Диагностика и коррекция тревожных расстройств врачей неврологического профиля

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность. На сегодня, большинство авторов придает важное значение для практики консультирования не только психодиагностическим аспектам тревожности (Ю.Л. Ханин, 1976; К. К. Яхин, Д. М. Менделевич, 1978; Л. Г. Дикая, Л. П. Гримак, 1983; Ч. Д. Спилбергер, 1983; Л. Г. Дикая, 1991; Л. Н. Собчик, 1990; Г. А. Аминев, Э. Г. Аминев, 1994; М. Н. Красильникова., Э. Г. Аминев, В. П. Сафронов, 1996; и др.), но и главным образом проблемам разработки и апробации эффективных психотерапевтических и психокоррекционных процедур (J.L. Moreno, 1969; Ф. Е. Василюк, 1984; B.C. Лобзин, М. М. Решетников, 1986; В. Ф. Сафин, 1990, 1994; Р. Бэндлер, Дж. Гриндер, 1992, 1995; В. Н. Волченко, 1992; В. Т. Кондратенко, Д. И. Донской, 1993; К. Роджерс, 1994; Г. В. Залевский, 1996; Р. Д. Тукаев, 1996; Р. И Аллагулов., О. В. Борякина, 1998; C.Х. Асадуллина, 1998; и др.).

Вместе с тем теоретическая патологическая физиология и опыт клинической психологии свидетельствуют, что универсальных препаратов и методов (панацеи), пригодных любому клиенту независимо от его индивидуальных особенностей и психофизиологического состояния, не существует, ибо каждый метод имеет свои ограничения, вызванные не только соматическими, но и личностными характеристиками (В.Н. Мясищев, 1960; В. А. Адо, Л. А. Горячкина, Д. Н. Маянский, 1981; А. Д. Адо, 1985; Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов, 1986; М. Н. Красильникова, 1990; В. Д. Менделевич, 1991; и др.). Однако, эта позиция в современной теории и практике гипервентйляционных психотренингов остается нереализованной; в трудах основоположников не только голотропной, но даже в личностно-ориентированной психокоррекции разнообразие типов индивидуальности во внимание не принимается и в силу этого остается неизвестным, в какой мере проявляется эффективность всех этих методов.

Цель данной работы заключается в исследовании динамики тревожных состояний у врачей неврологического профиля в ходе смешанной психокоррекционной работы с ними.

Для достижения нашей цели мы поставили перед собой следующие задачи:

1. Провести теоретический обзор по заданной проблематике;

2. Подготовить и провести экспериментальное исследование;

3. Проанализировать полученные результаты;

4. Провести коррекционную работы с испытуемыми;

5. Провести повторный эксперимент;

6. Проанализировать полученные результаты на двух этапах эксперимента;

7. Подготовить практические рекомендации по теме исследования.

Объектом исследования в нашей работе были 20 врачей неврологического профиля, с различными тревожными расстройствами.

Предметом исследования послужили тревожные расстройства врачей неврологического профиля, их коррекция, а так же их динамика в ходе коррекционной работы.

Гипотеза исследования выразилась в предположении о том, что для коррекции тревожных расстройств разной степени тяжести у врачей неврологического профиля необходимо использовать коррекционную программу смешанного типа, которая включала бы в себя классическую психо- и бинауральную терапии.

Методы исследования нами были использованы следующие:

1. Сбор медицинского анамнеза;

2. Беседа и наблюдение;

3. Тест Спилбергера-Ханина;

4. Госпитальная шкала тревоги и депрессии.

Практическая значимость нашей работы заключается в подготовленной комплексной психокоррекционной программе смешанного типа, направленной на лечение и коррекцию тревожных расстройств.

1. Теоретические исследования заданной проблематики

1. 1 Понятие «тревожность» и причины ее возникновения

психологический тревожность врач бинауральный

По общепринятому определению тревожность определяют как чувство неконкретной, неопределенной угрозы, сопровождающееся ожиданием неблагополучных перемен [4,234].

Термин «тревожность» нередко используют и для обозначения более широкого круга переживаний, возникающих независимо от конкретной ситуации. Многогранность и семантическая неопределенность понятий тревоги и тревожности в психологических исследованиях является следствием использования их в разных значениях.

Тревожность — переживание эмоционального неблагополучия, связанное с предчувствием опасности или неудачи. Любая нестабильность, нарушение привычного хода событий может привести к развитию тревожности.

В отличие от страха, который порождается конкретными причинами и связан главным образом с угрозой самому существованию человека как живого существа, тревожность обычно имеет неопределенный характер и возникает при угрозе (нередко — воображаемой) человеку как личности. Иногда ставится знак равенства между страхом и тревожностью. В тоже время полагают, что тревожность, тревога предшествуют страху, который возникает, когда опасность уже осознана и конкретизирована [5,11].

В психологии различают тревожность как эмоциональное состояние (ситуативная тревожность) и как устойчивую черту (личностная тревожность).

Ситуативная тревожность определяется Спилбергером как «эмоциональная реакция» которая характеризуется мрачными предчувствиями, субъективными ощущениями напряженности, нервозности, беспокойства и сопровождается активизацией вегетативной нервной системы.

Аналогично Ю. Л. Ханин понимает тревогу как эмоциональное состояние или реакцию, для которой характерны следующие признаки:

— различная интенсивность (величина ситуативной тревожности может колебаться в зависимости от множества факторов);

— изменчивость во времени (эмоциональный дискомфорт связан с конкретной ситуацией);

— наличие неприятных переживаний напряженности, озабоченности, беспокойства, опасения;

— выраженная активация вегетативной нервной системы

Ситуативная тревожность порождается объективными условиями, содержащими вероятность неуспеха и неблагополучия. Как правило, в норме у тревожности есть повод, то есть человек знает, почему он беспокоится: из-за предстоящего экзамена, из-за неприятностей на работе. В таких условиях тревожность может играть положительную роль, так как способствует концентрации энергии на достижение желаемой цели, мобилизации резервов организма и личности для преодоления возможных трудностей. То есть ситуативная тревожность имеет приспособительный характер, если не превосходит оптимального уровня. Безразличие к трудностям и безответственное отношение к поставленным целям при полном отсутствии ситуационной тревожности снижает эффективность деятельности и не позволяет добиться наилучших результатов. Однако и повышенная ситуативная тревожность, при которой возбуждение и беспокойство значительно превышают уровень возможных затруднений, снижает результативность деятельности.

Под личностной тревожностью понимается устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающих, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком, как опасные самооценке самоуважению.

Величина личностной тревожности позволяет прогнозировать вероятность возникновения состояний тревоги в будущем. Высокотревожные субъекты будут воспринимать ситуации с наличием стрессоров как более угрожающие и будут испытывать более выраженный уровень ситуативной тревожности.

В дополнение к этому Ю. Л. Ханин, ссылаясь на работы Мартенса, подразделяет личностную тревожность на общую и специфическую.

В первом случае личностная тревожность имеет характер, не связанный с особенностями ситуации. Это означает, что высокотревожные субъекты в большинстве ситуаций будут испытывать высокий уровень ситуативной тревожности.

Во втором случае тревога возникает лишь в определенных ситуациях и связана с особенностями восприятия специфических стрессоров. Поэтому индивиды с высоким уровнем личностной тревожности испытывают состояние тревоги в одних ситуациях и могут чувствовать себя достаточно спокойно в других ситуациях [28,165].

Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной деятельной личности [12,486]. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный уровень тревожности. Это так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания

Если вдруг человек или окружающие замечают, что все вроде бы боле или менее нормально, а его не покидает чувство тревоги, или реакция на рядовые события чрезмерна, или тревожность возникает по такому поводу, на который ранее человек не обратил бы внимания, то в данном случае ситуативная тревожность имеет дезадаптивный характер.

Анализ литературных источников, позволяет выделить внешние объективные факторы, способствующие повышению уровня тревожности, связанные с трудовой деятельностью, и внутренние, субъективные — те индивидуальные особенности личности профессионала, которые влияют на процесс роста уровня тревожности.

К объективным факторам возникновения тревожности относят:

1) Неблагоприятный социально-психологический климат коллектива, который складывается под влиянием сложной системы взаимоотношений и выражается в определенном эмоциональном состоянии (эмоциональном настрое) коллектива. Частые конфликты, повышенная напряженность в отношениях с коллегами и руководством, отсутствие поддержки и сплоченности в коллективе могут негативно сказываться на индивидуально-психических состояниях его членов, создавать тягостные переживания, которые, закрепляясь, могут служить фактором, способствующие повышению уровня тревожности;

2) Перегрузки.

Есть люди, которые лучше всего работают в состоянии постоянного напряжения, однако для большинства людей, ситуация жесткого временного прессинга является стрессовой. Такая ситуация может быть связана с плохой организацией труда (когда организационные процедуры отнимают львиную часть рабочего времени), недостатком персонала (когда один человек вынужден совмещать обязанности нескольких сотрудников), а так же и самим характером деятельности, в которой периодически случаются «авралы» (например период весенних-осенних обострений, или резкое увеличение обращения больных в зимний период в вертебрологических заболеваниях). Причинами перегрузок могут быть также нереально высокие личные притязания или требования начальства.

3) Низкий социальный статус.

Для большинства людей работа составляет наиболее значимую часть жизни. И если общество недооценивает эту работу как малозначительную и недостойную высокого вознаграждения, это унижает достоинство человека. У работников, получающих низкую заработную плату, возникает стресс в результате ущемления их притязаний. Они испытывают депрессию и чувство безнадежности. Часто это ощущение усугубляется отношением руководителей, которые постоянно контролируют своих подчиненных, не доверяя их добросовестности и компетентности. Чувство недооцененности и мелочный контроль разрушают в человеке стремление к профессиональному росту, заставляет сомневаться в своих способностях.

4) Сверхурочные и неудобные часы работы. Человеческий организм, суточные ритмы которого определяются природными факторами, не приспособлен для того, чтобы работать в ночные часы. Нарушение суточного ритма (например, ночные смены, дежурства) вызывают психологический и физиологический стресс. Помимо нарушений суточных ритмов, сверхурочные часы работы влекут за собой дополнительные неудобства. У человека не остается времени, которым он мог бы распоряжаться по своему усмотрению, так как в любой момент его могут вызвать для сверхурочной работы. Человек находится длительное время в состоянии тревоги ожидания.

5) Ненужные ритуалы и процедуры.

Многие врачи жалуются на обилие бумажной работы. Оформление многочисленных документов часто вызывают отрицательные эмоции, ведь их основная деятельность носит совершенно иной «не бумажный характер». Часто раздражение возникает из-за слишком большого количества заседаний, обсуждений и встреч, особенно если они плохо подготовлены. У участников таких встреч возникает ощущение, что время потрачено впустую.

6) Неопределенность.

Очень немногие люди чувствуют себя уверенно в ситуации неопределенности. Неопределенность на рабочем месте может возникать из-за частых изменений в политике учреждения, когда сотрудники толком не знают, что происходит, и не могут планировать свою деятельность. Самая худшая форма неопределенности — это когда человек не знает, удастся ли ему удержаться на рабочем месте. Те руководители, которые думают, что их служащие будут работать лучше, если перед ними постоянно маячит перспектива увольнения, глубоко заблуждаются. Такое положение приводит только к повышению уровня тревожности сотрудников.

7) Однообразие.

Когда ситуация слишком стабильна, это тоже может вызвать тревожность, проявляющуюся в апатичности, ленности. Человек время от времени нуждается в новых впечатлениях, чтобы сохранить собранность и творческий потенциал. Например, у служащих, выполняющих административные обязанности, часто возникает ощущение монотонности. По утрам они испытывают почти паническое состояние при мысли о том, что все события предстоящего дня можно предсказать до минуты. Сами по себе эти события не являются стрессовыми или неприятными, однако их предсказуемость достигает такой степени, что вызывает сильные негативные эмоции.

8) Беспомощность.

Сильную тревожность может вызывать не только необходимость принимать решения в сложной обстановке, но и противоположная ситуация, когда человек осознает свою неспособность повлиять на происходящие события и вынужден смиряться с чужим решением как с неизбежностью.

Таким образом, ситуативная или реактивная тревожность как состояние характеризуется субъективными переживаниями, эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичности во времени. Ситуативная тревожность порождается объективными условиями, содержащими вероятность неуспеха и неблагополучия (в частности, в ситуации оценки способностей и достижений личности).

1.2 Субъективные факторы, влияющие на возникновение и проявление тревожности

Что вызывает появление оценочной тревожности как черты характера? Какие факторы повышают оценочную тревожность и ее компоненты (беспокойство и эмоциональность)?

В более поздних работах Спилбергер и его коллеги дополнили понимание оценочной тревожности как ситуационно-специфической формы личностной тревожности. Они предложили рассматривать оценочную тревожность в рамках динамического процесса. Понимание тревоги как процесса представляет собой теорию, в которой основной акцент делается на фундаментальных компонентах процесса тревоги (стресс, угроза, состояние и свойства тревоги). Поскольку тревога — это психобиологическое образование, то в него должны быть включены как физиологические, так и феноменологические, субъективно оцениваемые индикаторы (частота сердечных сокращений, температура поверхности тела, параметры дыхания).

Конкретизация глобального термина «тревожность» позволяет выделить три аспекта: его физиологический, интроспективный, поведенческий [3,225].

Испытывающие повышенную тревожность стараются использовать наиболее безопасные способы проявления своей тревоги и враждебности; они не склонны также исследовать неизвестные и незнакомые ситуации.

О.Г. Мельниченко (1979) показала, что для таких людей характерны эмоциональная неуравновешенность (фактор С по Кэттеллу), робость (фактор Н), неуверенность в себе (фактор Q) и взвинченность, напряженность (фрустированность — фактор QIV). У них более высокий и менее стабильный уровень притязаний. Со стороны биохимических показателей их особенностью выступает более высокий фоновый уровень лактата в крови [9,159].

По данным Р. Л. Астахова (2000) [5,24], тревожность связана с показателями шизотимии, покорности, озабоченности, страха.

Все эти личностные особенности имеют природную основу, которой служат типологические особенности проявления свойств нервной системы. В. Д. Небылицын предположил, что люди со слабой нервной системой более склонны к тревожности, чем обладающие сильной нервной системой. Это было подтверждено рядом исследований. Выявлено, что люди с высокой степенью тревожности чаще имеют слабую нервную систему, следовательно и высокую активацию в покое, которая обусловлена прежде всего возбуждающим влиянием на кору головного мозга. Ю. А. Катыгину и его соавторами было установлено, что людям с повышенной тревожностью чаще присущи инертность нервных процессов и преобладание торможения.

Таким образом, для лиц с низким нейротизмом, более, чем людям с высоким нейротизмом, характерны сильная нервная система, подвижность нервных процессов и преобладание возбуждения по «внешнему» балансу [11, 14]. По результатам Е. П. Ильина, у лиц, обладающих высоким уровнем тревожности, сильнее выражен мотив достижения.

Учеными были предприняты попытки выявить роль наследуемости тревожности как черты личности. Р. Кэттелл и И. Шейер показали, что влияние среды проявляется гораздо сильнее, и что один лишь фактор Н, входящий в состав тревожности, существенно зависит от наследственности. Однако имеются и другие данные, свидетельствующие о влиянии генетического фактора в проявлении тревожности. Наибольший нейротизм и тревожность показали мужчины и женщины-левши, что объясняется условиями жизни испытуемых в мире праворуких.

Таким образом, в качестве субъективных факторов исследователи выделяют:

1) высокий уровень нейротизма как показатель эмоциональной неустойчивости индивида, эмоциональной лабильности, неуравновешенности нервно-психических процессов, проявляющийся в повышенной возбудимости, реактивности и высокой степени откликаемости, низком пороге переживания дистресса и преобладании негативно окрашенных эмоциональных состояний [3,65].

2) низкий уровень сформированности индивидуальной системы осознанной саморегуляции эмоций и поведения [11,63]. Некоторые авторы выделят в качестве субъективных факторов и наличие рассогласований в ценностной сфере, что является актуальным в сегодняшней ситуации.

Проявления тревожности могут носить соматический и поведенческий характер. Соматические проявления касаются изменений во внутренних органах, системах организма: ускоренное сердцебиение, неровное дыхание, дрожание конечностей, скованность движений. Может повышаться артериальное давление, возникать расстройства желудка.

На поведенческом уровне проявления повышенной тревожности еще более разнообразны и непредвиденны. Они могут колебаться от полной апатии и безынициативности к демонстративной агрессии. Часто это происходит при заниженной самооценке. Заниженная самооценка в большинстве случаев присуща людям с личностной тревожностью, застревающим и педантичными типами акцентуации характера. В результате возникает пониженный фон настроения, закрепляется комплекс неполноценности [8,24]. Стойкая излишне низкая самооценка влечет за собой чрезмерную зависимость от других, несамостоятельность, искаженное восприятие окружающих.

Бессознательно маскируя свою тревожность, человек провоцирует негативное к себе отношение, что усложняет и без того тяжелое внутреннее состояние.

Одно из более частых проявлений тревожности — апатия и вялость. Конфликт между противоречивыми стремлениями разрешается за счет отказа от любых стремлений. Апатия часто является следствием безуспешности других механизмов преодолеть тревожность. Маска апатии еще более обманчива, чем маска агрессии. Демонстративная инертность, отсутствие живых эмоциональных реакций мешают распознать тревогу и внутренние противоречия, которые привели к развитию состояния тревожности.

1.3 Влияние тревоги на эффективность деятельности

В последнее время тревожность изучается также как процесс, в частности, в работах Ч. Спилбергера, Ф. Е. Василюка, Ф. Б. Березина, В. М. Астапова.

Экспериментальное изучение влияния тревоги на эффективность деятельности дает однозначные результаты. Данные свидетельствуют о том, что тревога способствует успешной деятельности в относительно простых для человека ситуациях, а препятствует в сложных [23,11].

Тревожность как сигнал опасности привлекает внимание к возможным трудностям, позволяет мобилизовать силы и тем самым достичь наилучших результатов. Поэтому оптимальный уровень тревожности рассматривается как необходимый для эффективного приспособления к реальности (адаптивная реальность). Полное отсутствие тревоги препятствует нормальной адаптации и мешает продуктивной деятельности. Чрезмерно высокий уровень тревожности рассматривается как дезадаптивная реакция, проявляющаяся в общей дезорганизации поведения и деятельности.

Как показали Кэттелл и И. Шейер, высокий уровень тревожности снижает успешность профессиональной деятельности. Повышенная личностная тревожность отрицательно влияет на врачей. Кроме того, подобные люди менее устойчивы к монотонной работе, чем лица с низкой тревожностью. Однако и низкая тревожность может обусловливать плохую эффективность деятельности. Все зависит, по видимому, от вида работы, которой человек занимается.

Тревожность влияет и на стиль деятельности. Н. А. Буксеев (1987) показал, что высокая тревожность чаще встречается у людей с мягким (либеральным) стилем деятельности, чем у жестких (автократичных). Замечено, что люди с высокой личностной тревожностью обладают более низкой самооценкой и авторитарным стилем основной деятельности, они избегают социальных контактов.

В противоположность им люди с низким нейротизмом уверены в себе и стремятся к активному общению с людьми. По мнению Е. П. Ильина, есть основания предполагать, что тревожность играет роль в естественном отборе для некоторых видов деятельности, в частности по определенным видам врачебной практики. Так, например, нет врачей с высокой тревожностью в хирургии, экстренной медицине.

1. 4 Профессиональные заболевания врачей

Труд — это эффективная форма человеческой деятельности, оказывающая положительное влияние на его здоровье и обеспечивающая социальное благосостояние. Однако некоторые виды труда в сочетании с определенными условиями могут вызывать так называемые профессиональные болезни. Чаще всего, развитию профессиональных заболеваний способствуют неудовлетворительная техническая оснащенность производства и недостаточное соблюдение санитарно-гигиенических норм.

Результат деятельности медицинских работников — здоровье пациентов — во многом определяется условиями труда и состоянием здоровья сотрудников. По роду деятельности на врача (а также среднего и младшего медицинского работника, провизора и фармацевта) воздействует комплекс факторов физической, химической, биологической природы. Медики испытывают высокое нервно-эмоциональное напряжение. Кроме того, в процессе профессиональной деятельности медицинский работник подвергается функциональному перенапряжению отдельных органов и систем организма (от функционального перенапряжения опорно-двигательного аппарата до перенапряжения органа зрения).

Результаты изучения историй болезни медицинских работников, обратившихся в клинико-экспертную комиссию Ташкентского центра профессиональной патологии за последние 15 лет (397 человек: врачи, медицинские сестры, лаборанты, санитарки), позволили выявить следующую этиологическую структуру профессиональных заболеваний:

1. воздействие биологических факторов — 63,6% пациентов;

2. аллергозы (вследствие воздействия антибиотиков, ферментов, витаминов, формальдегида, хлорамина, латекса, моющих средств) — 22,6%;

3. заболевания токсико-химической этиологии — 10%;

4. перенапряжение отдельных органов и систем организма — 3%;

5. воздействие физических факторов (шума, ультразвука, рентгеновского излучения) — 0,5%;

6. новообразования — 0,25%.

Труд медицинских работников относится к числу социально важных, ответственных и сложных видов деятельности, которая связана с высоким уровнем нервно-эмоциональных и умственных нагрузок. Отдельные отрасли здравоохранения по риску возникновения профессиональных болезней могут сравниться с некоторыми ведущими отраслями промышленности. Результаты исследований показали, что профессиональные заболевания врачей протекают более длительно и тяжело по сравнению с представителями других профессиональных групп. В течение последних лет наиболее высокий уровень профессиональных болезней наблюдается среди медсестер, а среди врачей — у стоматологов, инфекционистов, патологоанатомов.

Неблагоприятные факторы, воздействию которых могут подвергаться медицинские работники в процессе своей деятельности, самые разнообразные. Это и нервно-психическое напряжение, ионизирующие излучения, воздействие химических веществ, шум, вибрация, канцерогены и даже вынужденная статическая рабочая поза. Особое место среди неблагоприятных факторов, вызывающих профессиональные болезни врачей, занимают токсико-химические. Загрязнение лекарственными веществами (особенно антибактериальными) рабочих помещений в медицинских учреждениях часто становится причиной развития у медработников аллергозов и токсических поражений, которые сопровождаются дисбактериозом. Такие лекарственные препараты, как йод, камфора, бром, эфир, мышьяк, нитроглицерин, в определенных условиях и дозах могут вызывать острые и хронические интоксикации. Чаще всего, их вредному воздействию подвергаются специалисты хирургического профиля (анестезиологи, реаниматологи, хирурги).

Существует и биологический фактор возникновения профессиональных заболеваний врачей, который проявляется в частом и тесном контакте медперсонала с инфицированными пациентами. Со временем не только возрастает вероятность профессионального заражения, но и возникает изменение иммунологического статуса, а также реактивности организма работающего. Очень высок риск заражения туберкулезом, ВИЧ-инфекцией и вирусным гепатитом.

Из физических факторов, отрицательно влияющих на здоровье медицинских работников, самыми распространенными являются ионизирующее излучение, способное вызывать лучевую болезнь. Одновременно уделяется повышенное внимание неблагоприятному воздействию неионизирующего излучения (сверхвысоким частотам), электромагнитным волнам, довольно широко применяемым в современной медицине. Действие СВЧ оказывает влияние на периферическую нервную систему и, в большей степени, на сердечно-сосудистую систему.

Нельзя не отметить фактор перенапряжения отдельных систем и органов, проявляющийся в основном среди микрохирургов. Трудовые будни последних отличаются гиподинамией и необходимостью длительное время сохранять вынужденную рабочую позу, что, соответственно, вызывает напряжение скелетных мышц. Кроме всего прочего, работа микрохирургов проходит в состоянии нервного и зрительного напряжения. Очень часто возникают заболевания пояснично-крестцового и шейно-грудного отделов.

Неврозы — это психогенные функциональные расстройства психических (преимущественно эмоционально-волевых) и нейровегетативных функций при сохранении у пациента достаточно правильного понимания и критической оценки симптоматики, себя и окружающих с негрубым нарушением социальной адаптации. Профессиональные неврозы могут развиваться при длительном непосредственном обслуживании душевнобольных людей.

Повышенную возбудимость отмечают со стороны всех анализаторов: обычный шум раздражает, свет ослепляет, разговор утомляет. Повышенная возбудимость проявляется нетерпеливостью, торопливостью, суетливостью. Нередки жалобы на тягостное чувство пустоты в голове. Запоминание имен, чисел, дат представляет непреодолимые трудности. По мере развития неврастении больные становятся все более вялыми, ленивыми, безвольными, апатичными. Возрастают колебания настроения с оттенком тоскливости, возникают ипохондрические симптомы, крайняя сосредоточенность на своих болезненных ощущениях. Может развиваться так называемая депрессия истощения, при длительности невроза свыше 2 лет происходит перестройка структуры личности в виде новых стереотипов в поведении и эмоциональных защитных реакций, изменения установок, иерархии мотивов и ценностей. Образ жизни и реакции больного на бытовые и производственные обстоятельства приобретают стереотипный невротический характер, болезненное состояние превращается в привычный способ существования (невротическое развитие личности по астеническому, истерическому, ипохондрическому типу).

При соответствующей психокоррекции, рациональной организации труда, исключающих (или снижающих) возможность психической травмы, пациенты остаются трудоспособными.

Таким образом, самые распространенные профессиональные заболевания врачей и медсестер на сегодняшний день: аллергические состояния, патологии опорно-двигательного аппарата, вирусный гепатит, туберкулез, нейросенсорная тугоухость, лучевая болезнь.

К сожалению, эффективность проводимых осмотров медицинских работников очень низка. Лишь у 10% медработников профессиональные болезни врачей диагностируются непосредственно во время медосмотра. Главная причина малой эффективности в том, что зачастую медики занимаются самолечением, а во время профосмотра отсутствует объективное обследование в связи с высоким доверием к самооценке пришедшему на комиссию коллеге.

1. 5 Бинауральная терапия, как метод реабилитации тревожных состояний

С появлением новых методов исследования функциональной нервной системы возникла возможность визуализировать работу живого мозга ребенка без хирургического вмешательства. Теперь в ходе электроэнцефалографической диагностики можно с точностью до 90% определить состояние центральной нервной системы человека. Центральная нервная система, как вы все знаете, находится в головном мозге, который состоит из миллиардов нейронов, причем количество нейронов за годы обучения и после не увеличивается, а увеличиваются и совершенствуются только связи между этими нейронами. Психическое и физическое состояние зависят от того, как эти связи формируются, и как они работают. Если нарушений в этих связях нет, то электроэнцефалограмма здорового мозга имеет гармоничный и красивый вид.

Но, к сожалению, многочисленные психофизиологические исследования среднестатистических людей позволяют сделать вывод о том, что только у 20% обследуемых, электроэнцефалограмма имеет такой вид.

Так называемые «мозговые волны» (brainwaves) представляют собой излучаемые мозгом электромагнитные волны малой интенсивности, с частотой от 1 до 40 герц.

Выделяют пять основных групп этих волн:

· Дельта-волны (0,5−3 Гц): Появляются в период глубокого сна, транса, гипноза.

· Тета-волны (4−7 Гц): Возникают во время сна, глубокой релаксации и медитации. Увеличивают способности памяти, фокусировку внимания, стимулируют фантазию, способствуют ярким снам. Некоторые люди отмечают, что полчаса тета-волн в день заменяют 4 часа обычного сна.

· Альфа-волны (8−12 Гц): Фиксируются в состоянии, пограничном между сном и пробуждением, медитации, вызывают положительные эмоции, чувство комфорта и гармонии. Используются в различных «скоростных» методиках аудио / видеообучения, например, на кассетах с курсами по изучению иностранных языков. Даже чтение учебника под тета-волны способствует большему усвоению материала. В альфа-диапазоне лежит также полоса частот, известная как «резонанс Шульмана» (частоты, резонирующие с магнитным полем Земли).

· Бета-волны (13−30 Гц): Возникают в активном, бодром состоянии. Высокая активность бета-волн всегда соответствует большому выделению стресс-гормонов.

· Гамма-волны (30 Гц и выше) — идут бок о бок с понятиями «гиперсознание», «гиперреальность». Во всяком случае, так полагает лауреат Нобелевской премии, сэр Фрэнсис Крик и некоторые другие ученые.

Суть рассматриваемой технологии проще пояснить на примере. Пусть нам нужно стимулировать мозг 10-ю герцами. Для этого… Подаем в левое ухо равномерный тон в 500 герц, а в правое — на 510 Гц. Их «микширование» происходит уже в мозге. При этом 510 Гц — 500 Гц дают нам как раз 10 Гц. Эта разница, воспринимаемая мозгом, именуется бинауральным колебанием.

В последнее время, человека сопровождают сильные социогенные стрессы, и мозг не выдерживает такой нагрузки и после 40−50 лет возможны печальные последствия. Не секрет, что инсульты головного мозга в наше время стали распространенной болезнью (пример 2). Если бы оба полушария развивались симметрично, то в стрессовых ситуациях правое полушарие приходило бы на помощь левому, т. к. генетически правое полушарие более сильное и устойчивое. Проведенные эксперименты с головным мозгом подтверждают это. Когда в оба полушария вводят наркоз, то в правом полушарии действие наркоза заканчивается, через 40 сек, а в левом — только через 2−3 мин.

Снижение творческого потенциала и старение у левополушарников наступают также быстрее. Старение особенно заметно у мужчин после 60 лет. Обмен веществ у мужчин и в зрелые годы остаётся интенсивным, а мозг начинает работать медленно (альфа-ритмы в среднем снижаются с 10 до 8 Гц), поэтому процесс старения мужчин старше 60 лет заметнее, чем у женщин, так как у женщин генетически более развито правое полушарие. Таким образом, от однополушарного образования больше страдает сильная половина человечества.

Вторая причина — дисфункция мозга, возникающая в результате снижения качества и количества сна. Во время сна у человека должно регистрироваться сонное веретено, и в том случае наступает глубокий дельта-сон. Во время дельта-сна выделяются гормоны роста и антитела. Но, к сожалению отмечено, что в последние 20 лет продолжительность дельта-сна взрослого человека и особенно детей сокращается. При этом увеличиваются периоды быстрого сна, при котором выделяется гормон стресса — кортизол и ребенок просыпается на следующее утро с головной болью. У детей и взрослых сонные ритмы остаются в лобных участках мозга длительное время, что снижает память, внимание и рост.

Третья причина заключается в том, что медленные ритмы в лобных участках усиливаются при просмотре телевизионных программ или при играх с компьютером. Причем, исследования показывают, что постоянные медленные сонные ритмы регистрируются у 70% школьников и 80% студентов. Если учитывать, что лобные участки мозга играют очень важную роль, то поведение школьников, особенно в старших классах, становится понятным. Поскольку лобные доли мозга покрыты сонными (медленными) ритмами, серотонин — гормон радости, вырабатываемый гипоталамусом мозга, выделяется недостаточно. В лобных участках мозга также находятся центры творчества и инициативы.

Человеческий мозг устроен так, что он пытается восстановить гомеостаз мозга своими силами. И в выше указанных случаях школьники, студенты и взрослые люди пытаются, интуитивно активизировать участки мозга, которые медленно работают. Они пытаются разбудить мозг своими силами. У детей дошкольного возраста это проявляется как гиперактивность (СДВГ), эти дети начинают активно двигаться.

Взрослым на помощь приходит крепкий чай, кофе, никотин, пиво, рок музыка в некоторых случаях и наркотики. Но все эти средства действуют временно и имеют нежелательные последствия. Проведенные опыты с обезьянами подтверждают выше сказанное. Когда обезьянам удаляли лобные участки мозга, после операции у них появилось странное поведение. Обезьяны утратили страх, перестали бояться змей, они как будто перестали отличать хорошую пищу от плохой, не различали своих партнеров, сексуальная активность повысилась.

Подобный комплекс нарушений наблюдался и у больных с повреждениями височных долей мозга. Он получил название синдром «Клювера» в честь ученого, который определил важность работы височных и лобных отделов мозга. Синдром «Клювера» наблюдается и у школьников и студентов, у которых были зарегистрированы медленные волны в лобных участках с потенциалом свыше 200 мкВ.

Суть изобретения заключается в том, что вначале проводится электроэнцефалографическая диагностика головного мозга. При этом определяется состояние центральной нервной системы. т. е. с помощью специальной компьютерной программы определяются частотные характеристики правильных доминирующих ритмов головного мозга для каждого ребенка или взрослого человека. Мозговые ритмы у каждого человека разные, подобно ритмам сердца. После определения частоты мозговых ритмов, и создается коррекционная программа, которая записывается на СД-дисках с фоновой музыкой. В итоге записанные индивидуальные ритмы мозга подаются через наушники ребенку или взрослому. Буквально через 4−5 мин. ребенок так же и взрослый человек начинают расслабляться, так как альфа-ритмы активизируют парасимпатическую нервную систему. Многие испытуемые после 10−15 мин. засыпают. После сеанса через 30−40 мин. они просыпаются, с ощущением словно проспали всю ночь.

Что же происходит с головным мозгом во время коррекции. Доминирующие альфа ритмы затылка начинают резонировать правильные ритмы и через некоторые время патологические и молчащие ритмы начинают принимать импульсы с тех нейронов-пейсмейкеров (их называют ритмоводителями).

Благодаря чему через полчаса активизируются десятки тысяч молчащих нейронов мозга. В последующих сеансах этот процесс продолжается. Коррекцию желательно проводить каждый день перед сном. Это очень удобно. Пациент успокаивается или засыпает крепким сном. Когда человек спит под влиянием своих правильных ритмов у него выделяется антитела и гормоны роста. Через 10 сеансов коррекций поведение детей и взрослых меняется в лучшую сторону, поскольку лобный участок мозга освобождается от патологически медленных волн.

У человека появляется радость, гипоталамус начинает активно вырабатывать гормон радости. Организм сам начинает вырабатывать естественный эндорфин, главное условие для этого — баланс в головном мозге.

Затылочные доли мозга должны работать медленно, а лобные участки быстро. В ходе коррекции восстанавливается межполушарная связь мозга, правое полушарие начинает работать активнее. Ребенок становится эмоциональным, ведь правое полушарие отвечает за эмоции. Восстанавливается и улучшается его психосоматика.

Предложенный способ эффективен для снижения депрессивных состояний человека, тревожности, компьютерной и игровой зависимостей, коррекции эмоционального выгорания, возрастных отклонений психического развития детей и взрослых.

2. Эмпирические исследования уровня тревожности

2.1 Выбор и обоснование методик

Большинство из известных методов измерения тревожности позволяет оценить или только личностную, или состояние тревожности, либо более специфические реакции. Единственной методикой, позволяющей дифференцированно измерять тревожность и как личностное свойство, и как состояние является методика, предложенная Ч. Д. Спилбергом. На русском языке его шкала была адаптирована Ю. Л. Ханиным.

В данной работе нами использована методика Ч. Спилбергера, адаптированная Ханиным. Методика представляет из себя два опросника: Шкала ситуативной тревожности (СТ) и Шкала личной тревожности (ЛТ).

Шкала ситуативной тревожности включает в себя 20 вопросов, на которые исследуемый должен ответить: Нет, это не так, Пожалуй так, Верно, Совершенно верно.

Шкала личной тревожности также состоит из 20 вопросов, на которые испытуемому необходимо ответить: Никогда, Почти никогда., Часто, Почти всегда.

Определение показателей ситуативной и личностной тревожности производится с помощью ключа.

Дополнительная информация:

Ситуативная тревожность (реактивная тревожность, тревожность как состояние) характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичности во времени.

Под личностной тревожностью понимается устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающие, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные для самооценки, самоуважения.

Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма выраженным состоянием тревожности. Если психологический тест выявляет у испытуемого высокий показатель личностной тревожности, то это дает основание предполагать у него появление состояния тревожности в разнообразных ситуациях, особенно когда они касаются оценки его компетенции и престижа.

Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной деятельной личности. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности — это так называемая полезная тревожность.

Для низкотревожных людей может потребоваться пробуждение активности, подчеркивание мотивационных компонентов деятельности, возбуждение заинтересованности, культивирование чувства ответственности в решении тех или иных задач.

Лицам с высокой оценкой тревожности следует формировать чувство уверенности и успеха. Им необходимо смещать акцент с внешней требовательности, категоричности, высокой значимости в постановке задач на содержательное осмысление деятельности и конкретное планирование по подзадачам.

При анализе результатов самооценки надо иметь в виду, что общий итоговый показатель по каждой из подшкал может находиться в диапазоне от 20 до 80 баллов. При этом чем выше итоговый показатель, тем выше уровень тревожности (ситуативной или личностной). При интерпретации показателей можно использовать следующие ориентировочные оценки тревожности: до 30 баллов — низкая, 31−44 балла — умеренная; 45 и более — высокая

В данной работе нами была так же использована методика «Госпитальная шкала тревоги и депрессии»

Описание методики. Шкала разработана Zigmond A.S. и Snaith R.P. в 1983 г. для выявления и оценки тяжести депрессии и тревоги в условиях общемедицинской практики. Преимущества обсуждаемой шкалы заключаются в простоте применения и обработки (заполнение шкалы не требует продолжительного времени и не вызывает затруднений у пациента), что позволяет рекомендовать ее к использованию в общесоматической практике для первичного выявления тревоги и депрессии у пациентов (скрининга). Опросник обладает высокой дискриминантной валидностью в отношении двух расстройств: тревоги и депрессии. Для более детальной квалификации состояния и отслеживания его дальнейшей динамики рекомендуется пользоваться более чувствительными клиническими шкалами (например, шкалой Гамильтона для оценки депрессии (HDRS), шкалой Гамильтона для оценки тревоги (HARS), шкалой Монтгомери-Асберг для оценки депрессии (MADRS), опроснииком депрессии Бека (BDI).

При формировании шкалы авторы исключали симптомы тревоги и депрессии, которые могут быть интерпретированы как проявление соматического заболевания (например, головокружения, головные боли и проч.). Пункты субшкалы депрессии отобраны из списка наиболее часто встречающихся жалоб и симптомов и отражают преимущественно ангедонический компонент депрессивного расстройства. Пункты субшкалы тревоги составлены на основе соответствующей секции стандартизованного клинического интервью Present State Examination и личном клиническом опыте авторов и отражают преимущественно психологические проявления тревоги.

Госпитальная шкала тревоги и депрессии содержит 14 пунктов, каждому из которых соответствует 4 варианта ответов, отражающих степень нарастания симптоматики.

Бланк шкалы выдается для самостоятельного заполнения испытуемому и сопровождается инструкцией следующего содержания:

«Ученые уверены в том, что эмоции играют важную роль в возникновении большинства заболеваний. Если Ваш доктор больше узнает о Ваших переживаниях, он сможет лучше помочь Вам. Этот oпросник разработан для того, чтобы помочь Вашему доктору понять, как Вы себя чувствуете.

Не обращайте внимания на цифры и буквы, помещенные в левой части опросника. Прочитайте внимательно каждое утверждение, и в пустой графе слева отметьте крестиком ответ, который в наибольшей степени соответствует тому, как Вы себя чувствовали на прошлой неделе.

Не раздумывайте слишком долго над каждым утверждением. Ваша первая реакция всегда будет более верной".

Шкала составлена из 14 утверждений, обслуживающих 2 подшкалы:

· «тревога» (нечетные пункты — 1, 3, 5, 7, 9, 11, 13)

· «депрессия» (четные пункты — 2, 4, 6, 8, 10, 12, 14).

Каждому утверждению соответствуют 4 варианта ответа, отражающие градации выраженности признака и кодирующиеся по нарастанию тяжести симптома от 0 (отсутствие) до 3 (максимальная выраженность).

При интерпретации результатов учитывается суммарный показатель по каждой подшкале, при этом выделяются 3 области его значений:

· 0−7 — норма (отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги и депрессии),

· 8−10 — субклинически выраженная тревога / депрессия,

· 11 и выше — клинически выраженная тревога / депрессия.

2.2 Результаты исследования

Методика определения уровня личностной и ситуацитивной тревоги Спилбергера-Ханина показала нам до коррекции такие результаты:

Участники

Пол

Возраст

(год)

Уровень личн.

тревожности (балл)

Уровень ситуат.

тревожности

(балл)

А

муж.

32

50

61

Б

жен.

28

48

45

В

жен.

45

32

30

Г

жен.

24

30

40

Д

жен.

50

50

48

Ж

жен.

30

40

47

З

муж.

40

30

39

И

муж.

70

47

65

К

жен.

48

49

52

Л

жен.

37

49

56

М

жен.

33

30

40

Н

муж.

47

50

48

О

жен.

42

40

47

П

жен.

37

50

48

Р

муж.

41

40

47

С

жен.

56

49

52

Т

муж.

61

49

56

У

муж.

49

49

52

Ф

жен.

31

48

45

Х

жен.

28

32

30

Общий балл

43,1

47,4

Анализ Таблицы 1 показал, что уровень личностной тревожности среди испытуемых распределился следующим образом:

· низкий — 3 человека (15%);

· средний -5 человек (25%);

· высокий — 12 человек (60%).

Уровень реактивной (ситуативной) тревожности в 90% случаев был несколько выше уровня личностной тревожности и распределился следующим образом:

· низкий — 2 человек (10%);

· средний — 5 человек (25%);

· высокий — 13 человек (65%).

Методика определения уровня личностной и ситуацитивной тревоги Спилбергера-Ханина показала нам после коррекции такие результаты:

Участники

Пол

Возраст (год)

Уровень личн.

тревожности (балл)

Уровень ситуат.

тревожности (балл)

А

муж.

32

30

53

Б

жен.

28

30

30

В

жен.

45

20

29

Г

жен.

24

30

29

Д

жен.

50

43

35

Ж

жен.

30

30

26

З

муж.

40

36

29

И

муж.

70

32

29

К

жен.

48

26

27

Л

жен.

37

29

30

М

жен.

33

30

29

Н

муж.

47

43

35

О

жен.

42

30

26

П

жен.

37

36

29

Р

муж.

41

32

29

С

жен.

56

30

26

Т

муж.

61

26

27

У

муж.

49

32

29

Ф

жен.

31

30

30

Х

жен.

28

20

29

Общий балл

30,8

30,3

Анализ Таблицы 2 показал, что уровень личностной тревожности среди испытуемых распределился следующим образом:

· низкий — 13 человек (65%)

· средний — 7 человека (35%)

· высокий — нет.

Уровень реактивной (ситуативной) тревожности распределился следующим образом:

· низкий — 17 человек (85%)

· средний — 2 человек (10%)

· высокий — 1 человек (5%)

Госпитальная шкала тревоги и депрессии показала нам следующие результаты до коррекционной программы:

Участники

Пол

Возраст (год)

Тревога (балл)

Депрессия (балл)

А

муж.

32

11

21

Б

жен.

28

12

17

В

жен.

45

18

12

Г

жен.

24

21

13

Д

жен.

50

7

9

Ж

жен.

30

14

10

З

муж.

40

12

11

И

муж.

70

11

12

К

жен.

48

19

21

Л

жен.

37

11

17

М

жен.

33

17

16

Н

муж.

47

20

19

О

жен.

42

18

18

П

жен.

37

14

13

Р

муж.

41

15

12

С

жен.

56

15

18

Т

муж.

61

12

14

У

муж.

49

8

11

Ф

жен.

31

17

19

Х

жен.

28

19

21

Общий балл

14,55

15,2

Анализ Таблицы 3 показал, что уровень тревоги среди испытуемых распределился следующим образом:

· норма (отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги) — 1 человек (5%);

· субклинически выраженная тревога- 1 человек (5%);

· клинически выраженная тревога — 18 человек (90%).

Уровень депрессии распределился следующим образом:

· норма (отсутствие достоверно выраженных симптомов депрессии) — о человек (0%);

· субклинически выраженная депрессия- 2 человека (10%);

· клинически выраженная депрессия — 18 человек (90%).

Госпитальная шкала тревоги и депрессии показала нам следующие результаты после коррекционной программы:

Участники

Пол

Возраст (год)

Тревога (балл)

Депрессия (балл)

А

муж.

32

3

12

Б

жен.

28

2

8

В

жен.

45

11

1

Г

жен.

24

10

4

Д

жен.

50

2

2

Ж

жен.

30

6

1

З

муж.

40

5

0

И

муж.

70

2

1

К

жен.

48

9

11

Л

жен.

37

4

5

М

жен.

33

8

4

Н

муж.

47

12

8

О

жен.

42

8

7

П

жен.

37

3

2

Р

муж.

41

4

0

С

жен.

56

5

5

Т

муж.

61

3

2

У

муж.

49

0

0

Ф

жен.

31

9

6

Х

жен.

28

7

7

Общий балл

5,65

4,3

Анализ Таблицы 4 показал, что уровень тревоги среди испытуемых распределился следующим образом:

· норма (отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги) — 13 человек (65%);

· субклинически выраженная тревога- 5 человек (25%);

· клинически выраженная тревога- 2 человека (10%).

Уровень депрессии распределился следующим образом:

· норма (отсутствие достоверно выраженных симптомов депрессии) — 16 человек (80%);

· субклинически выраженная депрессия- 3 человека (15%);

· клинически выраженная депрессия- 1 человек (5%).

2.3 Психокоррекция тревожных расстройств

Основная идея работы с кризисными состояниями личности заключается в следующем: если кризис начался, ему нужно дать пройти все логические этапы, поскольку временное торможение кризисных процессов, а также применение лекарственных средств только растягивают кризис во времени, а не приводят к скорейшему разрешению проблем клиента и выходу личности на новый уровень целостности. Можно управлять процессом переживания кризиса — стимулировать его, организовывать, направлять, обеспечивать благоприятные для него условия, стремясь к тому, чтобы этот процесс вел к росту и совершенствованию личности или, по крайней мере, не шел патологическим или социально неприемлемым путем, таким как алкоголизм, наркомания, токсикомания, формирования лекарственной зависимости, невротизация, психопатизация, суицидальное поведение.

Можно ли избежать стресса? Нет, этого практически невозможно, да и не нужно. Мало того, от стрессовых ситуаций нередко трудно отказаться, даже если такая возможность и существует. Разве откажется спортсмен от участия в трудных соревнованиях? А какой фронтовик откажется от волнующей встречи с однополчанами? «Стресс не следует избегать», — советует Г. Селье, поскольку «полная свобода от стресса означает смерть».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой