Гендерные различия в проявлениях тревожности у лиц, страдающих хроническим алкоголизмом

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Дипломная работа

ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ПРОЯВЛЕНИЯХ ТРЕВОЖНОСТИ У ЛИЦ, СТРАДАЮЩИХ ХРОНИЧЕСКИМ АЛКОГОЛИЗМОМ

Содержание

  • Введение
  • 1. Cовременные представления об алкоголизме
  • 1.1 Понятие хронического алкоголизма и причины алкоголизма
  • 1.2 Клинические концепции «алкогольной личности»
  • 1.3 Изменение личности и характера под влиянием влечения к алкоголю
  • 1.4 Половые различия при алкоголизме
  • 2. Теоретические и методологические основы изучения проблемы тревожности
  • 2.1 Феномен тревоги и концепция о происхождении тревоги
  • 2.2 Понятие тревожности
  • 3. Эмпирическое исследование проблемы тревожности
  • 3.1 Описание методов и процедуры исследования
  • 3.2 Основные результаты исследования и их интерпретация
  • 3.3 Выводы
  • Заключение
  • Список использованных источников

Введение

Стресс и напряжение, которым наполнена повседневная жизнь современного человека, настолько велики, что можно сказать, что мы живем в «эпоху тревоги».

Если раньше исследователи отмечали проявления скрытой тревоги, то сейчас появилась осознанная тревога, которая проявляется в неуверенности перед лицом сложного современного мира. И причинами тревоги называют не только экономическую нестабильность, но и ролевую неопределенность каждого человека на данном этапе.

В наши дни психологи самых разных направлений признают, что тревога - есть «фундаментальное свойство невроза»

Тревога является одним из самых частых невротических симптомов

По результатам Всемирной организации здравоохранения в настоящее время большое распространение получили неврозы, невротические развития личности и реактивные состояния. За последние 40 лет в России уровень распространенности пограничных нервно-психических расстройств вырос, в т. ч. неврозов — в 2,6 раза. Следует отметить, что за данный временной интервал количество больных, страдающих алкоголизмом, увеличилось также в 2,6 раза, т. е. скорость роста алкоголизма и неврозов фактически одинакова. [2].

Тревожность — субъективное проявление неблагополучия. Теоретическое изучение проблемы тревожности стало одним из направлений нашей работы

Измерение тревожности, как свойства личности, особенно важно, так как это свойство во многом обуславливает поведение субъекта. Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной, деятельной личности. У каждого человека существует свой оптимальный или желательный уровень тревожности — это так называемая «полезная тревожность». Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания

Личностная тревожность усугубляет многие невротические расстройства. Исследователи отмечают связь невротических расстройств с развитием синдрома зависимости, в том числе и от психоактивных веществ. Одной из самых распространенных в мире, является зависимость от алкоголя. Это выражается в развитии хронического алкоголизма

Актуальность изучения влияния алкоголизма на личность не подлежит сомнению.

Термин «алкоголизм» используется, главным образом, в двух различных значениях:

а) для обозначения массового явления социального характера, т. е. в значительной степени, как синоним понятия «пьянство»;

б) для определения хронического заболевания, возникающего в результате злоупотребления алкоголем

Особое значение для всестороннего понимания этой проблемы приобрело изучение психологических, в первую очередь личностных факторов, играющих важную роль в этиопатогенезе алкоголизма.

Несмотря на различие точек зрения на этиологию алкоголизма, большинство авторов (отечественных и зарубежных) считают, что алкогольные напитки не являются основным этиологическим фактором в развитии алкоголизма. Все причины, способствующие развитию алкоголизма, они условно делят на две группы:

а) причины, кроющиеся в аномалиях личности и особенностях организма (наследственные, конституциональные, обменные, психологические и др.)

б) социальные причины.

Особенно много исследований по первой группе причин. Из отечественных ученых этой проблемой занимались Коровин А. М. Рыбаков Ф.Е., Ганнушкин П. Б., Зислин С. Г., Лукомский И. И., Бурно М. Е. и др.

П.Б. Ганнушкин полагает, что к злоупотреблению алкоголем предрасположены недостаточно организованные личности, не способные справляться с тревогой и напряжением. Чем ниже социально-психологическая организация личности, тем выше его потребность к алкоголю. Однако для возникновения хронического алкоголизма, кроме злоупотребления, необходима еще и физиологическая наследственная предрасположенность [5, с. 28].

Другие исследователи полагают, что возникновению и развитию алкоголизма способствуют многие факторы и причины (биологические, психологические и социальные), однако определяющими являются социальные факторы и индивидуальные особенности личности, которые способствуют развитию алкоголизма [9, с. 60].

Нам близка точка зрения Березина Ф. Б., который полагает, что личностные факторы могут иметь более существенное значение, чем ситуационные, и, в таком случае, интенсивность тревоги в большей степени отражает индивидуальные особенности субъекта, чем реальную значимость угрозы [4, с. 32]. По его мнению, тревога лежит в основе других (адаптивных и неадаптивных) изменений психического состоянии и поведения, обусловленных психическим стрессом [4, с. 76].

Цели настоящего исследования:

1. Изучить психологические характеристики больных алкоголизмом.

2. Экспериментально выявить различия в уровнях тревожности в экспериментальной и контрольной группе.

3. Выявить степень проявления тревожности у мужчин и женщин, страдающих хроническим алкоголизмом.

4. Экспериментально определить взаимосвязь (отношение) ведущих психологических факторов (личностных свойств), и их влияние на развитие хронического алкоголизма у испытуемых, мужчин и женщин.

В связи с этим задачами настоящего исследования были:

тревожность алкоголизм половой гендерный

1. Проведение теоретического анализа основных направлений в изучении алкоголизма в психологии.

2. Изучение представлений о тревоге и тревожности.

3. Выявление уровней личностной и ситуативной тревожности у испытуемых, в экспериментальной и контрольной группе.

4. Сравнение степени проявления тревожности у мужчин и женщин, страдающих алкоголизмом.

5. Выявление гендерных различий в проявлениях алкоголизма у мужчин и женщин, страдающих алкоголизмом

Объект исследования: тревожность в экспериментальной и в контрольной группе, психологические особенности личности, связанные с тревожностью.

Предмет исследования: половые различия в уровне тревожности и личностных особенностях, связанных с тревожностью, у больных, страдающих алкоголизмом.

Гипотеза заключается в следующем: мы предполагаем, что

1 — более высокий уровень тревожности обуславливают более быстрое развитие заболевания хроническим алкоголизмом;

2 — личностная и ситуативная тревожность выше у женщин, чем у мужчин, что также способствует развитию хронического алкоголизма

Методы исследования:

1. Эмпирический метод (наблюдение, сравнение, тесты, анкетирование).

2. Теоретический метод (анализ, синтез).

1. Cовременные представления об алкоголизме

1.1 Понятие хронического алкоголизма и причины алкоголизма

В настоящее время проблема алкоголизма является одной из самых сложных проблем, включая медицинский, психологический, социальный, экономический, социально-культурный и другие аспекты.

Всемирная организация здравоохранения определяет алкоголизм, как одну из форм наркоманической зависимости, возникающую у лиц, постоянно принимающих алкоголь, которая характеризуется вынужденным потреблением спиртных напитков в пределах психической и физической зависимости. Она выражается в относительно постоянном, непрерывном или периодическом их употреблении и сопровождается постоянным повышением их переносимости (толерантность), наступлением дисфункциональных состояний при внезапном прекращении приема алкоголя (абстинентный синдром), а с углублением болезни — развитием психических и соматоневрологических нарушений, возникновением социальных конфликтов.

Один из ведущих отечественных психиатров Г. В. Морозов уточняет: «Алкоголизм — это прогредиентное заболевание, течение которого в первую очередь определяется патологическим влечением к алкоголю, лежащим в основе как физической, так и психической зависимости от алкоголя».

Некоторые другие аспекты этого заболевания подчеркнуты в докладе американской медицинской ассоциации, где алкоголизм рассматривается как сложная болезнь, характеризующаяся влечением к алкоголю и утратой контроля над его употреблением, ведущим, как правило, к интоксикации при каждом обращении к спиртным напиткам, хроническим течением и тенденцией к рецидиву.

Ранние симптомы алкоголизма позволяют разграничить бытовое пьянство, которое еще не является болезнью с точки зрения наркологии, от алкоголизма как заболевания.

Различают три стадии алкоголизма:

1 — начальная стадия характеризуется психической зависимостью от алкоголя, с нарастанием толерантности к спиртному, появлением палимпсестов, проявляющихся в частичном забывании отдельных событий и своего поведения в состоянии опьянения.

В этой стадии совершается переход от эпизодического пьянства к систематическому употреблению алкоголя.

2 — развернутая стадия характеризуется неудержимым, компульсивным влечением к алкоголю. Толерантность к алкоголю достигает максимума. Формируется абстинентный синдром. Появляется и физическая зависимость от алкоголя. Отмечаются выраженные нарушения сна. Возможны алкогольные психозы.

3 — конечная стадия характеризуется снижением толерантности к алкоголю и преобладанием физической зависимости от него по сравнению с психической. Наибольшей выраженности достигают психические проявления абстинентного синдрома. Алкогольные психозы учащаются.

Самым первым и стержневым симптомом алкоголизма является тяга к алкоголю, (она называется патологическим влечением к алкоголю). Тяга к алкоголю — не только ранний, но и самый стойкий симптом алкоголизма, она существует на всем протяжении заболевания, изменяется и утяжеляется. Влечение к алкоголю возникает не внезапно, а проявляется постепенно.

Влечение к алкоголю подразумевает влечение именно к состоянию опьянения, поскольку не сам по себе алкоголь является объектом влечения, а эффект, который он вызывает.

Развитие влечения к алкоголю (тяги), его интенсивности и реализация (удовлетворение желания выпить) зависят от многих факторов. Это особенности характера пьющего человека, уровень его развития, условия воспитания, наличие нравственно-этических понятий о допустимых нормах потребления спиртного, а также последствия пьянства, влияние ближайшего окружения, возраст, в котором человек начал злоупотребление, состояние центральной нервной системы, индивидуальной реактивности организма, а также от частоты приема, количества и крепости спиртных напитков.

Вторым важным признаком начала алкоголизма хронического является с снижение количественного контроля.

Снижение контроля над количеством выпиваемого спиртного подразумевает трудность или невозможность для больного остановиться на определенных дозах выпитого, неспособность сознательно ограничивать начавшийся прием спиртного.

Снижение количественного контроля вызвано следующими причинами.

Во-первых, субъективной неудовлетворенностью самого пьющего степенью своего опьянения.

Во-вторых, каждый пьющий знает на собственном опыте, что принятая доза спиртного действует определенное время, затем эффект опьянения ослабевает, а ему хотелось бы удержать желательную для него степень опьянения, и он «вдогонку» принимает еще и еще.

И, в-третьих, в состоянии опьянения возникает другой вариант влечения к алкоголю, который называется вторичным влечением. В отличие от первичной тяги, которую человек способен преодолеть усилием воли, вторичное влечение гораздо более интенсивно, и алкоголик преодолеть его уже не способен, поэтому его еще называет неодолимым влечением.

Третий ранний симптом алкоголизма - исчезновение рефлекса рвотного - в ответ на приём высоких доз алкоголя.

Обычно на любое вредное внешнее воздействие организм реагирует защитной реакцией. В данном случае чрезмерные дозы алкоголя для человека, еще не больного алкоголизмом, являются токсическими, а алкоголь — ядом, от воздействия которого организм пытается защититься, исторгая этот яд в виде рвотной реакции. Но чем чаще человек напивается «до рвоты», тем быстрее этот защитный механизм ломается. Организм перестраивается, (это называется измененной реактивностью — то есть организм уже по-иному реагирует на алкоголь, чем раньше, когда не было алкоголизма), приспосабливается к постоянному токсическому воздействию, и дальше рвотная реакция не наступает даже при приеме больших доз алкоголя.

Четвертый признак перехода бытового пьянства в хронический алкоголизм является увеличение толерантности в 3−5 раз по сравнению с изначальной.

Толерантность — это не только количество спиртного, которое может выпить человек, но и эффект, который этой дозой вызывается. При дальнейшем росте толерантности те дозы, которые на этапе бытового пьянства вызывали тяжелое опьянение с рвотной реакцией. Теперь вызывают лишь легкую или среднюю степень опьянения. О росте переносимости спиртного говорит и то, что человек переходит с более слабых алкогольных напитков на более крепкие, причем это в свою очередь приводит к еще большему росту толерантности.

Изменение картины опьянения: удлинение стадии возбуждения, расслабление и глубокий сон к концу опьянения.

Пятый симптом алкоголизма называется изменением формы потребления алкоголя - систематическим приемом алкоголя.

Под систематичностью подразумевается определенная регулярность, система в потреблении алкоголя. После любого значимого и малозначимого события, при встрече с друзьями и приятелями, совместном походе в баню, на футбол или иные спортивные зрелища, при выезде за город на пикник, рыбалку или охоту, при каждой поездке на дачу и прочее. Регулярное употребление спиртного по множеству поводов, по которым нормальный человек, не имеющий влечения к алкоголю, употреблять не станет.

Таким образом, мы перечислили пять признаков перехода бытового пьянства в алкоголизм. Если появились первые симптомы алкоголизма, то неминуемо возникнут и другие. Такова закономерность любого заболевания, в том числе, и алкоголизма [6, с. 266].

При алкоголизме хроническом по мере привыкания к алкоголю усугубляются проявления абстиненции, возникает психическая и физическая зависимость от приёма алкоголя (болезненная потребность в алкоголизации с целью избежать явлений психического и физического дискомфорта, возникающего при воздержании от алкоголя).

Постепенно появляются патологические изменения во внутренних органах, нарушения обмена веществ, поражения периферических нервов, функциональные органические изменения в центральной нервной системе. Постепенно нарастает социальная и психическая деградация, появляются алкогольная эпилепсия и психозы.

Понятие алкогольной деградации относится не только к заключительной стадии алкоголизма. Ее первые проявления наблюдаются в начале заболевания, а с течением алкоголизма они приобретают необратимый характер.

Причина влечения человека к алкоголю, как отмечают Гуревич З. А. и Залевский А. З., лежит в его эйфорическом действии. Под действием алкоголя человек чувствует себя более свободным, ему начинает казаться, что он может легко преодолеть все трудности и невзгоды. Это состояние часто и служит наиболее сильным побуждением к потреблению алкоголя

Несмотря на различие точек зрения на этиологию алкоголизма, большинство авторов (отечественных и зарубежных) считают, что алкогольные напитки не являются основным этиологическим фактором в развитии алкоголизма. Все причины, способствующие развитию алкоголизма, они условно делят на две группы:

а) причины, кроющиеся в аномалиях личности и особенностях организма (наследственные, конституциональные, обменные, психологические и др.)

б) социальные причины.

Особенно много исследований по первой группе причин. Из отечественных ученых этой проблемой занимались Коровин А. М., Рыбаков Ф. Е., Ганнушкин П. Б., Зислин С. Г., Лукомский И. И., Бурно М. Е. и др.

Ганнушкин П.Б. полагает, что к злоупотреблению алкоголем предрасположены недостаточно организованные личности, не способные справляться с тревогой и напряжением. Чем ниже социально-психологическая организация личности, тем выше его потребность к алкоголю. Однако для возникновения хронического алкоголизма, кроме злоупотребления, необходима еще и физиологическая наследственная предрасположенность.

В предрасположенности он видел такие черты, как внушаемость, ранимость, тревожность, неприспособленность к практической жизни, инфантильность. Он также считал, что алкоголизм чаще развивается у лиц со слабой волей, безудержных, с лабильным настроением, конституциональной депрессией, инфантильных, ищущих признания, неустойчивых к невзгодам, желающих уйти от действительности, неспособных переносить напряжение и бороться с ним [5, с. 28].

Таким образом, большинство исследователей расценивают потребление алкогольных напитков как один из способов снятия напряжения при нарушении адаптационных механизмов, как средство подавления состояний напряжения, страха, вины и т.п.

Интересна идея о том, что общество подавляет желания личности, если эти желания асоциальны (путем прямого запрета, воспитания и другими мерами). Подавленные желания вызывают напряжение, тревогу, чувство вины. Некоторые способы снятия напряжения легальны, допускаются обществом, поскольку не представляют социальной опасности. Одним из способов является алкоголь, который способствует расслаблению и снижению самоконтроля. А стремление к расторможенности, новым приятным ощущениям, свойственное эмоциональным и интеллектуальным натурам, составляют неотъемлемую часть нормальной человеческой психики.

Современные психологи объясняют пристрастие к алкоголю с точки зрения мотивов и потребностей. После того, как алкоголь становится целью, его употребление начинает все больше выходить за рамки так называемых алкогольных ситуаций. Со временем все проблемы начинают разрешаться с его помощью, и он становиться смыслообразующим мотивом поведения.

С данной точки зрения причины можно разделить на 3 группы.

Первая группа — биологические причины.

Некоторые зарубежные исследователи особое значение в этиологии алкоголизма придают эндокринной дисфункции, особому генетически детерминированному типу обмена и другим проявлениям биологической недостаточности. Поэтому отдельные исследователи за рубежом нередко рассматривают алкоголизм как следствие невроза, когда лица с невротическим состоянием, принимая алкоголь, освобождаются от неуверенности, тревоги, неприспособленности.

Вторая группа причин включает в основном социологические концепции, которые рассматривают как следствие разнообразных социальных влияний: общественно — экономических условий, алкогольной политики государства, культуральных и религиозных традиций и ритуалов, особенностей воспитания, труда, быта, профессий и т. д.

В настоящее время социологи считают, что алкоголизму благоприятствует материальная нужда, случайный, непостоянный характер работы, общая напряженность социальных отношений, а также урбанизация.

Социологи объясняют рост алкоголизма и неврозов среди работников, занятых в промышленности, прежде всего чрезмерной интенсификацией труда, резким возрастанием нервно-психического переутомления, а также потерей работы или страхом потерять ее. Другие видят причины неврозов и алкоголизма в усталости рабочего, называя это «болезнью усталости» и «угрожающим износом нервов».

Если раньше исследователям удавалось установить непосредственную зависимость между частотой возникновения алкоголизма и отдельными социальными факторами (жилищные и материальные условия, питание, тяжелый физический труд), то в настоящее время влияние этих факторов проявляется в более сложных формах, как результат взаимодействия многих причин.

Возрастающее значение в настоящее время имеют психологические факторы, которые аккумулируют влияние различных социальных воздействий, в том числе жилищных условий, материальной обеспеченности и других.

Наиболее угрожаемой почвой для алкоголизации является неудовлетворенная в своих притязаниях личность, переживающая комплекс «неудачника», расценивающая себя как «незаурядность», несостоявшуюся в силу внешних причин. Это может звучать как субъективная убеждённость акцентуанта, «ищущего признания», с неадекватно завышенной самооценкой, но также может быть объективной реальностью, связанной с действительно имеющим место конфликтом между яркими способностями индивида и невозможностью их проявить в силу социальных условий, которые не создают предпосылок для самореализации личности. Такой механизм характерен не только для подростков. Он лежит в основе алкоголизации в любом возрастном периоде и тесно связан с социально — психологическими условиями жизни. Нереализованные как личности люди составляют основную массу «пьющих» и злоупотребляющих наркотики. Недостойные человеческого существа условия труда и быта, принижение и несправедливость в служебных отношениях, ущемленное честолюбие, дисгармония семейных контактов, материальные трудности, невозможность мужского самоутверждения в семье как главы и основного источника доходов, резкое снижение социально-экономического статуса или утрата привычного стереотипа жизни — все эти социально-психологические причины, как правило, приводят к алкоголизации.

Хотя вопрос о роли социальных, психологических и биологических факторов в этиологии алкоголизма все еще является дискуссионным, многие авторы не только у нас в стране, но и за рубежом вынуждены признать определенную роль социальных факторов в возникновении и распространении алкоголизма. Такого рода проблема становится достаточно типичной для контингента лиц, вернувшихся из Афганистана и Чечни, где личностная дисгармония усугубляется с одной стороны, физическим травматизмом, с другой — особого рода психотравмой, обусловленной и пережитым страхом за собственную жизнь, и опытом формально узаконенной агрессии, направленной на жизни других людей. [19, с. 363].

Таким образом, анализ литературы по данному вопросу позволил выделить 4 группы факторов, которые представляют единую цепь генеза злоупотребления алкоголем в различные возрастные периоды:

1. Факторы, способствующие употреблению алкогольных напитков

неблагоприятные взаимоотношения между родителями;

семейные традиции, раннее приобщение к алкоголю;

индивидуальные особенности (неуверенность в себе, тревожность, ранимость, инфантильность и другие)

Эти факторы действуют до 15 лет и по механизму действия их можно назвать «пусковыми».

2. Факторы, поддерживающие потребление алкогольных напитков:

обычаи окружающей среды,

общепринятые традиции, связанные с потреблением алкоголя;

индивидуальные особенности.

Эти факторы действуют с 16 до 19 лет, когда потребление алкоголем становится систематическим и сознательным. Это звено можно назвать начальным в генезе злоупотребления алкоголем.

3. Факторы, способствующие развитию алкоголизма:

возраст и связанное с ним «особое положение»,

обычаи ближайшего окружения,

частота и количество потребляемого алкоголя;

индивидуальные особенности.

Эти факторы являются основным звеном в генезе с 19 до 26 лет

4. Факторы, поддерживающие злоупотребление алкогольными напитками:

психологическая, психическая или физическая зависимость от алкоголя,

конфликты в семье,

низкий культурный уровень,

обычаи ближайшего окружения;

индивидуальные особенности.

Эти факторы являются исходным звеном в генезе злоупотребления алкоголем.

1.2 Клинические концепции «алкогольной личности»

Попытки выделить тип личности больного алкоголизмом, имели, безусловно, привлекательность для многих исследователей. Роль личности в ее психологическом понимании хотя и признавалась формально, но фактически этот вопрос рассматривался, как второстепенный и решался в основном за счет выделения 3−4 признаков, характерных якобы для всех без исключения больных алкоголизмом. Господствовала убежденность в нравственном несовершенстве лиц, подверженных этому заболеванию, в наличии у них «дефекта воли» и отсутствии «чувства общественной ответственности». Установилось стереотипное представление о больном алкоголизмом, как о безвольной, лживой, безответственной личности, характеризующейся аффективной неустойчивостью, импульсивностью, тенденцией к зависимости и низкими умственными способностями. В работах психиатров была подведена «база», под суждение в виде представления о психотизации больных алкоголизмом, которая формируется в результате токсического действия алкоголя на мозг. В результате было сформировано упрощенное, но крайне устойчивое клиническое представление о психологии алкоголизма. Психические изменения, наступающие в личностной сфере, прямо выводились из интоксикационно-органического поражения центральной нервной системы в результате злоупотребление алкоголем. Собственно психологическое, личностное звено в формировании этих нарушений по существу игнорировалось.

В развитии алкоголизма особое внимание уделялось отрицательным психотравмирующим воздействиям: тяжелым душевным переживаниям, внезапному горю, неудовлетворенности своим положением. Бриль Крамер писал, что он видел множество случаев, когда человек начинал злоупотреблять алкоголем после того, как он «получил великое оскорбление», «испытывал вероломство» со стороны людей, которым он совершенно вверялся, а М. Магазинер отмечал, что душевные возмущения, такие как «угнетающие дух страсти», страх, гнев и т. п., способствуют тяжелому пьянству. Однако, в современных исследованиях роль психотравм в большинстве случаев рассматривается в зависимости от возраста больных и оказывается незначительной, по сравнению с действующими в начальном периоде алкоголизации социально-психологическими факторами [15, с. 93].

С развитием научных представлений об алкоголизме, как болезни, значение психологических факторов в его формировании и течении все более уточнялось. Однако, неразработанность психологических классификаций типов личности и характеров, монополия психиатров в этой области исследований привели к тому, что в основу классификаций личностно-психологических факторов, способствующих алкоголизму, были положены клинические (психиатрические) представления, согласно которым склонность к алкоголизму обусловлена различными психическими аномалиями.

М. Блейер, а ещё раньше Е. Крепелин говорили о личности алкоголика, как «преморбидно несовершенной, обладающей низкими адаптационными возможностями». У Э. Кречмера сформировалось убеждение, что «алкоголизм почти всегда следствие «психопатической конституции» и чаще встречается у «синтонных шизоидных психопатов». Распространение концепции психопатий способствовало подтверждению тезиса, что психопатия — наиболее благодатная почва для возникновения алкоголизма. Настойчиво обосновывался вывод о том, что наибольшую психологическую склонность к алкоголизации имеют лица с чертами астенической, истероидно-возбудимой, эпилептоидной и неустойчивой психопатии.

А.Е. Личко уточнил клинические формы психопатий и акцентуаций характера, которые способствует началу систематической алкоголизации в юношеском возрасте. По его мнению, истероидный тип склонен к алкоголизации: при крахе надежд на престижное положение в обществе; при равнодушии и безразличном отношении к своей персоне; при ущемленном самолюбии; при недостатке внимания, восхищения, удивления, почитания, сочувствия.

Неустойчивый тип обнаруживает большую тягу к развлечениям, удовольствиям, праздности, безделью. Им свойственна неустойчивость эмоций, слабость воли, что, несомненно, способствует злоупотреблению алкоголем.

Основная черта конформного типа — подчинение большинству, шаблонность, банальность мышления, склонность к консерватизму. В группе легко поддаются влиянию лидера, часто оказываются в компаниях, злоупотребляющих алкоголем.

Психастенический тип — характеризуется нерешительностью, склонностью к рассуждениям, тревожной мнительностью, у них легко возникают страхи, тревога, опасения, которые он пытается заглушить алкоголем.

Таким образом, по мнению исследователей, у представителей отдельных типов акцентуаций и психопатий имеется не фатальная предрасположенность, а своеобразная психологическая готовность к формированию зависимости от алкоголя в силу того, что влечение к нему быстро интегрируется в структуру индивидуальности таких людей, выполняя задачу компенсации или гиперкомпенсации тех или иных сторон характера.

1.3 Изменение личности и характера под влиянием влечения к алкоголю

Влечение к алкоголю на психологическом уровне — это, прежде всего, опосредующее звено между физиологическим влечением к алкоголю, последствиями хронической алкогольной интоксикации на нервно - соматическом уровне, с одной стороны, и изменениями личности и характера больных, наступающими в результате алкоголизации, с другой стороны. Располагаясь, как бы между биологией алкоголизма и психологией личности больного, психология влечения к алкоголю предельно рельефно отражает психологические предпосылки алкоголизма, биологические условия, в которых оказывается личность при злоупотреблении алкоголем, и собственно, мотивационные процессы и механизмы, составляющие сущность психической зависимости человека от алкоголя.

Изменения личности, характерные для больных алкоголизмом, за своими внешними проявлениями имеют ту или иную степень выраженности определенного типа влечения к алкоголю. В зависимости от качественных характеристик личности влечение к алкоголю, либо относительно «гармонично» внедряется в дисгармоничную личностную структуру, содействуя временному ослаблению негативных переживаний, внутренних конфликтов и акцентуаций характера, либо «ломает» эту структуру и формирует совершенно новую личность или новый характер, патологические по своей природе. Следствием этого является несколько вариантов возможных изменений личности и характера.

В первом из них собственно личностные (т.е. смысловые) характеристики не претерпевают существенных изменений, за исключением того, что доминирующее положение в мотивационной сфере занимает влечение к алкоголизму. Поскольку совокупность способов достижения личностно значимых целей человека составляет сущность его характера, то в дальнейшем, выработанный в ходе алкоголизации способ удовлетворения потребностей, переносится с влечения к алкоголизму на другие побуждения и человек теряет способность продуктивно решать даже привычные для него проблемы.

Во втором случае имеет место обратная ситуация, когда больше страдает личность, чем характер. Формируется патологическая мотивационная система, в которой большая часть индивидуально значимых потребностей удовлетворяется путем обращения к алкоголю, а относительно сохранная система средств достижения целей эффективно обслуживает патологическую личность.

Третий вариант представлен нарушениями обоих уровней индивидуальности — и личности, и характера. Это глубокая психическая декомпенсация, при которой субъект не в состоянии определить цель деятельности, которая могла бы реально удовлетворить его потребности. Практически вся деятельность подчинена патологическому влечению к алкоголю и характеризуется выраженными нарушениями поведения, неспособностью к опосредованию удовлетворения даже самого влечения к алкоголю. Алкоголизм такого типа часто называют социопатическим, поскольку отмечается социальная дезадаптированность больного [15, с. 107].

Дисгармония психического склада, или психопатизация, личности наступает в результате утраты под влиянием хронической алкогольной интоксикации каких-то свойств, которые ранее способствовали ее адаптации (приспособлению) к условиям существования. Теряется присущий ранее личности характер реагирования на меняющиеся условия среды. В силу этого снижается способность адекватно реагировать на события в жизни, особенно тогда, когда нужно проявлять гибкость, такт, умение тонко и деликатно решать какую-то проблему.

В подавляющем большинстве случаев дисгармония психического склада больных алкоголизмом проявляется нарастающей астенизацией.

Нередко, в основе дисгармонии психического склада личности больного на начальном этапе алкоголизма, лежит утеря индивидуальной системы ценностей, системы значимости, четкого представления о моральных запретах. Человек становится инфантильным, как бы возвращается в детство. Появляется истеричность, проявляющаяся в лживости, стремлении представить себя в лучшем свете. При этом фантазии меняются в зависимости от настроения больного и реакции человека, с которым он общается. Изменение личности по истерическому типу чаще наблюдается у женщин.

Астенизация личности и дисгармония психического склада являются проявлением деградации. В наркологии этот термин обозначает снижение психической активности, продуктивности. Больному уже на начальной стадии алкоголизма становится трудно пользоваться своими психическими возможностями, знаниями. Наблюдается стойкое падение активности, работоспособности, регресс поведения, отсутствие критики и невозможность осмысления достаточно простых ситуаций.

Изменения в интеллектуальной сфере проявляется на фоне четко сформировавшегося абстинентного синдрома. Для больных характерно стремление уклониться от трудностей, сложных заданий, при которых возникает необходимость полностью использовать свои психические возможности. Это связано, с одной стороны, с тем, что больные при активной психической нагрузке быстро утомляются, становятся невнимательными, рассеянными. С другой стороны, снижаются интеллектуальные способности. Они не могут абстрактно мыслить, многократно оценивать и интерпретировать сложные явления действительности. Теряется способность к творческой деятельности, требующей решения сложных психических задач, осуществления тонкой интеллектуальной оценки.

Наряду с усилением патологического влечения к алкоголю наблюдается ослабление системы взглядов, которая была руководящей в повседневной деятельности человека для достижения каких-либо отдаленных жизненно-важных целей, именуемой направленностью.

На ранних этапах заболевания направленность теряет свою интенсивность и ограничивается лишь необходимостью.

Наблюдается примитивно-потребностная ориентация личности, когда человек идет на поводу у собственных примитивных потребностей и инстинктов, а также ослабление контроля интеллекта над эмоциями.

Регресс поведения проявляется у таких больных утратой индивидуального стереотипа реагирования, утратой способности осуществлять не задумываясь привычные действия с учетом особенностей той обстановки и тех требований, которые предъявляются к этой действительности. Прогнозировать их поведение становится трудно. Такого рода прогресс усложняется тем, что регресс поведения в значительной степени связан с ослаблением интеллектуальных функций, критики и самокритики. Для больных характерна потеря чувства дистанции, такта, этики поведения. Появляется грубость, циничность, так называемый алкогольный юмор, безразличие.

Таким образом, этот процесс приводит человека к выраженной неспособности к целенаправленной трудовой деятельности.

1.4 Половые различия при алкоголизме

Ананьев Б.Г. отмечал, что главными, наиболее фундаментальными различиями в психической деятельности людей являются различия, обусловленные возрастом и полом.

По мнению большинства ученых, половой диморфизм относится к важнейшим детерминантам индивидуальных различий в психике человека и во многом определяет специфику межличностного взаимодействия, характер внутренних переживаний и эмоциональных реакций, отношение к себе и другим, мотивацию, ролевое поведение и т. д. За индивидуально-личностными различиями, по мнению И. С. Кона всегда стоит асимметрия половых ролей.

Наиболее остро проблема половых различий стоит в патологии. В исследованиях личности, при различных нервно-психических заболеваниях, фактор пола либо не учитывается совершенно, либо признается, но не подвергается специальному изучению.

Известно, что в результате сложного взаимодействия факторов биологической, психологической и социальной природы, фактор пола проявляется в различных темпах формирования некоторых психопатологических нарушений и изменений личности. Кроме того, различной распространенностью отдельных нервно-психических заболеваний у мужчин и женщин (например, маниакально-депрессивного психоза, некоторых форм психогенных заболеваний, наркомании и алкоголизма, психопатий с асоциальным поведением и др.). Специфическая реактивность мужчин и женщин на острый и хронический дистресс, зависимость интропсихических конфликтов от особо значимых «мужских» и «женских» переживаний в рамках психологических стереотипов маскулинности и фемининности, преобладанием различных типов изменений личности в ходе тяжелых соматических и психических болезней, проявлениях различных форм психологической защиты, в том числе отношениях к болезни и перспективах выздоровления.

Известны также и случаи нарушения сексуального влечения больных на начальной стадии алкоголизма. Мужчинами алкоголь используется, как правило, для снижения тревоги и неуверенности непосредственно перед вступлением в сексуальные отношения и фиксируется как средство, существенно повышающее либидо (половое влечение) и сексуальную потенцию, способствующее раскованности в отношениях этого типа. Для женщин, на начальных этапах хронического алкоголизма, характерно использовать алкоголь для усиления свободы в сфере сексуальных отношений, что нередко приводит их к половой распущенности — промискуитету.

В развернутой стадии алкоголизма, влечение к алкоголю приводит к грубым нарушениям в сексуальной сфере, как мужчин, так и женщин: прежде всего к потере интереса к этой сфере отношений, а затем к фригидности у женщин и импотенции у мужчин. По мере усиления роли влечения к алкоголизму, наблюдаются изменения психосексуальных ориентации и грубые нарушения полоролевого поведения, затрагивающие реализацию социальных предписаний в выполнении мужской или женской половой роли. У мужчин — это снижение по большинству социально — психологических показателей маскулинности, у женщин — это либо маскулинизация личности, либо гиперфеминизация.

Проблема половых различий при алкоголизме, становится все более актуальной, вследствие быстрого увеличения числа женщин, страдающих этим заболеванием, особо драматических последствий, которое оно приносит, и серьезных проблем их лечения.

Большинство женщин, на начальной стадии алкоголизма, в наркологические учреждения не обращаются, потому что при этом заболевании, обращение происходит под давлением членов семьи. Практически у всех женщин, больных алкоголизмом, муж тоже алкоголик или нет семьи, а есть сожитель — алкоголик.

Алкоголизм женщин — актуальнейшая проблема, имеющая большое социальное значение, потому, что это не только проблема самой женщины, но в первую очередь трагедия ее детей. Последствия женского алкоголизма опасны еще и в том, что распространяются не только на организм матери, но и на организм плода и новорожденного, а также на последующее развитие ребенка [З. с. 91].

Бытовое пьянство у лиц, относимых к конкордантной норме, может перерасти в алкоголизм, проявляющийся в физиологический зависимости (потребность в опохмелении) и изменении личности. При этом отмечается нарастастание некритичности, огрубление личностных реакций, усиление возбудимых черт и ослабление тормозимых тенденций. В связи с этим ухудшается самоконтроль, снижается адекватная самокритичность, усиливается эмоциональная напряженность, происходит разрушение личности по типу примитивизации мотивационно-эмоциональной сферы и снижением уровня самоконтроля на фоне болезненно заостренной неустойчиво-завышенной самооценки [21с. 363].

Следовательно, можно сделать выводы о том, что клинические проявления в значительной мере являются болезненным усилением существующих в структуре личности тенденций, которые интегрируются и взаимно уравновешиваются в норме, но при нарушении этой целостности проявляются дезадаптивными реакциями и состояниями, обусловленными определённым характером дисбаланса внутриличностных структур. Для выявления сложной взаимозависимости патогенетических и личностных факторов необходимо шире использовать психодиагностические методы, позволяющие изучать динамику соотношений внутриличностных структур разного уровня [21с. 105]. Мы ограничимся рассмотрением лишь одним из личностных свойств — тревожности.

2. Теоретические и методологические основы изучения проблемы тревожности

2.1 Феномен тревоги и концепция о происхождении тревоги

Каждый современный человек, если только он внимательно относится к своей жизни, знает, как на своем личном опыте, так и из наблюдений над жизнью окружающих, что в наше время, тревога охватывает все стороны жизни. Нет человека, который не испытывал чувства тревоги. Нередко люди сами не замечают, что они тревожатся — такое состояние для них является как бы нормальным, привычным. Действительно, если в течение многих лет испытывать тревогу, то она прочно входит в нашу жизнь и становится ее постоянным атрибутом.

В настоящее время около 90% людей испытывают тревогу, являющуюся следствием политической нестабильности, экономического кризиса, роста безработицы, криминализации общества, гроза терроризма.

Люди осознали свою тревогу, которая связана не только с опасными ситуациями (например, с неконтролируемым применением ядерного оружия или с политическими и экономическими катаклизмами), но и с менее явными, глубинными источниками тревоги внутри нас самих. К ним относятся внутреннее смятение, отчуждение, потеря направления, неуверенность человека сталкивающегося с противоречивыми ценностями, или стандартами поведения. Поэтому очевиден тот факт, что в наши дни тревога пронизывает все сферы жизни человека [14, с. 17].

Вопрос о причинах тревоги открыт; в настоящее время преобладает точка зрения, согласно которой тревога, имея физиологическую основу (свойства нервной и эндокринной систем), складывается прижизненно, в результате действия социальных и личностных факторов. В дошкольном и младшем школьном возрастах, главной причиной бывают нарушения детско-родительских отношений. В более взрослом возрасте, тревога может порождаться внутренними конфликтами, преимущественно самооценочного характера.

Тревога создает предпосылки для размывания социального «Я». Если уверенный в себе человек четко знает, где проходит граница, между его собственным «Я» и окружающей социальной средой, и как эту границу защитить. У тревожащегося человека граница его «Я» размыта, не защищена от враждебного проникновения извне, и у него присутствует постоянное чувство опасности (примеры таких ситуаций: внезапное тяжелое заболевание, увольнение в период массовой безработицы) [13, с. 27].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой