Гендерные особенности агрессивности в подростковом возрасте

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ имени МАКСИМА ТАНКА"

Кафедра психологии

Гендерные особенности агрессивности в подростковом возрасте

Курсовая работа

Выполнила:

студентка 5 курса, 504 группы

ф — та естествознания

Спец — ти: География. Охрана природы

Жуковец Ольга Сергеевна

Научный руководитель:

Корзун С. А.

Минск 2009

Содержание

Введение

Глава I. Теоретические и методологические подходы к проблемам «агрессивности» и «подростковый возраст» в зарубежной и отечественной психологии

1.1 Психологическая характеристика подросткового возраста

1.2 Феномен агрессивности как социально-психологическая проблема

1.3 Теории агрессивного поведения

1.4 Факторы, способствующие проявлению агрессивности

Глава 2. Практическая часть

2.1 Организация и методика исследования

2.2 Особенности проявления уровня агрессивности в подростковом возрасте

2.3 Различия уровня агрессивности исходя из гендерных особенностей в подростковом возрасте

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время проблема агрессии весьма актуальна в силу ее повсеместной распространенности. И особенно тревожным симптомом является рост числа несовершеннолетних с девиантным поведением, проявляющихся в асоциальных действиях (алкоголизм, наркомания, нарушение общественного порядка, хулиганство, вандализм и др.). Усилилось демонстративное и вызывающее по отношению к взрослым, поведение. В крайних формах стали проявляться жестокость и агрессивность. Резко возросла преступность среди молодёжи. Появляются всё новые виды отклоняющегося поведения: подростки участвуют в военизированных формированиях политических организаций экстремистов, в рэкете, сотрудничают с мафией, занимаются проституцией и сутенёрством. По сравнению с недавним прошлым возросло число тяжких преступлений, обыденное сознание фиксирует увеличение конфликтов и фактов неоправданно агрессивного поведения людей. Мы являемся свидетелями изменения всей социальной структуры общества, интенсивных процессов расслоения населения по имущественному признаку, по отношению к различным формам собственности. На почве социальных противоречий возникают межгрупповые и межличностные конфликты.

В то же время нельзя сказать, что феномен агрессии характерен исключительно для последних десятилетий. Агрессия как поведенческое действие индивида и социальные феномен сопровождает человечество на протяжении всей его истории. Большинство авторов научных исследований сходятся во мнении, что способность к агрессии есть неотъемлемое свойство личности, что агрессия обеспечивает реализацию защитных механизмов, что она необходима для защиты индивида в неоднозначных ситуациях. В то же время агрессия как неадекватное поведение является на протяжении всей истории человечества социальной проблемой и бытийного, и событийного уровня. Она дает себя знать в грубости раздраженного человека, в избиении подростками ночных прохожих, в мелких семейных ссорах и в острых национальных конфликтах. Несмотря на то, что агрессия уже давно является объектом исследований в различных областях человеческого познания (философии, политологии, социологии, психологии, психиатрии и др.), актуальность проблемы агрессии не исчерпана и сегодня. Уверенно растущий уровень преступности, бесконечный поток локальных конфликтов, непрекращающиеся войны, терроризм и насилие в наши дни обостряют дискуссии о природе агрессии. Подобная неустойчивая, напряженная социальная, экономическая и идеологическая обстановка обусловливает рост различных отклонений в личностном развитии и поведении наших растущих детей и подростков. Однако попытки объяснения агрессивных действий затрудняются тем, что не только в обыденном сознании, но и в профессиональных кругах и во многих теоретических концепциях явление агрессии получает весьма противоречивые толкования, мешая как его пониманию, так и возможности воздействия на нивелирование агрессивности.

Кроме того, проблема агрессивности мало изучена теоретически. Теоретическое изучение этой проблемы имеет давнюю историю. Многие исследователи в нашей стране и за рубежом занимались проблемой агрессии, и количество мнений по этой теме почти равно количеству исследователей, настолько она сложна и многогранна. Неоднозначность проблемы обуславливает неоднозначность решений и схем анализа, приоритетов объяснений.

Объект исследования курсовой работы: агрессивность

Предмет исследования: гендерные особенности агрессивности в подростковом возрасте

Цель: выявить различия уровня агрессивности исходя из гендерных особенностей в подростковом возрасте.

Задачи:

1. осуществить теоретический анализ современного состояния проблемы;

2. выявить особенности проявления уровня агрессивности в подростковом возрасте;

3. определить различия уровня агрессивности исходя из гендерных особенностей в подростковом возрасте;

Гипотеза исследования: Агрессивность является одним из проявлений подросткового возраста. Существуют различия в проявлении уровня агрессивности исходя из гендерных особенностей в подростковом возрасте.

Методы исследования: опросник.

Диагностические методики: Опросник Басса-Дарки.

Особенности выборки исследования: учащиеся лицея БГУ, 10 классы, Количество общее 46 человек (3 класса); кол-во мальчиков — 23 человека, девочек — 23 человека, средний возраст 14 — 15 лет.

Структура и объем курсовой работы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения. Объем работы — страниц, 1 рисунок, 3 таблицы. Список литературы включает 13 наименований.

Глава I. Теоретические и методологические подходы к проблемам «агрессивности» и «подростковый возраст» в зарубежной и отечественной психологии

1.1 Психологическая характеристика подросткового возраста

Одним из основных критических периодов в жизни любого человека является подростковый период. В силу своей специфичности на него обращают большое внимание родители, воспитатели, педагоги, социальные работники, психологи. Другими словами, все, кто так или иначе связаны с работой с подростками.

Возрастные категории всегда обозначают не столько возраст и уровень биологического развития, сколько общественное положение, социальный статус лица. В наше время подростковый (отроческий) период — это возраст от 10−11 до 15−16 лет, который плавно переходит в юношеский, условно ограничиваемый двадцатью годами.

Возраст ранней юности не всегда признавался в истории культуры как особый этап развития личности. Не случайно некоторые ученые считают юность довольно поздним приобретением человечества.

По образному выражению американского ученого Ф. Масгрейва юноша был изобретен одновременно с паровой машиной. Паровую машину построил Уатт в 1765., а юношу — Руссо в 1762 г. Изобретя юношу, общество оказалось перед лицом двух больших проблем, как и где разместить его в социальной структуре и как сделать его поведение соответствующим эталону"[3].

Лишь в период появления гражданского общества юношеский возраст приобретает большое значение в процессе завершения подготовки подрастающего поколения к вступлению во взрослое общество.

Очевидно, что с развитием общества, производства, культуры роль юношеского возраста будет возрастать, ибо усложняется производство, усложняется социальная жизнь и, чтобы овладеть требованиями общества, необходимо все больше и больше времени. Не случайно растут сроки всеобщего образования, увеличивается возраст, когда людей допускают к участию в общественном производстве.

Однако, было бы ошибочно рассматривать детство и тем более юность только как период подготовки к взрослой жизни. Таковыми они являются с социальной точки зрения. Но с психологической точки зрения этим ограничиваться нельзя. Периодизация жизненного пути всегда включает указание на то, какие задачи должен решить человек, достигший определенного возраста, чтобы своевременно перейти в следующую фазу жизни.

Как писал Л. С. Выготский, переходный возраст включает в себя два ряда процессов. Натуральный ряд характеризуется процессами биологического созревания организма, включая половое созревание, социальный ряд — процессы обучения, воспитания, социализации в широком смысле слова. Процессы эти всегда взаимосвязаны, но не параллельны. [3].

Во-первых, различны темпы физического и психологического развития. Один мальчик в 14−15 лет может выглядеть уже почти взрослым, а другой — еще совсем ребенком (рис. 1.1.). Такие же значительные различия существуют и в психическом развитии, в интересах, в умственной зрелости, уровне самостоятельности детей, причем различия эти не исключение, а правило.

Во-вторых, существуют большие внутренние диспропорции: отдельные биологические системы организма могут созревать в разное время.

Еще больше вариаций в психике: старший подросток может быть в одних отношениях уже взрослым, а в других — еще совершенно ребенком. Пласты детства в нем причудливо уживаются с пластами взрослости. Детские капризы и отношение к окружающим причудливо уживаются в нем со взрослостью суждений.

В-третьих, социальное возмужание по времени нетождественно физическому. Процессы акселерации свидетельствуют о том, что физическое созревание подростка происходит сегодня значительно быстрее и заканчивается раньше, чем в прошлом столетии. С социальным же созреванием дело обстоит гораздо сложнее. Сроки обучения в школе за последнее время заметно удлинились. Современная молодежь учиться значительно дольше, чем ее сверстники в прошлом. Позже начинается и ее трудовая деятельность.

Несмотря на это, существуют некоторые критерии, определяющие социальное созревание: завершение образования, приобретение стабильной профессии, начало трудовой деятельности, экономическая самостоятельность, политическое и гражданское совершеннолетие, служба в армии, вступление в брак, рождение первого ребенка. Но здесь, как и в сроках физического созревания, существуют большие различия и между разными группами молодежи, и в развитии отдельной личности. Юноша может быть достаточно зрелым в сфере трудовой деятельности, оставаясь в то же время на подростковом уровне в своих отношениях с девушками или культурных запросах и наоборот.

Вступление в жизнь — не одномоментное событие, а длительный процесс, биологические, социальные и психологические аспекты которого имеют свой собственный временной ритм, неодинаковую скорость протекания у разных людей и в разных конкретных условиях.

Подростковый, отроческий, возраст от 10−11 до 15−16 лет — переходный прежде всего в биологическом смысле. Социальный статус подростка мало чем отличается от детского. Психологически этот возраст крайне противоречив, он характеризуется максимальными диспропорциями в уровне и темпах развития. Важнейшая психологическая особенность его — зарождающееся чувство взрослости. Оно выражается в том, что уровень притязаний подростка предвосхищает будущее его положение, которого он фактически еще не достиг, намного превышает его возможности. Именно на этой почве у подростка возникают типичные возрастные конфликты с родителями, педагогами и с самим собой. В целом это период завершения детства и начала «вырастания» из него.

Длительность подросткового периода зависит, в частности, от конкретных условий воспитания детей, от того, насколько велик разрыв в нормах и требования, предъявляемых к ребенку и взрослому. От ребенка требуют послушания, от взрослого — инициативы и самостоятельности. Ребенка всячески ограждают от вопросов пола, в жизни же взрослых отношения мужчины и женщины играют важную роль. Контрастность детства и зрелости, между которыми он «находится», затрудняет подростку усвоение взрослых ролей и порождает много внешних и внутренних конфликтов.

Здесь важно подчеркнуть одно обстоятельство. Авторы, и это понятно, говорят о подростке, характеризуя наиболее общие, типичные черты его физического и психологического облика. Между тем есть и проблема индивидуальных различий. Так называемого среднестатистического подростка реально не существует. Более того, разговоры о подростках без учета того, мальчик он или девочка, беспредметны. Общие закономерности подросткового возраста проявляют себя через индивидуальные вариации, зависящие не только от окружающей подростка среды и условий воспитания, но и от особенностей организма и личности. Поэтому, в этой книге наряду с характеристикой общих черт подростковости, я буду стараться делать акценты на половых различиях и индивидуальных особенностях.

Переходный возраст (в широком понимании этого слова) всегда считался критическим в смысле перехода, перелома, перемены. Насколько кардинальными и глобальными оказываются перемены в личности в подростковый период? Разные психические качества изменяются по-разному: одни — быстро, другие остаются относительно прежними на протяжении всей жизни. Различна и степень возрастной изменчивости личности в целом: одни люди сильно меняются при переходе от детства к юности, а другие — нет. У одних отрочество и юность протекают бурно и болезненно, у других спокойно и плавно. Характер перехода зависит от той совокупности, той композиции, которая сложится на основе развившихся к тому моменту внутренних факторов и наличных условий окружающей среды.

Подростковый возраст занимает важную фазу в общем процессе становления человека как личности, когда в процессе построения нового характера, структуры и состава деятельности ребенка закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и социальных установок.

Занимая переходную стадию между детством и юностью, отрочество представляет исключительно сложный этап психического развития. Говоря о нем, важно учитывать различия между младшими и старшими подростками, понимая, что нет никакого «среднеподросткового» возраста, практически приходится ориентироваться на типичное, характерное для всего этого периода. С одной стороны, по уровню и особенностям психического развития отрочество — это типичная эпоха детства, с другой — перед нами растущий человек, стоящий на пороге взрослой жизни, в усложненной деятельности которого реально намечается направленность на новые формы общественных отношений.

В подростковом возрасте происходит бурный рост, развитие и перестройка организма ребенка, неравномерность физического развития, когда преимущественно происходит рост костей туловища и конечностей в длину, приводит к угловатости, неуклюжести, потере гармонии в движениях. Осознавая это, подросток стесняется и старается замаскировать свою нескладность, недостаточную координацию движений, принимая порой неестественные позы, пытаясь бравадой и нарочитой грубостью отвлечь внимание от своей наружности. Даже легкая ирония и насмешка в отношении его фигуры, позы или походки вызывают часто бурную реакцию, ибо подростка угнетает мысль, что он смешон и нелеп в глазах окружающих [3].

Подростковый возраст — это возраст жадного стремления к познанию, возраст кипучей энергии, бурной активности, инициативности, жажды деятельности. Заметное развитие в этот период приобретают волевые черты характера — настойчивость, упорство в достижении цели, умение преодолевать препятствия и трудности. В отличие от младшего школьника, подросток способен не только к отдельным волевым действиям, но и к волевой деятельности. Он часто уже сам ставит перед собой цели, сам планирует их осуществление. Но недостаточность воли сказывается, в частности, в том, что проявляя настойчивость в одном виде деятельности, подросток может не обнаруживать ее в других видах. Наряду с этим, подростковый возраст характеризуется известной импульсивностью. Порой подростки сначала сделают, а потом подумают, хотя при этом уже осознают, что следовало бы поступить наоборот [4].

Внимание подростка характеризуется не только большим объемом и устойчивостью, но и специфической избирательностью. В этот период уже может быть произвольное внимание [4].

Избирательным, целенаправленным, анализирующим становится и восприятие. Значительно увеличивается объем памяти, причем не только за счет лучшего запоминания материала, но и его логического осмысления. Память подростка, как и внимание, постепенно приобретает характер организованных, регулируемых и управляемых процессов [4].

Существенные сдвиги происходят в интеллектуальной деятельности подростков. Основной особенностью ее в 10−15 лет является нарастающая с каждым годом способность к абстрактному мышлению, изменение соотношения между конкретно-образным и абстрактным мышлением в пользу последнего. Важная особенность этого возраста — формирование активного, самостоятельного, творческого мышления [4].

Бурно развиваются чувства подростков. Их эмоциональные переживания приобретают большую устойчивость. Под влиянием окружающей среды происходит формирование мировоззрения подростков, их нравственных убеждений и идеалов. Складываются и развиваются моральные чувства патриотизма, интернационализма, ответственности и др. Этот возраст характеризуется и сложными эстетическими чувствами, формированием эстетического отношения к окружающей действительности. При значительной склонности к романтическому у подростков более реалистичным и критичным становится воображение. Детям подросткового возраста присущи повышенный интерес к своей личности, потребность в осознании и оценке своих личных качеств. Анализируя и оценивая свое поведение, подросток постепенно сравнивает его с поведением окружающих людей, прежде всего своих товарищей. При этом он дорожит мнением не только товарищей, но и взрослых, стремясь выработать в себе также черты, которые позволяли бы ему добиваться успехов в деятельности и улучшать взаимоотношения с другими людьми [4].

Возможность осознать, оценить свои личные качества, удовлетворить свойственное ему стремление к самосовершенствованию подросток получает в системе взаимодействия с «миром людей». И сам этот мир воспринимается им именно через посредство взрослых людей. Подросток ждет от них понимания, доверия. Показательны в этом плане данные опроса большой группы восьмиклассников. На вопрос, уважают ли они взрослых, подростки ответили: «Да, но только тех, кто считается с нами». Если же взрослые не считаются с тем, что подросток уже не маленький ребенок, то с его стороны возникают обиды и разнообразные формы протеста — грубость, упрямство, непослушание, замкнутость, негативизм [1].

Подросток, как уже отмечалось, стремится быть и считаться взрослым. Он всячески протестует, когда его мелочно контролируют, наказывают, требуют послушания, подчинения, не считаясь с его желаниями, интересами. Ошибочное представление, будто подросток еще маленький ребенок, не способный к проявлению собственной инициативы, ставит его в зависимое положение, исключает возможность сотрудничества с ним. Например, в некоторых семьях самостоятельность подростков, — понятие весьма относительное. Матери и отцы, сознавая необходимость изменения отношений с растущими детьми, стараются шире вовлекать их в семейные дела, в разнообразный труд, дают им те или иные поручения. Нои при этом подростки сами не выбирают дела, не участвуют в его планировании, все строго регламентируется взрослыми. Отсутствует принцип добровольности, дети не привлекаются к обсуждению совершаемых дел, что глушит инициативу, творчество ребят. Ошибка в данном случае заключается в том, что взрослые не учитывают психологических особенностей детей разных возрастов, плохо используют их возможности, в том числе активность, энергию подростков, их стремление к самостоятельности. Предоставить детям самостоятельность, свободу в выборе действия мешает мысль «как бы чего не вышло». Родители создают всевозможные ограничения, надзор. Между тем, позиция настоящего воспитателя по отношению к воспитанникам — это прежде всего позиция старшего товарища, авторитетного друга. Только это ведет к обеспечению подлинного единства взрослых и детей, к ликвидации той обособленности родителей и подростков, при которой они живут разными интересами, одни — командуют — другие выполняют команды [4].

Каждый возраст находится в непосредственном отношении с действительностью, каждый возраст важен сам по себе в жизни конкретного человека, независимо от связи с последующими возрастными периодами.

Несостоятельными являются все те теории подросткового возраста, которые пытаются объяснить психологию подростка, исходя из каких-либо внешних по отношению к психическому развитию факторов. Ведь факторы и биологического, и социального порядка не определяют развитие прямо: они являются лишь компонентами сложной психологической мозаики процесса развития и становления личности [4].

Кризис подросткового возраста связан с возникновением в этот период нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у подростка способности и потребности познать самого себя как личность, обладающую именно ей, в отличие от всех других людей, присущими качествами. Это порождает у подростка стремление к самоутверждению, самовыражению (т.е. стремление проявлять себя в тех качествах личности, которые он считает ценными) и самовоспитанию. Указанные выше потребности и составляют основу кризиса подросткового возраста [7].

Учебная деятельность и, главное сам процесс усвоения знаний, предъявляющий новые требования к мышлению дошкольника, словом, учебная деятельность в целом становится в младшем школьном возрасте ведущей, т. е. той, в которой формируются основные психологические новообразования этого периода: теоретические формы мышления, познавательные интересы, способность управлять своим поведением, чувство ответственности и многие другие качества ума и характера школьника, отличающие его от детей дошкольного возраста. При этом главную роль играет развитие мышления, происходящее в ходе усвоения научных знаний [7].

Конечно, не только развитие мышления определяет возникновение специфической для подростков формы самосознания. Этому способствуют и те новые обстоятельства, которые отличают образ жизни подростка от образа жизни детей младшего школьного возраста. Прежде всего это повышенные требования к подростку со стороны взрослых, товарищей, общественное мнение которых определяется уже не столько успехами школьника в учебе, сколько многими другими чертами его личности, взглядами, способностями, характером, умением соблюдать «кодекс чести», принятый среди подростков. Все это порождает мотивы, побуждающие подростка обратиться к анализу самого себя и к сравнению себя с другими. Так у него постепенно формируются ценностные ориентации, складываются относительно устойчивые образцы поведения, которые в отличие от образцов детей младшего школьного возраста представлены уже не столько в виде образа конкретного человека, сколько в определенных требованиях, которые подросток предъявляет к людям и к самому себе.

Общими для всех подростков независимо от различий в их социализации являются те психологические особенности в основе которых лежит развитие рефлексии, порождающие потребность понять самого себя и быть на уровне собственных к себе требований, т. е. достигнуть избранного образца. А неумение удовлетворить эти потребности определяет целый «букет» психологических особенностей (проблем, с которыми они приходят к психологу), специфичных для подросткового кризиса [7].

В связи с учением, возмужанием, накоплением жизненного опыта и, следовательно, продвижением в общем психическом развитии у школьников к началу переходного возраста формируются новые, более широкие интересы, возникают различные увлечения и появляется стремление занять иную, более самостоятельную, более «взрослую» позицию, которая связана с таким поведением и такими качествами личности, которые, как им кажется, не могут найти своей реализации в «обыденной», школьной жизни [7].

Переходный критический период завершается возникновением особого личностного новообразования, которое можно обозначить термином «самоопределение». С точки зрения самосознания субъекта оно конкретизируется в новой, общественно значимой позиции. Самоопределение формируется во второй фазе подросткового возраста (16−17 лет), в условиях скорого окончания школы, связанного с необходимостью так или иначе решить проблему своего будущего. От мечтаний подростка, связанных с будущим, самоопределение отличается том, что оно основывается на уже устойчиво сложившихся интересах и стремлениях субъекта; тем, что оно предполагает учет своих возможностей и внешних обстоятельств; опирается на формирующееся мировоззрение подростка и связано с выбором профессии [7].

Главной целью любого гуманного общества является такое раскрытие возможностей растущего человека, при котором он способен творчески проявить себя, самовыразиться. Наблюдаемый сейчас в нашей стране всплеск индивидуализма подростков, вернее ярко выраженное их стремление к индивидуализации, к созданию и утверждению своего уникального «Я», сам по себе совершенно не входит в противоречие с их развитием как общественно ориентированных субъектов. Приводимые в массовой печати данные о растущей потере общесоциальной заинтересованности молодежи, о росте группового эгоизма и пр., не только неполно отражают внутренний мир современного молодого человека, но неправомерно противопоставляют общественное и индивидуальное, не отчленяя индивидуальное от индивидуалистического, т. е. эгоистического. При этом некорректно смешиваются принципиально различные состояния и понятия, во-первых. Во-вторых, забывается элементарная истина — растущий человек в той мере индивидуализируется в обществе, в какой он социализируется. Подростки 90-х годов перспективу своей полезности в обществе видят в обогащении собственной индивидуальности, стремясь выработать черты характера, необходимые для самостоятельной жизни, утверждения своего «Я», завоевания определенной социальной позиции и реализации себя в ней [7].

1.2 Феномен агрессивности как социально-психологическая проблема

1.2.1 Психолого-педагогический аспект понимания подростковой агрессивности

В современной психологии показано, что человек не рождается эгоистом или альтруистом, скромным или хвастливым. Лишь в процессе развития человека как личности возникают как социально полезные, так и социально вредные качества.

Подростковый, отроческий возраст охватывает период от 11 до 15 лет и является переходным в биологическом смысле как фаза полового созревания. В социальном плане он характеризуется продолжением учебной деятельности, в психологическом -- появлением большого количества новообразований, касающихся самосознания и эмоциональной сферы [2].

Подростковый и юношеский возраст не прост и противоречив и большинство родителей озабочены поведением подростков в этом сложном возрасте. Тревогу вызывают: повышенная агрессивность; высокая конфликтность, как в семье, так и в школе; открытое протестующее поведение подростка; эмоциональная и нервно-психическая неустойчивость; нежелание мириться с излишней родительской опекой; застенчивость и юношеский максимализм.

Кризис подросткового возраста заключается в преодолении пути вхождения ребёнка в общество. (Это кризисы общения с товарищами и родителями, кризис самосознания — когда человек начинает приобретать чувство индивидуальности.) Успешность и лёгкость этого пути зависит от того, на сколько ребёнок усвоил правила и моральные ценности общества, и насколько его личные моральные ценности близки с общественными.

В этом возрасте подросток ещё не взрослый, но и ребёнком быть уже не хочет. Поэтому подростку особенно нужен тесный контакт и взаимопонимание взрослых, они должны готовить ребенка к самостоятельной жизни. Нередко этот процесс завершается «реакцией группирования» с выделением соответствующего лидера, а порой и со стремлением к асоциальности.

Характерные черты личности подростка в этом периоде:

— эмоциональная неустойчивость;

— застенчивость;

— агрессивность;

— юношеский максимализм;

— отсутствие чувства адекватной реальности;

— повышенная тревожность;

— стремление к самостоятельности, не подкреплённое соответствующими — физическими и психологическими способностями.

Агрессивность в поведении в подростковом возрасте возрастает, и психологи объясняют агрессивность на данном этапе особенностями подросткового возраста.

Агрессивность как личная особенность связана с комплексом психологических качеств и свойств подростков:

1. В это время у подростка происходит становление самооценки. Но часто происходит расхождение между стремлениями подростка, утверждением себя как личности и положением ребенка, школьника, зависимого то воли взрослого, вызывает углубление кризиса самооценки. Это выливается в неприятие оценок взрослых независимо от их правоты.

2. Неудовлетворенность потребностями находит отражение в частности в тяге подростков к интимно-личностному и стихийно-групповому общению со сверстниками. В процессе стихийно-группового общения устойчивый характер приобретают агрессивность, жестокость и прочее (отношения в случайной группе не так важны и агрессивность в группе это способ удовлетворения во взрослости).

В подростковом возрасте ведущей деятельностью становится общение. Одно из важнейших проявлений коммуникативного поведения подростков это желание выделиться, отличиться любой ценой, выражающееся часто в агрессии [2].

Половое созревание-гормональный взрыв (не синхронное развитие организма), влияет на психику (становится неустойчивой) и самосознание.

Итак, рассмотрев некоторые особенности подросткового возраста, резюмируем, что недостаточное умение приспосабливаться к внешним условиям, различным конфликтам и экстремальным ситуациям, доверчивость и повышенная внушаемость, а также уязвимость, недостаточная избираемость поведения могут приводить к становлению насильственного поведения (агрессивности и т. д.).

Кроме того, на формирование личности детей и подростков влияет ряд внешних факторов: семья, телевидение, сверстники и др. И если это влияние негативно, то агрессия обостряется.

1.2.2 Социальные основы агрессии

Кроме психологических, исследователи проблемы агрессивности подростков однозначно принимают существование социальной опосредованности проявлений агрессии. В то же время социальная составляющая сама по себе достаточно сложна и требует дифференциации. Одним из наиболее важных аспектов считается гендерный аспект социального проявления агрессивности среди несовершенолетних.

Термин «гендерный» находит все более широкое распространение и обозначает различные социальные аспекты межполовых отличий. Ученые, занимающиеся гендерными исследованиями, изучают особенности социальных ролей мужчин и женщин. Говоря об особенностях агрессивных проявлений подростков, мы должны помнить, что у мальчиков и девочек они специфически окрашены в соответствии с половой принадлежностью. Задача педагога -- вовремя заметить агрессивные проявления в характере ученика. Агрессивность мальчиков и девочек старшего школьного возраста несколько отличается по своим корневым основам. Как правило, эти основы такие же, как и у взрослых представителей определенного пола [2].

Мальчики-подростки испытывают агрессию в таких межличностных отношениях, как учеба, спорт, личная угроза, ситуация алкогольного опьянения. Девочки более бурно реагируют на интрапсихические события (недооценивание внешних или духовных данных, неблагодарность, психологическое ущемление). Их гнев зачастую определяется качеством межличностных отношений, в результате чего и возникает неконтролируемая ситуация. Физическое самовосприятие мальчиков-подростков обостреннее, им трудно «завуалировать» видимые физические недостатки, которые могут быть причиной агрессивности [6].

Другой аспект социальной обусловленности агрессивных проявлений в поведении несовершеннолетних определяется домашней средой. Бытовое домашнее насилие стало привлекать к себе внимание общества лишь в последние тридцать лет, несмотря на то, что этот вид насилия уже многие годы является скрытой эпидемией. Научные исследования, проводимые в нашей стране, показывают, что одна треть потерпевших от убийств -- родственники.

Домашнее насилие применяется с целью контроля, запугивания и внушения чувства страха остальным членам семьи и проявляется в семьях с самым разным социальным статусом, а не только в бедных и неустроенных семьях, как традиционно считают многие [8].

Насильственное, агрессивное поведение является одной из наиболее действенных форм реагирования на различные неблагоприятные жизненные ситуации. Психологически агрессия -- это способ решения проблем, связанных с самозащитой и ростом ощущения собственной ценности и самооценки, а также сохранением и усилением контроля над существенным для человека окружением.

Агрессивные действия могут выступать в качестве:

Ш средства достижения значимой цели;

Ш способа психологической разрядки как в форме атаки на «козла отпущения», так и в виде собственного участия или наблюдения за агрессивными играми или кинофильмами;

Ш способа удовлетворения потребности в самореализации и самоутверждении.

Традиционно считают, что жертвами домашнего насилия являются в первую очередь женщины, и поэтому большая часть программ как у нас в стране, так и за рубежом ориентирована на помощь именно женщинам. Однако исследования специалистов показывают, что наиболее страдающими от домашнего насилия членами семьи являются дети.

Известно, что бомльшая часть социальных навыков, необходимых человеку в его жизни, приобретается путем наблюдения за поведением взрослых. Чем значимее для ребенка взрослый, а в первую очередь такими людьми являются члены его семьи, тем быстрее запоминается и лучше воспроизводится определенная форма поведения. Исследования личности агрессивно ведущих себя в детском саду девочек и мальчиков показали, что их отцы часто ведут себя агрессивно и любят смотреть фильмы с насилием. Самые разные формы насилия запоминаются на более длительный срок и воспроизводятся быстрее и чаще, чем позитивные формы поведения [8].

На агрессивное поведение детей существенное влияние оказывает и система наказания, применяемая в семье. Дети, выросшие в жесткой и неблагоприятной семейной обстановке, чаще оценивались сверстниками и воспитателями как агрессивные и чаще проявляли свою агрессию в дальнейшей, особенно семейной, жизни. С другой стороны, ребенок, к которому проявляли слишком мало интереса и которому достается мало родительской, особенно материнской, любви, которому предоставлено слишком много свободы и для которого введено мало ограничений на проявление негативного, агрессивного поведения, скорее всего, вырастет агрессивным.

Необходимо помнить, что попытки сдерживать активное поведение ребенка с помощью физического наказания зачастую определяют противоположный результат:

-во-первых, как уже упоминалось, наказывающие родители могут стать примером агрессивного поведения;

-во-вторых, дети, которых часто наказывают, будут стремиться избегать своих родителей или оказывать им сопротивление;

-в-третьих, если наказание слишком возбуждает и расстраивает, они могут вытеснить из памяти причину наказания и бессознательно сопротивляться усвоению правил приемлемого в обществе поведения [10].

И наконец, дети могут осознать, что агрессию можно проявлять в тех местах, которые не контролируются взрослыми, и так, чтобы об их негативном поведении не стало известно. По сути дела, подобное наказание заставляет скрывать внешние проявления нежелательного поведения, но не устраняет его.

Таким образом, социальными основами агрессии является гендерный аспект социального проявления агрессивности. Особенности агрессивных проявлений мальчиков и девочек специфически окрашены в соответствии с половой принадлежностью. Жертвами домашнего насилия, наиболее страдающими от него, являются дети. И родителям необходимо знать, что сдерживание агрессивного поведения ребенка с помощью физического наказания не даёт положительных результатов.

1.3 Теории агрессивного поведения

Человек был, есть и, возможно, еще долго будет агрессивным. Это кажется ясным и бесспорным. Но почему он агрессивен? Что заставляет быть таковым? На этот вопрос всегда пытались найти ответ. Высказывались противоположные, порой взаимоисключающие мнения в отношении причин ее возникновения, ее природы, факторов, способствующих ее формированию и проявлению. На сегодня многообразны как теории агрессивного поведения, так и выделенные формы поведенческой активности животных и человека. Среди теорий, естественно, следует указать на теории З. Фрейда, К. Лоренца, Э. Фромма; позиции бихевиористов, инстинктивистов, сторонников их интеграции и т. д. [2].

Все существующие ныне теории агрессии, при всем их многообразии, можно подразделить на четыре основные категории, рассматривающие агрессию как: 1) врожденное побуждение или задаток (теории влечения); 2) потребность, активируемая внешними стимулами (фрустрационные теории); 3) познавательные и эмоциональные процессы; 4) актуальное проявление социального.

Первая категория теорий, несмотря на многообразие подходов, исходит из того (и это объединяет эти теории и составляет их центральное звено), что агрессивность рассматривается ее сторонниками как врожденная инстинктивная форма поведения. Иными словами, агрессия проявляется потому, что она генетически запрограммирована. Следовательно, какие-либо, даже самые положительные, изменения в социальной среде не способны предотвратить ее проявление. Максимум, возможно, ослабить ее. И в этом, несомненно, есть доля истины.

Вторая категория теорий (агрессия как потребность, активируемая внешними стимулами, агрессия как побуждение) как раз наоборот, считает возможным не только ослабление, но полное искоренение агрессии, поскольку саму агрессию относит к проявлениям влияния и воздействия внешней среды и условий (фрустрации, возбуждающих и аверсивных событий).

Третья группа теорий, в отличие от предыдущих, учитывает такие аспекты человеческого опыта, как когнитивная и эмоциональная деятельность, Именно этим она отличается от них. Сторонники этих теорий утверждают возможность управления агрессией, контроля над поведением «простым» научением людей реально представлять себе потенциальные опасности, адекватно оценивать угрожающие ситуации.

Наконец, согласно четвертой группе теорий (теории социального научения), агрессия представляет собой приобретенную в процессе научения модель социального поведения. Агрессивные реакции усваиваются и поддерживаются путем непосредственного участия в ситуациях проявления агрессии, а также путем пассивного наблюдения агрессивных проявлений [2].

Естественно, говоря о психоаналитическом подходе к агрессии и агрессивности, мы, в первую очередь, будем иметь в виду З. Фрейда. Все человеческое поведение психоаналитики выводят прямо или косвенно из Эроса — основного инстинкта жизни, энергия которой направлена на упрочение, сохранение и воспроизведение жизни. В этом контексте агрессия рассматривается как реакция на блокирование или разрушение либидинозных импульсов.

Однако первая мировая война и собственная болезнь заставили З. Фрейда пересмотреть некоторые свои предположения в отношении «основного инстинкта». В 1932 году в переписке с А. Эйнштейном он писал о том, что кроме Эроса в человеке заложена и инстинктивная «энергия разрушения, препятствовать которой бессмысленно и бесплодно». Он предположил существование второго основного источника — влечения к смерти (который был назван затем Танатосом), вся энергия которой направлена на разрушение и прекращение жизни. Он утверждал, что все человеческое поведение является результатом сложного взаимодействия этого инстинкта с Эросом и что между ними существует постоянное напряжение. Этот конфликт приводит к выведению энергии Танатоса во вне, то есть Танатос способствует выведению энергии агрессивности наружу и на других [2].

Взгляды Фрейда на истоки и природу агрессии крайне пессимистичны. Это поведение не только врожденное, берущее начало из «встроенного» в человеке инстинкта смерти, но также и неизбежное, поскольку, если энергия Танатоса не будет обращена вовне, это вскоре приведет к разрушению самого индивидуума. И все хорошо тем, что внешнее проявление эмоций, сопровождающих агрессию, может вызывать разрядку разрушительной энергии и, таким образом, уменьшить вероятность появления более опасных действий. То есть катарсис — совершение экспрессивных действий, не сопровождающихся разрушением, может быть эффективным средством предотвращения более опасных поступков. Иными словами, с точки зрения З. Фрейда агрессия имеет биологическую (инстинктивную) природу и преодолеть ее невозможно, кроме как частично регулировать социальными нормами, придавая ей более или менее безобидные формы.

Эволюционный подход к развитию человеческой агрессивности опирается, в первую очередь, на теорию К. Лоренца, разработанную в результате изучения поведения животных. Взгляды К. Лоренца достаточно близки к взглядам З. Фрейда. Согласно концепции К. Лоренца агрессия берет свое начало из врожденного инстинкта борьбы за выживание. Этот инстинкт развился в ходе эволюции и выполняет три важные функции: 1) борьба рассеивает представителей видов на широком географическом пространстве, 2) агрессия помогает улучшить генетический фонд вида за счет того, что оставляют потомство только наиболее сильные и энергичные, 3) сильные животные лучше защищаются и обеспечивают выживание своего потомства. Однако, в применении к человеку, скорее нужно констатировать негативную роль второго пункта. Энергия агрессии генерируется в организме спонтанно, непрерывно, в постоянном темпе, регулярно накапливаясь с течением времени. Чем больше количество агрессивной энергии имеется в данный момент, тем меньшей силы стимул нужен для того, чтобы агрессия «выплеснулась» вовне. Это так называемая «психогидравлическая модель» агрессии, созданная на основе исследования агрессии животных. Конечно, можно поспорить с автором за механический перенос на человека данных, полученных в экспериментах на животных, а также в ходе наблюдений за ними. Но не надо забывать, что человек — это то же своеобразное животное и имеет эволюционные и физиологические корни.

Теория К. Лоренца объясняет тот факт, как у людей, в отличие от большинства других живых существ, широко распространено насилие в отношении представителей своего собственного вида. Все живые существа, особенно хищные животные, обладают способностью подавлять свои стремления. Это препятствует нападению на представителей своего вида. Люди же, как менее опасные с биологической точки зрения существа, обладают гораздо более слабым сдерживающим началом. На ранних этапах становления человечества это было не очень опасным, поскольку возможность нанесения серьезных повреждений была достаточно низка. Однако технический прогресс привел к неимоверному росту возможностей человечества нанесения «серьезных повреждений» и поставил под угрозу сам факт выживания человека как вида и всего человечества как такового. И К. Лоренц и З. Фрейд считают агрессию подвластной определенному контролю социальными нормами, и в то же время, и врожденной и неизбежной.

Одним из подходов к пониманию сущности человеческой агрессивности является, с моей точки зрения, антропоэкологический подход, применяемый некоторыми исследователями (Гильбурд; Дерягина М. А.; Корнетов А.Н.). Агрессия и агрессивность, зло и насилие, война и разрушения и т. д. и т. п. всеми исследователями человека бесспорно относятся к негативным, аномальным, не желательным явлениям. Однако уже много тысяч лет эти явления сохраняются на всех этапах естественного отбора и, так называемой, геннокультурной эволюции вида Homo Sapiens (Самохвалов В. П. и соавт., 1995). Естественно предположить, что агрессивность и агрессивное поведение, возникшие на определенных этапах эволюции, имеют эволюционный смысл [2].

Как и любая форма поведения, агрессивность проявляется во взаимоотношениях со средой. Поэтому мы считаем совершенно естественным и правильным применение антропоэкологического подхода в качестве методологической основы, с позиций которого эволюцию человека можно рассматривать как перманентный процесс адаптации в меняющихся условиях среды обитания. С точки зрения Foley R. избирательная фиксация тех или иных уникальных для Homo Sapiens особенностей в ходе этого процесса позволили ему получить репродуктивное преимущество над теми, кто не обладал такими чертами. Возможно эволюция «наградила» его (человека) высокой силой агрессии как биологически самого неприспособленного и слабого вида [2].

Известно, что эволюция человека происходит путем генных, морфологических, физиологических и поведенческих мутаций, из которых мне, как психиатру, легче всего анализировать последние. Основной постулат этологии гласит, что любое поведение в конкретной экологической ситуации имеет адаптативный или защитный характер (Tinbergen N., 1951). Возникает правомерный вопрос, в какой же экологической ситуации агрессивность оказалась эволюционно полезной формой поведения, когда она приобрела адаптативный смысл? Можно предположить, что, во-первых, будучи физически слабым, лишенным физиологических и биологических механизмов защиты и нападения (сильные ноги или руки, клыки, броня, бивни, рога и т. д.), в экологически агрессивной по отношению к себе среде человек «заразился» этой агрессивностью. То есть приобрел большую силу «витальной энергии». Во-вторых, в ходе эволюции энергия человеческой агрессивности изменила свой вектор от естественной к социальной среде, агрессия стала направляться на человека, против человека. Биологически агрессивная среда породила в человеке адаптативно-защитную агрессию в отношении естественной среды, которая, впоследствии закрепившись генно-культуральными механизмами, стала сутью и основой всех форм человеческой жизнедеятельности. То есть, если правильна концепция В. П. Самохвалова и В. И. Егорова (1995), то формирование агрессивности представляется нами как один из основных факторов психической эволюции человека, возможно наравне с формированием таких особенностей, как прямохождение и речь (Самохвалов В.П., 1994). «Неразумная разумность» человека (по выражению К. Лоренца «разумная, но нелогичная человеческая натура») породила противоречия в естественно-биологической среде человека, что обусловлено своего рода дисгармонией между закономерностями социального поведения, основанного на разуме и культурной традиции, и закономерностями, которые присущи «любому филогенетически возникшему поведению». Дисгармония между этими фундаментальными основными формами поведения привела к тому, что агрессия в человеческом обществе стала принимать «гротескные и бессмысленные формы» и, теряя свой первоначальный видосохраняющий, защитно-адаптативный смысл, стала превращаться в угрозу выживанию. Несмотря на некоторую спекулятивность подобных рассуждений, все же такой ход эволюции человека представляется возможным [2].

Естественно, что такая динамика имела место не всегда и не у всех народов. Это подтверждается данными антропологических, археологических и исторических исследований. Известны народы и культуры более агрессивные (сельджуки, монголо-татары, кельты), аутоагрессивные (угро-финны), «общество древних охотников», а также «общество земледельцев».

Если инстинктивисты видят в человеке лишь набор природных инстинктов, проводя прямые аналогии с животными, то полярной позиции в этом вопросе придерживаются бихевиористы. Причем, их позиция достаточно легко и с готовностью воспринимается определенной частью человечества, поскольку соединяет элементы либерализма с определенной духовной и социальной реальностью нашего бытия. Той частью, которая убеждена, что человек формируется исключительно под влиянием «социума» и при этом игнорирует полностью биологическую природу человека. Ту «природу» в человеке, которая мешает становлению мирного и справедливого общественного строя. Хотя надо отметить, что такому становлению не в меньшей мере мешает и сама «социальная» природа человека, ее внутренние противоречия между «биологическими» и «социальными» корнями человека.

Бихевиоризм видит только поведение человека в данный момент. Но исключает личность, самого действующего человека. С позиции бихевиоризма агрессивность выступает как поведенческое расстройство. Его формула гласит: человек чувствует, думает и поступает так, как он считает правильным для достижения ближайшей желанной цели. Но можно ли понять поведение, не учитывая личность, которое обнаруживает это поведение? Поведение можно понять в том случае, если мы будем знать неосознанные и осознанные мотивы, побудившие его к действию, считает Э. Фромм. С моей точки зрения любое объяснение какого-либо явления или факта содержит некоторую «истину». «Понять» можно все, но дело в том, насколько эта «истина», это «понимание» раскрывают причинно-следственные связи. Сознательно или нет, но все апологеты «строительства справедливого, совершенного и социального общества» стоят на позициях бихевиоризма [2].

Бихевиоризм хорош как научный метод исследования, как психологическая теория, так или иначе освещающая проблему человека. Но бихевиоризм, повторяя путь психоанализа, превратился в социальную теорию, в идеологию, а идеология, как известно, превращает нас в машин, роботов, лишенных всяких душевных и духовных переживаний; реклама делает из нас в «отчужденных аппендиксов» социально-политической жизни. Экономика же трансформирует нас в «пятое колесо телеги». В индустриально развитых странах человек достаточно интенсивно заменяется машиной, в отсталых и развивающихся странах он превращается в социальный балласт, нуждающийся к тому же в пище, одежде, а порой и в зрелищах, поскольку, экономики, промышленности как таковой практически не существует. Человек должен соответствовать определенным стандартам и шаблонам, выполнять определенные функции, то есть выявлять вполне определенное поведение — соответствовать установленным нормам, не «выступать», не «просвечиваться», выполнять то, что от него ожидают, а не то, что он хочет. Общества, развивающиеся на принципах бихевиоризма, имеют своим лозунгом (иногда прикрытым, завуалированным, иногда открытым, широко декларируемым) конформизм, приспособляемость во всем и везде. Причем, совершенно не важно какое это общество — демократическое ли, тоталитарное ли или авторитарное, монархия или республика, социалистическое или капиталистическое. Поскольку любое государство в той или иной степени, вчера, сегодня или завтра, открыто или завуалировано, старое ли государство с демократическими устоями или вновь зарождающаяся демократия содержит в себе зачатки полицейского государства, несет в себе необходимость демонстрации и реализации силы. Потому что оно — государство — заинтересовано во вполне конкретном «законопослушном» «общепринятом» поведении. А тот, кто пытается не соответствовать этим стандартам, проявляет в какой-либо форме свою индивидуальность и уникальность не в русле принятых в обществе норм и ценностей, рискует быть отторженным. В демократических обществах он рискует своей карьерой, в авторитарных — работой, потерей связей, общения, в тоталитарных государствах — жизнью. Разница, конечно, большая, но суть одна и та же. Об этом же свидетельствуют бихевиористы — любое поведение, чувство, мысль, поступок, отклоняющиеся от стандарта, будет иметь для него (человека) отрицательные последствия.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой