголовный процесс упрощенных форм судопроизводства называются: тенденция государств мирового сообщества к оптимизации и рационализации уголовно-процессуальных форм, ориентация российского законодателя на международные стандарты, потребность в рациональном использовании материальных ресурсов, необходимых для разрешения криминальных конфликтов См.: Головинский М. М. Указ. соч. С. 14.

Несмотря на недавнее появление в России, в некоторых странах схожие по своей сути институты имеют продолжительную историю развития, обусловившую их более или менее детальную проработку, органичное существование в системе других норм и сведение к минимуму коллизионных ситуаций при применении. Многолетний положительный опыт применения аналогичных правовых институтов в других государствах является одним из оснований внедрения соглашения о сотрудничестве в российское законодательство.

В исследовательской литературе отмечается, что сближение правовых систем разных стран является тенденцией. Все больше стран вводят в оборот упрощенные способы разрешения криминальных конфликтов, однако они не являются идентичными. Помимо различия в названиях таких производств законодательство каждой страны предусматривает свои особенности в их регламентации См.: Головинский М. М. Указ. соч. С. 13.

Так, в американском уголовном процессе заключаются два типа сделок — о признании вины и о сотрудничестве со следствием. Обязательства сторон, взятые по этим двум типам сделок, различаются. В первом случае возможно заключение сделок трех видов: о признании вины в обмен на смягчение обвинения, о признании вины в обмен на снижение наказания, о признании вины в обмен на смягчение обвинения и снижение наказания. Кроме того, американскому уголовному процессу известна процедура разрешения уголовных дел без проведения судебного разбирательства в случае заявления подсудимым ходатайства — nolo contendere — об отказе оспаривать предъявленное обвинение.

Вариантов сотрудничества в американском уголовном процессе можно выделить также несколько. Первая разновидность — сотрудничество, в рамках которого лицо не может преследоваться за содеянное. Сотрудничество главным образом состоит в даче показаний против соучастников. В американской науке такое явление называют «превращением в свидетеля обвинения». При этом сообщенные им сведения не могут быть использованы против него по уголовному делу.

Вторая разновидность — сотрудничество в рамках соглашения о признании вины. Следует отметить, что признание вины само по себе уже рассматривается как один из способов сотрудничества. В то же время все чаще стали заключаться сделки под «условием», что обвиняемый не только признает вину, но и выполнит какую-либо полезную работу для общества, возместит убытки потерпевшему, поможет изобличить соучастников. При положительном посткриминальном поведении лица суд, назначая наказание, не вправе выйти за пределы обещанной «вилки» наказаний. Этот вариант оставляет возможность преследования лица на основе самостоятельно (не от него) полученных доказательств См.: Кувалдина Ю. В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России. Дис. …канд. юрид. наук. Самара. 2011. С. 75 — 76.

Наиболее распространены в США сделки о признании вины — Plea bargaining, которые предполагают отказ обвиняемого от своего права оспаривать в суде предъявленное ему обвинение и разрешение уголовных дел без судебного разбирательства. Считается, что Plea bargaining в полной мере соответствует принципу состязательности уголовного процесса. Показательной является статистика — в 1995 году из 47 556 обвиняемых по уголовным делам, осужденным в федеральных судах США, 91,7% заявили о своей виновности См.: Бернам У. Правовая система США: 3 выпуск. М. 2006. С. 465.

Суть Plea bargaining раскрывается в научных публикациях США следующим образом: «Если обвиняемый признает свою вину в совершении преступления, его первоначальное обвинение будет уменьшено (изменено), и с этого момента он получит только часть наказания — часть срока в тюрьме или пробацию, но не полномерное наказание, которое было бы ему назначено, если бы первоначальное обвинение было доказано в суде. Например, если обвиняемый признает себя виновным в торговле наркотиками (тяжкое преступление), его обвинение может быть изменено на незаконное владение наркотиками (преступление меньшей тяжести) См.: Ахмедов Ш. М. Межотраслевой институт досудебного соглашения о сотрудничестве в законодательстве зарубежных стран // Международное публичное и частное право. 2010. № 4. С. 29.». Такой порядок для уголовного судопроизводства необходим — иначе бы судебная система страны не выдержала давления уголовных дел, требующих рассмотрения по общей процедуре.

В ожидании принятия Федерального Закона № 141-ФЗ в 2009 году российские средства массовой информации и Интернет наполнились публикациями о скором появлении в нашем законодательстве института сделок с правосудием — сделок о признании вины. В действительности же досудебное соглашение о сотрудничестве и сделки о признании вины все-таки следует различать.

Сделка о признании вины по законодательству США — это соглашение, по которому обвиняемый соглашается признать себя виновным в обмен на переквалификацию деяния на менее тяжкое, либо на иное смягчение наказания. Основные субъекты сделки — прокурор и обвиняемый, суд же должен лишь согласиться с ее условиями и исключается из их обсуждения. Обвиняемый для того, чтобы суд убедился в его виновности, должен предоставить ему факты, свидетельствующие об этом. Указанные действия обвиняемого и действия стороны обвинения, выражающиеся в изменении объема обвинения, меры наказания, недопустимости предъявления новых обвинений в случае достижения соглашения и т. д. ярко демонстрируют их сделочный характер См.: Волосова Н. Ю., Федорова О. В. Уголовно-процессуальное законодательство США: общая характеристика, законодательство штатов, сравнительный анализ. М. 2008. С. 187.

В определенном аспекте институт сделки о признании вины в США базируется не только на нормах публичного права, но и на нормах частного. Это проявляется в том, что, если сделка принята судом, а обвиняемый не получает обещанного, он вправе на основании принципов договорного права осуществить понуждение к исполнению конкретных условий соглашения. Но, даже в США, где подобные соглашения имеют конституционный характер и практика их заключения поощряется, в последнее время все чаще звучит критика по поводу излишней снисходительности властей к преступникам, являющимся стороной соглашения. Кроме того, часто встречаются ситуации, когда обвиняемый, являясь невиновным, признает свою вину из-за опасения, что его все равно осудят в порядке обычного судебного разбирательства См.: Бернам У. Указ. соч. С. 468.

Таким образом, при более близком рассмотрении сделок о признании вины и досудебного соглашения о сотрудничестве оказывается, что их различия существенны. Прежде всего, предметом досудебного соглашения является не признание обвиняемым своей вины (формально гл. 40.1 УПК РФ даже не предусматривает такого требования) и не согласие с предъявленным обвинением, а его действия.

Главная цель таких соглашений за рубежом — процессуальная экономия, в нашем законодательстве такую функцию уже относительно давно играет особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, закрепленный в гл. 40 УПК РФ.

Заключение досудебного соглашения не предполагает изменение квалификации содеянного лицом. Институт досудебного соглашения введен для других целей — расширить возможности уголовно-процессуального законодательства в сфере противодействия организованной преступности и раскрытия групповых преступлений.

Предпосылки появления подобной конструкции отмечались в российском законодательстве уже давно. ФЗ РФ от 12. 08. 1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в ч. 4 ст. 18 предусматривает: «Лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации». Данное положение должно было выступать в качестве основания для освобождения от уголовной ответственности, но не могло быть реализовано в связи с отсутствием соответствующих указаний в УК РФ.

В некотором смысле предпосылками также можно считать такие нормы УК РФ и УПК РФ, направленные на стимулирование положительного посткриминального поведения лица, совершившего преступление, как, например, нормы о добровольном отказе лица от совершения преступления (ст. 31 УК РФ), освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), специальных случаях освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных Особенной частью УК РФ и др.

Часть 1 ст. 64 УК РФ предусматривает, что «при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного». Последнее правило фактически предполагает исполнение лицом, совершившим преступление, действий, которые бы являлись содержанием досудебного соглашения, в случае его заключения. Представленная конструкция предполагает установление судом факта активного содействия лица, совершившего преступление, раскрытию преступления путем исследования всех материалов дела, а не только тех материалов, которые подтверждают такое содействие, к чему практически сводится судебное заседание в случае заключения подсудимым досудебного соглашения о сотрудничестве.

Представляется, что исследование всех без исключения обстоятельств дела, делает назначенное с учетом ст. 64 УК РФ наказание более обоснованным и, возможно, более справедливым. Однако, регламентируя порядок проведения предварительного расследования, судебного заседания и назначения наказания при наличии досудебного соглашения, законодатель ставит во главу угла не справедливость, а необходимость достижения конкретных публичных целей.

Не смотря на то, что досудебное соглашение упоминается в УК РФ, его содержание раскрыто в УПК РФ. Использование в названии гл. 40.1 УПК термина «соглашение» в какой-то степени вводит в заблуждение относительно природной сути данного института. Невольно создается впечатление о привнесении в уголовный процесс частноправовых начал, элементов договорности. На самом деле это соглашение имеет явный публичный характер — оно связано с осуществлением должностными лицами государственных органов властных полномочий.

Соглашение о сотрудничестве заключается в интересах государства, имеет явный публичный характер и цель — расширение возможностей уголовно-процессуального закона в борьбе с групповыми преступлениями, в частности в организованных формах. Причем, публичным интересам отдается явный приоритет перед интересами лица, заключившего соглашение, которые могут оказаться незащищенными, так как возможность наступления благоприятных последствий исполнения лицом, с которым заключено соглашение, своих обязанностей по нему во многом зависит от субъективной оценки данных действий прокурором и судом. Не требуется также согласия потерпевшего на проведение соответствующей процедуры.

Статьи 317.5 и 317.7 УПК РФ устанавливают, что и прокурор, и суд оценивают не только «характер и пределы содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления», но и «значение сотрудничества с обвиняемым» для достижения указанных целей. При таком положении вещей трудно говорить о равноправии сторон в процессе, в котором заключено такое соглашение.

Пункт 61 ст. 5 УПК РФ закрепил дефиницию досудебного соглашения о сотрудничестве — «это соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения». Данное определение характеризует досудебное соглашение исключительно как процессуальный институт, а не как институт уголовного права.

Из содержания ч. 5 ст. 21 и ст. 317.1 — 317.3 УПК следует, что соглашение заключается между подозреваемым или обвиняемым и прокурором. Складывается впечатление, что, согласуя условия уголовной ответственности, последний предрешает содержание последующего приговора суда. Между тем, суд в судебном заседании, исследуя аспекты исполнения обвиняемым своих обязанностей по соглашению и иные обстоятельства, выносит приговор, основываясь на соответствующих нормах уголовного закона, который в действительности предусматривает условия ответственности лица при заключении соглашения.

Получается, что дефиниция п. 61 ст. 5 УПК неверно отражает суть складывающихся отношений. «Согласование» сводится лишь к определению обязанностей подозреваемого или обвиняемого, к определению действий, которые он будет должен совершить, тогда как условия ответственности установлены ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ и ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ.

В литературе отмечается, что институт соглашения о сотрудничестве имеет процессуальное значение и только на первый взгляд, схож с такими уголовно-правовыми институтами как деятельное раскаяние и добровольный отказ, а невыполнение условий соглашения по своему уголовно-правовому значению вообще выходит за рамки соглашения и его последствия предусмотрены в УК Р Ф См.: Звечаровский И. Э. Юридическая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве // Законность. 2009. № 9. С. 14.

Большинство авторов относят институт досудебного соглашения о сотрудничестве к числу межотраслевых институтов, не смотря на то, что определение, данное в п. 61 ст. 5 УПК РФ, не содержит указаний на то, что совокупность норм о досудебном соглашении регулируется уголовным правом См., напр.: Морозов В. Уголовно-правовое обеспечение института досудебного соглашения о сотрудничестве: проблемы и решения // Уголовное право. 2010. № 1. С. 22; Ахмедов Ш. М. Указ. соч. С. 31; Зуев Ю. Г. Обжалование процессуальных решений по делу в связи с наличием досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2012. № 3. С. 20. Отмечено, что с уголовно-правовой точки зрения институт досудебного соглашения представляет собой правовое средство индивидуализации уголовной ответственности лица, с уголовно-процессуальной — форму упрощенного судебного производства и вынесения судебного решения См.: Стоповой А., Тюнин В. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии // Уголовное право. 2010. № 3. С. 119.

Нормы, регламентирующие порядок заключения соглашения, проведения предварительного следствия, принятия судебного решения и т. д. расположены в УПК РФ, чем объясняется изложение законодателем содержания данного понятия исключительно с процессуальной точки зрения. Данное обстоятельство представляется закономерным — правила назначения уголовного наказания в случае заключения досудебного соглашения и наличии соответствующих смягчающих обстоятельств являются и должны являться исключительной сферой действия УК РФ. Так, ч. 2 ст. 2 УК РФ говорит «… Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений».

Под институтом права в науке понимается внутренне и внешне обособленная часть отрасли права, представляющая логически завершенный и единый компактный комплекс нормативно-правовых предписаний (их подсистему), который обеспечивает относительно самостоятельное и цельное регулирование определенного вида (подвида) соответствующего типа родственных общественных отношений Карташов В. Н. Теория правовой системы общества: учебное пособие. В 2 т. Т. I. Ярославль, 2005. С. 194. Институт досудебного соглашения о сотрудничестве не регулируется уголовным правом.

Положения о назначении наказания при наличии заключенного досудебного соглашения и соответствующих смягчающих обстоятельств законодатель включил в ст. 62 УК РФ «Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств», из чего можно сделать вывод о том, что нормы уголовного права регулируют, в данном аспекте, исключительно правила назначения наказания, причем наличие смягчающих обстоятельств имеет первостепенное значение. Досудебное соглашение в рамках ст. 62 УК РФ выступает лишь условием смягчения лицу, его заключившему, уголовного наказания.

В этом плане институт досудебного соглашения близок к институту суда присяжных, который представляет собой процессуальный институт, включающий в себя совокупность норм, регулирующих судопроизводство по уголовным делам. Близок он и к институту согласия обвиняемого с предъявленным обвинением, закрепленному Гл. 40 УПК РФ.

Дифференциация предполагает наличие в уголовном процессе как более сложных процедур, обусловленных установлением дополнительных гарантий участникам судопроизводства, так и более простых уголовно-процессуальных процедур См.: Головинский М. М. Указ. соч. С. 13. Их анализ позволяет сделать вывод о том, что дифференциация процессуальных форм как в досудебной, так и в судебной стадии может влиять на назначение наказания виновному и, таким образом, имеет уголовно правовые последствия.

Деятельность участников процессуальных отношений, урегулированных нормами всех упомянутых институтов, порождает определенные обстоятельства, влияющие на назначение лицу, совершившему преступление, уголовного наказания — заключенное досудебное соглашение о сотрудничестве, вердикт присяжных о снисхождении, ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением. Такие обстоятельства обусловливают наличие взаимной связи между нормами двух отраслей права.

Существует мнение, что порядок, установленный гл. 40.1 УПК РФ, является компромиссной процедурой. Отмечается, что компромиссные модели судопроизводства, закрепленные ст. 25, 28, 28. 1, гл. 40 и 40.1 УПК РФ, можно определить как дифференцированные уголовно-процессуальные формы, в которых уголовно-правовой конфликт разрешается на основе взаимного согласия сторон См.: Кувалдина Ю. В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России. Дис. …канд. юрид. наук. Самара. 2011. С. 235.

Компромиссные процедуры в силу сходства их сущности и условий применения предлагается объединить в два института — единый институт прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием и единый особый порядок судебного разбирательства. Соответственно нормы, регулирующие порядок прекращения дела в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием логично разместить в главе 29 УПК РФ «Прекращение уголовного дела». Говорится о необходимости ввести в данную главу статью 212. 1, а нормы, содержащиеся в гл. 40 и 40.1 УПК РФ, объединить в общую гл. 40 УПК Р Ф См.: Там же. С. 236.

Предложение законодательно объединить в общую главу положения гл. 40 и 40.1 УПК РФ представляется разумным. Они и без того тесно связаны, а правоприменительная практика уже применяет эти нормы в совместно, о чем будет сказано в гл. 2 настоящей работы.

В целях более эффективного изучения и понимания института досудебного соглашения, его связи с нормами, регламентирующими назначение наказания, целесообразно выработать определение, отражающее содержание досудебного соглашения о сотрудничестве в качестве юридического акта, комплексно, как с позиции уголовного процесса (порядок заключения), так и уголовного права (последствия заключения и исполнения соглашения). В литературе отмечается, что досудебное соглашение о сотрудничестве следует рассматривать как специфический публичный договор, содержание которого определяется как обязательствами, добровольно принимаемыми на себя обвиняемым, так и установленными законом процессуальными обязанностями, возникающими в силу заключенного соглашения у прокурора и суда См.: Стоповой А., Тюнин В. Указ. соч. С. 120.

Досудебное соглашение о сотрудничестве — это договор между лицом, совершившим преступление, и прокурором, в котором они устанавливают, какие действия должен совершить подозреваемый или обвиняемый в рамках предварительного расследования в целях способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, чтобы предварительное расследование и судебное разбирательство в отношении данного лица проводилось по упрощенной процедуре, а срок или размер наказания не мог превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за совершенное преступление.

§ 2. Место норм, регламентирующих назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, в российском уголовном законодательстве

Часть 2 ст. 2 УК РФ закрепляет, что «Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений«. Часть 1 ст. 3 УК РФ — Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом.

Исходя из указанных положений закона, нормы, регулирующие вопросы назначения наказания лицу, совершившему преступление, должны быть все вместе сконцентрированы в УК РФ. Законодатель же, вопреки указанному положению закона, долгое время допускал отступления от данных правил. Так нормы о назначении наказания при особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, до декабря 2011 года целиком содержались в УПК РФ, который регулировал не только соответствующий процессуальный порядок, но и определял материально-правовое основание для смягчения наказания при его назначении. В УК РФ о них не было даже упоминания. Такое положение вещей представляется грубым нарушением приведенных выше положений УК РФ.

Лишь в конце 2011 года законодатель дополнил ст. 62 УК РФ новой частью, которая закрепила: «Срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление».

Отмечается, что следует признать достижением формулирование именно в уголовном законодательстве условий ответственности в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве См.: Благов Е. В. Назначение наказания с случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2010. № 3. С. 21. Однако в данном случае, как и, например, в случае производства в суде с участием присяжных заседателей нормы о назначении наказания представлены как в УПК РФ, так и в УК РФ. Фактически, что отмечено и в литературе, уголовное наказание назначается лицу по правилам УК РФ и УПК Р Ф См.: Колоколов Н. А. Назначение наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве // Российский судья. 2010. № 12. С. 45.

Принимая во внимание правила назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, которые установлены как в УК РФ, так и в УПК РФ, можно предположить, что использование подобного приема законодателем представляет собой тенденцию. Представляется, что в целях разумного использования нормативного материала, соблюдения принципов формирования данных нормативных актов, разграничения предметов регулирования уголовного и уголовно-процессуального права и единообразного толкования норм данных отраслей права, необходимо изъять уголовно-правовые нормы из УПК РФ и переместить в УК РФ.

Так, ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ закрепляет: «судья, удостоверившись, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, постановляет обвинительный приговор и с учетом положений частей второй и четвертой статьи 62 Уголовного кодекса Российской Федерации назначает подсудимому наказание. По усмотрению суда подсудимому с учетом положений статей 64, 73 и 80.1 Уголовного кодекса Российской Федерации могут быть назначены более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или он может быть освобожден от отбывания наказания».

С учетом доводов, изложенных выше, более правильной выглядит следующая редакция ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ: «судья, удостоверившись, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание«. Указание в ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ на возможность применения по усмотрению суда условного осуждения или освобождения лица от наказания в связи с изменением обстановки создает впечатление о расширении сферы применения положений ст. 73 и 80.1 УК РФ по сравнению с установленными данными статьями условиями, невольно порождая правовую коллизию.

Существует и обратная ситуация. Статья 63.1 УК РФ содержит норму процессуального права — «В случае если установлено, что лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве, были предоставлены ложные сведения или сокрыты от следователя, либо прокурора какие-либо иные существенные обстоятельства совершения преступления, суд назначает ему наказание в общем порядке…». Представляется, что указание на общий порядок принятия судебного решения и, соответственно, назначения наказания является излишним, так как такое положение уже предусмотрено в УПК РФ — «Если суд установит, что предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи условия не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке» (ч. 5 ст. 317.6 УПК РФ).

В целях изучения места норм о назначении наказания при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в системе других норм УК РФ, целесообразным является решение вопроса об отнесении этих правил к общим или специальным началам назначения наказания. Под общими началами понимаются не зависящие от специфики конкретного уголовного дела правила назначения наказаний, предусмотренных уголовным законом за совершенное преступление См.: Благов Е. В. Актуальные проблемы уголовного права (Общая часть): учеб. пособие. — Ярославль, 2008. С. 148.

До вступления в силу Федерального закона от 29. 06. 2009 N 141-ФЗ в литературе были представлены разные точки зрения на предмет отнесения правил ст. 62 УК РФ к общим или специальным началам назначения наказания. Отмечалось, что правила назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств не относятся к специальным началам, так как обстоятельства, предусмотренные п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ допустимы практически по любой категории дел. Широкая же сфера действия правил назначения наказания характеризует их как общие начала. Специальные начала могут быть применены не по всем уголовным делам, а только по отдельным их категориям, и отражают их особенности См.: Благов Е. В. Применение специальных начал назначения уголовного наказания. — М., 2007. С. 6. Этому противостояла точка зрения, относящая ст. 62 УК РФ к общим началам См.: Кругликов Л. Л. Проблемы теории уголовного права: Избранные статьи, 2000 — 2009 гг. — Ярославль, 2010. С. 322; Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть / А. В. Наумов. — 4-е изд. — М., 2008. С. 567.

Для целей настоящей работы будем придерживаться точки зрения, относящей правила назначения наказания, предусмотренные ст. 62 УК РФ к специальным началам назначения наказания. Дополнительным аргументом в пользу этой точки зрения может послужить тот факт, что ни одна из норм данной статьи не регламентирует влияние на назначение наказания смягчающих обстоятельств как таковых. Помимо наличия четко определенного круга смягчающих обстоятельств во всех случаях требуется наличие определенного фактического состава, в который также может включаться факт отсутствия отягчающих обстоятельств, заключение досудебного соглашения о сотрудничестве.

В ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ говорится о назначении наказания не просто при определенной совокупности смягчающих обстоятельств, а еще и о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, которое хоть и подразумевает наличие этих обстоятельств, но возможно далеко не по всем категориям уголовных дел. Применение правил ст. 63.1 УК РФ при назначении наказания возможно только по еще более узкой категории уголовных дел — когда лицо, совершившее преступление, заключило досудебное соглашение, но в процессе его исполнения предоставило ложные сведения или сокрыло от следователя либо прокурора какие-либо иные существенные обстоятельства совершения преступления.

Следовательно, нормы ч. 2 и 4 ст. 62 и ст. 63.1 УК РФ, регламентирующие назначение наказания при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а так же в случае его нарушения относятся к специальным началам назначения наказания. Применительно к данной ситуации литературе озвучено предложение о выделении положений, содержащихся в ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ, в отдельную структурную единицу кодекса.

Современная конструкция ст. 62 УК РФ критикуется в литературе, так как она содержит, с одной стороны, предписание о смягчении наказания не при всех, а лишь при некоторых смягчающих обстоятельствах, а с другой стороны, устанавливает порядок назначения наказания не только при наличии смягчающих обстоятельств, а еще и при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Предлагается, например, следующим образом сгруппировать нормы о назначении наказания при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве — выделить отдельную статью УК РФ «Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве», куда следует включить предписания, в настоящее время установленные ч. 2, ч. 4 ст. 62 и ст. 63.1 УК Р Ф См.: Мясников А. А. Институт смягчения наказания: проблемы законодательной регламентации и правоприменения (по материалам судебной практики Ставропольского края). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2011. С. 15.

Представляется, что размещение данных норм в тексте УК РФ может осуществляться по-разному, в зависимости от определенной законодателем модели их изложения. Так, положения ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ в настоящей редакции целесообразно оставить в данной статье, так как они регулируют назначение наказания при наличии определенной совокупности смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих.

В случае изложения упомянутых норм по образу ч. 5 ст. 62 УК РФ, где смягчение наказания поставлено в зависимость от примененной уголовно-процессуальной формы, целесообразно выделить ч. 2, 4 и 5 данной статьи в отдельную статью, что особенно актуально в свете предложений об объединении положений гл. 40 и 40.1. Однако при анализе ч. 2, 4 и 5 ст. 62 УК РФ, ч. 7 ст. 316 и ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ создается впечатление, что на сегодняшний день законодатель не определился сам, чем же обусловлено смягчение наказания виновному, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве — упрощенной процедурой, либо смягчающими обстоятельствами.

Не менее важной, подлежащей выяснению применительно к вопросу места норм о назначении наказания при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в системе других норм УК РФ, является проблема совместного применения таких норм с другими специальными правилами, регламентирующими назначение наказания. Данный вопрос будет рассмотрен в Главе 3 настоящей работы, посвященной правилам назначения наказания при заключении досудебного соглашения и его нарушении.

Глава 2. Регламентация применения досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовно-процессуальном законодательстве

§ 1. Регламентация заключения досудебного соглашения о сотрудничестве

Досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено только на стадии предварительного расследования. Пункт 61 ст. 5 УПК РФ устанавливает, что заключение соглашения возможно с момента возбуждения уголовного дела. Стороной соглашения является лицо, обладающее процессуальным статусом подозреваемого или обвиняемого. Часть 2 ст. 317.1 УПК РФ говорит, что «подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия».

Глава 40.1 УПК регламентирует довольно сложную процедуру заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Часть 1 ст. 317.1 УПК устанавливает, что заключение соглашения инициируется подозреваемым или обвиняемым путем заявления ходатайства. Однако не ясно, откуда лицо может узнать о такой возможности. УПК не содержит нормы, обязывающие орган, ведущий предварительное расследование, разъяснять подозреваемому или обвиняемому право на заключение соглашения о сотрудничестве. Тем не менее, на основании ст. 16 УПК РФ следователь обязан разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права и обеспечить им возможность защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами, в том числе право ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве Гранкин К., Мильтова Е. Проблемы применения норм УПК РФ, регулирующих досудебное соглашение о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2010. № 3. С. 77. В этой связи целесообразным было бы закрепить в ст. 46 и ст. 47 УПК такое право и с момента приобретения соответствующего процессуального статуса разъяснять его подозреваемому или обвиняемому.

Существует мнение, что право заявлять ходатайство о заключении досудебного соглашения имеет не только подозреваемый или обвиняемый, но и лицо, являющееся фактическим подозреваемым, в отношении которого принимаются меры по его изобличению или действия, свидетельствующие о подозрении, осуществляются любые формы уголовного преследования См.: Рыжаков А. П. Комментарий к каждому из пунктов Федерального Закона от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс». В данном случае положение ч. 2 ст. 317.7 УПК РФ истолковано в духе Постановления Конституционного Суда Р Ф от 27. 06. 2000 N 11-П, в котором указано, что «в целях реализации названного конституционного права (права на помощь защитника) необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование» Постановление Конституционного Суда Р Ф от 27. 06. 2000 N 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно — процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» // СПС «Консультант плюс».

Представляется, что расширительное толкование указанной нормы недопустимо, так как закон прямо установил момент, с которого заключение соглашение оказывается возможным. Во-вторых, если бы лицо ходатайствовало о заключении соглашения до возбуждения уголовного дела, то, вероятнее всего, не сработал бы сложный механизм рассмотрения данного ходатайства и принятия решения по нему. Отсутствие необходимости аналогичного применения указаний Конституционного Суда обусловливается еще и тем, что никакого нарушения конституционных прав лица, желающего заключить соглашение, не происходит. В случае, если лицо, совершившее преступление, желает по своей инициативе оказать помощь правоохранительным органам в выявлении, расследовании и раскрытии преступления, о котором еще не известно, оно может заявить о явке с повинной, и уже после возбуждения уголовного дела по своему заявлению ходатайствовать о заключении соглашения.

Ходатайство о заключении соглашения подается на имя прокурора. На имя какого прокурора, закон не уточняет. Вероятно, имеется в виду тот прокурор, который непосредственно надзирает за соблюдением закона органом предварительного расследования. Однако вряд ли будет незаконным направление такого ходатайства и вышестоящему прокурору.

Ходатайство подается опосредовано, через следователя, который может либо направить его прокурору вместе с мотивированным и согласованным с руководителем следственного органа постановлением о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении соглашения, либо может отказать в удовлетворении заявленного на имя прокурора ходатайства. Отказ следователя в удовлетворении ходатайства не требует согласования с руководителем следственного органа.

Таким образом, следователь на данном этапе становится ключевой фигурой, от которой зависит возможность заключения соглашения. Однако, если прокурор наделен правом заключить соглашение, то именно ему должно принадлежать и право удовлетворять такое ходатайство, а не следователю. При этом прокурору не передается никаких материалов, связанных с поданным ходатайством.

Для внесения большей ясности в эту процедуру предлагается дополнить ч. 1 ст. 317.2 УПК правилом о том, что прокурор рассматривает наряду с ходатайством подозреваемого или обвиняемого и постановления следователя еще и постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении соглашения См.: Арабули Д. Исследование отдельных полномочий участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Мировой судья. 2009. № 9. С. 12. Это следует сделать для того, чтобы именно прокурор решал вопрос о необходимости заключения соглашения См.: Неретин Н. Н. Досудебное соглашение о сотрудничестве и принцип справедливости уголовного судопроизводства // Мировой судья. 2009. № 12. С. 15.

Трудно согласиться с точкой зрения, что возможность обжалования постановления об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении соглашения должна исключаться, так как этим нарушается свободное волеизъявление сторон См.: Карпов О. В., Маслов И. В. Досудебное соглашение о сотрудничестве: проблемы правового регулирования и вопросы порядка применения // Уголовный процесс. 2009. № 9. С. 5. Нельзя забывать о том, что в уголовном процессе должностное лицо не должно руководствуется своими личными интересами при выражении воли, а должно выражать и защищать публичный интерес.

В литературе отмечается, что усмотрение следственных органов не может определяться лишь их представлением о целесообразности заключения соглашения. В силу публичного характера такого соглашения обещание обвиняемого или подозреваемого оказать содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления может быть отвергнуто только по мотивам очевидной ложности или недостоверности либо явной запоздалости, когда преступление уже полностью раскрыто и все соучастники разоблачены. Поэтому у следователя и прокурора существует обязанность удовлетворить ходатайство и заключить соглашение, если отсутствуют указанные препятствия См.: Смирнов А. В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2009. № 10. С. 9. В качестве основания для отказа в заключении соглашения о сотрудничестве может выступать отсутствие необходимости, например, когда такое соглашение уже заключено с соучастником, от которого ожидается содействие. В любом случае основания для отказа в заключении досудебного соглашения должны быть предусмотрены в УПК РФ.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой