Вина в уголовном праве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

  • Введение
  • 1. Понятие и значение субъективной стороны преступления
  • 2. Понятие вины и ее формы
  • 3. Преступления с двумя формами вины
  • 4. Юридические и фактические ошибки и их значение
  • 5. Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

«Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» ч.1 ст. 49 Конституции Р Ф.

В ст. 5 УК РФ, раскрывающей принцип вины, говорится о необходимости установления внутреннего отношения субъекта к действиям (бездействию), и к последствиям. Согласно ныне действующему уголовному законодательству вина — необходимый признак преступления, его психологическое содержание.

Если объективная сторона преступления — это внешняя характеристика преступления (общественно опасное действие или бездействие, общественно опасное последствие, причинная связь, место, время, способ обстановка, орудия и средства совершения преступления), то субъективная сторона является его внутренней (по отношению к объективной стороне) характеристикой. Это есть внутреннее, то есть психическое отношение преступников к совершаемому им преступлению.

Юридическая значимость того или иного субъективного отношения лица к различным элементам конкретного состава преступления изначально определяется социально — психологической сутью поведения субъекта, но в юридической квалификационной оценке решающую роль уже играют правовые положения. Следует отметить, что для следственной и судебной практики из всех элементов состава преступления наиболее сложной для установления и доказательства является именно субъективная сторона. И это вполне понятно, так как проникнуть в мысли, намерения, желания и чувства лица, совершившего преступление, гораздо труднее, чем установить объективные обстоятельства преступления, Не случайно известная пословица гласит, что чужая душа — потемки. Поэтому не может и не должно быть какого-то общего подхода к установлению той или иной разновидности психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям, к установлению его мотивов, целей и эмоций.

Вопросам вины в российском уголовном праве всегда уделялось большое внимание. Многие из них всесторонне освещены в монографической и учебной литературе. Однако до сих пор некоторые из этих вопросов представляют трудности и поэтому решаются по разному.

Неоднозначное решение различных аспектов вины обусловливает довольно большое количество судебных ошибок.

Вышеизложенное и предопределяет цели моей работы: всесторонний анализ субъективной стороны преступления, изучение судебной практики.

1. Понятие и значение субъективной стороны преступления

Субъективная сторона преступления — это элемент состава преступления, который характеризует, т. е. отражение деяния в психике лица его совершающего. Сторона называется объективной потому, что признаки воли и сознания можно наблюдать только у определенного человека, наделенного разумом, поэтому субъективная сторона является внутренней стороной преступления. Если объективная сторона преступления составляет его фактическое содержание и может быть непосредственно воспринята потерпевшим, свидетелями и другими лицами, то субъективная сторона преступления характеризует процессы, протекающие в психике виновного, и непосредственному восприятию органами чувств человека не поддается. Она познается только посредством анализа и оценки поведения правонарушителя и обстоятельств совершения преступления. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель. Эти признаки органически связаны между собой и взаимозависимы. Вместе с тем каждый из них представляет психологическое явление с самостоятельным содержанием, ни один не включает в себя другой в качестве составной части.

Мотив и цель преступления. Психология учит, что действия человека обусловлены определенными мотивами и направлены на определенные цели. Правильная оценка любого поведения невозможна без учета его мотивов и целей.

Под мотивацией понимается система побуждений человека, направленная на достижение конкретных целей. Таким образом мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.

вина уголовное право преступление

Цель преступления представляет собой мысленную модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления. Данные психологические понятия тесно связаны между собой. Исходя из определенных потребностей, человек сначала испытывает неосознанное влечение, затем — сознательное стремление к удовлетворению потребности. На этой основе формируется цель поведения. Таким образом, цель преступления возникает на основе преступного мотива, а вместе мотив и цель образуют ту базу, на которой рождается вина, как определенная интеллектуальная и волевая деятельность субъекта, связанная с совершением преступления.

Вина как определенная форма психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина — обязательный признак любого преступления. В ней проявляется отрицательное отношение лица к ценностям, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств. Вина проявляется в различных формах, т. е. в разнообразном сочетании признаков воли и сознания, характеризующих поведение лица. Вина выражается в двух формах — умысел и неосторожность.

2. Понятие вины и ее формы

Принцип субъективного вменения сформулирован в #M12293 2 9 017 477 1 265 885 411 81 2 107 655 523 4 233 446 241 77 3 521 388 742 1 352 407 766 1 355 511 613ст.5 УК#S: «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается». Комментарий к Уголовному Кодексу Р Ф с постатейными материалами и судебной практикой/ под ред. Никулина С. И., Издательство «Менеджер», М., 2006. Это означает, что уголовной ответственности без вины быть не может, что вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания. Законодательное закрепление принципа виновной ответственности имеет большое политическое, нравственное и юридическое значение. Он неразрывно связан с принципом законности, исключая объективное вменение, беззаконие и произвол.

Вина — психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям.

Уголовно-правовая наука исходит из того, что человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая свободой воли, понимаемой как способность выбирать линию социально значимого поведения. Виновным может признаваться только вменяемое лицо, т. е. способное отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми элементами: интеллектуальным и волевым.

Интеллектуальный элемент вины носит отражательно-познавательный характер. Он включает осознание или возможность осознания всех юридически значимых свойств совершаемого деяния (особенности объекта, предмета посягательства, действия или бездействия, характера и тяжести вредных последствий и др.).

Волевой элемент вины имеет преобразовательный характер, он означает отношение воли субъекта к предстоящим вредным изменениям в реальной действительности в результате совершения преступления. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности действий на достижение намеченного результата, а при неосторожных преступлениях — в неосмотрительности, невнимательности, проявленных лицом в поведении, предшествовавшем наступлению социально вредных последствий, в том, что лицо не прилагает психических усилий для предотвращения общественно опасных последствий, хотя имеет такую возможность.

Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины — умысел и неосторожность, описанные в #M12293 1 9 017 477 24 573 3 193 056 869 1 416 427 265 1 709 308 464 77 1 892 476 906 1 416 431 354 1 709 308 464ст. 25#S и #M12293 0 9 017 477 24 574 3 193 056 869 1 416 427 265 3464 1 781 261 540 77 1 892 476 906 141 643 135 426 УК#S, относительно которых вина является родовым понятием.

Признать лицо виновным — значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, доказывание умышленного или неосторожного характера совершенного преступления — это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем обстоятельствам совершенного преступления.

Поскольку преступлением признается только общественно опасное деяние, то лицо, его совершившее, виновно перед обществом, перед государством. Эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности, которую составляет проявившееся в конкретном преступлении искаженное отношение к основным ценностям общества. Это отношение при умысле является отрицательным (так называемая антисоциальная установка), а при неосторожности — пренебрежительным (асоциальная установка) либо недостаточно бережным (недостаточно выраженная социальная установка).

Обобщая все изложенное, можно дать следующее развернутое определение вины: вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества. Уголовное право / Общая часть/ под редакцией Рарога А. И., М., 2005.

Формы вины

Сознание и воля — элементы психической деятельности человека, совокупность которых образует содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, всякий интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой, в свою очередь, включает интеллектуальные.

Различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежит в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы — на виды.

Форма вины — это установленное уголовным законом определенное соотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, которое характеризует его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины — умысел и неосторожность. Известное теории и практике подразделение умысла и неосторожности на виды нашло законодательное закрепление: #M12291 9 017 477УК#S предусматривает деление умысла на прямой и косвенный (#M12293 8 9 017 477 24 573 3 193 056 869 1 416 427 265 1 709 308 464 77 1 892 476 906 1 416 431 354 1 709 308 464ст. 25#S), а неосторожности — на легкомыслие и небрежность (#M12293 7 9 017 477 24 574 3 193 056 869 1 416 427 265 3464 1 781 261 540 77 1 892 476 906 1 416 431 354ст. 26#S). Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может. Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части #M12291 9 017 477УК#S, либо подразумевается.

Во многих случаях умышленная форма вины с очевидностью вытекает либо из цели деяния (например, терроризм, кража, грабеж, диверсия), либо из характера описанных в законе действий (например, изнасилование, клевета, получение взятки), либо из указания на заведомую незаконность действий или на их злостный характер. Векленко С. В. Сущность, содержание и формы вины в уголовном праве. // Правоведение. — 2003. — № 6. — с. 129−140.

Юридическое значение формы вины разнообразно.

Во-первых, форма вины является субъективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответственность только за умышленное совершение общественно опасного деяния (например, за причинение легкого вреда здоровью — #M12293 6 9 017 477 1 265 885 411 7 616 151 738 041 569 920 865 829 2 174 743 416 2 404 102 368 3 322 883 410 77ст. 115 УК#S).

Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины. Так, форма вины служит разграничительным критерием квалификации убийства (#M12293 5 9 017 477 7 615 837 3 302 756 390 7 615 837 77 3 302 756 390 4406 32 245 312 4 146 912 993ст. 105 УК#S) и причинения смерти по неосторожности (#M12293 4 9 017 477 1 265 885 411 7 615 841 1 806 961 701 1 110 161 064 3464 1 781 261 540 77 1 806 961 701ст. 109 УК#S), причинения тяжкого вреда здоровью (#M12293 3 9 017 477 7 616 147 738 041 569 920 865 829 2 607 855 784 2 404 102 368 3 322 883 410 77 738 041 569ст. 111#S и #M12293 2 9 017 477 7 616 154 1 806 961 701 2 607 855 784 2 404 102 368 3 322 883 410 3464 1 781 261 540 715 579 245 118 УК#S), уничтожения или повреждения имущества (#M12293 1 9 017 477 7 617 723 738 045 651 3 257 315 509 396 586 3 401 937 621 3 194 148 472 77 738 045 651ст. 167#S и #M12293 0 9 017 477 7 617 724 2 318 545 077 396 586 3 401 937 621 3 194 148 472 3464 1 781 261 540 2 318 545 077 168 УК#S).

В-третьих, форма вины в ряде случаев служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности: одно и то же деяние наказывается значительно строже при умышленном совершении, чем при неосторожной вине.

В-четвертых, вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Преступление по общему правилу представляет более высокую степень опасности, если оно совершено с прямым умыслом, нежели с косвенным, а преступное легкомыслие обычно опаснее небрежности.

В-пятых, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классификации преступлений: в соответствии со #M12293 1 9 017 477 1 265 885 411 24 259 2 421 808 188 1 614 229 097 77 4 294 967 262 2 700 884 436 3154ст. 15 УК#S к категориям тяжких и особо тяжких относятся только умышленные преступления.

В-шестых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Согласно #M12293 0 9 017 477 1 265 885 411 25 518 1 034 450 117 2 920 121 850 6 479 026 414 1 679 589 799 4 233 443 388ст. 58 УК#S лица, осужденные к этому наказанию за преступления, совершенные по неосторожности, а также лица, осужденные за умышленные преступления небольшой и средней тяжести и ранее не отбывавшие наказания в виде лишения свободы, по общему правилу отбывают наказание в колониях-поселениях, а мужчины, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления (они совершаются только умышленно), — в исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

Целый ряд уголовно-правовых понятий и институтов связан исключительно с умышленной формой вины: рецидив, опасный и особо опасный рецидив преступлений, соучастие в преступлении, приготовление к преступлению и покушение на преступление. Институты условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены наказания более мягким видом наказания также связаны с категориями преступлений, находящимися в зависимости от формы вины. Лица, отбывающие наказания за неосторожные преступления, могут быть условно-досрочно освобождены от отбывания наказания либо наказание им может быть заменено более мягким после фактического отбытия одной трети назначенного срока, а лица, отбывающие наказание за умышленные преступления, — после отбытия одной трети, половины или двух третей назначенного наказания.

Умысел и его виды

Умысел — наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. Из каждых десяти преступлений примерно девять совершается умышленно. В #M12293 2 9 017 477 1 265 885 411 24 573 3 193 056 869 1 416 427 265 1 709 308 464 77 1 892 476 906 1 416 431 354ст. 25 УК#S впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (#M12293 0 9 017 477 78 3 193 056 869 2 322 737 997 1 416 431 354 13 397 690 422 2 941 803 392 32 243 094ч.2 ст. 25 УК#S).

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно включает представление о характере тех благ, на которые совершается посягательство, т. е. об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния на определенные социальные блага, его вредность для системы существующих в стране общественных отношений, т. е. его общественную опасность.

Осознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с осознанием его противоправности, т. е. запрещенности уголовным законом. В подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления, осознают их противоправность. Однако закон не включает осознание противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины.

Предвидение — это мысленное представление виновного о том вреде, который причинит его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства, во-вторых, понимание их социального значения, т. е. вредности для общества, в-третьих, осознание причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями.

В соответствии с законом (#M12293 1 9 017 477 78 3 193 056 869 2 322 737 997 1 416 431 354 13 397 690 422 2 941 803 392 32 243 094ч.2 ст. 25 УК#S) прямой умысел характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной форме, т. е. как уже наступившие, и, как правило, представляет их себе как неизбежные. Лишь в отдельных случаях совершения преступления с прямым умыслом общественно опасные последствия предвидятся не как неизбежные, а лишь как реально возможные. Такая ситуация складывается, если избранный виновным способ осуществления преступления объективно способен с примерно равной степенью вероятности вызвать разноплановые последствия. Например, сталкивая жертву с крутого обрыва на каменистый берег реки, виновный понимает, что и смерть, и любой тяжести вред здоровью потерпевшего будут в зависимости от обстоятельств падения одинаково закономерным результатом этого преступления. В данном случае желаемое последствие (смерть) является закономерным, но не единственно возможным результатом совершенных действий, поэтому оно предвидится не как неизбежное, а как реально возможное последствие преступления.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.

Желание — это воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Оно может иметь различные психологические оттенки. Как признак прямого умысла желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве: а) конечной цели (убийство из ревности, мести); б) промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение другого преступления); в) средства достижения цели (убийство с целью получения наследства); г) необходимого сопутствующего элемента деяния (взрыв автомобиля, в котором помимо намеченной жертвы находятся и другие лица).

Законодательное определение прямого умысла ориентировано на преступления с материальным составом. Поэтому желание связывается в нем только с общественно опасными последствиями, в которых воплощен вред, причиняемый объекту. Однако большинство известных российскому законодательству преступлений имеют формальный состав, и последствия находятся за его пределами. В таких составах предметом желания являются сами общественно опасные действия (бездействие). Так, субъект клеветы, осознавая, что распространяемые им сведения порочат честь и достоинство другого лица или подрывают его репутацию и при этом являются заведомо ложными, желает распространить именно ложные и порочащие измышления. Следовательно, при совершении преступлений с формальным составом предметом желания являются действия (бездействие), которые по своим объективным свойствам обладают признаком общественной опасности независимо от факта наступления вредных последствий. А поскольку действия, осознанно совершаемые без принуждения, всегда желаемы, умысел в преступлениях с формальным составом может быть только прямым.

Косвенный умысел в соответствии с законом (#M12293 0 9 017 477 79 3 193 056 869 2 322 737 997 1 416 431 354 13 1 428 955 130 2 941 803 392 32 243 094ч.3 ст. 25 УК#S) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по существу не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умысле.

Предвидение лишь возможности наступления общественно опасных последствий — единственно возможный вариант содержания данного признака косвенного умысла. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае.

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (#M12293 1 9 017 477 79 3 193 056 869 2 322 737 997 1 416 431 354 13 1 428 955 130 2 941 803 392 32 243 094ч.3 ст. 25 УК#S#M12293 0 9 017 477 1 265 885 411 24 573 3 193 056 869 1 416 427 265 1 709 308 464 77 1 892 476 906 1 416 431 354#S). Сравнивая косвенный умысел с прямым, следует иметь в виду, что при косвенном умысле общественно опасное последствие — это побочный продукт преступных действий виновного, направленных к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вредные последствия нельзя понимать как их нежелание, как стремление избежать их наступления (активное нежелание). Было бы неверным утверждать, что лицо, действующее с косвенным умыслом, относится к общественно опасным последствиям отрицательно, стремится к их ненаступлению. Наоборот, сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно (осмысленно, намеренно) допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению общественно опасных последствий. В отличие от нежелания — активного волевого процесса, связанного с отрицательным отношением к общественно опасным последствиям, — сознательное допущение есть активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к последствиям, при котором виновный заранее соглашается с наступлением общественно опасных последствий, готов принять их как плату за достижение конечной цели деяния. Векленко С. В. Сущность, содержание и формы вины в уголовном праве. // Правоведение. — 2003. — № 6. — с. 129−140.

Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, «не задумываясь» о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

Косвенный умысел фиксируется в законодательстве и встречается в реальной жизни значительно реже, чем прямой. Он невозможен при совершении преступлений с формальным составом, в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния, при покушении на преступление и приготовлении к преступлению, при сознании неизбежности наступления общественно опасных последствий, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника.

Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Помимо деления умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший.

Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения. Во многих случаях заранее обдуманный умысел свидетельствует о настойчивости, а иногда и об изощренности субъекта в достижении преступных целей и, следовательно, заметно повышает общественную опасность как преступления, так и самого виновного. Но опасность деяния и его субъекта не всегда повышается при заранее обдуманном умысле. Важны те причины, по которым виновный реализовал свой замысел не сразу. Если это объясняется его нерешительностью, внутренними колебаниями, отрицательным эмоциональным отношением к преступлению и его результатам, то заранее возникший умысел ни в коей мере не опаснее, чем внезапно возникший. Но иногда разрыв во времени между возникновением и реализацией умысла обусловлен особой настойчивостью субъекта, который в это время готовит способы и средства для совершения деяния, обдумывает план осуществления преступного намерения, пути преодоления возможных препятствий, способы сокрытия преступления и т. д. Нередко заранее обдуманный умысел свидетельствует об особом коварстве виновного или об изощренности способов достижения преступной цели. При таких обстоятельствах заранее обдуманный умысел существенно повышает общественную опасность деяния и личности виновного, поэтому он опаснее внезапно возникшего умысла.

Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризует не столько момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление. Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении виновного или его близких. Они внезапно или под влиянием длительной психотравмирующей ситуации вызывают у субъекта сильное эмоциональное волнение, существенно затрудняющее сознательный контроль над волевыми процессами. В преступлениях, совершенных с аффектированным умыслом, меньше проявляется антисоциальная установка личности, а больше — влияние ситуации как внешнего повода для совершения преступления. Этим и обусловлено смягчение наказания за преступление, совершенное с аффектированным умыслом (например, за убийство — #M12293 0 9 017 477 1 265 885 411 7 615 839 3 302 756 390 1 416 427 265 4 294 967 294 3 053 825 544 145 690 664 77ст. 107 УК#S).

В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах совершаемого деяния умысел может быть определенным (конкретизированным) или неопределенным (неконкретизированным).

Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием у виновного конкретного представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-то одном индивидуально-определенном результате, умысел является простым определенным.

Альтернативный умысел — это такая разновидность определенного умысла, при котором виновный предвидит примерно одинаковую возможность наступления двух или большего числа индивидуально-определенных последствий. Преступления, совершаемые с альтернативным умыслом, следует квалифицировать в зависимости от фактически причиненных последствий. Так, лицо, наносящее проникающее ножевое ранение в грудь, действует с альтернативным умыслом, если с равной долей вероятности предвидит любое из двух возможных последствий: смерть или тяжкое телесное повреждение. Его действия должны квалифицироваться как умышленное причинение тех последствий, которые фактически наступили (если, разумеется, не было умысла именно на лишение жизни).

Неопределенный (неконкретизированный) умысел характеризуется тем, что у виновного имеется не индивидуально-определенное, а обобщенное представление об объективных свойствах деяния, т. е. он осознает только его видовые признаки. Например, нанося сильные удары ногами по голове, груди и животу, виновный предвидит, что в результате будет причинен вред здоровью потерпевшего, но не осознает размера этого вреда, т. е. степени тяжести телесных повреждений. Поскольку это преступление совершено с неопределенным умыслом, его следует квалифицировать как умышленное причинение того вреда здоровью, который фактически наступил.

Неосторожность и ее виды.

В отличие от умышленной вины, неосторожная вина возможна только при совершении преступлений с материальным составом, т. е. когда в диспозициях статей предусмотрены общественно опасные последствия, являющиеся результатом тех или иных действий, (бездействия) виновного.

Неосторожность в ст. 26 УК РФ подразделена на два вида — преступное легкомыслие и небрежность.

При легкомыслии лицо предвидит возможность наступления опасных последствий совершаемых им действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение.

При небрежности лицо предвидит возможность наступления опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Таким образом, интеллектуальный признак легкомыслия выражается в предвидении должным лицом фактического результата наступления указанных в законе общественно опасных последствий, а волевой — в самонадеянном расчете на предотвращение указанных последствий. Следует заметить, что преступное легкомыслие отличается от косвенного умысла по волевому признаку, который в первом случае формулируется как самонадеянность лица на предотвращение неблагоприятных последствий совершенного им деяния. При легкомыслии лицо пытается направить свои усилия на недопущение возможных последствий, тогда как, при косвенном умысле оно сознательно допускает их наступление, либо относится к ним безразлично.

В определенной мере легкомысленное предвидение носит некий абстрактный, обобщенный, неконкретный характер, что означает понимание лицом того, что его деяние (действие, бездействие) может вызвать неблагоприятные последствия, связанные с существенным нарушением охраняемых прав и интересов третьих лиц. Вместе с тем виновный без достаточных к тому оснований рассчитывает, что последствия возможно и не наступят, поскольку он уверен в правильности своего поведения и их удастся избежать.

Небрежность от легкомыслия отличается по волевому и интеллектуальному моментам. При должностной небрежности волевой момент заключается в том, что лицо не прилагает достаточных усилий своей воли, не конкретизирует своего внимания на совершаемом деянии, у него отсутствует необходимое и должное поведение. Непосредственно в законе волевой момент небрежности выражен в самих критериях, которые предъявляются виновному лицу. Эти критерии небрежности волевого момента заключаются в том, что лицо должно и могло было предвидеть последствия своего деяния. Фактически это и есть законодательно очерченные рамки, масштабы преступной небрежности. Говоря обычным языком, если бы лицо действовало с большей осмотрительностью, осторожностью, внимательностью, то общественно опасные последствия не наступили бы. В этом смысле критерий небрежности выражают не что иное, как объем требований, которые предъявляются, например, должностному лицу, проявившему халатность. Их можно подразделить на объективный и субъективный. Объективный критерий выражен в том, что лицо должно было предвидеть возможные последствия своего деяния (действие, бездействие), а субъективный критерий указывает на то, что лицо могло предвидеть такие последствия. Совокупность обоих критериев и будет означать наличие небрежности. В законе (ч.3 ст. 26 УК) это единство выражено соединением союза «и» между «должно» и «могло». Если же один из критериев не установлен («недолжно» либо «не могло»), небрежность будет отсутствовать. Примером преступной небрежности может служить случай, произошедший в ИТК, где начальник отряда руководил очисткой снега и льда с крыши администрации здания колонии. При этом он не поставил людей либо заграждений, предупреждающих о запрете на проход в опасной зоне падения льда и снега, надеясь на то, что в тыльной его части обычно никого не бывает. Но вопреки этому оказалось, что там прогуливались дети родителей, прибывших на встречу с осужденными. В результате падения с крыши большой глыбы льда погиб 4-летний мальчик. Начальник отряда был привлечен к уголовной ответственности за проявленную халатность.

В практике бывают случаи, когда охраняемым интересам причиняется вред в результате казуса (случайно). Закон различает две разновидности невиновного причинения вреда. Первая связана с тем, что лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности последствий и по обстоятельствам дела не должно и немогло их предвидеть. Вторая связана с человеческим фактором. При этом лицо хоть и не предвидело возможность наступления опасных последствий, но не могло их предотвратить в силу не соответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно — психическим перегрузкам. Закон совершенно справедливо не только на объективные свойства опасного деяния, но и субъективное состояние лица, их совершающего. Причинение вреда является в этом случае результатом общественно опасного деяния, но исключает вину лица.

3. Преступления с двумя формами вины

В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении. Они могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.

Реальная основа для существования преступлений с двумя формами вины заложена в своеобразной законодательной конструкции отдельных составов преступлений. Это своеобразие состоит в том, что законодатель как бы сливает в один состав, т. е. юридически объединяет два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое — неосторожным. Каждое из них может существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом они образуют качественно иное преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей).

Таким образом, субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: умысел (прямой или косвенный) является субъективным признаком основного состава преступления, а неосторожность (в виде легкомыслия или небрежности) характеризует психическое отношение к последствиям, играющим роль квалифицирующего признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие. Осипов В. О преступлениях с двумя формами вины // Законность. 2001. № 5.С. 8

Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из следующих двух типов.

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалифицирующее последствие, как правило, заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (#M12293 5 9 017 477 77 738 041 569 920 865 829 2 607 855 784 2 404 102 368 3 322 883 410 3 568 599 728 2225ч.1 ст. 111 УК#S) имеет объектом здоровье человека, но если оно сопряжено с неосторожным причинением смерти потерпевшего (#M12293 4 9 017 477 80 4 080 856 719 136 951 027 257 108 192 373 612 241 1 516 192 553 396 586 3 655 588 575ч.4 ст. 111 УК#S), то объектом этого неосторожного посягательства становится жизнь. Это, а также другие преступления подобной конструкции, например умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (#M12293 3 9 017 477 78 4 294 961 645 629 1 968 022 159 1 416 431 347 1259 2 486 439 849 2 721 760 985ч.2 ст. 167 УК#S), характеризуются умышленным причинением обязательного последствия и неосторожным отношением к более тяжкому последствию, которому законодатель отвел роль квалифицирующего признака.

Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от последствий, и к квалифицирующему последствию. При этом квалифицирующее последствие состоит в причинении вреда, как правило, дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия.

Они могут указываться в диспозиции в конкретной форме (например, смерть человека при незаконном производстве аборта, при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава — #M12293 2 9 017 477 79 4 294 961 654 629 1 968 022 133 32 243 094 988 796 3 900 774 352 3464ч.3 ст. 123#S, #M12293 1 9 017 477 78 4 294 961 645 629 1 968 022 159 1 416 431 347 4 294 967 292 2 621 889 981 691 446ч.2 ст. 211 УК#S) либо оцениваться с точки зрения тяжести (крупный ущерб, тяжкие последствия).

В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для отграничения таких преступлений, с одной стороны, от умышленных, а с другой — от неосторожных преступлений, сходных по объективным признакам.

Так, если вследствие тяжкого вреда здоровью, который был причинен умышленно, наступила смерть потерпевшего, которая также охватывается умыслом виновного (хотя бы косвенным), деяние характеризуется единой формой вины и квалифицируется как умышленное убийство.

И наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установлено умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и двух форм вины, а деяние следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности.

И лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти позволяет квалифицировать деяние по #M12293 0 9 017 477 80 4 080 856 719 136 951 027 257 108 192 373 612 241 1 516 192 553 396 586 3 655 588 575ч.4 ст. 111 УК#S.

Невиновное причинение вреда.

В #M12293 1 9 017 477 77 4 080 856 693 2 322 737 997 1 416 431 354 2 175 998 316 32 243 094 217 114 054 98 292ч.1 ст. 28 УК#S закреплена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права именуется субъективным случаем, или «казусом». Применительно к преступлениям с формальным составом это означает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия). Подобного рода «казусом» является, например, попытка сбыть фальшивый банкнот лицом, не осознающим того, что банкнот является поддельным. Применительно к преступлениям с материальным составом субъективный случай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Эта разновидность субъективного случая отличается от небрежности отсутствием либо обоих, либо хотя бы одного из его критериев. Уголовное право / Общая часть/ под редакцией Рарога А. И., М., 2005.

В #M12293 0 9 017 477 78 4 080 856 693 2 322 737 997 2 829 166 477 1 416 431 354 2 175 998 316 32 243 094 217 114 054ч.2 ст. 28 УК#S закреплена новая, доселе практике не известная разновидность невиновного причинения вреда. Она характеризуется тем, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. В такой ситуации причинение вреда признается невиновным не из-за дефектов интеллектуального или волевого отношения, а вследствие объективной невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий по одной из двух указанных в законе причин.

Во-первых, невозможность предотвратить вредные последствия, которые охватываются предвидением действующего лица, исключает уголовную ответственность, если она обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий, т. е. таким неожиданно возникшим или изменившимся ситуациям, к которым лицо не готово и по своим психофизиологическим качествам неспособно принять правильное решение и найти способ предотвращения вредных последствий (например, в условиях аварии по причине конструктивных дефектов или заводского брака машины или механизма).

Во-вторых, деяние признается невиновным, если невозможность предотвратить общественно опасные последствия обусловлена несоответствием психофизических качеств, причинителя вреда его нервно-психическим перегрузкам (например, при работе пилота самолета или машиниста электровоза во вторую смену подряд).

Определение уровня психофизиологических возможностей человека и их соответствия требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам требует специальных познаний в области психологии и физиологии, а в ряде случаев — и психиатрии. Поэтому для применения #M12293 0 9 017 477 78 4 080 856 693 2 322 737 997 2 829 166 477 1 416 431 354 2 175 998 316 32 243 094 217 114 054ч.2 ст. 28 УК#S необходимо проведение судебно-психологической либо комплексной (психолого-психиатрической) экспертизы.

Мотив и цель преступления

Психология учит, что все действия человека обусловлены определенными мотивами и направлены на определенные цели. Правильная оценка любого поведения невозможна без учета его мотивов и целей. Это в полной мере касается и оценки уголовно-правового поведения. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство требует доказательств мотивов преступления в числе обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Пленум Верховного Суда Р Ф в #M12293 0 9 020 013 0 0 0 0 0 0 0 0постановлениях от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре"#S, #M12291 901 725 414от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)"#S, #M12291 901 737 934от 11 июня 1999 года «О практике назначения судами мер уголовного наказания"#S подчеркивал необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами совершения преступления.

Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления — это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Эти психологические понятия очень тесно связаны между собой. Исходя из определенных потребностей человек испытывает сначала неосознанное влечение, затем — сознательное стремление к удовлетворению потребности. На этой основе формируется цель поведения. Цель преступления возникает на основе преступного мотива, а вместе мотив и цель образуют ту базу, на которой рождается вина как определенная интеллектуальная и волевая деятельность субъекта, связанная с совершением преступления и протекающая в момент его совершения. Общественно опасные последствия преступления охватываются мотивами и целями только в умышленных преступлениях. В случае причинения общественно опасного последствия по неосторожности мотивы и цели поведения человека не охватывают последствий. Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных мотивах и целях, и законодатель не включает эти признаки в составы преступлений, совершаемых по неосторожности.

Мотивы и цели преступления всегда конкретны и, как правило, формулируются в диспозициях норм Особенной части #M12291 9 017 477УК#S: цель завладения имуществом, цель облегчить или скрыть другое преступление, цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ и т. п.; мотивы корыстные, садистские, хулиганские, мести и т. п. Но в некоторых случаях законодатель дает обобщенную характеристику мотивов как личной заинтересованности. Точное содержание мотивов должно быть установлено и доказано не только тогда, когда они конкретно сформулированы законодателем, но и в тех случаях, когда их законодательная характеристика носит обобщенный характер. В последнем случае должно быть точно установлено содержание мотива и обоснован вывод, что мотив носит характер личной заинтересованности.

Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. Наиболее практически полезной представляется классификация, базирующаяся на моральной и правовой оценке мотивов и целей. С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно подразделить на две группы:

1) низменные и 2) лишенные низменного содержания.

К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми #M12291 9 017 477УК#S связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, оценивая их как обстоятельства, отягчающие ответственность, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующие признаки, либо в качестве признаков, с помощью которых конструируются специальные составы преступлений с усилением наказания по сравнению с более общими составами подобных преступлений (например, захват заложника (#M12293 28 9 017 477 1 265 885 411 7 714 434 2 881 972 774 1 028 848 240 7 714 434 77 2 881 972 774 396 586ст. 206 УК#S) как частный случай незаконного лишения свободы (#M12293 27 9 017 477 1 265 885 411 7 616 467 954 442 705 479 026 389 1 679 589 799 77 954 442 705 479 026 389ст. 127 УК#S)).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой