Гендерные стереотипы в русских пословицах и поговорках

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию РФ

ГОУ ВПО «Уральский государственный

педагогический университет"

Институт Иностранных Языков

Кафедра немецкой филологии

ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В РУССКИХ ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ

Курсовая работа

Екатеринбург 2009

Оглавление

Введение

Глава 1. Межкультурная коммуникация как научная дисциплина и один из предметов ее изучения

1.1 Возникновение и развитие межкультурной коммуникации

1.2 Понятие стереотипа

1.3 Понятие «гендер»

1.4 Гендерные стереотипы

1.5 Выводы по главе 1

Глава 2. Отражение гендерных стереотипов во фразеологии русского языка

2.1 Принципы отбора и классификации фразеологического и паремологического материала

2.2 Семантические области

2.3 Выводы по главе 2

Заключение

Библиография

Введение

Актуальность темы исследования. В современном языкознании взаимная связь языка и культуры не вызывает сомнений. Как известно, каждый язык неотделим от культуры, которая составляет его содержательный аспект; язык не только отражает современную культуру, но и фиксирует ее предыдущие состояния и передает ее ценности от поколения к поколению. При этом надо иметь в виду, что культуры разнообразны и что социальное поведение вообще и речевое поведение в частности чрезвычайно вариативны. В каждой культуре существуют свои собственные правила ведения разговора, тесно связанные с культурно-обусловленными способами мышления и поведения, так как человек с момента рождения пребывает в определенной жизненной среде и находится с ней в постоянном взаимодействии.

Гендерные исследования — новое направление российской гуманитарной науки, находящееся в процессе становления. Гендер (социальный или социокультурный пол) не является лингвистической категорией, но его содержание может быть раскрыто путем анализа языковых единиц, что объясняет востребованность лингвистической компетенции для изучения культурной репрезентации пола.

Представления о мужском и женском, мужественности и женственности, феминности и маскулинности сильно различаются в разных культурах, что находит свое отражение в языке. В этих условиях изучение лингвосоциокультурного аспекта гендерных отношений становится особенно актуальным.

Современными исследователями отмечается необходимость изучения не только вербального поведения мужчин и женщин, но и самой системы языка на предмет специфики выражения феминности и маскулинности. Таким образом, для получения наиболее полного представления о том, как гендер проявляет себя в стереотипах, фиксируемых языком, мы считаем целесообразным провести описание пословично-поговорочных единиц русского языка, в которых находят отражение гендерные стереотипы.

Многие европейские языки весьма глубоко изучены на предмет отражения в них гендерного фактора, но данный аспект русского языка исследован не столь глубоко. Межкультурные и лингвокультурологические исследования представлены также в меньшем объеме, чем все остальные. Исследование каждого из малоизученных в гендерном плане языков позволит точнее описать особенности концептуализации мужественности и женственности в разных языках. Вышеперечисленные факты говорят об актуальности теоретического осмысления культурной репрезентации пола в языке и о необходимости систематизировать знания, полученные на материале разных языков.

Предметом исследования являются особенности проявления гендерных стереотипов в языке русской культуры.

Объектом исследования являются паремиологические и фразеологические единицы русского языка, в которых находят отражение гендерные стереотипы.

Цель исследования заключается в выявлении лингвосоциокультурного аспекта гендерных стереотипов и идентификационных признаков мужского и женского образов, мужской и женской речи на материале русского языка. Безусловно, фемининность и маскулинность обнаруживают как универсальные, так и специфические черты. Определение общего и описание этнокультурной специфики становится, таким образом, одной из основополагающих целей нашей работы.

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих задач:

1. Прокомментировать операциональную базу и понятийный аппарат исследования, т. е. рассмотреть ключевые понятия лингвистической гендерологии и выяснить основные ее направления;

2. Описать фразеологию и паремиологию как языковое явление.

3. Описать стереотипы мужского и женского образов, обусловленных культурой, установить статус мужчины и женщины в обществе и в системе семейно-родственных отношений.

4. Выявить, как проявляются гендерные стереотипы в паремиологических и фразеологических единицах русского языка.

Материалом исследования послужили соответствующие словарные статьи фразеологических и паремиологических словарей русского языка, общее количество которых составило около 1000 единиц. Мы проанализировали «Пословицы русского народа» под редакцией В. И. Даля (2008), «Пословицы, поговорки, загадки» под редакцией А. Н. Мартыновой, В. В. Митрофановой (1986), «Крылатые слова» под редакцией Н. С. Ашукина, М. Г. Ашукиной и «Словарь- справочник по русской фразеологии под редакцией Р. И. Яранцева (1981).

Методы исследования. В работе нашли применение общие методы — дедуктивный, индуктивный, интроспективный, а также частные лингвистические методы и приемы: дефиниционный анализ, интерпретационный и сопоставительный методы.

Теоретическая значимость работы заключается в пополнении арсенала изученных и описанных гендерных стереотипов, нашедших отражение в паремиологических и фразеологических единицах русского языка.

Практическая значимость работы определяется возможностью применения материалов исследования в теоретических курсах по межкультурной коммуникации и спецкурсах по лингвокультурологии. Материалы исследования могут быть использованы в практике преподавания русского языка.

Структура работы обусловлена поставленными целью и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Глава 1. Межкультурная коммуникация как научная дисциплина и один из предметов ее изучения

1.1 Возникновение и развитие межкультурной коммуникации

Процесс глобализации охватил сегодня все сферы человеческой жизни, включая и культуру. Если до недавнего времени история человечества была историей отдельных стран, народов и культур, то сегодня она превращается в единую историю. Современные культуры теряют при этом своеобразие и замкнутость, а границы между ними все более стираются и исчезают. Положительным результатом процесса глобализации стала возможность общения с представителями разных культур, это обстоятельство породило первоначально интерес к межкультурной коммуникации, а затем и необходимость ее изучения.

На рубеже второго и третьего тысячелетий становится все более очевидным, что человечество развивается по пути расширения взаимосвязи и взаимозависимости различных стран, народов и их культур. Этот процесс охватил различные сферы общественной жизни всех стран мира. Сегодня невозможно найти этнические общности, которые не испытали бы на себе воздействие как со стороны культур других народов, так и более широкой общественной среды, существующей в отдельных регионах и в мире в целом. Это выразилось в бурном росте культурных обменов и прямых контактов между государственными институтами, социальными группами, общественными движениями и отдельными индивидами разных стран и культур. Расширение взаимодействия культур и народов делает особенно актуальным вопрос о культурной самобытности и культурных различиях. Культурное многообразие современного человечества увеличивается, и составляющие его народы находят все больше средств, чтобы сохранять и развивать свою целостность и культурный облик. Эта тенденция к сохранению культурной самобытности подтверждает общую закономерность, состоящую в том, что человечество, становясь все более взаимосвязанным и единым, не утрачивает своего культурного разнообразия. В контексте этих тенденций общественного развития становится чрезвычайно важным уметь определять культурные особенности народов, чтобы понять друг друга и добиться взаимного признания.

Процесс взаимодействия культур, ведущий к их унификации, вызывает у некоторых наций стремление к культурному самоутверждению и желание сохранить собственные культурные ценности. Целый ряд государств и культур демонстрирует свое категорическое неприятие происходящих культурных изменений. Процессу открытия культурных границ они противопоставляют непроницаемость своих собственных и гипертрофированное чувство гордости своей национальной самобытностью. Различные общества реагируют на влияния извне по-разному. Диапазон сопротивления процессу слияния культур достаточно широк: от пассивного неприятия ценностей других культур до активного противодействия их распространению и утверждению. Поэтому мы являемся свидетелями и современниками многочисленных этнорелигиозных конфликтов, роста националистических настроений, региональных фундаменталистских движений. (Садохин. 2005.С. 10)

Отмеченные процессы в той или иной степени нашли свое проявление и в России. Реформы общества привели к серьезным изменениям в культурном облике России. За несколько последних лет появились совершенно новые общественные группы: предприниматели, банкиры, политические лидеры разных движений, русские сотрудники иностранных фирм и др. Происходит становление совершенно нового типа деловой культуры, формируется новое представление о социальной ответственности делового мира перед клиентом и обществом, меняется жизнь общества в целом. Процесс развивается чрезвычайно трудно и болезненно, поскольку сталкивается с огромным количеством препятствий и ограничений со стороны государства, с недоверием к властям, с некомпетентностью и волюнтаризмом. Одним из путей преодоления существующих трудностей является налаживание эффективной системы коммуникации между различными общественными группами и властью. Эта система должна быть основана на принципах равного доступа к необходимой информации, прямого общения между собой, коллективного принятия решений и эффективной работы сотрудников. К этому нужно добавить, что разносторонние международные контакты руководителей и предпринимателей всех уровней показали, что успех в любом виде международной деятельности во многом зависит от степени подготовки российских представителей в области межкультурной коммуникации. И, наконец, окончание «холодной войны» между Востоком и Западом существенно расширило торгово-экономические отношения между ними. В каждой стране год от года растет число людей, имеющих экономические контакты за пределами своей культуры. В настоящее время в мире насчитывается более 37 тыс. транснациональных корпораций с 207 тыс. филиалов, в которых работает несколько десятков миллионов людей. Для своей эффективной деятельности они должны учитывать особенности культуры своих партнеров и стран пребывания. Убедительным свидетельством взаимосвязи мировой экономики стали кризисные ситуации последних лет в России (1998 г.), Мексике и Бразилии (1999 г.), которые нарушили существовавший экономический порядок и привели к новой расстановке сил на мировой арене (А.С. Герда, В. Н. Телия и др.).

Результатом новых экономических отношений стала широкая доступность прямых контактов с культурами, которые ранее казались загадочными и странными. При непосредственном контакте с такими культурами различия осознаются не только на уровне кухонной утвари, одежды, пищевого рациона, но и в различном отношении к женщинам, детям и старикам, в способах и средствах ведения дел.

Становясь участниками любого вида межкультурных контактов, люди взаимодействуют с представителями других культур, зачастую существенно отличающихся друг от друга. Отличия в языках, национальной кухне, одежде, нормах общественного поведения, отношении к выполняемой работе зачастую делают эти контакты трудными и даже невозможными. Но это лишь частные проблемы межкультурных контактов. Основные причины их неудач лежат за пределами очевидных различий. Они -- в различиях в мироощущении, то есть ином отношении к миру и к другим людям. Главное препятствие, мешающее успешному решению этой проблемы, состоит в том, что мы воспринимаем другие культуры через призму своей культуры, поэтому наши наблюдения и заключения ограничены ее рамками. С большим трудом мы понимаем значения слов, поступков, действий, которые не характерны для нас самих. Наш этноцентризм не только мешает межкультурной коммуникации, но его еще и трудно распознать, так как это бессознательный процесс. Отсюда напрашивается вывод, что эффективная межкультурная коммуникация не может возникнуть сама по себе, ей необходимо целенаправленно учиться (Попков В.Д., Лебедева Н. М. и др.).

Решение отмеченных вопросов является предметом нового научного направления, получившего название «межкультурная коммуникация». Первоначально проблемы межкультурной коммуникации стали предметом научного исследования в США в середине прошлого столетия под влиянием целого ряда социальных и политических факторов. В Европе вопросы межкультурной коммуникации получили свое развитие в связи с притоком рабочей силы из других регионов планеты и ориентаций социокультурного развития на толерантность и межкультурное взаимопонимание. В многонациональной и поликультурной России эти проблемы в последние два десятилетия также приобрели исключительную актуальность.

Рассмотрим для начала развитие «межкультурной коммуникации» как научной дисциплины. Новое научное направление возникло в США благодаря практическим интересам американских политиков, бизнесменов, дипломатов, у которых возникла острая необходимость в выяснении причин межэтнических конфликтов и решении проблем, возникающих при взаимодействии с представителями различных культур. При общении со своими партнерами американские чиновники, бизнесмены, деятели культуры, работавшие за границей, часто обнаруживали свою беспомощность при практических контактах с представителями других культур. Эти обстоятельства нередко приводили к конфликтам, взаимной неприязни, обидам. В связи с этим постепенно складывалось осознание необходимости изучения не только языков, но и культур других народов, их обычаев, традиций, норм поведения.

Кроме того, в послевоенное время США разработали программу экономической помощи развивающимся странам. В рамках отдельных проектов данной программы эксперты и активисты Корпуса мира посещали различные страны, где они часто сталкивались с непониманием, конфликтам, которые зачастую приводили к провалу миссии. С самого начала практической реализации данной программы управленческий персонал, и рядовые сотрудники обнаружили неподготовленность для решения конкретных вопросов с представителями других культур. Из-за многочисленных неудач возник вопрос о необходимости специальной подготовки, в которой основное внимание следовало уделять выработке практических навыков межкультурного общения, а не формальному информированию об особенностях культуры той или иной страны (Э. Холл).

В ответ на эту ситуацию правительство США в 1946 г. приняло Акт о службе за границей и создало Институт службы за границей (Foreign Servise Institute), который возглавил лингвист Эдвард Холл. Для работы в институте он привлек ученых самых разных специальностей — антропологов, социологов, психологов, лингвистов и др., которыми и были разработаны новые программы тренингов специалистов для работы за границей. Одновременно с этим сотрудники института начали проводить широкие исследования по выяснению причин неэффективной работы волонтеров Корпуса мира. Однако все их попытки понять и объяснить поведение представителей других культур были основаны больше на интуиции, чем на знаниях и опыте. Поэтому сначала эффективность их работы оказалась невысокой. Главный вывод, который был сделан специалистами Института, заключался в том, что каждая культура формирует свою уникальную систему ценностей, приоритетов, моделей поведения и поэтому ее описание, интерпретация и оценка должны осуществляться с позиций культурного релятивизма.

На первых порах исследователи межкультурной коммуникации ставили перед собой чисто практические задачи: подготовить дипломатов, политиков, военных специалистов к более эффективной деятельности за рубежом, помочь иностранным студентам и стажерам более успешно адаптироваться в США, способствовать разрешению межрасовых и межэтнических конфликтов, которые имели место в США в 60-х годах прошлого столетия.

Первый этап исследований института был завершен в 1956 г. По их результатам в 1959 г. была опубликована книга Э. Холла «The Silent Language» («Безмолвный язык»), ставшая программой для всего последующего развития межкультурной коммуникации. В своей работе не только Холл доказал теснейшую связь между культурой и коммуникацией, но и акцентировал внимание ученых на необходимости исследований не столько целых культур, сколько на изучение их отдельных поведенческих подсистем.

Предложенное Холлом понимание культуры и коммуникации стало темой оживленной дискуссии в научных кругах США, появились специальные журналы «The International and Intercultural Communication Annual» и «International Journal of Intercultural Relations», на страницах которых обсуждались проблемы, связанны с коммуникацией, культурой, языком. По мнению Холла, главная цель изучения МКК- изучение практических нужд представителей различных культур для их успешного общения друг с другом.

Последующие публикации Э. Холла привлекли к проблемам межкультурной коммуникации внимание многих ученых различных специальностей. Вскоре появилось несколько направлений уже внутри самой межкультурной коммуникации. Одно из них возглавили К. Клакхон и Ф. Стродбек. По их мнению, индивидуальные культуры нужно рассматривать с точки зрения отношения их к таким концептам, как оценка человеческой природы, отношение человека к природе, отношение к концепту времени, оценка активности/ пассивности. Основателями другого направления межкультурной коммуникации стали Л. Самовар и Р. Портер, научные интересы которых были связаны с исследованием вопросов вербального и невербального общения.

Современные направления межкультурной коммуникации в США развиваются в двух направлениях: межкультурная коммуникация как общение и взаимодействие культур разных стран и народов и межкультурная коммуникация как общение и взаимодействие субъкультур в границах одной большой культуры. Первое ориентировано на разработку университетских учебных программ и подготовку кадров для работы за рубежом, а второе стремится решать проблемы сосуществования этнических меньшинств и утверждения культурного плюрализма в США. Данное деление сохраняется в американской науке и по настоящее время.

На европейском континенте становление межкультурной коммуникации происходило несколько позднее, чем в США. Интерес к вопросам межкультурной коммуникации начал пробуждаться тогда, когда формирование Европейского сообщества открыло границы многих государств для свободного перемещения людей, капиталов и товаров. Европейские столицы и крупные города стали интенсивно менять облик благодаря появлению в них представителей разных культур и их активному включению в жизнедеятельность этих городов.

Первые попытки были предприняты преподавателями иностранных языков, которые в своей работе были вынуждены обращаться к страноведческим аспектам взаимодействия культур. Несколько позже к проблемам межкультурной коммуникации обратились психологи, которые проявили интерес прежде всего к вопросам ценностных ориентаций, этнокультурной идентичности, ощущению чужеродности в инокультурной среде. (К. Рот, М. Беннет, Д. Мартин и др.)

По примеру США, некоторые западноевропейские университеты на рубеже 1970−1980-х годов стали заниматься исследованиями в этом направлении и ввели учебные курсы в образовательные программы. Также на основе американского опыта преподавания межкультурной коммуникации были разработаны учебные программы, основывающиеся на материалах фольклористики, этнологии и лингвистики.

В отечественной науке и системе образования инициаторами изучения межкультурной коммуникации стали преподаватели иностранных языков, которые первыми осознали, что для эффективного общения с представителями других культур недостаточно только одного владения иностранным языком. Разнообразная практика общения с иностранцами доказала, что даже глубокие знания иностранного языка не исключают непонимания и конфликтов с носителями этого языка. Сегодня стало очевидным, что успешные контакты с представителями других культур невозможны без знания особенностей этих культур и практических навыков в межкультурном общении.

Изначальная лингвистическая направленность межкультурной коммуникации в отечественной науке привела к возникновению нескольких направлений ее развития, так или иначе связанных с языкознанием. К числу таких направлений относятся лингвострановедение, этнолингвистика, лингвокультурология и другие. Каждое из этих направлений основывается на соответствующем аспекте взаимосвязи языка и культуры и поэтому представляет интерес для межкультурной коммуникации.

В настоящее время существует два главных направления исследований в межкультурной коммуникации. Первое из них, основывающиеся на фольклористике, носит описательный характер. Его задачи заключаются в выявлении, описании и интерпретации повседневного поведения людей с целью объяснения глубинных причин и детерминирующих факторов их культуры.

Второе направление, имеющее культурно-антропологический характер, предметом своих исследований имеет различные виды культурной деятельности социальных групп и общностей, их нормы, правила, ценности. Социальная дифференциация общества порождает в каждой группе свои модели и правила поведения. Знание их позволяет быстро и эффективно разрешать ситуации межкультурного общения (Горелов И.Н., Карасик В. И. и т. д.).

В последнее время в сфере межкультурной коммуникации наметились новые направления исследований: коммуникация в контексте глобализации культуры, массовой межкультурной коммуникации, а также опосредованной и непосредственной форм межкультурной коммуникации (коммуникация с помощью электронных средств и Интернета).

1.2 Понятие стереотипа

Межкультурная коммуникация, как и любое научное представление, осуществляет свои исследования с помощью ряда понятий и категорий, которые раскрывают содержание и специфические особенности изучаемых процессов и проблем своей предметной области. Одним из них является понятие стереотип.

Взаимодействие между людьми не строится на общепризнанных в соответствующей культуре образцах, не может протекать вне закономерностей социального восприятия. Одним из проявлений социальной перцепции и одновременно ее результатом являются стереотипы.

Стереотипы — это упрощенные понимания (например, о поведении, чертах характера, внешности), событиях, фактах и отношениях между ними и т. д., служащие когнитивными образцами для категоризации мира и помогающие человеку адаптироваться в мире и обществе. (Егорова-Готман Е., Плешаков К. и др.)

Стереотипы, будучи обобщением социального опыта представителей определенной лингвокультуры, когнитивными образцами для категоризации мира, упрощенными схемами, помогающими ориентироваться в мире и в социуме, существуют в самых разных сферах общественной практики. Однако в силу того, что в основе стереотипов не обязательно лежат сущностные признаки того или иного явления, они могут препятствовать установлению взаимопонимания между коммуникантами. Данный вывод справедлив и для внутрикультурного общения, но отмеченное свойство стереотипов фатальным образом может сказаться на итоге общения при межкультурной коммуникации.

В последнем случае важно принимать во внимание тот факт, что хотя стереотипы и различны по своим характеристикам и основаниям, они социокультурно обусловлены и комплементарны по отношению друг к другу, то есть дополняют друг друга. Поэтому при изучении иностранного языка и знакомстве с культурой его носителей необходимо осознанно изучать сферу функционирования стереотипов, их маркеров и степень значимости для соответствующей культуры, поскольку следование или неследование этим обобщенным культурно-обусловленным схемам значимо и информативно для субъекта социального восприятия

Объектом стереотипа являются люди, и их поведение, и черты характера, и артефакты, и события и т. д. (Агеев В.С., Липпман В., Бабаева А. В. и др.).

Сфера действия стереотипов не замыкается исключительно на «чужую» культуру; стереотипам подвержены в своем социальном взаимодействии и люди в «своей» культуре.

Стереотипы жестко «встроены» в нашу систему ценностей, являются ее составной частью и обеспечивают своеобразную защиту наших позиций в обществе. По этой причине стереотипы используются в каждой межкультурной ситуации. Механизмы культурного восприятия приводят в действие избирательное применение норм и ценностей родной культуры. Без употребления этих общих культурно специфических способов оценки как собственной группы, так и других культурных групп, невозможно обойтись. Представители другой группы при этом идентифицируются по таким признакам, как пол, этническая принадлежность, особенности речи, внешний облик, цвет кожи, брачные обычаи, религиозные убеждения и т. д.

В целом можно сказать, что стереотипы являются определенными убеждениями и «привычными знаниями» людей относительно качеств и черт характера других индивидов, а также событий, явлений, вещей. По этой причине стереотипы существуют и широко используются людьми. В зависимости от характера объекта и его места в социальной структуре выделяют различные виды стереотипов, например групповые, профессиональные, этнические, возрастные, гендерные и т. д.

1.3 Понятие «гендер»

Для начала определимся с понятием гендер. Мощная волна женского движения на Западе конца 60-х — начала 70-х годов дала толчок развитию исследований, которые теперь называют гендерными. Определение гендера (gender) как социокультурного пола мало что объясняет тем, кто специально не интересовался гендерным подходом в современных исследованиях (в основном феминистских). «Гендер» — одно из центральных и фундаментальных понятий современного общества — нуждается в осмыслении. (С. Де Бовуар, Ю. Кристева и др.)

Само слово не имеет в русском языке адекватного перевода, а его написание и произношение скалькировано с английского. Поэтому нужно понять, какой смысл и значение приданы этому слову там, откуда оно пришло. В англо-русском словаре В. Мюллера можно увидеть, что gender имеет два значения. Первое — грамматический род и второе — пол как шутливое обозначение. В словаре С. Ожегова категория род имеет, кроме значения грамматического класса слов (мужской, женский, средний род) и разновидности чего-либо или направления деятельности, также и обозначение ряда поколений (а в тематике животных — объединение нескольких видов). (Шахмайкин А.М., Гиппиус А. А. и др.)

Т. де Лорети сделала небольшой экскурс в словарях различных стран по значениям категории «гендер». Так в «Американском словаре наследия английского языка» (American Hieritage Dictionary of English Language) слово «гендер» определено в первую очередь как классификационный термин, в том числе и как морфологическая характеристика («грамматический род»). Другое значение слова gender в этом словаре — «классификация пола; пол». В романских языках никакой близости между грамматикой и полом нет. Испанское genero, итальянское genere и французcкое genre не имеют никакой связи с обозначением рода (пола) человека. Вместо этого применяется другое слово — sex (пол). И, вероятно, поэтому слово genre, адаптированное с французского, используется для классификации художественных и литературных произведений (жанр). Любопытно, что английский язык (где нет ни мужского, ни женского рода) принял gender как категорию, ссылающуюся на пол.

В том же американском словаре можно найти еще одно значение gender — представление. Термин «гендер» понимается как представление отношений, показывающее принадлежность к классу, группе, категории (что соответствует одному из значений слова «род» в русском языке). Другими словами, гендер конструирует отношения между объектом (или существом) и другими, ранее уже обозначенными классом (группой); это отношение принадлежности. («Американский словарь наследия английского языка»).

Таким образом, гендер приписывает или закрепляет за каким-либо объектом или индивидом позицию внутри класса, а, следовательно, и позицию относительно других, уже составленных классов. Итак, гендер — социальное отношение не биологического пола, а представление каждой индивидуальности в терминах специфических социальных отношений.

Гендер создается обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющих их положение и роль в поведении и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании, и др.). Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы ассиметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/ фемининное» определяется как вторичное, незначимое с социальной точки зрения и подчиненное. Сущностью конструирования гендера является полярность и противопоставление. Гендерная система как таковая отражает ассиметричные культурные оценки и ожидания, адресуемые людям в зависимости от их пола. Таким образом, можно сказать, что гендерная система — это социально сконструированная система неравенства по полу.

Важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет сознание людей. Конструирование гендерного сознания индивидов происходит посредством распространения и поддержания социальных и культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых общество наказывает людей, например, «мужеподобная баба» или «мужик, а ведет себя как баба». В процессе воспитания семья, система образования, культура в целом внедряют в сознание детей гендерные нормы, формируют определенные правила и нормы поведения и создают представления, какими должны быть «настоящий мужчина» и «настоящая женщина». Впоследствии эти гендерные нормы поддерживаются с помощью социальных и культурных механизмов, например, стереотипов.

коммуникация гендерный стереотип

1.4 Гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы — сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины. Термин следует отличать от понятия гендерная роль, обозначающего набор ожидаемых образцов поведения (норм) для мужчин и женщин. Появление гендерных стереотипов обусловлено тем, что модель гендерных отношений исторически выстраивалась таким образом, что половые различия располагались над индивидуальными, качественными различиями личности мужчины и женщины. Уже у Платона можно встретить убеждение в отличии всех женщин от мужчин: «…по своей природе как женщина, так и мужчина могут принимать участие во всех делах, однако женщина во всем немощнее мужчины.» (Платон, «Республика»).

В философских, психологических, культурологических текстах прослеживаются гендерные стереотипы. Так, Аристотель в работе «О рождении животных» утверждал: «женское и мужское начала принципиально различны по своему предназначению: если первое отождествляется с телесным, то второе — с духовным, с формой». Подобный взгляд встречается у Н. А. Бердяева, В. Ф. Эрна. Мужское начало у многих авторов трактуется как зачинающее, женское — восприемлющее; первое — инициативно, второе — рецептивно; первое — деятельное, второе — страдательное; первое — динамическое, второе — статическое. (Бердяев. 1993.С. 125.)

Можно выделить бинарные оппозиции, стереотипно приписываемые мужчине и женщине.

Логичность — интуитивность, абстрактность — конкретность. Прежде всего, мужественность соотноситься с логичностью, а женственность — с интуитивностью (С.Н. Булгаков, А. А. Логинов, В. В. Розанов и др.). «Мужское мышление отличается склонностью к обобщениям, абстрактностью… мужчина более рационален» (Логинов. 1989. С. 24−26). «Мужское и женское самосознание имеет каждое свои отличительные черты: мужчина логичен, полон инициативы; женщина инстинктивна, склонна к самоотдаче, мудра нелогической и неличной мудростью простоты и чистоты» (Булгаков. 1996.С. 264−265). В то же время, женщин интересуют конкретные вещи, они конкретны в своей мыслительной деятельности. Простор женскому интеллекту обычно открывают прикладные и близкие к практике науки. Такой же взгляд на женскую конкретность можно проследить у В. В. Розанова, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева. Об оппозиции разума, сознательности, логичности мужчины — и сердца, инстинкта, интуиции женщины писали В. Соловьев, В. Ф. Эрн.

Инструментальность — экспрессивность, сознательность — бессознательность. Бытует стереотипное мнение, что женская чувственность, эмпатичность, эмоциональная экспрессивность отличают ее от мужчины с его инструментальной размеренностью, ориентированной на цель и компетентность. Благодаря этим качествам считается, что женщины более гибки, отзывчивы. Мужчины же более тверды и властны. По мнению С. Н. Булгакова, женщина связана «глубинами бытия». О женской впечатлительности и восприимчивости писали В. Ф. Эрн, П. А. Флоренский и др.

Власть — подчинение. Женским считались также преданность, жертвенность, терпение, покорность. Мужчину рассматривали как имеющего противоположные качества и потому мужское и женское начала осмысливались в категориях власть — подчинение. Мужчине приписывается право распоряжаться женщиной, быть покровителем и вождем, право женщины — в дар за свою любовь получить мужественного и сильного покровителя. С. Н. Булгаков, рассматривая власть, выделяет в ней два начала: «власть двойственна по природе, она знает активное и пассивное начало, слагается из властвования и подчинения… Власть представляет собой обособившееся. Утвердившееся в оторванности своей мужское начало, которому присуща стихия насилия: она умеет только покорять и повелевать, но не любить и сострадать. А соответственно и повиновение властвуемых, пассивное начало власти принимает черты столь же отвлеченной женскости, угнетаемой и порабощаемой. Проблему господства — подчинения рассматривают также психоаналитики, говоря о садомазохизме. Известно, что З. Фрейд воспринимал мазохизм как выражение женской сущности (Фрейд. 2006. с. 230).

Порядок — хаос. Кроме того, философский взгляд на гендерную дифференциацию формы и материи выражается в противопоставлении порядка и хаоса. Так, Н. А. Бердяев, говоря о мужском и женском началах, отмечает: «Поскольку мужское начало есть начало оформления, внесения смысла, Логоса, строя, лада, поскольку мужественный дух оформляет, дисциплинирует, организует, постольку оно есть начало порядка». Беспорядок и хаос рассматриваются как проявления женского начала: «Дух женственно-пассивный погружает в бесформенный, недисциплинированный, неорганизованный хаос». Вместе с тем, современные исследователи женской и мужской психологии не считают, что мужское начало — проявление порядка, а женское — хаос, каждый пол отличается своим своеобразным типом деятельности. Следует помнить о разных типах мужчин и женщин, содержащих в различных вариациях фемининные и маскулинные проявления. Только изменение культурных стереотипов поможет полной реализации личности, сочетавшей в себе как мужские, так и женские качества.

Независимость, индивидуальность — близость, коллективность. Важный гендерный стереотип состоит в том, что женщинам свойственно следить в первую очередь не за объектами и решениями каких-то задач, а за благополучием людей, составляющих их круг общения. Женщины на первое место ставят отношения между людьми, в то время как мужчины во всех обществах более независимы, доминантны, властны и решительны, женщины же более осторожны, склонны к подчинению, отзывчивы и демократичны.

Импульсивность, активность — статичность, пассивность. В представлении Аристотеля сила, активность, движение, жизнь исходят из мужского начала, женщина же дает только пассивную материю. Теория Аристотеля просуществовала на протяжении всех Средних веков, вплоть до современной эпохи. Современные исследователи противопоставляют активность, склонность к риску, деспотичность, импульсивность мужчин и покорность, пассивность, зависимость, слабость женщин.

Непостоянство, неверность, радикализм — постоянство, верность, консерватизм. Также в культуре бытует стереотипное убеждение, что женщина отличает консервативность, верность всему состоявшемуся, мужчин же — радикализм, непостоянство.

Итак, философы, антропологи, психологи обосновывают различие полов, различие мужчины и женщины. Также гендерная стереопизация фиксируется и в языке, она тесно связана с выражением оценки и влияет на формирование ожиданий от представителей того или другого пола определенного типа поведения.

Гендерные стереотипы очень упрощают реальную ситуацию, однако в коллективном обшественном сознании они закреплены прочно и меняются медленно. Согласно укоренившимся представлениям, женщинам в обществе приписывается меньшая ценность, чем мужчинам.

Гендерные стереотипы выполняют ряд функций в обществе:

1. Функция поддержания гендерной иерархии. Данная функция актуальна, прежде всего, для традиционного общества. Гендерные стереотипы, фиксировали представления об умственной, физической, нравственной немощи женщин и тем самым исключали «слабый пол» из сферы публичной жизни, вели к сосредоточению на домашнем хозяйстве и воспроизводстве. Мужской природе стереотипно предписывалась активность, властность, логичность, то есть черты, которые необходимы для поддержания жизнедеятельности общества в политической, военной сфере, руководства и взаимодействия в коллективе. При помощи устойчивых представлений (стереотипов) о свойствах мужской и женской природы, за женщиной закреплялась гендерная роль «домохозяйки» и «матери», за мужчиной — роль «кормильца», «защитника». Таким образом, гендерные стереотипы по-своему способствовали поддержанию стабильности, упорядоченности общественной системы. [22]

2. Гендерные стереотипы используются людьми в познавательном процессе. Гендерные стереотипы могут служить образами-схемами, управляющими процессом восприятия информации и ее обработки в сознании человека. Так, в повседневной жизни в культуре и любой человек имеет набор упрощенных схем, сложившихся в культуре и воспринятых из нее индивидом в процессе социализации (воспитания, усвоения социальных норм). Гендерная схема — стереотип восприятия человека по принципу пола — исходит из того, что все люди, принадлежащие к одному полу, похожи друг на друга, имеют существенное сходство в неких важных аспектах их жизнедеятельности. [22]

3. Гендерные стереотипы выступают регуляторами поведения людей на бессознательном уровне. [22]

1.5. Выводы по главе 1

На основании, рассмотренного нами, материала, мы выявили, что: 1. Межкультурная коммуникация — это коммуникация между людьми, у которых культурное восприятие различно. Межкультурная коммуникация как наука появилась совсем недавно. Причиной ее возникновения послужили взаимодействие различных культур и народов, межэтнические конфликты, возникающие от незнания обычаев, традиций и норм поведения этих культур и народов. Лингвистическая направленность межкультурной коммуникации привела к возникновению нескольких направлений ее развития, так или иначе связанных с языкознанием. Предметом изучения этих наук является изучение обрядов, поверий, стереотипов и т. д.

2. Взаимодействие между людьми не строится на общепризнанных в соответствующей культуре образцах, не может протекать вне закономерностей социального восприятия. Одним из проявлений социальной перцепции и одновременно ее результатом являются стереотипы. Стереотипы — это упрощенные понимания (например, о поведении, чертах характера, внешности), событиях, фактах и отношениях между ними и т. д., служащие когнитивными образцами для категоризации мира и помогающие человеку адаптироваться в мире и обществе. Мы узнали, что стереотипы делятся на несколько групп, подробно рассмотрели гендерные стереотипы, которые являются частным случаем стереотипа и обнаруживают все его свойства.

3. Гендерные стереотипы представляют собой культурно и социально обусловленные мнения о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов и их отражение в языке. Гендерные стереотипы очень упрощают реальную ситуацию, однако в коллективном общественном сознании они закреплены прочно и меняются медленно. В той или иной степени стереотипы — предрассудки воздействуют на каждого человека. Согласно укоренившимся представлениям, женщинам в обществе приписывается меньшая ценность, чем мужчинам.

4. Гендер создается обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющих их положение и их роль в поведении и его институтах: семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании и др. Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы ассиметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/ фемининное» определяется как вторичное, незначимое с социальной точки зрения и подчиненное.

Глава 2. Отражение гендерных стереотипов во фразеологии русского языка.

2.1 Принципы отбора и классификации фразеологического и паремологического материала

В предыдущей главе мы рассмотрели два интересующих нас вопроса: что такое гендер и гендерные стереотипы. В этой главе мы попытаемся выяснить, как проявляются гендерные стереотипы в языке.

Как утверждают ученые, культуроносную информацию могут содержать единицы любого языкового уровня — звуки, морфемы, слова, фразеологические обороты, предложения, текст. Однако наиболее ярко и выпукло эту информацию передают номинативные единицы — слова, фразеологизмы, пословицы и поговорки. [18; 73].

Так, в семантике фразеологизмов сохранились сведения из истории русского письма, знания о традициях воспитания детей, ремеслах и промыслах, обрядах и верованиях.

В качестве предмета исследования мы выбрали паремиологию, так как она находится на пересечении фразеологии и фольклора, что делает изучение пословиц и поговорок весьма значимым с позиции современного лингвокультурологического подхода. Паремиология показательна с точки зрения культурных стереотипов, зафиксированных в языке. Наличие разных возможностей для самоидентификации неоспоримо, однако анализ большого количества единиц позволяет сделать вывод о доминирующих тенденциях и оценках. Для выявления таких тенденций нами проведена выборка из Словаря живого великорусского языка В. Даля. Словарь содержит около 30 тысяч пословиц и поговорок. Это достаточно большой массив позволяет сделать обоснованные заключения.

Выбор словаря также не случаен, так как этот лексикографический труд — зеркало русских культурных стереотипов. При этом для целей работы не существенно, насколько частотной является та или иная пословица или поговорка, поскольку в центре внимания находится кумулятивная функция языка, благодаря которой возможно наблюдение исторически сложившихся гендерных стереотипов. Словарь В. Даля вышел в 1863 — 1866 гг., а содержащийся в нем материал еще старше и отражает в основном крестьянский взгляд на мир. Крестьянство было наиболее многочисленной социальной группой России, это и позволяет сделать изучение словаря обоснованным. Поскольку Словарь В. Даля содержит хронологически удаленный срез языка, ниже будут очерчены также некоторые современные тенденции развития гендерных стереотипов.

Принципы отбора и классификации материала: 1) рассматривались единицы, имеющие гендерную специфику, то есть касающиеся социальных аспектов взаимодействия мужчин и женщин, пословицы типа «С сильным не борись, с богатым не судись» не входят в область исследования, хотя можно их рассматривать как выражение андроцентричности в том смысле, что суждения общечеловеческого характера, где пол не имеет значения, все же преимущественно для мужчин; 2) в рамках рассматриваемого материала классификация затруднена семантической многогранностью пословиц и поговорок. Так, пословицу «Красота приглядится, а щи не прихлебаются» можно отнести к двум подгруппам — «внешность» и «хозяйственность». С проблемой неоднозначной классификации приходилось сталкиваться в большинстве случаев. Поэтому мы рассматривали их обобщенно: женское и мужское видение мира.

Из всех, рассмотренных нами, пословиц и поговорок (около 1000) можно отнести к гендерно значимым; большая их часть относится к женщинам: бабе, невесте, жене и т. д. Значительная часть пословиц и поговорок относится ко всем людям независимо от их пола, например, «не годами старость красна — делами», «легче прожить, чем нажить». Таким образом, гендерный фактор не занимает лидирующего положения в общем массиве русских пословиц и поговорок.

Помимо этого, в общем массиве рассмотренного нами материала ярко выражены два явления: андроцентричность, то есть отражение мужской перспективы и отражение женского мировидения.

2.2 Семантические области

По принадлежности к семантическим областям можно выделить следующие группы:

Супружество. Внутри этой группы можно выделить ряд подгрупп: быт, хозяйственная деятельность, взаимозависимость мужа и жены, главенство мужа, насилия в семье, женитьба;

Девушка, невеста;

Материнство;

Качества женской личности (характер, ум, внешность, хозяйственность);

Социальные роли (мать, жена, отец, муж, невеста, теща и т. д.);

Гендерно окрашенные, но не относящиеся к взаимодействию полов;

«Экзистенциональные» противопоставления мужчин и женщин, то есть не связанные с социальными ролями, а относящиеся непосредственно к полу;

Интроспективная женская картина мира.

Во всех перечисленных группах, кроме последней и частично группы, относящейся к материнству, доминирует андроцентричный взгляд, то есть отражение мужской перспективы. Рассмотрим теперь названные группы.

1. Андроцентричность (мужская картина мира)

Мужчина как адресант или адресат доминирует количественно: в пословицах и поговорках отражена преимущественно мужская картина мира и мужская власть в нем.

· Первую дочь по семье бери, вторую — по сестре.

· Жена не стекло (можно побить).

· Выбирай корову по рогам, а невесту по родам (по родителям).

· Жена мужу — петый кус. Жена — кабальный батрак.

· Величина мужского пространства — реальности значительно больше женского. Женщина выступает в качестве объекта.

· Бог бабу отнимет, так девку даст.

Выражается неполная принадлежность женщины к категории «человек»:

Кобыла не лошадь, баба не человек.

Курица не птица, баба не человек.

Кроме того, имеет место оппозиция «мужское — женское» с коннотациями «правильное — неправильное».

Муж пашет, жена пляшет.

Муж в поле пахать, а жена руками махать.

Муж в двери ногою, а жена в окно, и с головою.

В этой связи мужчине приписывается ответственность за поведение женщины.

Мужик в оба глядит, а женка промеж глаз норовит.

В контексте количественно больших групп («Супружество») моральные предписания адресованы не только женщинам. Большое количество единиц подчеркивает ответственность мужа и важную роль жены в семье. Хотя женщина в нескольких пословицах представлена как не человек, в адрес мужчин есть тоже подобные высказывания.

Не женат — не человек.

Моральные предписания адресованы также не только женщинам, но и мужчинам. Обнаруживается свод правил для мужчины, в котором осуждается мужская безнравственность, сексуальная распущенность.

Жена по мужу честна.

У кого на уме молитва да пост, а у него бабий хвост.

Пословицы такого типа условно отнесены к андроцентричным, так как в них не определена мужская или женская перспектива. Такие пословицы не единичны и отражают общечеловеческую перспективу без различия пола:

На рать сена не накосишься, на смерть деток не нарожаешься.

Безусловно, отрицательный образ женщины присутствует в картине мира, рисуемой русской паремиологией. Но присутствуют в ней и женская, и общечеловеческая перспективы, что несколько уравновешивает андроцентричность. Супружество, семья рассматривается не как изолированная часть общества, а в тесном взаимодействии с остальными членами рода.

В семье и каша гуще.

Кабы куст был немил, соловей гнезда бы не вил.

Отсюда — широкая представленность родителей мужа и жены, бабушек и дедушек, кума и кумы, свахи.

Под добрую сваху комар носа не подточит.

В целом жизнь женщины представлена подробно и не ограничивается лишь деятельностью в домашнем хозяйстве. Большое количество паремий тематизирует внедомашние сферы деятельности женщины, в допустимых для того времени пределах: знахарство, акушерство, ворожба, о чем свидетельствует и второе значение слова «бабка» (повитуха, акушерка).

Отражена не только прямая зависимость жены от мужа, но и обратная. Особенно это касается пожилых супругов:

Старый муж ворчит — журчит, раздевать, разувать велит.

Чего жена не любит, того мужу не едать.

В целом старой женщине и вдове отведено важное место. Вдовство давало женщинам определенные преимущества, юридические права, если она имела детей. В языке это отразилось в виде сочетания матерная вдова.

На фоне общей картины можно подчеркнуть противопоставления полов вне связи с их социальными функциями жен, мужей и т. д. В этой группе доминирует андроцентризм.

Есть небольшая группа пословиц, отражающих семейное насилие, иногда она имеет форму рукоприкладства:

В стары годы бывало — мужья жен бивали; а ныне живет, что жена мужа бьет.

Я ее палкой, а она меня скалкой.

Женщина не рассматривается как слабое существо, физическая слабость женщины также не отражена в паремиях. Наоборот, женщины проявляют свою волю и решительность вопреки попыткам мужчин им этой воли не давать:

Я и баба, я и бык, я и лошадь, и мужик.

С ухватом баба хоть на медведя.

Важную роль играет возраст женщины: большое число пословиц и поговорок, представляющих молодую девушку, особенно в роли невесты. Эта группа паремий одна из самых многочисленных:

Невеста без места, жених без ума.

Девушка тогда родится, когда в невесты годится.

У невесты женихов сто один, а достанется один.

С вечера девка, с полуночи молодка, а по заре хозяюшка.

Таким образом, не отрицая наличия андроцентричности, все же следует заметить, что имеют место и противоположные тенденции.

Женская картина мира.

Наиболее четкая нейтрализующая тенденция — это наличие в русской паремиологии большого количества пословиц и поговорок, отражающих жизнь и взгляды женщины на мир, условия и возможности ее существования в семье и обществе. В женской картине мира можно выделить следующие семантические группы:

1. Замужество;

2. Родственные отношения;

3. Любовь и привязанность;

4. Типичная деятельность и самоощущение;

5. Проявление своей воли;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой