Досудебное производство в уголовном процессе

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы досудебного производства в уголовно-процессуальной деятельности

§ 1. Досудебное производство в системе уголовного судопроизводства

§ 2. Основные теоретические положения проведения досудебного производства и его место в уголовно-процессуальной деятельности правоохранительных органов в РФ

Глава 2. Процессуальные и организационные основы деятельности предварительного следствия и дознания по раскрытию и расследованию преступлений

§ 1. Практические аспекты и условия проведения предварительного следствия и дознания

§ 2. Криминологические аспекты предварительного следствия и дознания

§ 3. Проблемы организации предварительного следствия

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы исследования. В рамках осуществляемой в последнее десятилетие правовой реформы в России существенное, если не определяющее значение отведено совершенствованию уголовного судопроизводства. Повышенный интерес общества к проблемам уголовного процесса вообще, и особенно досудебного производства, обусловлен также спецификой этого вида правоохранительной деятельности. В целях защиты от преступности личности, общества и государства должностные лица наделены правом применения принуждения, что существенно затрагивает права и свободы граждан, в каком бы процессуальном статусе они не находились.

Большинство изменений и дополнений, внесенных в последние годы в уголовно-процессуальный закон, в той или иной мере связаны с уголовно-процессуальной деятельностью следователя, органа дознания и дознавателя, что наглядно демонстрирует круг проблем, находящихся на острие осуществляемых в уголовном судопроизводстве реформ. Это — своеобразная реакция государства на ухудшение криминогенной обстановки в стране, появление новых видов преступлений, формирование организованной преступности, борьбу с которой требуется вести при помощи новых процессуальных средств и методов.

Вместе с тем именно в этот период на уровне Конституции Российской Федерации (ст. 2) приоритетом в правовой защите объявлены права и свободы граждан. Данное положение чрезвычайно актуально и для досудебного производства, где предусмотрена возможность применения мер процессуального принуждения в самых жестких формах и при соблюдении минимума гарантий.

Актуальность реформирования уголовно-процессуальной деятельности на досудебных стадиях уголовного процесса обусловлена также изменениями в экономической и социально-политической жизни государства, трансформацией общепринятых в обществе взглядов на организацию и функционирование всей системы уголовной юстиции. Последнее объясняет тот факт, что реорганизация органов дознания и предварительного следствия осуществляется по нескольким направлениям одновременно: с позиций криминологии и уголовного права, криминалистики и науки управления, с точки зрения теории оперативно-розыскной деятельности и т. д. Вместе с тем процессуальный аспект проводимых реформ выступает в качестве определяющего элемента в данной системе.

Необходимостью коренной перестройки уголовно-процессуальной деятельности на досудебном производстве вызвана широкая полемика между представителями различных процессуальных школ при подготовке законопроектов, проектов ведомственных нормативных актов, руководящих решений высших судебных органов и т. д. Возможно, этим следует объяснить столь длительную разработку Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который был подписан Президентом Российской Федерации 18 декабря 2001 года и вступил в действие с 1 июля 2002 года.

Многие из предусмотренных в УПК РФ положений, по нашему мнению, носят не вполне продуманный характер, не учитывают российских реалий и потребностей и тем самым сопряжены с существенными трудностями для практических работников. В связи с этим автор поставил задачу разработать с учетом потребностей практики в условиях деятельности органов дознания и предварительного следствия системы МВД России концепцию совершенствования уголовно-процессуальной деятельности на досудебных стадиях.

Исследование уголовно-процессуальной деятельности именно в органах внутренних дел объясняется тем, что следователи и дознаватели данного ведомства выполняют основной объем работы на досудебном производстве: рассматривают более 90% сообщений о преступлениях; следователи органов внутренних дел расследуют в 11,8 раз больше уголовных дел, чем следователи прокуратуры, и в 67,1 раза — чем следователи органов налоговой полиции.

Отмеченные моменты обусловили выбор темы дипломного исследования и определили ее актуальность.

Степень научной разработанности проблемы. Проведенное исследование основано на лучших достижениях отечественной процессуальной науки.

Проблема совершенствования уголовно-процессуальной деятельности на досудебном производстве, тем не менее, представляет неисчерпаемый пласт для исследований. Однако в разработанной в данном исследовании концепции акцентировано внимание на некоторых проблемах.

Во-первых, в УПК РФ регламентация каждого из рассмотренных в работе институтов подверглась по сравнению с УПК РСФСР 1960 года наиболее существенной трансформации. Так, изменения претерпела система принципов уголовного судопроизводства: законодатель отказался от ряда судоустройственных принципов; другие положения или их элементы (гласность судебного разбирательства; всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела; выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления) нашли воплощение в иных нормах УПК РФ. Реформа системы принципов, а также каждого из них в отдельности нуждается в теоретическом осмыслении.

Во-вторых, выбор проблем исследования обусловлен пробелами в правовом регулировании, а также в научной разработке тех или иных институтов. Так, механизм реализации ряда новелл на стадии возбуждения уголовного дела (согласие прокурора на возбуждение уголовного дела, разрешение производства следственных действий), должной регламентации не получил и требует дополнительных исследований.

В-третьих, в настоящем исследовании акцент сделан на гарантиях прав и свобод человека вне зависимости от его процессуального статуса.

В-четвертых, наибольшие проблемы в теории и практике досудебного производства связаны с уголовно-процессуальной деятельностью при возбуждении уголовного дела, приостановлении предварительного расследования и прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. Отказ в принятии сообщения о преступлении, отказ в возбуждении уголовного дела, приостановление предварительного расследования и прекращение уголовного дела являются «рубежными решениями», прерывающими дальнейшее судопроизводство. Неправомерное принятие таких решений препятствуют реализации его назначения, ущемляют права и законные интересы участвующих в деле лиц. Не случайно именно эти процессуальные решения прямо указаны в ст. 125 УПК РФ в качестве объектов судебного контроля.

Указанные обстоятельства обусловили выбор темы исследования, определили его объект, предмет, цели и задачи.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, а также правоотношения, складывающиеся между участниками досудебного производства.

Предмет исследования составляют конституционные и уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие уголовно-процессуальную деятельность следователя, органа дознания и дознавателя на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, ведомственные нормативные акты, теоретические разработки проблем досудебного производства, а также практика применения соответствующих правовых норм.

Цели и задачи исследования. Целями исследования явились разработка и обоснование на концептуальном уровне на основе анализа научных теорий, нормативных актов, исторического и зарубежного опыта предложений по совершенствованию досудебного производства, в т. ч. его теоретических основ, системы уголовно-процессуальной деятельности следователя, органа дознания и дознавателя на стадии возбуждения уголовного дела и отдельных этапах стадии предварительного расследования (при приостановлении предварительного расследования и прекращении уголовного дела), а также системы процессуального контроля и надзора на досудебных стадиях уголовного процесса. В соответствии с данными целями автор дипломной работы поставил конкретные задачи:

-исследовать понятие и назначение досудебного производства;

-проанализировать реализацию уголовно-процессуальных функций на досудебном производстве;

-изучить систему принципов уголовного судопроизводства;

-комплексно исследовать рассмотрение сообщений о преступлении как основное содержание стадии возбуждения уголовного дела;

-разработать рекомендации, направленные на совершенствование уголовно-процессуальной деятельности при приостановлении предварительного расследования.

Методология и методы исследования. Методологической основой исследования послужили положения материалистической диалектики, философские знания, определяющие основные требования к научным теориям; специальную теоретическую базу составили достижения науки уголовно-процессуального права.

В ходе исследования использовались все доступные современной юридической науке методы научного исследования (системный, сравнительно-правовой, статистический, логико-юридический и социологический).

Сделанные выводы и предложения базируются на положениях Конституции Российской Федерации, международных документах, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, законодательстве об оперативно-розыскной деятельности, постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации, ведомственных нормативных актах. Использовано уголовно-процессуальное законодательство зарубежных государств, а также Устав уголовного судопроизводства 1864 года, УПК РСФСР 1922, 1923 и 1960 годов. При формулировании теоретических положений автором дипломной работы учтены труды ученых досоветского, советского и постсоветского периодов развития уголовно-процессуальной науки. Всего использовано около 70 литературных источников.

Глава 1. Теоретические основы досудебного производства в уголовно-процессуальной деятельности

§ 1. Досудебное производство в системе уголовного судопроизводства

Уголовное судопроизводство (уголовный процесс) представляет собой одно из направлений реализации государственной власти, специфика которого обусловлена необходимостью защиты граждан, общества и государства от преступлений как наиболее общественно опасного вида правонарушений. В системе государственного противодействия преступности уголовное судопроизводство имеет приоритетное значение, поскольку признавать лицо виновным в совершении преступления и назначать ему наказание возможно лишь в результате законно проведенного расследования и судебного разбирательства при строгом соблюдении надлежащей правовой процедуры.

С позиции этимологии «судопроизводство» есть производство, осуществляемое судом, что полностью соответствует рассмотрению гражданских, административных и арбитражных дел. Этот же термин законодатель использует и применительно к уголовному производству, где, наряду с судебным разбирательством, осуществляется значительное и продолжительное досудебное производство.

Понятия «уголовное судопроизводство» и «уголовный процесс» тождественны, хотя по буквальному толкованию судопроизводство означает производство в суде, а УПК РФ устанавливает процессуальные нормы, регулирующие деятельность не только суда, но и органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора. Пункт 56 ст. 5 УПК РФ в содержание термина «уголовное судопроизводство» включает досудебное и судебное производство по уголовному делу.

В юридической литературе уголовное судопроизводство (уголовный процесс) трактуется по-разному. Авторы акцентируют внимание на тех или иных чертах данной дефиниции. Так, М. А. Чельцовым уголовный процесс определяется только как деятельность суда, прокуратуры, следствия и дознания. Процессуальные отношения не только не включаются в определение, но и прямо утверждается, что они в уголовном процессе не играют существенной роли. При таком понимании уголовного процесса его участники, на которых распространяется деятельность ведущих уголовный процесс органов и должностных лиц и к которым применяются принудительные меры, выступают в качестве объектов односторонних властных полномочий, а не в качестве субъектов права, осуществляющих свои права и выполняющих свои обязанности.

Однако, чаще всего в определения отечественного уголовного процесса включаются три элемента: 1) деятельность (систему упорядоченных действий) органов предварительного расследования, прокурора, суда и других участников уголовного судопроизводства; 2) правоотношения этих органов и должностных лиц как друг с другом, так и с участвующими в деле лицами; 3) обязательную правовую регламентацию деятельности и возникающих на ее основе правоотношений.

Исходя из сказанного, уголовное судопроизводство (уголовный процесс) — это осуществляемая в установленном законом порядке деятельность дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора, судьи, суда и других участников уголовного судопроизводства при возбуждении, расследовании, судебном рассмотрении и разрешении уголовных дел, исполнении приговоров, а также возникающие в связи с этой деятельностью правовые отношения этих органов и должностных лиц как между собой, так и с другими участвующими в деле лицами.

Досудебное производство, охватывающее в соответствии с п. 9 ст.5 УПК РФ период с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу, является частью уголовного судопроизводства. Следовательно, досудебное производство также возможно рассматривать как единство уголовно-процессуальной деятельности и уголовно-процессуальных правоотношений.

Основанная на уголовно-процессуальном законе деятельность дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора и судьи составляет основное содержание досудебного производства. Она имеет определяющее и организующее значение при возбуждении уголовных дел и их предварительном расследовании. Государственные органы и должностные лица несут ответственность за законное производство по уголовному делу, законность и обоснованность принимаемых ими решений.

Конституция Российской Федерации, как известно, возлагает на государство обязанность обеспечить признание, соблюдение, защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 2), частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности (ч.2 ст. 8); гарантирует государственную, в т. ч. судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Уголовно-процессуальная деятельность следователя, органа дознания и дознавателя гарантирует государственную защиту названных прав и свобод от преступных посягательств, как наиболее опасной разновидности правонарушений.

Уголовно-процессуальная деятельность является частью более широкого понятия — «правоохранительная деятельность», которое достаточно распространено в теории и практике юриспруденции. Однако отсутствие необходимой ясности в нормативных актах о понятии и содержании этой деятельности, множественность нормативных документов, ее регламентирующих, споры в теории, привели к тому, что данное наименование носит весьма условный характер.

Поскольку исследованию подвергается уголовно-процессуальная деятельность следователя, органа дознания и дознавателя, полномочия начальника следственного отдела, прокурора и судьи на досудебном производстве рассматриваются в контексте осуществления контроля и надзора за уголовно-процессуальной деятельностью указанных субъектов.

Понятие «правоохранительная деятельность» получило освещение в основном с позиций теории государства и права, хотя и здесь единого мнения среди ученых так и не достигнуто. Некоторые из них дают неоправданно широкие определения, к примеру, рассматривая под правоохранительной деятельностью форму осуществления функций государства по охране норм права от нарушений; другие — необоснованно сужают это понятие, ставя знак равенства между правоохранительной деятельностью и борьбой с преступностью либо поддержанием общественного порядка и т. д.

Следует согласиться с А. П. Гуляевым в том, что правоохранительная деятельность — это деятельность специально созданных или уполномоченных на то государственных органов и негосударственных организаций, направленная на защиту прав, свобод и законных интересов субъектов общественных отношений и осуществляемая в соответствии с законом.

Вместе с тем вполне очевидно, что правоохранительная деятельность характеризуется: направленностью на защиту прав и законных интересов лиц от конкретных посягательств и угроз; правовосстановительным характером и ориентацией на возмещение вреда; направленностью на привлечение правонарушителя к юридической ответственности; использованием юридических мер воздействия; осуществлением указанной деятельности органами и должностными лицами, уполномоченными на то законом и в рамках принадлежащей им компетенции; наличием определенной законом формы этой деятельности, т. е. реализацией ее в установленном законом порядке с соблюдением определенных процедур.

В сфере уголовного судопроизводства реализуется ряд направлений (видов) правоохранительной деятельности: правосудие; судебный контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органа дознания, следователя и прокурора; обеспечение исполнения приговоров; прокурорский надзор; выявление и расследование преступлений; оказание юридической помощи, которые можно обозначить общим термином — «уголовно-процессуальная деятельность».

Названные направления взаимосвязаны и дополняют друг друга, хотя и выполняются разными органами и должностными лицами. Это в значительной степени обусловлено единством назначения уголовного судопроизводства, существованием системы принципов, регламентацией уголовно-процессуальным законом. Поэтому уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая на досудебном этапе уголовного судопроизводства, обладает теми же признаками, которые присущи правоохранительной деятельности в целом.

Необъемлемой характеристикой уголовно-процессуальной деятельности, в том числе на досудебном этапе, является ее публичность.

Большинство процессуалистов относит публичность уголовного процесса к его принципам, хотя в УПК РФ данное положение среди принципов уголовного судопроизводства не обозначено. Вместе с тем, установление в качестве базового, основного именно публичного порядка осуществления уголовного преследования (глава 4 УПК РФ) демонстрирует определяющее значение указанного института для уголовного судопроизводства.

Выше отмечалось, что уголовное судопроизводство как разновидность государственной деятельности защищает личность, общество и государство от преступных посягательств, а органы и должностные лица осуществляют свои уголовно-процессуальные полномочия от имени государства.

Надо сказать, что содержание понятия публичности уголовного судопроизводства всегда было дискуссионным. Обычно в литературе указанный принцип определялся требованиями ст. 3 УПК РСФСР 1960 года: суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию.

Вместе с тем публично-правовую природу уголовного судопроизводства нельзя связывать только с обязанностью возбуждения уголовного дела, установления виновных и т. д. Применительно к досудебному производству следователь, орган дознания, дознаватель обязаны независимо от воли и желания потерпевших и иных заинтересованных лиц выполнить все возложенные на них законом функции. На стадии возбуждения уголовного дела указанные органы и должностные лица должны быстро и обоснованно реагировать на каждый случай обнаружения признаков преступления; на стадии предварительного расследования — выяснить все обстоятельства по делу, проверить все версии о способе преступления, лице, его совершившем, мотивах преступной деятельности, установить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства и т. д.

В этом смысле правомерно сделать акцент на том, что принцип публичности выражается в невозможности для следователя отказаться от производства действий, нужных для правильного разрешения дела, лишь на том основании, что заинтересованное лицо не просит об этом.

Публичность уголовного судопроизводства к тому же означает, что способы и порядок возбуждения и предварительного расследования уголовных дел не могут быть произвольными, они строго определяются законом и составляют общее правило досудебного производства. В этом смысле не будут иметь процессуального характера действия потерпевшего, предпринимаемые им для изобличения виновного по собственной инициативе, без ведома органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, поскольку такой способ уголовного преследования не составляет общего правила, установленного законом.

С публичным характером уголовно-процессуальной деятельности связан ряд обязанностей, который возложен на граждан и должностных лиц. Так, закон обязывает всех граждан оказывать всяческое содействие уголовному судопроизводству (вызов на допрос является для любого лица обязательным и его неявка влечет применение мер принуждения; все учреждения, предприятия, организации, должностные лица и граждане должны исполнять требования, поручения и запросы следователя, органа дознания, дознавателя — ч.4 ст. 21 УПК РФ).

Исходя из сказанного, публичность уголовно-процессуальной деятельности на досудебном этапе следует рассматривать как обязанность следователя, органа дознания, дознавателя и других должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, выполнить возложенные на них уголовно-процессуальным законом функции, независимо от воли и желания заинтересованных лиц, в целях реализации назначения уголовного судопроизводства.

Понятие диспозитивности в уголовном судопроизводстве лишь в последние годы подвергается активной научной разработке, поскольку в советский период считалось, что данная категория противоречит принципу установления объективной истины. Основываясь на латинском происхождении термина (dispositio-усмотрение), диспозитивность следует определить как возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим субъективным правом.

В литературе одни авторы рассматривают диспозитивность в широком смысле (как свободу любого участника распоряжаться предоставленными законом правами при осуществлении уголовного правосудия) и в узком смысле (как свободу распоряжения правами теми участниками уголовного судопроизводства, которые имеют в деле публичный либо частный интерес). Другие процессуалисты полагают, что диспозитивность — это «право сторон распоряжаться своими правами на уголовный иск (материальная диспозитивность) и процессуальными правами, включая право по доказыванию, в своих процессуальных интересах (формальная диспозитивность)».

Наиболее существенным элементом диспозитивности выступает осуществление уголовного преследования в частном и частно-публичном порядке, когда возбуждение уголовного дела возможно соответственно по заявлению потерпевшего, его законного представителя и представителя либо — по заявлению потерпевшего (ч.2 и 3 ст. 20 УПК РФ). Конституционный Суд Российской Федерации признает жалобу потерпевшего не только исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения, но и в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование.

Закон существенно ограничивает диспозитивное начало уголовного процесса, допуская возбуждение уголовного дела частного или частно-публичного обвинения по усмотрению прокурора, следователи или дознавателя и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч.4 ст. 20 УПК РФ). В таких ситуациях частное или частно-публичное уголовное преследование приобретает публично-правовой характер, чем подчеркивается ведущая роль публичности как черты уголовно-процессуальной деятельности.

Исходя из сказанного, диспозитивность уголовно-процессуальной деятельности на досудебном этапе представляет собой право участников уголовного процесса, имеющих интерес в уголовном деле, по собственному усмотрению в пределах, установленных уголовно-процессуальным законом, распоряжаться своими субъективными правами, связанными с началом, ходом или окончанием судопроизводства, в целях реализации своих прав и законных интересов.

Публичный характер уголовно-процессуальной деятельности обуславливает наличие системы контрольных и надзорных полномочий, призванных служить барьером на пути возможного произвола со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, оградить граждан от необоснованного обвинения, осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод. Действительно, реализация задач уголовного судопроизводства достижима лишь при максимальном снижении числа злоупотреблений и ошибок, допускаемых следователем и дознавателем при возбуждении и расследовании уголовных дел.

Тем не менее на практике уровень нарушений закона из года в год остается высоким, о чем может свидетельствовать целый ряд показателей. Так, по 38,4% изученных нами уголовных дел и «отказных материалов» допускались те или иные нарушения закона. Некоторые из них существенно затрудняли, а иногда и препятствовали эффективному осуществлению производства по делу. Наиболее типичными нарушениями закона являлись: принятие необоснованных решений по ключевым вопросам расследования, а также о применении мер принуждения (35,1% от количества нарушений); несоблюдение процессуальных сроков (53,7%); несоблюдение процессуальной формы при производстве следственных действий (49,5%); нарушения прав участников процесса (61,8%).

Как показывает практика, некоторые из таких правонарушений носят преступный характер. Так, по данным Следственного комитета при МВД России, в 2008 году увеличилось количество зарегистрированных должностных преступлений, совершенных лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство (прокурорами было возбуждено 215 уголовных дел в отношении 223 следователей, что на 40% больше, чем в 2007 году и на 80% - в 2006 году).

Именно поэтому характерной чертой уголовно-процессуальной деятельности и на досудебном этапе, и в суде является контрольно-надзорный аспект деятельности соответствующих участников уголовного судопроизводства (начальника следственного отдела, начальника органа дознания, прокурора, судьи и суда), который выступает как неотъемлемая часть внутренней структуры всего уголовного процесса.

Содержание уголовно-процессуальной деятельности следователя, органа дознания, дознавателя не есть механическое соединение отдельных разрозненных процессуальных действий и решений. Все эти действия и решения регламентированы законом и направлены на выявление всех обстоятельств совершенного преступления и на реализацию назначения уголовного судопроизводства. Иными словами, уголовно-процессуальная деятельность следователя, органа дознания и дознавателя представляет собой урегулированную уголовно-процессуальным законом систему процессуальных действий и процессуальных решений по рассмотрению сообщений о преступлении и предварительному расследованию уголовных дел.

Содержание досудебного производства, как отмечалось, не исчерпывается системой действий и решений участников уголовного судопроизводства. Оно включает в себя также правоотношения названных органов и должностных лиц с другими лицами, в том или ином процессуальном положении вовлекаемыми в производство по уголовному делу. Для такого участия закон наделяет их процессуальными правами или обязывает к совершению конкретных действий. В содержание досудебного производства включаются также правовые отношения органов предварительного расследования, а также прокурора и судьи между собой.

В свете изложенного очевидно, что действия обвиняемого, потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства не совершаются помимо процесса, а включаются в него; что участники судопроизводства, на которых распространяется деятельность органов и должностных лиц, не являются объектами их властных полномочий, а выступают как субъекты, своими действиями реализующие свои права и выполняющие обязанности. Таким образом, досудебное производство не может рассматриваться как деятельность должностных лиц с односторонними властными полномочиями. Концепция односторонних властных полномочий неправильна в своей основе и противоречит гуманистической природе отечественного уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальные правоотношения как составляющая досудебного производства есть возникающие на основе закона конкретные связи между участниками уголовно-процессуальной деятельности, характеризующиеся наличием субъективных прав и обязанностей. Правоотношения пронизывают все стадии уголовного процесса, в т. ч. досудебный этап; нет действий, совершаемых помимо правоотношений, как нет участников уголовного судопроизводства, которые могли бы реализовывать свои права или исполнять обязанности вне правоотношений.

Уголовно-процессуальные правоотношения имеют важное значение для механизма правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности. Следует согласиться с В. П. Божьевым в том, что процессуальные правоотношения представляют собой средство реализации нормы права и являются связующим звеном между нормой и тем результатом, для достижения которого принята та или иная процессуальная норма.

В силу публично-правового характера уголовно-процессуальной деятельности уголовно-процессуальные правоотношения обладают спецификой, которая наиболее наглядно проявляется на досудебном производстве, где действие состязательности ограничено. Во-первых, одним из субъектов правоотношений всегда выступает орган или должностное лицо, наделенные властными полномочиями. Без властного начала в уголовно-процессуальных отношениях не будет движения производства по уголовному делу и реализации назначения уголовного судопроизводства. Во-вторых, властным полномочиям органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, противостоят не только обязанности участвующих в деле лиц, но и права этих лиц для защиты своих прав или прав представляемых. В-третьих, самостоятельные уголовно-процессуальные правоотношения между участвующими в деле лицами, в том числе между обвиняемым и его защитником, отсутствуют. Эти лица связаны непосредственно правоотношениями не друг с другом, а с соответствующими органами или должностными лицами. Наконец, специфика уголовно-процессуальных правоотношений состоит в особенностях отношений между органами и должностными лицами, осуществляющими досудебное производство.

Для уголовного судопроизводства вообще, и досудебного производства, в частности, первостепенное значение имеет вопрос о задачах данной деятельности. Дело в том, что формы судопроизводства на каждой из стадий уголовного процесса приспособлены к выполнению единых задач, сформулированных для всех участников, осуществляющих уголовное судопроизводство. При этом законодатель, конструируя такие формы уголовно-процессуальной деятельности, выбирает такие процессуальные средства, которые позволили бы реализовать задачи в кратчайший срок, наиболее эффективно с точки зрения решения основного вопроса уголовного процесса, а также с максимальным обеспечением прав участников уголовного судопроизводства. Иными словами, задачами уголовного судопроизводства, наряду с принципами, определяется все его содержание, построение отдельных этапов, стадий и институтов.

В отличие от УПК РСФСР 1960 года, где в ст. 2 определялись задачи уголовного судопроизводства, в ст. 6 УПК РФ вместо формулировки задач вводит новый термин — «назначение уголовного судопроизводства».

Нельзя не признать, что в прошлом произошло смещение задач уголовного судопроизводства в сторону борьбы с преступностью; все внимание акцентировалось на быстром и полном раскрытии преступлений, снижении показателей преступности, что приводило к обвинительному уклону в деятельности следователя и органа дознания. В то же время проблемы правовой защищенности личности, охраны интересов общества оставались в стороне.

Приоритет общечеловеческих ценностей, провозглашенный Конституцией Российской Федерации, обусловил корректировку задач уголовного судопроизводства. При анализе ст. 6 УПК РФ не трудно убедиться в том, что законодатель формулирует назначение уголовного судопроизводства, сгруппировав их в два блока. От осуществляющих производство по уголовным делам органов и должностных лиц требуется, чтобы они обеспечивали по каждому уголовному делу: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. При такой трактовке назначения уголовного судопроизводства законодатель подчеркивает не карательную, а правозащитную, гуманистическую сущность этого вида правоохранительной деятельности.

В п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ сформулирована главная задача уголовного судопроизводства — защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. На протяжении многих десятилетий механизмы уголовной юстиции совершенствовались в системе «государство — преступник», тогда как проблемы правового положения жертвы преступления оставались без внимания государства. Как отмечалось, в течение последних лет криминогенная ситуация в России остается достаточно сложной: по данным МВД России только в 2008 году в результате преступных посягательств погибли и получили тяжкий вред здоровью около 150 тысяч человек, всего пострадали от преступлений более 2 миллионов человек. По данным независимых экспертов в 2008 году от преступлений пострадали более 38 миллионов человек.

Регламентация в качестве первостепенной задачи уголовного судопроизводства защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений отражает требования международных документов и Конституции Российской Федерации.

В законе сделан акцент также и на защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч.1 ст. 6 УПК РФ), что служит не менее важной задачей уголовно-процессуальной деятельности.

Названные задачи конкретизируются в ч.2 ст. 6 УПК РФ. Действительно, защита лиц от преступлений, в частности, находит выражение в уголовном преследовании лиц, совершивших эти преступления. Поскольку реализация уголовной ответственности, предусмотренной уголовным законом, невозможна без уголовного преследования, в ч.2 данной статьи подчеркнуто, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Исходя из смысла ч.2 ст. 6 УПК РФ, к средствам достижения задач уголовного судопроизводства отнесено: 1) уголовное преследование виновных; 2) назначение виновным справедливого наказания; 3) отказ от уголовного преследования невиновных; 4) освобождение невиновных от наказания; 5) реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Важно отметить, что закон не просто называет, но и подробно регламентирует каждое из указанных средств, устанавливая виды уголовного преследования и обязанность его осуществления; основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования; основания возникновения права на реабилитацию, виды и порядок возмещаемого вреда реабилитированному и т. д.

В рамках реализации назначения уголовного судопроизводства в целом непосредственной задачей досудебного производства является создание необходимых предпосылок для последующих судебных стадий. Рассматривая проблему соотношения досудебного производства и судебного разбирательства, нельзя не отметить, что для современного отечественного уголовного судопроизводства характерно отделение процессуальной деятельности на досудебных стадиях от производства в суде. Эта деятельность осуществляется различными государственными органами, независимыми друг от друга, хотя и связанными единством задач. Однако это обстоятельство не должно служить основанием для утверждения о том, что вся уголовно-процессуальная деятельность на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, не будучи отправлением правосудия, имеет вспомогательный, субсидиарный по отношению к судебному разбирательству характер. Каждая досудебная стадия обладает самостоятельным значением и занимает свое, достойное место в системе уголовного процесса. Уголовный процесс не перестает быть процессом, если уголовное дело пройдет лишь часть его стадий, найдя окончательное на законных основаниях разрешение в досудебном производстве — в стадиях возбуждения уголовного дела или предварительного расследования.

Так, непосредственное назначение стадии возбуждения уголовного дела состоит в обнаружении следователем, органом дознания и дознавателем признаков преступления, для чего они принимают, рассматривают и разрешают сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. Иными словами, конкретные задачи стадии возбуждения уголовного дела можно обозначить следующим образом: установление повода и основания для возбуждения у головного дела; проверка наличия или отсутствия оснований отказа в возбуждении уголовного дела; принятие мер по сохранению следов преступления.

Задачи предварительного расследования заключаются в создании необходимых предпосылок для разрешения судом уголовного дела, а также в самостоятельном его разрешении в случае принятия решения о прекращении уголовного дела. Следовательно, непосредственным назначением данной стадии служит установление обстоятельств совершения преступления, изобличение лица или лиц, виновных в его совершении.

§ 2. Основные теоретические положения проведения досудебного производства и его место в уголовно-процессуальной деятельности правоохранительных органов в РФ

Реализация назначения уголовного судопроизводства начинается в ходе уголовно-процессуальной деятельности на первой стадии уголовного процесса — стадии возбуждения уголовного дела.

В соответствии с УПК РСФСР 1922 года и УПК РСФСР 1923 года «возбуждение производства по уголовному делу» рассматривалось как начальный этап предварительного расследования. Только с принятием УПК РСФСР 1960 года продолжавшаяся не один десяток лет в теории уголовного процесса дискуссия о самостоятельном характере этой стадии по отношению к предварительному расследованию утратила актуальность. Тем не менее до сих пор некоторые исследователи проблем возбуждения уголовного дела уделяют значительное внимание доказыванию этого ставшего аксиомой положения.

С момента поступления в органы, уполномоченные возбуждать уголовное дело, сообщения о преступлении (т.е. с момента появления повода для возбуждения уголовного дела) возникает уголовно-процессуальная обязанность выполнить действия, составляющие в своей совокупности деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом.

В связи с этим нельзя согласиться с Б. Т. Безлепкиным, считающим, что стадия возбуждения уголовного дела начинается с момента официальной фиксации органом дознания, следователем, прокурором, судьей или судом поступления носителя первичной информации о преступлении, например, регистрации в милиции заявления потерпевшего от преступления. При подобном понимании за рамками процессуальной деятельности остается прием заявления о преступлении (где чаще всего и нарушаются права и законные интересы граждан), что не согласуется с ч.1 ст. 144 УПК РФ, указывающей на соответствующую обязанность органов и должностных лиц.

Различные подходы к определению начального момента стадии возбуждения уголовного дела подчеркивают важность предписания п. 9 ст.5 УПК РФ, разрешающей споры по данному поводу. Согласно этой норме, обозначающей понятие досудебного производства, уголовное судопроизводство начинается с момента получения сообщения о преступлении.

Непременным условием принятия законного и обоснованного решения является строгая регламентация уголовно-процессуальным законом деятельности всех лиц, участвующих на данной стадии. Хотя на этом этапе, как правило, не могут проводиться следственные действия, это не исключает наличия процессуальной формы деятельности по рассмотрению сообщений о преступлении. Процессуальные действия не сводятся к следственным, к числу таких процессуальных действий относится, в частности, истребование необходимых материалов, с помощью которых может проводиться проверка сообщений о преступлениях.

В соответствии с ч.1 ст. 144 УПК РФ, озаглавленной «Порядок рассмотрения сообщений о преступлении», дознаватель, орган дознания, следователь обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и принять по нему решение. Из текста статьи очевидно, что процессуальная деятельность, осуществляемая в рамках стадии возбуждения уголовного дела в связи с поступившим в орган дознания, к следователю сообщением о преступлении, именуется «рассмотрение сообщений о преступлении».

Рассмотрение сообщений о преступлении есть уголовно-процессуальная деятельность, заключающаяся в системе процессуальных действий и решений по принятию сообщения о преступлении, его проверке и разрешению по существу, которая и составляет содержание стадии возбуждения уголовного дела.

В литературе высказана точка зрения о том, что рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях — это относительно самостоятельная часть уголовного процесса; включение этой деятельности в стадию возбуждения уголовного дела является искусственным. Очевидно, данное суждение не соответствует предписаниям ст. 144 УПК РФ (впрочем, как и ранее действовавшей нормы -ст. 109 УПК РСФСР 1960 года).

Таким образом, в понятие «рассмотрение сообщения о преступлении» не обходимо включать следующие элементы: прием и регистрацию сообщения о преступлении; его проверку; принятие процессуального решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела.

Похожее содержание стадии возбуждения уголовного дела предлагает В. Н. Григорьев.

Однако автор акцентирует внимание на более частных элементах содержания, некоторые из которых целесообразно объединить.

Расследование именуется предварительным не потому, что имеет второстепенное значение в уголовном процессе, а потому, что именно здесь создаются необходимые предпосылки для успешного решения дела по существу. Расследование называется предварительным и по той причине, это оно приводит к предварительным выводам и предшествует разбирательству в суде уголовных дел. Суд, рассматривая дело в судебном заседании, не связан выводами органов предварительного расследования. В стадии судебного разбирательства осуществляется собственное, то есть судебное исследование доказательств — судебное следствие. Однако предварительное расследование не теряет от этого своего важного назначения в уголовном процессе. Оно должно быть произведено так, чтобы у суда были все возможности правильно разрешить уголовное дело, вынести законный, обоснованный и справедливый приговор.

Как и возбуждение уголовного дела, предварительное расследование включает в себя сложный многообразный комплекс процессуальных действий и решений. Закон не устанавливает их строгой последовательности, как это сделано применительно к судебному разбирательству: следователю, органу дознания и дознавателю предоставлено право в зависимости от конкретных обстоятельств определять самостоятельно (за исключением случаев, когда необходима санкция прокурора или разрешение суда) очередность производства следственных и иных процессуальных действий и принятия решений.

Это не означает хаотичности в осуществлении досудебного производства. Устанавливая общие условия производства предварительного следствия, а также требования обоснованности решений, УПК РФ все же указывает последовательность ряда неизменных действий и решений по любому делу, выполнение которых и обуславливает развитие производства и установление истины.

Несмотря на законодательную регламентацию, конкретный перечень процессуальных действий, входящих в содержание стадии предварительного расследования, составляет предмет научной дискуссии. По каждому уголовному делу в рамках данной стадии (с учетом особенностей, установленных при производстве дознания) обязательными, ключевыми являются: принятие дела к своему производству; привлечение лица в качестве обвиняемого и допрос обвиняемого; принятие итогового процессуального решения. Именно этот перечень следует рассматривать как основу разделения на этапы (периоды, части) данной стадии уголовного судопроизводства.

Таким образом, структуру предварительного расследования составляют три этапа: 1) от возбуждения уголовного дела до привлечения лица в качестве обвиняемого; 2) от привлечения лица в качестве обвиняемого до принятия решения о прекращении собирания доказательств; 3) окончание предварительного расследования. На каждом из указанных этапов решаются относительно самостоятельные задачи; решение таких задач служит непременным условием перехода производства в следующий этап.

Процедура уголовно-процессуальной деятельности различается в зависимости от того, признаки какого преступления обнаружены. Поэтому согласно ч.1 ст. 150 УПК РФ предусмотрено две формы предварительного расследования: предварительное следствие либо дознание. Проблема соотношения предварительного следствия и дознания всегда была осложнена неоднозначностью термина дознание, под которым понимается: только установление признаков преступления; производство неотложных следственных действий по закреплению следов преступления по возбужденному уголовному делу; расследование преступления в полном объеме, произведенное должностным лицом органа дознания; сочетание перечисленных видов деятельности.

Согласно п. 8 ст.5 УПК РФ дознание — это форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем) по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно. Дознание производится в порядке, установленном главами 22 и 24−29 УПК РФ с изъятиями, предусмотренными главой 32 УПК РФ (ч. 1 ст. 223 УПК РФ). Исходя из указанной нормы, очевидно, что закон не только не внес ясности в вопрос о соотношении дознания и предварительного следствия, но и создал новые проблемы.

Дознание, соединившее в себе черты протокольной формы досудебной подготовки материалов и дознания в полном объеме, по существу представляет собой предварительное следствие, однако, осуществляемое в отношении конкретного лица в более короткие сроки, без предъявления обвинения и составления обвинительного заключения. Вследствие этого реализация требований закона на практике сопряжена со значительными трудностями.

Подследственность органов дознания по УПК РФ значительно расширена за счет дополнительного отнесения 37 составов (что составляет 200−250 тыс. очевидных преступлений небольшой и средней тяжести); возможности проведение дознания по письменному указанию прокурора по иным преступлениям небольшой и средней тяжести, не перечисленным в п. 1 ч.3 ст. 150 УПК РФ, и по преступлениям, совершенным несовершеннолетними.

Прежде всего, возникает проблема производства дознания по преступлениям, совершенным в условиях неочевидности. Согласно ч.2 ст. 223 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных в ч. З ст. 150 УПК РФ, возбуждаются только в отношении конкретных лиц. Возникает вопрос: каким должен быть порядок возбуждения и расследования дел о таких преступлениях, по которым лица, их совершившие, не установлены. Закон ответа на этот вопрос не дает.

Изучение практики также показывает отсутствие единообразия в данном вопросе. В результате нашего дипломного исследования можно выявить следующие сложившиеся процедуры: а) уголовное дело возбуждает и расследует следователь (2,3% изученных уголовных дел); б) уголовное дело возбуждает дознаватель; прокурор, давая согласие на возбуждение уголовного дела, направляет его по подследственности следователю (11,4%); в) уголовное дело возбуждает дознаватель; прокурор, давая согласие на возбуждение уголовного дела, направляет дело по подследственности в дознание, после чего дознаватель либо без проведения следственных действий передает дело следователю (18,1%), либо в течение 10 суток проводит неотложные следственные действия и передает дело следователю (38,4%), либо в течение 15 суток проводит дознание и передает дело следователю (29,8%).

Проблемы связаны и с производством дознания по очевидным преступлениям. Установленный 15-суточный срок дознания во многих случаях недостаточен для окончания расследования, поскольку оно проводится по широкому кругу преступлений средней тяжести, многие из которых являются достаточно сложными в доказывании. Продление прокурором данного нереального срока по многим делам превращается в пустую формальность.

Однако даже в отведенный законом 25-суточный срок окончание дознания проблематично. К причинам объективного характера следует отнести длительность проведения судебно-медицинской, психиатрической, наркологической экспертиз, технического исследования документов (в среднем 15 суток), а также получения справок о судимости по форме 133 (25−30 дней). По данным Управления по организации дознания милиции общественной безопасности ГУВД г. Москвы, срок представления заключения экспертными учреждениями ГУВД г. Москвы, которые вследствие ограниченных процессуальных сроков дознания в первую очередь проводят экспертизы по таким делам, составляет 10−15 суток; учреждения Департамента здравоохранения г. Москвы представляют заключения экспертов в срок 30 и более суток. Надо учитывать, что при назначении судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз требуется предварительный сбор документов из медицинских учреждений, в которых лицо находилось на лечении, а по наркологической и психиатрической экспертизам — представление характеризующих личность материалов, включая протоколы допросов родственников.

К причинам субъективного характера относится непроведение дознавателями в положенный срок необходимых следственных действий: по данным Следственного комитета при МВД России, за июль — ноябрь 2008 года следователям из дознания передано 11 244 таких дела (29,4% от переданных по подследственности). Так, в Свердловской области Кушвинским отделом дознания по истечении 25-дневного срока передано в СО уголовное дело, возбужденное 5 июля 2008 года по признакам преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, в отношении Черкасова. По делу не выполнено ни одного следственного действия.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой