Гендерная обусловленность социального интеллекта

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Социальный интеллект в контексте гендера

1.1 Состояние проблемы социального интеллекта в современной науке

1.2 Психологическая характеристика социального интеллекта, обусловленного гендером

Глава 2. Эмпирическое исследование гендерной обусловленности социального интеллекта в межличностном взаимодействии

2.1 Исследование гендерной обусловленности социального интеллекта в межличностном взаимодействии

Заключение

Литература

Введение

Актуальность исследования проводимого в данной работе заключается в следующем. В современном урбанистическом обществе можно наблюдать огромное количество информации, на казалось бы, все интересующие темы. В распоряжении людей огромный спектр информации, это и СМИ, и многочисленные журналы, и огромное количество сайтов в интернете, обучающие программы, курсы и тренинги, и многое другое. Однако, вечной остается проблема межполового взаимодействия в сфере общения между полами. Проходят века, многими философами и теоретиками разных стран мира в разные времена были предприняты попытки объяснения, описания, систематизации взаимоотношений между мужчинами и женщинами. Между тем, вопросов по данной теме у современного человека все больше, чего только стоят современные феминистические и профеминистические сообщества, все более конфликтующие друг с другом. Вопрос о гармоничном сосуществовании полярных начал существовал всегда, а в последнее время для общества и каждого конкретного его гражданина все больше актуален.

Непосредственная актуальность настоящего исследования определяется необходимостью в получении знаний о механизмах успешного социального взаимодействия людей. Сегодня наблюдается противоречие между необходимостью обладания современной личностью высоким уровнем развития интеллекта и психологической культуры и часто встречающимися трудностями в понимании отношений между людьми, социальной ситуации, в адаптации к обществу. В частности, понимание процесса общения и поведения людей, адаптацию к различным системам взаимоотношений определяет особая умственная способность — социальный интеллект, где эффективность поведения, взаимоотношений и общения видится во взаимосвязанном развитии коммуникативных и интеллектуальных способностей.

Социальный интеллект является относительно новым понятием в психологии. В его развитие внесли свой вклад такие зарубежные психологи, как Г. Айзенк, Г. Гарднер, Дж. Гилфорд, Г. Оллпорт, М. Салливен, Р. Стернберг, Э. Торндайк, Т. Х ант и другие. Набольший вклад в развитие изучения социального интеллекта был сделан такими учеными как Д. Гилфордом, впервые сосдавшим тест измеряющий уровень социального интеллекта и создавшим факторно-аналитическую модель интеллекта, где особое внимание уделялось социальному. Г. Айзенк так же выделял социальнй интеллект от общего интеллекта, создав трехкомпонентную схему взаимовключающих видов интеллекта. Торндайк ввел понятие социального интеллекта и рассматривал его с точки зрения бихевиоризма, давая более объемное понимание данной категории. Среди отечественных ученых следует выделить Н. А. Аминова, М. И. Бобневу, Е. С. Михайлову, Ю. Н. Емельянова, Н. А. Кудрявцеву, В. Н. Куницыну, М. В. Молоканова, Л. И. Уманского, А. Л. Южанинову, Д. В. Ушакова, и другие ученые. Д. В. Ушаков в своей книге «Социальный интеллект как вид интеллекта» дал разноплановую характеристику социального интеллекта и сформировал структурно-динамическую теорию социального интеллекта. Автор Е. С. Михайлова приводит обзор всех теорий социального интеллекта, описывает методы вербальной и невербальной диагностики социального интеллекта и приводит свежие нормативные значения по тесту Гилфорда. М. И. Бобнева рассматривает подчеркивала большую роль процесса социализации индивида в формировании социального интеллекта. Ю. Н. Емельянова изучала роль влияния культуры и социальной среды на повышение социального интеллекта, отчасти считая этот фактор основным. Работы перечисленных ученых и лягут в основу данной работы. Интересно, что при развитии данной темы, социального интеллекта, различными учеными были выдвинуты и сформированы разносторонние компоненты и определения этому психическому процессу, описанные с различных позиций. Основополагающим теоретико-эксперементальным материалом в развития данной проблемы стали конечно же труды зарубежных авторов. Однако, справедливости ради, важно отметить так же и фундаментальный вклад отечественных ученых.

В данном исследовании мы опирались на не противоречащие, а взаимодополняющие теоретические положения, имеющиеся в психологии, по имеющейся теме разработанные на данный момент. В частности для объемного рассмотрения имеющейся темы были проанализированы труды таких авторов как: В. Н. Куницина, Н. В. Казаринова, В. М. Погольша «Межличностное общение»; Д. Майерс «Социальная психология», Д. В. Ушаков «Социальный интеллект: теория, измерение, исследования», Е. С. Михайлова «Социальный интеллект», И. Кон «Мужчина в меняющемся мире», Р. Г. Петрова «Гендорология и феминология», В. И. Козырев «Социальный интеллект как фактор управления организацией», Бендас «Гендерная психология».

Исследователями было установлено, что социальный интеллект принимает непосредственное участие в регуляции социального поведения, выступает как средство познания социальной действительности, объединяет и регулирует познавательные процессы, связанные с отражением социальных объектов (человека как партнера по общению, группы людей), обеспечивает интерпретацию информации, понимание и прогнозирование поступков и действий людей, адаптацию к различным системам взаимоотношений между людьми (семейным, деловым, дружеским), показывает, как человек взаимодействует с внешним миром, как он решает и преодолевает каждодневные проблемы, в том числе — и при общении с окружающими. Современной наукой выявлено влияние социального интеллекта на успешность в профессиональной деятельности и на самореализацию человека в целом.

В качестве объекта исследования — социальный интеллект в межличностном взаимодействии.

Предмет исследования — гендерная обусловленность социального интеллекта в межличностном взаимодействии

Целью настоящего исследования является изучение социального интеллекта в межличностном взаимодействии и выявление его гендерной обусловленности.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. Проанализировать уже имеющийся теоретический и методологический материал по гендорологии и социальному интеллекту.

2. Выявить особенности и характер гендерных различий индивидов.

3. Определить факторы, оказывающие влияние на формирование гендерных различий в межличностном взаимодействии индивидов.

Гипотезой исследования предлагается определение равноценности уровня социального интеллекта женщин и мужчин

Теоретико-методологической основой исследования исследовательской работы послужили теории социального интеллекта — Айзенка об общей концепции интеллекта, факторно-аналитическая теория Гифорда, деятельностный подход Емеьянова, структурно-динамической теории Ушакова, информационный подход к изучению интеллекта Айзенка.

В качестве методов исследования используется тестирование и наблюдение.

База эмпирического исследования: 30 человек, разделенных на 2 группы по гендерному признаку по 15 человек в каждой группе. Испытуемые были выбраны в случайном порядке, в основном работающие в сфере торговли. Возраст испытуемых колебался от 18 до 50 лет.

Из вышеизложенного вполне логично заключить, что тема социального интеллекта стала центром внимания достаточно внушительного количества ученых и если обратить внимание на периодизацию развития данной проблемы в работах ученых, интерес к ней все возрастает. Различные ученые, как уже было сказано, выделили различные компоненты социального интеллекта и коммуникативный, и адаптационный к социальной среде, и профессиональный и многие другие составляющие успешного межличностного взаимодействия. Актуальность данной темы возрастает с увеличением социальных требований к индивиду.

ГЛАВА 1. Социальный интеллект в контексте гендера

1.1 Состояние проблемы социального интеллекта в современной науке

Для объемного рассмотрения темы данной работы, как уже сказано выше, необходим ее анализ в работах различных авторов в разное время изучавших эту тему. Для понимания разности социального интеллекта мужчин и женщин целесообразно его разностороннее рассмотрение в общем.

Проблема исследования интеллекта традиционна как для зарубежной, так и для отечественной психологии, но на сегодняшний день психологическая сущность и природа интеллекта изучена недостаточно, и представления об интеллекте остаются противоречивыми. В этой связи представляется важным систематизировать исследования интеллекта в психологии.

Ещё до выделения психологии в самостоятельную науку учёные-философы и естествоиспытатели рассматривали такие характеристики индивидов, которые можно назвать интеллектуальными. Ими обсуждались такие проблемы, относящиеся к интеллекту, как происхождение и эволюция разума (Д. Дидро, Ж. -Ж. Руссо, Т. Браун, Дж. Миль), его связь с сенсорными процессами и чувствами (Р. Декарт, Г. Лейбниц, Дж. Локк, Гартли), роль разума в жизни человека (Демокрит, Платон, Аристотель, Ф. Бэкон), возможности разума в познании окружающей жизни и себя (Аристотель, Эпикур, Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц). Были выдвинуты гипотезы относительно закономерностей функционирования мышления (Т. Браун, Гартли, Дж. Локк), рассматривались вопросы о сущности и характере интеллектуальной активности (Аристотель, Платон, Т. Гоббс).

На начальном этапе исследования интеллект отождествлялся с психофизиологическими функциями, подчёркивался врождённый (органический) характер интеллектуальных различий между людьми.

Созданная в 1905 году по указанию французского министра просвещения комиссия, сформулировала задачу разработать объективные критерии для выявления отстающих в познавательном развитии детей и не способных обучаться в обычных школах. Этот год стал переломным в изучении интеллекта. А. Бине и Т. Симон создали серию из 30 заданий (тестов) для измерения уровня умственного развития ребёнка. С этого момента началось формирование тестологической парадигмы в исследовании интеллекта

Одно из определений интеллекта звучит, как способность осмысленно преобразовывать, воспроизводить, использовать знания, понимать конкретные и абстрактные идеи, постигать отношения между идеями и объектами. Интеллект объединяет все способности человека: восприятие, память, мышление и многие другие. Каким образом соотносится общий интеллект с социальным интеллектом, что собой представляет, какова его гендерная обусловленность- вот основные вопросы, на которые мы попробуем ответить в данном параграфе.

Согласно Линде Готтфредсон, интеллект -- это весьма общая умственная способность, которая включает возможность делать заключения, планировать, решать проблемы, абстрактно мыслить, понимать сложные идеи, быстро обучаться и учиться на основании опыта. Это не просто изучение книг, узкие академические знания или навыки проходить тесты. Напротив, по мнению учёного, интеллект отражает более широкую и глубокую способность познавать окружающий мир, понимать суть вещей и соображать, что делать в той или иной ситуации.

Еще в начале XX века Чарльз Спирман показал, что если человек хорошо решает одни задачи, то он успешен и в решении других, то есть, что все интеллектуальные способности статистически связаны. Спирман ввёл «фактор g» общего интеллекта, показывающий эффективность выполнения всех познавательных задач. На практике оказалось, что «фактор g» трудно измерить напрямую. Однако на его основе удалось сформулировать величины, которые измерить возможно и которые представляют собой приблизительные меры g. Одним из таких параметров является коэффициент интеллекта (IQ).

Психолог Джеймс Флинн первый провел обширные исследования в области динамики IQ в разных странах мира за длительный период и показал, что этот коэффициент непрерывно возрастал в течение 50 лет (Эффект Флинна). Под современным определением интеллекта понимается способность к осуществлению процесса познания и к эффективному решению проблем, в частности при овладении новым кругом жизненных задач. Поэтому уровень интеллекта возможно развить, как и повысить или понизить КПД интеллекта человека.

Согласно академику Н. Н. Моисееву, интеллект -- это, прежде всего, целеполагание, планирование ресурсов и построение стратегии достижения цели. Есть основания полагать, что зачатками интеллекта обладают животные, и уже на этом уровне их интеллект посредством механизмов целеполагания и достижения целей влиял и влияет на эволюцию животных. Влияние интеллекта выходит за пределы жизни одного человека. Развитие интеллекта у homo sapiens выделило его и стало началом развития социума, а затем и человеческой цивилизации.

Согласно Валерии Прайд, интеллект человека определяет настоящую и будущую динамику эволюционного развития человека как вида.

Что же касается социального интеллекта индивида, то различные авторы дают множество различных определений социального интеллекта. В обобщенном определении это психическое явление означает способность правильно понимать поведение людей, необходимая для эффективного межличностного взаимодействия и успешной социальной адаптации.

Термин социальный интеллект был введен в психологию в 1920 году Э. Торндайком. Однако, в связи со сложностью его диагностирования проблема не утратила своей актуальности. Э. Торндайк определял «социальный интеллект» как способность понимать других и мудро, адекватно вести себя по отношению к ним. Работы Э. Торндайка были направлены на исследование интеллектуального поведения. В своих экспериментах он изучал закономерности адаптации организма к необычным условиям. В его работе «Интеллект животных», написанной в 1898 году Э. Торндайк утверждает, что понятие об интеллекте не должно ограничиваться только внутренними операциями ума, как это считалось прежде. После введения в психологию этого понятия социальный интеллект получил широкое распространение среди зарубежных (Г. Айзенк, Х. Гарднер, Дж. Гилфорд, Г. Оллпорт, Р. Стернберг и др.) и отечественных психологов (Ю.Н. Емельянов, Н. А. Кудрявцева, М. И. Бобнева, Е.С. Михайлова- Алешина, О. Б. Чеснокова, Г. П. Геранюшкина, Н. А. Кудрявцева и др.).

Многие известные психологи внесли свою лепту в интерпретацию этого понятия. Г. Оллпорт в 1937 году связывал социальный интеллект со способностью высказывать быстрые, почти автоматические суждения о людях, прогнозировать наиболее вероятные реакции человека. Социальный интеллект, по мнению Г. Оллпорта, — особый «социальный дар», обеспечивающий гладкость в отношениях с людьми, продуктом которого является социальное приспособление, а не глубина понимания.

Структурно социальный интеллект рассматривается как многокомпонентное образование, хотя разные авторы в составе социального интеллекта выделяют неодинаковые компоненты.

В. Штерн давал определение интеллекта как некоторую общую способность к новым жизненным условиям. Приспособительный акт — решение жизненной задачи с помощью интеллекта — осуществляется посредством действия с мысленным (ментальным) эквивалентом объекта, посредством действия в уме при доминирующей роли сознания над бессознательным. Благодаря этому решение проблемы может быть осуществлено здесь и теперь без внешних поведенческих проб, правильно и одноразово: пробы, проверка гипотез, осуществляется во «внутреннем плане действия». В данном случае «критерием интеллектуального поведения является не преобразование среды, а открытие возможностей среды для адаптивных действий индивида в ней».

В работе Н. А. Кудрявцевой социальный интеллект понимается как способность к рациональным, мыслительным операциям, объектом которых являются процессы межличностного взаимодействия, а важным компонентом социального интеллекта является самооценка человека.

В ходе развития этого понятия возникла необходимость в применении и привлечении нового диагностического материала для исследования социального интеллекта, ведь расширение рамок измерений социального интеллекта даст возможность иначе взглянуть на этот сложный и многомерный феномен. На этом этапе развития данной темы этой методикой стала проективная методика. Применение же проекции к исследованию личности осуществил Л. Франк в 1939 году. Проективные методики позволяют заглянуть в то, что наиболее глубоко скрыто, ускользает при использовании традиционных приемов исследования. Л. Франком была разработана первая классификация проективных методик: конститутивные, конструктивные, интерпретативные, катартические, рефрактивные, экспрессивные, импрессивные, аддитивные. Исходя из данной классификации, наиболее близкое по отношению к нашей теме имеют значение рефрактивные проективные методики, где скрытые мотивы личности исследователь стремится диагностировать по тем непроизвольным изменениям, которые вносятся в общепринятые средства коммуникации, например речь, почерк. Однако, как и у других более или менее значимых теорий эта тоже не была обделена вниманием критиков. Одним из их аргументов было то, что данный метод должен быть дополнен в исследовании личности дополнительным исследовательским материалом, так как в одиночку не способен дать полноценный результат.

В последующем способности социального интеллекта многие известные ученые раскрывали в структурах общего интеллекта. Среди них наиболее ярко представлены модели интеллекта, предложенные Д. Гилфордом, Г. Айзенком.

Среди психологов до последнего времени ведутся дискуссии вокруг определения интеллекта, данного Э. Борингом: интеллект есть то, что измеряется тестами интеллекта. Имеются различные точки зрения на оценку данного высказывания. По мнению Б. Ф. Анурина, оно достаточно тавтологично, тривиально и прямо напрашивается на критику. Другие исследователи считают такое определение рекурсивным, что является чрезвычайно распространенным в математике, информатике, компьютерном программировании, искусственном интеллекте. Г. Айзенк не согласен с определением Э. Боринга: тесты интеллекта, утверждает он, составляются не случайным образом и опираются в своей разработке на хорошо известные, выявленные и проверенные природные закономерности, такие как принцип «позитивного многообразия».

Г. Ю. Айзенк -разработал общую концепцию интеллекта. Он исходит из того, что интеллект, несмотря на трудности его дефиниции, — это столь же научное понятие, как гравитация, электричество, химические связи: от того, что они не видны, не ощутимы, а, следовательно, по мнению некоторых исследователей, не материальны, они не утрачивают своей познавательной ценности в качестве научных концепций.

В 60-е годы другой ученый — Дж. Гилфорд, — создатель первого надежного теста для измерения социального интеллекта, рассматривал его как систему интеллектуальных способностей, независимых от фактора общего интеллекта и связанных, прежде всего, с познанием поведенческой информации. Возможность измерения социального интеллекта вытекала из общей модели структуры интеллекта Дж. Гилфорда. Он рассматривал социальный интеллект как систему интеллектуальных способностей, независимых от фактора общего интеллекта, и связанных, прежде всего, с познанием поведенческой информации. Согласно его концепции, социальный интеллект — есть интегральная интеллектуальная способность, определяющая успешность общения и социальной адаптации.

Факторно-аналитические исследования, которые более двадцати лет проводились Дж. Гилфордом и его сотрудниками в университете Южной Калифорнии с целью разработки тестовых программ измерения общих способностей, завершились созданием кубической модели структуры интеллекта. Создавший свою знаменитую многофакторную модель интеллекта Дж. Гилфорд отводит в ней особое место социальному интеллекту. Его модель была разработана как открытая система, и в момент создания автор еще не знал всех входящих в нее элементов. Он предполагал, что их около 120. По этому поводу он шутливо заметил, что нашел 120 способов быть умным, и тут же добавил: «…к сожалению, есть гораздо больше способов, чтобы быть глупым». Итак эта модель позволяет выделить 120 факторов интеллекта, которые могут быть классифицированы в соответствии с тремя независимыми переменными, характеризующими процесс переработки информации.

Сейчас этих элементов найдено более 180, но шутливое утверждение Дж. Гилфорда о том, что способов, чтобы быть глупым, еще больше продолжает оставаться верным. Он утверждал, что в его модели интеллекта не менее 30 способностей, относящихся к социальному интеллекту. Некоторые из них относятся к пониманию поведения, некоторые к продуктивному мышлению в области поведения и некоторые — к его оценке. Важно и то, что Дж. Гилфорд особо подчеркивает, что понимание поведения других людей и самого себя имеет в значительной степени невербальный характер.

Перед исследователями всегда стояла задача определения границ социального интеллекта. Ее решение требовало отделить социальный интеллект от абстрактного (IQ) и академического. Но работа по созданию методических инструментов для измерения социального интеллекта не приводила к нужным результатам. Как правило, эти попытки терпели неудачу.

Главная причина, видимо, кроется в том, что основной в обследованиях социального интеллекта выступала его вербальная оценка. При диагностических обследованиях специалисты преимущественное внимание уделяли когнитивным характеристикам, таким, как восприятие других людей, понимание мотивов их поведения и т. п. Причем выявлялось все это лишь в результате вербальных измерений, и даже оценка поведенческих аспектов социального интеллекта также осуществлялась с помощью вербальных методов (самоотчет, интроспекция и т. п.).

Между тем общеизвестно, что вербальная оценка собственной эмоциональной или социальной сферы и реальные поведенческие характеристики далеко не всегда совпадают. Поэтому постепенно все большее место в изучении социального интеллекта стали занимать исследования, базировавшиеся на поведенческих, невербальных способах оценки социального интеллекта. Одними из первых объединили два этих подхода к рассмотрению и диагностике социального интеллекта С. Космитский и О. П. Джон в 1993 году, предложив концепцию социального интеллекта, включающую семь составляющих. Эти составляющие они укомплектовали в две относительно самостоятельные группы: «когнитивные» и «поведенческие».

Тем самым подчеркивалась мысль о том, что социальный интеллект -- это область, где тесно взаимодействует когнитивное и аффективное. Как несложно заметить, эта модель довольно полно отражает суть явления и определенно указывает на то, что подлежит диагностике и развитию. Пользуясь ею, можно разрабатывать программу диагностики и формулировать цели педагогической работы по развитию социального интеллекта.

Вернон определял социальный интеллект как способность легко сходиться с другими, умение входить в их положение, ставить себя на место другого, Дж. Вэдэк в 1947г- как способность критически и правильно оценивать чувства, настроение и мотивацию поступков других людей, Р. Стронг в 1930 г — как знания о людях. Суммируя эти представления, известный американский психолог Дэвид Векслер предложил определять социальный интеллект как приспособленность индивида к человеческому бытию как способность иметь дело с окружающими.

В работе российского психолога Д. В. Ушакова отмечается, в частности, что определение социального интеллекта должно быть ограниченно. «Социальный интеллект, если мы понимаем его как интеллект, -- отмечает Д. В. Ушаков, -- это способность к познанию социальных явлений, которая составляет лишь один из компонентов социальных умений и компетентности, а не исчерпывает их». Только при этих условиях социальный интеллект, по мнению Д. В. Ушакова, становится в один ряд с другими видами интеллекта, «…образуя вместе с ними способность к высшему виду познавательной деятельности -- обобщенной и опосредованной». С этим утверждением можно согласиться в том случае, если мы ставим перед собой задачу чистоты использования термина «интеллект», но стремление решать более масштабные задачи, связанные с проблематикой прогнозирования степени успешности личности на дальнейших этапах ее развития, диктует иные подходы. (11)

«Социальный интеллект — это способность усматривать и улавливать сложные отношения и зависимости в социальной сфере" — в определении М. И. Бобневой. Бобнева считает, что социальный интеллект следует расценивать как особую способность человека, формирующуюся в процессе его деятельности в социальной сфере, в сфере общения и социальных взаимодействий. И принципиально важно, подчеркивает автор, что уровень общего интеллектуального развития не связан однозначно с уровнем социального интеллекта. Высокий интеллектуальный уровень является лишь необходимым, но не достаточным условием собственно социального развития личности. Он может благоприятствовать социальному развитию, но не замещать и не обуславливать его. Более того, высокий интеллект может полностью обесцениваться социальной слепотой человека, социальной неадекватностью его поведения, его установок и т. д.

Другой отечественный исследователь, Ю. Н. Емельянов, изучал социальный интеллект в рамках практической психологической деятельности повышение коммуникативной компетентности индивида с помощью активного социально-психологического обучения. Определяя социальный интеллект, он пишет: «Сферу возможностей субъект-субъектного познания индивида можно назвать его социальным интеллектом, понимая под этим устойчивую, основанную на специфике мыслительных процессов, аффективного реагирования и социального опыта способность понимать самого себя, а также других людей, их взаимоотношения и прогнозировать межличностные события».

А.Л. Южанинова в 1984 г. также выделяет социальный интеллект как третью характеристику интеллектуальной структуры, в дополнение к практическому и логическому интеллекту. Последние отражают сферу субъект-объектных отношений, а социальный интеллект — субъект-субъектных. Она рассматривает социальный интеллект как особую социальную способность в трех измерениях: социально-перцептивных способностей, социального воображения и социальной техники общения.

Данные, которые получила А. Л. Южанинова, а также ряд других ученых, исследовавшую данную тему позволяет говорить о правомерности выделения социального интеллекта в качестве самостоятельного компонента общей системы познавательных способностей личности. (12)

В работе С. С. Беловой показано, что социальный интеллект в зависимости от установки субъекта может работать в разных режимах. В режиме «познавательной» установки человек оценивает особенности других людей, не прибегая к вербальному описанию причин этой оценки. В режиме «вербализирующей» установки, когда перед испытуемым ставится задача объяснения причин оценки, точность оценки снижается. Так же ей был выявлен факт, что вербализация ухудшает функционирование социального интеллекта. В одном из ее опытов после формулировки признаков, по которым взрослые испытуемые определяли интеллект детей, точность оценки ухудшилась. Результат выглядит достаточно парадоксальным: происходит что-то почти противоположное тому, что должно случиться при поэтапном формулировании -- проговаривание правил оценки ухудшает оценку. По-видимому, причина лежит в том, что действительные критерии, которые определяют успех оценивания, не вербализуются испытуемыми. При оценивании люди используют некоторый набор критериев, который ими не осознается. При вербализации они называют другие критерии, которые после этого действительно начинают использовать для оценки, что ухудшает ее точность.

Справедливость такого объяснения подтверждает еще один факт, обнаруженный С. С. Беловой. Множественный регрессионный анализ показывает, что оценки испытуемых больше связаны с вербализуемыми критериями оценки в условиях вербализации по сравнению с условиями ее отсутствия.

Результаты С. С. Беловой говорят об интуитивном характере оценивания такого качества другого человека, как интеллект, если под интуитивным понимать процесс познания, который приводит к результату без понимания того, как он к нему привел. Попытка рефлексии этого процесса не приводит к успеху, создавая искаженную картину. Деятельность, построенная на рефлексии, парадоксальным образом оказывается менее эффективной, чем неотрефлексированная. (11)

Р. Стернберг выдвинул участие неявного знания и имплицитное научение как критерий между академическим и практическим интеллектом. Знания, используемые академическим интеллектом, получены в результате специально организованного процесса обучения, развернутых текстов и т. д. В основе практического интеллекта, согласно Р. Стернбергу, лежит неявное знание, возникающее из практики реального взаимодействия человека с миром, а подсознательное. Правда, при более глубоком анализе обсуждаемое деление оказывается более проблематичным. В наиболее академических видах деятельности, без сомнения, присутствует имплицитное научение, обучение через действие. С предлагаемой здесь позиции имплицитное научение также выдвигается на передний план, но по несколько иным основаниям. Континуальные процессы, плохо выражаемые языком, в результате этого обстоятельства являются плохим объектом для эксплицитного научения на основании освоения текстов. Источником их развития составляет опыт живого взаимодействия с людьми. Недаром психологические занятия по развитию навыков общения часто проходят в виде не лекций, а тренингов.

Перечисленные выше особенности являются характерными для социального интеллекта, однако они могут быть свойственны и другим видам интеллекта, направленным на сложные объекты, в которых взаимодействуют и конкурируют различные цепочки детерминации. В социальном интеллекте, однако, присутствует момент, кардинальным образом отличающий его от всех других видов интеллекта. Этот момент заключается в возможности обращения индивида к внутреннему опыту. (11)

Диагностика социального интеллекта периодически выпадала из поля зрения ученых. Исследователи признали многомерную природу социального интеллекта. Однако до последнего времени при его исследовании преимущественное внимание уделялось когнитивным аспектам, таким как социальное восприятие. Для того, чтобы определить эти когнитивные характеристики, ученые полагались на результаты вербальных измерений

Подходы исследователей, основанные на поведенческих или невербальных способах определения социального интеллекта, имели значительно больший успех, чем базирующиеся на вербальных или когнитивных, позволяя выявить особенность социального интеллекта и отличие его от абстрактного.

В последствии в конце 90-х годов все громче и яснее стали звучать голоса психологов, утверждавших, что для успешной реализации личности в жизни и деятельности самое важное -- способности эффективного взаимодействия с окружающими людьми. Такие, как, например, способность эффективно действовать в системе межличностных отношений, умение ориентироваться в социальных ситуациях, правильно определять личностные особенности и эмоциональные состояния других людей, выбирать адекватные способы общения с ними и реализовывать все это в процессе взаимодействия. Эти идеи были порождены специальными исследованиями в областях изучения эмоционального социального интеллекта.

И даже более того, в ряде специальных экспериментов обнаружилось, что многие дети и взрослые, не продемонстрировавшие высоких способностей по специальным тестам (интеллекта, креативности или учебной успешности), но показавшие хорошие результаты по параметрам эмоционального и социального развития, оказываются весьма успешными в жизни и творчестве. Причем их преимущества в достижении жизненного успеха часто оказываются настолько велики, что способны обеспечить им не только высокое социальное положение, но даже и привести их в дальнейшем к зачислению в когорту выдающихся.

Напротив, как справедливо заметил B.C. Юркевич, ссылаясь на собственные исследования и работы других авторов утверждает, что у 95% интеллектуально одаренных отмечаются трудности функционирования эмоционального интеллекта. B.C. Юркевич особо подчеркивает, что у этой категории детей наблюдаются ярко выраженная инфантильность в эмоциональном отношении, сниженный интерес к деятельности, не связанной с получением знаний, трудности общения со сверстниками.

Итак, социальный интеллект — это многоструктурное образование, требующее дальнейшего более глубокого теоретико-экспериментального исследования.

В настоящий момент, как уже было, указано выше наблюдается новый виток интереса к теме социального интеллекта. Свидетельством тому среди всего прочего может служить заново издающиеся книги посвященные социальному интеллекту основанные на фундаментальной информационной базе и новом эмпирическом и теоретическом материале по этой теме.

Один из аспектов социального интеллекта это гендерный аспект. Для освящения роли гендера в социальном интеллекте необходимо обратиться к гендорологии. Одним из авторов систематизировавших теоретико- экспериментальную базу по данной теме, является Т. В. Бендас в работе «Гендерная психология». Используя данный источник, можно рассмотреть некоторые из исследований. (2)

Икс и коллеги исследовали общение незнакомых людей в диадах (однополых и смешанных). Оказалось, что женщины основное внимание обращают на поведение партнера при общении, больше думают о его мыслях и чувствах и стараются организовать общение так, чтобы и партнер обратил на них внимание (с помощью слов, взглядов и более близкой дистанции -- старались сесть поближе). Установлено, что женщины чаще строят предположения о том, что думает и чувствует их партнер по общению, и правильнее угадывают эти мысли и чувства, женщины обнаруживают большую заинтересованность во взаимоотношениях с окружающими. В ходе многочисленных исследований различных ученых им удалось выявить, что зрительно-пространственне способности можно отнести преимущественно к мужским, а вербальные к женским.

Следующая категория-социальная память. Как отмечают Маккоби и Жаклин, девочки обнаружили превосходство по вербальной памяти, взрослые женщины — по кратковременной (вербальной, невербальной, частично — зрительно-пространственной) памяти, а в остальных случаях характер материала не оказывал влияния на различия.

Данные о половых различиях отчасти подытоживает исследование Дж. Грусека: мальчики запоминают технический материал лучше, чем вербальный, а девочки одинаково хорошо усваивают и тот и другой. Отсюда следует вывод, что «слабым местом» мальчиков является запоминание вербального материала, чем и объясняются продемонстрированные преимущества девочек. Но непроясненным остается вопрос о том, связана ли эта особенность мальчиков с отсутствием у них интереса к вербальной информации.

Дстаточно большая эксперементальная база в сфере эмоционально-речевых особенностей была наработана учеными Э. Маккоби и К. Жаклин. Прежде всего, многие результаты свидетельствуют об отсутствии половых различий. Это касается в основном вычислительных способностей, а также невербального IQ. Превосходство девочек наблюдается в заданиях на нумерацию и вычисление: это относительно легкие стереотипные задачи, и не удивительно, что девочки, которые опережают мальчиков в развитии, выполняют их либо лучше мальчиков, либо, по крайней мере, не уступают им. Но гораздо чаще обнаруживался превосходство мальчиков и мужчин. Оно проявляется начиная с 12 лет и вплоть до 21 года (более поздних исследований не было), в разнообразных параметрах (рассуждениях, вычислительных способностях, математических достижениях и при прямом определении математических способностей по специальным тестам), сохраняется и на выборке одаренных (когда одаренные девочки сравниваются с одаренными мальчиками), а их развитие совпадает с развитием невербального интеллекта в целом. Все эти закономерности свидетельствуют о более значительном преобладании мальчиков и юношей над девочками и девушками по математическим способностям. (2)

В работах многих авторов указывается достаточно тесная взаимосвязь социального и эмоционального интеллекта. В этой связи для более детального рассмотрения эмоционального компонента в контексте гендера можно рассмотреть исследования эмоциональности.

Начиная с работ Г. Гсйманса и заканчивая новейшими публикациями, в большинстве случаев наибольшую эмоциональность демонстрируют преимущество женщин. Но считать этот вопрос однозначно решенным нельзя. Рассмотрим конкретные результаты, приведенные в статье С. Кросс и Л. Мэдсон.

Исследования эмоциональности взрослых, начиная с работ Г. Гсйманса и заканчивая новейшими публикациями, в большинстве случаев демонстрируют преимущество женщин. Но считать этот вопрос однозначно решенным нельзя. Рассмотрим конкретные результаты, приведенные в статье С. Кросс и Л. Мэдсон и в других источниках. О большей эмоциональности женщин свидетельствуют следующие эмпирические факты: большая тревожность женщин по сравнению с мужчинами; для девочек и женщин связь эмоций с межличностными отношениями является более значимой, чем для мальчиков и мужчин; женщины чувствительнее мужчин к тем негативным жизненным событиям, которые переживают их друзья и близкие; женщины более подвержены депрессиям; женщины чаще говорят о своих негативных эмоциях, таких как печаль и страх; положительные эмоции женщины переживают более ярко; девочки и женщины не стесняются демонстрировать свои эмоциональные реакции; женщины превосходят мужчин в области невербальной экспрессии: они более точны в невербальном выражении эмоций и лучше декодируют невербальные эмоциональные сигналы других.

Косвенным свидетельством большей эмоциональности женщин являются данные о меньшей эмоциональности мужчин: мальчики и мужчины не стремятся показывать свои эмоции, особенно негативные; они эмоционально сдержанны даже с друзьями своего пола; они подвергаются более жесткой, чем женщины, регламентации со стороны общества по поводу демонстрации эмоциональных переживаний.

Однако есть и другие данные -- об отсутствии гендерных различии в области эмоциональных переживаний: метаанализ Дж. Марточчио и Э. О’Лири продемонстрировал гендерное равенство в переживании профессионального стресса в организациях. Иногда мужчины даже превосходят женщин по эмоциональности: по переживанию таких негативных эмоций, как гнев, презрение и отвращение (Дженнис и коллеги) и по точности декодирования невербальных сигналов, свидетельствующих о переживании гнева у окружающих. Наконец, можно говорить о существовании «мужских» и «женских» эмоций, т. е. эмоций, более значимых для определенного пола: для мужчин это в первую очередь гнев, а для женщин-печаль и страх.

Как видно из вышеперечисленных исследований по данной теме наука накопила достаточно противоречивые знания и позиции на эту тему. Проясняющей ситуацию может выступить культура, а частности концепция о социальных ролях индивида, даваемых ему от рождения обществом и культурой для успешной социализации, продуктивного общественного сожительства, дальнейшей сексуальной идентификации. Данная тема хорошо прослеживается в теории структурного функционализма.

В контексте структурного функционализма Т. Парсонс провел четкое различие между социальным и культурным пластами. Анализируя культурные процессы он вывел понятие генерализованной ценности — господствующих идейных представлений. Развивая теорию о социальной системе, ее структуре и функциях Т. Парсонс и Р. Бейлс предложили идею о позитивной функции дифференциации половых ролей. Таким путем осуществляется социализация детей и регуляция сексуальных связей. Они считают, что в современной семье супруги должны выполнять две различные роли. Т. Парсонс и Р. Бейлс считают, что способность жены к деторождению и уходу за детьми определяет ее экспрессивную роль, супруг, который не может выполнять эти биологические функции, становится инструментальным партнером. Таким образом, основной тезис этой системы заключается в том, что половые роли формируются и усваиваются в условиях социализации личности.

Одним из последних гендерных исследований на постсоветском пространстве является работа Сакулиной Е. Л., посвященная современным молодежным стереотипам маскулинности-фемининности. Автор говорит о том, что типические различия в содержательной специфике Образа Я и эмоционально-ценностного самоопределения мужчин и женщин во многом производны от специфики половых ролей, а также устоявшихся в общественном сознании стереотипных эталонов маскулинности-феминности, определяющих особенности семейного воспитания и первичной социализации, а позже нормы поведения, стиль общения, сферы самореализации.

Анализируя литературу по исследуемой проблеме можно заключить, что на начальном этапе формирования знаний о социальном интеллекте преобладал бихевиористический подход к изучению. Интеллект отождествляли с психофизиологическими функциями, подчеркивая врожденный характер его происхождения (Торндайк, Олпорт, Штерн и другие). Эти теории послужили основой для дальнейшего развития данной проблемы. И уже в результате выделения самого социального интеллекта как категории Торндайком, можно наблюдать активную разработку данной категории различными учеными Д. Гилфорд — один из ученых следующего этапа развития социального интеллекта, характеризующегося выделением социального интеллекта из структуры общего интеллекта. Особой вехой в развитии социального интеллекта явилась факторно-аналитическая теория Гифорда в 60-х годах 20 века. Кроме того, важно отметить, что именно Д. Гилфорд создал первый валидный тест исследующий уровень социального интеллекта личности, который и по ныне остается основным в этом направлении. На данный момент наука накопила внушительный теоретико-эмпирический материал на тему различных видов интеллекта, а именно помимо социаьного интеллекта был выделении и эмоциональный, который рассматривается как смежный и позволяет получить более глубокое понимание сути, структуры, функций социального интеллекта. Развитие социального интеллекта позволяет активно обмениваться информацией. Знание данного психического явления может помочь в современной реструктуризации системы образования, помочь исследовать и преобразовывать сферы активного межличностного взаимодействия.

1.2 Психологическая характеристика социального интеллекта, обусловленного гендером

Как уже было указанно в предыдущем параграфе социальный интеллект является профессионально важным качеством для профессий типа человек-человек и позволяет прогнозировать успешность деятельности педагогов, психологов, психотерапевтов, журналистов, менеджеров, юристов, следователей, врачей, политиков, бизнесменов. Социальный интеллект представляет собой четкую и согласованную группу психических способностей, связанных с обработкой социальной информации, и является самостоятельным психологическим феноменом, а не проявлением общего интеллекта в социальных ситуациях.

В этой главе мы более полно рассмотрим психологическую сторону нашей темы.

Итак, исследователями было установлено, что социальный интеллект принимает непосредственное участие в регуляции социального поведения, выступает как средство познания социальной действительности, объединяет и регулирует познавательные процессы, связанные с отражением социальных объектов (человека как партнера по общению, группы людей), обеспечивает интерпретацию информации, понимание и прогнозирование поступков и действий людей, адаптацию к различным системам взаимоотношений между людьми (семейным, деловым, дружеским), показывает, как человек взаимодействует с внешним миром, как он решает и преодолевает каждодневные проблемы, в том числе — и при общении с окружающими. Современной наукой выявлено влияние социального интеллекта на успешность в профессиональной деятельности и на самореализацию человека в целом.

Однако, вернемся к истокам. В прошлом параграфе наиболее подробно была указана история развития социального интеллекта, а так же были представлены проведенные исследования социально-психологических характеристик индивида обусловленных гендером. Для понимания психологической стороны исследуемого вопроса обратимся к ранее упомянутым авторам разработчикам фундаментального теоретико-эксперементального материала и рассмотрим их психологическую суть.

Трехкомпонентная структура интеллекта Г. Ю. Айзенка несколько напоминает психоаналитическую, предложенную еще З. Фрейдом, вместе с тем имеет характерные индивидуальные черты. Г. Айзенк предложил трехкомпонентную схему из различных взаимовключающих видов интеллекта. Останавливаясь на трудностях определения интеллекта, он указывает, что во многом это вытекает из того, что сегодня существует три относительно различающихся и относительно самостоятельных концепций интеллекта. В то же время он не противопоставляет их одну другой и даже пытается их объяснить.

Биологический интеллект — это врожденные заданные способности к обработке информации, связанные со структурами и функциями коры головного мозга. Это базовый, наиболее фундаментальный аспект интеллекта. Он служит генетической, физиологической, нейрологической, биохимической и гормональной основой познавательного поведения, т. е. связан в основном со структурами и функциями коры головного мозга. Без них невозможно никакое осмысленное поведение. Интересно, что Д. Векслер подчеркивал необходимость присутствия биологического компонента в любом работающем определении интеллекта.

Психометрический интеллект — это своего рода связующее звено между биологическим интеллектом и социальным. Это то, что выступает на поверхность и видимые исследователю проявления того, что Спирмен назвал общим интеллектом (g), тоже упомянутым ранее. Другими словами, перефразируя Боринга, то, что измеряется тестами интеллекта, есть не что иное как психометрический интеллект.

Социальный интеллект — это интеллект индивида, формирующийся в ходе его социализации, под воздействием условий определенной социальной среды.

Еще один из ранее упомянутых ученых это Дж. Гилфорд, предложивший свою кубическую модель структуры интеллекта, а так же создавший методику исследования социального интеллекта, которая кстати станет одной из основнх в эимпирической части данной работы. Модель позволяет выделить 120 факторов интеллекта, которые могут быть классифицированы в соответствии с тремя характеризующими процесс переработки информации независимыми переменными:

1. содержание предъявляемой информации (характер стимульного материала);

2. операции по обработке информации (умственные действия);

3. результаты обработки информации.

Каждая интеллектуальная способность описывается в терминах конкретного содержания, операций, результата и обозначается сочетанием трех индексов, ей соответствует маленький кубик, образованный тремя осями координат: содержание, операции, результаты. Высокая практическая ценность модели Д Гилфорда для психологии, педагогики, медицины и психодиагностики отмечалась многими крупными авторитетами в этих областях.

В модели структуры интеллекта Дж. Гилфорда. Серым цветом выделен блок социального интеллекта как способности к познанию поведения.

Согласно концепции Д. Гилфорда, социальный интеллект представляет систему интеллектуальных способностей, независимую от факторов общего интеллекта. Эти способности, также как и общеинтеллектуальные, могут быть описаны в пространстве трех переменных: содержание, операции, результаты. Дж. Гилфорд выделил одну операцию — познание (С) — и сосредоточил свои исследования на познании поведения (СВ). Эта способность включает 6 факторов:

Познание элементов поведения (CBU) — способность выделять из контекста вербальную и невербальную экспрессию поведения.

Познание классов поведения (CBC) — способность распознавать общие свойства в некотором потоке экспрессивной или ситуативной информации о поведении.

Познание отношений поведения (CBR) — способность понимать отношения, существующие между единицами информации о поведении.

Познание систем поведения (CBS) — способность понимать логику развития целостных ситуаций взаимодействия людей, смысл их поведения в этих ситуациях.

Познание преобразований поведения (CBT) — способность понимать изменения значения сходного поведения (вербального или невербального) в разных ситуационных контекстах.

Познание результатов поведения (CBI) — способность предвидеть последствия поведения, исходя из имеющейся информации.

Исследования Гилфорда привели его к выводу, что социальный интеллект значимо не коррелировал с развитием общего интеллекта (при средних и выше среднего значениях последнего) и пространственных представлений, способностью к визуальному различению, оригинальностью мышления, а также способностью манипулировать с комиксами. Последний факт особо важен, т.к. в его методике использовалась невербальная информация в виде картинок-комиксов. Из первоначальных 23-х тестов четыре теста, наиболее адекватные для измерения социального интеллекта, составили диагностическую батарею Дж. Гилфорда.

Один из авторов отечественной концепции социального интеллекта В. Н. Куницына, выделила отдельный аспект этого сложного явления — коммуникативно-личностный потенциал, под которым подразумевается комплекс свойств, облегчающих или затрудняющих общение, на основе которого формируются такие интегральные коммуникативные свойства, как психологическая контактность и коммуникативная совместимость. По данным исследователя, ряд результатов измерения личностных и коммуникативных свойств значительно превышают показатели самого высокого уровня социального интеллекта, что свидетельствует о неоднозначности связи исследуемых явлений. (4)

Для описания и объяснения социального интеллекта как категории в работе отечественного ученого Д. В. Ушакова предлагаются три варианта объяснения природы социального интеллекта как способности понимать людей и социальные ситуации.

1. Социальный интеллект представляет собой особую способность, отличную от таких известных видов интеллекта, как вербальный, пространственный, математический и т. д., однако имеет с ними корреляционную связь. Достоинством этого подхода является его логичность: социальный интеллект -- это вид познания, логично, что он находится в ряду других видов интеллектуального познания, отличающихся друг от друга спецификой своего объекта. В то же время этот подход не позволяет объяснить специфические черты социального интеллекта.

2. Социальный интеллект представляет собой не столько способность, сколько знания, умения или навыки, приобретенные в течение жизни, что подтверждают многие надежные источники.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой