Гражданские обязательства

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие, виды и функции внедоговорных (охранительных) обязательств

1.1. Основные признаки внедоговорных (охранительных) обязательств и их отличие от договорных обязательств

1.2. Виды внедоговорных (охранительных) обязательств

1.3. Функции внедоговорных (охранительных) обязательств

Глава 2. Понятие обязательства, возникающего вследствие причинения вреда

2.1. Понятие деликтного обязательства и его юридическая природа

2.2. Основания и условия возникновения обязательств из причинения вреда

2.3. Субъекты обязательства вследствие причинения вреда

Глава 3. Обязательства вследствие неосновательного обогащения

3.1. Понятие и основания возникновения обязательств, связанных с неосновательным обогащением

3.2. Юридический состав

3.3. Элементы и виды обязательств, связанных с неосновательным обогащением

3.4. Виды обязательств, связанных с неосновательным обогащением

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В числе оснований возникновения гражданских прав и обязанностей (обязательств) в Гражданском кодексе (далее — ГК) названы причинение вреда другому лицу (ст. 8, 307 ГК) и обязательства вследствие неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК).

Такие обязательства называются внедоговорными, т.к. возникают не вследствие исполнения (ненадлежащего исполнения) условий договора, а в результате причинения вреда одним субъектом другому.

Обязательство вследствие причинения вреда — это обязательство, в силу которого должник (причинитель вреда) обязан возместить в полном объеме вред, причиненный личности или имуществу кредитора (потерпевшего), а кредитор вправе требовать возмещения понесенного им вреда.

В связи с тем, что возникновение обязательств из причинения вреда не основано на договоре (соглашении) его участников, их, наряду с обязательствами из неосновательного обогащения, относят к категории внедоговорных обязательств. Практика показывает, что именно обязательства из причинения вреда составляют основной массив внедоговорных обязательств.

Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением имущества, денежных сумм и иного имущества, не подлежащих возврату (ст. 1102 ГК).

В связи с этим целями написания работы являются:

Изучение понятия, видов и функций внедоговорных (охранительных) обязательств.

Изучение понятия обязательств, возникающих вследствие причинения вреда.

Изучение понятия обязательств вследствие неосновательного обогащения.

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из 3 глав, заключение и список использованной литературы.

При написании работы были использованы Конституция Р Ф, федеральные законы РФ, Постановления Правительства Р Ф, а также учебные пособия и учебники авторов Т. Е. Абовой,, А. М. Беляковой, Л. Ю. Грудцыной, В. П. Звекова, В. А. Тархова и др.

Глава 1. Понятие, виды и функции внедоговорных (охранительных) обязательств

1.1 Основные признаки внедоговорных (охранительных) обязательств и их отличие от договорных обязательств

В науке гражданского права широко распространено деление обязательств на две группы: договорные и внедоговорные. Это деление проводится по признаку оснований возникновения обязательств: договорные возникают главным образом из договоров, т. е. по соглашению сторон, а внедоговорные — из оснований, предусмотренных законом Белякова А. М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. Теория и практика. М., 1986. С. 17. Названные группы обязательств имеют значительное сходство, что позволило выделить в законе общие положения об обязательствах, которые применимы и к договорным, и к внедоговорным обязательствам.

Между договорными и внедоговорными обязательствами существуют различия, определяющие их самостоятельное значение и место в системе обязательственного права. Во-первых, внедоговорные обязательства отличаются от договорных по характеру имущественных отношений, лежащих в их основе. Для договорных обязательств характерно то, что они оформляют нормальный имущественный оборот, т. е. отношения, основанные на соглашении участников, на их свободном волеизъявлении, влекущем возникновение прав и обязанностей Иоффе О. С. Обязательственное право. С. 20.

В отличие от этого внедоговорные обязательства опосредуют отношения, не характерные для нормального течения жизни, т. е. аномальные имущественные отношения. Наиболее ярким примером могут служить отношения, связанные с повреждением или уничтожением чужого имущества лицом, с которым собственник по поводу этого имущества не состоит в договорных отношениях. Не характерным для нормальных отношений между субъектами гражданского права будет и случай, когда лицо получает имущество, ошибочно присланное в его адрес другим лицом, вследствие чего у передавшего это имущество образуется юридически не обоснованная убыль, а у получившего — неосновательное приращение.

Во-вторых, внедоговорные обязательства отличаются от договорных по основаниям их возникновения: они возникают не по воле, а преимущественно вопреки воле их участников, в силу юридических фактов, указанных в законе. Чаще всего они возникают из неправомерных действий, но основанием их возникновения могут быть и действия правомерные, если они совершены ошибочно Тархов В. А. Гражданское право. Общая часть. Уфа, 1998. С. 283. Так, ГК предусматривает, что лицо, причинившее вред, обязано возместить его (п. 1 ст. 1064). Равным образом и лицо, увеличившее вследствие допущенной ошибки свое имущество за счет другого, обязано возвратить неосновательно приобретенное (п. 1 ст. 1102 ГК). Более того, такие обязательства могут возникать и при намеренном совершении правомерных, но вредоносных действий (например, лицо, действовавшее в состоянии крайней необходимости, по общему правилу должно возместить вред, причиненный им при этом другому лицу в силу правил абз. 1 п. 3 ст. 1064 и ч. 1 ст. 1067 ГК).

Во всех этих случаях обязанные лица (должники) становятся таковыми не по своей воле, а в силу закона. Внедоговорные обязательства возникают вне зависимости от воли не только того, кто причинил вред или неосновательно обогатился, но и от воли другой стороны — потерпевшего (кредитора). Иное дело, что потерпевший как всякое управомоченное лицо может не реализовать свои права, возникшие из такого обязательства, что будет соответствовать принципу автономии воли, характерному для гражданского права (ст. 9 ГК).

1. 2 Виды внедоговорных (охранительных) обязательств

Понятием «внедоговорные обязательства» охватываются два вида этих обязательств:

1) обязательства вследствие причинения вреда (деликтные обязательства). Эти обязательства занимают наряду с договорными обязательствами основное место в системе гражданско-правовых обязательств; им принадлежит главное значение в ряду внедоговорных обязательств. Содержанием деликтных обязательств является ответственность причинителя вреда Флейшиц Е. А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. М., 1951. С. 7. Поэтому и в законодательстве, и в литературе понятия «деликтное обязательство» и «ответственность за вред» (т.е. деликтная ответственность) употребляются чаще всего как однозначные;

2) обязательства вследствие неосновательного обогащения, т. е. приобретения или сбережения имущества одним лицом за счет другого без необходимых юридических оснований.

Поскольку речь при этом идет об аномальных имущественных отношениях, к внедоговорным обязательствам не относятся иные обязательства, возникающие не из договоров, — обязательства из актов публичной власти либо иных «внедоговорных оснований», предусмотренных ст. 8 ГК (в литературе их нередко называют «недоговорными обязательствами»). Такое узкое понимание круга внедоговорных обязательств является хотя и условным, но твердо установившимся, общепринятым и в силу этого обычно не вызывает каких-либо сомнений Гражданское право России. Обязательственное право / Отв. ред. О. Н. Садиков. С. 780 (автор главы — К.Б. Ярошенко).

1.3 Функции внедоговорных (охранительных) обязательств

Функции присущи гражданскому праву как правовой отрасли, они характеризуют ее место в системе права. Основными функциями гражданского права и, соответственно, его институтов являются регулятивная и охранительная функции.

Также функции присущи и отдельным институтам гражданского права, в том числе и институту внедоговорных обязательств. Функции внедоговорных обязательств заключаются в назначении, служебной роли этого правового института при выполнении задач, определяемых законом. Основными функциями внедоговорных обязательств и внедоговорной ответственности являются охранительная, компенсационная (восстановительная) и предупредительно-воспитательная (превентивная) Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. С. 157..

Внедоговорным обязательствам и внедоговорной ответственности присуща главным образом охранительная функция. Она заключается в том, что внедоговорные обязательства предназначены служить обеспечению прав и интересов субъектов гражданского права от различных нарушений и защищать эти права и интересы в случаях, когда их нарушение произошло. С учетом указанного назначения внедоговорных обязательств в науке гражданского права их принято относить к числу охранительных обязательств.

Представляется, что в понятии «охранительные обязательства» соединяются фактически две функции — охраны и защиты прав и интересов. Поэтому надо признать не совсем корректным наименование «охранительные обязательства», поскольку понятия «охрана» и «защита» не совпадают по содержанию. Охрана представляет собой систему мер, которые предназначены для того, чтобы не допустить нарушений прав и интересов участников гражданских правоотношений, а защита вступает в действие, когда нарушение прав и интересов уже произошло. В сущности, обязательства, которые именуют охранительными, предстают перед нами как «охранительно-защитительные». Вместе с тем необходимо отметить, что признаки охранительных имеются и в договорных обязательствах, в особенности в правилах об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение сторонами своих договорных обязанностей. Однако во внедоговорных обязательствах их охранительная и защитительная направленность существенно отличается тем, что она составляет сущность этих обязательств.

Таким образом, охранительная функция характерна не только для внедоговорных обязательств, но именно в этих обязательствах она находит наиболее полное проявление. Это относится как к деликтным обязательствам, так и к обязательствам из неосновательного обогащения.

Компенсационная (восстановительная) функция заключается в решении задачи устранения отрицательных имущественных последствий, возникших вследствие противоправных действий лица (повреждение, порча, уничтожение имущества другого субъекта права, причинение смерти, вреда здоровью и т. д.) либо в результате ошибочной передачи другому лицу денег, иных ценностей, вещей. Устранение указанных последствий происходит путем возмещения причиненного вреда, а в случае неосновательного обогащения — путем возврата потерпевшему имущества, неосновательно приобретенного или сбереженного другим лицом. В результате происходит восстановление (компенсация) имущественной сферы потерпевшего. Согласно специальным нормам ГК (ст. 1099−1101) компенсации подлежит и причиненный лицу моральный вред.

Предупредительно-воспитательная (превентивная) функция. Внедоговорные обязательства, как было отмечено, связаны с аномальными явлениями, влекущими отвлечение участников имущественных отношений от нормальной жизнедеятельности и причинение им непредвиденных забот и имущественных потерь. Поэтому одна из задач института внедоговорных обязательств заключается в том, чтобы воздействовать на участников имущественных отношений в целях стимулирования их к сокращению отмеченных аномальных явлений, в том числе сокращению гражданских правонарушений.

Воспитательное, превентивное значение имеет сам факт существования норм о внедоговорных обязательствах и деликтной ответственности, которые потерпевший от правонарушения или собственной ошибки может использовать с целью защиты своих прав и интересов. В то же время потенциальные правонарушители, зная о возможных последствиях причинения вреда или удержания неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, побуждаются к корректировке своего поведения и тем самым избегают имущественных потерь и иных невыгодных последствий, связанных с требованиями потерпевших.

Глава 2. Понятие обязательства, возникающего вследствие причинения вреда

2.1 Понятие деликтного обязательства и его юридическая природа

Определения этого обязательства закон не дает. Однако основная идея, характеризующая его, содержится в п. 1 ст. 1064 ГК, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Главное, что заложено в данной норме, заключается в установлении обязанности лица, причинившего вред, возместить его. О праве другой стороны прямо не упоминается. Но закон, безусловно, имеет в виду и право потерпевшего требовать возмещения вреда, ибо обязанность может существовать только по отношению к субъекту, имеющему право требовать ее исполнения. Следовательно, здесь налицо обязательственное отношение, которое можно определить следующим образом:

В силу обязательства вследствие причинения вреда лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица (физического или юридического), обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а лицо потерпевшее имеет право требовать, чтобы понесенный им вред был возмещен.

В этом обязательстве потерпевший является кредитором, а причинитель вреда — должником.

Для раскрытия юридической природы обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, необходимо определить его соотношение с категорией ответственности. В литературе понятия «обязательства из причинения вреда» и «ответственность за причинение вреда» нередко употребляются в качестве тождественных, причем понятию «ответственность» уделяется главное место Иоффе О. С. Обязательственное право. С. 797−801.

Ответственность по гражданскому праву представляет собой применение к правонарушителю мер принуждения — санкций, которые имеют имущественное содержание. Это относится и к договорной, и к внедоговорной ответственности. Но договорная ответственность имеет вторичный характер: она как бы сопровождает договорное обязательство и вступает в действие только в случаях его нарушения. Если же обязательство исполнялось надлежащим образом, вопрос об ответственности не возникает, ответственность не проявляет себя.

Иное дело — ответственность по обязательствам из причинения вреда. Здесь обязательство возникает из факта правонарушения. С того момента, когда данное обязательство возникло, оно имеет своим содержанием ответственность, т. е. возможность применения санкции к правонарушителю. Следовательно, в данном случае ответственность не дополняет, не «сопровождает» какое-то другое обязательство (как при договорной ответственности), она составляет содержание обязанности правонарушителя в обязательстве, возникшем вследствие причинения вреда.

Правонарушитель несет ответственность за причиненный вред в форме его возмещения при наличии предусмотренных законом условий. Такую ответственность по традиции, идущей из римского права, принято называть деликтной, а обязательство, содержанием которого она является, — деликтным.

2.2 Основания и условия возникновения обязательств из причинения вреда

1. Вред. Общим и обязательным основанием возникновения любого обязательства из причинения вреда является факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам гражданина.

Возникновение вреда называют также основанием ответственности за его причинение; при этом указывают, что сама ответственность применяется при наличии определенных условий, образующих состав гражданского правонарушения.

Вред представляет собой неблагоприятные последствия, возникающие в имущественной или неимущественной сфере потерпевшего. Вред может быть выражен в утрате, уничтожении или повреждении имущества, неполучении прибыли, дохода, нарушении (ограничении) личных неимущественных прав, умалении нематериальных благ, в том числе вследствие перенесенных нравственных или физических страданий.

Вред может быть причинен имуществу (имущественный вред) или личности. В случае причинения вреда личности, в том числе таким нематериальным благам, как жизнь и здоровье, возмещению подлежит имущественный вред в виде расходов на восстановление здоровья и имущественной сферы потерпевшего, сократившейся в результате утраты здоровья. Иначе обстоит дело, если возмещается моральный вред, вызванный нравственными, физическими страданиями, не имеющими материального эквивалента. Его компенсация способна лишь помочь загладить перенесенные страдания, создать у потерпевшего ощущение восстановленной справедливости.

Вопрос о наличии вреда неразрывно связан с необходимостью определения его размера. Причем как наличие, так и размер вреда доказываются потерпевшим.

При определении размера причиненного имущественного вреда учитываются общие правила ст. 15 ГК о составе убытков. В состав реального ущерба входят не только фактически понесенные лицом расходы, но и затраты, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15). Судебная практика выработала правило, согласно которому необходимость этих расходов и предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом (смета затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг и т. п.). Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) необходимо определять с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Применительно к обязательствам по возмещению вреда эти правила означают, что потерпевшему должны быть возмещены все понесенные или будущие расходы, необходимые и достаточные для восстановления нарушенного права (к примеру, в случае травмы на производстве, полученной по вине работодателя, к ним относятся расходы на лечение), а также неполученные доходы, которые потерпевший определенно получил бы, если бы его права не были нарушены (в приведенном примере — неполученный заработок за период нетрудоспособности).

Закон и другие правовые акты устанавливают методики подсчета размера вреда, подлежащего возмещению. Например, в случае причинения вреда окружающей среде применяются специальные Методические указания по оценке и возмещению вреда, нанесенного окружающей природной среде в результате экологических правонарушений.

В соответствии с п. 3 ст. 393 ГК, применимым и к деликтным обязательствам, вред возмещается по ценам, существующим в том месте, где обязательство подлежит исполнению (ст. 316 ГК), на день добровольного возмещения вреда либо на день предъявления иска. Суд, исходя из обстоятельств дела, может учесть цены на день вынесения решения.

Общее правило, согласно которому каждому запрещается причинять вред другому, всякое причинение вреда предполагается противоправным, а причиненный вред должен быть возмещен, если иное прямо не установлено законом, в юридической литературе получило наименование генерального деликта. На принципе генерального деликта, отраженном в п. 1 ст. 1064 ГК, основываются институты специальных деликтов, урегулированных иными нормами гл. 59 ГК. Они конкретизируют основания возникновения и порядок исполнения деликтных обязательств в зависимости от субъективных характеристик причинителя, характера деятельности, в ходе которой причинен вред, вида нарушенного права и др.

Помимо вреда, являющегося основанием возникновения деликтного обязательства, существуют и иные условия применения ответственности за возмещение вреда: это противоправность поведения причинителя, причинно-следственная связь между его поведением и возникшим вредом, а также вина причинителя. Перечисленные условия признаются общими, поскольку их наличие требуется во всех случаях, если иное не установлено законом. Если же иное установлено, говорят о специальных условиях ответственности. К таковым, например, относятся случаи причинения вреда источником повышенной опасности, владелец которого отвечает независимо от вины (ст. 1079 ГК).

2. Противоправность поведения причинителя вреда. Противоправное поведение одновременно нарушает и правовую норму (общее или специальное предписание либо запрет), и субъективное право, охраняемое этой нормой.

Противоправность в деликтных обязательствах означает любое нарушение чужого субъективного абсолютного права, влекущее причинение вреда, если иное не предусмотрено в законе. Презумпция противоправности поведения причинителя вреда основывается на принципе генерального деликта, согласно которому всякое причинение вреда другому является противоправным, если законом не предусмотрено иное (к примеру, лицо было управомочено причинить вред).

Противоправное поведение может проявляться в двух формах — действия или бездействия. Бездействие должно признаваться противоправным лишь тогда, когда на причинителе лежала обязанность совершить определенное действие. Бездействие как форма противоправного поведения прямо названо только в ст. 1069 ГК: вред может возникнуть в результате действия или бездействия должностного лица государственного органа, органа местного самоуправления. Однако противоправное бездействие может стать причиной возникновения вреда и в иных случаях. Например, бездействие родителей по воспитанию ребенка может повлечь их ответственность за вред, причиненный ребенком (ст. 1073 ГК).

Причинение вреда правомерными действиями ответственности не влечет. Такой вред подлежит возмещению лишь в предусмотренных законом случаях. Примером служит причинение вреда при исполнении служебных обязанностей (например, если спасателю пришлось взломать дверь квартиры, в которой находится пострадавший).

В силу ст. 1066 ГК не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны. Понятия необходимой обороны гражданское законодательство не содержит. Согласно ст. 37 УК необходимая оборона — это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Однако причинение вреда в случае превышения пределов необходимой обороны является противоправным действием. Согласно ч. 2 ст. 37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и общественной опасности посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (подобные действия могут быть только умышленными).

В ст. 1066 ГК речь идет о вреде, причиненном самому посягавшему на охраняемые законом права и интересы. Если же в связи с необходимой обороной вред причиняется третьим лицам, он подлежит возмещению на общих основаниях.

В отличие от вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, возмещению подлежит (п. 3 ст. 1064, ст. 1067 ГК). Состоянием крайней необходимости закон называет ситуацию, в которой действия, причиняющие вред, совершаются в чрезвычайных условиях с целью устранить опасность, угрожающую самому причинителю вреда или иным лицам (третьим лицам), если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами.

В этих случаях суд вправе, учитывая конкретные обстоятельства дела, возложить обязанность по возмещению вреда на третье лицо либо обязать к возмещению полностью или частично как третье лицо, так и причинителя вреда (по принципу долевой ответственности), либо полностью освободить от возмещения и того, и другого, т. е. отнести неблагоприятные последствия на потерпевшего.

Право на возмещение вреда, причиненного правомерными действиями при пресечении террористического акта, предусмотрено ст. 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму».

Возможно ли возмещение имущественного вреда владельцу транспортного средства, если его автомобилю причинны механические повреждения, образовавшиеся в результате наезда на пешехода?

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Таким образом, для возникновения деликтного обязательства в рассматриваемом случае необходимо наличие следующих условий: вина пешехода, противоправность его поведения, наступление вреда, а также существование между ними причинной связи.

Следовательно, если будут установлены все эти условия возникновения дорожно-транспортного происшествия, то согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ причиненный владельцу транспортного средства вред в виде механических повреждений автомобиля подлежит возмещению в полном объеме.

Вместе с тем в силу ст. 1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности несет ответственность за вред, причиненный автомобилем, независимо от вины. Он освобождается от ответственности, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Кроме того, владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ.

Исходя из п. 2 ст. 1083 ГК РФ при наличии вины гражданина (пешехода) и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. Однако при причинении вреда жизни или здоровью гражданина (пешехода) отказ в возмещении вреда не допускается.

Таким образом, в силу ст. 1079 и 1083 ГК РФ при наличии вины гражданина (пешехода) в дорожно-транспортном происшествии не исключается ответственность и владельца источника повышенной опасности, если гражданину (пешеходу) при этом причинен вред жизни или здоровью.

В случае предъявления встречного иска гражданином (пешеходом) о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, следует учитывать положения ст. 411 ГК РФ о недопустимости зачета требований о возмещении вреда жизни или здоровью. Следовательно, требования о возмещении вреда жизни или здоровью по встречному иску не могут быть зачтены по первоначальному иску о возмещении имущественного вреда владельцу транспортного средства и определяются самостоятельно Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф за первый квартал 2005 г. (по гражданским делам) (утв. постановлениями Президиума Верховного Суда Р Ф от 4, 11 и 18 мая 2005 г.).

3. Причинная связь между поведением причинителя и вредом. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) причинителя и наступившим вредом существует, если: а) первое предшествует второму во времени; б) первое порождает второе.

Вопрос о том, какую причинно-следственную связь следует считать юридически значимой для наступления ответственности, является одним из самых дискуссионных в юридической литературе. В каждой правовой ситуации возникновению вреда предшествует более или мерее длительная цепь конкретных событий, действий, и задача правоприменителя — выявить тот факт, который необходим и достаточен для вывода: вред причинен в результате именно этого обстоятельства.

В любом случае причинно-следственная связь признается юридически значимой, если поведение причинителя непосредственно вызвало возникновение вреда. Так бывает, например, когда вред здоровью человека причинен нанесением ему причинителем телесных повреждений. Причинно-следственная связь признается имеющей юридическое значение и в случаях, когда поведение причинителя обусловило реальную, конкретную возможность наступления вредных последствий (например, загрязнение окружающей среды вредными выбросами химического комбината создало условия для развития у проживающего вблизи него человека тяжелого заболевания). Эта причинно-следственная связь может быть установлена компетентными специалистами, экспертами.

4. Вина причинителя вреда. По общему правилу вред подлежит возмещению при наличии вины причинителя (п. 2 ст. 1064 ГК). Понятия вины ГК не содержит. Но ст. 401 ГК приводит понятие невиновности, которое в данном случае звучит так: лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом характера обстановки, оно приняло все меры для предотвращения вреда.

Вопрос о наличии вины как условия юридической ответственности традиционно разрешается на основе анализа психического отношения субъекта к своему поведению и его последствиям, в связи с чем различают вину в форме умысла или неосторожности.

Гражданское законодательство не раскрывает содержания понятий умысла, грубой неосторожности и простой неосторожности (небрежности). В правовой теории и практике под умыслом понимается такое противоправное поведение, при котором причинитель не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата. Неосторожность выражается в отсутствии требуемой при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости. Неосторожность по ГК имеет две формы: грубую и простую. При грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. При простой неосторожности, наоборот, не соблюдаются повышенные, специальные требования к такой деятельности. Критерием разграничения грубой и простой неосторожности может служить и степень фактического предвидения последствий. Если лицо предвидело наступление негативных последствий, но легкомысленно рассчитывало их избежать, хотя могло и должно было понять, что вред неизбежен, — налицо грубая неосторожность.

Юридически значимой для возникновения деликтного обязательства является вина причинителя в любой форме: умысла, грубой или простой неосторожности. Форма вины не влияет на размер компенсации. Во всех случаях вред по общему правилу возмещается в полном объеме, поэтому размер ответственности зависит от размера вреда, но не от формы вины причинителя.

Однако если будет установлена вина потерпевшего в причинении вреда, на размер компенсации окажет влияние как наличие, так и форма его вины (ст. 1083 ГК).

Вред, причиненный вследствие умысла потерпевшего, не подлежит возмещению. Если же потерпевший проявил грубую неосторожность, то это приведет к снижению размера ответственности причинителя, когда тот несет ответственность при условии своей вины (абз. 1 п. 2 ст. 1083 ГК). Простая неосторожность потерпевшего не учитывается.

В случаях, когда причинитель обязан возмещать вред независимо от своей вины, при отсутствии его вины и наличии грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения должен быть уменьшен. Суд может в такой ситуации и отказать в возмещении вреда, если иное не предусмотрено законом (в частности, в возмещении не может быть отказано, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина).

Если психическое отношение физического лица к своему поведению либо фактически проявленную им степень заботливости и осмотрительности можно установить, проанализировав его собственное поведение, то установление вины юридического лица имеет свои особенности. Вина юридического лица проявляется, по общему правилу, в вине его работников, действующих при исполнении их трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Кроме того, его вина может проявиться в действиях его участников, представителей, а также лиц, входящих в состав органов управления юридического лица.

Как уже упоминалось, наличие вины причинителя вреда предполагается, т. е. существует презумпция вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК). Это значит, что в случаях, когда причинитель вреда отвечает при условии виновного поведения, бремя доказывания отсутствия вины лежит на нем. Если отсутствие вины доказано, оснований для возложения ответственности нет.

2.3 Субъекты обязательства вследствие причинения вреда

Субъектами обязательства из причинения вреда, как и любого другого обязательства, являются должник и кредитор. Обязанность по возмещению вреда возлагается, по общему правилу, на причинителя, который является должником. Кредитором в деликтном обязательстве выступает потерпевший.

Причинителем, как и потерпевшим, может быть любой субъект гражданского права — физическое, юридическое лицо, публично-правовое образование.

Для правильного понимания принципа, согласно которому вред возмещается его причинителем, нужно различать понятия фактического причинителя вреда и причинителя как субъекта деликтного обязательства. Дело в том, что фактическим причинителем вреда может быть любое физическое лицо независимо от его возраста и психического состояния. Однако отвечать за свои действия могут лишь деликтоспособные граждане, т. е. лица, достигшие 14 лет (п. 3 ст. 26, п. 1 ст. 1074 ГК). Не обладают деликтоспособностью также лица, признанные недееспособными; не отвечают за вред и лица, которые причинили его в состоянии, когда не могли понимать значения своих действий и руководить ими (п. 1 ст. 1076, п. 1 ст. 1078 ГК).

К примеру, обязанность возместить вред, причиненный малолетним ребенком, возлагается на его родителей или иных законных представителей. В случае возмещения вреда они не могут обратить регрессное требование к фактическому причинителю.

Имеются и иные исключения из принципа возмещения вреда его причинителем. Так, обязанность возместить вред может быть возложена на лицо, в чьих интересах правомерно действовал причинитель (ст. 1067 ГК).

В случае причинения вреда работником юридического лица (иного работодателя) в процессе исполнения им трудовых (служебных, должностных) обязанностей ответственность перед потерпевшим будет возложена на само юридическое лицо (работодателя) (п. 1 ст. 1068 ГК). Оно и будет являться должником в деликтном обязательстве Грудцына Л. Ю. Гражданское право России: Учебник для вузов. М, 2007. С. 320.

Работниками применительно к обязательствам из причинения вреда считаются не только лица, работающие по трудовому договору, но и те, кто выполняет работу по гражданско-правовому договору, если они при этом действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (п. 1 ст. 1068 ГК). Понятие исполнения трудовых (служебных, должностных) обязанностей в рассматриваемых правоотношениях также трактуется расширительно: в него включается деятельность, как прямо предусмотренная трудовым договором, так и выходящая за его пределы, если она была поручена работодателем по производственной и иной необходимости.

При наличии оснований для ответственности работника юридическое лицо (работодатель), возместившее вред, может обратить свои требования в порядке регресса к такому работнику — фактическому причинителю. Если же работник причинил вред в процессе осуществления деятельности, не связанной с исполнением его трудовых обязанностей, ответственность он будет нести самостоятельно.

Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива (п. 2 ст. 1068 ГК).

В случае причинения вреда в результате действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления вред возмещается, соответственно, за счет государственной или муниципальной казны. Впоследствии сумма возмещенного вреда может быть взыскана с должностного лица в порядке регресса, если вина такого лица установлена вступившим в законную силу приговором суда (п. 3 ст. 1081 ГК).

В ряде случаев вред может быть возмещен страховщиком по договору страхования, заключенному с причинителем (страхователем). После выплаты страхового возмещения потерпевшему страховщик в порядке суброгации приобретает права кредитора в отношении причинителя, ответственного за наступление страхового случая (ст. 929, 931, 965 ГК). Если страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, причинитель возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба (ст. 1072 ГК). Таким образом, бремя имущественной ответственности в итоге возлагается на причинителя.

В некоторых специальных законах предусмотрены экстраординарные ситуации, когда государство принимает обязанность по возмещению вреда на себя. В качестве примеров следует привести Закон Р Ф от 15 мая 1991 г. «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Причинителем вреда может быть не одно, а несколько лиц (сопричинителей). Если установлено, что вред причинен совместными действиями нескольких лиц, они отвечают солидарно (ст. 1080 ГК). Если одно из лиц, совместно причинивших вред, возмещает его потерпевшему в полном объеме, оно имеет право регресса к остальным причинителям, в отношении которых он приобретает права кредитора (п. 2 ст. 1081 ГК). При этом ответственность регрессного должника будет носить уже не солидарный, а долевой характер. Размеры долей определяется для каждого конкретного случая в зависимости от степени участия в причинении вреда, а если размер долей определить не удается, доли признаются равными Звеков В. П. Обязательства вследствие причинения вреда в коллизионном праве. М., 2007. С. 64−69.

Потерпевшим, как и фактическим причинителем вреда, может быть любой субъект гражданского права, в том числе гражданин независимо от возраста и состояния здоровья. Представлять интересы потерпевшего могут его законные представители, но субъектом обязательства (кредитором) всегда является сам потерпевший. Но и из этого правила имеются исключения. Так, в случае смерти кормильца кредиторами в деликтном обязательстве становятся нетрудоспособные лица, состоявшие на его иждивении, и иные лица, указанные в п. 1 ст. 1088 ГК.

Потерпевшим в деликтном обязательстве может быть и государство либо муниципальное образование, несмотря на то, что в ст. 1064 ГК указано лишь на причинение вреда гражданам и юридическим лицам.

По общему правилу причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме. Однако и принцип полного возмещения вреда имеет изъятия. Так, в п. 1 ст. 1064 ГК предусматривается возможность выплаты компенсации сверх возмещения вреда. Это положение конкретизируется в ряде норм ГК — в частности, в ст. 1084, п. 3 ст. 1085, п. 3 ст. 1089, предусматривающих возможность увеличения в законе или договоре размера компенсации вреда, причиненного здоровью гражданина, а также вреда, причиненного в связи со смертью кормильца.

Возможность снижения размера компенсации предусмотрена в ст. 1067, п. 1 ст. 1078, п. 2, 3 ст. 1083 Г К Садиков О. Н. Гражданское право: Учебник. Том II. М., 2007. С. 500.

Глава 3. Обязательства вследствие неосновательного обогащения

3.1 Понятие и основания возникновения обязательств, связанных с неосновательным обогащением

Легальное определение обязательств вследствие неосновательного обогащения содержится в п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса».

Однако существует необходимость доктринального определения кондикционных обязательств, поскольку для раскрытия их сущности легального определения недостаточно.

В юридической литературе современными авторами даются различные определения кондикционных обязательств Ушивцева Д. А. Обязательства вследствие неосновательного обогащения. Вопросы теории и практики. Тюмень, 2006. С. 57. Для того, чтобы охарактеризовать понятие обязательств вследствие неосновательного обогащения, дать им емкое и в тоже время верное определение рассмотрим основания их возникновения.

В теории и практике существуют различные взгляды на вопрос об основаниях возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения.

Отдельные современные исследователи, следуя примеру советских ученых, ограничиваются лишь указанием на условия возникновения кондикционных обязательств.

В судебной практике арбитражные суды по-разному оценивают основания возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения.

В некоторых случаях Федеральные арбитражные суды округов считают достаточными для возникновения кондикционных обязательства наступления одного из следующих обстоятельств:

факт беститульного приобретения одним лицом имущества за счет другого лица;

потерпевший должен доказать, что приобретатель без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрел или сберег его имущество;

приобретение лицом имущества за счет другого лица;

факт неосновательного обогащения одной стороны за счет другой;

отсутствие правовых оснований для приобретения или сбережения имущества за счет другого лица.

В других ситуациях арбитражные суды указывают на наличие одновременно двух оснований:

чтобы обогащение одного лица произошло за счет другого, и чтобы такое обогащение произошло при отсутствии к тому законных оснований или последующем их отпадении;

одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица, законные основания для перехода имущества отсутствуют;

обогащение приобретателя за счет потерпевшего без оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой;

обогащение одного лица за счет другого лица и приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований.

Некоторые ученые рассматривают основания возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения с учетом существующей в российском гражданском праве теории о юридических фактах Ушивцева Д. А. Обязательства вследствие неосновательного обогащения. Вопросы теории и практики. Тюмень, 2006. С. 59.

В научной литературе юридическим фактам дано множество определений. М. Н. Марченко предлагает следующую дефиницию: «юридические факты — это такие сформулированные в гипотезах правовых норм жизненные обстоятельства, с которыми закон, правовые нормы связывают наступление юридических последствий, прежде всего различных правовых отношений».

Согласно п. 1 ст. 1102 ГК РФ для возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения необходимо возникновение совокупности следующих обстоятельств:

обогащение приобретателя;

указанное обогащение должно произойти за счет потерпевшего;

указанное обогащение должно произойти без оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой.

Таким образом, кондикционное обязательство возникает не просто из неосновательного обогащения, а из неосновательного обогащения за счет потерпевшего.

Юридический факт «неосновательное обогащение за счет потерпевшего» всегда является следствием иных обстоятельств, являющихся юридическими фактами, существование которых также обязательно для возникновения кондикционного обязательства, поэтому в силу положений п. 2 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ «законодатель характеризует неосновательное обогащение за счет потерпевшего как результат».

Таким образом, возникновение обязательств вследствие неосновательного обогащения обусловлено совокупностью юридических фактов — юридическим составом. В указанный юридический состав входят два факта: действия приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или событие, произошедшее помимо воли субъектов гражданского права; неосновательное обогащение за счет потерпевшего.

3.2 Юридический состав

Рассмотрим каждый из названных юридических фактов.

Действие (бездействие) приобретателя часто влечет возникновение обязательства вследствие неосновательного обогащения.

Д.А. Ушивцева в одной из своих работ приводит такие примеры действий (бездействий) приобретателя, влекущих возникновение кондикционных обязательств, как получение почтового перевода, направленного в адрес однофамильца, выпуск в обращение ценных бумаг в количестве, превышающем количество, указанное в проспекте ценных бумаг, получение взыскателем взыскания от солидарных ответчиков по нескольким исполнительным листам на общую сумму, превышающую сумму взыскания, определенную в судебном акте.

Действия (бездействие) самого потерпевшего могут привести к возникновению неосновательного обогащения. Потерпевший может повторно оплатить уже оплаченный товар Постановление ФАС Уральского округа от 19. 03. 2002 г. по делу N Ф09−455/02-ГК., передать излишний товар, осуществить услуги без подписания договора о них, передать имущество в отсутствие обязательств без намерения его подарить.

Так, по делу о взыскании неосновательного обогащения в размере произведенной переплаты, рассматриваемому ФАС Центрального округа, в обоснование заявленного требования истец указывал обстоятельства повторной оплаты ответчику государственной пошлины, ошибочно включенной в график платежей.

В результате действий (бездействия) третьих лиц неосновательное обогащение может возникнуть, например, когда хранитель ошибочно выдает имущество не поклажедателю, а иному лицу, а также, если в результате осуществления сделки по передаче права требования по обязательству новому кредитору должник (третье лицо) исполняет обязательство прежнему кредитору, который в момент получения средств становится приобретателем по кондикционному обязательству.

На практике может произойти целый ряд событий, влекущих возникновение кондикционных обязательств.

Таковыми могут быть буран, разразившийся в горах и заставивший принадлежащее одному хозяйству стадо овец смешаться со стадом другого хозяйства; наводнение, в результате которого урожай овощей был смыт с участка собственника на соседний участок, и т. д. Гражданское право: В 2-х томах. Том II. Полутом 2: Учебник (издание второе, переработанное и дополненное) / Под ред. Е. А. Суханова. М., 2005. С. 201.

Для рассмотрения юридического факта «неосновательное обогащение за счет потерпевшего» необходимо определиться с понятием «обогащение».

В. Даль дает такое понятие термина «обогащать»: сделать богатым, даровать богатство, обилие, избыток в чем-либо; умножать, увеличивать, приращать, наращать; богатить Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. М., 1994. С. 1560.

Термин «обогащение» довольно точно отражает как прибавление, так и избежание потерь в имуществе, поэтому словосочетание «неосновательное обогащение» является удачным выбором законодателя для определения основания возникновения кондикционного обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ обогащение за счет другого лица является неосновательным, если в его основании отсутствует юридический факт, установленный законом, иными правовыми актами или сделкой.

В отличие от Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. и 1964 г., а также Основ в Гражданском кодексе РФ отсутствует положение, согласно которому обязанность возврата имущества возникает, если основание, по которому оно приобретено, отпало впоследствии.

Согласно п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» от 11. 01. 2000 г. N 49, суд должен удовлетворить требование на основании статьи 1102 ГК РФ, если получатель средств уклоняется от их возврата клиенту, несмотря на отпадение основания для их удержания.

Поэтому, несмотря на отсутствие законодательного закрепления данного положения, оно применяется в арбитражной практике на основе разъяснений Высшего Арбитражного Суда.

Так, в одном из своих постановлений по конкретному делу ФАС Волго-Вятского округа указал, что неосновательное обогащение имеет место и в случае, когда основание, по которому приобретено имущество, получены денежные средства, отпало впоследствии Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27. 06. 2007 г. по делу N А11−6107/2006-К1−5/233.

Признается безоговорочно и в научной литературе положение о том, что неосновательное обогащение имеет место и в том случае, если основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии Гражданское право. Часть 2: Учебник. / Под общ. ред. А. Г. Калпина. М., 2002. С. 535.

Учитывая сложившуюся судебную практику, а также то обстоятельство, что случаи отпадения основания приобретения (сбережения) имущества встречаются довольно часто, представляется необходимым закрепление на законодательном уровне положения о неосновательности обогащения, если основание, по которому приобретено или сбережено имущество, отпало впоследствии. Исходя из вышесказанного, юридический состав, порождающий кондикционные обязательства, является сложным. Указанный юридический состав порождает юридические последствия только при условии возникновения составляющих его юридических фактов в строго определенном порядке: события или действия, а затем их результат — неосновательное обогащение за счет потерпевшего.

3. 3 Элементы и виды обязательств, связанных с неосновательным обогащением

Элементы кондикционных обязательств: субъекты, объект (предмет) и содержание.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ субъектами кондикционного обязательства являются: приобретатель — лицо, которое неосновательно приобрело либо сберегло имущество, и потерпевший — лицо, имеющее право на получение от приобретателя неосновательно приобретенного или сбереженного. Также возможно называть субъектов должником и кредитором (ст. 307 ГК РФ). Субъектами кондикционных обязательств могут быть физические и юридические лица, а также публично-правовые образования — Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Субъектом кондикционного обязательства может быть гражданин РФ, иностранный гражданин или лицо без гражданства, а также индивидуальный предприниматель (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой