Гендерные особенности нравственной социализации личности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Для каждой культуры характерен свой ряд представлений о маскулинности и феминности. Структура и содержание этих, зачастую, стереотипных представлений зависит не только от этнокультурного своеобразия, в котором бытуют подобные представления, но и от исторической стадии развития определенного общества, уровня его урбанизованности, религии и тому подобного.

Сегодня история советского детства является перспективным направлением в научных исследованиях. Особый научный интерес вызывает проблематика 1920−30-х годов, когда происходит процесс зарождения и становления особой модели «советского детства». Кроме того, обращение к проблеме полового просвещения в предперестроечные годы и первую пятилетку после перестройки представляет интерес, т.к. позволяет понять, каким образом система административного контроля воздействовала на интимность, как конструировался дискурс секса и репродуктивного здоровья в рамках школы, каким образом дискурс дозволительного отношения к публичному обсуждению секса преломлялся на школьных занятиях.

Гендерная модель «советского детства» на начальных этапах появления советской власти

Изучение советского детства является перспективным в контексте гендерной методологии. Начало гендерного анализа государственных стратегий в области детства в 1920−30-е годы было положено современными российскими и западными учёными.

Однако реконструкция гендерной модели «советского детства» как системы исторически и культурно сформировавшихся в обществе норм и стереотипов, характерных для представителей определенного пола, или приписываемых представителям определенного пола государственной идеологией, требует дальнейшего специального исследования.

Таким образом, целью нашей работы является попытка сформулировать гендерную модель «советского детства» в 1920−30-е годы и причины её последующей трансформации. Источниковой базой исследования выступила центральная и региональная периодическая пресса, которая позволила проанализировать государственные стратегии в области формирования гендерной модели «советского детства», а также степень успешности её реализации.

Анализ периодической прессы 1920−30-х годов дал возможность проследить процесс реализации официальной гендерной модели «советского детства» в повседневной практике советских детей.

Следует отметить, что в начале 1920-х годов советские идеологи не уделяли особого внимания гендерным отличиям, гендерным ролям и статусам детей в обществе. Главным для них было то, чтобы все дети, независимо от их пола, были «организованными детьми» — пионерами или октябрятами. Пропаганда, художественная литература и кинематограф в 1920-е годы изображали детей «маленькими взрослыми», со взрослыми чертами лица, со сформировавшимся твердым и решительным характером, обладавшими политической бдительностью и сознательностью. Пионерские собрания, конференции, митинги, обсуждение политических событий, общественно-полезный труд должны были полностью заполнить детский досуг. В этот период советские газеты и журналы писали о детях в основном гендерно-нейтрально, используя бесполые характеристики и формулировки. Однако со временем пропаганда начинает отдавать предпочтение мужскому образу и стилю поведения у детей.

Современные исследователи обратили внимание на то, что «идеальным» советским ребенком в 1920-е годы, с точки зрения советских идеологов, был мальчик, чаще всего блондин, политически активный, энергичный, самоуверенный, стремящийся как можно скорее проститься с детством.

Вот образ типичного пионера, который предлагает журнал «Вожатый» в 1924 году: «Ему нет 13 лет. Белокурый, с быстрыми глазами, вечно живой — он производит приятное впечатление с первой же встречи. И он любимец в отряде. Но пионером стал не сразу. Много вытерпел, много поломал себя, повоевал дома, несколько раз выходил из отряда. … На вид он рядовой пионер, но внутренне сильный и подающий надежды мальчик. Сейчас он усердно готовится в комсомол: «Уж, за что взялся, что нравится — не бросит. Парень — «гвоздь». Итак, любимым героем советской пропаганды, художественных произведений и кинокартин со второй половины 1920-х годов становится мальчик — пионер, активный, самоуверенный и энергичный. Характер и моральные качества «настоящего» пионера, такие как стремление к лидерству, мужество, активность, смелость, решительность, имели ярко выраженную маскулинную окраску.

А девочкам, чтобы стать хорошими пионерками, нужно было избавиться от «негативных» — «девчачьих» привычек, таких как плаксивость, робость, болтливость и т. д. На фотографиях девочки-пионерки почти не отличаются от мальчиков, у них короткие стрижки, грубые черты лица, одинаковая с мальчиками одежда. Для девочек становится приемлемым мальчишеский стиль поведения и внешность, а желание красиво одеваться, украшать себя, посещать театр и кино, осуждались как проявления «мещанства» и «пережитков прошлого».

Показательной в этом смысле является публикация детских писем в редакцию газеты «Пионерская правда» под названием «Кем хотят быть наши дети: Сборник детских писем для отцов» в 1929 году. В своих письмах дети Советского Союза осуждали девочку Катю, которая искренне написала в своем письме, что мечтает стать красивой и известной киноактрисой. Теперь перенесемся на 60 лет вперед.

Половое воспитание школьников в 1980-е годы и конструирование идентичности

Понимая ограничения роли школы в реферировании вопросов секса для подростков ввиду существования других авторитетных «лидеров мнения» таких как компании, родители, средства массовой информации, мы вместе с тем признаем, что именно школьное воспитание играет важную роль в формировании фреймов «допустимой» сексуальности, презентации «общественно приемлемых» форм сексуальной жизни и конструирования значений сексуального опыта.

Сексуальность и школьное обучение — это и вопрос об административной власти над телом, и одновременно вопрос о трансформации интимности и идентичности.

Исследование основывалось на глубинных интервью с экспертами, влияющими как на разработку системы «полового просвещения» — заместитель министра здравоохранения ТАССР, работниками школ, которые занимались «половым просвещением» в 1980 годы и учащимися тех лет. Информанты представляли своего рода «устные истории», их рассказы о «половом просвещении» были тесно вплетены в контекст взаимоотношений со школьниками, родителями, администрацией.

Для анализа официального дискурса анализировались учебники для педагогов и учеников, касающиеся полового воспитания.

Вопрос о необходимости введения в школах полового воспитания поднимался в СССР с 1962 года. Долгое время единственными проводниками информации, связанной с репродуктивным здоровьем и сексом, выступали акушеры-гинекологи, проводящие лекции в школе согласно планам санитарно-просветительской работы.

Однако системного знания подобные занятия приносить не могли в силу ограниченности часов и отсутствием единой программы. В 1983—1985 гг. в школьных программах появились дисциплины «Гигиеническое и половое воспитание» (12 часов в 8 классе) и «Этика и психология семейной жизни» (34 часа в 9−10 классах).

Освещение вопросов в школе, напрямую или косвенно касающихся сексуальной жизни обозначалось понятиями «половое воспитание» и «половое просвещение». «Половое воспитание» понималось как «часть нравственно-этического воспитания». Анализ книг, служащих пособием для учителей показал, что секс, помещается в контекст брака и не индивидуализируется, выступая объектом социального и государственного контроля. Учебники следовали модели официальной пропаганды «незыблемости» советской семьи и коммунистического воспитания.

Интервью с учителями, которые вели предмет «Этика и психология семейной жизни» позволили обнаружить, что, говоря о роли полов во взаимоотношениях, учителя воспроизводили господствующую тогда установку на естественность половых различий. Особое внимание уделялось роли мужчины. При этом имплицитно присутствовало понимание мужчины как более «сильного», и поэтому ответственного за взаимоотношения.

В большинстве школ для беседы о методах предохранения и репродуктивном здоровье приглашались медики. Стоит отметить, что медицинский акцент в половом просвещении сыграл двойственную роль — будучи произведенным командно-административной системой с соответствующими методами, оно выступало средством контроля над репродуктивной системой.

Одновременно с этим медицинское половое просвещение повлияло на формирование установок на ответственную сексуальную жизнь. В то же время стоит отметить гендерный «перекос» — ответственность за безопасный секс возлагалась в большей степени на женщину.

Сексуальность как социальный конструкт, действующий в пределах власти, с одной стороны, и как часть самоидентичности, с другой стороны, была дискуссионной точкой повседневности в школах позднесоветского периода. Однако основными барьерами выступали идеология и межпоколенческий разрыв. Признавалось, что откровенные разговоры о семейной жизни противоречили официальной идеологии. Именно к середине 1980-х годов исследователи относят артикуляцию и коммерциализацию сексуальности в СССР, названную «сексуальной революцией». Власть уже не могла представить учебную программу, адекватную восприятию школьников позднесоветского поколения, подобрать нужный идеологический ключ.

Гендерные особенности нравственной социализации личности

В современном общественном сознании, как считают некоторые исследователи, нормы нравственности едва ли не сомнительны, они теряют свой потенциал регулирования общественных отношений, стимула самосовершенствования людей. Система личных нравственных взглядов оформляется в моральную концепцию личности, в которой человек самоопределяется.

Нравственные взгляды резюмируют усвоение личностью моральных ценностей, что делает их непосредственной рациональной основой для формирования центрального элемента индивидуального морального сознания — моральных убеждений. Усвоение моральных норм, принципов, идеалов, происходит в процессе моральной социализации, которая является одним из аспектов социализации.

В каждом обществе существуют различные роли мужчины и женщины в соответствии с их полом. «Быть мужчиной» подразумевает играть определенную социальную роль, «быть женщиной» -- играть другую. Эти социальные роли, определяемые по половому признаку, являются установками ожидания, которые определяют, как мужчина и женщина должны действовать, согласно нормам, принятым в данном обществе.

Эмпирической базой данной работы являются материалы исследования, проведенного сотрудниками кафедры социологии Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина на протяжении 2000−2001 годов по программе научно-исследовательской темы «Современные университеты как среда формирования интеллектуальной элиты украинского общества», а также результаты анкетного опроса студенческой молодежи, проведенного автором работы в ряде харьковских вузов.

Гендерная составляющая социальной политики в современной России

Само понятие социальной политики непосредственно связано с понятием государства всеобщего благосостояния (социального государства). «Социально государство представляет собой такой тип общественного устройства, при котором государство гарантирует своим гражданам определенный уровень благосостояния».

Безусловно, это благосостояние невозможно без учета гендерного фактора, который предполагает рассмотрение широкого круга социальных вопросов, касающихся социальных интересов женщин и мужчин, как представителей разных социальных групп общества.

Чаще всего гендерную составляющую социальной политики рассматривают в рамках подхода, называемого в социологии — фамилизация. «Фамилизация — подход, в рамках которого социальное положение женщины рассматривается через призму семейной политики и интересов семьи». Реакцией на идеологию фамилизации можно выделить феминистскую идеологию дефамилизации — подход, в рамках которого социальное положение женщины определяется как процесс создания таких условий, в которых они могут поддерживать свой статус и приемлемый стандарт жизни вне зависимости от наличия семьи и внутрисемейных отношений. 8

Западные исследователи Ф. Гардинер и М Лейенар полагают, что о наличии в стране культуры равенства можно говорить только в том случае, если имеет место «дружественная политика по отношению к женщинам» как в качестве «клиентов» социальной политики, и в качестве создателей социальной политики. 9

По мнению авторов, когда реформы государства затрагивают интересы женщин в качестве потребителей социальной политики (например, в таких областях как сфера занятости, социальные и детские пособия), речь идет о «клиентском» аспекте социальной политики.

Прежде всего, эта сторона политики отражает стремление государства обеспечить равный доступ граждан к экономическим ресурсам и льготам.

В том случае, когда речь идет о включении женщин в процессы принятия решений, эти модели можно обозначить как «партнерская» политика, которая отражают стремление государства расширить участие женщин во властных структурах.

Говоря о гендерной составляющей социальной политики России, рассмотрим именно ее «клиентский аспект», поскольку в последние годы политика Российского государства направлена на преодоление демографического кризиса путем принятия разнообразных государственных мер по поощрению материнства, охране интересов матери и ребенка, укреплению семьи, ее социальной поддержки, обеспечению семейных прав граждан.

Обратимся к наиболее значимым аспектам «клиентской» политики России, прежде всего, к социальной политике, ориентированной на материальную поддержку семей, имеющих детей, поскольку каждая семья, принимая решение о рождении ребенка, нуждается в такой материальной поддержке.

В частности, с 1 января 2007 года существенно увеличились детские пособия. Теперь минимальное пособие по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет составляет 1500 р., за вторым и последующими детьми — 3000 р. Важно, что такое пособие теперь получают и неработающие женщины.

Наряду с увеличением детских пособий, значимым преобразованием социальной политики является введение материнского (семейного) капитала (250 тысяч рублей, которые с 1 января 2007 года будут получать женщины, родившие второго ребенка и последующих), направленного на стимулирование рождаемости в стране, укрепление престижа института семьи.

В результате, по данным Совета при Президенте России по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, в России в минувшем году родилось 1 602 387 детей. Это на 122 075 малышей больше, чем в 2006 году, при этом существенно сократилась детская смертность.

Другим направлением социальной политики, рассчитанной на поддержку института семьи, можно выделить, организацию отдыха и рационального питания детей.

Рациональное (здоровое) питание детей является необходимым условием обеспечения их здоровья, устойчивости к действию инфекций и других неблагоприятных факторов, способности к обучению во все возрастные периоды.

В меню образовательных учреждений преобладают в основном крупяные и макаронные блюда, хлебобулочные изделия. Сегодня Минздравсоцразвития России уделяет большое внимание профилактике нарушений в организации питания школьников и проводит систематическую работу по ее рационализации.

Таким образом, говоря о гендерной составляющей социальной политики России, хочется отметить, что ее «клиентский» аспект не ограничивается перечисленными направлениями. 2008 год — год Семьи, который может стать основой для подготовки долгосрочной государственной политики в этой сфере.

При реализации мероприятий социальной политики большинство женщин, являясь «клиентом», получателем различных социальных льгот и пособий, связывает свое благополучие с поддержкой государства. Степень же политического участия женщин в принятии социально значимых решений невысока.

Согласно Госкомстату, среди глав субъектов РФ, кроме В. И. Матвиенко, нет ни одной женщины. Из 88 председателей законодательных органов государственной власти субъектов РФ всего четыре женщины.

Большая роль в реализации социальной политики принадлежит именно государству. И от того, насколько государство будет участвовать в реализации социальной политики, адекватной интересам различных социально-демографических групп населения, будет определяться положение женщин в обществе, степень их политического участия.

Заключение

Анализ теоретических источников позволил сделать вывод о наличии существенных различий, как в реальном поведении представителей разного пола, так и в привлекательности определённых жизненных принципов. Эти отличия обусловлены многими факторами, в частности, гендерной социализацией и давлением социальных ожиданий (беспокойстве, сочувствие от женщин; настойчивость, целенаправленность и так далее от мужчин).

Глубокие изменения, происходящие в политической, экономической и общественной жизни России в последнее десятилетие требуют пересмотра многих подходов к организации социальной жизни общества. Социальная политика как деятельность государства и общества с целью согласования интересов различных социальных групп через перераспределение ресурсов общества, являлась и является универсальной формой воздействия на социальную сферу и социальные отношения в обществе.

Список литературы

1. Гидденс Э. Трансформация интимности. — СПб.: Питер, 2008.

2. Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей. — СПб.: Медицина, 2009.

3. Кон И. С. Подростковая сексуальность на пороге ХХI века. — Дубна, 2001.

4. Марьясис Е. Д., Ахвердов А. Г. Уроки семейной жизни. — Ставрополь: Кн. Изд-во, 2007.

5. Разумихина Г. П. Мир семьи: Кн. Для учащихся ст. классов по курсу «Этика и психология семейной жизни». — М.: Просвещение, 2008.

6. Роткирх А. Советские культуры сексуальности // В поисках сексуальности: Сб. статей, под ред. Е. Здравомысловой и А. Темкиной. СПб, 2005.

7. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности: работы разных лет; Пер. с франц / М. Фуко. — М.: Касталь, 2006.

8. Арбенина В. Л., Кизилов А. И., Николаевская A.M., Сокурянская Л. Г. Якуба Е.А. Высшая школа Украины. Современное состояние, тенденции изменения (по итогам исследований 1989−1993 г. г.) / Харьковские социологические чтения — 94. -Х., 1994.- C. 133−167.

9. Бакштановский В. И. Моральный выбор личности: цели, средства, результаты. — Томск., 2007.

10. Ковалева А. И. Концепция социализации молодежи: нормы, социализационная траектория // Социс. — 2009. — № 11.

11. Крамер С. Н. Связь морального сознания с нравственным поведением человека (по материалам иссл — я Л. Кольберга. и его школы) // Психологический журнал — 99. — Т. 20. № 3.

12. Современная западная социология. Словарь.- М.: Полит. издат, 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой